Вторник, 05 июля 2016 14:53

Вальтер Отто Дионис: Миф и культ Глава 18. Дионис и Аполлон

Вальтер Отто

Дионис: Миф и культ

Глава 18. Дионис и Аполлон

Несложно понять, почему столько разнообразных мистических ритуалов и учений произошло из культа этого загадочного и неоднозначного божества. Но мы не будем останавливаться на этом и детально изучать последующее развитие культа в орфической традиции. Ведь нам предстоит изучить еще один чрезвычайно важный для греческой культуры феномен, который не был рассмотрен нами прежде.

Идея Диониса чужда религии Гомера, хотя сам бог хорошо известен поету. Но Дионис отличается от истинных олимпийцев. Как сын смертной женщины, он должен принадлежать к кругу полубогов (как Геракл), которым еще предстоит доказать свою значимость, чтобы быть допущенными на небеса. К примеру, существовала легенда о том, как он вызволил свою мать из Аида и вознесся с ней к небесам. Но все же, он не подобен тем, кто был рожден земной женщиной. Ведь он получил второе рождение из тела Зевса. Поэтому он, в действительности, не может быть назван полубогом. Дионис - бог. И он является богом дуальности, что так прекрасно подтверждает миф о его чудесном появлении на свет. И как истинный бог, он воплощает в себе все многообразие мира, появляясь вновь в новых формах и образах, в которых сливаются воедино божественное, человеческое и животное, растительное и примитивное.

Так или иначе, этот мир далек от божественных сфер, в которых обретают истинные олимпийцы. Ведь его земная природа и двойственность слишком тесно связанны со смертью. Мы не найдем Диониса там, где царит лишь свет.

Но Олимп никогда не отвергал земное. Напротив, его сакральность всегда признавалась. Именно поэтому самый важный для дионисийского культа жизненный импульс произошел именно от Аполлона из Дельф. Более того, Дионис, согласно мифу, и сам жил с Аполлоном в Дальфах. Можно предположить, что он не просто разделял с ним равные права, но и был истинным господином в этой сакральной местности.

Аполлон разделял дельфийские празднования с Дионисом. Вместо аполлонического пиана, в зимнее время было принято петь дионисийские дифирамбы. Фронтоны в храме Аполлона с одной стороны изображают Аполлона с Лето, Артемидой и музами, с другой - Диониса в окружении фиад. Плутарх также подтверждает значительную роль Диониса в Дельфах. Он говорит о том, что его роль была не менее значима, чем роль Аполлона. Возможно, Дионис появился в Дельфах даже раньше, чем Аполлон. На вазе, созданной около 400 года до н.е., изображен Аполлон в Дельфах, протягивающий руку Дионису. Множество других источников подтверждают тесную связь двух божеств. Наконец, в некоторых поздних религиозных течениях они вовсе представляют собой одного и того же бога. Также считалось, что могила Диониса, смерть которого связанна с Дельфами, находилась в храме Аполлона.

Весьма похожее явление встречается в местности, предназначенной для проведения аполлонических культовых практик в Амиклае. Там, согласно легенде, был погребен близ статуи Аполлона Гиацинт (также известный, как Геакинф). На фестивалях жертвоприношения Гиацинту также совершались перед бронзовой дверью в храм непосредственно перед жертвоприношений в честь Аполлона.

Согласно мифу, Гиацинт был возлюбленным Аполлона. Его образ во многом близок образу Диониса. Он также погиб в юном возрасте и также вознесся на небеса. В Амиклах, из которых был родом Гиацинт, было найдено изображение Афродиты, Афины, Артмемиды и других божеств, ведущих юношу на Олимп. Также некоторые увидели в мифе отсылку к Дионису, его матери Семели и Ино, которая послужила ему матерью после смерти Семелы. Как и Диониса, Гиацинта воспитывала чужая женщина. Его вырастила Артемида, которую Евдокс Книдский называл Hiakynthotrophos (кормилица Гиацианта). Её вспоминали и на фестивале Hiakynthotrophia.

Но не только эти факты указывают на сходство Диониса и Гиацинта. Подобно тому, как Дионис всегда был тесно связан с женщинами, неизменной спутницей Гиацинта также была женщина - Перибоя. В Амиклах её называли сестрой Гиацинта. Как и сопровождающая Диониса Ариадна, Перибоя также умерла молодой.

Но больше всего на сходство с Дионисом указывает тот факт, что Перибою часто связывают с Корой (Персифоной). Также имя Перибои встречается в легенде о Теннесе, основателе Тенедоса. В этом мифе она - мачеха, оклеветавшая Теннеса. В наказание он запер её вместе с её сестрой Хемитеей в сундук и бросил в море. Это очень напоминает историю о Кадме, который запер в сундук Диониса и Семелу и также выбросил их в море. Так они оказались на острове Тенедос, где издавна существовал культ “Диониса, раздирающего человеческую плоть”.

Однако, не только Перибоя была спутницей Гиацинта. Как и Диониса, Гиацинта окружала группа женщин, которых называли “Hyacinthides”.

Спутниц Гиацинта ожидала таже трагическая участь, что и дионисийских женщин. Согласно мифу, они были жестоко убиты в Афинах - родном для бога городе. Аполлондор называл их дочерями Гиацинта. Согласно Филодему, они были дочерями Эрехтея и погибли на холме Гиацинта. Филохор утверждал, что дочери Эрехтея почитались вместе с Дионисом-Гиацинтом и, подобно Дионису и его божественным спутницам, были жестоко убиты.

Следует вспомнить еще одну примечательную деталь, подтверждающую связь Диониса и Гиацинта. Мы уже упоминали о том, что в мифе о Гиацинте, как и в мифе о Дионисе, кормилица принимает роль матери. В местности, располагающейся между Спартой и Амиклами, регулярно проводился “Фестиваль Кормилиц” (Tithenidia). Во время этого фестиваля взрастившая Гиацинта Артемида почиталась как Artemis Korythalia. Она была окружена маленькими детьми, которых приносили ей другие кормилицы. Существует мнение, что такое почитание Артемиды свидетельствует о том, что она была представлена на фестивале как богиня плодородия. Но это совершенно противоречит самой идее фестиваля. Ведь здесь почитались не матери, а именно кормилицы, няни. Более того, присутствующие дети были исключительно мужского пола. Этот факт, очевидно, связан с дионисийской сферой. Здесь также фигура матери полностью вытесняется няньками и кормилицами, которыми называют позже всех божественных спутниц Диониса. И дионсийские фестивали также связанны с младенцами исключительно мужского пола.

Таким образом, фестиваль Tithenidia получил свое название не от земных кормилиц, которые приносили своих детей богине, как предполагалось в древнем источнике. Он связан именно с божественными кормилицами, которые воспитывали Диониса, как воспитывала Hyacinthotrophos Гиацинта.

Е.Роде интерпретировал Гиацинта как древнего бога, живущего под землей. На самом деле, фигура Гиацинта очень близка Дионису. И сложно не заметить схожести фестивалей - дионисийских Антистерий и Гиацинтий (Hyacinthia) в честь Гиацинта. Итак, оба фестиваля отличаются ярко выраженной двойственностью: на протяжении трех фестивальных дней настроение празднующих изменяется от скорбного и трагического до экстатического и возвышенного. Стоит также отметить, что имя сестры Гиацинта, которую сравнивали с Корой (о чем уже упоминалось выше), встречается вновь как имя одной из сестер Амфиарая. Более того, во время фестиваля Hya­cinthia в Лаконии празднующие опоясывали себя стеблями плюща, как во время проведения вакхических обрядов. Тем не менее, фестиваль Hyacinthia был связан с Аполлоном, и связь этого бога с Гиацинтом прослеживается в Таренте. Здесь также, согласно легенде, находилась могила Гиацинта, а почитаемого здесь бога называли Аполлон-Гиацинт.

Сегодня принято считать, что столь тесная связь двух культов всецело зависила от внешних обстоятельств. Гиацинт, который почитался в этих местностях раньше, не мог полностью исчезнуть из культовых практик, уступив место Аполлону, но должен был занять подчиненное положение. В Дельфах, где Аполлон был тесно связан с Дионисом (который поразительным образом напоминает нам Гиацинта), мы наблюдаем противоположное явление. Здесь Аполлона почитали значительно раньше, но он сумел мирно ужиться с новоприбывшим божеством - буйным и диким Дионисом.

Все это заставляет нам усомниться в общепринятых гипотезах, объясняющих связь культов.

В каких греческих источниках встречаются упоминания о том, как один бог вытеснил или подчинил себе другого? И почему это должно было произойти именно с Аполлоном? Неужели его культ и место почитания были настолько отдаленны от его собственной природы, что любой другой бог мог с легкостью занять его место? Все это слишком сильно напоминает христианское представление о боге, не привязанном к конкретному месту и времени. Стоит ли задаваться вопросом о целесообразности и выгоде слияния культов для самого Аполлона? Мог ли он желать связи с Дионисом по другим причинам? Могла ли его направлять некая внутренняя необходимость объединиться с другим, и именно с Дионисом, чтобы показать миру, что лишь вместе их культы могут представлять истинную веру?

В Амиклаях Аполлон настолько ассоциировался с похожим на Диониса божеством, что самому Гиацинту приписывали все аполлонические качества. Можно предположить, что фиады посвящали свои ориестические танцы на Парнасе и Дионису, и Аполлону. Фиа, одна из спутниц Диониса, чье имя послужило названием для всех фиад, была дочерью автохтона, Касталиоса. C ней связан эпоним, полученный Аполлоном - Delphos. Пеан Филодама рассказывает о значительной роли, которую играл Дионис во время Пифийского фестиваля. Считалось, что даже такой древний герой, как Агамемнон, принес жертву Диониса в храме Аполлона.

Итак, вероятность того, что подобная связь культов была результатом внешних обстоятельств и принудительной ассимиляции, представляется маловероятной. Истинное значение и глубина связи Аполлона и Диониса действительно впечатляют.

Сфера Олимпа возвышается над бездной земной реальности. Но сами олимпийские боги произошли из этих глубин и до конца не утратили связь со своими темными истоками. Светлые божества не могли появиться, если бы появлению Зевса не предшествовал ночной мрак. Свет Олимпа, покоривший тьму, должен был появиться в её глубинах.

Аполлон воплощает все величие и могущество Олимпа, который противостоит реальности вечного становления и вечного угасания. Вместе с Дионисом, предводителем экстатических танцев и опьяняющей реальности земного, Аполлон может представлять всю полноту мира. И в этом союзе дионисийская двойственность превозносится на новый уровень, представляя вечное противопоставление буйства жизни и неподвижности, отрешенности духа.

Вот что скрывает в себе глубокая и сложная связь Диониса и Аполлона. Могло ли простое совпадение послужить причиной столь выдающегося союза божеств? Или возвышенного Аполлона так влекло к своему таинственному брату из-за собственной, внутренней нужды, которая скрывалась в его природе? И именно в союзе этих божеств религия древних греков, освящающая объективную реальность, наконец смогла достигнуть своей вершины.

 

Заключительные замечания о трагедии

Величие фигуры Диониса продолжает жить в трагедии. Сейчас мы не будем вдаваться в детали исторического развития этого феномена. Но нам предстоит ответить на последний вопрос: какое значение имеет тот факт, что трагедия обрела свою форму именно в дионисийском культе?

То, что мы обычно называем “трагическим”, на самом деле, не свойственно трагедии как таковой. Её корень - героический миф - трагичен сам по себе. Но в силу непосредственности своей репрезентации, элемент трагичного проявляет себя в новом явлении настолько интенсивно, что трагедия становиться его абсолютным воплощением. В этой непосредственности драматического вновь обретает жизнь древний миф, воплотившийся ранее в эпических и хоровых песнях. В трагедии живет дионисийский дух со всем его волнующим великолепием и ужасом. В его всепоглощающем волнении заключены отнюдь не человеческие страдания или страсть. В нем - истинная сущность Диониса, первичный феномен дуальности, присутствие невозможно далекого, слияние жизни и смерти. И эта двойственность Диониса скрыта в символе маски.

Конечно, в прошлом существовали и другие культы, в которых присутствовали сакральные маски. Подобное встречается даже сегодня. Но здесь мы имеем не просто спектральное присутствие демонических сущностей или духов умерших.

Обличенный в маску захвачен величием и благородством тех, кого больше нет. Он остается собой, но и становится кем-то еще. Его охватывает безумие - тайна великого бога, дух дуального существа, который живет в маске и воплощается, наконец, в драматическом актере.

Этот дух божественного безумия вдохнул новую жизнь в трагический миф и подарил ему новую, захватывающую и величественную форму. В этой форме сам Дионис вновь появился перед греками, и это появление продолжает поражать нас даже сейчас.

JL VK Group

Социальные группы

FB

Youtube кнопка

Обучение Таро
Обучение Фрунцузкому Таро
Обучение Рунам
Лекции по юнгианству

Наши партнеры Баннеры


Рекомендуем:
http://maap.ru/ – МААП – Московская Ассоциация Аналитической Психологии
http://www.olgakondratova.ru/ – Ольга Владимировна Кондратова – Юнгианский аналитик
http://thelema.ru/ – Учебный Колледж Телема-93
http://thelema.su/ – Телема в Калининграде
http://oto.ru/ – ОТО Ложа Убежище Пана
http://invertedtree.ucoz.ru/ – Inverted Tree – Эзотерическое сообщество
http://samopoznanie.ru/ – Самопознание.ру – Путеводитель по тренингам
http://magic-kniga.ru/ – Magic-Kniga – гипермаркет эзотерики
http://katab.asia/ – Katab.asia – Эзотерритория психоккультуры – интернет издание
https://www.mfmt.ru/ – Международный фестиваль мастеров Таро
http://www.radarain.ru/triumfitaro
http://www.agoraconf.ru - Междисциплинарная конференция "Агора"
классические баннеры...
   счётчики