Среда, 07 января 2015 21:41

Джон Картер Секс и Ракеты - оккультная жизнь Джека Парсонса Глава 4 Двойная жизнь Парсонса: 1940-1942 гг.

Джон Картер

Секс и Ракеты - оккультная жизнь Джека Парсонса

Глава 4

Двойная жизнь Парсонса: 1940-1942 гг.

В 1940 году редактор журнала «Астронавтикс» собрал высказывания известных людей под заголовком “Что думают о ракетах”, некоторые из которых стоит привести здесь как доказательство, что кое-кто из “великих мыслителей”, подобно Джону Парсонсу, обращал свой взор к звездам. Например, секретарь Смитсоновского института, доктор К. Г. Эббот, заявил:

«Несколько сотен тысяч долларов, инвестированные сегодня в научные разработки ракет, принесли бы стране сотни миллионов долларов дивидендов в следующие два десятилетия.»

По мнению всемирно известного пилота Чарльза Линдберга:

«Ракета дает единственную известную возможность отправить оборудование на высоту, превышающую ту, что может быть достигнута исследовательскими воздушными зондами. Данные наблюдений, собранные за пределами атмосферы Земли или даже в высоких слоях атмосферы, будут обладать огромной ценностью для изысканий в таких областях как астрономия, метеорология и геомагнетизм.»

А доктор Джон О. Стюарт, адъюнкт-профессор кафедры астрономической физики Принстонского университета, заявил:

«Скорость ракет до 1000 миль в час будет достигнута к 1950 году. К 2050 году полет ракеты на Луну со скоростью 25000 миль в час вполне возможен.»

Несмотря на такую широту взглядов, проявленную в свободном мире, в пределах группы GALCIT дела шли не блестяще, и Малина снова нашел причину пожаловаться на Парсонса и Формана в письме от 7 апреля 1940 года. Его недовольство не имело никакого отношения к вновь открывшемуся интересу Парсонса к оккультизму, который Форман, как представляется, разделял в меньшей степени. У Малины имелись собственные оригинальности, включая увлечение идеями коммунизма. Ум Малины был настроен на более приземленные вопросы. Он писал: “Нужен хороший физик. Форман и Парсонс отлично подходят для некоторых типов работ, но иногда они ведут себя как изобретатели в худшем смысле этого слова”. Это был последний раз, когда Парсонс упоминается в письмах Малины семье, кроме тех случаев, когда его имя появляется вместе с другими в списке основателей «Аэроджет». Между двумя коллегами произошел полный разрыв, хотя Парсонс мог этого и не осознавать. Парсонс остался с Форманом, а Малина стал работать с Саммерфилдом, присоединившимся к группе в июле того же года. Позднее вдова Формана рассказывала, что ее мужу и Парсонсу казалось, что Малина относится к ним слишком “холодно и высокомерно”.

В августе 1940 года «Популярная Механика» посвятила шесть страниц работе Парсонса и Формана в информативной и прекрасно иллюстрированной статье под заголовком “Поиски энергии для космических ракет”. В статье также упоминался и Малина, но его фотографию не разместили. В следующем месяце в «Популярной Науке» появилась статья покороче: “Новые эксперименты с ракетами”, также со множеством иллюстраций, но заканчивающаяся обсуждением работы Роберта Годдарда и потенциального применения ракет в военных целях. (Статьи воспроизведены на страницах далее). В статьях только Парсонс и Форман были выведены как ключевые фигуры, что красноречиво говорит хорошо об их уровне участия в проекте на тот момент. Пока Малина считался номинальным главой проекта, на основании его положения в Калифорнийском Технологическом институте, Парсонс и Форман были теми самыми, кто выполняет всю основную работу.

В 1940 году Соединенные Штаты начали поставлять боеприпасы и продовольствие Англии и наложили эмбарго на Японию. Президент Франклин Делано Рузвельт и его Конгресс увеличили расходы на оборону на 800%, от 1.9 миллиардов до 17 миллиардов долларов. Фон Карман зачастил в Вашингтон, и его поездки продолжались в течение всей войны. В том году в городе Пасадене насчитывалось 13300 работников авиационной промышленности, что может показаться много, однако уже в следующем году - после вступления США в войну – их численность увеличилась до 113000. Чтобы принять на работу столько людей, пришлось привлекать бойскаутов для раздачи объявлений по домам.

В том же году фон Карман и Малина продемонстрировали на бумаге техническую осуществимость долговременного горения в замкнутом пространстве, например, в корпусе ракетного двигателя, ту самую процедуру, которую фон Карман позже отметил в качестве первого переломного шага в разработке ракет в Соединенных Штатах. В результате Национальная Академия Наук немедленно удвоила бюджет группы GALCIT на 1941 год до 22000 долларов. Это привело в бешенство Годдарда, трудившегося в Розуэлле в одиночку, ему пришлись не по нраву молодые выскочки, которым достались все финансирование и все внимание. Десятилетия работы Годдарда и вправду не были оценены по достоинству, главным образом, из-за его добровольной самоизоляции. Малина, Парсонс и Форман поставили свои подписи на отчете о технической осуществимости под заголовком: “Исследование авиационного реактивного движения, итоговый отчет за период 1939-1940 гг”, копия которого находится в архивах лаборатории JPL.

Тем временем Парсонс получил признание и одобрение не только в авиакосмической промышленности, но также и в личной жизни. В круг новых эзотерических друзей Парсонса входила киноактриса Джейн Вольф1, снявшаяся в нескольких немых картинах: «Соседка» (1919), «Мужчины, женщины и деньги» (1919) и «Смотрите, вот моя жена» (1920). Вольф, выбравшая себе магическое имя Soror Estai, присоединилась к Кроули в Чефалу (в его итальянском “Телемском Аббатстве”) и оставалась там до того самого момента, как Аббатство было закрыто по приказу Муссолини. После возвращения Джейн в Калифорнию и в Ложу Агапэ ее имя больше не появляется ни в одном киносправочнике. Вольф дополнила легенду о Парсонсе, записав впечатления от первой встречи с ним в своем “магическом дневнике” за декабрь 1940 года:

«Незнакомый мне Джон Уайтсайд Парсонс, новичок, начал заниматься астральными путешествиями. Узнав об этом Регина (Каль) предприняла попытку подобной работы. Я узнала об этом только после того, как уже сама приняла такое же решение. Так что выбранное время было подходящим.

Случайно я приняла Джека Парсонса за дитя, которое «узрит их все» (то есть мистерии, см. Книга Закона, гл. 1, ст. 54-55).

26-ти лет от роду, 6 футов 2 дюйма роста, очень живой, потенциально бисексуальный, выпускник Университета штата Калифорния и КалТеха, сейчас работает в химических лабораториях КалТеха, разрабатывая «большие и лучшие» виды взрывчатки для Дяди Сэма. Путешествует по засекреченным приказам правительства. Пишет стихи - «только чувственные», как он сам говорит. Любитель музыки, о которой, кажется, он знает всё. Я видела в нём реального наследника Териона (Кроули). Пылкий, он проводил глубочайший анализ, будучи в состоянии экзальтации после мероприятий. Имел мистический опыт, давший ему ощущение равенства всего вокруг, но при этом он четко ощущал иерархию и установленный порядок».2

Отрывок из «Книги Закона» Кроули, на который ссылается Вольф (ALI:54-56), звучит: “Не изменяй даже начертаний букв; ибо — смотри! Ты, o пророк, не узришь всех таинств, за ними скрытых. Дитя твоего чрева, он узрит их. Не жди его ни с Востока, ни с Запада; ибо ни из одного известного дома не придет то дитя”.3 В свои 26 лет Парсонс в глазах людей более старшего возраста все еще представлялся “ребенком”, по крайней мере, в духовном смысле, и, так сказать, “избранным”, по оценке Джейн Вольф.

“Мистические опыты” Парсонса, если они и были задокументированы, до сих пор остаются утраченными и неизвестными. Ради сравнения с описанием, данным Джейн Вольф, приведем данные из заведенного на Парсонса дела ФБР: его рост указан 6 футов 1 дюйм, вес - 185 фунтов4, каштановые волосы и карие глаза, среднее телосложение и светлая кожа. Замечание “потенциально бисексуальный” может относиться к всеми замеченной симпатии Парсонса к Смиту, а также и к другой уникальной особенности: по крайней мере двое бывших коллег по работе рассказывали, что Парсонс обильно потел, и от его тела исходил сильный запах, который он пытался замаскировать резким одеколоном. В те времена мужчина, поливавшийся парфюмом и проявляющий необычный интерес к другому мужчине, мог непреднамеренно произвести впечатление бисексуала. Сам Парсонс однажды проявил скрытые гомосексуальные склонности, а бисексуальность Алистера Кроули, нового идола Джека, была известна.

Как и многие другие члены Ложи Агапэ, Вольф также состояла в A?A?. Кроули посвятил ее в Чефалу как Испытуемую 0°=0 в июне 1921 года и лишь потом признал ее Неофитом 1°=10 в мае 1940 года, после того как она написала ему письмо с горькими сетованиями на затянувшийся срок своего испытания.

Не одна Джейн Вольф отметила потенциал Парсонса. После больше чем года посещений собраний и Гностических Месс, Джон и Хелен Парсонс присоединились к Ложе Агапэ 15 февраля 1941 года, когда они одновременно вступили и в A?A?. Спустя всего несколько недель, в марте 1941 года, Смит написал Кроули: “Думаю, что наконец-то я встретил действительно превосходного человека, Джона Парсонса. Со следующего вторника он начинает переговоры с целью расширить сферу нашей деятельности. У него превосходный ум, его интеллект острее моего... Думаю, Джон Парсонс будет полезен для нас.”5

Парсонс принял имя “Frater T.O.P.A.N.”, а для краткости стал зваться “Frater 210”. Его жена стала Сестрой Гримо (“Soror Grimaud”). Инициалы имени сложились из латинского магического девиза Парсонса «Thelema Obtentum Procedero Amoris Nuptiae”, что означает: “Достигну Телемы через бракосочетание с любовью”. Инициалы T.O.P.A.N. также были декларацией посвящения Парсонса: Пану. В написании буквами иврита T.O.P.A.N. дает численную сумму 400+70+80+1+50=601. Парсонс рассчитал свое имя как I.O.P.A.N., чтобы получить более желательную сумму 210, включив в него “Io Pan”, что по-гречески означает “Славься, Пан”. Более того, “Гимн Пану” Кроули, который Парсонс выучил наизусть и часто декламировал, начинается с восклицания: “Ио Пан! Ио Пан Пан!”

Сумма чисел от 1 до 20 равняется 210. В книге «777» Кроули в частности говорит об определенных числах, важных для каждой сефиры кабалистического Дерева Жизни. Первая сефира имеет числовое значение 1, вторая: 1+2=3, третья: 1+2+3=6 и так далее; всего же сефир 10. Хотя Кроули этого не указывает, быстрый и короткий арифметический подсчет даст сумму этих 10 чисел, равную 210. В «777» Кроули пишет, что значение 210 “слишком свято”, чтобы его раскрыть, тем самым намекая на формулу “N.O.X.”. Латинское N.O.X. (“ночь”) сродни “L.V.X.” или “Lux” - свету. Обе формулы изображаются в ходе простых ритуалов Кроули, происходящих от Золотого Рассвета.

По совпадению, проходящая через Пасадену автомагистраль между штатами, которая делает поворот на 90 градусов к северу в начале Саут Орэндж Гроув-Авеню, прямо в направлении лаборатории JPL, имеет номер 210, как если бы некая космическая сила пронумеровала шоссе в честь Парсонса.

Хелен выбрала себе французское имя, Гримо, которое может относиться к персонажу одного из романов лорда Бульвер-Литтона, кто выступал как “магический служитель”. Бульвер-Литтон прославился тем, что начал роман с банальной фразы: “Это была темная и бурная ночь”.

В итоге Парсонс пришел к тому, что стал считать Смита за отца, которого ему всегда не хватало, и Смит с Парсонсом поддерживали отношения всю жизнь, несмотря на многие разногласия, как между собой, так и с другими членами ложи. В то время как многие отошли от Ложи Агапэ, Парсонс и Смит неизменно возвращались друг к другу, и, хотя Парсонс в своих многочисленных письмах к Кроули обращается к нему “Отец”, непосредственное присутствие Смита оказывало намного более сильное влияние.

Кроме того, детский интерес Парсонса к научной фантастике продолжился и в его взрослой жизни, и он был частым гостем встреч Лос-анджелесского общества любителей научной фантастики (LASFS), проходивших по четвергам. LASFS образовалось как секция 4 Лиги Научной Фантастики, одного из множества фан-клубов, зародившихся в 1934 году, когда журнал «Удивительные истории» Хьюго Гернсбека объявил о своей новой программе. Впоследствии все фан-клубы закрылись, кроме секции 4, оставшейся жизнеспособной благодаря работе всего одного человека - Форреста Дж. Акермана. Акерман вспоминал, что видел Парсонса лишь однажды, хотя другие члены общества настаивают, что они встречались не раз. Хелен Парсонс Смит помнит, по крайней мере, одну встречу.

В 1940 году группа Акермана стала независимым обществом LASFS, которое, будучи основной базой для читателей и писателей Лос-Анджелеса и окрестностей, работало довольно активно. Архивариус лаборатории JPL Джон Блат слышал, что многие любители фантастики были частыми гостями в доме Парсонса, но сам Парсонс не так уж часто захаживал в LASFS. Вероятно, он участником не был.

В 1941 году на одной из четверговых встреч общества Парсонс повстречал одного из своих любимых авторов, Джека Уильямсона, который отметил это в своей автобиографии «Дитя Чуда». Уильямсон написал роман «Мрачнее, чем вам кажется», который вначале вышел в журнале «Неизведанное» (Unknown) в 1940 году и был значительно дополнен в 1948 году для книжного издания.

В книге «Дитя Чуда» Уильямсон писал: “Он [Парсонс] прочитал мой роман «Мрачнее, чем вам кажется», где речь идет о сверхъестественном. Я с удивлением узнал, что его интерес к таким вещам оказался гораздо менее скептическим, нежели у меня”. Тем не менее, этот роман был любимой историей и самого Уильямсона; он отождествлял себя с главным героем, Уиллом Барби, который с ужасом понимает, что он - настоящий оборотень, но постепенно учится принимать свои новообретенные силы.

Уильямсон впоследствии посетил дом Парсонса в одну из встреч поклонников и писателей, которые Джек проводил каждое воскресенье. В автобиографии он сделал запись об этом событии:

«Я встретил Джона Парсонса. Странная для меня загадка: он был инженером-ракетостроителем с неожиданной склонностью к оккультизму. Ему хотелось познакомиться со мной как с автором «Мрачнее, чем вы думаете» - слишком многие восприняли роман более серьезно, чем я; а ведьмы до сих пор время от времени считают меня за собрата-викканца.

Парсонс принадлежал к OTO, тайному ордену, основанному, как я полагаю, сатанистом Алистером Кроули. В один из вечеров нам с Кливом Картмиллом было дозволено подняться вслед за Джеком на чердак, чтобы посетить секретное собрание. Ритуал оказался разочаровывающе скучным: не было никакой нагой девственницы на алтаре, Сатану не призывали.

Но все же жрец произвел на меня впечатление. Он был худощавым, подвижным человеком небольшого роста с яркими голубыми глазами, одержимый ненавистью к Богу. Разговаривая с ним после церемонии, я узнал, что он был сыном британского священника, который вероятно и был настоящей мишенью той яростной враждебности.»

Из процитированного выше описания кажется, что Уильямсону удалось повстречать Уилфреда Смита.

«Мрачнее, чем вы думаете» - это история рода оборотней, которые обнаруживают свою подлинную звериную природу и стремятся восстановить древние обычаи и древних богов. Они возвращаются к новой жизни под предводительством “Дитя Ночи”, родившегося при волшебных, потрясающих и ужасающих обстоятельствах и воплотившегося в образе Уилла Барби. Самым первым фантастическим опытом Уильямсона на тему оборотней (нечто новое в те времена) был рассказ “Волки Тьмы”, написанный в 1932 году.

(илл. стр.85) Иллюстрация Эдда Картье для издания «Мрачнее, чем вы думаете» Джека Уильямсона (Fantasy Press, 1948), фантастического романа, который Джон Парсонс счел чрезвычайно вдохновляющим.

Связь с Виккой и неоязычеством очевидна, как и параллель с магической “Работой Бабалон” Парсонса, которая будет предметом глав 7 и 8. Роман «Мрачнее, чем вы думаете» оказался упомянут в разделе “Религии и Мифы” в «Визуальной энциклопедии научной фантастики»6. Книга Уильямсона по всей очевидности повлияла на сочинение Парсонса, которое походит на добросовестный краткий пересказ «Мрачнее, чем вы думаете»:

«Чтобы пойти вглубь, должно отринуть каждое явление, каждое просвещение, каждый экстаз, идя все глубже и глубже, пока не достигнешь последних олицетворений символов, которые также являются расовыми архетипами.

В этом жертвоприношении богам бездны содержится апофеоз, преобразующий их к красоте и власти, что есть твоя вечность и искупление человечества.»

Парсонса навещали и другие авторы, включая Альфреда ван Вогта, а также иллюстратор научно-фантастических произведений Лу Гольдстон и писатель Альва Роджерс. Возможно, его посещал Хоффман Прайс, желающий стать писателем и известный в кругу Говарда Филлипса Лавкрафта, знаменитого своими причудливыми произведениями и романами ужасов, равно как и множество других любителей фантастики. Прайс позже похвалялся тем, что ввел оккультные идеи в творчество Лавкрафта, чьи проработки элементов теософии хорошо прослеживаются в письмах к Прайсу, что доказывает, что часть материала действительно исходила от него.

Парсонс также повидал молодого Рэя Бредбери, или, скорее Брэдбери встретил Парсонса. Как Брэдбери сказал мне: “Я видел его только один раз, в подростковом возрасте, он приехал читать лекции в Обществе научной фантастики Лос-Анджелеса в конце тридцатых годов... Я был всего лишь среди малочисленной аудитории человек 20 или 30, тех, кто был очарован его идеями о будущем”.

И еще в LASFS Парсонс встретился с Грейди Макмертри, который позже стал Братом Гименеем Альфа и преемником Карла Гермера как Внешнего Главы OTO, управлявшим Орденом до самой своей смерти в 1985 году.

Ходит много слухов о связи между Робертом Хайнлайном и Парсонсом, в частности, утверждается, что Хайнлайн стал первым, кому Парсонс представил свою вторую жену, Кэмерон. Парсонс, как считают, переписывался с Хайнлайном после его отъезда из Голливуда; к сожалению, жена Хайнлайна уничтожила всю корреспонденцию своего мужа за период, предшествующий их браку. Тем не менее, миссис Хайнлайн и Спрэг де Камп утверждали, что Хайнлайн и Парсонс знакомы не были, хотя Кэмерон рассказывала, что они все-таки встречались, но впоследствии предпочитали не упоминать об этом. Мнение, что «Чужак в чужой стране» был написан Хайнлайном под влиянием Парсонса и Телемы, мы оставляем на суд читателя.

Статья в «Рэпид Ай» № 3 под заголовком “Откуда ты явился, незнакомец”, как представляется, документирует точные отношения между Хайнлайном и Парсонсом. В этом материале, написанном Адамом Ростокером, говорится: “Парсонс и Хайнлайн были довольно близкими друзьями. Возможно, они встречались в Фан-клубе научной фантастики Лос-Анджелеса [LASFS], где был читальный зал... [Их], конечно же, замечали там вместе”. Он ссылается на Марджори Кэмерон, вторую жену Парсонса, как на источник этой информации: “Хайнлайн был первым человеком, которого Парсонс с ней познакомил. Хайнлайн был ей безразличен; он был «слишком скользким, слишком голливудским». Однако Джек и Хайнлайн стали хорошими друзьями’”. Адам Ростокер - это тот самый “Адам-Ходящий-Между-Мирами” из Церкви Всех Миров7, вдохновленной «Чужаком в чужой стране» Хайнлайна. Он же, возможно, опубликовал подобную статью в журнале «Зеленое Яйцо», издаваемом этой церковью.

Уильямсон указывает на автора научных работ и члена Немецкого Ракетного Общества Вилли Лея как иногда присутствующего на встречах Литературного Общества «Завтра» (Ma?ana), неофициальном семинаре научной фантастики, проводившемся в доме Хайнлайна. Таким образом, Парсонс мог встретить своего старого друга по переписке — если предположить, что Парсонс действительно входил в круг Хайнлайна.

Между тем, в другой жизни Парсонса, в августе 1941 года, группа GALCIT достигла своего первого крупного успеха. Парсонс понял, что двигатели ракеты, принцип которых теперь назывался взлетом с помощью реактивного ускорителя (JATO), должны были использоваться на практике немедленно, поскольку их было невозможно хранить в течение долгого времени или при перепадах температур. Ему и Форману приходилось вставать ни свет ни заря, подготавливать JATO, затем можно было вздремнуть, а потом встречать других участников эксперимента на полигоне. Фон Карман писал: “Он [Парсонс] использовал цилиндр с бумажной подкладкой, в который запрессовывал топливо из черного пороха собственного изготовления слоем в один дюйм”. В августе группа была готова проверить JATO Парсонса на настоящем самолете, и это было первое применение ракеты подобного типа.

Используемое топливо получило название GALCIT-27, что подразумевало предшествующие 26 неудач. Был выбран небольшой, легкий и практически безотказный самолет “Ercoupe”, пилотируемый Гомером А. Боуши-младшим, капитаном ВВС США и аспирантом фон Кармана. Присутствовал и другой аспирант, Гомер Джо Стюарт, которому была адресована подписанная книга мемуаров Франка Малины, оказавшаяся в архивах JPL.

Испытания GALCIT-27 были засняты на цветную пленку, копия этого фильма хранится в Библиотеке Конгресса. Немой оригинал, с некоторыми купюрами, находится в архивах JPL. И оригинал, и выпущенные эпизоды показывают Парсонса с короткой бородой и усами.

К этому времени фотографа группы Вельда Арнольда заменил англичанин Джордж Эмерсон, и качество фотоснимков существенно улучшилось. Эмерсон оставался в JPL в течение 40 лет как основной фотограф лаборатории, в то время как Вельд отправился в Нью-Йорк и уже в пятидесятые годы оказался в Совете попечителей Университета Невады, где его отыскал Малина. Они переписывались до смерти Вельда в 1961 году.

Парсонс был прав насчет немедленного использования JATO, и 6 августа 1941 года, спустя одну неделю после сопровождаемых нервотрепкой статических тестов, когда устройства JATO “взорвались, словно салют на четвертое июля”8, 12 ракет были установлены под крыльями самолета Ercoupe. Каждое устройство JATO обеспечивало 28 фунтов тяги в течение 12 секунд - общее усилие равнялось 336 фунтам. Никогда еще группе не приходилось наблюдать, чтобы самолет поднялся так резко. В отснятом фильме ясно видно, как взлетающий самолет немедленно выравнивает высоту, когда прекращается подача топлива JATO. Эксперимент имел успех, и Парсонс получил кредит доверия.

Частично фильм снимался с воздуха, с небольшого самолета Кларка Милликена. Наземная съемка, показывающая параллельный взлет Ercoupe и самолета Милликена, наглядно демонстрирует существенные отличия JATO, благодаря которому длина пробега при взлете была уменьшена на более чем 30%. Во время одного из тестов сопло одного из JATO отстрелилось, отскочило от взлетной полосы и пробило отверстие в фюзеляже самолета около хвоста. “Ну хоть дырка не очень большая”, - пошутил кто-то из группы. Пилот Боуши не выказал страха и продолжил полет. Испытания проходили до 12 августа.

Устройства JATO предполагалось использовать везде, где имелись короткие взлетно-посадочные полосы. Если самолетам армейской авиации пришлось базироваться в отдаленном месте действия на местности с изрезанным рельефом или густым лесом, короткая взлетная полоса помогла бы сэкономить расходы и труд многих людей. Второй вариант применения включал возможность быстрого ускорения в воздухе. Например, если бы вражеский самолет зашел позади пилота, имеющего JATO на борту, то имелась возможность включить зажигание ракет и уйти с линии огня противника. Такой маневр также вошел в фильм, снятый в августе 1941 года. Оригинальную идею Арнольда использовать JATO для облегчения взлета перегруженного самолета не включили в испытания, но она нашла применение во время войны.

(илл. стр. 93-95) Три патента на открытое жидкое топливо были выданы на имя Парсонса и Малины спустя целых два года после гибели Парсонса.

23 августа было решено продемонстрировать полет только за счет мощности ракеты, для чего с самолета Ercoupe сняли пропеллер, а отверстие от него заткнули тремя рекламными баннерами, которые группа нашла на месте. Один баннер их особенно повеселил: “Спроси себя: что насчет завтра, если я попаду в аварию сегодня?” Чтобы развить достаточную скорость для отрыва от земли, Ercoupe буксировали канатом, привязанным к красному пикапу Рудольфа Шотта. Пока машина не разогналась до 25 миль в час, Боуши держал канат в руке, а затем отпустил его и зажег JATO. Устройства сработали, и успех полных испытаний полета Ercoupe принес группе контракт с военно-морским флотом. Письменный отчет Парсонса и Малины об испытаниях Ercoupe находится в архивах лаборатории JPL.

На часто воспроизводимой фотографии испытаний Ercoupe видны признаки изменений в отношениях между Парсонсом и Малиной. На снимке фон Карманчто-то записывает, положив бумагу на крыло самолета (видимо, снимок был постановочный), в то время как Клайд Миллер, Кларк Милликен, Мартин Саммерфилд, Френк Малина и Гомер Боуши смотрят в камеру. Эта фотография обычно упоминается как снимок “технической группы”. Почему туда попал Саммерфилд? Его специальностью были жидкотопливные ракеты, а в данном случае проводились испытания твердого топлива. И где был Парсонс? Его всегда указывали как “теоретика”, а Формана - как механика. Парсонса мы находим на отдельной фотографии, вместе с “испытательной командой полетов”, где сняты Фред Миллер (“технический специалист по взрывчатым веществам”), Эд Форман, Малина, Боуши и несколько механиков военно-воздушных сил. Если бы фотография технической команды была сделана в естественной обстановке, а не как рекламная, то там должен быть Парсонс, а не Соммерфилд. На большом групповом снимке тех же самых испытаниях стоит и Хелен Парсонс, первая жена Джона. (См. раздел фотографий.)

Известно, что патенты на твердотопливные устройства JATO на имя Парсонса существуют, и что соавтором является Марк М. Миллз, один из его помощников. Френк Малина писал, что только Парсонс размышлял об отказе от черного пороха и бездымного пороха в пользу более экзотического твердого топлива, что являлось отходом от взглядов Малины и Цянь Сюэсэня. Парсонсу также принадлежит идея заливать слои топлива толщиной в один дюйм, начиная с самого дна, чтобы управлять скоростью горения, и данный процесс раньше никем не использовался.

Утверждается, что Парсонсу принадлежит в общей сложности семь патентов, но три их них, которые я смог отыскать, были выданы на жидкотопливные ракеты, а не твердотопливные. В Национальном музее авиации и космонавтики Смитсоновского института в Вашингтоне демонстрируется образец одного из первых твердотопливных устройств JATO. Пусковая свеча устройства предназначалась не для зажигания, а для изолированного входа в топливную смесь; вместо того, чтобы тратиться на построение чего-то нового, Форман просто просверлил отверстие по размеру свечи зажигания на торце JATO и нарезал внутри отверстия резьбу. В свече уже имелся встроенный фарфоровый изолятор вокруг проводника, и к любому его концу можно было присоединить провода, таким образом в кожух обеспечивалась безопасная подача электрического тока, зажигающего топливную смесь.

В начале ноября 1941 один из членов группы, которого Малина назвал “мальчишкой”, напился и угнал автомобиль у молодой пары, угрожая им пистолетом:

«Он был механиком, работающим с Джеком, и кажется, он направлялся в дом Парсонса. У них было собрание - что там делали, я не знаю - так или иначе [у него] был пистолет, и он увидел на улице поблизости припаркованную машину, в которой обнималась парочка. Он заставил их выйти, угрожая оружием, забрал машину, поехал в сторону Голливуда, очевидно, не совсем ясно представляя, что делать дальше. И затем, спустя некоторое время, он возвратился в Пасадену. Как только он достиг моста на Колорадо [авеню]. Там его уже поджидала полиция.»

Малина продолжил рассказ:

«Я отправился в тюрьму, чтобы поговорить с парнем и спросить, что же подвигло его на такую глупость. В его голове был полный туман, и я ничего не смог вытащить из Парсонса или Формана относительно причин произошедшего... И тут стало вполне очевидно: что бы это ни было, Парсонс и Форман играли с чем-то, что вызывало тревогу.»

Был ли это гипноз? Форман никогда не был членом Ложи Агапэ, но Парсонс и Форман были очень близки, так что возможно, Форман принимал участие в оккультных устремлениях Парсонса. Правонарушителя освободили под поручительство Малины, и инцидент был замят ради блага работы. Война становилась неизбежной (до нападения на Перл-Харбор оставался лишь один месяц); и не было причин прерывать работу Калифорнийского технологического института из-за подобного щекотливого случая.

Между тем Парсонс приобретал все большее влияние в ложе. В марте 1942 года Джейн Вольф писала Кроули:

«Кстати, я полагаю, что Джек Парсонс, - который предан Уилфреду [Смиту], станет новым лидером Ложи, при этом Уилфред будет выступать в качестве консультанта... Надеюсь, что однажды вы с ним встретитесь, хотя кажется, что из-за вашей нынешней деятельности в Англии ваш приезд к нам откладывается [Кроули так и не приехал]. Джек, между прочим, присоединяется к нам, проходя через внутренние переживания, но главным образом, возможно, благодаря науке. Дело в том, что его "покорила Книга Закона", потому что она была предсказана Эйнштейном и Гейзенбергом - чьи работы запрещены в России - учеными, открывшими квантовые поля, чья работа идет “непрямыми дорогами неизвестности” [см. Liber 49, v. 36] и т.п. Вы с ним нашли бы темы для колоссальных обсуждений. Без Джека и Хелен мы как без рук.»

В том же самом году Парсонс также сделал интуитивный скачок, изменивший будущее технологии ракетных двигателей. Все истории о том, что послужило вдохновением для его идеи, не кажутся вполне достоверными, однако Парсонс унес разгадку в могилу. 40 лет спустя Гомер Боуши рассказал на встрече группы Международной Ассоциации Аэронавтики и Астронавтики (IAAA) в Осло, что эта мысль пришла Парсонсу в голову, когда он наблюдал за рабочими, покрывающими крышу горячим битумом. Френк Малина утверждал, что Парсонсу было известно о “греческом огне”, смеси смолы и других компонентов, которую древние греки использовали в качестве боевых зажигательных снарядов, швыряя их во вражеские суда. Однако Хелен Парсонс рассказала в интервью, что идея возникла у нее.

Еще в 1928 году Парсонс и Форман использовали клей для связки дымного пороха и оксида алюминия в своих маленьких ракетах. В 1942 году Парсонсу пришла в голову мысль использовать с этой целью жидкий асфальт, для чего асфальт разогревали, добавляли в него топливо и окислитель и вливали смесь непосредственно в кожух, а не в молдинг посередине, и оставляли до охлаждения. Получившая название GALCIT-53 смесь не сжималась и не растрескивалась, в отличие от более ранних вариантов.9 Новые JATO могли храниться неопределенно долго, при любых перепадах температур, без угрозы взрыва во время использования - и теперь появилась возможность их серийного производства. После того как Парсонс оставил «Аэроджет», обнаружилось, что в центре затвердевшего топлива можно создавать пустоту, что дает большую площадь поверхности и таким образом увеличивает скорость горения. Первоначально пустоте придавали простую цилиндрическую форму, а потом - звездообразную, еще более увеличивающую площадь поверхности. Этот метод использовался в ракетах «Минитмэн» и «Поларис».10

В работе над топливом GALCIT-53, которое обеспечивало тягу 200 фунтов за восемь секунд, что означало улучшение на 476% по сравнению с GALCIT-27, Парсонсу помогали Марк М. Миллз и Фред С. Миллер. Парсонс изобрел метод заливки горячего сжиженного топлива, который предусматривал покрытие пустого кожуха некоторым количеством сжиженного раствора, охлаждение до температуры, достаточной для начала схватывания, и последующей заливки оставшейся части топлива в кожух. Этот метод используется и сейчас в твердотопливных ракетах-носителях Шаттлов.

У Парсонса также возникла не менее монументальная идея начать использовать перхлорат калия в качестве окислителя вместо алюминия и других веществ. Успешные варианты этой идеи включали использование перхлората аммония для поставленной задачи. Перхлорат калия фактически был указан в работе, которую Парсонс написал в Энтилоп Веллей для «Галифакс» в 1937 году, но в то время он не прокомментировал его возможности. Что заставило его возвратиться к этой идее в 1942 году, остается неизвестным.

Эти научные прорывы привели к тому, что 19 марта 1942 года фон Карман, Малина, Саммерфилд, Парсонс, Форман и поверенный фон Карман Эндрю Хейли основали корпорацию "Аэроджет", ныне один из крупнейших мировых производителей ракет. У Парсонса и Формана была идея найти спонсора или образовать корпорацию; но предложение фон Карману исходило от Малины. Каждый участник вложил 200 долларов, хотя Хейли фактически дал взаймы всем, кроме фон Кармана, сделав вклад на сумму 2500 долларов с пониманием, что другие оплатят свои доли позже. Все будущие патенты пятеро основателей передали компании, а название «Аэроджет» придумали Малина и Хейли. Парсонс и Форман немедленно оставили GALCIT, перейдя в «Аэроджет», однако продолжая работать над проектами вместе с инженерами «Аэроджет», оказывающими консультационные услуги GALCIT. Компания быстро росла.

Хейли, как представляется, занимался практическими работами, что видно из фотографий в его интересной книге «Ракетная техника и исследования космоса», на которых он показан непосредственно участвующим в различных производственных процессах «Аэроджет». Ему часто приходилось работать в конторе днем и на заводе по вечерам.

Очередной крупный успех группы был достигнут в работах над жидкотопливными устройствами JATO. Парсонс все еще пытался отыскать способ использовать красную дымящуюся азотную кислоту (RFNA) в качестве окислителя для таких видов топлива, как бензин и бензол. RFNA был тем самым химикатом, который вызвал мощный взрыв и сильную суматоху, когда «команда самоубийц» только начала свою работу в Калифорнийском технологическом институте. Теперешние испытания привели к созданию двигателя, который зажигался, но производил неравномерное горение, что приводило к колебаниям и запаздыванию зажигания: топливо не загоралось немедленно при контакте с RFNA. Это явление описывается законом «нестабильности горения», открытым Мартином Саммерфилдом.

В путешествии на восток США Малина встретил своего знакомого, который предложил использовать анилин для контроля скорости сгорания смеси и снижения пульсации. Возвращаясь домой на поезде, Малина внезапно понял, что RFNA и анилин должны самозагораться без присутствия бензина или бензола. Он телеграфировал Саммерфилду в Пасадену, где тот устроил испытания совместно с инженером Уолтером Пауэллом и другими исследователями. Это событие было заснято на кинокамеру: небольшой контейнер стоит на земле, к нему протягивается рука, держа длинный шест, на конце которого находится другой контейнер. Когда содержимое одной из этих емкостей вылили в другую, смесь действительно вспыхнула огромным пламенем, и группа нашла путь к совершенствованию жидкого ракетного топлива.

С помощью поверенного Д. Гордона Ангуса, 8 мая 1943 года Парсонс и Малина подали заявки на три патента, касающихся различных элементов этого процесса. Имя Парсонса указано в этих патентах, поскольку он настоял на работе с RFNA, несмотря на мнение других исследователей об этом топливе: факт, зарегистрированный Малиной в его устной истории JPL. Как ни странно, патенты по двум из трех заявок так и не были выданы до самой смерти Парсонса в 1952 г. Это были патенты за номерами: 2,573,471 (“Устройство и способ реактивного двигателя, работающего на жидких видах топлива”, дата выдачи патента 30 октября 1951 г.); 2,693,077 (подпатент за номером 2,573,471, от 2 ноября 1954 г, с некоторыми небольшими отличиями от изначального патента) и 2,774,214 (“Способ реактивного движения ракеты” от 18 декабря 1956 г, в основном, описывающий аналогичное изобретение, представленное под другой категорией).

Кислотно-анилиновое соединение, открытое группой, уже применялось в ракете «Титан», но с тех пор на смену ему пришел жидкий кислород, горение которого наконец-то удалось сделать управляемым. [По странному “совпадению” Великий Зверь Алистер Кроули называл себя “Тейтан”, что и является оригинальным греческим написанием “Титана”, по сумме греческой гематрии дающим нумерологическое значение 666.]

Полетные испытания нового жидкого топлива состоялись 15 апреля 1942 года в местечке Мурок-Филд в Энтилоп Веллей, на территории нынешней авиационной базы Эдвардс ВВС США.

Устройства JATO на жидком топливе стали первым проектом «Аэрождет». Самолет «Дуглас A-20A» вначале отправили в аэропорт Бербанк для приготовлений, а затем на испытательный полигон жидкотопливных JATO. Вес самолета составлял 20,000 фунтов, как несколько объединенных Ercoupes. Летчиком-испытателем стал майор Пол Х. Дейн из ВВС. Беверли Форман, кузен Эда, сидел в хвостовой части самолета, чтобы в надлежащее время выпустить топливную смесь. Два устройства JATO с усилием тяги 1000 фунтов и временем горения 25 секунд монтировались под крыльями самолета A-20A. Они были разработаны Саммерфилдом с помощью Уолтера Б. Пауэлла и Эдварда Г. Крофта, и в пять раз превышали мощность GALCIT-53, хотя твердое топливо не теряло своей ценности.

Это событие оказалось запечатлено в длинном немом фильме (три катушки пленки), который сейчас хранится в Библиотеке Конгресса, а также в архивах JPL. В одной из лучших сцен мы видим фон Кармана, Малину и Парсонса, идущих бок о бок по взлетно-посадочной полосе и обсуждающих какие-то вопросы испытаний: трое ученых, вдохнувших жизнь в ракетную технику - великий фон Карман с одной стороны, его протеже Малина посредине и человек мира Джон Парсонс с другой стороны. Эта же троица позже появилась в таком же порядке во главе составленного фон Карманом списка лучших 10 ученых, сделавших американскую ракетную технику возможной.

Длина пробега при взлете снова удалось уменьшить на 30%. По окончании испытаний Малина сказал: “Вот теперь у нас есть что-то, что действительно работает, и мы можем помочь нашим задать жару фашистам!” Фон Карман назвал разработку “началом практической ракетной техники в Соединенных Штатах”. Успех испытаний с участием A20-A принес группе еще одно увеличение бюджета – сумма в 125,000 долларов, которой они располагали в 1942 году, на следующий год была увеличена в несколько раз, что казалось невероятным для работы нескольких человек. Однако их работы считались всего лишь одной из областей исследований, в которые вооруженные силы вкладывали огромные деньги при подготовке к войне. Свыше ста немного модифицированных устройств JATO на жидком топливе под обозначением XLR 1 AJ 1 были проданы «Аэроджетом» для использования на бомбардировщиках «Боинг B36» во время войны. Меньшие устройства также применялись для взлета «Корсаров» с авианосцев; но неясно, использовали ли они жидкое или твердое топливо.

За проведением испытаний наблюдал Альфред Лоддинг, присланный командованием ВВС из Райт Филд. Позднее Лоддинг притязал на известность в качестве первого военного следователя по вопросам НЛО в 1947 году: он запустил проект «Знак» (Project Sign), в котором стремился дать объяснения всем отчетам о появлении НЛО, и этот проект стал предшественником более известного проекта ВВС «Синяя книга».

В «Аэроджет» Парсонс главным образом работал над твердым топливом, занимая должность инженера проекта в распоряжении Отдела твердого топлива, фактически не являясь дипломированным инженером. Форман возглавлял механический цех и часто отправлялся в Арройо в GALCIT для проведения статических тестов улучшенных им двигателей. Малина, в основном, работал тем временем с жидким топливом, что также было специальностью его друга Саммерфилда. Когда ему приходилось бывать в Арройо на испытаниях, он работал, не выходя из своего автомобиля.

Первый контракт «Аэроджет» был заключен на поставку твердотопливных JATO для Бюро Аэронавтики ВМФ, а второй – на жидкотопливные JATO для Лаборатории воздушных судов (Aircraft Laboratory) в Райт Филд, где они использовалась на штурмовых бомбардировщиках «Дуглас Хавок» (Douglas Havoc). Первоначально офис «Аэроджет» располагался на Ист Колорадо-Авеню в Пасадене, но вскоре компания переехала по адресу 285 Вест Колорадо-Авеню, в помещения компании, когда-то продававшей фруктовые соки. Испытательные и производственные подразделения в следующем году переехали в Азузу, приблизительно в 40 милях к востоку от Лос-Анджелеса. Эти изменения получили отражение в «Ракетной технике и исследованиях космоса» Хейли. Корпорация «Дефенс План» потратила 149,000 долларов на постройку завода после того, как друзья фон Кармана в Вашингтоне приняли участие в компании. Третий контракт «Аэроджет» был заключен с военно-воздушными силами, выделившими 256,000 долларов на твердотопливные JATO.

Новая работа в «Аэроджет» зачастую заставляла трудиться и по вечерам, и по выходным, причем фактом жизни стало то, что сверхурочные не компенсировались. В итоге расширившаяся группа сплотилась и сблизилась; во время ланча все делились друг с другом домашней едой, собравшись под большим дубом. Но существовали и некоторые трения. Однажды некий механик отрезал галстук Малины, когда тот посетил Калифорнийский технологический, потому что счел галстук слишком официальным.

Один из инженера проекта «Аэроджет», Уолт Пауэлл, любил летать на собственном планере, тем самым снимая стресс. Он отправлялся в полет столь часто, что группа отвлекалась на это зрелище, и Малине пришлось убрать планер под замок. Когда Пауэлл узнал об этом, он принялся гоняться за Малиной с топором.

По призыву на войну из GALCIT ушло много молодых людей. Тем не менее, проект №1, официальный проект ракетостроения Калифорнийского технологического института, сохранял наивысший приоритет; и его персонал получил освобождение от мобилизации. Проект в Арройо-Секо оценивался как следующий по масштабу. Перед «Аэроджет» встала та же самая проблема кадров, в то время как компания пыталась расшириться, чтобы удовлетворить увеличившийся спрос на свою продукцию. Когда Эндрю Хейли получил повестку в армию, пришлось вмешаться самому Арнольду. Хейли вернулся в «Аэроджет» через неделю и заменил фон Кармана на посту президента компании, сам упорно работая и требуя от своих сотрудников проявлять еще большее усердие. Зачастую им сокращали зарплату, когда компания выбивалась из бюджета. В дальнейшем Хейли стал президентом Международной Аэронавигационной Федерации. Хейли много путешествовал, и написанная им книга полна фотографий автора с высокопоставленными лицами, такими, как Папа Римский.

Новые сотрудники «Аэроджет» часто пребывали в шоке от недостатка образования и опыта персонала, который компания была вынуждена нанять, только чтобы иметь под рукой кого-то, делающего дело. На фотографии работников компании, сделанной на первую годовщину «Аэроджет», стоит около ста человек. Опытные инженеры не интересовались ракетами, таким образом, руководству приходилось полагаться на молодых инженеров без опыта работы, только что окончивших колледж. Фон Карман позже считал, что такое положение дел сработало на преимущество компании, поскольку им никого не нужно было переучивать. Амо Смит возвратился из «Дуглас Эйркрафт» на работу в «Аэроджет» и привел своих старых школьных друзей, к компании также присоединился Фриц Цвики. Цвики позже проектировал экспериментальное устройство “terrapulse”, предназначенное для глубокого бурения в направлении центра земли. Насколько мне известно, это изобретение так и не было реализовано.

Цвики рассказывал, что когда «Аэроджет» впервые смог приобрести некоторое количество нитрометана, Парсонс украл его и запустил какие-то собственные тесты прямо на территории «Аэроджет». Цвики также утверждал, что Парсонс часто говорил о всевозможных оккультных доктринах с секретаршами «Аэроджет», дабы соблазнить их. По всей видимости, это работало, хотя Парсонса считали достаточно привлекательным, и ему не было нужды уговаривать женщин.

В мае 1942 года Парсонс был командирован в Нью-Йорк, чтобы наблюдать за работой человека по имени Мейнор, который прислал в Калифорнийский технологический собственный проект ракеты. Двухстраничный рукописный отчет Парсонса по работе Мейнора от 5 мая, написанный на бланке отеля «Губернатор Клинтон», хранится в архивах JPL. Жидкотопливная ракета Мейнора оказалась неудовлетворительной с точки зрения механики, а работа изобретателя - небезопасной. Парсонс рассказал Малине, что Мейнор подверг опасности и себя, и зрителей. Мейнор утверждал, что был достигнута тяга 1000 фунтов, но Парсонс считал его измерения и процедуры ведения записей сомнительными. Мейнор сказал Парсонсу, что у него имеется шесть “засекреченных” патентов. Тем не менее, история не получила продолжения, которое стоит внимания в данной книге. Вторая страница рукописи Парсонса включает несколько зарисованных эскизов испытательной установки Мейнора.

(илл. стр.103-104) В письме на двух страницах (май 1942 г.) Джон Парсонс описывает Френку Малине ошеломляющую неадекватность ракетного проекта, который он проверял в Нью-Йорке.

30 августа 1942 года Парсонс и Марк М. Миллз представили “Отчет о выполнении работ по разработке 200-фунтовых твердотопливных устройств с реактивной тягой для Бюро Аэронавтики ВМФ; Отчет о выполнении работ №1-1”. Для единственного взлета самолета предполагалось использовать несколько 200-фунтовых устройств. Несмотря на то, что в то время Парсонс работал в «Аэроджет», данных отчет хранится в архивах Лаборатории JPL. В том же году, 16 октября, Парсонс и Миллз представили “Разработку твердого топлива на основе асфальта, Отчет №1-15”. Фотография Парсонса в шинели была сделана в тот период, по случаю возвращения в Арройо-Секо из «Аэроджет» для выполнения некоторых тестов. Возможно, фотография относится к испытаниям 200-фунтовых устройств, описанных в отчете за август, или же сделана на новом полигоне «Аэроджет» в Азузе. (См. раздел фотографий.)

После того, как Парсонс и Форман ушли в «Аэроджет», следующим проектом GALCIT стало транспортное устройство с реактивным двигателем. Малина и Саммерфилд получили военный контракт на проведение испытаний “Гидробомбы”, которую назвали торпедой ради соблюдения секретности. Чтобы проверить гидродинамические свойства Гидробомбы, группа вырыла канал 500 футов длиной – длинную и мелкую траншею, наполненную водой. Транспортное средство размещалось на поверхности воды канала, а Гидробомба устанавливалась под днищем транспорта. Жидкотопливные JATO использовались для перемещения испытательной установки на 500 футов на скорости 40 миль в час, т.к. данная скорость была сопоставима с той, что устройство могло развить под водой. Установленные на Гидробомбе приборы измеряли эффекты ее движения через толщу воды. Шутки ради, инженеры нацелили трек испытаний так, что он заканчивался прямо возле дома директора проекта.

Однако в проекте возникли трудности, вызванные акустической нестабильностью в конструкции JATO. Акустика все еще оставалась малоизученной областью и ее не распознавали как проблему. В итоге транспорт с реактивной тягой самоликвидировался в огромном пламени во время одного из тестов, и проект был забыт. Драматический конец транспорта остался запечатлен на цветной кинопленке. В 1942 году писатель Уильям Уайт, который вошел в научную фантастику как Энтони Бучер (Boucher) и мистическую литературу как Х.Х. Холмс (имя зловещего чикагского убийцы), сочинил и опубликовал запутанный мистико-фантастический роман об убийстве, в котором шла речь о реактивном автомобиле, под названием «Ракета в морг»11. Позже роман был переиздан под псевдонимом Уайта “Бучер”. В этой книге недвусмысленно изображен Джон Парсонс как один из главных героев. Уайт позже основал и редактировал «Журнал научной фантастики и фэнтези», а также написал нескольких рассказов и романов в обоих жанрах. Он же был редактором популярного фантаста Филипа К. Дика в течение многих лет.

В «Ракете до морга» Парсонс представлен как Хьюго Чантрелл, которого автор часто запросто называет “козлиной бородкой”. Эд Форман изображен как помощник Хьюго и носит прозвище “Древоточец” (Gribble), а Роберт Хайнлайн назван Остином Картером. Писатель-фантаст и будущий основатель Церкви саентологии Рон Хаббард стал Д. Вэнс Вимплом, Джон В. Кэмпбелл - Доном Стюартом, а Джек Уильямсон - “сыном Джо Хендера”. В послесловии к изданию 1951 года Уайт пишет, что литературное общество Хайнлайна «Ma?ana» “действительно существовало в реальности, как оно и изображено в этой книге... Мне удалось захватить момент, представляющий некоторый интерес как историческая сноска к массовой культуре: то, что творилось в южной Калифорнии прямо перед войной, когда фантастика стала приобретать свои современные формы”. Следуя этому утверждению, нам стоит обратить пристальное внимание на тот факт, что Остин Картер (Хайнлайн) и Хьюго Чантрелл (Парсонс) на страницах книги проводят много времени вместе, а также время от времени встречаются в доме Хайнлайна. Также нужно отметить, что книга была написана за несколько лет до того, как Джон Парсонс встретил Рона Хаббарда.

Уайт описал Чантрелла следующим образом:

«… эксцентричный ученый. В рабочее время в Калифорнийском Технологическом институте он был самым обычным и непримечательным человеком из лаборатории; но в свободное время посвящал себя тем периферийным областям знания, что пуристы от науки проклинают как мумбо-юмбо: новым видам алхимии и астрологии, из которых в свое время удастся вырастить невероятные чудеса химии и астрономии.

Ракетная техника Пендрея, сны о времени Данна, экстрасенсорное восприятие Райна, морские змеи Гоулда, - все это вызывало его интерес в намного большей степени, нежели любое из исследований, проводимый Институтом. Он неизбежно стал членом Американского Фортианского Общества и в конечном счете составил собственный каталог невероятных происшествий, изданный в качестве дополнения к работам Чарльза Форта. К чести его нужно сказать, что научное образование автоматически предохранило его от ошибок Учителя [Форта]. Записи его каталог были тщательно заверены, и зачастую сопровождались отчетами очевидцев.»

Роман стоит того, чтобы его прочитать, именно ради описания Парсонса как Чантрелла. Будучи очевидно литературным вымыслом, а не биографической зарисовкой, «Ракета в морг», тем не менее, отражает впечатление, произведенное Парсонсом на автора. К примеру, утверждение Уайта, что Парсонс состоял в Фортианском Обществе, может и не быть правдой, но Парсонс несомненно интересовался “Фортианой”, причудливыми научными аномалиями, обнаруженными по всему миру в течение многих столетий и задокументированными неутомимым Фортом.

Ссылка Уайта на “сны о времени Данна” появляется еще раз в другом месте романа и касается «Эксперимента со временем» Джона Уильяма Данна, странной небольшой книги, впервые изданной в 1927 году. Гипотеза Данна, которую он поддерживал пространными описаниями собственных сновидений, состоит в том, что сны зачастую могут предсказывать будущие события. Данн старался изо всех сил подкрепить гипотезу философским обсуждением природы времени. Остин Картер (Хайнлайн) также был весьма заинтересован книгой Данна, согласно повествованию Уайта, где Чантрелл подробно описывает будущие зловещие события, предупреждая об убийствах и других преступлениях. Он узнавал о них благодаря своему “экстрасенсорному восприятию”, о чем часто повторял, или благодаря равно мистическому “осознанию прошлых фаз сериотемпорального существования”.

Чантрелл упоминает Олафа Степлтона, автора «Создателя звезд», а также Фаулера Фоулкса в качестве двух любимых фантастов, и возможно, что эти писатели произвели впечатление и на Парсонса.12 Чантрелл также называет “величайшей услугой, которую научная фантастика оказала науке” то, что публика постепенно подошла к принятию неправдоподобных концепций как фантастических, что очевидным образом соотносится к реакции общественности на созданные Парсонсом ракеты, если бы он действительно сказал нечто подобное.

Описание ракетного автомобиля, данное Уайтом, выглядит немного искаженным, однако побочные линии сюжета, показывающие окружение писателей-фантастов Южной Калифорнии в то время, неоценимы для любого историка. Судя по его описаниям, становится ясно, что автор никогда не посещал GALCIT и не только не видел испытаний ракетомобиля, но и не сумел толком понять его конструкции: получилась интересная деталь рассказа, но всего лишь орудие убийства. Возможно, он слышал о проекте ракеты-автомобиля непосредственно от самого Парсонса, хотя участие Парсонса в проекте было кратковременным, если было вообще, а возможно преувеличенным либо же полуофициальным. По словам Альвы Роджерса, Уайт/Бучер бывал в доме Парсонса достаточно часто, чтобы получить большую часть своих материалов от него самого.

Само собой, Парсонс был очарован и увлечен не только аэрокосмическими исследованиями, но также и научной фантастикой, так как одно вдохновлялось другим, подавая идеи, в каком направлении пойдет человечество в будущем, что можно для этого предпринять и как принести к осуществлению. Научная фантастика и фентези объединяют два на первый взгляд несочетаемых мира, подобных тем, в которых обитал Парсонс: авиакосмической промышленности и оккультизме. Не такая уж странная комбинация, если учесть, что многие ученые, инженеры, исследователи и другие профессионалы также вели духовную и религиозную жизнь. Для среднего человека удивительно, что Парсонс был столь неортодоксальным бунтарем, но этот “восхитительный сумасброд”, как его называл фон Карман, никогда не был удовлетворен ничем обыденным, ординарным и приземленным. В обеих половинных своей двойной жизни он неизменно нацеливался на недостижимое.

2 http://castalia.ru/telema-perevody/1927-pol-radin-dzhek-parsons-i-padenie-babalon.html

3 “Святые Книги Телемы», Тверь, Kolonna Publications, 2006. - с.84.

4 186 см, 84 кг.

6 The Visual Encyclopedia of Science Fiction.

7 Неоязыческое движение, возникшее под влиянием указанного романа, где на Марсе создается организация, которая проповедует существование Бога в каждом человеке, радостную жизнь и познание с помощью интуиции.

8 День Независимости США.

9 В следующем году GALCIT-61c был заменен топливом GALCIT-53 как предпочтительным. (примечание автора)

11 Эта книга представляет собой не роман, а сборник рассказов, объединенных общими героями.

12 По словам Кэмерон, любимым писателем-фантастом Парсонса был Э.Р. Эддисон, роман которого «Червь Уроборос» он читал ей вслух. (примечание автора)

JL VK Group

Социальные группы

FB

Youtube кнопка

Обучение Таро
Обучение Фрунцузкому Таро
Обучение Рунам
Лекции по юнгианству

Наши партнеры Баннеры


Рекомендуем:
http://maap.ru/ – МААП – Московская Ассоциация Аналитической Психологии
http://www.olgakondratova.ru/ – Ольга Владимировна Кондратова – Юнгианский аналитик
http://thelema.ru/ – Учебный Колледж Телема-93
http://thelema.su/ – Телема в Калининграде
http://oto.ru/ – ОТО Ложа Убежище Пана
http://invertedtree.ucoz.ru/ – Inverted Tree – Эзотерическое сообщество
http://samopoznanie.ru/ – Самопознание.ру – Путеводитель по тренингам
http://magic-kniga.ru/ – Magic-Kniga – гипермаркет эзотерики
http://katab.asia/ – Katab.asia – Эзотерритория психоккультуры – интернет издание
https://www.mfmt.ru/ – Международный фестиваль мастеров Таро
классические баннеры...
   счётчики