Поделиться
08.04.2015 Автор:

Джон Картер

Секс и Ракеты: оккультный мир Джека Парсонса

Глава 8

Работа Бабалон, часть вторая: март 1946

В марте 1946 года рыжеволосый элементаль Кэмерон возвратилась из Нью-Йорка и съехалась с Парсонсом. Ей выпало стать неотъемлемой частью Работы Бабалон, хотя в тот момент она этого не знала. Кэмерон чувствовала себя словно в центре чего-то, словно за ней “шпионили”. Парсонс писал, что ему не было известно, в ком воплотится Бабалон, однако Кэмерон утверждала, что в пустыне ему было не велено говорить ей, что это будет она. Для доказательства Кэмерон должна была получить знак, по ее словам, знаком стало ее наблюдение серебристого сигарообразного НЛО. Этот был единственный раз, когда они с Джеком говорили о летающих тарелках. В то время она фактически высмеивала его "магию", но позже убедилась, что магия работает.

1 марта Парсонс вновь приготовил алтарь и магические орудия, на сей раз “в соответствии с инструкциями Liber 49”. Что изменилось? В стихах 18 - 22, Бабалон требует курения из сандалового дерева, зеленую и золотую ткань для покрова на алтарь, свою книгу (Liber 49) и другие магические инструменты, включая трехдюймовый медный диск с семиконечной Звездой Бабалона, начертанной золотом на синем фоне, который должен был стать новым талисманом взамен пергамента, используемого в оригинальном енохианском ритуале. Талисман следовало умастить практически аналогичным способом, но на сей раз - сексуальными выделениями обоих партнеров - Парсонса и Кэмерон.

Операция началась 2 марта, когда вернулся Хаббард, отсутствовавший с 27 или 28 февраля, принеся с собой описание “видения, которое явилось ему тем вечером: дикая и прекрасная обнаженная женщина верхом на огромном звере из породы кошачьих”, как записал Парсонс. “Он [Хаббард] был поражен срочной необходимостью передать мне [Парсонсу] некое сообщение или послание. Мы магически подготовились к этой коммуникации, построив храм с алтарем с анализом ключевого слова [INRI]. Облаченный в белое, он нес светильник, а я - в черном одеянии, с капюшоном на голове, нес чашу и кинжал [два магических орудия]. По его совету мы поставили ‘Остров мертвых’ Рахманинова как фоновую музыку и установили автоматический рекордер для записи любых слышимых феноменов. Приблизительно в 20:00 он начал диктовать, а я тут же записывал”.[1]

После первого контакта Парсонса с астральным планом в ходе второй работы Хаббард начал действовать как провидец, хотя Парсонс в своих записях продолжал называть его “Писцом”, хотя фактически сам Хаббард и был тем, кто “занимался скраингом в Этире”, в то время как Парсонс делал заметки. В отношении видения Хаббарда огромной кошки и обнаженной женщины следует вспомнить, что Кроули неоднократно упоминал Зверя и его Багряную Жену из Апокалипсиса, с которыми Кроули соотносил себя и свою супругу на тот момент, что также соответствует паре гностико-христианского ересиарха Симона Мага и его Елены. Женщиной была воплощением Софии, а видение Хаббарда появилось в иллюстрации на обложке первого издания романа Уильямсона "Темнее, чем вы думаете" (1948 год).

Сомнительно, существует ли магнитофонная запись сессии в марте 1946 года, но сохранилась невероятная расшифровка стенограммы, которую я приведу здесь дословно, так как любой пересказ окажется слаб. Записанный Парсонсом текст был произнесен Хаббардом, или скорее Бабалон, вещающей через Хаббарда:

"Ангел TARO.[2] Уединитесь на три дня, чтобы приветствовать ее. Очиститесь. Символ - семь на три. Это - БАБАЛОН. Храните в тайне. Сообщения священны."

"Приготовления. Зелено-золотой покров, пища для Зверя, на дискосе, который спрятан позади алтаря. Откройте его только тогда, когда двери будут заперты."

"Нарушение влечет смерть."

"Позади главного алтаря. Готовьтесь быстро. Первую свечу зажгите в 10 вечера, 2 марта, 1946 года."

"Год БАБАЛОН - 4063."[3]

"Остерегайтесь использования оскверненных профанами ритуалов."

"Она есть пламя жизни, власть тьмы, она уничтожает взглядом, она может забрать твою душу. Она питает людей до смерти."

"Прекрасная - Ужасающая."

"Первый ритуал. Завтра - второй ритуал. Концентрируй всю силу и пребывай в Госпоже Нашей БАБАЛОН. Зажги один светильник на Ее алтаре, произнося: Пламя есть Наша Госпожа, пламя есть Ее волосы. Я есть пламя."

"Блюдо с пищей, несоленой. Покров алтаря, доселе не оскверненный."

"Погаси свет в десять часов вечера. Помажь сосуд, в котором пылает огонь, своей собственной кровью. Уничтожь на алтаре вещь, ценную для вас. Останься в совершенной тишине и внимай голосу Нашей Госпожи. Не рассказывай об этом ритуале или о ее прибытии ни одному человеку. Если спросят, отвечай непринужденно, не вызывая подозрений. Никогда не размышляй о Ее будущей смертной личности. Чтобы получить утешительные вести по поводу своего проклятия. Не требуй никаких поучений, кроме этих."

"Вопросы: Ты можешь задавать их, но только три. Проведи одну половину часа, продумывая их, до 11:30 пополудни. Ответы должны быть записаны в полночь."

"Ты должен набрать в рот универсальный растворитель и в средоточии тьмы тщательно сохранить его."

«Покажись Нашей Госпоже; посвяти свои органы Ей, посвяти Ей свое сердце, посвяти Ей свой разум, посвяти Ей свою душу, ибо Она должна поглотить тебя, и ты станешь живым пламенем, прежде чем Она воплотится. И все это произойдет через тебя одного, и никто не сможет помочь тебе в этом дерзании.»

«Это одиночество, это ужас.»

«Удались от людей до завтрашнего полудня. Расчисти все профанные документы к утру, до получения дальнейших наставлений. Не советуйся ни с одной книгой, но лишь со своим разумом. Ты есть бог. Держи себя перед этим алтарем как один бог перед другим. И прибудет благоденствие.”

«Ты - страж, и ты - проводник, ты - работник и механик. Так веди себя. Не обсуждай ничего из этих вещей, пока не убедишься, что твое понимание объемлет все.»

Получив послание Бабалон, Парсонс немедленно приступил к выполнению ее указаний, а также инструкций, продиктованных накануне ночью (1 марта), хотя он не записал, что ему было велено.

В ходе церемонии, проведенной 2 марта, он читал отрывки из некоторых ключевых работ Кроули и выполнял ритуалы, жизненно важные для понимания обряда:

1. Малый Ритуал Гексаграммы.

2. Отрывок из Гностической Мессы.

3. Отрывок из "Видения и Голоса" Кроули.

4. Небольшая поэма, посвященная Бабалон.

5. Ключ Зов Седьмого Этира.

6. Отрывок из "Тангейзера" Кроули.

Парсонс начал с эзотерического анализа так называемого “ключевого слова”, INRI, составляющего часть “Малого Ритуала Гексаграммы”, который он выполнил, хотя он не зафиксировал это, записав лишь “анализ ключевого слова”. Вероятно, он выполнил и другие ритуалы гексаграммы и пентаграммы, записи о которых отсутствуют.

Парсонс описывает анализ ключевого слова следующим образом: “Храм открыт с анализом ключевого слова: I N R I. Yod Nun Resh Yod. Дева Исида Всемогущая Мать. Скорпион Апофис Разрушитель. Солнце, Осирис, убиенный и воскресший. IAO. Знак убиенного Осириса. Знак траура Исиды. Знак Апофиса и Тифона. L.V.X., Lux, Свет Креста.”

Во время ритуала на каждой стадии анализа маг должен принимать определенные позы. Скрещенные руки, к примеру, представляют убиенного Осириса, так как в таком положении мертвое тело кладут в гроб. Ритуал в целом рассматривается в "Магии в теории и на практике" и других книгах Кроули. Боги, которых призывают в ритуале, - египетские.

INRI - это не слово, а акроним, представляющий первые буквы надписи, прибитой по приказу Понтия Пилата на крест, согласно евангельской истории: Iesus Nazaraeus Rex Iudaeorum, что по-латыни значит “Иисус Назаретянин, Царь Иудейский”. Эти буквы часто изображают на картинах распятиях, причем они появляются не только на кресте, а где живописец посчитал уместным. Средневековые ученые схоластики играли буквами этой формулы, пытаясь отыскать различные фразы, описывающие Иисуса.

Мистики и алхимики нашли другие, менее ортодоксальные интерпретации. В "Морали и догме" Альберт Пайк дает несколько возможных значений INRI, но умалчивая о том, которое, по его словам, масон узнает по достижении 18 градуса Шотландского Обряда, известного как Рыцарь Розового Креста. Значения, о которых Пайк рассказал, следующие: Интегра Igne Natura Renovatur (Вся Природа Огнем Обновляется); Igne Nitrum Roris Invenitur (Очищение Огнем Как Роса Приходит); а также приписываемое иезуитам Iustum Necare Reges Impius (Судить, но без Непочтительности к Королям).

В Золотой Заре анализ INRI составлял часть материалов степени 5°=6. Кроули записал нескольких интерпретаций в своей работе Sepher Sephiroth (“Книга Книг”): Igni Natura Renovata Regnum (Рождение Огнем Обновляет Царство), Intra Nobis Regnum deI (В Благородстве Царство Божие) и даже Isis Naturae Regina Ineffabilis (Изида, Невыразимая Царица Природы). Последнее толкование может быть тем самым, которое Пайк предпочел не разглашать; в нем также слышен намек на Джона Ди и королеву Елизавету.

В Евангелии исходная надпись была выполнена на трех языках: латыни, арамейском (иврите) и общегреческом (koine). В записи еврейскими буквами INRI выглядит как Yod Nun Resh Yod, где буквы также являются и арамейскими словами: рука - рыба - голова - рука. Каждое слово имеет дальнейшие тайные значения, которые можно продолжать бесконечно. Рука, например, представляет творящую силу, поскольку именно руками мы создаем инструменты, излечиваем больных, выражаем нашу любовь. Yod означает “пенис”, другую разновидность созидающей силы. Nun, рыба, символизирует зодиакальный знак Скорпиона, а следовательно - смерть. Resh - затылок, эта буква похожа на большой yod; поэтому Кроули связывал ее с Кундалини, таинственным йогическим источником энергии, которая стремится вдоль позвоночника и выходит из макушки. На материале анализа INRI можно написать целый трактат; и то же самое относится к формуле TARO, упомянутой Бабалон 2 марта.

Анализ, завершен, призывающие гексаграммы воздуха начертаны в четырех кардинальных направлениях (представляя четыре элемента), имя ARARITA “провибрировано” в каждом квадранте. При “вибрации” имени это имя не просто произносят, но визуализируют его написание, исходящее от мага и направляющееся наружу, пока оно не заполняет всю вселенную. ARARITA, также упоминаемое в ритуале Звездного Сапфира из "Книги Лжей", является еврейским акронимом одного из имен Бога.

Вторая часть инвокации Парсонса взята из Гностической Мессы, прочитанной с того момента, когда Жрец делает первый шаг к алтарю, в то время как Жрица разоблачается позади завесы. Читая текст, Парсонс выступал как Жрец, а Кэмерон (представляющая Бабалон) - как Жрица:

ЖРЕЦ: "O круг Звезд, коему Отец наш - только младший брат, о немыслимое чудо, душа бесконечного пространства! Пред тобой посрамлено Время, и смущается разум, и понимание меркнет. Не постичь нам Тебя, пока Ты не отразишься в Любви. А посему: семенем, корнем и стеблем, почкой листом, цветком и плодом - мы призываем Тебя."[4]

ЖРИЦА [здесь Парсонс написал “BABALON”]: “Но нет ничего прекраснее, чем любить меня: если под ночными звездами в пустыне ты зажжешь благовония мои предо мною, призывая меня с чистым сердцем и с пламенем змея в нем, тебе останется пройти совсем немного, чтобы возлечь на лоне моем. За один поцелуй ты возжелаешь отдать все: но отдавший единую частицу праха в тот час потеряет все. Собирайте сокровища и копите женщин и пряности; носите драгоценные украшения; превосходите все народы земли в дерзновенье и роскоши; но все это - во имя любви ко мне, и тогда узрите радость мою. Повелеваю тебе представать предо мною, облачившись в одну лишь мантию и покрыв голову пышным убором. Я люблю тебя! Я жажду тебя! Бледная или воспылавшая, сокрытая или сладострастная, я, в коей все наслаждение, и царственный пурпур, и опьянение сокровенного чувства, желаю тебя. Расправь крылья и пробудите в себе величие, свитое кольцами: приди ко мне! Ко мне! Ко мне! Пой восторженную песнь любви для меня! Возжигай для меня благовония! Носи для меня украшения! Пей во имя мое, ибо я люблю тебя! Я люблю тебя! Я - лазурновекая дочь Заката. Я - нагое сияние сладострастного неба ночи. Ко мне! Ко мне!"[5]

Третья часть инвокации, взятая из "Видения и Голоса" Кроули, относится к его работе с 12-м Этиром в 1909 году, содержит слова небесного “колесничего”, обращенные к Кроули:

"Да славится Багряная Жена, БАБАЛОН[6], мать мерзостям, сидящая на Звере, ибо кровью их она окропила все пределы земли, и се! смешала ее в чаше блуда своего.

Дыханием поцелуев своих она взволновала ее, и стала кровь сия вином Причастия, вином Субботним; и на Священном Собрании поднесла она его своим прихожанам; и опьянились они и лицом к лицу узрели Отца моего. Тем соделались они Причастниками Таинства священного сосуда сего, ибо кровь есть жизнь.

Прекрасна ты, о, БАБАЛОН, и желанна, ибо предалась ты всем тварям живым, и силу их превозмогла своей слабостью. Ибо соединившись с нами, ты постигла. Потому называют тебя Пониманием, о БАБАЛОН, Госпожа Ночи!

O мой Бог! Дай мне в одном последнем экстазе достичь единенья со Многим! Ибо она есть Любовь, и едина ее любовь; и эту любовь она разделила на бесконечность любовей, каждая из которых едина и равна Той Единой Любви; так "от собранья, закона и света она перешла к безначалью уединения и тьмы. Ибо так надлежит ей вовеки скрывать сиянье Свое".

Парсонс сократил этот отрывок, как и цитату из Гностической Мессы, и не произносил его слово в слово. Текст в оригинале более длинный.

Последовала четвертая инвокация: “O, БАБАЛОН, возлюбленная БАБАЛОН, явись теперь, освяти причастие, овладей этой святыней. Возьми меня сейчас же! Дай мне опьянеть от вина твоего распутства; пусть поцелуи твои расточат меня до смерти. Прими эту жертву, принесенную с радостью!” Этот отрывок кажется оригинальным стихом Парсонса, его нет ни в одной книге Кроули.

Пятая инвокация была написана как Ключ Зова Седьмого Этира, однако записанный Парсонсом текст фактически представляет собой Седьмой Зов, очевидно в русле того же смещения, когда Парсонс писал, что использовал “Ключ Зова Третьего Этира”, но фактически использовал Третий Зов. Седьмой Зов звучит так:

"Восток есть обитель Дев, поющих хвалы средь огней первой славы [восходящее Солнце], в коих отверзлись Господни уста; и стали Девы сии как 28 живых обиталищ [фазы и дни луны], в коих ликует мужская сила; и облеклись украшеньями света, кои творят чудеса со всякой тварью. Царства и срок их - как и у Третьих и у Четвертых [Этиров], крепкие башни и места утешенья, Престолы Милости и Постоянства. O, служители Милости! Встаньте! Явитесь! Воспойте хвалы Создателю; и будьте сильны среди нас. Ибо эта память сия крепка, и сила наша растет в Утешителе нашем!"

Следующий отрывок записей - оригинальный енохианский, записанный латиницей. Хотя слова остались те же, написание Парсонса отличается от Кроули.

Ra-asa isalamanu para-di-zoda oe-cari-mi aao iala-pire-gahe Qui-inu. Enai butamonu od inoasa ni pa-ra-diala. Casar emeji ujeare cahire- lanu, od zodonace lucifatianu, car esa ta vavale-zodir enu tol-hami. Soba lonudohe od nuame cahisa ta Da o Desa vo-ma-dea od pi- beliare itahila rita od miame ca-ni-quola rita! Zodocare! Zodameranu! Iecarimi Quo-a-dahe od I-mica-ol-zododa aaiome. Bajirele papenor e idalugama elonusahi - od umapelifa vau-ge-ji Bijil - IAD!”

Оригинал заканчивается словом “IAD”, которое означает “Бог” (Кроули перевел его “утешитель”, что обычно относится к Святому Духу). В своих записях Парсонс заменил “IAD” на “BABALON”.

Шестая инвокация взята из текста пьесы Кроули "Тангейзер", стихотворное обращение молящегося к богине. Опера Вагнера "Тангейзер" основана на эпической немецкой поэме XIII века. Главный герой, Тангейзер, некоторое время наслаждался любовью богини Венеры, но затем оставил ее ради земной возлюбленной. Тангейзер непреднамеренно раскрывает тайну своего свидания с Венерой, что означает для него верную смерть. Его смертная возлюбленная, Элизабет, умоляет сохранить ему жизнь, и Тангейзера не убивают, но изгоняют в наказание за содеянное. Оставшись один, он тоскует по Венере. Она слышит его и собирается вернуть, когда снова вмешивается Элизабет. Тангейзер получает искупление и ангелы сопровождают его в рай.

Парсонс и Кэмерон, по всей видимости, декламировали соответствующие строки по очереди. Парсонс выступал как Тангейзер, а Кэмерон - Венера. Парсонс начал романтическую интерлюдию:

Исида я, и только мною живы

И жизни влажный жар, и смерти хлад,

И звезды, и моря, и лунные приливы,

И таинства страданий и услад.

Я — мать! Я — плоть земли, расцветшей по весне!

Я — нежный плеск волны, клонящейся к волне!

Вернется всё: и жизнь, и смерть, и страсть, и месть, и свет, и тьма — ко мне!

Ко мне!

Хатхор я, и своею красотой

Я затмеваю и зари горенье,

И плод, осенним златом налитой,

И женщину саму — венец творенья.

Я — жертва, жрец и храм в едином бытии,

Я — милость и любовь, я — сила судии,

И всё, что есть: и жизнь, и смерть, и страсть, и месть, и свет, и тьма — мои!

Мои!

Венера я, любовь и свет земли,

Я — щедрость уст и слёз благословенье,

Бесплодных ласк томительный разлив

И жажда, что не знает утоленья.

Я — храм, в котором долго жаждал ты,

Горя огнем надежды и тщеты;

Я — тот огонь! Я — лиры стон; я — зов, и песнь, и страсть, и смерть мечты!

Мечты!

Я — сам Грааль, и Рай, сокрытый в нем:

Души твоей расцветшая пустыня,

Звезда рассвета на челе твоем,

Твоя царица и твоя рабыня.

О сладостный поток, усни на дне

Моих бескрайних вод! Прильни ко мне,

Вернись, о жизнь и смерть, о страсть и месть, о свет и тьма, — ко мне!

Ко мне![7]

После этой инвокации, больше похожей на любовную поэму барда, Парсонс сжег енохианскую Таблицу Воздуха, которую он использовал в январской работе. Он также разбил статуэтку Пана, свою любимую вещь. В тот самый момент, когда Парсонс записывал это действие, на крыше его флигеля возник пожар, повреждения от которого были приписаны сверхъестественным силам, хотя в том же можно винить и горящий пергамент.

Относительно таких жертв как разбитая статуэтка в книге Liber Astarte Кроули сказано (стих 37):

"Изготовив по Вдохновению своему талисман или пантакль, символизирующий избранное Божество, и освятив его с бесконечной любовью и тщанием, предай его церемониальному сожжению перед святилищем, тем самым как бы отказываясь от тени в пользу сущности. Впрочем, это ничего не даст, если только ты доподлинно не ценишь в сердце своем этот талисман превыше всего, чем владеешь."

Кроули отметил в своей "Исповеди": “Я заметил, что каждый раз, как я получаю важное посвящение, какой-нибудь заветный предмет таинственным образом исчезает. Это может быть трубка, ручка или что угодно: но это неизменно предмет, пропитанный моей личностью из-за постоянного использования или особого поклонения. Не могу припомнить ни единого случая, когда такого бы не происходило. Теоретически, элементали или фамильяры на службе Мага вымогают, так сказать, чаевые при каждом значительном поводе радоваться.” В магических работах такого рода очевидно, что если не предложить что-то духам, они возьмут свое так или иначе.

Тем же вечером в 23:30 Парсонс подготовил три вопроса и в полночь задал их Бабалон (ответы он получил через Хаббарда).

"Как я могу общаться непосредственно с БАБАЛОН, слышать ее, видеть ее, чувствовать ее, убедиться, что я действую в правильном направлении?"

"У алтаря в медитации, ибо ты знаешь как. Также призови меня чувственно со всей своей страстью. Таким образом ты проникнешься моим желанием и увеличишь мою реальность в мире."

"Как я могу служить лучше всего?"

"Следуй наставлениям точно и подробно. Избегай произвольных заминок. Будь прилежен. Не сомневайся и не спрашивай, действуй. Все зависит от времени".

"Как я могу быть уверен относительно "сосуда"?"

"Не беспокойся об этом. Это тебя не касается. Я обеспечу средство, я дам тебе знамение и знаки. Теперь о том, что касается нас. Держись веры и не слишком задумывайся".

На следующее утро Парсонс проклял “англо-саксонским манером” одного из своих жильцов, который прервал его медитацию. Этот человек заболел, и Парсонс понял, что допустил ошибку. Он принес ему извинения, но день продолжался ужасно. Ночью Бабалон предположительно продолжила свое послание, однако говорящий показался другим, что любопытно (все пояснительные примечания скопированы с оригинала):

"В присутствии Нашего Бога Пана, у ног Госпожи Нашей Бабалон, у ног Ее (служители?) (изменяясь?) мы объявляем тебе сие послание (посвященные, преданные, никогда не осквернявшие себя) (Писец не был уверен), содержащее описание обрядов приветствия и приготовления во имя всемилостивейшей Нашей Госпожи Ночи, совершаемых во второй и третий день, дабы очистить похотливую и распутную Госпожу БАБАЛОН. О ты, трепещущий смертный, тебе дано свершить подвиг, который в анналах нашей истории никто прежде не совершал, никто прежде не увенчал дело успехом. Осмеливались многие, ни один не преуспел."

"Госпожа Наша БАБАЛОН должна снизойти, дабы восторжествовать."

"Смертные. Мы не просили об этом никого другого, и никогда не попросим. Даже сейчас мы сомневаемся в твоей вере. Подтверди - желаешь ли ты продолжить. Отвечай вслух."

"Я желаю."

"Тогда знай, что твое представление было ошибочным. Это - посторонние вещи. Элементаль не был высвобожден должным образом (это исправлено). Ты был виновен в проявлении человеческой ярости, из-за чего нарушился поток силы. Остерегайся, если ты поколеблешься снова, мы несомненно умертвим тебя."

"Но так как твоя работа была посвящена, в определенной мере ты преуспел. Исправь свою фатальную ошибку и промах. Освяти все. А теперь получи второй и третий ритуалы."

"Посвяти себя как наставляющего о Воплощении Госпожи Нашей."

"Возьми черную коробку, сосредоточься на ее пустоте в течение одного часа, пристально смотри в нее и ты узришь запечатленную на ней форму, знак, священный образ, которому должно быть знаком Воплощения Госпожи Нашей Бабалон. Когда ты закончишь, когда ты признаешь этот образ, запечатлей его в дереве."

"Это - сигила."

"Десять будет назначенным часом. Призывай долго, под определенную музыку."[8]

"Когда ты почувствуешь, что Госпожа наша входит в твое естество, возьми черную коробку и исполни священный обряд. Облачись в алое, символический цвет рождения. Препояшись черным. Не имеет значение качество одежды. Затем возьми коробку и сделай знак."

"Начертай на ней второй знак, который ты знаешь. Если забудешь, всмотрись в кристалл".

"Пристально созерцая, медитируй на свойствах проповедника. Ты напишешь это в Ее книге, для Ее руководства".

"Тебе запрещено покидать свою комнату".

"Конец второго ритуала".

После этого места Хаббард немного передохнул и они продолжили.

"Начать за четыре часа до рассвета".

"Период уничтожения всех недружественных влияний. Высшее совершенство. Оденься в черное. Вырежи на своей груди алую звезду. Обнови кровь. Положи белое покрывало. Капни на него крови рождения, ибо Она рождена от твоей плоти, и твоей властью смертного на этой земле."

"Тебе должно распознать знак. БАБАЛОН родилась! Это - новое рождение, все изменилось: знаки, символы, каждая вещь!"

"Ты направишься размышлением, подходящим для инвокации рождения БАБАЛОН, и это ввергнет тебя в огонь, что уже пылает".

Последнее указание, разумеется, обращается к стихотворению Парсонса, “Рождение Бабалон”, к счастью для нас, пережившее пожар. Мистическое и красочное послание продолжилось:

"Теперь ты станешь третьим пламенем, продолжая инвокацию. Она рождается в третьем пламени."

"Есть семь стихов из семи строк, семь магических слов. Встань и читай их нараспев семь раз. Представь себя как сокрытое сияние, желанное Богине, возлюбленной. Представь, как Она приближается к тебе. Заключи Ее в объятия, покрой Ее поцелуями. Думай о непристойных похотливых вещах, которые ты сможешь совершить. Все хорошо для БАБАЛОН. ВСЕ."

"Затем отдохни, медитируя о следующем:

"Ты, как человек и как бог, рассеян во многих любовях на земле и на небесах, вспомни их, сосредоточься, освяти каждую женщину, которой ты обладал. Вспоминай ее, думай о ней, совмести ее с БАБАЛОН, принеси ее к БАБАЛОН, каждую, одну за другой, пока пламя вожделения вздымается высоко."

"Затем сложи об этом стих из сколько пожелаешь строк к БАБАЛОН. Этот стих следует использовать для поклонений Ей, когда Она явится."[9]

"Затем медитируй на своем желании, думай о Ней, не дотрагиваясь ни до чего, пой этот стих. Вспомни каждый миг сладострастия, каждый полный вожделения день, все их помести в свое астральное тело, не дотрагиваясь ни до чего."

"Береги материальное основание."[10]

(Вопрос: "В коробке?" Ответ: "Да".)

"Похоть - Ее, страсть - твоя. Почувствуй себя насилующим Зверем."

"Оставь своих случайных возлюбленных - все принадлежит БАБАЛОН, твое вожделение принадлежит БАБАЛОН. Она остается с тобою три дня. Это Ее тайный знак, и ни один человек не знает его значения. Охраняй!"

За инструкциями последовало “пророчество” неизвестного содержания, которое Парсонс сознательно пропустил, и вместо него записал собственное длинное стихотворение под названием “Рождение Бабалон”, призывающее богиню. Неясно, на каком этапе церемонии он читал эту поэму, но возможно как седьмую часть инвокации, поскольку шестикратная инвокация в данном случае не имеет смысла. Указания сжечь стихотворение Парсонс проигнорировал.

Достаточно пространное “Рождение Бабалон” начинается со строк:

Что за трепет звезды объял,

Те, что были когда-то бесстрастны?

Что за складки страданья легли

На челе у бессмертных богов?

Отчего божий лик омрачен

И все ангелы так побледнели?

И какая восходит Звезда,

Окровавив ночной небосклон?

Почему так страшит красота, рассекая величье Рассвета?

Она плоть обрела, дабы вас, венценосцы, судить.

Короли трепещите, ибо это начало финала.

Родилась БАБАЛОН.[11]

Парсонс был уверен в своей работе, однако записал: “Сейчас остается только молиться и ждать”. Шестого марта он отправил Кроули письмо:

"Едва ли я знаю, как Вам рассказать.

Мне велено соблюдать чрезвычайную тайну.

В период со 2 февраля по 4 марта я получил чрезвычайно важный и опустошительный опыт в моей жизни

Я полагаю, что это был результат работы 9 [степени], проведенной с девушкой [Кэмерон], ответившей на мой призыв элементаля. (Сейчас она находится в Нью-Йорке.)

Я находился в прямой связи с Той, кто в Книге Закона упомянута как Святейшая и Прекраснейшая.

Я не могу в настоящее время написать ее имя.

Первые инструкции были получены непосредственно, дальнейшие - через Рона, действующего как провидец.

Я следовал указаниям буквально. Было желание воплощения.

Я был посредником, избранным, чтобы помочь рождению, которое теперь свершилось.

Я еще не знаю посредника, но он придет ко мне, принеся тайный знак, который мне известен.

Забвение было ценой.

Я должен действовать как учитель, хранитель, проводник в течение девяти месяцев. Затем оно выйдет в мир.

Это все, что я сейчас могу сказать.

Необходимо соблюдать полную тайну.

Я не могу описать Вам глубину действительности, ту мучительность, ужас и красоту, которые я познал. Теперь я вернулся в мир, ослабевший от этого соприкосновения.

Но знание остается. Я обнаружил свою волю. Мне должно служить, и я буду служить. Все, что я есть или чем я стану - обещано.

Я должен передать Ложу в руки Роя [Леффингвелла], приготовить подходящее место и вести бизнес, чтобы обеспечить подходящую материальную базу...

Вопрос не в том, чтобы что-то утаить от Вас, это вопрос ненадлежащей жизни или даже мысли касательно данного предмета, пока не настало время. Преждевременное обсуждение или открытие прервет все.

Рукопись подготовлена и будет отправлена надлежащим людям в надлежащее время...

Все испытания правильные, все знаки правильные. Нет угрозы, кроме слабости или гордыни.

Хотя Джек и утверждал, что его метафизической жизни ничто не угрожает, он продемонстрировал тот же самый подход, который он использовал в ракетостроительных работах, упорство в испытаниях и бесстрашие искателя острых ощущений относительно предмета своих “заклинаний”. Втайне Парсонс все-таки написал имя “Той Святейшей и Прекраснейшей”: он назвал ее Бабалон. Он попросил Кроули не связываться касательно этого дела ни с кем, кроме себя или Хаббарда. К сожалению, он не проверил этот дух с той же доскональностью, с которой тестировал ракеты, или тщательностью, которой отличался Кроули, связывающийся с такими сущностями как Abuldiz, Amalantrah, Aiwass и Lam. При контакте с духами Кроули неизменно требовал доказательств, причем таких, которые подтверждались гематрией определенных ключевых понятий: имени сущности, ее местоположения, либо какого-то другого слова или фразы. Если Парсонс и подверг “Бабалон” подобной проверке, отчет об этом не сохранился.

Парсонс писал: “В течение последних трех дней я выполнил операцию рождения, используя таблицу воздуха, чашу и фигуру женщины [Кэмерон?], должным образом провел призывание жезлом [пенисом], а затем запечатал в алтаре. Вчера вечером я выполнил операцию символического рождения”. Эта операция не входит в указания, содержащиеся в Liber Astarte, которых Парсонсу следовало придерживаться согласно Liber 49, но, кажется, его это удовлетворило.

15 марта Кроули послал Парсонсу предостережение касательно Кэмерон: "Меня особенно заинтересовало то, что Вы написали относительно элементала, потому что я сам делал попытки вмешаться от вашего имени. Однако хочу вам напомнить афоризм Элифаса Леви: "любовь Мага к таким существам безрассудна и может уничтожить его".[12] “Элифас Леви” - псевдоним “магического теоретика” Альфонса-Луи Констана, автора двух книг: "Догма и ритуал высшей магии" (1854) и История магии" (1856). Хотя он скончался в 1875 году в относительной безвестности, его работы завоевали популярность в среде французских интеллектуалов, таких как Виктор Гюго, благодаря таланту Леви сочетать романтизм и рациональность. На Кроули Элифас Леви произвел столь сильное впечатление, что он счел себя его реинкарнацией. Притязание Кроули на личное вмешательство от имени Парсонса интересно, конечно же, оно оказывалось при помощи “ключа” OTO, т.е., магическим образом.

Кроули еще раз предостерег Парсонса в письме от 15 марта 1946 года, рассказав о своих собственных далеко не лучших чертах:

"Мне кажется, ваше душевное равновесие под угрозой. Вы склонны переоценивать любое происшедшее с Вами событие. Первый случайный восторг через месяц проходит, и следующий охватывает Вас и вихрем уносит дальше. Тем временем Вы пренебрегаете теми, кто зависит от Вас, и смущаете их.

Прошу вас иметь в виду, что у Вас есть единственное средство достижения цели, и это - ваша первоначальная присяга посвятить себя пробуждению человечества. Весь Ваш опыт, все Ваши устремления, должны быть направлены на это; пока эта цель неколебима, Вы не собьетесь с пути истинного, поскольку Ваша непреклонность будет удерживать Вас от невоздержанности.

В то же время, при Вашей впечатлительности Вам следует быть более осторожным, чем большинству людей".[13]

Как и много раз прежде, предупреждение Кроули ушло в пустоту. В тот же самый день Парсонс отправил Кроули письмо, в котором он официально передал работу Ложи Агапэ Рою Леффингвеллу, дабы сосредоточиться на своем проекте. Парсонс писал, что “IX” - имея в виду Леффингвелла, Джейн Вольф и себя - станут ежемесячно держать совет и обсуждать политику ложи. Безотносительно того, что произошло с Парсонсом в пустыне его реакция весьма удивляет. Наконец-то он знал, куда идти, обрел то, что потерял, распродав "Аэроджет" - нечто, что он в духовном смысле не получал никогда, пожалуй, за исключением всоей первой встречи с Кроули и OTO. День спустя все члены Ложи Агапэ получили письмо, объявляющее Леффингвелла “исполнительным главой” ложи.

В те дни Кроули уже находился при смерти, страдая к тому же от героиновой зависимости - последствий лечения болезни дыхательных путей. По мере получения дальнейших писем из Штатов, он выражал все большее недовольство от притязаний Парсонса, вне сомнений, беспокоясь о будущем дела всей своей жизни.

19 апреля Кроули ответил Парсонсу: “Вы меня полностью озадачили своими замечаниями касательно элементаля — опасности говорить или воспроизводить. Я считал, что у меня самое больное воображение, какое только может иметь человек, но оказалось, что это не так. У меня нет ни малейшей идеи, о чем Вы толкуете.”

А Карлу Гермеру Кроули написал: “Очевидно, Парсонс или Хаббард, или кто-то другой пытается создать Лунное дитя. Признаться, я прихожу в бешенство, когда сталкиваюсь с идиотизмом этих мужланов.”[14]

Целью Работы Бабалон Парсонс ставил рождение ребенка - Лунного Дитя как воплощения богини. Как было сказало в Книге Закона четырьмя десятилетиями ранее, этот ребенок станет “могущественнее всех царей земных ” (AL III:45). Алистер Кроули когда-то считал Брата Ахада таким магическим ребенком, рождение которого происходит на астральном, а не физическом плане и представляет овладение различными качествами. Джейн Вольф писала, что Джек Парсонс мог бы быть этим дитя, но сам Парсонс думал иначе.

Тот факт, что Кэмерон позже заявляла, что забеременела от Парсонса в первые же две недели, проведенные с ним вместе, подвергает сомнению буквальное толкование Лунного Дитя. Она сказала, что сделала аборт (причем нелегальный) с согласия Парсонса (и еще один аборт позже), и всего несколько дней спустя они выполняли другую работу. Если Парсонсу был нужен ребенок в буквальном смысле (как мы помним, цель работы была неизвестна Кэмерон), подразумеваемая беременность была совсем иного вида. Аборт фактически служит достоверным свидетельством, что Парсонс ждал явления другой женщины, возможно, как и ждал Кэмерон.

“Магическое дитя” веками встречается в мифологиях отдельных культур. Парсонс, разумеется, следовал той разновидности этого понятия, которой дал определение Кроули. В книге De Arte Magica Алистер Кроули писал: “Некоторые Посвященные говорили, что для обретения Духовных даров и для помощи Природе Причастие должно быть подобно Свадьбе Людей Земли; а Магия происходит от Дьявола, и что посредством некоторого Извращения Работы могут быть созданы Элементалы, подходящие для выполнения Воли Мага.”[15] “Извращением”, несомненно, называются неортодоксальные половые акты, дающие возможность сотворения элементалей или “магических” детей.

Создание Лунного Дитя, также называемого “гомункулом” (“человечком”), описано в одноименном романе Кроули (первоначально роман назывался "Сачок для бабочки"):

"Это, впрочем, не остановило других магов, искавших кратчайшие пути к возможно естественному созданию Гомункулуса. Разыскивая и определяя способствующие тому факторы, они пытались воспроизвести или видоизменить их при помощи телесматических или симпатических средств. Так, например, девятиконечная звезда, которую издревле считают символом Луны, должна была притягивать последнюю — разумеется, не Луну как таковую, а то, что они под ней понимали, то есть некий архетип, идею сродни поэтической. Воздействуя на объект при помощи подобных символов, а также соответствующих им трав, металлов, талисманов и тому подобного, и ограждая объект от нежелательных влияний при помощи аналогичных методов, они надеялись привить ему желаемые свойства (в нашем примере — «лунные»). Я намеренно упрощаю картшгу, чтобы ты сразу поняла смысл этой, в общем-то, чрезвычайно сложной работы. Вот, и шаг за шагом они, таким образом, отыскивали способы создания Гомункулуса.

— Что такое человек? — спрашивали они. — Всего лишь оплодотворенное яйцо, как следует высиженное. Наследственность тут, конечно, тоже играет роль, однако лишь подчиненную. Что же до окружения, то они готовы были создать любое, какое только было в их силах, чтобы зародыш был «высижен» как следует, как это и до сих пор, собственно, делают наседки. Но далее! — и тут наступает момент весьма критический, далее они полагали, что, обеспечив все эти условия в специально выбранном месте, защищенном при помощи магии от любых нападений извне и освященном, опять-таки при помощи магии, то есть путем призывания определенной потусторонней силы, некоего надчеловеческого существа, допустим, ангела или архангела (а у них были в запасе заклинания, позволявшие, как они думали, это сделать), им удастся добиться появления на свет существа, владеющего неограниченным знанием и могуществом, которое сможет внушить Свет и Истину всему миру.

Закончить же это свое рассуждение я хотел бы тем, что идея Гомункулуса в том или ином виде была известна почти во всем мире; мечта о Мессии или Сверхчеловеке существовала всегда, и люди всегда искали возможности произвести на свет такого особого человека при помощи волшебных или хотя бы необычных средств."

Кроули имеет в виду магическое дитя (женского пола), которое является продуктом своей среды, а не наследственности, и именно такое развитие отличает магического ребенка от обычного. Относительно недавняя попытка произвести ребенка-мессию была предпринята тайным Теософским обществом, лидеры которого взяли на воспитание в качестве Спасителя Мира маленького индийского мальчика по имени Джидду Кришнамурти. Их план потерпел неудачу, Кришнамурти в конце концов оставил теософов и организовал собственное движение, в котором и стал всемирно известным. Что же касается Парсонса, он (и Кроули), как представляется, использовал определения “магический ребенок” и “лунное дитя” попеременно - и не в таком буквальном смысле, как следует из описания Кроули.

Хотя и в самом Парсонсе, как и в его предшественнике Джонсе, пытались усмотреть магическое дитя, он явно таковым себя не считал, поскольку лично вознамерился произвести его - или скорее ее - Парсонс писал о мессии в женском роде. Цель работы Парсонса определялась завуалировано, так как и сама Работа Бабалон была лишь подготовкой к тому, кто грядет: телемическому мессии. Эта сущность должна была достичь зрелости в магическом окружении и принять на себя бразды правления. Кроме того, слово “дитя” было символическим, определяющим не ребенка, а одну конкретную женщину (а возможно и всех женщин в целом).

Ясно, что Парсонс искал не идею, а живое существо, но очевидно не Кэмерон. “Было желание воплотить”, - писал он. Парсонс считал Кэмерон своим элементалем, хотя иногда, как это ни парадоксально, он обращался к ней как к Бабалон, а позже она и сама себя так называла. Однако Работа Бабалон ставила недвусмысленную цель: свести Бабалон на землю из каких-то других пространств. Этот план принес и результаты, совершенно противоположные желаемым.

Не девять месяцев, а девять лет спустя Кэмерон утверждала, что она являлась Бабалон во плоти и родила магического ребенка на астральном плане. Тем временем Парсонс принялся за поиски этого “дитя”, физически воплощенного в некотором неизвестном человеке. Он писал: “Инвокация Бабалон помогла выявить эдипов комплекс; и в то же время произвела невероятные магические эффекты благодаря задействованным в ней силам. Тем не менее, эта операция завершена и закрыта - тебе больше нечего с ней делать, и тебе не стоит даже размышлять о ней, пока не откроется Ее проявление и не будет доказано без тени сомнения”.[16]

Может быть и так, что Работа Бабалон была попыткой Парсонса побороться со Смитом за внимание Кроули, даже когда Смит получил отставку. Действительно, в Работе Бабалон прослеживаются параллели с Liber 132 Кроули, в которой он возвеличивает Смита, только чтобы отправить его в “уединение”.



[1] 20 апреля 1929 г. Сергей Рахманинов сам дирижировал окончательным вариантом записи “Острова мертвых” (Op. 29) в исполнении Филадельфийского симфонического оркестра. Запись на пластинке 78 оборотов длилась 18 минут, что означает, что либо Парсонс произносил большую часть инвокации без музыки, либо Писцу пришлось несколько раз ставить ее снова. (прим. авт.)

[2] В Золотой Заре было принято писать “tarot”; и подобно формуле INRI это слово имело множество значений. (прим. авт.)

[3] Год 4063 соотносится с годом 1 (2017 до н.э.), его значение неясно. (прим. авт.)

[4] Парсонс пропустил вторую часть - цитату из Книги Закона I:27.

[5] AL I:61.

[6] В тексте Кроули - “Babylon.” (прим. авт.)

Наши партнеры Баннеры


Рекомендуем:
http://maap.ru/ – МААП – Московская Ассоциация Аналитической Психологии
http://www.olgakondratova.ru/ – Ольга Владимировна Кондратова – Юнгианский аналитик
http://thelema.ru/ – Учебный Колледж Телема-93
http://thelema.su/ – Телема в Калининграде
http://oto.ru/ – ОТО Ложа Убежище Пана
http://invertedtree.ucoz.ru/ – Inverted Tree – Эзотерическое сообщество
http://samopoznanie.ru/ – Самопознание.ру – Путеводитель по тренингам
http://magic-kniga.ru/ – Magic-Kniga – гипермаркет эзотерики
http://katab.asia/ – Katab.asia – Эзотерритория психоккультуры – интернет издание
https://www.mfmt.ru/ – Международный фестиваль мастеров Таро
классические баннеры...
   счётчики