Понедельник, 08 декабря 2014 19:17

Джон Картер Секс и Ракеты: оккультный мир Джека Парсонса Глава 2 Парсонс в Калифорнийском Технологическом Институте: 1936-1939

 Джон Картер

Секс и Ракеты: оккультный мир Джека Парсонса

Глава 2

Парсонс в Калифорнийском Технологическом Институте: 1936-1939

В Хэллоуин 1936 года произошло событие, которое лаборатория JPL все еще называет своим днем рождения. Из писем Малины можно понять, что эта важная дата мало значила, кроме как еще одну серию неудачно закончившихся испытаний. Но даже если этот день обернулся провалом для Фрэнка Малины, именно тогда присутствовавший в лаборатории фотограф сделал снимки Рудольфа Шотта, Амо Смита, Малины, Эда Формана и Джона Парсонса, позирующих с тестируемым аппаратом. Хотя сотрудники JPL называют эту фотографию “Наше Рождество”, Карлос Вуд, один из исследователей, на этом очевидно важном собрании не присутствовал.

Раз в год, на дне открытых дверей лаборатории JPL, «Сцена Рождества» воссоздается при помощи манекенов прямо позади Центра Посетителей JPL. На 50-ю годовщину в 1986 в JPL хотели нанять настоящих актеров, чтобы изобразить пятерку основателей. Это так и не осуществилось, но манекен Парсонса и четыре другие фигуры хранятся в лаборатории и поныне для показа публике на очередном дне открытых дверей. Ирония состоит в том, что «Рождество» имело место в Хэллоуин 1936 года, как и пристало человеку, подписавшему клятву Антихриста. Та самая фотография с пятью учеными в лаборатории JPL воспроизводится в иллюстративной части данной книги. (Следует указать, что в «Сцене Рождества» празднуется испытание именно жидкого топлива, хотя в то время группа работала и с твердым, и с жидким топливом.)

На следующий день после «Сцены Рождества» произошел инцидент, показавшийся Малине достаточно значительным для отчета: отсоединился один из шлангов, и произошло возгорание выливающегося из его отверстия топлива. Шланг начал крутиться и поворачиваться, словно огненная змея, от которой всем присутствующим пришлось спасаться бегством. Придя в себя, ученые пожалели, что не засняли этот момент на камеру. Дальнейшие испытания проходили несколько лучше, но с тех пор группа принялась измерять успех в количестве секунд, в течение которых ракета не загоралась. К 16 января 1937 года результат составлял до 44 секунд.

Как вспоминал Форман, испытательный аппарат в Арройо-Секо построили, взяв взаймы баки и шланги. Форман сам оборудовал кожух для камеры, заявив: “Пришлось наскребать по всем сусекам, арендовать станок за 2 доллара в час и делать работу своими силами за один день, при том, что заработная плата у нас составляла 25 центов в час”. Зарплаты за полдня хватало только на один час работы в мастерской. Навыки Формана в точной обработке создали ему репутацию отличного механика. Он продолжал возглавлять отдел механики GALCIT/JPL в течение всего времени работы в группе.

Первоначальная диаграмма для испытаний, запечатленных на «Сцене Рождества», была начерчена на кальке Малины, где внизу стоят подписи его и Парсонса. На чертеже показан приток кислорода с одной стороны и метилового спирта (топлива) и азота с другой стороны. Во время горения ракета охлаждалась водой. Тяговое усилие отталкивало измеряющую усилие пружину, растяжение которой давало величину показателя. Небольшой алмазный наконечник на аппарате царапал стеклянную пластину, отмечая самую дальнюю точку растяжения. Вокруг ракеты и основания была установлена защита из мешков с песком для контейнеров (и экспериментаторов).

Пять страниц рукописных заметок Парсонса, охватывающих период с 15 ноября 1936 до 17 января 1937, начинаются так:

«Исследование проводится в целях проверки применения ракеты в условиях высоты и в других областях, а также соответствующих связей различных видов топлива и металлов при высоких температурах. Исследуемые ракеты являются твердотопливными, использующими взрывчатые вещества либо горючее, и жидкотопливными ракетами, использующими жидкие взрывчатые вещества либо жидкий или газообразный кислород и различное горючее.

Предполагаются испытания различных двигателей и материалов вместе с различными методами впрыскивания топлива. Соответствующие предыдущие данные будут предоставлены вместе с отчетами о всех испытаниях и расчетами.»

Схематический чертеж испытательной установки для исследования ракеты GALCIT, выполненный Фрэнком Малиной в августе 1936 г.

Данные первого теста - фактической «Сцены Рождества» - отсутствуют. Во втором тесте от 15 ноября использовался метиловый спирт при различных давлениях как топливо, поджигаемое отдельной батареей. Все три теста во второй день испытаний закончились неудачей. В записях Парсонс отметил, что следует отказаться от резиновых шлангов в пользу медных трубок, чтобы избежать возгорания при дальнейших тестах.

28 ноября третий тест, привел к четырем горениям различной продолжительности, лучший результат из которых составлял 20 секунд. Парсонс в общих чертах обрисовал различные материалы, использованные при испытаниях, а также источники их приобретения, и привел отчет о тесте, выполненном 16 января 1937 г. Очевидно, что его лабораторные записи неполные. Длительные перерывы между испытаниями происходили из-за настойчивости фон Кармана, требующего, чтобы группа анализировала каждое горение, прежде чем начать другое.

В перерывах Парсонс и Форман запускали собственные пороховые ракеты. Малина писал: “Их отношение было типичным рвением первопроходцев новых технических разработок. Чтобы получить поддержку своих мечтаний, им приходится волей-неволей их демонстрировать, прежде чем они смогут быть технически достигнуты”.

В этот период и следующие месяцы Парсонс пару раз упоминается в письмах Малины. 21 ноября 1936 г. Малина написал в отчете, что на предыдущей неделе Парсонс был простужен. Хотя первое успешное испытание твердотопливного двигателя ракеты прошло в январе 1937 г., Малина о нем не упомянул, явно не слишком беспокоясь.

Группа оставила Арройо в апреле следующего года и переехала в кампус Калифорнийского Технологического Института, расположенный прямо в Пасадене, где они принялись за работу в одном из зданий лаборатории GALCIT. Только фон Карману хватило смелости позволить неопытным исследователям работать на территории кампуса. В мае к группе присоединился Цянь Сюэсэнь, приехавший из Китая на стипендию за счет репараций за Ихэтуаньское восстание[1]. Он оказался в одном рабочем помещении с Амо Смитом. Студент-метеоролог Велд Арнольд внес свой вклад, подарив группе обернутые в газету 1000 долларов мелкими купюрами. Никто не отважился спросить, где он их раздобыл. Группа депонировала деньги и открыла небольшой фонд в Калифорнийском Технологическом. Любопытно, в конце войны на их счете все еще оставалось 300 долларов. Арнольд на некоторое время стал неофициальным фотографом группы, каждый день приезжая из Лос-Анджелеса на велосипеде и делая не менее 20 миль.

Вскоре присутствие группы вызвало негодование обитателей кампуса, так как их испытания оказались шумными и отчаянными. Первое бедствие случилось сразу же после прибытия, когда группа установила в лаборатории ракетный двигатель на 50-футовый маятник, измеряя его колебание, чтобы вычислить произведенный толчок. Первый из тестируемых двигателей взорвался, наполнив здание облаком метилового спирта и двуокиси азота и покрыв ценное оборудование по всей лаборатории тонким слоем ржавого порошка. Обитатели кампуса окрестили группу “Командой самоубийц”. Парсонс вспомнил это событие четыре года спустя, когда он наконец-то нашел способ нейтрализовать летучие свойства красной дымящейся азотной кислоты.

Фон Карман переместил группу в наружную пристройку лаборатории и заставил их восстановить маятник, на сей раз сделав его в пять раз прочнее, нежели мыслилось необходимым. Два года спустя маятник вновь оказался разрушен взрывом, при котором кусок стали врезался в стену, где лишь несколькими минутами ранее стоял Малина. К счастью, секретарь фон Кармана отозвал его в сторону по какому-то пустяковому вопросу касательно печатной машинки. После этого опасного инцидента группа вернулась назад в Арройо.

Другое краткое упоминание о Парсонсе в письмах Малины датируется 22 марта, а 24 апреля Малина сообщил, что Парсонс пишет работу “что-то по химии”. Эта статья вышла под заголовком “Рассмотрение практического применения различных веществ как топлива для реактивного движения” 19 июня 1937 г. с подписью: “Дж. Парсонс, компания «Галифакс Эксплозивз»”. Несмотря на первоначальное происхождение, позже статье был присвоен правительственный гриф секретно, но долгое время она оставалась в открытом доступе в архивах лаборатории JPL. Это единственный архивный документ, носящий имя Парсонса как единственного автора, в других работах он выступает соавтором.

В начале статьи говорится:

«При рассмотрении вопроса практичности различных видов топлива и окисляющих компонентов для ракет применяются определенные критерии, не используемые при обсуждении проблем обычных двигателей внутреннего сгорания.

Так как на характеристики ракеты влияет отношение веса топлива к общей массе, и так как ракета должна нести весь необходимый для сгорания окисляющий компонент, отношение общей массы топлива и окислителя к доступной энергии играет крайне важную роль. Так как масса, приходящаяся на единицу потока, также важна, предпочтение отдается высокой удельной массе.

Кроме того, нельзя пренебрегать обычными соображениями безопасности, доступности, стоимости и удобного физического состояния.»

Парсонс утверждал, что топливо должно быть плотным, чтобы обладать реальной энергией, и быть достаточно мощным, чтобы поднять свой собственный вес, а также вес ракеты и груза, который ракета может нести. Данное на вид очевидное утверждение, тем не менее, должно быть сделано в начале анализа. Парсонс приводит в статье пять сравнительных таблиц различного топлива с некоторыми алгебраическими вычислениями и химическими уравнениями, определяющими различие свойства каждого вида. Из вычислений ясно, что для Парсонса ракетостроение ни в коей мере не было хобби, и сам он не был любителем. Он был, по общему мнению, теоретиком группы, пусть и нетерпеливым теоретиком. Парсонс очевидно обладал математическими и научными познаниями, обосновывающими его утверждения. Малина специализировался на дифференциальном счислении, которое не встречается в работах Парсонса.

В первой таблице Парсонса рассматриваются взрывчатые газы: ацетилен, бутан, бутин, водород и метан. Он отклоняет ацетилен как опасный по своей природе, даже не выполняя вычисления его горючих свойств. Далее он упоминает потенциальные проблемы водорода и метана. Жидкий кислород даже не помещен в таблицу, поскольку Парсонс вообще устранил его из расчетов как слишком опасное вещество. И это было верно в течение многих десятилетий, пока окончательно не нашелся способ усовершенствовать безопасное обращение с жидким кислородом, стало возможным заменить им сочетания жидкого топлива, что прекрасно могло бы помочь Парсонсу.

Таблица II содержит жидкие углеводороды: метиловый спирт, этиловый спирт, пропаргил, бензол, этиловый эфир и гептан. Все эти вещества были легко доступны, дешевы и просты в обращении, однако имели низкое энергосодержание.

Таблица III содержит самовоспламеняющиеся (взрывчатые) вещества, такие как порох, отличающихся низким энергосодержанием по сравнению с газами и жидкостями, а также сложными в обращении. При соблюдении некоторых мер предосторожности, как считал Парсонс, они могли бы принести пользу. Парсонс даже упомянул, что их возможно “формовать или прессовать в брикеты”, чем посеял семя идеи, которая позже привела к успеху.

Таблица IV обращается к металлоорганическим и гибридным веществам, в те времена малоизвестным, дорогостоящим и сложным для получения. К примеру, триметил алюминия спонтанно загорался на воздухе. Парсонс полагал такие вещества достойными дальнейшего изучения, хотя, как кажется, ничего из этого не вышло.

Таблица V озаглавлена как “Различные элементы” и содержит данные алюминия, бора, углерода, лития и магния. Парсонс думал, что они могут обладать некоторой ценностью при смешивании с другими веществами, где ранее для производства взрывчатки использовался алюминий. Кроме того, Парсонс считал, что энергию, полученную из таких смесей, можно использовать косвенно, для нагрева других веществ, таких как вода.

Обложка журнала "Астронавтика", где использован чертеж испытательной установки жидкого топлива GALCIT Парсонса, Формана и Малины

Есть еще и шестая таблица, в которой перечислены не виды топлива, но окисляющие компоненты, вещества, введенные в химический процесс, чтобы ускорить сгорание. Парсонс пришел к выводу, что с окислителями предстояло проделать большую экспериментальную работу. Статья на 13 страницах содержит шесть приложений, показывающих характеристики различных материалов, полученных посредством фактических экспериментов Парсонса и других исследователей. Эти приложения представляют реальное продолжение теоретических вычислений, приведенных в первой части отчета. Приложения отражают не только первичные вычисления, но также и фактические тесты смесей топлива в Галифаксе. Документирование каждого шага представляло собой долгий, но необходимый процесс. Несмотря на отсутствие окончательных выводов, Парсонс всегда видел в каждом эксперименте начало другого. Каждый тест приводил его к новым идеям, и он никогда не прекращал думать.

Малина приписывает статье Парсонса заслуги в исследовании красной дымящейся азотной кислоты как долгосохраняющегося окисляющего компонента. Он также отмечает, что Парсонс вначале предсказывал в статье использование гидрида бора в качестве топлива, опередив время. Ключевым моментом, как говорил фон Карман, было заставить топливо гореть медленно. В оружии, наоборот, топливо необходимо сжигать как можно быстрее. Парсонсу и Форману пришлось забыть этот подход и найти другой.

По окончании семестра в следующем месяце Малина навестил Парсонса. 22 мая - прежде чем статья была фактически закончена - Малина писал: “Антилоп-Велли, около Нью-Холл - в эти выходные я принял приглашение Джека Парсонса посетить дом, который он арендовал неподалеку от пороховой компании, на которую он работает. Жена Джека [Хелен] здесь, и это значит, что хорошая еда гарантирована. Мы находимся приблизительно в 40 милях от Пасадены, в предгорьях”.

В наше время большая долина Антилоп-Велли находится на территории авиабазы Эдвардс ВВС США, и неясно, была ли пороховая компания Галифакс, на которую трудился Парсонс, расположена где-то рядом с базой. Несколько компаний, производящих взрывчатые вещества, действительно находятся в Антилоп-Велли, достаточно далеко от города. Должно быть, Джон и Хелен Парсонс, жили там не очень долго, поскольку с 1937 до 1940 гг. в справочниках города Пасадены их адрес указан как: 168 Саут-Террейс-Драйв. Возможно, оставив за собой принадлежащий им дом в Саут-Террейс, они периодически арендовали дом в Антилоп-Велли, пока Парсонс не закончил свою статью в июне.

В процессе работы над статьей Парсонс ездил в Пасадену и обратно, чтобы провести дополнительное тестирование GALCIT. Группа получила лучшие результаты уже в мае, когда удалось управлять двигателем дольше одной минуты. Однако аспиранты закончили семестр, пришло лето, а Малина и Цянь Сюэсэнь сосредоточились над докторскими диссертациями. Велд Арнольд уехал в Нью-Йорк. Оставшиеся исследователи собрали свои статьи о ракетной технике в нечто, названное ими “Библией”, копии которой хранятся в архивах лаборатории JPL. Работа Парсонса оказалась в этом томе одной из приблизительно полудюжины статей. В это же время Парсонс и Малина начали писать “роман с антивоенным сюжетом”, который также предполагалось переработать для кино. Рукопись была создана с антикапиталистических позиций, где Малина документировал собственную борьбу с корпоративной культурой и приближающуюся войну в Европе. Некоторые писатели утверждали, что роман был создан в жанре научной фантастики о полете на Луну, либо о злых гениях - ракетостроителях. Но дело обстояло не так.

Подлинником владеет Марджори Малина, вдова Фрэнка. Рукопись не имеет ни названия, ни имени автора, но целиком написана почерком Малины. Мемуары Малины проясняют, что Парсонс принимал участие, и что Малина работал над рукописью в доме Парсонса. В действительности же Малина нервничал по поводу тетранитрометана на кухне Парсонса[2] - этот химикат Джек получал из армейских источников, когда военные сочли его использование слишком опасным в связи с несколькими смертельными случаями. Он хранил материал ради его редкости, вместо того чтобы от него избавиться, а также имел достаточный запас пороха “чтобы взорвать городской квартал” - по словам первой жены Эда Формана, которая, по всей видимости, не преувеличивала. Порох держали в открытом бочонке на заднем крыльце. После смерти Джека Малина написал, что “фамильярность с взрывчатыми веществами довела Парсонса до беды”.

Резюме рукописи на 38 страниц полно вычеркнутых параграфов и других редакторских правок, что указывает на совместный мозговой штурм, в то время как Малина заносил все это на бумагу. История повествует о группе ракетостроителей - очевидно основанная на себе и партнерах по Калифорнийскому Технологическому Институту - кто-то изо всех сил пытается вести чистые исследования, в то время как другие ставят более эгоистичные цели в работе - антикапиталистические настроения звучат почти в каждом пассаже. Герой, списанный с Формана, является профсоюзным лидером. Интеллектуальные персонажи (и даже их механики) неизменно философски резонерствуют. “Плохие парни” представлены крупными промышленными шишками и теми, кто им угождает. Роман полон боковых сюжетов, включающих любовные увлечения и т.п. Есть и некоторые пугающие пророчества.

Герой, основанный на образе Парсонса, зовется “Теофилом Бельведером”, описание которого показывает некоторые интересные детали (и возможно немного юмора) касательно самого Парсонса. Бельведер - “мистик, выступающий за религию и организованную церковь”. Он “чрезвычайно фанатичен и склонен вносить зловещие эффекты в сюжет”. Его описание стоит цитировать дословно, но следует учесть, что рукопись была очевидным первым черновиком, так никогда и не продвинувшимся далее.

Теофил Бельведер - высокий, слегка сутулый, румяный; выражение его лица непрерывно меняется от радости к страданию. Незадолго до начала истории он оказывается лишенным духовного сана в ордене францисканцев по собственной просьбе. В монастыре он тщательно изучал астрономию, которая интересовала также и настоятеля. На углу монастырской ограды Бельведер установил небольшой телескоп, с которым провел много ночей, вглядываясь в звездное небо. Монастырь расположен на холме, у подножья которого стоит небольшой городок в испанском стиле. Каждый год в городе проводится фиеста, и монахи, прячась в нишах в ограде, неизменно любовались шествием в заключительную ночь праздника. В эту ночь Бельведер, как обычно, оказался в своей обсерватории на углу. Внезапно появляется молодая женщина в пижаме и в смятении хватает удивленного Бельведера за руку. На следующий день он идет к настоятелю, исповедается в искушении и решает покинуть орден. Он узнает, что молодая женщина - дочь брата настоятеля, ранее посещавшего монастырь. Бельведер возвращается в Рок [Пасадену] где встречает свою мать, фанатично религиозную и третируемую мужем-пьяницей. Семья живет на пособие. Бельведер, имея ученую степень, подает заявление на должность учителя в среднюю школу Рока. Его принимают, и он начинает преподавать естествознание.

К концу истории Бельведер погибает при случайном взрыве, пытаясь остановить эксперимент - следует отметить, что этот рассказ был написан за 15 лет до того, как та же самая смерть постигла Парсонса - жуткое пророчество! Заподозренного в коммунистических настроениях персонажа, прообразом которого послужил Цянь Сюэсэнь, высылают в Китай, и он пропадает из поля зрения - и это тоже произошло. Многие из оставшихся и в реальной жизни попали под расследование антикапиталистических политических убеждений. Сбылся и самый сильный страх Малины: что работа группы использовалась в военных целях. В истории также фигурирует богатый инвестор, на деле продающий секретную информацию германским нацистам и итальянским фашистам.

В рукопись включены наброски и другого фильма, часть которых напечатана на бланке кинокомпании MGM. Технические описания (и иллюстрации) от руки написаны почерком Малины. Напечатанная часть датирована 17 июня 1937 г. озаглавлена “Тень крыла”, с именем Малины в качестве автора. Эти наброски представляются полностью другим кинопроектом, который, по всей видимости, рассматривал Майкл Бэлкон[3] из MGM. “Тень крыла” рассказывает историю учебного полета бомбардировщика из Австралии в Лондон, в котором все пошло наперекосяк. Герой фильма - пилот, сумевший посадить самолет, несмотря на все неурядицы. Обе истории так и не пошли дальше предварительной стадии, первая - из-за внезапного поступления финансирования для ракетного проекта, а вторая - по неизвестным причинам. Возможно MGM не проявила достаточного интереса?

4 июля 1937 Малина написал: “Мы с Парсонсом собираемся провести испытания порохового ракетного двигателя для нашей "четверки"”, что звучит как уместный способ отпраздновать и День независимости США (4 июля), и завершение статьи Парсонса несколькими днями ранее. 26 числа Малина писал: “ Мы с Парсонсом вчера обсуждали возможность снова повидать Годдарда. Он с женой и я могли бы вместе отправиться в Розуэлл на его автомобиле, он бы вернулся, а я бы поехал дальше в Техас...” Поездка не состоялась. Слово "снова" предполагает, что Парсонс уже навещал Годдарда раньше, но сведений об этом нет.

Время шло, и Малина сосредоточился на было отложенной докторской диссертацией. Работа над диссертацией заставила его переехать поближе к Саммерфилду и подальше от Парсонса. Малина упоминает о ракетном проекте лишь пять месяцев спустя, 18 декабря. “Парсонс хочет провести какие-то испытания в эти выходные”, - вот все, что написал Малина, что заставляет задать вопрос, зачем ему было это писать вообще? В конце декабря Малина прочитал лекцию в местном отделении "Сигма-Кси"[4] на тему “Ракеты: факты и фантазии”. Деятельность группы попала в газеты 26 января 1938 г., когда Малина и Смит поехали в Нью-Йорк для презентации доклада в Институте Авиационных Наук. Кларк Милликен убедил начальство выдать для поездки 200 долларов, что стало первой непосредственной финансовой поддержкой проекта со стороны Калифорнийского Технологического института. В тот январский день появились статьи в "Нью-Йорк Таймс" и "Хьюстон Кроникл", а также в "Лос-Анджелес Таймс", "Нью-Йорк Геральд Трибьюн" и журнале "Тайм".

Рассказ о деятельности группы начинается так: “Схема запуска испытуемой ракеты на высоту 967 миль от поверхности земли сегодня была представлена собранию аэронавигационных инженеров”. Малина и Смит заявили, что “в теории идея работает..., но будет ли она работать на практике, зависит от эффективности ракеты”. Они предложили трехступенчатую ракету с максимальной скоростью 11000 миль в час. Один каскадер из Нью-Йорка, жертва рекламы, захотел взлететь на ракете на высоту 1000 футов и спуститься вниз с парашютом прямо на территорию сельской ярмарки, а голливудская радиостанция пожелала передать звук зажигания ракетного двигателя.

2 февраля 1938 г. студенческая газета Калифорнийского Технологического института "Калифорниа Тех" разместила статью о ракетах, написанную Малиной с помощью Смита и Цянь Сюэсэня. В апреле 1938 г. "Ассошиэйтед Пресс" выпустило сообщение о работе группы, которое стоит процитировать дословно, как содержащее ценную информацию, незафиксированную в записях Малины:

"Френк Дж. Молина [sic] и трое студентов-исследователей [вероятно, Парсонс, Форман и Смит] работают над двигателем, на основе которого они надеются разработать другой, способный поднять ракету почти на 100 миль выше поверхности земли.

Они считают, что ракета может быть оборудована инструментами для получения данных, полезных для прогнозирования погоды, регистрации космических излучений, а также сбора информации, ценной для астрономии и других отраслях науки.

Этот двигатель, установленный в Школе Гуггенхайма Аэронавтики (КалТех), представляет собой камеру сгорания, смешивающую и поджигающую смесь кислорода и этелена [sic][5] при 5000 градусах по Фаренгейту, температуре приблизительно вдвое меньшей, чем температура Солнца [!][6].

Горящий газ выходит из “сопла” со скоростью приблизительно 9000 футов в секунду. По словам Молины, “ступенчатая ракета” с тремя двигателями, два из которых будут сброшены в полете, способна развить скорость 11000 футов в секунду.

“После экспериментов с газами мы попробуем жидкости, - сказал Молина, - это именно то, что будет использоваться в ракете. Мы можем позволить топливу занимать только семь десятых частей от общей массы ракеты.

Дизайн ракеты крайне важен из-за сложностей с тем, чтобы заставить ее лететь по прямому курсу. Эксперименты показали, что ракеты могут отклоняться от курса при изменении воздушных потоков. В решении этих проблем может помочь применение гироскопа.

“Наша цель состоит в создании ракеты, которая доставит научное оборудование на высоту приблизительно 500000 футов, гораздо выше, чем могут подняться воздушные шары. Рекорд для акустического шара-зонда, насколько я знаю, составляет 110000 футов. В теории мы прорабатываем все, насколько возможно”.

Молина отметил, что уменьшение гравитационного притяжения Земли при наборе высоты станет для ракетостроения благоприятным фактором, помогающим достигнуть еще большей высоты. По его расчетам, сила притяжения сокращается на одну десятую на расстоянии 200 миль от поверхности Земли и уменьшается пропорционально высоте.

Вскоре Малина и вся группа отошли от идеи ступенчатых ракет. Материал "Ассошиэйтед Пресс" породил несколько газетных статей о работе группы, однако Малина жаловался на поднятую шумиху, при блистательном отсутствии факта полета ракеты в приведенной выше цитате. (В понимании публики ракеты все еще связывались с путешествиями на Луну.) Малина не появлялся в дальнейших газетных статьях, в отличие от Парсонса и Формана, охотно и неоднократно дававших интервью и фотографировавшихся. Они считали это способом привлечь внимание, а возможно и некоторое финансирование к работам.

Парсонсу явно нравился статус, предоставленный его работой, и иногда он преувеличивал свою должность, представляясь “инженером”. Не имея законченного образования, он фактически обладал более обширными практическими познаниями в области взрывчатых веществ, нежели многие инженеры с дипломами. Занятия Парсонса, перечисленные в справочниках города Пасадены, указаны со слов домовладельцев в ответ на вопрос составителей. Парсонс называл себя “химиком”, а позже - “научным сотрудником” Калифорнийского Технологического Института. Рекомендательное письмо, которое он написал для Роберта Дроза, подписано: “Инженер проекта, Отдел Аэронавтики”. Две графические структуры организации GALCIT из архивов лаборатории JPL проясняют следующее: Парсонс был единственным человеком, ответственным за программу разработки твердого топлива.

Структура организации проекта GALCIT из архивов лаборатории JPL (1941 г.), где Джон Парсонс отвечает за программу разработки твердого топлива.

В мае 1938 года Парсонс оказался в зале суда на слушаниях по делу об убийстве, совершенном при помощи заложенной в автомобиль бомбы. Судебный обвинитель обратился в Калифорнийский Технологический, и Парсонс был назван лучшим экспертом по взрывчатым веществам. Разбирательство, в котором он выступил как привлеченный эксперт, растянулось на месяцы и подробно освещалось в газете "Лос-Анджелес Ивнинг Геральд и Экспресс". Парсонса упоминали в материалах от 6 мая и 10 мая, во второй статье разместили его фотографию.

Обвиняемыми по делу проходили капитан Эрл Э. Кинетт и два его пособника, лейтенанты Рой Аллен и Фред Браун из "кротовьего отдела"[7] полиции Лос-Анджелеса, которые обвинялись в установке самодельного взрывного устройства в автомобиле следователя полиции Гарри Реймонда. Очевидно, коррумпированная троица думала, что Реймонд подобрался слишком близко и стал представлять угрозу для их безопасности. 14 января 1938 года Реймонд нажал на стартер и был убит разорвавшейся бомбой.

Изучив имеющиеся доказательства, Парсонс изготовил макет бомбы для демонстрации судьям. В газете "Лос-Анджелес Ивнинг Геральд и Экспресс" от 10 мая была опубликована фотография, на которой Парсонс показывает прокурору Джину Уильямсу макет: кусок трубы шести дюймов в длину и три дюйма в диаметре, закрытый с обоих концов, с парой подведенных проводов. Парсонс заявил, что бомба была начинена фунтом прессованного пороха и “нарубленными кусками металла”. Взрыв уничтожил и автомобиль жертвы, и гараж, в котором стояла машина.

Выйдя из зала суда 6 мая, Парсонс поехал в пустыню неподалеку от Ланкастера с рабочей моделью предполагаемой самодельной бомбы, при помощи которой ему удалось разнести на куски старый автомобиль. В ходе интенсивного перекрестного допроса Парсонс остался непреклонен в своих свидетельских показаниях, утверждая, что бомба содержала бездымный порох, а не какое-то другое взрывчатое вещество. "Лос-Анджелес Таймс" благосклонно отозвалась об этой уверенной позиции, не вполне обычно для 23-летнего человека.

В ходе долгого судебного разбирательства несколько офицеров полиции отказались свидетельствовать против бывших коллег, но тем не менее эти трое были осуждены. В тот самый день, когда Парсонс давал свидетельские показания, в суд поступил звонок с угрозой: “Я - друг Кинетта и тоже служу в полиции, передайте [государственному обвинителю] Джо Фейнеру, если он не выпустит Kинетта, то я взорву его как Гарри Реймонда”. Бомбу Фейнеру все-таки не подложили, но этот инцидент может иметь некоторое отношение к смерти Парсонса 14 лет спустя.

Пока шел суд, в мае 1938 года в "Астронавтике: Журнале Американского Ракетного Общества", (выпуск 41) была напечатана техническая статья, посвященная специалистам по технике ракетостроения. Парсонса там не упомянули. 15 июля утренний выпуск "Пасадена Стар-Ньюс" напечатал более сенсационную статью, с большой фотографией Парсонса в темном костюме и Формана - в светлом пиджаке и с шоферской кепкой на голове. На снимке Форман глубокомысленно курит, облокотившись вместе с Парсонсом на пусковой аппарат. Небольшая модель одноступенчатой ракеты кажется подвешенной наверху конструкции - очевидно, ее вставили в фотографию методом двойной экспозиции. Статья освещает некоторые основные моменты работы ученых в Арройо-Секо. К этому времени Цянь Сюэсэнь прервал в работе группы, возвратившись позже в Ракетный Проект № 1 Калифорнийского Технологического Института, в то время как Парсонс и другие работали в GALCIT в Арройо-Секо.

Газета "Лос-Анджелес Экзаминер" разместила собственный репортаж о работах в Арройо-Секо. Статья не отличалась от материала из "Пасадена Стар-Ньюс", за исключением другой фотографии - одного из лучших ранних снимков Парсонса и Формана, сделанного в помещении - под заголовком “Джентльмены-ракетчики”. На снимке Джон и Эд предстают в темных пиджаках, при галстуках, с гладко зачесанными назад волосами и подстриженными усами. Парсонс стоит слева, придерживая многоступенчатую ракету, а Форман стоит на коленях, осматривая пружинное испытательное устройство.

В отличие от Парсонса, Малине не нравилась публичность, он чувствовал, что группа еще не достигла ничего стоящего гласности. Прошел почти год, прежде чем Малина начал писать о Парсонсе более развернуто в письмах домой, в которых чувствуется напряженность, поскольку “хорошие интеллигентные друзья” начали расходиться в разные стороны. Теперь в письмах Малины стали появляться упоминания на кандидата на докторскую степень и соседа по комнате Мартина Саммерфилда. 24 октября 1938 года Малин писал: “ Сегодня у нас побывал важная шишка из артиллерийско-технической службы. Он рассказал об армейских опытах с ракетами и выразил мысль, что использование военных целях маловероятно. Я тихо радовался, однако Парсонс, который уже на грани, остался недоволен, поскольку он надеялся получить некоторое финансирование исследований от армии”.

Этот источник финансирования стал еще одним спорным моментом, так как Малина был против любых военных применений его работы. Он интересовался только гражданскими инновациями - а именно, прикладной наукой на благо человечеству, а также при возможности, усовершенствованием средств передвижения. Парсонс нацеливался на конечный результат - работающие ракеты - и не заботился о том, как достигнуть своей цели. Как оказалось, и Малина, и “важная шишка” были неправы: ракеты уже начали применять в военных целей буквально у них под носом.

Однажды Рубин Флит, президент Объединенной Авиакомпании, пригласил Малину навестить его в Сан-Диего, показал гостю производство и спросил его о возможности посодействовать в работах над реактивным взлетом “больших, тяжелых самолетов”. Малина уехал заинтригованный, но результаты встречи проявились лишь три года спустя, после некоторых экспериментов Парсонса. Фактически, гидропланы не оборудовались устройствами JATO до 1943 года, причем JATO на них впоследствии устанавливались жидкотопливные.

Малина также подготовил научную статью для конкурса во Франции, который спонсировался Андре Луи Хёршем, банкиром с необычным интересом к ракетной технике. На конкурсе присуждался денежный приз лучшей статье о текущих проблемах в данной области исследований. Малина победил, но из-за войны он не узнал о награде до 1946 года - и приз, который мог помочь проекту, сильно запоздал. Цянь Сюэсэнь, как считается, помогал Малине в работе над статьей, хотя автором указан один Малина.

В это же время в письме Малины семье попадается интересное аннулирование ответственности зарегистрировано, в котором он написал, что Парсонс и Форман “иногда исчезают на недели или целые месяцы, а мне приходится держать проект. Пока они отсутствуют, они работают на пороховые компании и проводят испытания своих собственных ракет”. Малина занимался и другими, отнимающими много времени работами, включая исследования в аэродинамической трубе и проект сохранения и улучшения почвы. Работа на стороне увеличивала напряженность в группе. Четыре месяца спустя, в письме от 19 февраля 1939 года, Малина писал, “Парсонс проводит какие-то эксперименты с порохом и относится ко мне неприязненно, так как я в них почти не участвую”. Результаты опытов с порохом были описаны Парсонсом в соавторстве с Форманом в статье из выпуска №43 "Астронавтики". Конечно, совместная подпись Парсонса и Формана была простой любезностью, поскольку статья очевидно является работой одного Парсонса.

Название статьи - “Эксперименты с пороховыми двигателями для ракетного движения при помощи последовательных импульсов”. Как и предыдущая статья Парсонса, эта работа во время войны получила гриф секретности, хотя ее по-прежнему можно было найти в свободном доступе. Статья начинается с редакционного комментария издателя о том, что “Американское ракетное общество полагает, что превосходство жидкотопливных ракетных двигателей над пороховыми несомненно доказано...” Через два года это утверждение было опровергнуто.

Статья, технический анализ которой почти не оставляет сомнений в авторстве Парсонса, начинается с обсуждения работ Годдарда с 1919 нгода, и включает ранние результаты экспериментов Годдарда с ракетами, где в качестве топлива использовался дымный порох. Высота полета ракеты при данном методе достигала 8000 футов, т.е., полторы мили. Парсонс дает подробное объяснение своего собственного испытательного аппарата, включая очень точные спецификации, использованного для создания двигателей ракет. В первой серии испытаний использовался только дымный порох от компании "Геркулес", были получены различные результаты для различных степеней компрессии (т.е., величин плотности пороха, помещенного в ракету). В прочих опытах использовались другие разновидности пороха, включая бездымные, и в основании применялись различные типы заглушек, чтобы избежать утечки топлива. Большинство зарядов поджигалось от электрического провода, проходящего через заглушку к топливу.

Парсонс завершает статью с утверждением, что порох показал достаточную эффективность, и с ним можно было работать дальше. И действительно, в этой серии опытов, ракеты стали достигать скоростей 7150 футов в секунду (4875 миль в час), и таким образом Парсонс и Форман приблизились к результатам, достигнутым Годдардом 20 годами ранее. Парсонс сказал, что они работали над устойчивой к эрозии вставкой из специальной стали, а также над удовлетворительным методом измерений величин давления в камере. Эрозия часто возникала в горловине сопла - именно в той части ракеты, из которой выходит горящее топливо, тем самым разгоняя ракету. В статье Парсонс благодарил Малину, Цянь Сюэсэня, Спейда из Металлургической компании Ладлэма и Генри Н. Марша из пороховой компании "Геркулес", работодателя Парсонса с 1932 года. Однако во время написания статьи Парсонс уже работал на фирму "Взрывчатые вещества Галифакс".

Приблизительно в это время наконец-то поступило небольшое финансирование, и группе достался грант в размере 10000 долларов для работы над твердотопливными ракетами, развивая прежние успехи. Тогда же Фриц Цвики, учившийся на выпускных курсах у Эйнштейна, раскритиковал Малину за мысль, что ракета когда-либо будет способна полететь в космос, спрашивая, каким образом струя из сопла может отталкиваться от вакуума. Цвики не понимал, что перемещение массы и было всем, что необходимо. 13 марта Малина записал: “Парсонсу и Форману приходится работать полный рабочий день, чтобы заработать достаточно денег на настоящие сигареты, а не самокрутки. Жена Парсонса [Хелен] обрадуется, если она будет не единственной кормилицей семьи”. Хороший друг Парсонса Рыпинский высказался в подобном духе, заявив, что Хелен расстраивается от того, что Джек тратит деньги только на ракеты, а не на нее.

Финансовая удача улыбнулась в результате посещения лаборатории генералом Арнольдом из ВВС. Арнольд, отличавшийся проницательным умом, работал с фон Карманом и спустя много лет после войны, неизменно находясь в поисках нового направления научной мысли, которое можно было бы использовать для армии. В отличие от предыдущей “важной шишки” из вооруженных сил, посетившей лабораторию, Арнольд был заинтригован возможными применениями ракет. Эд Форман, например, вспомнил предположение Арнольда использовать ракеты для облегчения взлета самолетов, перегруженных на целых 50%.

Арнольд и прежде сотрудничал с фон Карманом. Хотя артиллерия была против исследования возможностей ракет, Арнольд, менее связанный стереотипами, отправился с Малиной и фон Карманом в Вашингтон. Он распознал талант с первого взгляда и убедил Комитет Национальной Академии Наук по исследованиям ВВС профинансировать грант. Фон Карман и Роберт Милликен были членами комитета, что облегчило работу Арнольда. Фактически в то время финансировалось несколько проектов в области аэронавтики, но Массачусетский технологический институт (MIT) избегал ракетных проектов, предпочтя работу над проблемой удаления обледенения с кабин самолетов. “Карман может устроиться на работу к Баку Роджерсу”, - решил глава отдела аэронавтики. Карман был этому рад и позже считал данный проект “одним из самых захватывающих периодов моей карьеры”.

18 апреля 1939 года совету директоров Калифорнийского Технологического института было представлено “Предложение экспериментальной станции реактивного движения для Авиационной лаборатории Гуггенхайма Калифорнийского Технологического института”. Черновик, который я видел, подписан должностью: “председатель, подкомиссия исследований реактивного движения”. По-видимому, этим “председателем” был фон Карман, хотя работа, по всей вероятности, была проделана Малиной. Две страницы резюме сопровождаются сметой на 80000 долларов первоначального годового бюджета со сноской, объясняя, что сумма число не включает затраты на строительство самой станции.

По поводу строительства Форман позже заявил в информационном бюллетене компании "Локхид", что назначил встречу с местным бульдозеристом, работавшим на муниципалитет, чтобы оценить площадку для экспериментальной станции в Арройо-Секо. Группа самостоятельно собрала хижины из дерева и других материалов, найденных в окрестностях, “комплекс”, который даже отдаленно нельзя было принять за лабораторию, сегодня насчитывающую 6000 сотрудников. В своей биографии фон Карман пишет, что он приобрел землю, противостоя завышенным требованиям Формана.

В последующие месяцы Парсонс и Форман мимоходом упоминаются в нескольких письмах Малины, но в письме от 21 августа Малина подробно описывает сильный взрыв, потрясший их рабочее здание в кампусе. Инцидент произошел в 8:20 утра, “слишком рано, чтобы Парсонс и Форман пришли на работу”, нанеся ущерб на сумму 10000 долларов - весь грант. После взрыва каждый предмет в здании покрылся тонким слоем неизвестного порошка, и когда Парсонс с Форманом наконец прибыли, их поджидали сотрудники Калифорнийского технологического с тряпками в руках. Парсонсу и Форману пришлось взяться за уборку. Сразу после взрыва, в 1937 году, группа переместилась в Арройо-Секо.

21 октября Парсонс и Форман получили приглашения на корпоративный ужин в "Этенум", однако столкнулись со старыми социальными предубеждениями у самых дверей. “Вы оба не являетесь сотрудниками Калифорнийского Технологического института. Вы - парни из города”, - их отказались впустить их в ресторан, несмотря на имеющиеся приглашения. Тут приехал Малина и убедил ретивый швейцар, что для спасения репутации института Парсонса и Формана необходимо проводить внутрь и что путаница с приглашениями впредь допущена не будет. Швейцара удалось убедить, и двое ученых наконец-то попали на ужин.

26 ноября 1939 года в приложении к журналу "Лос-Анджелес Сандей таймс" вышла статья о Парсонсе, Формане и Малине с фотографией первых двух. В статье троица заявляла, что они “устали растолковывать, что они не пытаются построить ракету для авиатуров на Луну”. Их целью было исследование свойств околоземного пространства. Проект Арнольда не упоминался, но обсуждались идеи других ученых в этой области исследований. На фотографии в статье Форман показан у пульта управления на площадке в испытаний жидкого топлива, в яме, которая заменила более ранние тесты на открытом пространстве, а также привычные мешки с песком, которые все еще интенсивно использовались. На фотографии Парсонс стоит позади Формана, делая заметки. Позже у него возникла идея фотографировать показания приборов, вместо того чтобы записывать во время кратких зажиганий, что намного облегчило регистрацию результатов.

Попутно Парсонс сделал интересное открытие в библиотеке Роберта Рыпинского, которое перевернуло личную жизнь Парсонса так же, как лекция Боллея изменила направление его профессиональной деятельности. Роясь в библиотеке, он нашел книгу Konx Om Pax Алистера Кроули, изданную в 1907 г, которую Рыпинский приобрел несколькими годами ранее. Эта книга, по словам Рыпинского, стало для Парсонса “живой водой для измученного жаждой”. Сам Рипинкси никогда не открывал эту достаточно сложную для понимания книгу, и он отдал ее Парсонсу, который вскоре вступил в переписку с автором.

Несмотря на несколько утверждений, включая высказанные в "Оккультном взрыве" Ната Фридленда и "Дневнике Ведьмы" Сибил Лик, неверно, что Кроули когда-то пробыл в Пасадене достаточно долго, чтобы организовать ложу своего мистического ордена, Ордена Восточных Тамплиеров (OTO). В действительности Кроули сделал там краткую остановку по пути в Лос-Анджелес в 1915 году - и еле дождался отъезда. Лишь 20 лет спустя в Пасадене появился официальный представитель OTO, а именно, Уилфред Тэлбот Смит, которому Парсонс представился вскоре после своего открытия Кроули. Кажется неслучайным, что единственная ложа OTO оказалась расположена в нескольких милях от дома Парсонса.

В тексте далее следует проявлять осведомленность о Кроули (1875-1947) как маге, хотя я касаюсь лишь тех элементов его работы, что непосредственно связаны с Джоном Парсонсом. Книги, повествующие о жизни и деятельности Кроули, перечисленны в библиографии; однако, по-настоящему удовлетворительная биография могучего и загадочного Кроули все еще ожидает издания.

Смит, представитель Кроули в Лос-Анджелесе, происходил из Тонбриджа, города в графстве Кент, приблизительно в 20 милях к юго-востоку от Лондона. Он начал свою магическую карьеру как член оригинальной Ложи Агапэ в Ванкувере, Британской Колумбии - первой североамериканской ложе OTO - основанной Братом Ахадом (Чарльзом Стэнсфилдом Джонсом, 1885-1950). Смит встретил Кроули в Ложе Агапэ в 1915 году, во время второй его поездки по Америке, и скоро достиг высокого положения и власти в Ложе, поскольку Ахад (“Единство” на иврите) попал в немилость Кроули и в конечном счете оказался исключен за разнообразные еретические идеи. Смит переехал в Лос-Анджелес в 1930 году, и немедленно взялся за работу над повторным открытием Ложи Агапэ, иногда называемой Ложей Агапэ №2.

Коллегой Смита была Регина Каль, служившая на Гностических Мессах в качестве Верховной Жрицы. Они, как говорят, управляли Ложей Агапэ жесткой рукой, почти тиранически. Отдельные фотографии Каль и Смита воспроизводятся в "Равноденствии" том III, №10. Гностической Мессой Кроули заменил “испорченную” мессу римско-католической и православной церквей. Он написал текст Мессы, названный Liber XV, в Москве в 1913 году, частично вдохновившись русской православной службой. В Гностической Мессе, удивительно христианской по своей символике, нет ничего непристойного, несмотря на все наветы хулителей. Фактически, она напоминает "Парсифаля" Вагнера с повторяющимися ссылками на “Копье” и “Чашу Грааля”, которые и есть самые наводящие на размышления элементы текста. Как в христианской мессе, в Гностической часто призывается Святой Дух. Наиболее откровенным эротическим элементом мессы является обнажение жрицы в части церемонии.

Текст Гностической Мессы слишком длинен, чтобы его можно было воспроизвести здесь, и читатель сможет найти его полностью в книге Кроули. Месса также переиздана в разделе IV "Драгоценностей Равноденствия" (Gems from the Equinox) под редакцией Исраэля Регарди и в томе III №10 "Равноденствия", а также на многочисленных сайтах в Интернете. Было бы интересно посмотреть, что Кроули и OTO могли сделать с гностической библиотекой, обнаруженной в Наг-Хаммади египетскими бедуинами в 1945 году, за два года до смерти Кроули. Однако библиотека Наг-Хаммади не была издана до 1978 года; таким образом Месса не испытала влияния ни одного ранее неизвестного гностического текста.

По первоначальному замыслу Кроули Гностическая Месса должна была стать основной церемонией OTO, как общественной, так и частной. В наши дни этот обряд регулярно проводится Гностической Католической церковью (Ecclesia Gnostica Catholica, EGC) и служится в крупнейших городах по всему миру. Гостям мессы обычно рады, если они готовы разделить гностическое причастие. EGC является религиозной организацией, история и структура которой пересекаются с OTO.

Парсонс вступил в контакт с OTO, когда неизвестный коллега взял его на встречу в доме Смита в Голливуде, после которой Парсонс и его жена Хелен, начали посещать различные собрания ложи, а также еженедельные Гностические Мессы. “Церковь Телемы”, которую основал Смит для этой цели, использовала Гностическую Мессу для приглашения в ряды OTO новых членов.

В OTO Парсонс нашел новый выход своим романтическим представлениям. Днем он изучал физику, а ночью - тайные науки. Он описал свои первые впечатления от Смита в "Анализе Мастера Храма": “Смешанные чувства отвращения и притяжения, сопровождавшие тебя весь первый год после встречи с Братом 132 [Смитом], были вызваны подсознательным сопротивлением перед грядущими испытаниями. Получи ты такой опыт раньше без сопротивления, ты был бы безнадежно выведен из равновесия. Двадцатипятилетний Парсонс в конечном счете обрел в лице Смита то, что Малина обнаружил в фон Кармане: человека, подходящего на роль отца, который мог действовать как наставник его жаждущего интеллекта, нечто, что Парсонс искал со дня смерти своего дедушки восемью годами ранее. Он достаточно наслушался рассказов о том, насколько порочен был его настоящий отец.

Знак Гора: МОЛЧАНИЕ.



[1] Также называемое «Боксерское восстание» ихэтуаней (буквально - «отрядов гармонии и справедливости») против иностранного вмешательства в экономику, внутреннюю политику и религиозную жизнь Китая (1898-1901 гг.). Многие участники восстания регулярно занимались физическими упражнениями, напоминавшими кулачный бой, за что впоследствии и были прозваны европейцами «боксерами».

[2] Чистый тетранитрометан является слабым взрывчатым веществом, однако с органическими веществами образует взрывоопасные смеси, мощность которых больше, чем у нитроглицерина.

[3] Майкл Бэлкон (Michael Balcon 1896-1977) - британский влиятельный кинопродюсер, существенно повлиявший на становление киноиндустрии в Великобритании. Позднее работал и с американскими кинокомпаниям.

[4] Sigma Xi - Общество научных исследований "Сигма-Кси" освещает различные аспекты новейших исследований в области естественных и общественных наук, в т.ч. в области физики, естествознания, информатики, бихевиористики, математики, инженерного дела, издает научно-популярный журнал широкого профиля "American Scholar".

[5] Этилена.

[6] По шкале Цельсия температура поверхности Солнца составляет 9980 градусов.

[7] Полицейские, работающие под прикрытием.

JL VK Group

Социальные группы

FB

Youtube кнопка

Обучение Таро
Обучение Фрунцузкому Таро
Обучение Рунам
Лекции по юнгианству

Наши партнеры Баннеры


Рекомендуем:
http://maap.ru/ – МААП – Московская Ассоциация Аналитической Психологии
http://www.olgakondratova.ru/ – Ольга Владимировна Кондратова – Юнгианский аналитик
http://thelema.ru/ – Учебный Колледж Телема-93
http://thelema.su/ – Телема в Калининграде
http://oto.ru/ – ОТО Ложа Убежище Пана
http://invertedtree.ucoz.ru/ – Inverted Tree – Эзотерическое сообщество
http://samopoznanie.ru/ – Самопознание.ру – Путеводитель по тренингам
http://magic-kniga.ru/ – Magic-Kniga – гипермаркет эзотерики
http://katab.asia/ – Katab.asia – Эзотерритория психоккультуры – интернет издание
https://www.mfmt.ru/ – Международный фестиваль мастеров Таро
http://www.radarain.ru/triumfitaro
http://www.agoraconf.ru - Междисциплинарная конференция "Агора"
классические баннеры...
   счётчики