MAAP_conf_2017_banner

IZM – баннер

Shop.castalia баннер

Что такое Касталия?

     
«Касталия»
                – просветительский клуб и магазин книг. Мы переводим и издаём уникальные материалы в таких областях как: глубинная психология, юнгианство, оккультизм, таро, символизм в искусстве и культуре. Выпускаем видео лекции, проводим семинары. Подробнее...
Суббота, 28 февраля 2009 02:55

Джон Грир Ars Memoriae: введение в герметическое искусство памяти

Джон Грир

Ars Memoriae: введение в герметическое искусство памяти

Часть первая: использование памяти

В нынешнем оккультном возрождении Искусство Памяти совершенно пренебрегается по сравнению с другими методами эзотеризма Ренессанса. Хотя исследования дейм (титул женщины, награжденной орденом Британской империи – прим. перев.) Фрэнсин Йейтс и, позже, возрождение интереса к главному мнемонисту Джордано Бруно сделали Искусство чем-то более менее известным в академических кругах, для широкой аудитории оно по-прежнему неизвестно; упомянуть Искусство Памяти в большинстве современных оккультных кругов значит встретить пустые взгляды.

В наши дни, однако, мнемонические методы Искусства заняли особое место среди ментального инструментария магов. Неоплатоническая философия, лежащая в основе всей магии Ренессанса, дала техники мнемоники, которые являются ключевыми во внутренней трансфорации. В свою очередь, эта интерпретация памяти дала взойти новому пониманию Искусства, превратив то, что когда-то было всего лишь практическим методом запоминания полезной информации в медитативную дисциплину, занимающуюся силами воли и воображения.

Эта статья пытается вновь представить Искусство Памяти западной магической традиции как практическую технику. Первая часть, «Использование памяти» даст обзор природы и развития методов Искусства и осветит некоторые причины, по которым Искусство Памяти важно для современного эзотериста. Вторая часть, «Сад памяти», представит основную герметическую систему памяти, созданную в рамках традиции и использующую магический символизм Ренессанса, как основу экспериментального и практического применения.

Метод и его развитие

Когда-то было почти обязательным начинать трактат об Искусстве Памяти с классической легенды его возникновения. Этот порядок имеет смысл, ведь история о Симониде больше, чем красочная байка; она также является неплохим введением в основы техники.

Поэт Симонид был нанят, чтобы произнести оду в честь одного благородного человека на торжестве. Согласно моде того времени, поэт начинал первые несколько строк с прославления божественного — в данном случае Кастора и Поллукса, - прежде чем переходить к основной теме. Тот, кому предназначалась ода, однако, стал возражать против отступления от лести и попросил поэта отдохнуть от восхвалений. Вскоре после этого поэт получил сообщение, что два молодых человека пришли к его дому и хотят с ним поговорить. Когда Симонид пошел встретить их, он никого не обнаружил — однако сразу после его ухода банкетный зал обрушился и нечестивый богатей и его гости погибли. Кастор и Поллукс, традиционно изображаемые как два молодых человека, вернули свою долю.

Истории такого рода распространены в греческой литературе, но в этой есть неожиданная мораль. Когда завалы были разобраны, жертвы были столь изуродованы, что их нельзя было опознать. Симонид, однако, вызвал в памяти зал, где проходило торжество, и так смог восстановить порядок, в котором гости сидели за столом. Размышляя над этим, согласно легенде, он впервые воспользовался Искусством Памяти. История весьма недостоверна, но ключевые элементы техники, которые она описывает – использование ментальных образов в упорядоченном, часто архитектурном контексте – оставались центральными на всем протяжении истории Искусства Памяти, и были основой герметической адаптации этого Искусства.

В римских школах риторики такой подход к памяти был усовершенствован до точной и практической системы. Студентов учили запоминать изнутри большие здания в соответствии с определенными правилами, разделяя пространство на специфические места и отмечая каждый пятый и десятый локус (место) специальными знаками. Факты, которые требовалось запомнить, превращались в яркие изображения и помещались, один за другим, в эти локусы; при необходимости ритору требовалось всего лишь прогуляться в своем воображении по этому зданию, отмечая образы по порядку и вспоминая их значение. На более продвинутом уровне образы могут создаваться для отдельных слов и высказываний, так что таким способом в памяти можно разместить большие отрывки текста. Римские риторы использовали это методы, достигая ошеломительных результатов в навыке запоминания; один известный практик этого Искусства, как записано, просидел весь день на аукционе, а затем повторил предмет, покупателя и цену для каждой продажи, совершенной в этот день.

С разрушением римского мира эти техники стали частью классического наследия христианства. Искусство Памяти приняло моральную форму, так как память сама по себе определялась как часть добродетели благоразумия, и в таком виде Искусство практиковалось в Ордене Доминиканцев. Именно отсюда бывший доминиканец Джордано Бруно (1548-1600), возможно, величайший представитель Искусства, позаимствовал основы свои техник.

Средневековые методы искусства мало отличались от классических, но определенные изменения в конце Средних Веков помогли заложить фундамент Герметического Искусства Памяти эпохи Возрождения. Одно из важнейших изменений касалось окружения, в котором размещались «места» памяти. Вместе с архитектурным окружением, наиболее часто использовавшимся в классической традиции, средневековые мнемонисты стали использовать весь птолемеев космос с его вложенными сферами как основу образов памяти. Каждая сфера от Бога на периферии через небесные, ангелические и элементальные миры к Аду в центре содержат один или несколько локусов для образов памяти.

Между этой системой и системой Ренессанса есть только одно знаковое различие, и оно касается интерпретации, а не техники. Пропитанные мышлением неоплатоников, герметические маги Ренессанса видели вселенную как образ божественных идей, и индивидуальное человеческое бытие как образ вселенной; они также были знакомы с мнением Платона о том, что все «обучение» есть только вспоминание вещей, известных еще до рождения. Собранные вместе, эти идеи подняли Искусство Памяти до новых высот. Если человеческая память может быть реорганизована по подобию Вселенной, с этой точки зрения, она становится отражением всего мира Идей в его полноте, и потому ключом к универсальному знанию. Эта идея была основой всего сложного комплекса систем памяти, созданных некоторыми герметиками Ренессанса, а также Джордано Бруно.

Мнемоническая система Бруно является в значительной степени высшим достижением герметического искусства памяти. Его методы были исключительно сложны и включали комбинации образов, идей и алфавитов, которые сами в первую очередь требовали большого умения в мнемоническом навыке. Герметическая философия и традиционные образы астрологической магии постоянно появлялись в его работах, связывая структуру его Искусства с более обширной структурой магического космоса. Трудность метода Бруно, однако, была преувеличена некоторыми авторами, чей недостаток личного опыта в Искусстве привел их к тому, что они приняли довольно прямые мнемонические методы за философские неясности.

Главный пример этой путаницы вызван практикой Бруно связывать изображения в комбинации из двух букв. Интерпретация этой системы Йейтс основана на связывании с буквенными комбинациями луллизма, полу-каббалистической философской системе Раймона Луллия (1235-1316). Хотя луллизм играл определенную роль в системе Бруно, интерпретировать его систему, основываясь только на Луллии значит упускать из виду практическое использование этих комбинаций; они используют тот же набор образов для запоминания идей, слов или и того, и другого.

Пример поможет прояснить это. В системе Бруно «De Umbris Idearum» (1582) традиционное изображение первого декана Близнецов, слуги, несущего посох, может использоваться для буквенной комбинации «be»; фигура легендарного основателя хиромантии – для «ne». Символы деканов – части набора образов, предшествующих создателю, устанавливают порядок слогов. Установленные в одном локусе (месте), вместе они будут читаться как слово «bene».

Этот метод более тонок, чем может показаться из одного примера. Бруно использовал алфавит из тридцати букв, латинских, а также тех греческих и еврейских букв, для которых нет латинского эквивалента: таким образом, его система позволяла запоминать тексты на этих языках. Также он добавил пять гласных, и отдельные изображения для одиночных букв, чтобы можно было создавать более сложные комбинации. Кроме астрологических изображений и создателей, существовали также списки существительных и прилагательных, связанных с этим набором комбинаций букв, и все это сводилось в один образ, который представлял слово из нескольких слогов. В тоже время многие образы могли, как и звуки, означать целые идеи; потому фигура Suah, упомянутая выше, могла представлять искусство хиромантии, если это нужно было запомнить.

Влияние Бруно может быть прослежено в практически каждом трактате о герметической памяти, но его собственные методы, похоже, были признаны слишком требовательными к магу. Записи масонов подтверждают, что его мнемоники, переданные учеником Александром Диксоном, могли изучаться в шотландских масонских ложах в XVI веке; более распространенными были, однако, методы, описанные герметическим энциклопедистом Робертом Фладдом в его «Истории Макрокосма и Микрокосма». Это была достаточно простая адаптация позднесредневекового метода, использующая сферы небес как локусы, хотя Фладд классифицировал ее наряду с пророчествами, геомантией и астрологией как «микрокосмическое искусство» самопознания человека. Этот подход и эта классификация оставались общепринятыми в эзотерических кругах, пока триумф картезианского механизма в конце семнадцатого столетия не отправил герметическую традицию в подполье, а Искусство Памяти – в забвение.

Метод и его значение

Изобилие техник вызывает два вопроса, на которые мы должны ответить, если мы хотим, чтобы Искусство Памяти заняло место в западной эзотерической традиции. Прежде всего, действительно ли методы Искусства Памяти превосходят механическое запоминание как способ сохранить информацию в человеческой памяти? Более прямо, действительно ли Искусство работает?

Честным было бы обратить внимание на то, что спор об этом идет с древних времен. И до сих пор, как и раньше, те, кто оспаривают эффективность Искусства на самом деле никогда не пробовали им заняться. В действительности, Искусство работает; оно позволяет запомнить информацию и восстановить ее более качественно и в больших объемах, чем это позволяет механическое запоминание. Есть серьезные причины, лежащие в устройстве человеческой памяти, по которым это именно так. Люди легче запоминают образы, чем идеи, образы, связанные с эмоциями – еще легче; абстрактные идеи редко являются ярчайшими воспоминаниями. Люди используют цепочки ассоциаций, чтобы связать одно воспоминание с другим, а вовсе не логический порядок; простые мнемонические трюки вроде обматывания пальца ниткой подтверждают это. Память обычно следует ритмам и повторяемым формулам; поэтому поэзию запомнить легче, чем прозу. Искусство Памяти систематически использует все три этих фактора. Мы создаем яркие, захватывающие внимание образы как якоря для цепочки ассоциаций и помещаем их в упорядоченный и повторяющийся контекст воображаемого здания или символической структуры, в котором каждый образ и каждый локус автоматически ведут к следующему. Результатом тренировок и практики является память, работающая в гармонии со своими внутренними силами и работающая в полноте своих возможностей.

Однако, тот факт, что нечто может быть сделано, сам по себе еще не доказывает, что это должно быть сделано. Во времена, когда цифровые хранилища делают печатные источники устаревшими, вопрос, как лучше всего запомнить информацию выглядит как вопрос о том, как лучше всего изготовить глиняную табличку для письма. Определенно, одни пути выполнить эту некогда жизненную трудную задачу лучше других; но что с того? Это ведет нас ко второму вопросу, связанному с возрождением Искусства Памяти: в чем ценность такой техники?

Это вопрос особенно важен в нашей современной культуре потому что эта культура и эта технология постоянно игнорирует человеческие возможности и заменяет их механическими эквивалентами где только возможно. Не будет преувеличением назвать всю западную технологию системой протезов. В этой системе печатные и электронные издания служат протезами памяти, делая ту работу, которая в древности выполнялась тренированными мозгами мнемонистов. Важно осознать, что эти средства помогают хранить огромные объемы информации, тем самым ограничивая человеческий разум в развитии; никакое Искусство Памяти не может сохранить столько информации, сколько хранит публичная библиотека средних размеров.

Практическая ценность таких путей сохранения информации в мире технологии протезов реальна. В то же время есть другая сторона дела, относящаяся к герметической традиции. Любая техника действует у тех, кто ею пользуется, и эти эффекты не обязательно позитивные. Доверие к протезам ослабляет человеческие способности; тот, кто пользуется машиной, чтобы проехать два квартала, найдет трудной даже обычную прогулку. То же верно для способностей разума. В исламских странах, например, не так уж необычно встретить человека, знающего наизусть Коран. Оставьте на время вопрос о пользе; сколько людей на западе сейчас могут сделать хотя бы нечто подобное?

Одна из целей герметической традиции, напротив, состоит в том, чтобы увеличивать человеческие возможности, как средства для внутренней трансформации. Многие базовые практики этой традиции – как и любой другой эзотерической традиции – представляют собой ментальную гимнастику, призванную размять разум, закостеневший от неправильного обращения. Задача расширять свои возможности бросает вызов цивилизации протезов современного Запада, которая постоянно стремилась применять силу не к себе, а к внешнему миру. Различие между этими двумя точками зрения имеет много приложений – философских, религиозных, политических – но и Искусству Памяти может быть найдено среди них место.

С точки зрения культуры протезов, Искусство устарело, поскольку оно менее эффективно, чем внешние хранилища данных вроде книг, и вызывает неприязнь, поскольку предполагает медленное развитие внутренних способностей вместо приобретения какой-нибудь техники. С точки зрения герметизма, Искусство ценно в первую очередь тем, что оно развивает одну из главных способностей – память, а во вторую очередь тем, что оно развивает другие способности – внимание, визуализацию, воображение – которые играют большую роль в других аспектах герметической практики.

Как и другие методы саморазвития, Искусство Памяти также приносит изменения в природу способности, которую оно развивает, не только ее эффективность или объем; эти эффекты и количественны, и качественны – а последнее не особенно ценится в мире протезов. Обычно память является более или менее непроницаемой для сознания. Неуместные воспоминания исчезают из вида, и может потребоваться много времени, прежде чем цепочка ассоциаций извлечет их из глубин. В памяти, тренированной при помощи Искусства, цепочки ассоциаций всегда на месте, и все, запомненное однажды, может быть извлечено в любой момент. Соответственно, мнемонисту проще сказать, что он знает, а что не знает, провести связь между разными областями знания или обобщить несколько воспоминаний; все, запомненное при помощи Искусства, доступно в любое время.

Несмотря на неприязнь нашей культуры протезов к запоминанию и к общему развитию разума, Искусство Памяти имеет практическое значение. Во второй части этой статьи, «Сад памяти», некоторые особенности Искусства будут освещены при помощи введения в систему памяти, основанную на традиционных представлениях.

Часть Вторая. Сад памяти

Во эпоху Ренессанса Искусство Памяти, достигшее своего расцвета, принимало множество разных форм. Основные принципы наиболее эффективной работы памяти, открытые в результате длительной практики в древние времена, оставались общими для широкого круга трактатов о герметической памяти; однако системы, построенные на этих основаниях, сильно различались. Как мы увидим, даже базовые места теории и практики были темой постоянных диспутов, и было бы невозможно и невыгодно представить только одну систему памяти как главную и репрезентативную для всего поля герметических мнемоник.

Моя задача состоит не в этом. Как мы установили в первой части статьи, Искусство Памяти имеет практическую ценность даже в наши времена перегрузки информацией и цифрового хранения данных. Система памяти, представленная здесь, разработана для использования, не только для изучения; техники, используемые в ней, практически полностью заимствованные из источников эпохи Ренессанса, включены только по той причине, что они работают.

Традиционно сочинения о мнемониках делили принципы Искусства на две категории. Первая заключается в правилах мест – это устройство или выбор визуализируемой обстановки, в которой будут размещаться мнемонические образы; вторая состоит из правил образов – это правила построения визуализируемых образов, используемых для кодирования и сохранения воспоминаний. Такое разделение понятно, ему мы будем следовать в этой статье, с добавлением третьей категории – правил практики, которые помогают быстрее освоить Искусство и начать им пользоваться.

Правила мест.

Одним из главных споров, не утихавших всю историю Искусства, был спор о том, следует ли мнемонисту визуализироваться реальные места или воображаемые. Если полу-легендарные представления об Искусства верны, то в древности визуализировали реальные места; в частности, риторы Рима, развившие Искусство до высочайших степеней эффективности, использовали как основу здания, окружавшие их. Среди герметических авторов Роберт Фладд считал, что следует использовать реальные здания, ибо полностью воображаемые строения ведут к неопределенности и потому менее эффективной работе. С другой стороны, многие древние авторы и авторы эпохи Возрождения, среди них Джордано Бруно, давали противоположный совет. В целом вопрос этот касается личных нужд и предпочтений.

Как бы там ни было, приведенная здесь система использует полностью воображаемое пространство, основанное на числовом символизме оккультизма Ренессанса. Заимствуя образ у герметиков Возрождения, я представляю ключ к саду: Hortus Memoriae, Сад Памяти.

Сад Памяти состоит из нескольких концентрических круговых путей, разделенных оградами.

1 Каждый круг связан с числом, такое же число имеет беседка, расположенная в этом круге. Эти беседки – например, одна, расположенная во внутреннем круге, и показанная на втором рисунке – отмечены символами, ведущими свое происхождение от пифагорейских чисел, используемыми в магии Возрождения и в поздних магических традициях, и служат местами для запоминания. 2. Как все места памяти, они должны быть визуализированы ярко освещенными и достаточно большими; в частности, каждая беседка визуализируется достаточно большой для человек, но не обязательно больше. Первые четыре круга визуализируются так:

Первый круг

Этот круг соответствует Монаде, числу Один; его цвет белый, геометрическая фигура – круг. На ограде растут белые цветы. Беседка белая, с золотой отделкой, и увенчана золотым кругом с числом 1. На куполе нарисован открытый Глаз, а на стенах изображен Феникс в пламени.

Второй круг

Второй круг соответствует Диаде, числу Два и идее полярности; цвет – серый, главные символы – Солнце и Луна, а геометрическая фигура – vesica piscis, сформированная из пересечения двух окружностей. Цветы на ограде – серебряно-серые; по правилу игры слов, которые мы опишем ниже, это могут быть тюльпаны. Обе беседки в круге серые. Одна, увенчанная цифрой 2 и белой vesica piscis, имеет белую и золотую отделку, изображение Солнца на куполе и Адама, с рукой на сердце, на стенах. Другая, увенчанная цифрой 3 и черной vesica piscis, имеет черную и серебряную обивку, изображение Луны на куполе и Еву, прикасающуюся к сердцу, на стенах.

Третий круг.

Этот круг соответствует Триаде, числу 3; цвет – черный, главные символы – три алхимических принципа, Соль, Сульфур и Меркурий, геометрическая фигура – треугольник. Цветы на ограде черные, как и три беседки. Первая беседка имеет красную обивку , увенчана цифрой 4 и красным треугольником; на куполе изображен красный человек, прикасающийся к сердцу обеими руками, а на стенах различные животные. Вторая беседка обита белым, увенчана цифрой 5 в белом треугольнике; на куполе белый гермафродит, прикасающийся к грудям обеими руками, а на стенах различные растения. Третья беседка монотонно черная, увенчана цифрой 6 в черном треугольнике; на куполе изображена женщина, прикасающаяся к животу обеими руками, на стенах изображения различных минералов.

Четвертый круг.

Этот круг соответствует Тетраде, числу 4. Цвет – голубой, основные символы – четыре Элемента, геометрическая фигура – квадрат. Цветы на ограде голубые, четырехлепестковые, все четыре беседки голубые. Первая обита красным, увенчана цифрой 7 в красном квадрате; на куполе изображено пламя, ревущий лев на стенах. На второй желтая обивка, увенчана цифрой 8 в желтом квадрате; на куполе изображены четыре ветра, на стенах – человек, льющий воду из кувшина. Третья монотонно голубая, увенчана цифрой 9 в голубом квадрате; на куполе изображены волны, на стенах – скорпион, змея и орел. Четвертая имеет зеленую обивку, увенчана цифрой 10 в зеленом квадрате; на куполе изображена Земля, на стенах – бык с плугом.

Для начала четырех кругов и десяти локусов будет достаточно для практики, и достаточно для того, чтобы обучиться как можно быстрее. Дополнительные круги могут быть добавлены, когда знакомство с системой будет основательным. В рамках традиционного числового символизма, использованного здесь, можно создать одиннадцать кругов с 67 локусами. Однако, также возможно создать новые системы, в которые могут быть помещены образы. Если места организованы в легко запоминаемой последовательности, система будет работать.

Чтобы использовать Сад Памяти на практике, его самого необходимо запомнить. Лучший способ сделать это – представить себя гуляющим по саду., останавливаясь у беседок, чтобы заглянуть в них, затем идя дальше. Вообразите запах цветов, теплоту солнца; как и во всех формах визуализации, ключ к успеху в использовании всех пяти чувств. Хорошей идеей было бы всегда начинать в одном и том же месте, первый круг подходит лучше всего – и с практической точки зрения, и с философской – и, в процессе обучения, студент должен проходить через весь сад, обходя беседки в числовом порядке. Это поможет Саду укрепиться в памяти.

Правила для образов

Образ сада, описанный выше, представляет собой половину систему памяти – устойчивую половину, которая не будет изменяться в процессе использования. Вторая, изменяющаяся половина, состоит из образов, которые используются для сохранения воспоминаний в саду. Они полностью зависят от вас, в отличие от образа сада; то, что остается в памяти у одного, может испариться из памяти другого, и может потребоваться некоторое экспериментирование, чтобы найти тот подход, который будет лучше всего работать конкретно у вас.

В классическом искусстве Памяти для этих образов было одно постоянное правило – они должны быть яркими, бросающимися в глаза, привлекательными, отвратительными, трагичными или просто странными, не имеет значения, какими именно, главное, чтобы они пробуждали нечто, кроме простого распознавания. Это полезный подход. Однако для начинающего находить яркий образ для запоминания может быть трудной задачей.

Поэтому в начальной системе памяти часто более эффективно использовать знакомые и упорядоченные образы, нежели абстрактные странности, и метод, описанный здесь, прекрасно это демонстрирует.

Для этого метода необходимо составить список людей с фамилиями на каждую букву алфавита (кроме K и X, на которые в английском языке начинается очень мало фамилий). Это могут быть знакомые, известные личности, персонажи из любимой книги – моя собственная система составлена из имен трилогии Толкиена, так что дворцы моей памяти населены Арагорном, Боромиром, Кирданом Корабелом, и т.д. Полезно иметь больше одного образа на букву (например, Саруман и Сэм Сэмги для С) или образы для двухбуквенных комбинаций, но все это улучшения, которые можно совершить после. Важно, чтобы список был известен наизусть так, чтобы каждая буква сразу же вызывала в памяти соответствующий образ, без задержек, а образы были ясными и распознавались быстро.

Когда это освоено, необходимо перейти к созданию образов для чисел от 0 до 9. Есть долгая традиция создания этих образов, основанная на внешнем сходстве чисел и образов – копье для 1, очки или ягодицы для 8, и т.д. Использовать можно любой набор, если он достаточно прост и отчетлив. Он должен быть выучен назубок, чтобы образы всплывали мгновенно, без задержек. Есть полезный тест – визуализировать марширующих людей, образы которых соответствуют вашему телефонному номеру; когда это будет выполняться быстро и без умственных усилий, образы готовы к использованию.

Это открывает нам два пути для работы. Одна из древнейших традиций в Искусстве Памяти разделяет мнемоники на «память вещей» и «память слов». Здесь, однако, акцент делается на совершенное иное; память конкретных вещей – например, предметов в бакалейной – требует совершенно иного подхода, чем память абстрактных вещей, будь это концепции или отрывки текста. Конкретные вещи запоминать проще, но и то, и другое может быть сделано при помощи одного и того же набора образов.

Сначала мы изучим запоминание конкретных вещей. Если список из бакалейной нужно запомнить – а это, как мы увидим далее, отличный способ тренироваться – предметы из списка могут быть расположены в любом удобном порядке. Предположив, что два мешка муки находятся на верху списка, мы помещаем образ, соответствующий букве М в первую беседку, в одной руке он сжимает образ для цифры 2, в другой – мешок муки, также он должен нести на себе нечто связанное с мукой, например, ожерелье, сплетенное из колосьев пшеницы. Одежда и аксессуары фигуры также могут быть использованы для запоминания деталей. То же проделывается со всеми предметами списка, и конечные изображения визуализируются, одно за другим, в беседках Сада Памяти. Когда Сад в воображении будет посещен вновь – в этом случае, в магазине – образы в беседках будут готовы сообщить свое значение.

Может показаться исключительно сложным запомнить список товаров, однако сложность описания обманчива. Если Искусство практикуется даже недолгое время, создание и размещение образов занимает много меньше времени, чем записывание списка товаров на бумаге, а их воспоминание еще более быстрый процесс. Быстро становится возможным посещать беседки не по порядку и все равно восстанавливать образы со всеми деталями. Результат – быстрый и удобный способ сохранения информации, которую вы уже не сможете случайно забыть в машине!

Запоминание абстрактных вещей использует те же элементы, но другим путем. Слово или идея не могут быть представлены в воображении так же, как и мешок муки, и ряд абстракций, которые нужно запомнить, и отличить друг от друга, будет чрезвычайно больше ряда предметов в записке, взятой в магазин (сколько предметов в этом списке светло-коричневого цвета и начинается на букву М?). По этой причине часто необходимо сжимать в один образ абстрактной идеи много деталей.

Для таких целей есть одно из самых традиционных средств, также одно из самых эффективных, которое мы назовем правилом игры слов. Многое из литературы о герметической памяти представляет собой длительное упражнение в визуальной и словесной игре, например, когда ягодицы заменяют цифру 8, или мужчина по имени Домитиан используется в качестве образа для латинской фразы domum itionem. Абстракция обычно может быть запомнена легче и эффективнее, если создать для нее конкретную игру слов и запомнить ее, и заслуживает сожаления тот факт, что чем хуже эта игра слов, тем лучше результаты запоминания.

Например, если (выберем совсем случайный факт) кому-то нужно запомнить, что стрептококк вызывает скарлатину, ревматическую лихорадку и стрептококковую ангину, первой задачей будет создать образ для слова «стрептококк». Так, можно превратить это слово в абсурдное «срезал корень» и представить фигуру для буквы С, держащую в руках срезанный корень. Для скарлатины подойдет видеокассета с фильмом «Унесенные ветром» (Скарлетт О'Хара) с огромным термометром и пакетом льда, для ревматической лихорадки слова «ремень нарцисс лихорадка» - символизируемые огромным ремнем, цветком нарцисса и термометром, и все это будет на исходной фигуре, горло которой будет воспалено и светиться красным. Опять-таки, объяснения и описания требуют больше времени, чем выполнение всего этого на практике.

Такой же подход может быть использован для запоминания связанных серий слов, фраз или идей, размещая фигуры в отдельных беседках Сада Памяти. Разные серии связанных образов могут храниться в памяти отдельно, если отметить каждый образ заданной последовательности неким символом – например, в примере стрептококка можно каждый образ из ряда медицинских увенчать стетоскопом. Конечно, есть много продвинутых техник, которые могут быть использованы после того, как освоены основы.

Правила для практики

Как в любой другой герметической работе, для постижения Искусства Памяти требуется именно работа. Хотя освоить и начать его использовать достаточно легко, без усилий не обойтись, и результат напрямую зависит от затраченных времени и усилий. Здесь все зависит от студента; однако, древние руководства по Искусству указывают, что ежедневная практика, даже в течение нескольких минут, необходима для развития навыка.

И работа эта состоит из двух частей. Первая, подготовительная, состоит в изучении мест и образов, необходимых для работы с системой; это можно сделать как написано выше. Изучение пути по Саду Памяти, запоминание основных образов алфавита и цифр займет несколько часов непрерывной работы или, если растянуть время, около недели.

Вторая часть – практическая, она состоит в использовании системы для запоминания и сохранения информации. Это должно выполняться регулярно, ежедневно, чтобы метод стал достаточно эффективным для использования. Лучше всего работать с чем-то повседневным, обычным, вроде списка покупок, программы встреч, ежедневного расписания, и т.д. В отличие от остального материала для запоминания этот проигнорировать нельзя, и каждый раз, когда вы запоминаете, а затем восстанавливаете такой список, это изменяет ваш склад ума.

В мире, который стремится заменить человеческие способности способностями машины, часто приходится доказывать себе, что вы чего-то стоите и без помощи машин. Как с любым другим новым навыком, начинать следует с простого, постепенно переходя к сложному, поднимаясь к продвинутым уровням мастерства.

Перевод Sedric

JL VK Group

Социальные группы

FB

Youtube кнопка

Обучение Таро
Обучение Фрунцузкому Таро
Обучение Рунам
Лекции по юнгианству

Что такое оккультизм?

Что такое Оккультизм?

Вопрос выведенный в заглавие может показаться очень простым. В самом деле, все мы смотрели хоть одну серию "битвы экстрасенсов" и уж точно слышали такие фамилии как Блаватская, штайнер, Ошо или Папюс - книги которых мы традиционно находим в "оккультном" разделе книжного магазина. Однако при серьезном подходе становится ясно что каждый из перечисленных (и не перечисленных) предлагает свое оригинальное учение, отличающееся друг от друга не меньше чем скажем индуисткий эзотеризм адвайты отличается от какой нибудь новейшей школы биоэнергетики.

Подробнее...

Что такое алхимия?

Что такое алхимия?

Душа по своей природе алхимик. Заголовок который мы выбрали, для этого обзора - это та психологическая истина которая открывается если мы серьезно проанализируем наши собственные глубины, например внимательно рассмотрев сны и фантазии. Мой "алхимический" сон приснился мне когда мне было всего 11 и я точно не мог знать что это значит. В этом сне, я увидел себя в кинотеатре где происходило удивительное действие. В закрытом пространстве моему внутреннему взору предстал идеальный мир, замкнутый на себя.

Подробнее...

Малая традиция

Что есть Малая традиция?

В мифологии Грааля есть очень интересный момент. Грустный, отчаявшийся Парсифаль уходит в глубокий лес (т.е. бессознательное) и там встречает отшельника. Отшельник дает ему Евангелие и говорит: «Читай!» И в ответ на возражения (а ведь на тот момент Парсифаль в своем отчаянии отрекся и от мира, и от бога), уточняет: «Читай как если бы ты этого никогда не слышал».

Подробнее...

Наши партнеры Баннеры


Рекомендуем:
http://maap.ru/ – МААП – Московская Ассоциация Аналитической Психологии
http://www.olgakondratova.ru/ – Ольга Владимировна Кондратова – Юнгианский аналитик
http://thelema.ru/ – Учебный Колледж Телема-93
http://thelema.su/ – Телема в Калининграде
http://oto.ru/ – ОТО Ложа Убежище Пана
http://invertedtree.ucoz.ru/ – Inverted Tree – Эзотерическое сообщество
http://samopoznanie.ru/ – Самопознание.ру – Путеводитель по тренингам
http://magic-kniga.ru/ – Magic-Kniga – гипермаркет эзотерики
http://katab.asia/ – Katab.asia – Эзотерритория психоккультуры – интернет издание
https://www.mfmt.ru/ – Международный фестиваль мастеров Таро
классические баннеры...
   счётчики