Понедельник, 04 сентября 2017 19:47

Том Кавали Воплотить Озириса Глава 5 Соучастие в убийстве

Том Кавали

Воплотить Озириса

Глава 5

Соучастие в убийстве

Сет осуществляет свой кровавый замысел, объявляя, что намерен устроить пир. Он тайком снял с Осириса мерки и соорудил великолепной конструкции саркофаг. Много народу пришло на праздник, включая семьдесят два сообщника Сета. Сет заявляет, что он подарит этот саркофаг тому, кто наилучшим образом в нем поместится. И как только Осирис укладывается в гроб, Сет заставляет своих палачей поспешно запечатать крышку с помощью свинцовых прутьев. Затем он бросает ящик в Нил.

По-прежнему проклиная превознесение Осириса и Исиды, Сет начинает претворять в жизнь свой зловещий план. Не существует никаких упоминаний о том, как Сету удалось «снять мерки» с Осириса для того, чтобы гробовщик сделал ему усыпальницу точно по размеру. В наши дни гроб в качестве награды на торжестве был бы весьма странным явлением, но в Египте гроб считался ценным имуществом, особенно выполненный из камня. Те, что попроще, строились из вяза или кедра. Каменный саркофаг был предметом знати, так как он служил дольше и обеспечивал надежную защиту против кладбищенских грабителей. Мы не знаем, из чего был сделан саркофаг на празднике у Сета, известно лишь, что он был то ли стянут свинцовыми прутьями, то ли был залит свинцом. И сам саркофаг, и его крышка весьма символичны в алхимической лаборатории.

Алхимики полагали, что существует семь металлов - свинец, ртуть, олово, железо, медь, серебро и золото – которые обладали и психическими, и физическими свойствами, начиная самыми низшими и грубыми и заканчивая самыми благородными. Свинец, как наименее чистый, является не просто металлом. Он символизирует душевное настроение, которое лучше всего описать как апатия, меланхолия и депрессия, так что теперь нам понятна утомленность Осириса, отображающая мрачное, нечистое состояние. Среди наиболее положительных качеств свинца можно отметить ограничение, порядок и стойкость. Прежде Сатурн был связан со свинцом по причине его сходства со смертью, Сет был ответственным за ограничение, сокращение и процесс coagulatio. Тот факт, что Сету пришлось выбрать именно свинец для перетяжки саркофага, в котором находился Осирис, метафорически заявляет о начале алхимического делания. На этой начальной стадии, nigredo, первичная материя сжимается и иссушается всеми возможными способами, ибо путем только этих операций (calcinatio и separatio) можно очистить металлы от ядов и дать им новую жизнь. В отличие от других металлов, свинец не реагирует на свет, но он содержит свой собственный свет. Если этот металл измельчить до состояния порошка, он мгновенно воспламенится. Сам по себе свинец, как полагают, содержит собственное искупление. Юнг, цитируя опус семнадцатого века Элиаса Эшмола «Theatrum Chemicum Britannicum», говорит: «Подобно тому, как свинец сжигает и уничтожает все дефекты металлов…точно так же наши житейские скорби очищают нас от многочисленных пороков, которые мы носим в себе».1

Сет и Сатурн образуют пару, которую мы легко можем недолюбливать и называть злом. И, тем не менее, подобно свинцу, они обладают существенными качествами, которые искупают это зло. Они оба выступают в качестве сдерживающего фактора. Мы можем испытывать неприятие к навязываемым нам ограничениям, но иногда нам просто необходимо вмешательство некой внешней силы, чтобы положить конец событиям и поступкам, которые не способен остановить наш собственный рассудок. Очень часто эти боги делают за нас черную работу. Процесс индивидуации на стадии своего становления предусматривает некую черную работу; тьма - это примесь, содействующая человеку в обретении его собственной целостности. Один лишь свет не способен сделать эту работу! «Не тот добьется просветления, кто рисует себе светлые образы, – говорил Юнг, - а тот, кто осознает тьму.»2 Именно эту работу охотно стремились выполнять алхимики, сейчас она является той самой черной работой, которая перекочевала в кабинеты психоаналитиков. Порой нелегко отделить психоаналитика, который ежедневно сталкивается с демонами, скрывающимися за симптомами и комплексами, от алхимика. «Во многом, - пишет юнгианский астролог Лиз Грин, - древнее искусство алхимии было посвящено следующей цели: основное вещество в алхимии, благодаря которому было возможно получение золота, именовалось Сатурном, и этот базовый элемент наряду с его реальным существованием воспринимали как самого алхимика. Современная психология, которая находит все больше соответствий с действиями алхимиков, также стремится «подружиться» с Сатурном, называя его, однако, совсем другими именами.»3 Одним из этих имен было имя Сет, а свинец был его главным металлом.

Сета также сравнивали с Меркурием. Каждый ребенок-звезда Нут и Геба предусмотрительно был наделен определенными функциями. Итак, Гор ассоциировался с Марсом, Юпитером и Сатурном; Ра, или Осирис, - с Венерой, и так далее. «Что же касается Сета, - пишет Димитри Меекс, - несмотря на то, что его отождествляли с планетой Меркурий, он был прежде всего связан с созвездием Большой Медведицы, в котором его можно было наблюдать во все времена.»4 Это созвездие было словно приколочено к Полярной Звезде, потому-то оно никогда не опускалось за горизонт, вечную обитель Осириса. Таким способом Осирис защищается от последующих нападок Сета. И все же удивительно признавать, что Сет - его звездное сияние - постоянно присутствует на ночном небе. Похоже, он заслуживает себе особый статус благодаря той колоссальной угрозе, которой он является для Осириса, или, выражаясь в понятиях психологии, опасностью, порождаемой тенью, опасностью, которой не избежать. Проходя через осознанное страдание, человек противостоит тени и преобразует ее в нечто благоприятное и полезное для всего процесса индивидуации.

Алхимики рассматривали свинец как идеальную метафору для человеческого существа, ибо живя среди тьмы, мы все же храним в себе и свет и пламя сознания. Даже не развивая в себе сознательный разум, мы испытываем внутри себя врожденное знание о скрытой Самости. Не мудрено, что свинец жаждет превратиться в серебро, в этот великолепный, сияющий металл. Если разрезать свинец на кусочки, на какое-то время в местах среза можно увидеть серебристую пленку. В отличие от свинца, серебро очень чувствительно к свету – еще одна особенность, за которую ухватились в свое время алхимики, чтобы показать, что металлы ведут себя подобно людям. Аналогично можно почерпнуть много нового, изучая царства минералов и растений. К примеру, мы так же, как и растения, испытываем на себе природное явление фототропизма – изменение направления в сторону света.

Рис. 5.1 Похороненный король

Запечатанный в гроб и брошенный в кромешной тьме, Осирис, по всей вероятности, должен был умереть. По-видимому, египтянам было слишком сложно смириться с этой трагедией, лишь греческий историк Плутарх (46-120 гг. н. э.) сумел собрать отрывки мифа об Осирисе воедино и оформить его в законченный, полновесный труд.5 Тем не менее, эта печальная история имеет в высшей степени символическое значение. Страдания Осириса сродни погребению части природы, оторванной от своего живительного источника света. Запирание крышки гроба равносильно воссоединению Нут и Геба и финалу жизни в этом мире. В нашем случае именно Осирис, а не Шу простирается меж небом и землей, и здесь содержится совсем иной смысл. С Шу произошло открытие пространства для начала жизни, а Осирис «положил всему конец» (дал понять, что «всему придет крышка"- вольная трактовка переводчика.), что ознаменовало собой смерть старого царя и начало нового бытия. Обратите внимание на алхимический рисунок под номером 5.1, изображающий в верхнем левом углу расчлененное тело человека, та же печальная участь ожидает и Осириса, принявшего смерть с последующим воскрешением.

Творение – это не то же самое, что трансформация. Осирис не умер естественной смертью, а был убит. Во времена Средневковья, когда нарушался естественный ход вещей, раздавался ужасный крик, требующий голову короля. Убийство короля было неординарным событием, оно чем-то напоминает убийство Папы или Верховного Муллы в наше время; в нашем же случае это ритуальное убийство бога, имеющее глубокое мистическое значение. Чтобы постичь смысл убийства Осириса, мы должны заглянуть за пределы общечеловеческих аспектов. Мы являемся свидетелями серьезнейшего сдвига в египетской космологии, в которой бог плодородия фактически «превращается в землю.» Это главная мистерия, в которой нам следует разобраться, чтобы преодолеть страх убийства и раскрыть его глубинный смысл.

На протяжении веков алхимики размышляли над этой мистерией, и они, как откровение, восприняли то, что, видимо, было недоступно для понимания египтян. Древние люди жили мифами, у них не было преимущества в обладании здравым суждением, которое со временем становится частью индивидуального эго. Этот печальный поворот событий, вероятно, оказался очень горестным для египетского народа. Чуть позже мы увидим, что люди отреагируют на смерть своего героического бога шоком и растерянностью. Спустя столетия алхимики осознали необходимость этого убийства и его символическую пользу для психологической лаборатории. В их манускриптах существует один старый рецепт, инструктирующий адепта о том, как начать работу: «Король должен умереть, чтобы мог родиться Сын», - формула, перекликающаяся с криком средневековых людей. В египетских текстах упоминается та же мысль. Например, в Книге Мертвых мы читаем: «Вчера был Осирис, завтра явится Ре, в тот самый день, когда враги Всего Сущего будут уничтожены, и тогда его сын Гор взойдет на трон.»6

Эти высказывания говорят за тот факт, что Осирис должен был умереть для того, чтобы мог родиться его сын Гор - filius regulus. «Не суждено родиться новой жизни, - говорит Юнг об алхимиках, - пока не умрет старая. Они уподобляют творчество труду сеятеля, который зарывает зерно в землю: оно умирает только для того, чтобы пробудиться к новой жизни.»7

«Осирис, - пишет Рандл Кларк, - ничего не значил без Гора, так как последний не мог считаться настоящим царем, пока не сможет обеспечить своему народу постоянное плодородие земли.»8 Осирис не только даровал жизнь земле и своему народу; ему также нужно было обладать силой, чтобы облагораживать почву и дальше постоянно восстанавливать ее после истощения. Эта регенеративная способность и есть то самое качество Осириса, о котором египтяне говорили, что он «превратился в землю.» С каждым новым сезоном поля нужно было засевать, и душа каждого умершего человека символически должна была пережить смерть тела, для того, чтобы обновиться в загробной жизни. Эта возрождающая сила должна переходить от сезона к сезону, от старого царя к новому, от Осириса к Гору.

Переход власти начинается с появления Атум-Ра от Нун. Вместе с ним Атум-Ра приносит во вселенную Ма’ат (порядок). С этой точки зрения, убийство Осириса повторяет «усталость» Атум-Ра, все еще погруженного в хаос Нун. Атум-Ра восстал из этих адских глубин, а Осирис сделал то же самое, сначала принеся культуру человечеству, а затем путем непрерывных перерождений обеспечил необходимое питание для будущей жизни. Эти преобразования начинаются с Атум-Ра, продолжаются с Осирисом и Гором, и, в конце концов, передаются фараоном каждому человеку. Несмотря на то, что это кровавое жертвоприношение оказалось великим даром человечеству, облегчающим развитие его сознания, весть о смерти Осириса была воспринята в равной степени и с ужасом, и с отчаянием.

Представьте, что вы читаете в газетах либо на храмовых росписях, что бог, вдохнувший жизнь в почву и даровавший людям пищу для души, умер! Учитывая тесную связь между Осирисом и царствующим фараоном, смерть любого из них мгновенно отсекала людям доступ в божье царство. В результате, их представление о потустороннем мире кардинально изменилось. Отныне люди, брошенные на произвол судьбы, должны били сами искать свой путь в загробный мир. Такое развитие событий, вероятно, имело место во время упадка Древнего Царства. В те времена Тексты Пирамид предназначались исключительно в пользование царю для его восхождения в иной мир. Но в последующие эпохи появились другие тексты, открывшие врата для всех, по крайней мере, для любого человека, имевшего достаточно средств для покупки раскрашенного гроба! Со смертью Осириса руководство, помогающее смертному получить доступ в вечное царство, уже не являлось царской привилегией. А пока погребенный Осирис покоится без сознания, брошенный в пучину Нила.

Этимологическое древо, из которого возникло слово алхимия, имеет две главные ветви: khem, означающее «черный», и chymia, означающее «отливать». Khem, конечно же, имеет отношение к Черной Земле, а вот со словом греческого происхождения chymia дело обстоит немного сложнее. Во-первых, мы можем предположить, что оно имеет отношение к выплавке металла и окончательной его обработке, что напрямую относится к металлургическому аспекту алхимии. Но у chymia другое значение, имеющее непосредственное отношение к сцене, в которой Осирис низвергнут и брошен в реку. Более эзотерическая интерпретация указывает на связь между магией и алхимией. Поскольку heka считается веществом, необходимо иметь ловушку, чтобы поймать его. В девятой части Книги Врат Апоп попадает в сети и вынужден покориться. Чтобы от сети была хоть какая-то польза, ее нужно уметь набрасывать. Сегодня у нас есть Интернет, брошенный в мир для сбора информации. В алхимии образ сети принимает форму паутины, и то и другое вместе символизируют матрицу, представляющую собой основной субстрат, образующий в vas hermeticum сосуд трансформации. Со свержением Осириса великое делание оказывается брошенным в океан бессознательного. В алхимии эта операция именуется solutio, чье действие призвано расщепить дифференцированную материю до ее первоначального недифференцированного состояния, то есть до prima material9 Иначе говоря, воды Нила, растворяя тело Осириса, делают землю священной. По сути, Осирис превращается в одухотворенную землю.

Рис. 5.2 Растворение

На картинке сверху мы видим тонущего короля, средневековый образ, напоминающий Осириса, брошенного в Нил. Как я упоминал ранее, египтяне верили, что самообновления можно было достичь путем погружения в воды Нун. Таким образом, еще один алхимический рецепт предписывает адепту «растворить Материю в ее собственной Воде.» В данном случае тело Осириса погрузилось в Нил, а не в Нун. Первозданный Нун был источником рождения Атума, тогда как Нил становится матрицей для трансформации тела Осириса. Нил обычно ассоциировали с жертвоприношением. До недавних пор для того, чтобы поднять уровень воды и тем самым воскресить мертвое тело Осириса, совершался обряд жертвоприношения в виде бросания в реку кукурузных кукол (el arusa, «невеста»). Жертвоприношение тела Осириса Нилу олицетворяет растворение, что одновременно омолаживает его дух и призывает живительные воды Нила нести его дальше навстречу своему перерождению. А тем временем «Король, плавающий в море, кричит во всеуслышание ‘Кто вытащит меня, получит великую награду’… Кто спасет меня, тот будет жить в роскоши и править вместе со мной на моем королевском троне’»10 А что из себя представляет эта самая награда? Для египтян она заключалась в воплощении Осириса и обретении его великих прозрений, устраняющих мрак, которым мы называем депрессию, отчаяние и смерть. По этой причине, после смерти каждого египтянина его имя менялось на другое, для того, чтобы он или она получили имя Осириса в качестве своего первого имени.

Здесь мы должны остановиться и поразмыслить над образом Осириса, оказавшегося в своей мрачной могильной ловушке. Лично я не могу представить себе ничего более ужасного, чем быть похороненным заживо и ощущать, как постепенно угасает воздух в моих легких. Этим страхом я могу объяснить свое личное решение быть кремированным после смерти – по мне так лучше отправиться к богам небесным, чем быть погребенным в могильном мраке. Тибетские буддисты в своих погребальных традициях идут чуть дальше. Они считают, что смерть каждого человека требует особого вида похорон, который определяется путем выбора из четырех элементов одного, который совпадает с астрологическим значением точного времени смерти. Полагаю, что мне, Льву в знаке солнца, устроили бы огненные похороны, по крайней мере, это бы соответствовало гомеопатическому принципу, что «подобное излечивается подобным». В любом случае, египтяне на этот счет были совершенно иного мнения. Для них кремация была страшным наказанием, которого удостаивались их злейшие враги. При отсутствии тела и гроба – сосуда трансформации – у умершего не было никаких шансов войти в загробную жизнь. «Гробница, - замечает Франкфорт, - была инструментом, с помощью которого удавалось преодолеть распад личности человека в результате кризиса смерти."11

В символическом смысле образ умирающего Осириса имеет совершенно иное значение. По сути, он является ключевым в алхимии и Герметической философии, не говоря уже о глубочайшем влиянии, оказанном им на великие мировые религии. Образ света, заключенный в тьму, - это метафора, прекрасно описанная в Герметической мифологии. Там в основе главного мотива лежит свет, запертый в природе, и попытки адепта его освободить. Алхимик и целитель пятнадцатого века Парацельс называл этот свет lumen naturae. Юнг вывел различие между просто светом и lumen Dei. Последний представляет собой свет, который остается скрытым в природе до тех пор, пока мы, при помощи алхимических методов, не сможем его освободить. Сказанное выше относится к божественному сознанию, которое напрямую приходит из духовной сферы через откровение.

Образ Осириса, заточенного в своем саркофаге, в котором он претерпевает магическое преображение, напоминает прохождение фараона по звездному телу Нут. В каждой точке ее священного тела фараон подвергается определенной трансформации. Тело Нут – это сосуд, похожий на гробницу Осириса, в которой происходит превращение его плоти. Египтологи, подобные Димитри Меексу, соотносят определенные анатомические части тела Нут с особыми преобразованиями. К примеру, печень Нут он считает органом, который отвечал за сердечные дела и нес поражение врагам Осириса; желчный пузырь, орган пищеварения в желчной области, предупреждает об опасности предстоящих нападений. Поскольку все эти процессы происходят после смерти, Нут называют «богиней саркофагов».

В Книге Мертвых идея бога, воплощающего специфические полномочия, передается умершему. В Заклинании 42 ясно указывается на то, что каждый орган умершего олицетворяет божественную сущность:

Мои волосы – это Нун; мое лицо – это Ре; мои глаза – это Хатхор; мои уши – это Вепвавет; мой нос – это Она, что восседает на своем троне из лотоса; мои губы – это Анубис; мои коренные зубы – это Селкет; мои передние зубы – это богиня Исида; мои руки – это Рам, Владыка Мендеса; мои молочные железы – это Нейт, Повелительница Саиса; моя спина – это Сет; мой фаллос – это Осирис; мои мышцы – это Повелители Кхерахи; моя грудная клетка – это Он, кто пребывает в царственном величии; мои живот и позвоночный столб – это Сехмет; мои ягодицы – это Глаз Гора; мои бедра и икры – это Нут; мои ступни – это Птах; персты мои – это созвездие Ориона; пальцы ног моих – это прочие части моего живого тела; ни один мой элемент не лишен бога, а Тот – защитник всей моей плоти.12 [курсив мой]

Египтяне уклонялись от подробного описания смерти Осириса. Вместо того, чтобы сказать, что он умер там, в своем гробу, они попросту говорили, что «он уснул в воде». Выражаясь языком психологии, он пребывает в глубокой бессознательности. Нам остается только гадать о том, каким было это путешествие в саркофаге, дрейфующем по водам Нила. Этот мощный образ рассказывает нам об Осирисе, заточенном в своем сосуде, что прокладывает себе дорогу к новой земле и к следующему уровню сознания. Свет его материального существования может угаснуть, но душа его несется навстречу к свободе.

В каждом из нас есть внутренний свет, имеющий множество имен. Душа мира, Anima Mundi, и трансцендентная Самость являют собой этот свет, что заперт внутри нашей тленной оболочки, своекорыстного эго и сознания в целом. Испокон веков существующие запреты не дают человеку познать этот внутренний божественный свет, потому что, пока мы не будем готовы воспринять его, этот духовный свет может быть употреблен во зло или стать причиной нашей гибели.

Мы не сможем просто рассуждать о важности этого света, не рассматривая его с точки зрения тьмы. В современную эпоху эта дихотомия определена особо четко, нежели это наблюдалось у египтян. И хотя у них была Ма’ат, ангелоподобная богиня, выступающая за порядок, они не имели соответствующего ей божества, олицетворяющего исключительно хаос. Правильнее будет сказать, что хаос был принципом, по-разному выраженным в различных богах. Представлен хаос иероглифом Исфет. Буквально он переводится как беспорядок или ложь. Как мы уже видели, Нун представляет собой часть Исфет, которая является хаосом, а Сет – ту часть, которая считается этическим беспорядком. И опять же, мы должны на время забыть о своих современных представлениях о нравственности, чтобы корректно воспринять фигуру Сета как посредника-ограничителя, столь необходимого для трансформации, которую суждено испытать (перенести) Осирису.

Сет подводит нас к крайностям, к пропасти наших страстей и безумств, настолько сильных, что мы неизбежно сталкиваемся с наивысшим пределом желаний – со смертью. Существует множество примеров, иллюстрирующих разрушительное влияние невоздержанности. Для алкоголика, вконец измучившего свою собственную печень, смерть станет еще одним, но уже последним глотком. Похоть священника-педофила обречена на духовную смерть в аду. Как ни странно, неумеренность в желаниях влечет за собой как смерть, так и искупление. Мы либо поддадимся искушению и умрем, либо мы преодолеем свою страсть и будем жить вечно, что мы и увидим в случае с Осирисом. Сет не единственный, кто творит свои бесовские делишки. Пока он сеет смерть, его сообщники содействуют ему в распространении тления и распада.

Страдания Осириса – это идеальный образец для всех нас, поскольку без страданий нельзя постичь сокрытый свет. В Сете есть что-то от алхимика, который машинально осуществляет процесс слепого превращения спящей природы в абсолютно осознанное состояние. Этот вид зла радикально отличается от того, к которому мы в своем большинстве привыкли, но когда мы принимаем во внимание, что у Сета было много последователей (и даже Сети I, проектировщик гробницы Осириса в Абидосе, был «сыном Сета»), мы вынуждены переосмыслить его функции по отношению к трансформации сознания. В этом случае мы могли бы рассмотреть в кровавой сцене необходимость принесения жертвы, felix culpa, которая творится по по закону высшей мудрости. Подобно тому, как гибнет растение, чтобы стать удобрением для будущего потомства, Осирис умирает для того, чтобы родилась и сформировалась новая, более осознанная форма жизни. Алхимики говорили: «В смерти одного заключено поколение другого.»13 А это поколение извлекает его из сферы сознания и погружает глубоко в коллективное бессознательное.

Гроб Осириса – это vas hermeticum, сосуд, в котором происходит трансформация бога. В различных интерпретациях гроб называют ларцом, гробницей и саркофагом. Алхимики считают, что этот ящик имеет такое же значение, как и то, что происходит внутри него. Вспомним, что один из эпитетов Анубиса – Наиглавнейший в Погребальной Камере (гробнице), а его изображение запечатлено на ящике мага, - явный знак того, что распад всегда предшествует зарождению. Иногда такой ящик описывают как череп, или vas mentalis, в котором основные компоненты и стадии Делания изолированы от внешнего осквернения.

Череп, несомненно, ассоциируется с разумом, именно в этой области становится возможным процесс трансформации. «Герметический сосуд, – говорит юнгианский аналитик Эстер Хардинг, - это вещь в себе. И содержащиеся в нем фрагменты психического материала, разбросанные по всей вселенной человека, требуется собрать и слить воедино, давая тем самым жизнь новому творению.»14 Многие алхимики называли себя «Детьми Золотой Головы», это имя мы будем обсуждать далее в главе 8. Также череп имеет отношение к смерти, а размышляя о смерти, мы можем заглянуть за пределы эго. В Анатомии Души юнгианский аналитик Эдвард Эдингер так объясняет эту ключевую взаимосвязь: «В этом потрясающем образчике смерти как источнике рождения религии и сознания заключен сложный погребальный символизм Древнего Египта. Здесь также явно прослеживается происхождение алхимии. Бальзамирование умершего короля превратило его в Осириса, в вечное нетленное тело. Это прообраз алхимического опуса, в котором маг пытается сотворить бессмертный Философский Камень. Алхимический сосуд был приравнен к запечатанному гробу Осириса, содержащему все части тела бога.» Далее Эдингер предполагает, что «душа не сможет начать свое существование как обособленная сущность, пока не наступит смерть в буквальном понимании, смерть реальная, смерть физическая.»15 Таким образом, мы можем оценить, насколько значимой была смерть в представлениях древних египтян, поскольку без запретов и ограничений, насаждаемых в материальном мире, никакого понимания законов нематериального мира добиться невозможно. Сет, в таком случае, предстает как жизненно важный этап процесса индивидуации. Он является катализатором, нарушающим status quo, и заставляет нас проявить свою темную сторону, что доставляет нам крайние неудобства.

Тот факт, что гроб очень точно подошел Осирису по всем его физическим параметрам, говорит нам о том, что процесс, который должен начаться, был задуман исключительно для его трансформации. Как хрустальная туфелька для Золушки, гроб здесь служит неким проводником, созданным специально для Осириса, чтобы он мог начать свой путь индивидуации. На данном этапе мы могли бы вообразить себе, как алхимик, собирающийся расщепить prima material до самых элементарных форм, погружает ее в перегоночный куб. Таким образом, считалось, что вещества, которые использовались в алхимии, страдают и умирают, когда их растворяют в кислоте и очищают от примесей. Во многом также работает психотерапевт, расщепляя на атомы проблему своего пациента посредством анализа – lysis означает «отпускать». Эта работа не из приятных и зачастую требует стойкости в противостоянии, рациональной аргументации и возвращения пациента к источнику его проблемы. При этом аналитик выстраивает с пациентом особые отношения, рассчитывая на целительный эффектов своих сеансов, что способствует безопасному выполнению этой грязной работы. Выходит, что даже кабинет психотерапевта служит контейнером, в котором можно благополучно провести все эти операции. Не всякий человек с радостью расстанется с сознанием. Подобно плененному Осирису, пациентов также следует незаметно или даже хитростью заставить считаться с деструктивными аспектами собственной личности.

Осирис может быть мертвым, но его нельзя назвать несуществующим. Поскольку Тексты Саркофагов говорят о нем как о «спящем в воде», мы не можем знать, что переживает Осирис, запертый в ящике. Мы можем представить, как он жадно хватает ртом воздух и как каждая клетка его тела умирает от недостатка кислорода, а, может быть, в тот момент, когда гроб бросали в Нил, он был уже мертв. Но ведь Осирис – бог, а нам не дано знать, на что способен бог в подобных обстоятельствах. В личном плане мотив этой смерти является «темной ночью души», которую человек должен пройти, чтобы родиться заново. И в то же время, это та самая отправная точка, откуда Осирис покидает высшие миры и находит свое постоянное пристанище в подземном мире, в котором будет повелителем мертвых. И дальше Осирис не покидает нас, продолжая существовать в царстве бессознательного, вопреки своему мертвенному сну, а мы, в свою очередь, должны будем осмыслить новую роль, которую он играет в пробуждении нашего сознания.

Наши партнеры Баннеры


Рекомендуем:
http://maap.ru/ – МААП – Московская Ассоциация Аналитической Психологии
http://www.olgakondratova.ru/ – Ольга Владимировна Кондратова – Юнгианский аналитик
http://thelema.ru/ – Учебный Колледж Телема-93
http://thelema.su/ – Телема в Калининграде
http://oto.ru/ – ОТО Ложа Убежище Пана
http://invertedtree.ucoz.ru/ – Inverted Tree – Эзотерическое сообщество
http://samopoznanie.ru/ – Самопознание.ру – Путеводитель по тренингам
http://magic-kniga.ru/ – Magic-Kniga – гипермаркет эзотерики
http://katab.asia/ – Katab.asia – Эзотерритория психоккультуры – интернет издание
https://www.mfmt.ru/ – Международный фестиваль мастеров Таро
http://www.radarain.ru/triumfitaro
http://www.agoraconf.ru - Междисциплинарная конференция "Агора"
классические баннеры...
   счётчики