MAAP_conf_2017_banner

IZM – баннер

Shop.castalia баннер

Что такое Касталия?

     
«Касталия»
                – просветительский клуб и магазин книг. Мы переводим и издаём уникальные материалы в таких областях как: глубинная психология, юнгианство, оккультизм, таро, символизм в искусстве и культуре. Выпускаем видео лекции, проводим семинары. Подробнее...
Пятница, 02 ноября 2012 09:50

Ллойд Кентон Кин. Пути целостности: Юнгианские и постъюнгианские диалоги с Западным Эзотерическим Древом Жизни Введение

Ллойд Кентон Кин

Пути целостности:

Юнгианские и пост-юнгианские диалоги с Западным Эзотерическим Древом Жизни

Диссертация, представленная на соискание ученой степени Доктора Философии.

Центр Психоаналитических Исследований Эссекса, 2007

Резюме

Эта диссертация сравнивает и сопоставляет то, что считается двумя психо-духовными традициями: аналитическая психология и Западная Эзотерическая Традиция. Общая связь между двумя этими традициями состоит в использовании символов и метафор целостности, особенно сефирот из Западного Эзотерического Древа Жизни

Глава I представляет сефирот Древа Жизни как основание иудаизма, христианства, герметической традиции и западной эзотерической традиции. Глвава II анализирует, как Карл Юнг применил и использовал в своей работе сефирот, относящиеся к алхимии. Глава III дает характеристику западной эзотерической традиции, тогда как главы IV и V показывают аналитическую психологическую интерпретацию западного эзотерического Древа Жизни как способ привести аналитическую психологию и западную эзотерическую традицию к диалогу. Сферы исследования этих последних глав включают в себя: связь эго-комплекса с материальным миром, политеистическую и монотеистическую природу психики, а также синхронистичность и область дуалистического и недуалистического трансперсонального опыта. Наконец, VI глава представляет несколько возможностей теоретического и прагматического применения западного эзотерического Древа Жизни для аналитического психологического толкования. Итог этой работы заключается в том, что и аналитическая психология и западная эзотерическая традиция могут дополнять друг друга.

Эта диссертация включает 4 диаграммы, план двух простых ритуалов из западной эзотерической традиции и глоссарий не-юнгианских терминов.

Благодарности

Есть несколько людей, чье влияние, поддержка и само присутствие в моей жизни было важным для завершения этой диссертации. Прежде всего, я бы хотел поблагодарить моего консультанта доктора Родерика Майна. Его решительное ободрение заставляло меня продвигаться далее, когда я был близок к тому, чтобы бросить проект. Также, его глубокое понимание Юнга, синхронистичности и западной эзотерической традиции были абсолютно незаменимы. Я также хотел бы поблагодарить профессора Эндрю Сэмюэлса и доктора Карла Фиглио из Центра Психоаналитических Исследований; на протяжении лет их руководство и предложения были и являются ценными. Касаемо последних этапов написания и переписывания работы я глубоко обязан доктору Леону Шламму (Кент) и доктору Алану Кардью (Эссекс) за их необыкновенные советы. Также из Центра Психоаналитических Исследований я хотел бы поблагодарить Мэрилин Уорд за ее упорный труд в продолжении плавного течения работы на протяжении критических ранних лет. Наконец, всем студентам-соискателям докторской степени я говорю «ура» и будьте уверены, что ваше воздействие на меня во время моего пребывания в Эссексе не было лишь кажущимся.

Также есть несколько людей вне Академии, чья поддержка была необходимой для завершения этой диссертации. Во-первых, я хотел бы поблагодарить Фелицетту Селенца за ее терпение, понимание и непрекращающуюся поддержку; нельзя не отметить часы ее редакционной работы на протяжении написания текста и создания диаграмм к данной диссертации. Я благодарен своим родителям, Финтану и Донне, жившим в прекрасных горах Британской Колумбии во время процесса написания; и горы и родители давали столь нужное мне утешение. Я бы хотел поблагодарить Сандипа Джиндала, который, как спутник на дороге жизни, вероятно останется для меня источником вдохновения. Также мой друг Ариэль Фуензалида был важнейшим человеком в разъяснении наиболее тайных сфер философии, не только для этой диссертации, но и во всех вопросах философского происхождения, которые у меня были на протяжении лет. Также я хотел бы выразить сердечную благодарность Карадоку Элмету за часы разговоров относительно Кроули, Каббалы и других мистических знаний (не последним из которых было эзотерическое значение Молока). Я также обязан Карадоку за его проницательный редакторский взгляд и анально-удерживающее внимание к деталям. Аналогичным образом, я благодарю Майкла Смита за участие в сотнях часов и шестнадцати годах (или около того) эзотерических разговоров (а также существенного количества Гиннеса) со мной. Наконец, давняя благодарность должна быть выражена Джону П. Доурли за то, что ободрял меня давно, в мои студенческие годы и время выпуска в Карлтонском университете, за то, что заронил семя, которое наконец выросло в виде этой диссертации, и также благодарность Налини Девдас, за то что никогда не переставала верить в меня. Всем я говорю, еще раз, «спасибо».

Введение

Целью этой диссертации является проанализировать сефирот западного эзотерического Древа Жизни, и следовательно, Западную Эзотерическую Традицию, с точки зрения аналитической психологии. С этой точки зрения, Западное Эзотерическое Древо Жизни может быть рассмотрено как метафора процесса индивидуации (инициация). Использование Западной Эзотерической Традицией образа Каббалистического Древа Жизни отражает и их мировоззрение и предполагаемые этапы психодуховной трансформации, происходящие в соответствии с таким мировоззрением. Тогда как Юнг не писал конкретно о Западной Эзотерической (Оккультной) традиции, он обнаружил, что родственные эзотерические традиции, такие как алхимия и различные формы мистицизма, являются параллельными тому, что он назвал процессом индивидуации. В конце концов, психоаналитическое толкование показывает, что ЗЭДЖ отражает представления Юнга о процессе индивидуации и то, что по оценке этой метафоры с точки зрения аналитической психологии, Западная Эзотерическая Традиция, сознательно или бессознательно, развила инициационную систему психологической значимости.

Первая Глава этой диссертации исследует использование сефирот, компонентов, которые заключают в себе Каббалистическое Древо Жизни, через четыре духовные традиции: иудаизм, христианство, герметизм и западную эзотерическую традицию. В каждой традиции сефирот работает в качестве метафоры или символа миддот или качеств неизвестного или даже непознаваемого источника. Однако, тогда как все традиции могут иметь эту общую черту, каждое отдельное применение Древа Жизни уникально для мировоззрения отдельной традиции, которая использует Древо.

Вторая глава представляет обзор понимания сефирот Юнгом и их применение. Так как использование Древа Жизни и сефирот в его работах тесно связано с его пониманием алхимии, то также приводится обозрение ключевых составляющих использования этого тайного искусства Юнгом, в частности его понимание единства противоположностей. Ради развития мыслей Юнга по этой теме также представлено и толкование единства Эдвардом Эдингером. Юнговское понимание сефирот пересекается со многими из его психологических теорий и является еще одним подтверждением его уважения обширного количества духовных традиций.

Глава III определяет основные элементы Западной Эзотерической Традиции (также известной как «магика») и представляет психоаналитическое понимание метафоры в определении Традиции. По сути, в этой диссертации Магика понимается как связь искусства и науки, посредством метафоры (а следовательно, психики), в соединении с актом личной воли. Если принять метафизические требования Западной Эзотерической Традиции о духовной инициации за нечто, обусловленное психологическими факторами, то мы видим, что Традиция юнговское представление индивидуации или становления целостным индивидом. Глава 4 представляет психоаналитическую интерпретацию семи нижних сефирот и Божественной Бездны из Западного Эзотерического Древа Жизни. Эти сефирот символизируют то, что может быть описано как дуалистическая связь с компонентами психэ или личный теистический опыт нижних трансперсональных сфер Древа. Глава 5 анализирует оставшиеся три сефирот (Божественная Триада) и как они, особенно сефира Кетер, отражают недвойственный опыт в Эщотерическом Древе Жизни, где дихотомия “Я/Ты”, которая есть в нижних сефирот, отсутствует. Эта глава также представляет утверждение Леона Шламма о том, что аналитическая психология может быть, на самом деле, рассматриваться как форма светского, детрадиционализировнного мистицизма. Наконец, Глава 6 показывает источник Западного Эзотерического Древа Жизни, представленный Негативными Завесами существования; глава дает краткое заключение как психоаналитическая интерпретация Западного Эзотерического Древа Жизни может быть применена к теории и практике как в Западной Эзотерической Традиции, так и в аналитической психологии. Эта диссертация включает четыре изображения, схему двух ритуалов Западной Эзотерической Традиции и глоссарий неюнгианских терминов.

Литературный обзор

Источники, использованные в этой диссертации подразделяются на три общих категории или темы. Первая категория содержит литературу из Западной Эзотерической Традиции. Ко второй относится литература и источники из различных кругов аналитической психологии и третью категорию составляют источники, относящиеся к историческому и феноменологическому изучению религии, которая представляет собой историческую основу Каббалы и родственных духовных и философских традиций. Прежде чем мы более близко взглянем на эти категории мы должны бросить беглый взгляд на термины «Эзотерический», и «Западная Эзотерическая Традиция» и на то, как они используются в данной диссертации. Позже, в Главе 3 мы подойдем к более полному определению Традиции.

Антуан Фэвр, изучающий эзотерические традиции, использует термин «Оккультизм», когда говорит о Западной Эзотерической традиции. В соответствии с Фэвром:

«Оккультизм» используется в двух значениях: а) любая практика, имеющая дело с какой-либо из этих наук [астрология, магия, алхимия и Каббала]… б) течение, возникшее во второй половине XIX века с Элифасом Леви1 и достигшее своего апогея на смене веков.2

Наш нынешний интерес относится к определению «б)», но с одной оговоркой. Было бы сложно допустить предположение, что Традиция или «течение» достигли своего апогея на смене веков, тогда как даже сегодня существует гораздо больше Орденов и источников, чем в любое время в XIX и начале XX века. Мы должны отметить, что термин «Западная Эзотерическая Традиция» широко используется, наряду с термином «Западная Мистическая Традиция», теми, кто следуют современному возрождению второго определения термина «Оккультизм», данного Фэвром, и это будет неизменно для всей оставшейся части этой диссертации.

Хоть и не относясь частно (или даже в общем) к Западной Эзотерической Традиции, определение эзотеризма Анри Корбена в равной степени уместно для нашего анализа. Корбен заявляет, что эзотеризм относится к «неизбежной необходимости выражения реинтеграции человеческого существа с символами»3. Западная Эзотерическая Традиция исторически связана с определением Оккультизма Фэвра, в то время как общая духовная опора Традиции отражена в определении эзотеризма, созданном Корбеном.

Литаратура Западной Эзотерической Традиции

Литература, созданная внутри Западной Эзотерической Традиции могла бы быть определена как наименее «академическая» из трех вышеупомянутых литературных категорий. В первую очередь это из-за того, что аудитория, к которой обращается автор, по большей части своей посвящена или привержена Традиции. Метафизические, философские и космологические предположения вполне уместны в таких источниках, так же как и в источниках, написанных христианами, буддистами или последователями любой из практик или духовных традиций. Тогда как академические исследования Западной Эзотерической Традиции набирают свою весомость и обоснованность, большинство источников, которые анализируют Традицию, приходят изнутри Традиции и, как результат, оказываются менее критичными, чем стандартные академические источники.4 Говоря в целом, Западная Эзотерическая литература может быть подразделена на три дополнительных категории: инструкционная, философская/историческая и справочная.

Инструкционные источники сегодня являются наиболее распространенными из всех доступных. Краткий обзор раздела «Нью Эйдж/Оккультизм» в любом крупном книжном магазине покажет изобилие заглавий, которые относятся к тренировке или наставлению внутри Западной Эзотерической Традиции. Этот тип литературы всегда был частью Западной Эзотерической Традиции и был отражен в ее мифологии. Несмотря н тот факт, что секреты Традиции предполагалось скрывать от масс, инструкционные тексты, или гримуары, были доступны в течение многих веков.5

Этот тип литературы полезен в выяснении космологии Западной Эзотерической Традиции и, так как эти источники были созданы в том порядке, в котором они были поняты и использовались, они обычно классифицируются в систематическом виде. Тем не менее, любой, кто когда либо пытался анализировать инструкционные тексты, написанные внутри Традиции, совершенно хорошо знает, что многие предположения сделаны читателем и временами там может недоставать цитат. К счастью, современные эзотерики вынесли из хаоса прошлого урок, в некоторой степени, по крайней мере, и делают более тщательные попытки к ясности в своем обучении.

Кроме наиболее узнаваемых и классических авторов, таких как Алистер Кроули, Дион Форчун и Израэль Регарди, есть еще несколько современных авторов, которые внесли свой вклад в виде важных инструкционных работ.6 Следуя традиции Золотой Зари7 из Западной Эзотерической Традиции и повторяя попытку Регарди спасти традицию, сохраняя свое учение в публикации, Чик и Сандра Цицеро создали несколько важных работ к их чести. Среди их работ, Самоинициация в Традицию Золотой Зари8 является наиболее систематизированным и подробным проводником в учение Герметического Ордена Золотой Зари. С самого начала практику предоставляется информация по эзотерическом символизму и медитационным практикам которые постепенно выстраивают систему техник, увеличивающую сложность и глубину. Во многом эта работа служит справочным источником, так как является инструкционным руководством и Самоинициация является широким дополнением к Золотой Заре9 Регарди.

В том же духе, что и работа Цицеро, но не следующее строго подходу традиции Золотой Зари, произведение Дональда Майкла Крэйга10 Современная Магика. Это популярное инструкционное руководство состоит из одиннадцати уроков которые систематически открывают базовый символизм и техники, используемые в Западной Эзотерической Традиции. К Цицеро и Крэйгу мы можем добавить работы еще нескольких ключевых авторов, таких как Уильяма Грея11, Мелиты Деннинг и Осборна Филлипса12, Джейсона Аугустуса Ньюкомба13, Джеральда Шулера14, Питера Дж. Кэрролла15, и Нормана Крафта16. В каждом случае есть часть в конце работы, представляющая из себя инструкцию разного уровня сложности и стиля обучения. Именно из этих учений мы можем установить предположения и космологию Западной Эзотерической Традиции.

Философские/исторические источники отличаются по своему подходу от инструкционных источников. Некоторые из наиболее популярных работ в этой подкатегории идут от Гарета Найта. Работы Найта по праву приобрели впечатляющий уровень публикационной долговечности. Его Практическое пособие по символизму Каббалы17 это смешение двух более коротких дополнительных работ и приравнивается к Мистической Каббале Форчун по проницательности и глубине.18 В данном исследовании нас особенно интересует тот факт, что Найт делает множество ссылок на Юнга и архетипические образы, хотя по общему признанию он мало времени посвятил его теориям, так как находит их слишком ограничивающими19. Более исторически и психологически ориентированной является работа Найта Магия и Западный Разум20. Этот источник размыт в границах и ограничен по глубине (материал из всего 197 страниц, покрывающий века эзотерического и психологического развития), но он делает попытку пояснить и психологические и культурные предпосылки Западной Эзотерической Традиции. Сходно с Магией и Западным Разумом, в исторических рамках находится и работа Мэнли Холла Секрет учений всех эпох.21 Хотя работа Холла и сосредоточена на символах различных религий и организаций (таких как Масонство) и не относится в частности к Западной Эзотерической Традиции, этот важный труд эзотерических исследований повлиял на многих эзотериков.

Один источник, который кажется упущенным в оценке исторических оснований современной Западной Эзотерической Традиции, это Герметическое Братство Луксора22. Частично историческая/философская, частично инструкционная, эта работа имеет подробное историческое введение в учение этого Ордена 19го столетия. Помимо инструкционных и исторических источников есть также третье важное подразделение, то есть справочный материал.

В большинстве ветвей Западной Эзотерической Традиции различные типы справочного материала используются как часть практики Традици. Стандартные энциклопедии мифологии, религии, масонства и психологии чаще всего содержат ссылки на работы Традиции. Тем не менее, некоторые источники, используемые в Традиции, созданы для особых практик, таких как гематрия23. Например, Каббалистическая Энциклопедия Годвина24 выстроена в алфавитном порядке (даны слова на английском и иврите) и нумерация слов также произведена в возрастающем порядке. Практикующий должен найти слово, посмотреть определение и вычисленную сумму этого слова, затем вернуться к разделу гематрии, чтобы найти, какие слова имеют такую же сумму для сравнения. Кроме прагматического применения Каббалистической Энциклопедии, Годвин также дает краткое, но полезное введение в Западную Эзотерическую Традицию и ее практики. Другой пример этого типа справочных источников может быть найден в 777 и другие Каббалистические Труды Алистера Кроули25.

Несколько источников Западной Эзотерической Традиции используют труды Юнга. Термины, такие как Архетип, Тень и Самость, могут быть использованы, но применение их обычно поверхностно и часто цитаты вырываются из контекста, представленные в беглой манере или примененные совершенно неверно. Несколько основательных академических работ, связанных с Юнгом, были опубликованы в Западной Эзотерической Традиции. Мы можем наблюдать похожую ситуацию в отношении раскрытия Западной Эзотерической Традиции с точки зрения различных ветвей аналитической психологии. Хотя там может быть недостаток источников, относящихся напрямую к Западной Эзотерической Традиции, тем не менее мы видим, что аналитическая психология проделала большую работу в смежных областях.

Один источник, в котором предпринимается попытка соединить аналитическую психологию и Западную Эзотерическую Традицию, это Оккультная Психология26 Альты ЛаДэйдж. С масштабом и размахом, присущим Магии и Западному Разуму Найта, ЛаДэйдж пытается сравнить ее понимание Западной Эзотерической Каббалы и аналитической психологии. Тем не менее, какой бы благородной ни была ее попытка, она не дотянула до академически жизнеспособной работы.27 Этот факт автором не отрицается, так как она утверждает, что ее книга «не была заявлена как научная или даже рациональная!»28

Другая серьезная проблема в данной работе заключается в том, что она делает неправильные предположения относительно фундаментальных концепций юнгианства. Например, ЛаДэйдж показывает, что коллективное бессознательное, по сути своей, является разновидностью Хроник Акаши29. ЛаДэйдж, обсуждая мертвого «Дядю Джо», к примеру, утверждает, что Юнг утверждал, что «все, о чем Дядя Джо думал и желал, пребывает в Коллекивном Бессознательном в виде узлов памяти, вместе с тем, что кто угодно когда-либо думал о Дяде Джо. Более того, это скопление в памяти Дяди Джо является автономным, в соответствии с Юнгом.»30 Учитывая ссылку на Дядю Джо (и недостаток ссылок на Юнга), это прочтение юнговской концепции коллективного бессознательного как места, в котором вечно обитают индивидуальные личности, является очевидно неверным.

Тем не менее, несмотря на свои недочеты, Оккультная Психология пытается, как и эта диссертация, открыть связи между аналитической психологией и Западной Эзотерической Традицией. ЛаДэйдж приводит очень значительное наблюдение, сравнивая процессы Западной Эзотерической Традиции и аналитической психологии:

Существует серьезное различие в самой технике Юнга и Каббалы, ведь каббалист-практик активно штурмует неизвестное. Это его обязанность, срывать завесы, одну за одной, с образов, что скрывают силу. Юнг развил технику «активного воображения», призванную исследовать бессознательное, но это достаточно простой метод по сравнению с настолько контролируемыми и ритуализированными методами Практической Каббалы.31

И снова, кажется, что ЛаДэйдж не понимает, или возможно недооценивает эффективность методов аналитической психологии, нацеленных на достижение и управление коллективным бессознательным. Тем не менее, обоюдное признание методов и Эзотериков и психологов может оказаться плодотворным предприятием, конечно, не без некоторых сложностей. Эта заключительная цитата от ЛаДэйдж суммирует впечатление, поддерживающее написание этой диссертации. «Ни у одной группы нет определенной заинтересованность в том, чтобы ассоциироваться с другой. Психологи будут критиковать меня за мистичность, а оккультисты будут критиковать меня за предательство чистоты древней доктрины и продажу науке. Но да будет так!»32

Литература аналитической психологии

Аналитическая психология, по большей части, смотрела на религиозные и мистические традиции с открытостью и признательностью. Для Юнга традиции, такие как алхимия, являлись предшественниками его психологических теорий. Юнгианская икона Мария-Луиза фон Франц сделала несколько важных набегов на разъяснение связи между эзотерическими практиками и теориями и практиками и теориями, основанными в аналитической психологии.33 Мы также находим примечательными вклады в «оккультные» искусства, такие как алхимия, сделанные столь же влиятельным психологом Эдвардом Эдингером34. Несколько аналитиков также исследовали связь между Таро и юнгианскими теориями35. Тем не менее, Таро, как организованная система духовного развития, в последние несколько десятилетий была усовершенствована практиками Западной Традиции; тем не менее, глубины традиции остаются относительно нетронутыми аналитической психологией.

Были проведены очень важные исследования о связи между Юнгом и еврейской Каббалой, как например работы Сэнфорда Л Дроба36, Зигмунда Хервица37 и Фримы Готлиб38.

Тем не менее ни один из этих источников не взаимодействует с каббалой западной эзотерической традиции как некая уникальная единица. Даже когда они представляются вместе с указанием на прямую связь между аналитической психологией и западной эзотерической традицией – так или иначе виден недостаток систематического анализа. Один пример может быть найден в работе юнгианского аналитика Дж. Марвина Шпигельмана Древо Жизни, источнике, одобренном эзотериком Израелем Регарди (который не был склонен испытывать энтузиазм по поводу аналитической психологии). В работе Шпигельмана39 присутствует слабо определяемый анализ Традиции. Вместо этого нам представлено собрание фактов, которое является недостаточно последовательным, чтобы стать жизнеспособным источником для академического анализа.

Одно возможное исключение относительно недостатка психоаналитических исследований западной эзотерической традиции может быть найдено в работах аналитика и сторонника «мужского движения» Роберта Мура. Определение «возможное» использовано вследствие того факта, что Мур никогда в полной мере не определяет то, что он имеет в виду под «оккультизмом». Мур в своей работе Маг и Аналитик: Архетип Мага в Оккультной Духовности и Юнгианском Анализе40 отмечает, что изначально он намеревался исследовать свое предположение о том, что ритуалы в оккультной практики могли объяснить различные формы патологий, которые он наблюдал у своих психотерапевтических пациентов.

Мур провел несколько интервью с молодыми оккультистами, в которых было «большое количество малочисленных религий, от теософии до неоязычества»41. Мур сделал вывод, что:

То, что я открыл в этом мире колдунов и ведьм, не соответствовало моим ожиданиям. Я обнаружил, что большая часть из того, что я узнал об оккультизме от врачей антисектантов, в лучшем случае было чересчур упрощенным и вводящим в заблуждение, а в худшем случае, абсолютно оторванным от человеческого опыта как в светской, так и в религиозной ритуализации.42

Уважение Мура к оккультным традициям достойно похвалы и его последующая работа о священном пространстве в ритуале и анализе является полезно, но, тем не менее, ему все так же не удается определить то, что он имеет в виду под определением «оккультист». Кажется, будто Мур предполагает, что все «от теософии до неоязычества» это оккультизм. Когда Мур упоминает теософию, он ссылается на Теософское Общество, организованное мадам Еленой Блаватской в 1875 году или он имел в виду обобщенное понятие и использовал термин чтобы свободно описать гностические традиции, которые следуют каббалистическому и неоплатоническому мировоззрениям? Понимает ли он под «неоязычеством» тех, кто следует различным формам народных традиций и их современных возрождений или он включает сюда и современные традиции, такие как викка? Все ли религии, которые основаны на природе и делают акцент на постоянстве божественного, включены в это определение? Мур не делает никаких различий между любыми из этих традиций.

В итоге, в Маге и Аналитике Мур наконец открывает читателю, такими же бестолковыми терминами, что он имеет в виду, когда использует термин оккультизм. Мур утверждает, что он желает «отметить различия между самим оккультизмом и широким интересом к таким темам как уфология и Бермудский треугольник.»43 Чтобы подтвердить такое различение, Мур применяет определение оккультизма социолога Е.А.Тирикьяна. Это определение, как его процитировал Мур, может быть в общем представлено как набор волевых практик, проводимых кем-то, кто имеет особенные знания таких практик, которые обращаются к естественным сокрытым силам и которые не могут быть измерены современной наукой, руководствующейся эмпирическими результатами.44

Затем Мур продолжает исследовать и сравнивать то, что он называет архетипом инициации с социологическими и антропологическими концепциями священного и профанного пространства, а также лиминального и лиминоидного пространства. В то время как он никогда в полной мере не упоминает ни о том, что он подразумевает, когда использует термин «оккультист», ни о критерии, который он применяет в своих первоначальных исследованиях в оккультной традиции, мы можем предположить, что он, на самом деле, имел в виду западную эзотерическую традиции. Мы взглянем ближе на этот подход в главе IV, когда проследим параллель между его видением мужской модели психэ (с использованием архетипы Мага, Воина, Короля и Любовника) с Западным Эзотерическим Древом Жизни. Эта параллельная структура может отображать влияние Западной Эзотерической Традиции на Мура, особенно на его понимание Каббалистического Древа Жизни. Существует другая вероятность, которая состоит в том, что его модель, как Древо Жизни, отражает архетипические паттерны, исследуемые как в Западной Эзотерической Традиции, так и в аналитической психологии. (Мур не подтверждает ни ту ни другую вероятность)

В более широком применении, Петтери Пиетикаинен предлагает проницательный обзор некоторых исторических влияний, которые помогли оформить размышления Юнга о символе.45 Несмотря на озарения Пиетикаинена, мало было сделано для того, чтобы взглянуть на то, как символический фокус в Западной Эзотерической Традиции и в писаниях ее важнейших деятелей находит параллель с концепциями Юнга. Юнговское понимание Каббалы и алхимии являются интерпретациями во многом нетрадиционными, нетипичными. Эти интерпретации имеют склонность к отражению подхода и структуры Западной Эзотерической Традиции. Нельзя, конечно, сказать, что здесь есть прямая корреляция влияния между Юнгом и Западной Эзотерической Традицией, но совершенно определенно существуют важные связи и соответствия, которые мы рассмотрим в данной диссертации.

В работах Юнга, английский перевод Собрания Сочинений, особенно тома 12, 13 и 14, содержат основные тексты, связанные с Каббалой и они используются в этой диссертации.46 Другие сферы исследования включают точки зрения Юнга по поводу трансцендентной функции, либидо, тени, самости и природы символов.

Два автора, Эдвард Хоффман и Сэнфорд Л Дроб (упомянутый выше) сделали значительный вклад в исследование связей между психологией и Каббалой. Хоффман, клинический психолог, занимался демонстрацией соответствия между психологией и Каббалой, также наблюдая более крупную, общую картину места Каббалы в современном обществе. Наш определенный интерес это глава Элис Тренсфелд в Открытии внутренних ворот, под редакцией Эдварда Хоффмана. Глава под названием «Психосинтез и Каббала: Новая Конвергенция для внутренней Работы» объединяет диаграмму «яйцо» Ассаджиоли с Древом Жизни как оно понимается в еврейской Каббале.47 Сходства между моделью психэ Юнга и моделью Ассаджиоли демонстрируют пример применения Древа Жизни в конкретной ветви глубинной психологии.48 Тем не менее, в то время как Тренсфелд анализирует связь интерпретаций психологии и еврейской Каббалы, эта диссертация анализирует связь между аналитической психологией и Западным Эзотерическим Древом Жизни. Хоть и не касаясь этого напрямую, работы и Хоффмана и Тренсфелд демонстрируют универсальность Древа Жизни и его возможности к применению к структуре психэ.

Дроб, Директор Психологической Оценки и Старший Судебный Психолог в госпитале Бэльвью в Нью Йорке, больше фокусируется на философских и теоретических влияниях Каббалы сквозь всю историю. Он занимательно рассуждает о том, что тогда как Гностицизм оказал значительное влияние на Юнга, Каббала стала еще большим влиянием на него и его мысль. Заявление Дроба состоит в том, что алхимические традиции, изучаемые Юнгом, на самом деле имеют корни в еврейской Каббале или, по меньшей мере, оказались под влиянием каббалистических концепций. Мы вернемся к использованию Каббалы Юнгом в главе II. 49

Никогда намеренно не ссылаясь на Западную Эзотерическую Традицию или тех, кто действует внутри Традиции, Дэвид Тэйси предлагает некоторые интересные точки зрения по поводу соответствия между Юнгом и движением Нью Эйдж в книге Юнг и Нью Эйдж.50 Важным моментом является заявление Тэйси о том, что Нью Эйдж:

идет неправильно в том смысле, что оно продвигает новую односторонность чтобы вылечить старую односторонность…ему не хватает ведущей философии или теологии, чтобы она могла привести дух и природу, Бога как Отца и Бога как Мать, Логос и Эрос в правильные отношения или к интегральной целостности.51

Этот дисбаланс является делом потенциальной важности в движении Нью Эйдж, тогда как в противопоставление, Западная Эзотерическая Традиция фокусируется на интеграции противоположных факторов; нигде больше это не становится столь ясно как в их использовании и применении в Каббалистическом Древе Жизни.

Учитывая вечную природу многих материалов в Западной Эзотерической Традиции и в работах Юнга, очень важно отметить некоторые из современных постмодернистских работ, созданных в психоаналитических кругах. В этом контексте, который находится вне заданных параметров нашего текущего исследования, работы Эндрю Самюэлса52 и Кристофера Хоука53 помогают сбалансировать вечные и универсальные тенденции в источниках Юнга. В том же духе, исключительная работа Сьюзэн Роулэнд Юнг: феминистская ревизия также чрезвычайно полезна в придании «великим теориям» Юнга постмодернистской интерпретации.54 Со стороны Западной Эзотерической Традиции, авторы, пишущие с перспективы Магии Хаоса (известные как Хаоситы), дают хорошее представление постмодернистского подхода к великим теориям Традиции.55 В то время как целью данной диссертации не является исследование постмодернистской интерпретации Юнга или Западной Эзотерической Традиции, тем не менее, постмодернистский взгляд может дать альтернативную интерпретацию одновременно юнговской мысли, а также предположениям Западной Эзотерической Традиции путем признания и перепроверки великих авторов каждой из этих традиций.

История религиозной литературы

Последняя категория состоит из работ, в основном исторических, сосредоточенных на предметах, которые относятся к структурам, находящимся в основе Западной Эзотерической Традиции и аналитической психологии. Для Юнга основные источники по Каббале представляли такие авторы как Гершом Шолем56, Ц. Вербловски57, Эрик Бишофф58, Адольф Франк59 и более всего Христиан Кнорр фон Розенрот60. Что касается исторических основ еврейской Каббалы, использованных в этой диссертации, которые в свою очередь являются основой также и для Западной Эзотерической Каббалы, мы в основном сосредоточимся на первых работы Гершома Шолема61, Моше Иделя62, Арие Каплана63 и в гораздо меньшей степени Зева бен Шимона Халеви64.

Источники Христианской и Герметической Каббалы происходят от таких мыслителей, упомянутых ранее, как Филипп Бейтчман65, Фрэнсис Йейтс66 и им родственных авторов. Один источник, Джордано Бруно и Каббала67 Карен Сильвии де Леон Джонс, является важным, так как там Джордано Бруно помещают в рамки не Герметической Традиции, как это делает Йейтс, но в структуру Каббалы Герметической Традиции. Его мнемоническое понимание Каббалы сходно в некотором роде с использованием Древа Жизни в Западной Эзотерической Традиции в качестве карты универсальных соответствий. Так как многие духовные традиции, анализируемые здесь, используют специфические термины, которые могут иметь уникальный контекст своего мировоззрения, читатель должен помнить, что в конце этой диссертации есть глоссарий неюнгианских терминов.

Источники в Западной Эзотерической Традиции имеют тенденцию неверно использовать юнгианскую мысль, или как это чаще бывает, теории вырываются из контекста или представляются в чрезмерно упрощенном виде. Тот факт, что эзотерики упоминают Юнга в некоторых своих работах говорит о том, что они действительно находят некоторую родственность между аналитической психологией и их собственным мировоззрением. В случае аналитической психологии, существует очень мало исследований ритуалов, практик и верований Западной Эзотерической Традиции. Это упущение огорчает по нескольким причинам, но вот две самые важные: первая состоит в том, что первоначальные авторы, упомянутые в этой диссертации, были современниками Юнга и, следовательно, они разделяют родственную связь с беспорядочным периодом истории, в котором развитие психологии было в движении, а мир переносил две водораздельные войны, в том числе и следующий за ними период разочарования. Вторая причина – аналитическая психология и Западная Эзотерическая Традиция разделяют акцент на образах, символах и метафорах. Аналитическая психология, так как она проистекает из коллективного бессознательного, могла бы помочь заполнить глубины Западной Эзотерической Традиции – традиции, резонирующей и веской, как Гностицизм или алхимия.

Авторы, такие как Регарди, Цицеро, ЛаДэйдж, Найт и Кроули, действительно используют ссылки на юнгианскую психологию, но делают они это с уклоном в собственное мировоззрение. Кажется, что есть какое-то отношение, превалирующее внутри Западной Эзотерической Традиции, к пониманию которого подошел Юнг вместе с осознанием эзотерических тайн Вселенной, но он сам поставил себя в рамки, утверждая, что опыты с ангелами, демонами и сущностями, например, происходят из психэ. Эзотерическая Традиция утверждает, что эти опыты проявляются на иных, онтологических планах существования, нежели в наших собственных. Психэ же, если упоминается, обычно представляется как посредник между этим миром и другими. Почти кажется, будто Юнг угрожает таким мировоззрение, тогда как на самом деле аналитическая психология предлагает важную альтернативную интерпретацию их космологии. Схожим образом, наблюдается недостаток доверия к Западной Эзотерической Традиции (особенно Алистеру Кроули) со стороны некоторых академиков, также к несчастью.68

Эта диссертация отличается от перечисленных эзотерических источников тем, что она не оперирует исходя из западного эзотерического мировоззрения. Тем не менее, акцент на духовном развитии и эволюции, найденный в Традиции, сохраняется как основной фокус данного исследования. И хотя здесь делается акцент на психэ, этот акцент не является помехой для буквального толкования Традиции. Мы просто не можем доказать или опровергнуть метафизические притязания Западной Эзотерической Традиции. Тем не менее, мы способны интерпретировать такие метафизические заявления с точки зрения аналитической психологии. Данная диссертация также является уникальной среди психоаналитических источников по той причине, что она затрагивает аспекты Западной Эзотерической Традиции (такие как Таро, например) и здесь есть доказанный анализ ключевых концепций, существующих в Традиции и отраженных в сефирот Западного Эзотерического Древа Жизни. Более того, в отличие от работ Дроба и, снова в меньшей степени, Халеви, данная диссертация не фокусируется на иудаистском использовании Каббалы. Хотя некоторые аспекты еврейской Каббалы могут быть проанализированы, именно Западная Эзотерическая Традиция является объектом нашего интереса. Дроб нашел взаимосвязь между теориями Юнга и еврейской Каббалой; эта диссертация анализирует связи между Западным Эзотерическим Древом Жизни и аналитической психологией.

В общем и целом, целью данной диссертации является открытие непрерывного диалога между аналитической психологией и Западной Эзотерической Традицией. Контакт с символом и метафорой, практикуемый эзотериками, делает их подходящим объектом для изучений аналитической психологией. В свою очередь, аналитическая психология предлагает Западной Эзотерической Традиции альтернативную точку зрения, которая придает особое значение сбалансированному подходу к глубинам бессознательного – перспектива, которая ценит здоровые отношения между эго-комплексом, личным и коллективным бессознательным и миром в целом. Здесь не предлагается ни использование эзотерических практик в анализе, не принятие аналитиков в качестве адептов. Так или иначе, есть достаточно точек соприкосновения между Западной Эзотерической Традицией и аналитической психологией, чтобы гарантировать дальнейшие продолжительные исследования, хотя, в конечном счете, они остаются двумя независимыми и уникальными психодуховными традициями.

Магика и Метафора: Определение Двух Ключевых Терминов.

Есть два ключевых термина, используемых в данной диссертации, которые необходимо определить. Первый термин, Магика, полностью описан в главе III69. Термин «Магика» подразумевает символьную систему, которая включает различные методы науки и искусства и применяет их для изменения человеческого сознания; термин также синонимично используется в Западной Эзотерической Традиции. Оставшийся термин, метафора, будет сейчас определен в более тщательном виде.

Краткий обзор Метафоры.

Существует долгая история дебатов о важности и определении метафоры. На самом базовом уровне метафора буквально означает «переносить», «раскрывать» или «нести»70. Передается здесь значение и именно передача значения создает интерес к метафоре, с различной степенью популярности, в таких дисциплинах как семиотика, литература и лингвистика, наука, философия и психология. Дальнейшая информация это набросок из некоторых ключевых интерпретаций метафоры с точки зрения аналитической и архетипической психологии. Учитывая философскую глубины и сложность метафоры, мы не способны привести здесь тщательный и всесторонней анализ этого термина.

Наиболее распространенное понимание метафоры называет ее фигурой речи или тропом. Метафора это троп, в котором слово или фраза, которая в буквальном смысле используется для определения одной вещи, используется чтобы определить другую, косвенно сравнивая таким образом две вещи. Метафора может быть рассмотрена как описательная декорация для слов, или как эллиптическое сравнение, которое было популярно в 19 веке71. Другое определение метафоры говорит, что это «перенесение названия, качества, действия на субъект или объект, отличный, хотя и косвенно схожий, от того, чье название, качество или действие применяется, когда используется в буквальном смысле.72» Последующий анализ метафоры будет сосредоточен на том, как метафора воспринимается и применяется в аналитической и архетипической психологии73.

Метафора в аналитической и архетипической психологии

В своей работе «К психологии детского архетипа» Юнг заявляет, что «архетипическое содержание выражает себя, в первую очередь, в метафорах. Говорит ли это содержание о солнце или идентифицируется со львом, королем, сокровищами, охраняемыми драконом или жизненной силой человека, это ничто иное как то третье неизвестное, которое находит более или менее адекватное выражение всем этим сравнениям, хотя и – к вечной досаде интеллекта – остающееся неизвестным и не поддающееся формулировке.74» Для Юнга, и особенно для его теории анализа снов75, метафора это неотъемлемая часть человеческой психики. Там где есть архетипы, есть и метафора, хотя, учитывая огромную массу метафор в нашем языке, обратное не всегда является правдой.

Юнг также обсуждает метафору в Семинаре Юнга о Заратустре Ницше. В этом случае Юнг особенно фокусируется на ницшеанском использовании метафоры противопоставления, а не его теорию метафор. Юнг отмечает его «любовь к метафоре льда, снега и холода – все, что контрастирует с жаром. Он понимает, что дух главным образом горяч…а противоположностью его был бы чрезмерный холод.76» В то время как Юнг нечасто обращается напрямую к метафоре, тема метафоры очень важна в юнгианской и постъюнгианской мысли.

Иоланда Якоби обсуждает «перевод архетипических идей в символическое событие77», в своей работе Комплекс, Архетип, Символ в Психологии К.Г.Юнга. В этой работе Якоби приравнивает метафору к иносказанию, но утверждает, что «Юнгианская психология предпочитает использовать слово символ для таких последовательностей, также как и для единичных, автономных образов.78» Работа Джеральдин Годсил «Небрежная рука зимы – творчество перед лицом смерти» подходит к предмету метафоры в контексте трансформации и перерождения79. Годсил утверждает, что пространство и движение являются двумя ключевыми чертами метафоры, подчеркивающими значение этимологии слова «переносить»80. Годсил продолжает связывать метафору и символ, ссылаясь на Юнга:

Разум двигается между двумя образами, отражая схожесть и различие; он пересекает границы, исследует идентичность, несет что-то новое. Юнг пишет, что «символ нуждается в человеке для развития. Но он растет вне его, следовательно, называется Богом так как выражает ситуацию или фактор, более сильный чем эго». Идея перерождения присуща метафоре, которая создает нечто новое из уже существующего и знакомого.81

Годсил подчеркивает важную связь между разумом, символом (и, следовательно, архетипом) и метафорой.

Лайонел Корбетт предупреждает против поспешного введения в миф и преувеличения в рамках анализа. Тем не менее, он также утверждает, что «также правдиво то, что сила истории и метафоры (как искусство, танец или музыка) может обходить защитные операции и двигать душу гораздо более целенаправленно чем та же самая идея, выраженная как абстрактная концепция или интерпретация.»82 Метафора в этом контексте предполагает движение мимо границ эго-комплекса.

В «Психологической пользе сказок», Кроутер, Хэйнс и Ньютон заявляют, что любимые детские истории «должны быть рассказаны снова и снова, а также функционировать как метафоры для постоянных детских забот, которые часто преисполнены тревогой… Дети откликаются на рассказы множеством разных способов: они могут испытывать радость, жалость или уверенность в том, что сказка обращается, зачастую в скрытой форме, к чувствам и эмоциям, которые дети считают исключительно их собственным опытом.83» Метафора, в этом случае, функционирует как связь между самой сказкой и субъективным эмоциональным и психологическим опытом чтеца или слушателя, что, в свою очередь действует как руководство для развития. В схожей манере Иэн Алистер анализирует метафорический потенциал командного спорта, такого как футбол (соккер), как вспомогательного средства в передаче в рамках анализа84.

Дэвид Тэйси показывает, что один из аспектов юнгианского «фундаментализма», найденный в мысли течения Нью Эйдж, является исключением метафорического «как будто:

[М]ы находим известные рассуждения Юнга «фундаменталистскими», если исключить всю поэзию, метафору и символ из этой мысли и конструкций. Юнг предпосылает большинство своих догадок и заключений метафорическим ‘как будто’. В своих работах он говорит ‘как будто’ Бог или Богиня прорвались из психэ, требуя узнавания и уважения от человеческой персоны. Фундаменталисты стирают метафорическое ‘как будто’ и заменяют его определенными утверждениями о конкретном существовании психического и архетипического содержания, на которые смотрят как на ‘предрасположенность’ или ‘генетические коды’.»85

Кристофер Хок также делает акцент на важности метафорического в своей работе Юнг, Современность и Психология Постмодерна.86 Хок заявляет, что:

В отсутствие традиционных форм, верований и ритуалов, индивид в своих поисках смысла должен обращаться именно к внутреннему диалогу психэ. В юнгианском анализе и психотерапии, современное сознание исцеляется питанием у груди символического источника жизни, который находится в бессознательном и открывается заново в снах, фантазиях и знаках. Акцент на метафорах дитя, ребенка и вскармливания может оказаться неинформативным, когда дело касается кризиса психики в поздней современности и скрытой значимости психотерапии как культурной теории и излечения.87

Хок видит, что ‘кормление’ и ‘грудь’ “становятся символами нужды современного эго в наполнении себя не от матери, но от источника самости-психэ”.88

Джеймс Хиллман более определенно говорит о значении метафоры, нежели Юнг; для Юнга было достаточно приравнить архетип к метафоре и сфокусироваться на природе архетипов и символов, чем на метафоре. Понимание метафоры Хиллмана сформировалось под влияние Вико и фикций ‘как если бы’ Ханса Файхингера(1852-1933).89 Хиллман видит метафору «менее семантически как фигуру речи и более онтологически как модель бытия, или психологически как стиль сознания. Метафоры это нечто большее чем способ высказывания; это способы восприятия, чувства и существования.» 90 Как указано выше, Юнг анализирует метафоры противостояния в работах Ницше. Для Хиллмана интерес состоит не столько в метафоре противостояния, сколько в парадоксальной природе метафоры и, следовательно, сознания. Как пример этого эндемического парадокса, Хиллман приводит пример «льва Ричарда». Имеется в виду лев в клетке по имени Ричард или Ричард – храбрый король? Хиллман утверждает, что ‘этот известный пример слишком прост по сравнению с разными видами метафор, названных и различаемых; но он служит для иллюстрирования базовой идеи: психологическое сознание, потому как оно видит насквозь, потому как оно произрастает в двусмысленности, является метафоричным’. Hillman, Re-Visioning, 156.

Хиллман вторит замечанию Юнга, что архетипы метафоричны, что архетипы “принадлежат внутреннему противоречию и двуличности мифических метафор, так что каждое утверждение, относящееся к архетипам должно приниматься как метафорическое, снабженное ‘как если бы’”. 91 Он также отмечает, что “говоря об архетипах, мифическая метафора это правильный способ передачи информации, потому что, как и Боги, они не остаются без движения. Как и Боги, они не могут быть определены кроме как посредством столкновения одного из них с другим.” 92 Также в отношении архетипов, в странном, каббалистически звучащем отрывке, Хиллман утверждает, что “архетипы как скелетные структуры психэ, и кости это заменяемые созвездия света – искр, волн, движений. Они – это принципы неопределенности” Hillman, Re-Visioning, 157.

В конечном счете, и в отличие от Файхингера и Юнга, Хиллман смотрит на подход ‘как если бы’ как на необязательный, когда дело касается архетипов. Хиллман утверждает, что:

Мифическое сознание не нуждается в ‘как если бы’. До тех пор, пока идеи не зафиксированы в единстве своего смысла, для нас нет необходимости копаться в них с инструментом ‘как если бы’. Идеи Файхингера, в конце концов, уходят корнями в философию Канта и реакцию на категоричный монотеистический разум. ‘Как если бы’ это необходимый философский шаг к узнаванию метафорического характера всех определенных фактов, которые мы видим, о которых говорим и в которые верим. Но если мы исходим из мифического сознания, то нам не нужна приставка. Она подразумевается повсюду, всегда. Hillman, Re-Visioning, 157.

Обращаясь к тем же аргументам, Хиллман задумывается о идее Юнга, что архетипы непознаваемы сами по себе93, предположив, что это не архетип непознаваем, а это наш метод восприятия заставляет его стать таковым: «У нас нет ясного и внятного знания о них в картезианском смысле определенности; но мы знаем их не напрямую, метафорически, мифически.» Hillman, Re-Visioning, 157.

Воображение это Реальность Роберта Эвенса заключает в себе полезное расширение использования метафоры в архетипической психологии. В этой работе Авенс цитирует определение метафоры литературного философа Оуэна Барфилда:

Метафора, как говорит Барфилд, содержит в себе напряжение между двумя очевидно несравнимыми значениями, отражая более глубокое напряжение в нас самих – “напряжение между той частью нас, что ощущает внутреннюю несовместимость как загадочное единство, и той частью, что остается способной ценить свою дуальность и несовместимость. Без первого метафора это бессмысленный язык, без второго это и не язык вовсе.” В общем, воображение, в дополнение к общепринятой функции воспроизведения, имеет необъяснимую способность проникать во внутреннюю жизнь вещей и убеждать нас, что в нашем опыте есть нечто большее, чем это видно на первый взгляд; что, с вполне трезвой точки зрения, есть, как сказал Вордсворт, спасение от ‘вселенной смерти.’”94

С точки зрения Авенса, Юнг и Хиллман ответственны за развитие Западной нирваны посредством их соответствующих работ с образами и воображением. Он предполагает, что “новый опыт реальности (Западная нирвана) стал возможным благодаря реабилитации мифического и архетипического измерения в психэ, ведущей к реализации этих образов, которые сами являются воплощениями смысла; они означают то, что они есть, и они то, что они означают”95 О Хиллмане Авенс пишет:

Важность архетипической психологии состоит в том, что она избрала путь внимательного наблюдения к реальности образов, давая психэ, по словам Хиллмана, “шанс выбраться из врачебного кабинета” – то есть шанс быть соединенным (в йогическом смысле единства) со своим архаическим, эмоциональным и творческим ядром. В движении вне личного и обратно к неизвестному, архетипической основе всей жизни, психология только следует традиции архаических людей, которые решали проблемы психэ через личные отношения (абреактивные столкновения, смягчение) и, в противоположность”, “связывая их с безличной доминантой”, обеспечивая психэ “безличным удовлетворением.” Avens, Imagination is Reality, 41.

Юнг и Хиллман, аналитическая психология и архетипическая психология, приписывают ценность образам и метафоре. Эта ценность, в самой своей основе, соединяет аспекты нас самих, о существовании которых мы не всегда осведомлены, как ранее отметил Хиллман – в картезианском смысле. Метафора это одна дверь или одна причина выйти за рамки общепринятых, буквальных, эгоистических взглядов.

Почему Метафора и Западное Эзотерическое Древо Жизни?

Западная Эзотерическая Традиция имеет богатую историю символизма и практику общения и взаимодействия с сущностями различных типов. Это духи элементов и планет, легионы ангелов и архангелов, не говоря уже о демонах и дьяволах, есть ангелы енохианской системы и есть Святой Ангел Хранитель.96 Эти сущности воспринимаются более или менее буквально, а если нет, то они имеют буквальную ценность или влияние на жизнь практика. Почему же, в таком случае, именно метафора должна быть представлена в этом анализе интерпретации Древа Жизни Западной Эзотерической Традиции и, следовательно, самой Традиции?

Во-первых, как отметил97 Юнг, там где есть архетип, там есть и метафора. Если мы предположим, что опыты западных эзотериков на самом деле являются выражениями психологических процессов, тогда символическая природа их традиции должна указывать на архетипическое, символическое выражение. Тогда нам потребовалось бы взглянуть на природу метафоры с другой перспективы. Вместо того, чтобы урезать символы, метафоры и архетипы до всего лишь содержимого психики, Юнг замечает, что метафора делает возможным взглянуть с перспективы “ни то/ни то”, которая позволяет параллельным метафорическим терминам сохранить свою первоначальную природу, и в то же время не истощать “неизвестную третью силу”98 Два преимущества такой точки зрения состоят в том, что мы избегаем ловушки конкретизированного фундаментализма99 и, как предположил Годсил, допускаем внутреннюю связь между метафорой и идеей перерождения. 100 Двигаясь от буквального понимания Западной Эзотерической Традиции, мы свободны, по словам Годсила, “создавать нечто новое из уже известного и знакомого” Godsil, "Winter's Ragged Hand", 252.

Если мы понимаем метафору в психологическом смысле, мы анализируем не фигуры речи, но “способы восприятия, чувствования и существования.”101 Этот способ восприятия имеет близкую связь с воображением, которое “имеет необъяснимую способность проникать во внутреннюю жизнь вещей и убеждать нас, что в нашем опыте есть нечто большее, чем это видно на первый взгляд… есть спасение от ‘вселенной смерти.’”102 Метафорические и архетипические перспективы открыли, в соответствии с Авеном, новую перспективу, ‘Западную нирвану’. Avens, Imagination is Reality, 40.

Подход к метафоре Авенса, Хиллмана и Юнга состоит в том, что это нечто большее, чем троп или языковой прием; это психическая реальность, у которой есть потенциал к основательному влиянию на психэ и онтологические перспективы. Метафоры способны воскрешать нечто в памяти и инициировать трансформацию; они задают форму нашим восприятиям и взглядам. Для наших целей метафора последует мысли аналитической и архетипической психологии, в то же время сохраняя буквальное значение ‘переносить’, ‘нести’. Сефирот Древа Жизни и ритуалы Западной Эзотерической Традиции могу т быть рассмотрены как метафоры, которые несут психологическое значение – значение, которое отражает то, что Юнг назвал процессом индивидуации или становлении психологически целым.

С метафорической точки зрения, сефирот скорее относится к аспектам психэ, чем буквально к части божественной личности; и сущности в Западной Эзотерической Традиции воспринимаются схожим образом. Не конкретизируя образы в буквальных ‘ангелов’ и буквальных ‘демонов’ (или буквальные архетипы), мы наделяем бессознательное психологической подвижностью, где эти сущности встречаются, ‘как если бы’ они были реальны. Следующая цитата Юнга иллюстрирует метафору особенно хорошо: «Идеи это не просто объекты, используемые рациональным разумом; они также и золотые сосуды, полные живого чувства. ‘Свобода’ это не просто абстракция, это эмоция. Довод становится абсурдом, когда отделяется от сердца, и бездна психической жизни с универсальными идеями страдает от недостатка питания.» 103 Идеи, золотые сосуды живого чувства пронизаны метафорой и, как и в случае с метафорами как Мать, Древо или Бог, здесь есть чувство направленности и телеология, которая подсказывает или указывает на чувство завершенности и целостности. В таком виде данная метафора и применяется в этой диссертации.

1 Альфонс Луи Констант (c1810-1875- Более известный под псевдонимом Элифас Леви) был французским дьконом, который написал три главных работы по оккультизму : Трансцендентальная Магия (1855), История Магии (1860), и Ключ к Великим Мистериям (1861). Каждая из этих работ (позднее переведенные и опубликованные в оккультной периодике Алистера Кроули: The Equinox vol.1, no.x) помогли снова воспламенить интерес к Западной Эзотерической Традиции.

2 Antoine Faivre, Access to Western Esotericism (New York: State University of York Press, 1994), 34-35

3 Henry Corbin cited in: Steven M Wasserstrom? Religion After Religion (Princeton, New Jersey: Princeton University Press, 1999), 38

4 Знаком происходящих позитивных перемен в определенной сфере исследований стала недавняя публикация Журнала Академических Исследований Магии (Oxford: Mandrake Press, 2003), также нельзя не заметить более упрочившееся издание Aries (Овен): Журнал Исследований Западного Эзотеризма, хотя предыдущий более нацелен на Западный Эзотеризм, рассматриваемый здесь. Вместо того, чтобы быть связанным строгими методологическими структурами (историческая методология, к примеру), Журнал поощряет мультидисциплинарные исследования Западной Эзотерической Традиции и родственных практик и традиций.

5 Гримуары, которые обычно содержат инструкции по совершению актов практической магии или вызову духов, являются личными тетрадями записей практиков; и таким образом они оказываются наполнены ошибками, остаются частично незавершенными и, наконец, становятся текстами инструкции для последующих адептов. Если учесть стоимость продажи или создания книги и тот факт, что гримуары обычно содержат и латынь и иврит, очевидно, что эти книги создавались для богатых и образованных. Некоторые из наиболее важных гримуаров включают в себя The Grimoire of Pope Honorious (Seattle: Trident Books, 1999); средневековый The Key of Solomon (Samuel Weiser Inc., 1989) и связанную с ней Goettia: The Lesser Key of Solomon the King (Samuel Weiser, 1995); и относящийся к 17 веку The Grimoire of Armadel (Boston, Weiser Books, 2001)

6 Кроули (1875-1947), Форчун (1891-1946), и Регарди (1907-1985) это классические фигуры в Западной Эзотерической Традиции. Литература, созданная этими тремя личностями представляет наиболее влиятельны произведения в Западной Эзотерической Традиции и будет использована в данной диссертации.

7 Герметический Орден Золотой Зари был эзотерическим орденом, основанным в 1888 году и разделенным в 1918 со смертью своего автократа, МакГрегора Матерса. Глава III приведет больше деталей по Золотой Заре.

8 Чик и Сандра Табата Цицеро, Самоинициация в традицию Золотой Зари, 2 издание (St Paul, MINN: Llewellyn Publications, 1998)

9 Израэль Регарди, Золотая Заря (St. Paul, MINN: Llewellyn Publications, 1988).

10 Donald Michael Kraig, Modern Magick: Eleven Lessons in the High Magickal Arts (St. Paul, MINN: Llewellyn Publications, 1988).

11 См. особенно: William G. Gray, Attainment Through Magic: Evoking the Higher Self (St. Paul, MINN: Llewellyn Publications, 1990); Inner Traditions of Magic (York Beach, MN: Samuel Weiser, Inc., 1984) and Temple Magic: Building the Personal Temple: Gateways to Inner Worlds (St. Paul, MINN: Llewellyn Publications, 1988). Статью Грея, объединяющую психологию и Магию см.: "Patterns of Western Magic: A Psychological Appreciation" in Charles Tart, ed., Transpersonal Psychologies (New York: Harper & Row, 1975), 433-472.

12 Три тома: Melita Denning & Osborne Phillips, The Magical Philosophy (St. Paul, MINN: Llewellyn Publications, 1988).

13 Jason Newcomb, 21st Century Mage: Bring the Divine Down to Earth (York Beach, ME: Weiser Books, 2002).

14 Особенно: Gerald J. Schueler, An Advanced Guide to Enochian Magick (St. Paul, MINN: Llewellyn Publications, 1988).

15 Подход Кэрроллла к Хаосу в Магике суммирован в: Peter J. Carroll, Liber Kaos (Boston, MA: Samuel Weiser, Inc., 1992).

16 Norman R. Kraft's Ogdoadic Magick: Being a Year of Study with an Aurum Solis Commandery (Boston, MA: Weiser Books, 2001)

17 Gareth Knight, A Practical Guide to Qabalistic Symbolism (York Beach, ME: Samuel Weiser, Inc., 1993).

18 Dion Fortune, The Mystical Qabalah (Boston, MA: Weiser Books, 2000).

19 Gareth Knight, personal e-mail (March 7, 2001). Interestingly, in 1976, Knight was appointed Consultant in Archetypal Symbolism to the C.G. Jung Institute, Dallas.

20 Gareth Knight, Magic and the Western Mind (St. Paul, MINN: Llewellyn Publications, 1991).

21 Manly P. Hall, The Secret Teachings of All Ages (Los Angeles, CA: The Philosophical Research Society Inc., 1995).

22 Joscelyn Godwin, et al, The Hermetic Brotherhood of Luxor: Initiatic and Historical Documents of an Order of Practical Occultism (York Beach, ME: Weiser, Inc., 1995).

23 См Глоссарий для этого и других эзотерических терминов

24 David Godwin, Godwin's Cabalistic Encyclopedia: Complete Guidance to Both Practical and Esoteric Applications (St. Paul, MINN: Llewellyn Publications, 1997).

25 Aleister Crowley, 777 and Other Qabalistic Writings of Aleister Crowley, ред. Israel Regardie, (York Beach, ME: Samuel Weiser Inc., 1986).

26 Alta J. LaDage, Occult Psychology: A Comparison of Jungian Psychology and the Modern Qabalah (Saint Paul, MINN: Llewellyn Publications, 1978).

27 Главной проблемой является то, что автор приводит цитаты, не ссылаясь на особые тексты или номера страниц.

28 LaDage, Occult Psychology, ix.

29 Теософская идея о том, что воспоминания о событиях, мыслях и эмоциях от начала времен заключены в бесплотной субстанции, Акаше.

30 LaDage, Occult Psychology, 87.

31 LaDage, Occult Psychology, 121.

32 LaDage, Occult Psychology, ix.

33 См. например: Marie-Louise von Franz, Aurora Consurgens (Toronto, ON: Inner City Books, 2000); Alchemy: An Introduction to the Symbolism of Psychology (Toronto, ON: Inner City Books, 1980) и On Divination and Synchronicity (Toronto, ON: Inner City Books, 1980).

34 Edward F. Edinger, The Mystery of the Coniunctio (Toronto, ON: Inner City Books, 1994); The Mysterium Lectures (Toronto, ON: Inner City Books, 1995); Goethe's Faust (Toronto, ON: Inner City Books, 1990); and portions of Ego and Archetype, (New York: Penguin Books, 1986).

35 See Sallie Nichols, Jung and Tarot: An Archetypal Journey (Boston, MA: Weiser, 1980) and Rose Gwain, Discovering Yourself Through the Tarot: A Jungian Guide to Archetypes and Personality (Rochester, VT: Destiny Books, 1994).

36 См. Sanford L. Drob, Kabbalistic Metaphors: Jewish Mystical Themes in Ancient and Modern Thought (Northvale, New Jersey: Jason Aronson Inc., 2000) and Symbols of the Kabbalah: Philosophical and Psychological Perspectives (Northvale, New Jersey: Jason Aronson Inc., 2000).

37 Siegmund Hurwitz, "The Dark Face of God in Judaism" in Jung and the Monotheisms Joel Ryce- Menuhin, ed. (New York: Routledge, 1999), 45-55.

38 Freema Gottlieb, "The Kabbalah, Jung, and the Feminine Image" in Jung and the Monotheisms Joel Ryce-Menuhin, ed. (New York: Routledge, 1999), 63-73. See also James Di Censo's Master's thesis entitled "The Three Stages of the Anthropos and the Differentiation and Individuation of the Psyche" (Ottawa, ON: Carleton University, 1981).

39 J Marvin Spiegelman, PhD, The Tree of Life, 1993

40 Robert L. Moore, The Magician and the Analyst: The Archetype of the Magus in Occult Spirituality and Jungian Analysis (Philadelphia, PA: Xlibris Corporation, 2002).

41 Moore, The Magician and Analyst, 14.

42 Moore, The Magician and Analyst, 15.

43 Moore, The Magician and Analyst, 46.

44 Moore, The Magician and Analyst, 46.

45 Petteri Pietikainen, C.G. Jung and the Psychology of Symbolic Forms (Finland, 1999)

46 Citations from Jung's Collected Works, H. Read, M. Fordham, G. Adler, W. McGuire, eds. Primary translations by R. Hull. (Routledge & Kegan Paul, London; Princeton University Press) will be given by the paper title, volume number, followed by the paragraph number: e.g., "On the Psychology of the Unconscious", CW 7, par. 95.

47 Edward Hoffman, ed. Opening the Inner Gates (Boston, MASS: Shambhala Publications Inc., 1995), 177-198.

48 См также: Anthony Douglas Duncan, The Christ, Psychotherapy and Magic: A Christian Appreciation of Occultism (London: Allen & Unwin, 1969).

49 См с. 34.

50 David Tacey, Jung and the New Age (Hove, East Sussex: Brunner-Routledge, 2001).

51 Tacey, Jung and the New Age, 180.

52 Andrew Samuels, Jung and the Post-Jungians, 6th ed. (London: Routledge, 1985).

53 Christopher Hauke, Jung and the Postmodern (London: Routledge, 2000).

54 Susan Rowland, Jung: A Feminist Revision (Cambridge: Polity Press, 2002).

55 См особенно Peter J Carroll Liber Kaos (Boston, MA: Smauel Weiser, Inc. 1992).

56 В Mysterium Coniunctionis, CW 14 Jung упоминает «Das Buch Bahir» Шолема(Quellen und Forschungen zur Geschichte der judischeb Mystik) Leipzig, 1923 (par. 625); Major Trends in Jewish Mysticism (pars. 18, 19, 594, 634); "Zu Abraham Eleazars Buch und dem Esch Mazareph" (Monatsschrift fur Geschichte und Wissenschaft des Judentums, Dresden, 1926), см библиографию для CW 14 p. 642; "Kabbala" in the Encyclopedia Judaica (par. 592).

57 Юнг обменялся несколькими письмами с Вербловски и признает его вклад в Aion, CW 9ii в форме компилирования материала из иудаистской литературы (Aion, CW 9ii, par. 105). Юнг также написал введение к книге Вербловски Lucifer and Prometheus (London: Routledge and Kegan Paul, 1952) которая может быть найдена в CW 11, pars. 468-473 и он обменялся несколькими письмами с Вербловски (Letters v.2, pp. 15-17, 69-71, 116-117 and 122-123. Из писем мы можем видеть, что между ними был взаимный интерес, где Вербловски помогал Юнгу понять Каббалу и ее отношение к иудаизму, а Юнг комментировал его понимание аналитической психологии.

58 Бишофф редактировал и перевдил Elemente der Kabbalah (1913)как указано в "Individual Dream Symbolism in Relation to Alchemy", CW 12, par. 313n и Mysterium Coniunctionis, CW 14, par. 158n.

59 Франк написал La Kabbale (1843), немецкий перевод был Die Kabbala (1844). См Юнг, "Individual Dream Symbolism in Relation to Alchemy", CW 12, pars. 313 & 313n.

60 Юнг упоминает Кнорра в нескольких местах в Избранных Работах. В книге "Individual Dream Symbolism in Relation to Alchemy", CW 12, par. 313; "The Philosophical Tree", CW 13, par. 411; Mysterium Coniunctionis, CW 14, pars. 592-593. Юнг упоминает его Kabbala Denudata (перевод частей Zohar) in "A Study in the Process of Individuation", CW 9i, pars. 557n, 576n, 596n; "Individual Dream Symbolism in Relation to Alchemy", CW 12, par. 313n; "The Philosophical Tree", CW 13, par. 411n; Mysterium Coniunctionis, CW 14, pars. 14n, 18nn, 19n, 557n, 568n, 592nn, 593, 619nn, 634nn, 636, 637n, 640nn, 643n; "The Psychology of the Transference", CW 16, p. 163, par. 497n. Также Юнг использовал немецкий перевод Der Sohar und seine Leher, переведенный Эмстом Мюллером: Jung Mysterium Coniunctionis, CW 14, pars. 2n & 592n. Юнг подтверждает, что источникомКнорра была книга Pardes Rimmonim Моше Кордоверо(1592), Jung, Mysterium Coniunctionis, CW 14, par. 18n.

61 See: Gershom Scholem, Major Trends in Jewish Mysticism (New York: Shocken Books, 1973) and The Origins of the Kabbalah R.J. Zwi Werblowsky, ed. Allan Arkush, trans. (New Jersey: Princeton University Press, 1987).

62 See: Moshe Idel, Kabbalah: New Perspectives (New Haven: Yale University Press, 1988); Hasidism: Between Ecstasy and Magic (Albany: State University of New York Press, 1995) and Studies in Ecstatic Kabbalah (Albany: State University of New York Press, 1988).

63 Aryeh Kaplan, The Sefer Yetzirah: The Book of Creation in Theory and Practice (York Beach, Maine: Samuel Weiser, Inc., 1993) and The Bahir: Illumination (York Beach, Maine: Samuel Weiser, Inc., 1989).

64 Though rather New Age in perspective, many of Halevi's works have been influential in modern Kabbalistic revivals. See: Z'ev ben Shimon Halevi, Psychology and Kabbalah (York Beach, Maine: Samuel Weiser, Inc., 1992);

65 Philip Beitchman, Alchemy of the Word: Cabala of the Renaissance (Albany: State University of New York Press, 1998)

66 Особенно: Frances Yates, Giordano Bruno and the Hermetic Tradition (Chicago: University of Chicago Press, 1991); The Occult Philosophy (London: Ark, 1979) и The Rosicrucian Enlightement (London Ark, 1972)

67 Karen Silvia de Leon Jones, Giordano Bruno and the Kabbalah (New Haven^ Yale University Press, 1997)

68 См: Beitchman, Alchemy and the Word, 316; B.J. Gibbons, Spirituality of the Occult (New York: Routledge, 2001), 18; Scholem, Major Trends, 2, 3, 353. Юнг был подозрителен к родственным традициям, таким как масонство и розенкрейцерство: Jung, The Relations between the Ego and the Unconscious, CW 7, par. 385. Конечно, есть много академических ресурсов, которые этого не делают. Например: Wouter J. Hanegraaff. New Age Religion and Western Culture (Albany: State University of New York, 1998); James R. Lewis, ed. Magical Religion and Modern Witchcraft (Albany: State University of New York, 1996); K. Paul Johnson. The Masters Revealed (Albany: State University of New York, 1994).

69 См. главу III

70 Из Латинского/греческого metaphora- metaphero "переносить".

71 Cambridge Dictionary of Philosophy, 2nd ed. (Cambridge: Cambridge University Press, 1999, p.562)

72 Encyclopedia of Postmodernism, Victor E. Taylor and Charles E. Winquist eds. (London: Routledge, 2001), 243.

73 Хотя мы не будем особенно останавливаться на метафоре в данном исследовнии, Джузеппе Маффеи "Metaphors and Development of Knowledge" в Harvest: Journal for Jungian Studies, vol. 40 (London: C.G. Jung Analytical Psychology Club, 1994), 21-37 анализирует роль метафоры в теориях психоанализа и аналитической психологии. В качестве непсихологических источников о метафоре см.: Aristotle's Poetics (George Whalley, Aristotle's Poetics (Montreal and Kingston: McGill- Queens University Press, 1997)); Giambattista Vico's La Scienza Nuova (See, for example: Giambattista Vico, New Science, Anthony Grafton, trans. (London: Penguin Books, 1999); Joseph Mali, The Rehabilitation of Myth: Vico's New Science (Cambridge: Cambridge University Press, 1992); работы о Фридрихе Ницше (См., например: Tim Murphy, Nietzsche, Metaphor, Religion (New York: State University of New York Press, 2001); Lawrence M Hinman, Nietzsche, Metaphor, and Truth in Philosophy and Phenomenology Research, Vol. 43, No. 2 (Dec. 1982); и о метафоре в науке см.: Max Black, Models and Metaphors: Studies in Language and Philosophy (Ithica, New York: Cornell University Press, 1962).

74 Jung, "The Psychology of the Child Archetype", CW 9i, par. 267.

75 См Jung “The Psychology of Dementia Praecox”, CW 3, pars. 218 & 298, “Genera Aspects of Dream Psychology”, CW 8, par. 506 and “Analytical Psychology and Education”, CW 17, par. 144. В двух последних особенно раскрывается тема метафоры и сексуальности.

76 Jung, Jung's Seminar on Nietzsche's Zarathustra, edited and abridged by James L. Jarrett (Princeton, New Jersey: Princeton University Press, 1998), 282.

77 Jolande Jacobi, Complex, Archetype, Symbol in the Psychology of C.G. Jung (Princeton: Princeton University Press, 3rd ed., 1974), 77.

78 Jacobi, Complex, Archetype, Symbol, 77.

79 Geraldine Godsil, "Winter's Ragged Hand—Creativity in the Face of Death" in Jungian Thought in the Modern World, Elphis Christopher and Hester McFarland Solomon eds. (London: Free Association Books, 2000), 244-263.

80 Godsil, "Winter's Ragged Hand", 252.

81 Godsil, "Winter's Ragged Hand", 252.

82 Lionel Corbett, The Religious Function of the Psyche 4th ed. (East Sussex: Brunner-Routledge, 2001), 92.

83 Catherine Crowther, Jane Haynes, Kathleen Newton, "The Psychological Use of Fairy Tales" in Contemporary Jungian Analysis: Post-Jungian Perspectives from the Society of Analytical Psychology, Ian Alister and Christopher Hauke, ed (London: Routledge, 1998), 220.

84 Ian Alister, "Popular Culture: Keeping Ourselves Together" in Contemporary Jungian Analysis: Post- Jungian Perspectives from the Society of Analytical Psychology, Ian Alister and Christopher Hauke, eds. (London: Routledge, 1998), 231-240.

85 Tacey, Jung and the New Age, 138.

86 Christopher Hauke, "Jung, Modernity and Postmodern Psychology" in Contemporary Jungian Analysis: Post-Jungian Perspectives from the Society of Analytical Psychology, Ian Alister and Christopher Hauke, eds. (London: Routledge, 1998), 287-297.

87 Hauke, "Jung, Modernity and Postmodern Psychology", 296.

88 Hauke, "Jung, Modernity and Postmodern Psychology", 296.

89 James Hillman, Re-Visioning Psychology (New York: Harper Perennial, 1992), 156.

90 Hillman, Re-Visioning, 156.

91 Hillman, Re-Visioning, 156. Хиллман цитирует Юнга: "Каждая интерпретация обязательно содержит ‘как если бы’" Jung, "Concerning the Archetypes, with Special Reference to the Anima Concept", CW 9i, par. 143, "The Psychology of the Child Archetype", CW 9i, par. 265 and "Flying Saucers: A Modern Myth", CW 10, par. 681.

92 Hillman, Re-Visioning, 157.

93 Hillman, Re-Visioning, 157.

94 Avens, Imagination is Reality, 23.

95 Avens, Imagination is Reality, 40.

96 Эти термины будут исследоваться более детально в данной диссертации

97 Jung, "The Psychology of the Child Archetype", CW 9i, par. 267.

98 Jung, "The Psychology of the Child Archetype", CW 9i, par. 267.

99 Tacey, Jung and the New Age, 138.

100 Godsil, "Winter's Ragged Hand", 252.

101 Hillman, Re-visioning, 156.

102 Avens, Imagination is Reality, 23.

103 Jung, "Forward to Jung: 'Phenomenes Occultes'", CW 18, par. 745.

JL VK Group

Социальные группы

FB

Youtube кнопка

Обучение Таро
Обучение Фрунцузкому Таро
Обучение Рунам
Лекции по юнгианству

Что такое оккультизм?

Что такое Оккультизм?

Вопрос выведенный в заглавие может показаться очень простым. В самом деле, все мы смотрели хоть одну серию "битвы экстрасенсов" и уж точно слышали такие фамилии как Блаватская, штайнер, Ошо или Папюс - книги которых мы традиционно находим в "оккультном" разделе книжного магазина. Однако при серьезном подходе становится ясно что каждый из перечисленных (и не перечисленных) предлагает свое оригинальное учение, отличающееся друг от друга не меньше чем скажем индуисткий эзотеризм адвайты отличается от какой нибудь новейшей школы биоэнергетики.

Подробнее...

Что такое алхимия?

Что такое алхимия?

Душа по своей природе алхимик. Заголовок который мы выбрали, для этого обзора - это та психологическая истина которая открывается если мы серьезно проанализируем наши собственные глубины, например внимательно рассмотрев сны и фантазии. Мой "алхимический" сон приснился мне когда мне было всего 11 и я точно не мог знать что это значит. В этом сне, я увидел себя в кинотеатре где происходило удивительное действие. В закрытом пространстве моему внутреннему взору предстал идеальный мир, замкнутый на себя.

Подробнее...

Малая традиция

Что есть Малая традиция?

В мифологии Грааля есть очень интересный момент. Грустный, отчаявшийся Парсифаль уходит в глубокий лес (т.е. бессознательное) и там встречает отшельника. Отшельник дает ему Евангелие и говорит: «Читай!» И в ответ на возражения (а ведь на тот момент Парсифаль в своем отчаянии отрекся и от мира, и от бога), уточняет: «Читай как если бы ты этого никогда не слышал».

Подробнее...

Наши партнеры Баннеры


Рекомендуем:
http://maap.ru/ – МААП – Московская Ассоциация Аналитической Психологии
http://www.olgakondratova.ru/ – Ольга Владимировна Кондратова – Юнгианский аналитик
http://thelema.ru/ – Учебный Колледж Телема-93
http://thelema.su/ – Телема в Калининграде
http://oto.ru/ – ОТО Ложа Убежище Пана
http://invertedtree.ucoz.ru/ – Inverted Tree – Эзотерическое сообщество
http://samopoznanie.ru/ – Самопознание.ру – Путеводитель по тренингам
http://magic-kniga.ru/ – Magic-Kniga – гипермаркет эзотерики
http://katab.asia/ – Katab.asia – Эзотерритория психоккультуры – интернет издание
https://www.mfmt.ru/ – Международный фестиваль мастеров Таро
классические баннеры...
   счётчики