Пятница, 06 января 2017 08:16

Георг Милонас Элевсин и Элевсинские мистерии Глава 4 Эпоха Писистрата (приблизительно 550 – 510 гг. до нашей эры)

Георг Милонас

Элевсин и Элевсинские мистерии

Глава 4  Эпоха Писистрата (приблизительно 550 – 510 гг. до нашей эры)

Телестерион Писистрата. Анакторон. Разрушение Телестериона персами. Алтари Богини. Перибол Писистрата и его ворота. Город и Святилище. Источник Каллихорон. Храм Плутона. Внутренние ворота и низинная дорога. Преемник священного дома. Расположение святилища относительно Афин.

Вторая половина шестого века и начало пятого являются одними из величайших периодов в жизни Святилища Деметры в Элевсине. Тогда его слава стала всегреческой и признание его Мистерий, судя по всему, не было строго ограничено афинянами. Слова гимна «Счастлив тот среди людей на земле, кто видел эти Мистерии» может быть принято во внимание как косвенное приглашение ко всему греческому миру, и Геродот к середине пятого века до нашей эры заявлял, что «этот праздник проводится афинянами каждый год в честь Матери и Коры, и независимо от пожелания грека, афинянин он или любой другой, в таком случае проходит посвящение» (1). Предание указывает на то, что в предыдущие годы те, кто хотел пройти посвящение, будучи из другого государства, должен был найти афинского поручителя, возможно, имеющего отношение к великим семействам Эвмолпидов и Кериков, но также они должны были быть приняты афинским государством как свои граждане. Таким образом, Геракл стал приемным гражданином благодаря Пилию, в то время как Диоскуры были усыновлены Афидном. (2).

Постоянно возрастающая слава Элевсинского культа, естественно, привела к увеличению числа посвященных и необходимости расширения благоприятных условий для инициации. Возможно, что к середине шестого века, Телестерион Солона перестал отвечать требованиям для удовлетворения спроса. Обширное строительство стало необходимостью и с ним было связано имя Писистрата, амбициозного аристократа, задумавшего план развития своих любимых Афин как выдающегося города эллинского мира. У нас нет никаких доказательств того, чтобы доказать эту связь, но представляется разумным полагать, что он послужил основоположником великих дел, совершенных в то время, когда он принимал активное участие в определении политики и стратегии Афин, то есть с 570-565 годов до нашей эры, когда он повел афинян за собой против Мегары и вырвал Ниса у его врагов в 527-526 года до нашей эры, и когда его сын Гиппий стал его преемником в тирании Афин. Писистрат, следуя примеру Солона, должно быть по достоинству оценил политические преимущества, которые доставались бы городу при расширении Элевсин до всегреческого религиозного центра, в храме которого эллинистический мир искал духовного совета.

(1) Гимн, стих 480, и поэт продолжает: «но тот, кто не посвящен и кто не принимает участия в них, никогда не обретет много благих качества, и как только он умрет, спуститься во тьму и мрак». Геродот, VIII, 65.

(2) Плутарх. Тесей, 33, 2.

Человек, который восстановил Панафинский фестиваль на великолепном уровне, потому что он понял его политическое значение, который вознес Тесея в статусе от провинциального лидера до всенародного первенства, сравнимым по силе с Гераклом, который послужил тому, что были записаны первые гомеровские стихи, и который придал увековечивающий вид общественным зданиям Афин - такой человека навряд ли не смог воспользоваться перспективами, предложенными Мистериями. Опять же, как военный лидер, он не мог не понимать стратегическую важность Элевсин по отношению к Афинам. В то время как мы обнаруживаем, что архитектурная деятельность данного периода в Элевсине была направлена на две цели - религиозную и военную, мы не можем не прийти к выводу, что Писистрат был ответственен за эту деятельность.

Телестерион Писистрата

В первую очередь, сооружения для посвящения должны были быть увеличены. Поэтому сравнительно небольшой Телестерион Солона был разрушен и на его месте было построено более крупное и более монументальное здание. Обширные остатки того Телестериона, которую мы будем называть Телестерионом Писистрата, сохранились, что предоставляет возможным создать реконструкцию храма с большой точностью. Терраса, на которой находился Телестерион Солона, ранняя Архаичная терраса, считалась достаточной для расширенного храма; но теперь он был продлен на запад по склону холма, небольшая часть которого должна была быть удалена. Фундаменты, как его наружных стен, так и его фасада портика или prostoon были опущены до скалы посредством насыпи и более старых остатков, и новый проект был задуман так, чтобы назначение храма было достаточным для выполнения функции зала для посвящения. Не лишним было бы напомнить, что храм Деметры отличался в своем назначении от других греческих храмов, и что его назначение в чем то параллельно христианской церкви, еврейской синагоги и мусульманской мечети. Греческий храм служил в качестве сооружения, в котором культовая статуя должна была быть сокрыта; в нем не должно было быть зала, в котором можно было бы проводить службы. Все обряды, такие как жертвоприношения, в котором принимало участие большое количество людей, проходили за пределами его стен и вокруг алтаря, как правило, построенного перед восточной стороной храма. В Телестерионе, храме Деметры в Элевсине, sacra была сокрыта; но ко всему прочему в нем проводилась служба с участием большой толпы посвященных. Архитекторы данного периода, осознавая специфическую потребность необязательную для обычного греческого храма, придумали отличный план первого этажа для нового священного здания.

Новый храм, Телестерион Писистрата, по замыслу в форме квадрата, и располагается приблизительно с востока на запад, с дверями и передним портиком или prostoon, как его называют в надписях, на его восточной стороне (рис. 20, 4). Он возведен из превосходно обработанных поросских блоков, но его фундаменты были построены из более твердого известняка с красноватым оттенком, известным как камень Кара, который, по словам Дёрпфельда, является характерным материалом для здания времен Писистрата. Положение наружных стен храма можно определить с точностью. Южная стена сохранилась на всю свою длину (рис 12, II;. и 15, Н). Восточная сторона, как мы уже видели, выходила на портик с хорошо сохранившимся полом и фундаментами. Северная сторона похоронена под северной стороной Телестериона пятого века до нашей эры. Ничего не сохранилось от его западной стороны, но на этой стороне и под прямым углом к ​​окончанию существующей южной стены в скальной породе сделаны выемки, служащие вместилищем самой низкой горизонтальной кладки западной стены, что указывает нам на ее точное местоположение. Следовательно, мы можем сказать, что у нас есть точный план и размеры здания. В пределах его стен были обнаружены фундаменты колонн, которые поддерживали крышу, остатки ступеней вдоль его стен, а также фрагменты конструкции его крыши. Большее количество архитектурных деталей была найдено от построенной позднее стены на северной стороне пространства Святилища. Таким образом, у нас достаточно материала для того, чтобы восстановить его внешний вид в общих чертах. Данные факты были изучены Ноаком очень компетентно, и он отметил отличное техническое качества каменной кладки здания. (3)

Основания стен, что чуть ниже уровня пола, составлены в своей массе из горизонтального ряда кладки тяжелого, неравномерно тесанного и не полностью обработанного известняка, каждая горизонтальная кладка в среднем от 0,47 до 0,50 метра высотой (рис. 13, Н). В верхней части известковой конструкции были заложены два ряда горизонтальной кладки из паросского камня; нижняя из них является частью фундамента. Верхняя служила в качества euthyhteria, на котором держалась кладка стен из паросского камня, выложенная из тесанного камня. В портике же верхняя горизонтальная кладка из паросского камня служила в качестве нижней ступени.

Передняя сторона портика (27,15 м х 4,55 м), была доступна и к ней с трех сторон вели 3 ступени, нижняя из которых является верхней горизонтальной кладкой из паросского камня фундамента здания (рис. 20, Hi). Большая часть тротуара сохранилась и выполнена из превосходно подогнанных блоков паросского камня неодинакового формата. На этом тротуаре были расположены колонны, поддерживающие крышу. Ни одного остатка этих колонн не сохранилось. То, что они были архитектурой дорического ордера можно доказать по обнаруженным фрагментам метопов и профиля сима от их станины. Опять же, мы можем быть уверены, что портик состоял из 2 рядов колонн; однако количество колонн по самому фасаду является неопределенным. Ноак предложил три варианта как восемь, девять или десять колонн спереди, но в конце концов сам же и высказался в пользу девяти колонн. (4) Курюниотис и Травлос считают, что десять колонн стояли по фасаду (5). Классификация декастиля лучше согласуется с обмерами и архитектурными элементами конструкции, найденными при самых последних раскопках.

(3) Ноак, Элевсин, стр. 48-70, где дает полное описание здания.

(4) Решение о девяти колоннах принято Вильямом Беллом Динсмуром, Архитектура античной Греции, стр. 113.

(5) Курюниотис и Травлос, Телестерион, стр. 75.

Антаблемент относится к дорическому ордеру, и от его элементов конструкции уцелели фрагменты триглифов, из метопов, карниза из паросского камня, скос карниза, и сима из паросского мрамора. Декоративные бараньи головы размещались по углам сима. Пример, найденный Филиосом (рис. 21), доказывает, что они были из твердого мрамора и служили обычным стоком для дождевой воды. Верхняя часть головы представляет из себя плоскую поверхность, необходимую для размещения украшения, но ни один не был когда-либо размещен на ней, так как блок не имеет никаких следов для крепления. Черепица была из паросского мрамора и только облицовочные плитки фасада заканчивались ярко окрашенным антемионом; лепестки были окрашены в красный цвет и разделены синими линиями. Сима также была украшена окрашенным антемионом сменяющими друг друга цветами лотоса. Контуры орнамента были вырезаны острым инструментом; его детали были заполнены синим и красным цветами. Верхушка флерона была цветочной. Украшение характерно для позднего архаического дорического храма и, также как и использование паросского мрамора, который не использовали афинские строители в пятом веке, помогает идентифицировать расплывчатую дату строительства храма. (6)

Резной и окрашенный декор характеризующий чувственность принят для шестого века. Следует особо отметить голову барана (рис. 21). Локоны, расположенные близко друг к другу, передают ощущение мягкости животной шерсти и подчеркивают, на контрасте, костные структуры носа, морды и рога. Волнистые линии и щербатые контуры придают этим рогами вид хрупкой твердости и необыкновенной пластичности. На самом деле здесь нам представлен фрагмент природы полной сил и фигурного признака, переданные с любовью и чуткостью, что вряд ли может быть превзойдено. (7) Лепка подчеркнута красками, следы которой до сих пор все еще были на момент его обнаружения. Красный цвет был использован для глаз, а синий для мягких волос (8).

Три двери вели от портика к большому наосу. В среднем их ширина 1,30 м и ось центральной двери точно соответствует середине ступеней (рис. 26, В). Наос, построенный из хорошо отработанных паросских блоков, представляет из себя большой, почти квадратный зал (25,30 м х 27,10 м). Его крыша поддерживалась многочисленными колоннами; основания некоторых из этих колонн уцелели и обозначены пунктирными квадратами на рисунке 20. Колонны восточных рядов стояли на искусственной насыпи и их фундаменты выполненные из четырех блоков паросского камня не были сделаны ниже скалы, но размещались сами по себе на насыпи. Достаточно часто камни фундаментов повторно использовались блоками и многие из них имеют анафирозис* с короткого края.

(6) О полном описании антемиона и бараньих голов сравни у А. Орландос Элевсин Ноака, стр. 63-68.

(7) Герман Виннфельд в Элевсине Ноака, стр. 69.

(8) Д. Филиос, Труды, 1883, стр. 63

Их количество и размер могли бы означать, что они были взяты от большого здания, а поскольку такого здание, думается, не существовало в Элевсине в той или предшествующий период, то существует значительная вероятность того, что блоки были откуда то привезены, вероятно из Афины, наряду с камнем Кара, используемого для фундамента. В основании фундамента колонны d2 в выщербленном паросском блоке была найден надпись датируемая первой половиной шестого века. Она дает нам еще одно хронологическое указание terminus post quem для здания. В фундаменте колонны d4 Курюниотис и его сотрудники нашли паросский блок, на котором имя NAYϟIKA было вписано в послания одного и того же периода.

Филиос был первым, кто предположил, что в общей сложности двадцать пять колонн, в пять рядов по пять, использовались для поддержки крыши наоса. (9) Фактически существующие фундаменты или следы таковых на скале, всего лишь семнадцать колонн, можно увидеть сегодня; остальные должно быть были восстановлены по чертежу. У Дёрпфельда так же изображен интерьер Телестериона Писистрата в его рисунках, и рассуждения и его и Филиоса были приняты всеми учеными. Ноак в своих чертежах также размещает двадцать пять колонн в наосе. Однако, в последнее время Травлос демонстрирует, что первоначально использовались только двадцать две колонны. (10) Северная стена Анакторона, действуя в качестве опоры, устраняет необходимость в колоннах на южном оконечности рядов 1, 2 и 3, как указано в его реконструкции места Святилища (рис. 26, В).

Хотя колонны наоса не сохранились, Ноак подсчитал, что их нижний диаметр должен был составлять 1,31 метра, так как платформы-фундаменты, на которых они стояли, в большинстве своем имеют размеры 1,365 метров в ширину. Их высота зависит от примененного ордера. В надписи, записанное на строительном материале, полученном от более старого, снесенного здания, доверенными мастерами Святилища в 408/7 году до нашей эры, мы обнаруживаем записанными пятьдесят четыре цилиндра колонн и шестнадцать основ ионического ордера (так называемые σπεîραι в надписи). (11)

(9) Тот же автор, Труды, 1884, стр. 73-75, и Ноак, Элевсин, стр. 54ff.

(10) Травлос, Анакторон, стр. 10 и рис. 10В, и наши рисунки 20 и 2, где фундаменты колонн, что видны сейчас, указаны пунктирными квадратами; ряды пронумерованы от 1 до 5 с запада на восток и от «а» до «е» с юга на север.

(11) IG, 12, 313/4. Газета, 1888, стр. 49ff и 1895, стр. 62ff и АМ, 19(1894), стр. 190ff. Ноак, Элевсин, стр. 59-60.

* прим. переводчика: анафирозис - техника обработки и установки каменных квадров, позволяющая безукоризненно подгонять камни друг к другу. При этом тщательно выравнивалась только лицевая поверхность камней, у внутренних сторон — только края, остальная поверхность заглублялась. Камни соприкасались только краями своих поверхностей и нагрузка воспринималась не всей постелью квадра, что было достаточно благодаря большому запасу прочности в каменной кладке.

Используя эту информацию, Ноак гениально пришел к выводу, что колонны, установленные в интерьере нашего здания, были ионического ордера. Вероятная высота ионического ордера могла бы избавить от необходимости в переделке вышележащих колонн, и устраняла бы использование толстых нижних колонн и уплотнение зала. Та же надпись говорит нам, что стропила были выполнены из дерева, как и вся конструкция крыши за исключением черепицы, которые была из паросского мрамора. Этот ионические элемент в дорическом храме хорошо согласуется с деятельностью Писистрата, как это известно по другим зданиям данной эпохи в Афинах. Таким образом, мы можем допускать, что двадцать две ионические колонны использовались в качестве поддержки крыши зала.

Анакторон.

Нет никаких признаков того, что опейон или верхний свет размещался на крыше Телестериона Писистрата. На самом деле, положение центрального ряда колонн исключает такое расположение. (12) Возможно, зал был освещен, если это было необходимо, с помощью окон, расположенных на верхней части северных и южных наружных стен. Такое решение было предложено Динсмуром. Отсутствие верхнего света, в свою очередь указывает на то, что архитекторами Анакторона для него не было предусмотрено центральное место. Недавно Травлос доказал, что Анакторон занимал юго-западный угол зала. (13) В западной части этого угла, отмеченным как «Y» в наших рисунках 6 и 20, скала выступает приблизительно на 0,32 метра над уровнем пола даже у Телестериона Перикла. Уже в 1833 году Филиос заметил эту выступающую скалу и задался вопросом, почему они ее оставили «когда они выравнивали скалу для пола наоса Перикла». И он спросил: «Был ли алтарь построен там, или конструкция способствовала механизму, использовавшемуся священниками в телете*» (14) Ноак пришел к выводу, что скала была покрыта ступенями, расположенными вдоль стены храма. Однако, ему не удалось объяснить, почему ступени не были врезаны в эту скалу, как они были врезаны на северной стороне, и почему у нас нет следов фундаментов на этой скале для установки ступеней? Кроме того, Травлос доказал, что ступени западной стены оканчивались на том месте, где выступала скала. Выступающая скала может быть объяснена только, если мы поместим Анакторон в том углу наоса. Интересно отметить, что в строительстве Мегарон-алтаря Деметры в Ликосуре, раскопанным Курюниотисом, фрагмент выступающей скалы был оставлен в центре структуры, образуя почти половину основной части, в то время как другая половина пополнялась пеплом от оставшихся жертвоприношений (15).

(12) В. Б. Динсмур, цитируемое произведение, стр. 113.

(13) Травлос, Анакторон, стр. 1-16.

(14) Д. Филиос, Труды, 1883, стр. 54-55.

(15) К. Курюниотис, Ephem, 1912, стр. 146 и 150.

* прим. от переводчика: телете - очистительная церемония при древнегреческих богослужениях, после которой грешники считали себя освобожденными от преступлений, совершенных ими против богов.

Можем ли мы тогда предположить, что выступающая скала была оставлена ​​нарочно, чтобы символизировать некоторый аспект Богини? Рубенсон недавно предположил, что этот камень может быть омфалосом, иногда связанным с Деметрой (16). На основании размеров его более поздних стен, Травлос выяснил, что Анакторон занимал площадь трех интерколумний* в длину и одной в ширину; площадь 12,5 м в длину с востока на запад, и чуть более 3 м в ширину с севера на юг, внутренние размеры. Его положение в конце, а не посередине южной стороны, указывало бы на то, что его местоположение было обусловлено положением Анакторона предшествующего здания (рис. 26, B и 27).

Некоторым ученым думается, что размеры этого помещения несовместимы с названием, присвоенным ему. Слово «анакторон», говорят они, эквивалентно значению роскошного дома, и создает в воображении большое, внушительное здание, а наше помещение не является ни большим, ни впечатляющим. Теперь давайте забудем, на некоторое время, название и внимательно рассмотрим функцию святая святых, насколько мы можем ее знать. Его основная функция должна была служить хранилищем культа Hiera. Его двери открывались в конце посвящения, когда Иерофант стоял перед ними или некоторыми из них, присутствующими на посвящении, чтобы представить Hiera. Оно открывалось на 13-й день Боедромиона (сентябрь) в течение короткого промежутка времени, чтобы перевезти Hiera для ежегодного визита в Афины, а 20-го числа того же месяца, чтобы вернуть их. Судя по всему не похоже, чтобы для Hiera требовалось много места. Мы слышим в связи с этим, что они, по крайней мере, перевозились жрецами, через мост Ритии (17) и, следовательно, они не могли бы быть тяжелыми или громоздкими. Hiera были реликвиями далекого прошлого и передавались из поколения в поколение; предположительно они восходят к первым годам культа, если не самого его начала. Теперь эти первые годы оказались растянутыми до микенского периода, а в эти годы, по-видимому, у нас нет монументальных религиозных изображений или громоздкого религиозного имущества (18).

(16) О. Рубенсон, “ Das Weihehaus von Eleusis und sein Allerheiligstes,” Jahrbuch, 70 (1955), стр. 36-37.

* прим. от переводчика: интерколумний - расстояние между соседними колоннами в колоннаде или портике в ордерной архитектуре.

(17) Ср. Ритийскую надпись, IG, I2, 81 (наш рис. 69). Aelian, Fragm. 10, p. 192, 4ff.

(18) Для примера, в микенскую эпоху не известно о культовой статуи в натуральную величину, только маленькие фигурки; cf. M. П. Нильсон, Миное-микенская религия, 2-е издание, стр. 113, рис. 32 (содержимое святилища Эсина), стр. 79, рис. 13 (святилище сдвоенных быков на Кноссе); ср. BSA, 8 (1901-2), стр. 97, рис. 55; и Сэр Артур Эванс, Дворец Миноса на Кноссе, II, стр. 338. Содержимое святилища Гурния, Нильсон, цитируемое произведение, стр. 81, рис. 14. Idols of Koumasa: S. Xanthoudides, The Vaulted, Tombs of Messara, стр. 49ff и место к книге XXXIII. Idols of Ghazi: Sp. Marinatos, Ephem, 1937, стр. 278-291.

Следовательно, по всей вероятности, Hiera были маленькие, требующие мало места, и даже если их было много, они были сокрыты даже от посвященных до самого конца церемонии. Кроме того, Анакторон не использовался ни в качестве места сбора, ни как sanctum для посещения верующих. Никто, кроме Иерофанта не входил в него в тех немногих случаях. Следовательно, пространство, необходимое для Анакторона, было ограничено и размер помещения, обусловленный Травлосом, отвечает требованиям. Положение помещения, видимо, было продиктовано традицией. Оно должно было занимать примерно ту же площадь, что и Анакторон предыдущего Телестериона, который можно было бы увидеть, и оно хорошо бы запомнилось. Тот Анакторон находился в юго-западном углу микенского Мегарона, в котором, по преданию, жила сама Богиня какое-то время (рис. 27).

Мы уже говорили, что некоторые ученые утверждают, что название Анакторон могло бы быть применимо к роскошному и большому зданию, а не простой части храма. Наиболее важным представителем данной точки зрения является покойный профессор Людвиг Дойбнер, который утверждал, что период указывает на Телестерион в целом, а не просто комнату в нем (19). Указав на то, что слово анакторон означал жилище царя, он пришел к выводу, что место, где был построен поздний Телестерия, изначально было жилищем царя Элевсин, возможно, что дворец царя Келея упоминается в Гимне. В течение времени Дойбнер утверждал, что место дворца было передано во владение Телестериону, который, таким образом, стал известен как Анакторон. Тем не менее, дворец короля Келея или любого другого правителя Элевсин, в соответствии с микенским архитектурным опытом, был бы построен на вершине холма, а не на его склоне, где находился поздний Телестерий. Кроме того, ниже Телестерия исторической эпохи последние и самые последние раскопки места вскрыли только Мегарон В, который как по нормам Дойбнера, так и микенским не мог бы быть дворцом царя. Обнаружение дворца в будущем не представляется возможным, потому что склон уже раскопан до своего естественного уровня породы. Следовательно, мнение Дойбнера, основывающееся на его теории «дворца правителя», не представляется доказанным как факт, обнаруженный заступом землекопов. Кроме того, отрывки из древних авторов, которые он приводит …

Отсутствуют страницы 86-89

Мы, конечно же, можем идентифицировать людей, которые разрушили святилище Писистрата. Это были солдаты армий Ксеркса и Мардония. Однако мы не можем быть уверенным в точной дате уничтожения. Это могло произойти либо в 480 году до нашей эры, когда Ксеркс завоевал Аттику, опустошая все земли, и отдал на разграбление Акрополь, или в 479 году до нашей эры, когда конница Мардония повернула в сторону Мегары и опустошала земли между ним и Афинами. Персидские солдаты, которым было отказано в освященной Богиней земле, предположительно после битвы при Платеях принимали участие во всех сражениях армии сначала под руководством Ксеркса, а затем Мардония. Следовательно, разрушение Телестериона Писистрата может быть помещено где-то между летом 480 года до нашей эры и весной 479 года до нашей эры.

(19) Л. Добйнер, Attische Feste, стр. 87ff; Deut. Akad. der Wtssensch. zu Berlin, (-Abh. Berl.) 1945-46, No. 2 О. Рубенсон, АА, 1933, стр. 316ff; Gnomon, 9 (1933), стр. 417 и Jahrbuch, 70 (1955), стр. Iff.

С уверенностью можно полагать, что Hiera Богини были перевезены из Элевсин в более безопасное место, когда персидская угроза приблизилась. Культовые статуи и ритуальные предметы из Акрополя были перемещены в Саламин, Эгины и Тризин аналогичным образом. Когда персы были изгнаны из Греции, и земли одержали победу, Hiera были возвращены в святилище Богини для того, чтобы быть установленными среди руин ее Анакторона. Вскоре после был отстроен новый Телестерион.

Надпись, датируемая 422/21 годами до нашей эры, сообщает нам о том, что строительный материал разрушенного Телестериона Писистрата был спасен и тщательно сохранен для того, чтобы использовать везде, где в нем возникала потребность. Это говорит нам о том, как некоторые из его паросских стеновых блоков должны были быть использованы в строительстве моста через Ритию таким образом, что жрицы, несущие Hiera, могли безопасно пересекать поток (28) Достаточно нтересно надпись называет Телестерион Писистрата древним храмом, доказывая тем самым, что для служащих святилища Элевсинского Телестериона и Храма Деметры это одно и то же строение. Поэтому идея о существовании двух отдельных священных сооружений для культа Деметры в Элевсине снова оказались несостоятельной (29).

Алтари богинь.

Телестерион Писистрата размещался на архаической террасе. Северная сторона этой террасы была приблизительно в пяти метрах от храма, в результате чего образовался широкий проход между ним и северной стеной Телестериона (рис. 6). Южная подпорная стена почти соприкасались с крайним юго-западном углом портика, но, по мере того как он поворачивал на запад, она проходила мимо расширенного двора за южной стеной Телестериона, таким образом достигая в ширину приблизительно 14 метров в месте, где мы уже теоретически допустили как юго-западный подъем к архаической террасе. Однако, в передней части портика терраса образует треугольную форму двора более 25 метров в своей наибольшей длине, где должны были находится алтари богинь (рис. 25). Еврипид, имея ввиду Телестерион Перикла, говорит о сдвоенных алтарях богинь, и надпись, датирующаяся 446-440 годам до нашей эры (известная как надпись Короибоса) упоминает два жертвенника для богинь, расположенных так близко друг к другу, что служащие могли принимать присягу, стоя между ними и держа своим руки над ними (30). Конечно же, и надпись и утверждение Еврипида относятся к пост-персидскому Телестериону, но разумно предположить, что в период Писистрата существовали аналогичные условия.

(28) Ритийская надпись, IG, I2, 81.

(29) Ранее, стр. 39 и 42.

(30) Еврипид, Просительницы, стих 33. К. Курюниотис, Элевсиниака, I, стр. 176 и 179, II, 16-17. Смотри также IG, II2, 1672, строка 141 и IG, I2, 76, строки 36-37.

Перибола и ворота Писистрата.

В период Писистрата Святилище Деметры было окружено крепкой перибольной стеной, остатки которой были вскрыты Филиосом в первые дни раскопок (31). Ноак ошибочно приписывали ее значительную часть к раннему архаическому периоду, и ошибочно утверждал, что она была одного возраста с ранней архаической подпорной стеной террасы (32). Раскопки Курюниотиса обнаружили всю длину этой сохранившейся перибольной стены. По сути дела отсутствуют лишь небольшие ее участки, и это потому, что над ними были построены более поздние строения. Беглый взгляд на нашу главную схему рисунка 4, где стены Писистрата указаны сплошным черным цветом, поясняет место. Ее обширные остатки позволяют определить их направление и структурные особенности, а они, в свою очередь, помогают нам отличить их от стен других периодов

Перибольная стена времен Писистрата состояла из трех частей. Не слишком высокий фундамент сформирован из больших, необработанных и гладких блоков известняка образующих первую и самую нижнюю часть. На нем стоит цоколь в среднем 0,85 метров по высоте, построенный из элевсинского серого камня в многоугольной манере. Третья часть представляет собой надстройку из кирпича, высушенного на солнце. В зоне башни H25 сохранился самый заметный пример данной кирпичной надстройки (рис. 6 и 24b). Она также превосходно сохранилась под ступенями Телестериона Перикла; там Курюниотис обнаружил ее высотой 1,30 метра выше цоколя и определил размеры ее кирпичей в среднем 0,45 м х 0.45 м х 0,09 м (33).

. Наши чертежи (рис. 4 и 25) показывают, что перибольная стена окружала не только Святилище, но и город Элевсин. Мы можем проследить ее от юго-западной оконечности (H40 в верхнем левом углу рис. 4), вдоль южного склона Элевсинского холма, ниже современного музея и мастерской до античного южного восхождения холма, указанного в плане. Квадратная башня H39 охраняла ворота, через которые люди входили в зону цитадели. Башня хорошо сохранилась и понятно, что проем ворот был шириной около 3,5 метров. От этой точки стена следовала в восточном направлении, где в последующие годы стал южный двор Святилища. В точке H38 (рис. 4) мы находим участок стены, начинающийся перпендикулярно от периболы по направлению к склону холма. Первоначально, возможно, эта стена продолжалась до тех пор, пока не встречалась с северной и южной стенами, закрывая зону Телестериона из наиболее высоких точек холма. Можно предположить, что «северной и южной» стены не было, кроме микенской крепостной стены цитадели, выполняющей функцию поперечной стены или diateichisma. Такой поперечная стена несомненно существовала (34).

(31) Сравни схему, прикрепленную к Трудам, 1887.

(32) Сравни Ноак, Элевсин, рис. 15, где ранние архаичные стены помечены синим, а Писистрата красным, и сравни это лист с нашей схемой на рисунке 4, где стены Писистрата указаны сплошным черным цветом.

(33) К. Курюниотис, Делтион, 14 (1931-32), Приложение, стр. 8ff.

(34) Такое расположение четко показано на рисунке Травлоса (рис. 25)

Приблизительно в пяти метрах восточнее H38 Курюниотис обнаружил южные ворота района Святилища, «ворота в сторону моря». Они шириной приблизительно четыре метра и они охранялись большой квадратной башней, часть которой сохранилась (35). От ворот стена продолжается в восточном направлении до точки, где она была снесена, чтобы разместить галерею-портик Филона, построенную в четвертом веке до нашей эры. В передней части данной галереи-портика было обнаружено разломанное окончание стены Н29, которое до сих пор можно рассмотреть ниже защищающей цинковой крыши. От H29 мы можем проследить ее цоколь, который идет на восток к конечной квадратной башне H25 (рис. 6). Когда мы смотрим на ту часть перибольной стены (рис. 28), мы понимаем, что над цоколем у нас есть каменная стена, построенная в совершенно иной технике от той, которой придерживались при строительстве других частей периболы, очевидно, более поздние исправления потребовали разрушение кирпичной надстройки. Разрушение, несомненно, может быть связано с солдатами Ксеркса и Мардония. Стоя на небольшой платформе, построенной археологической службой (рис. 44г,) и смотря вниз на эту восстановленную стену, возможно, мы сможем увидеть то место, через которое солдаты великого царя Персии прибыли в большом количестве в район святилища с целью грабежа и разрушения.

От крайней квадратной башни H25, которая отмечает самую восточную выдающуюся часть периболы и размер которой составляет приблизительно семь метров с каждой стороны, линия направления стены изменяется; она направляется к северному пилону или воротам, вместе с другой квадратной башней почти в середине ее направления (рис. 4 и 6, H21).

Северные ворота, известные как Северный пилон, главные ворота священного предела, очень уместно были расположены ниже северо-восточной оконечности скалистом отрога холма и на небольшом расстоянии к востоку от естественной пещеры, образовавшейся в заостренным крае уступа отрога. Ворота были полностью заменены в первом веке до нашей эры более поздними великолепными воротами, известный как Малая Пропилея (рис. 4, № 15), так что сегодня мы не можем обнаружить их останки. Тем не менее, их расположение хорошо определяется с помощью квадратной башни H18, которая охраняли данный вход. Более половины от этой башни можно разглядеть вдоль восточной части Малой Пропилеи глубоко ниже уровня пола. Следы лестницы, которая вела к верхней части стены и башни, сохранились вдоль западной стороны перибольной стены (рис. 4, H19). Мы не может быть уверены в деталях Северного Пилона, но его вероятный внешний вид показан в реконструкции, представленной на рис 25. Пещера была оставлена ​​в пределах священной ограды и, по-видимому, в период Писистрата в ней был построен небольшой храм, который был идентифицирован как храм Плутона. Благодаря ему пещера известна как Плутонион (рис. 4, № 20 и 50). Ноак оборвал периболу напротив восточной стороны Плутониона.

(35) Опять же следует отметить, насколько неверно Ноак истолковал сегмент башни и ворот, которые были видны в свое время, Элевсин, стр. 40, рис. 17С5 и плюс 15.

Тем не менее, в 1931 году Курюниотис открыл часть периболы к северо-западу от ворот (рис. 4, H17) в небольшом дворе между Малой Пропилеей и ее более великолепным спутником времен Римской Империи, Большой Пропилеей. Единственный горизонтальный вид кладки сохранился, но его происхождение не вызывает сомнений.

Еще раз стена исчезает ниже третьей колонны внутреннего портика Большой Пропилеи, возникая только из-под северо-западного угла этого сооружения. Оттуда она простирается на северо-восток, и ее можно увидеть вдоль края мощенного внешнего двора Святилища. Ноак думал, что эта часть стены вдоль внешнего двора принадлежала к раннему архаическому периоду, но ее кладка определенно доказывает, что это был период Писистрата. Приблизительно в 33 метрах от Пропилеи, задние ворота охраняются квадратной башней (рис. 4, H14). Из-за характера ее надстройки, большого количества бетона, как opus incertum видимого выше уровня пола двора, предполагалось, что башня была римского периода и что стены Элевсин заканчивались где-то здесь недалеко. Работа Курюниотиса в 1931 году показала, что римский бетон надстройки основывался на фундаменте, который принадлежал к эпохе Писистрата (рис. 22). От северо-западного фасада квадратной башни стен, оказавшись принадлежащей ко времени Писистрата, направлялась в северо-западном направлении. Все дальше и дальше мы следовали по ней, изумляясь, куда же она приведет, пока приблизительно в 40 метрах за башней H14 она привела к широким воротам, охраняющиеся другой квадратной башней (рис 4, H10, H12;. и 31). Эта башня означала северо-западный угол стены города Элевсин, и ворота, охраняемые ею, оказались одними из главных ворот города (36). От башни H12, стена направляется на запад и на юг, по-видимому, огораживая на своем пути холм Элевсин вдоль его северной стороны, как показано на рисунке 32. Как стена, так и ворота, когда были обнаружены, послужили вещественным доказательством ремонта между второй половиной шестого века до нашей эры и периодом Римской Империи, за исключением многоугольного цоколя времен Писистрата, который оставался их фундаментом.

Великие Ворота, которые были определены Травлосом как Афинские Ворота, потому что они повернуты в сторону города Афин, города Аттики, очень интересны (рис. 31). Несмотря на то, что их проем был заблокирован стеной в поздние имперские времена, их можно точно изменить, потому что оба дверных проема хорошо сохранились. Ширина составляет почти 4 метра. Сразу за проемом мы имеем внутренний дворик в длину примерно 7 метров и в ширину 5,4 метра с дверным проемом на юго-восточной стороне, размер которого составляет около 3 метров. (Рис. 4, Н10). В результате двойные ворота располагались очень стратегически. Устройство двойных ворот и двора не является необычным для греческой архитектуры, но, возможно, это один из самых ранних примеров, начиная со второй половины шестого века до нашей эры. Безусловно, стратегия, лежащая в основе их строительства, в том, что они должны были служить в качестве тупиковых для атакующей армии, ограничивая число солдат, которые могли проводить маневры во внутреннем проеме укрепления. Уровень ворот и их двора поднимался время от времени, и к римскому периоду он составлял приблизительно на 0,75 метра выше, чем в период Писистрата.

(36) К. Курюниотис, Элевсиниака, I, стр. 203-204.

Интересно отметить, что Травлос обнаружил встроенным в стену небольшого дома римских имперских времен фрагмент указа, предписывающего ремонт стены и ворот города Элевсин (37). Он датируется, возможно, второй половиной четвертого века до нашей эры, однако конструкции, которые он упоминает, были построены задолго до того. Из этой надписи мы узнаем названия многих ворот Элевсин, и мы можем установить их возможное местоположение, тем более, что ворота упоминаются в определенном порядке, соответствующем развалинам, обнаруженным к настоящему времени. Первые строки надписи отсутствуют, но Травлос предполагает, не без основания, что они отвалились из-за ремонта, проводимого с нашими воротами, название которых, по его мнению, было в недостающих строках. Тогда ворота в сторону Мегара возле угловой башни в сторону моря называю задними воротами, ворота к стадиону - Южными воротами. Возле Южных ворот надпись упоминает небольшие ворота, pylis (портал), и, в заключение, она упоминает колоннадную конструкцию и Пропилион. Очевидно, что ворота Святилища не были включены в ремонт согласно предписанию этого указа. Если мы обратимся теперь к чертежу Травлоса (рис. 32), читая против часовой стрелки, мы сможем найти все ворота, упомянутые в надписи в точной последовательности. Возможно, интересно отметить, что pylis (портал) через южные ворота должен был быть один, через которые люди могли бы войти в юго-западный угол Святилища. Если сравнить Рисунок 32 с нашим общим планом Рисунка 4, где перибольная стена Писистрата, обнаруженная Курюниотисом, обозначена сплошным черным цветом, мы будем вынуждены сделать вывод, что это происходило во времена Писистрата, когда город Элевсин был окружен крепостной стеной, которая служил ему на протяжении всей своей жизни.

Город и Святилище

Надписи и археологические находки, особенно за последние тридцать лет доказывают, что пространство Элевсин было четко разделено на две части, Святилище и город. Где же заканчивается одна часть и начинается другая? У нас нет останков, указывающих на то, как непосредственно пространство Святилища отделялось от города на запад и за пределы южного двора Телестериона, которое простиралось на запад вдоль южного склона холма и от Акрополя. Помимо западной стороны Телестериона, безусловно, должна существовать поперечная стена - diateichisma, которая отделяла святилище от Акрополя. При описании юго-западной части периболы Писистрата мы заметили зубчатую стену к Юго-западным воротам Святилища (рис. 4, H38). Возможно, после окончания дверного проема, где она обрывается сейчас, эта стена следовала по направлению к склону холма до конца к микенской стене. Таким образом, осуществляя функцию поперечной стены или diateichisma, отделяя Святилище от города на юго-западе и от Акрополя, возвышающейся над ним. Это наглядно показано на рисунке 25. Непрерывные стены огораживали южную и восточную стороны Святилища. Но как святилище было отделено от северной части города в районе Афинских ворот?

(37) Опубликовано Курюниотисом в Элевсиниаке, I, стр. 189-208.

Ноак завершил перибольную стену Писистрата у Плутониона и Северного Пилона; но мы уже видели, это оказалось неправильным. По-видимому, пространство на севере и западе Пилона было прикреплено к Святилищу в период Писистрата, чтобы служить в качестве вспомогательной области, где, возможно, располагались административные здания и группировались жилища чиновников. К сожалению, это пространство было очень повреждено в более поздние времена, особенно во времена Римской Империи, и в результате чего очень мало из того, что смогло выжить, и с какой-либо степенью уверенности, можно отнести к периоду Писистрата. Несомненно, однако, что длинное и узкое здание, отмеченное как H50 на рисунке 4, принадлежит к этому периоду (см рис. 25). Несмотря на то, что стена L16, возведена сквозь него в поздний римский период, ее план понятен. Здание (25,45 метра х 8,75 метра) было введено на урезанной восточной стороне. Назначение этого длинного здания не может быть определено из-за того, что было обнаружено в нем, но мы считаем, что Травлос прав, предполагая, что оно служило для хранения пожертвований первых плодов, что это был σιρός, названия использовавшееся для таких складских помещений или бункеров по временным надписям. Вдоль его северной стороны была обнаружена дорога (рис. 4, № 17), использовавшаяся до окончания римского периода, но, по-видимому, проложенная впервые в дни строительства хранилища. Дорога заканчивается в его восточной части в небольшом дверном проем pylis (портале), через который, возможно, можно было бы войти в зону Святилища. На своей западной оконечности оно объединилось с улицей (рис. 4, № 19), который оканчивалась порталом башни H14. На перекрестке улиц 17 и № 19, один переулок продолжается на запад около 16 метров, а затем разветвляется в двух направлениях; основной переулок продолжается на северо-запад в направлении Афинских Ворот, в то время как второй переулок резко поворачивал на юг и, став ступенчатым, поднимался по склону холма до конца, в конечном счете к северо-восточному углу Акрополя. Направление 19-й улицы и переулка от портала к Акрополю, пожалуй отмечено линией, где находилась поперечная стена , отделяя вспомогательные пространства Святилища от остальной части города. В стене более позднего дома, в районе идущей вдоль края дорожки, восходящей к Акрополю (рис. 4, № 18), было обнаружено, возможно in situ, то, что мы можем назвать уличным знаком - прямоугольный блок мрамора с надписью ΟΡΟΣ ΙΕ[P]O, граница Святилища. Данный пограничный камень позднего периода, но это указывает на то, что в более поздние времена вспомогательное пространство Святилища распространялось на дорожку (38). Возможно, он тоже был вставлен в период Писистрата. Мы можем быть уверены, что в данный период обычаем было начато присоединение к Святилищу полу-священного, вспомогательного пространства.

(38) В нашей дискуссии мы следуем тем выводам и предложениям, что сделал Травлос, зачастую обсуждая сразу же по месту. О пограничном камне сравни Дж. Трепсиадес, Делтион, 14 (1931-32), Приложение, стр. 31-32; К. Курюниотис, Делтион, 15 (1933), Приложение, стр. 175. Дж. Н. Травлос, Хесперия, 18 (1949), стр. 142.

«Каллихорон» источник.

Возвращаясь к Северному Пилону, отметим, что источник был найден приблизительно в 40 метрах к северо-востоку от него, на юго-западном углу внешнего мощеного двора римского периода (рис. 4, № 10 и 33). Он был обнаружен и расчищен Филиосом в 1892 году и был признан Каллихороном, упомянутым Павсанием вместе с храмом "Пропилеи Артемиды" и "Отца Посейдона». (39) Стенки источника выложены элевсинским камнем в многоугольной стиле и его круглое отверстие увенчано двумя концентрическими кругами хорошо тесаного камня с общей высотой в 0,59 метра. Восемь камней закреплены или соединены двойным Т зажимами, образующими нижнее кольцо (около 2,85 метра в диаметре.); четыре блока, также скрепленных, образуют верхнее кольцо (1,46 метра в диаметре). Уцелевший верх отверстия источника составляет 0,88 метра, в то время как его диаметр у основания нижнего кольца 1,08 метров. Глубина его сейчас 6 метров. Настил, на котором он стоит, хорошо вымощен большими плитами и некоторые на 1,35 метра ниже уровня пола римского двора. Пространство вокруг него было эллиптическим, круглым на одном конце и квадратным на другом. В четвертом веке до нашей эры он был окружен красивой парапетной стеной из паросских плит, установленных вертикально, тщательно обработанных и подогнанных. Две двери, в среднем шириной 0,75 метров, давали доступ к пространству источника. Одна из них находится на северной стороне ограды ниже южного край римского двора. Другая, как видно на рисунке 33, шириной 0,6 метра. Древняя стена, построенная в пятом веке и укрепленная в четвертом, была возведена, чтобы окружить источник, и пространство, огораживающее его, почиталось как строителями Большой Пропилеи, в северо-восточном углу которой источник стоит, так и ремесленниками, которые замостили римский двор; вследствие чего самая нижняя ступень на восточной стороне Большой Пропилеи была удалена, чтобы не посягать на пространство источника, а линия двора была остановлена на его внешней стены парапета. Таким образом, источник можно было видеть во все времена в качестве важного ориентира элевсинской топографии. В более поздний период, возможно, в римские времена, на вход в пространство источника была врезана дверь, около метра в ширину, которая открывалась на нижней ступени Большой Пропилеи, где легко можно обнаружить ее следы. Возможно, от этой двери ко двору вела деревянная лестница.

Дата источника, вторая половина шестого века до нашей эры, которая была установлена по его конструкции и скобам; и как правило, считается современником сооружений Писистрата. В 1931 году мы очистили внутреннюю часть колодца и искали его глубину в надежде найти доказательства для того, чтобы подтвердить дату, полученную из его конструкции. Однако, источник использовался на протяжении веков вплоть до окончания оккупации Османской империи и его внутренняя часть была очищен неоднократно в ходе его использования. Исследование его дало нам ценный опыт и чувство родственной тому, которым должно было быть заполнено сердце Персефоны, когда она шла вверх и вниз в Нижний мир, но никаких реальных находок, чтобы помочь нашей цели. Керамика, которую мы нашли в его глубине, принадлежала к поздним периодам – византийскому и османскому.

(39) Д. Филиос, Труды, 1892, стр. 33; 1893, стр. 11; Ноак, Элевсин, стр. 73ff.

Таким образом, дата его должна быть установлена по его конструкции, и кажется целесообразным поместить источник в период Писистрата.

Храм Плутона.

Как только посвященные входили в Северный Пилон, они оказывались бы в северной части сокровенного Священного Пути, который ведет к Телестериону. Сразу же справа от себя они бы увидели пещеру с храмом Плутона, над которым возвышаются скалы восточной оконечности Элевсинского холма (рис. 2, 3, 4, № 20, а на рис. 50). Видимо храм Плутона был в период Писистрата, установлен там впервые. Возможно, в это же время перед широко открытой пещерой был создан характерный трехсторонний двор, по-прежнему поддерживаемый подпорными стенами, построенными в четвертом веке до нашей эры. Основания тех, что видны сегодня, принадлежат храму более позднего периода, но под ними мы имеем мизерные остатки более старого храма, состоящие из нескольких блоков элевсинского камня. Эти старые останки принадлежат периоду Писистрата и небольшому месту поклонения, состоящего из комнаты или наоса (2,9 м х 2,5 м), выходивший первоначально открытым портиком с антами (40).

Не может быть никаких сомнений в том, что место поклонения и есть храм Плутона, упоминаемый в надписи 329/8 до нашей эры. В насыпи пещеры был найден рельеф, выражающий обет, посвященный Лисанием Богу и Богине. Он представляет Плутона и Персефону обедающими, и коронование Деметры Персефоной, которая держит два факела; по-видимому, композиция представляет из себя примирение Деметры с Плутоном (41). Как надпись, так и рельеф более поздней даты, но они служат указанием на то, что в четвертом веке до нашей эры пещера была посвящена Плутону; и она должна была быть посвящена этому божеству до этого столетия и времен Писистрата, потому что в те времена был храм построен, и потому, что у нас нет никакой традиции, которая говорит о Плутоне, вступающим во владение над святыней и замещая ее божественность. Очевидно, что место было хорошо выбрано для храма Плутона; глубокая пещера может дать зрителю впечатление χάσμα γἢς пропасти в земле, и даже намекать ему на «врата Ада» (42)

Внутренние ворота и дорога в выемке.

Из Плутониона сокровенный Священный Путь следовал на север почти по прямой линии вдоль подножия восточной части скального отрога Панагия и постепенно набирая высоту достигал северной стороны террасы, на которой стоял Телестерион (рис. 2 и 4, № 25).

(41) Газета, 1883, стр. 113ff; 1886, стр. 19ff; П. Фукар, BCH, 7 (1883), стр. 388-390. Ср. Sylloge4, vol. 3, No. 1050.

(42) Гимн Орфея к Плутона говорит о пещере в Элевсине как о вратах Ада: Kern, Orphicorum fragmenta, 1922, стр. 115. Ср. ниже для дополнительного рассуждения о Плутонионе.

Линия многоугольных камней была видна по его правой стороне незадолго до его окончания (рис. 4, № 26), указывая на правый край Пути (43). Северный пилон был отправной точкой другой дороги, которая, ответвляясь от Священного Пути, уходила на юго-восток вдоль перибольной стены, чтобы достигнуть самого восточного угла террасы. В районе H24, где дорога достигла восточного конца террасы, и на небольшом расстоянии от Каллихорона Гимна (рис. 6, W), она проходит через внутренние ворота, построенные во времена Писистрата (помечены H24 на рисунках 4 и 6). Анты этих внутренних ворот хорошо сохранились и легко идентифицируются. Восточный анта (рис. 17, е) в конце стены, который выступает из основной перибольной стены приблизительно на 3,5 метра и имеет ширину 2.38 метра. Западный анта (рис. 17, а) был присоединен к ранней архаической подпорной стене, фасад которого было покрыт псевдо-изотонической конструкцией из элевсинских камней, более или менее прямоугольной формы, но разной длины и высоты (рис. 17, б). По-видимому, эта облицовка заканчивалась на вершине с хорошо профилированным карнизом из двух блоков, которые уцелели в правильном месте (рис. 17, в). Следует отметить, что западный анта, сохранившийся в высоту 1.5 метра, не является цельным камнем конструкция (рис. 17, а). Только его фасад построен из прямоугольных блоков, оставляя пространство в самом центре анта для того, чтобы быть заполненным мелкими камнями, землей и гальки. В передней части антов и на их южном крае находятся каменные блоки, в которые были вставлены деревянные дверные косяки. Помимо дверного проема H24, Ноак принимал без доказательств «защитный двор» на юге и западе (обозначенными буквами DC, рис. 6 и 24), и другую дверь, перекрывающую двор. Исследования места Курюниотисом доказали, что такой защитный двор не существовал, но то, что дорога, проходящая через ворота H24 и вокруг восточного конца ранней архаического террасы, проходила на западе между этой террасой и южной частью перибольной стены, пока она не достигала южного двора Святилища и южных ворота (44). Таким образом, эта дорога, подлинная ὁδός (дорога в выемке), могла бы рассматриваться в качестве внутренней служебной дороги, соединяющей северный пилон с южным двором и южным пилоном, дорога значительного назначения, особенно для персонала Святилища.

Выступающие каменные основания H30 (рис. 6), хорошо видны на фотографии рисунка 24, возможно, образовывали основу небольшого моста, соединяющего восточный двор Святилища и вершину перибольной стены, как показано на чертеже Травлоса , рисунок 25. Такое соединение может оказаться ценным в напряженный период. В нескольких секциях, лестницы построены вдоль бортов древних стен, что давало доступ к вершине. Мы уже обратили внимание на лестницу, ведущую к H19 в верхней части стены и башни H18, охраняющую Северный пилон. Через внутренний дверной проем H24 есть другая лестница (показано на рис. 4), которая вела к верхней части укреплений.

(43) Этот край, несомненно, свидетельствуют о том, что от Северного Пилона, позже поздней Малой Пропилеи, Священный Путь уходил почти по прямой линии к террасе Телестериона, что ставит под сомнение предложенное Ноаком извилистое расположение Элевсин Ноак, место в книге 15.

(44) Ноак, Элевсин, стр. 30ff про его гениальные «zwingertoor», опровергнутые К. Курюниотисом, Делтион, 1931032), Приложение, стр. 10ff.

Преемник Священного Дома.

Раскопки дают нам ясное представление о Святилище и общее представление о масштабах города Элевсин, но они не смогли выявить остатки домов людей той эпохи. На самом деле стоит упомянуть конструкцию, найденную вне Святилища, которая представляет из себя небольшое здание, которое, по-видимому, было построено для того, чтобы занять место «Священного дома» (рис. 4, № 60). В эпоху Писистрата область этого дома была бережно устроена в виде террасы, и перибольная стена многоугольной кладки была построена вокруг нее по границе (45). Теперь же терраса, приняв трапециевидную форму, навязала сильное желание включить в нее как можно больше земли, первоначально принадлежащей к «Священному Дому», и проезжую часть, которая извивалась вдоль границы западной стороны. Таким образом, терраса огораживает предел приблизительно 15 метров с востока на запад и 17 метров с севера на юг. На старом фундаменте, следуя более старым линиям «Священного дома», было построено новое здание из паросского камня, которого сохранилось всего лишь несколько блоков. К сожалению, их недостаточно для того, чтобы определить его схему. Но они так же, как и мраморные плитки конструкции, которые того же типа, как и у Телестериона Писистрата, хотя и меньше по размеру, что помогают доказать, что конструкция принадлежит к временам Писистрата.

Этому зданию, по-видимому, принадлежит красивая статуя убегающей девы, показанная на рисунке 34. Она выполнена из пентелийского мрамора и в высоту составляет 0,645 метра (46). Не может быть никаких сомнений в том, что статуя относится к фронтонной группе, темой которого должно было быть похищение Персефоны Плутоном. Наша фигура является одной из «глубинных пышногрудых дочерей Океана», с которой Персефона играла и собирала цветы в роковой день похищения. Очевидно, она убегает от места действия, в центре которого, естественно, была бы занято Персефоной и Плутоном. Но потому, как она поворачивается для того, чтобы посмотреть на дивное действие, которое происходит, при этом она движется поспешно. На ней одет дорический пеплос и высокий венец, указывающий на ее царское рождение. Очарование, исходящее от этой фигуры, вряд ли можно описать словами. Поступательное движение, обозначенное стремительными складках драпировки ниже колен и косыми положением тела, исполнено мастерски, в то время как напрашивается желание оглянуться назад и посмотреть на действие, что на самом деле является естественным желанием, и дает художнику возможность создать яркую и четкую особенность красивой девичьей формы в сдержанном телодвижении.

(45) К. Курюниотис, Путеводитель, стр. 50 и Труды, 1937, стр. 42ff.

(46) К. Курюниотис, Труды, 1937, стр. 4; Путеводитель, стр. 67; Искусство и археология, 21, стр. 113; Ноак, Элевсин, стр. 219 и рис. 87-88; E. Buschor, Antike, 2 (1926), pl. 13; Ноак утверждал, что статуя принадлежит к фронтонной композиции его Храма F. Было доказано, что данной утверждение является ошибочным, с помощью обнаружения статуи в районе Священного Дома. Мы видим, что Храм F принадлежит к римскому периоду, на котором не могла располагаться фронтонная скульптура начала пятого века. Статуя теперь можно увидеть в небольшой северной зале музея Элевсин.

Мы тщетно ищем признак страха или тревоги в чертах ее лица. Несмотря на ее порыв, дева сдержана и величественна; она обладает качествами, которые, по-видимому, высоко ценились даже в доклассические времена. Ее глубокая озабоченность достаточно передается движением, что добавляет приятности к ее лицу. Всего лишь несколько деталей в передаче глаз, рта и складок драпировки доказывают, что художник, несмотря на свое мастерство в лепке, все еще находился под влиянием архаической традиции. Это является указанием на то, что статуя была выполнена в начале пятого века, возможно, в период между победой в Марафоне и разрушением Телестериона персами, другими словами 490-480 гг. до нашей эры. Именно тогда была разрушена небольшая священная конструкция и была разбита ее фронтонная скульптура; с того трагического исхода выжила только наша дева, чтобы увлечь нас в сказку.

Расположение Святилища относительно Афин.

Возможно, целесообразно подвести итог нашей истории Элевсин и его Святилища в период Писистрата (см рис. 25 и 32). Новый огромный Телестерион, больше, чем любой из его предшественников, был сооружен на ранней архаической террасе. Место Святилища было окружено перибольной стеной и к нему была присоединена вспомогательная область, которая использовалась для хранения десятины и других административных целей. Город Элевсин также был окружен укреплениями и его местоположение, согласно его стенам, судя по всему, оставалось одинаковым на протяжении веков, которые наступили после. Во всяком случае, укрепления, возведенные сейчас и позже, затем постоянно ремонтировались и служили Элевсину до конца своей жизни. Писистрат, реализующий стратегические позиции места, по-видимому, превратил его в неприступный форпост афинского государства. Увеличением возможностей своего Телестериона, он позволил Элевсину играть более активную роль в религиозной жизни греков для большей славы Афин. В течение этого периода связи между двумя городами были умножены и надежно укреплены так, чтобы в дальнейшем народу Элевсин приходилось обращаться к Афинам за предписаниями и поддержкой. На самом деле Элевсин теперь стал демосом (муниципалитетом) Афин и его люди было родом из племени принадлежат к племени Hippothoontis. Я считаю, что для усиления этой связи сам Писистрат или люди, которые были ответственны за все архитектурные и иную деятельность данного периода, таким образом, организовали свои дела, что становится очевидным то, что Элевсин был частью Афинского государства.

Мы уже отмечали, что в геометрический и ранний архаический периоды основной подъем на террасу Телестериона размещался на южной стороне Святилища, со стороны Афин. Мы также отмечали что то, что мы полагаем, являлось местом священных танцев, проводимых в честь богини, смотрело в направлении моря. В то время Писистрат или его строители повернули главный вход в святилище по направлению Афин, хотя, в стремлении следовать традиции, они также соорудили «Ворота в сторону моря» на южной стороне. Но знаем ли мы, что Северный пилон стал теперь главными воротами храма? Обычай, по которому все поворотные точки элевсинской традиции собираются в северной стороне, кажется, доказывает это изменение. Северным Пилоном был источник Каллихорон и его священные танцы; недалеко от него Плутонион, где впервые был построен небольшой храм или святилище; недалеко от него местность, где предполагалось, что Богиня была обнаружена дочерьми царя Келея, и место, которое было превращено в «Камень скорби». Священный Путь, ведущий к Святилищу от внешнего мира в настоящее время на северной стороне и во дворе, на котором он заканчивался, мизерные, но остатки, раскрывающие большое строение, возможно жертвенник, который в римские времена был заменен eschara. Надпись четвертого века говорит о Пропилоне Деметры и Коры, который, скорее всего, был установлен на этой стороне, когда Кимон построил внешний Северный Пилон. Все существующие и узнаваемые признаки, кажется, предполагают довольно определенно, что Северный Пилон теперь превратился в главные ворота святилища; и что ворота теперь повернуты в сторону Афин.

Мы уже осознали еще одно важное звено. Мы видели, что южная часть перибольной стены Писистрата была построена прямо через двор, в котором у нас есть все основания полагать, проводились ритуальные танцы в честь Деметры с незапамятных времен. Эти ритуальные танцы не могут быть упразднены; и тем не менее традиционный двор, в котором они проводились, уже не мог использоваться для этой цели, из-за строительства стены. Другой двор должен был быть сразу предоставлен строителями периболы Писистрата. Так как танцы проходили у источника, очень важной вехе элевсинской Элевсинского, в новом дворе источник должен был быть построен, если уж его нет. На небольшом расстоянии от главных ворот Святилища, у Северного Пилона, возведенного теми же, кто построил перибольную стену, мы находим источник, который, если он и не был фактически построен в это время, по крайней мере теперь был восстановлен в монументальной виде. Перед этим источником мы имеем двор, который использовался до самого конца жизни Святилища. Мы обращаем внимание в нашем плане рисунка 4, что источник (№ 10) найден почти прямо поперек окончания Священного Пути (№ 1), которые соединял Элевсин и Афины. Между ними двумя мы имеем свободное место, новый двор. Конечно, в этом дворе проводились танцы, как говорил Павсаний, и пояснено на Niinnion дощечке (рис. 88). Поэтому в этот двор были переведены танцы, в удалении от линии моря и в направлении Афин. Нам кажется, что было сделано сознательное для того, чтобы построить стены и ворота Элевсин таким образом, чтобы сделать очевидным то, что место и культ были тесно связаны с Афинами. Это сознательное усилие мы конечно же можем приписать Писистрату, который знаменит тем, что внедрил множество искусных замыслов для возвеличивания своих любимых Афин.

Окончательным знаком разворота в сторону Афин является отсутствие захоронений данного периода на западном кладбище. Прекрасно известно, что древние греки размещали свои кладбища вдоль основных дорог, ведущих в их города, и что они размещали свои важные кладбища вдоль важных дорог. Здесь же мы можем отметить западное кладбище, проходящее вдоль дороги от Элевсин к Мегарам, и что ни одной могилы данного периода не было найдено при раскопках данного места. Значит ли это, что люди хоронили своих умерших на другом кладбище, том, которое размещалось вдоль другой дороги, возможно, по дороге в Афины? К сожалению, дорога из Элевсин в Афины, которая, по-видимому, совпадает со Священным Путем, в районе Элевсин покрыта зданиями и садами и таким образом недоступна для исследования. Поэтому мы не можем доказать, что кладбище данного периода было также изменено в сторону Афин. Но думается, что отсутствие остатков на западном кладбище, ясно на это намекает.

JL VK Group

Социальные группы

FB

Youtube кнопка

Обучение Таро
Обучение Фрунцузкому Таро
Обучение Рунам
Лекции по юнгианству

Наши партнеры Баннеры


Рекомендуем:
http://maap.ru/ – МААП – Московская Ассоциация Аналитической Психологии
http://www.olgakondratova.ru/ – Ольга Владимировна Кондратова – Юнгианский аналитик
http://thelema.ru/ – Учебный Колледж Телема-93
http://thelema.su/ – Телема в Калининграде
http://oto.ru/ – ОТО Ложа Убежище Пана
http://invertedtree.ucoz.ru/ – Inverted Tree – Эзотерическое сообщество
http://samopoznanie.ru/ – Самопознание.ру – Путеводитель по тренингам
http://magic-kniga.ru/ – Magic-Kniga – гипермаркет эзотерики
http://katab.asia/ – Katab.asia – Эзотерритория психоккультуры – интернет издание
https://www.mfmt.ru/ – Международный фестиваль мастеров Таро
классические баннеры...
   счётчики