Четверг, 07 января 2016 12:26

Джеффри Рафф Бракосочетание Софии Введение

Джеффри Рафф

 Бракосочетание Софии

Божественная Женственность в психоидной алхимии

Благодарности

Я глубоко признателен тем людям, великодушная поддержка которых, финансовая и другая, позволила мне найти время и написать эту книгу. Вы уже, наверное, догадались, о ком я говорю, и вы знаете насколько высоко я ценю ваше благородство.

Я также хотел выразить благодарность Лидие Ленихан, чьи советы по оформлению книги помогли мне сделать ее гораздо интереснее, чем можно было ожидать. Также хотел сказать большое спасибо Валери Купер за ее терпеливое отношение к работе в трудные времена и за заслуги в редакторской деятельности. И в конце я бы хотел отметить старания моей жены, которая пережила небольшой шок после того, как поняла, что представляет собою супружеская жизнь с мистиком, и чье сотрудничество со мной становится все лучше с каждым годом.

Вот источники иллюстраций, которые я использую в своей книге:

Michael Maier's Atlanta Fugiens: Sources of an Alchemical Book of Emblems by H. M. E. de Jong. York Beach, ME: Nicolas-Hays, 2002. рис. 1, 2, 10

The Hermetic Museum Alchemy and Mysticism by Alexander Roob. New York: Taschen, 1997. рис. 3-9

Введение

Тогда, как известно, Камень возрождается из одной вещи, из одной субстанции, из одного сосуда, четыре элемента составляют единую сущность и в ней есть один посредник, с помощью которого начинается и завершается вся работа; тебе же, человек, ничего не нужно делать, только добавь немного огня, а остальным пусть занимается твоя мудрость.

Жан де Мен The Remonstrance of Nature

Несколько лет назад я проснулся среди ночи и увидел фигуру необычайной красоты, окруженную ярким солнечным светом, которое сидело на моей кровати. Она поведала мне, что ее зовут София, и предложила мне написать книгу о ней. Она тут же дала мне указания, какой должна быть эта книга, и мы несколько часов беседовали с ней об этом. Как обычно во время таких переживаний, я не мог восстановить всего, что она мне говорила, потому что находился в измененном состоянии сознания и в другой реальности: в мире воображения. Но я запомнил ее просьбу о книге и последнее, что она мне говорила. Она хотела, чтобы люди поверили в ее существование, и чтобы осознали, что все обитатели мира воображения тоже настоящие. Это книга отражает мою попытку выполнения ее желания. Поскольку я изучаю алхимию уже много лет, я решил объяснить вам реальность Софии на языке алхимии.

В недавнем прошлом был один алхимик, который жил 800 лет назад, он также встречал Софию и старался рассказать о ней с помощью алхимической терминологии. Его имя все еще неизвестно, но до наших дней сохранилась его книга Aurora Consurgence. Написав ее в виде притч, со множеством ссылок на алхимические процессы, автор восторженно раскрывает в ней всю свою любовь к Софии, а в конце описывает бракосочетание Софии с мужской стороной Бога и с самим алхимиком. Я думаю, Aurora Consurgence поможет мне передать вам мой собственный опыт восприятия Софии и ее свадьбы. Я не стал анализировать весь текст, а только выбрал ту информацию, которая непосредственно касается природы Софии и тех алхимических процессов, что связаны с ее женитьбой.

София, как я смог ее себе представить, и как по всей вероятности видел ее автор Aurora Consurgence, не являлась частью моей психики, но была совершенно необычным существом из другого мира, который я в своих ранних работах определил, как «психоидный» (выделено переводчиком – А.П.).[1] Алхимию же, имеющую дело с обитателями психоидного мира такими, как София, например, и всеми процессами, в которых они участвуют, я назвал «психоидная алхимия».

В психоидной алхимии, как и в обычной алхимии, мы конечно же используем различные термины и обозначения, но при этом говорим о единой мистической природе. Мы можем назвать ее Бог, или первичная материя, или еще многими другими именами. Существо, о котором идет речь в этой книге, невозможно точно описать, но его можно прочувствовать и трансформировать, и в ходе этого преобразования меняются в свою очередь и другие фигуры. Несмотря на то, что София является жителем мира воображения, тем не менее она есть часть Единой Субстанции.

Любой процесс в алхимии и любая операция с этим связанная касается Единой Субстанции. Это Философский Камень, тайна из тайн, чудо из чудес. В начале Философский Камень находится в недифференцированном и хаотичном состоянии. Алхимик должен познать истинную природу первичной материи, подвергнуть ее некоторым процедурам и затем разделить на части. Эти компоненты состоят из пар противоположностей, обычно рассматриваемых как сера и ртуть или как Король и Королева. Последние две имеют для нас особое значение, поскольку во многих отношениях София как раз олицетворяет эту самую королеву, которая обособляется от Единой Субстанции и выходит за муж за Короля, который также появляется из первичной материи.

В психоидной алхимии мы имеем дело с силами и существами, находящимися за пределами нашей психики – в другом измерении реальности, которая не может быть чисто физической или чисто психической, но представляет собою смесь из этих двух. Они населяют мир воображения, который находится между миром духовным и миром обыденным. Представление, с помощью которого мы чувствуем существ психоидного мира и работаем с ними, - это не обычное воображение, но совершенно специфическое, называемое суфиями «гностическое воображение». Королева-София и ее супруг Король принадлежат психоидному миру и могут быть воспринимаемы только благодаря гностическому воображению, которое я опишу позднее.

В духовном мире Бог неделим, поэтому я определяю его как божество или Единая Субстанция. Для того чтобы быть понятым, он разбивает свою монолитность, поэтому в мире воображения он имеет множество форм или Имен. В психоидной алхимии мы можем сказать, что божество – это первичная материя, божественная сущность, с которой начинается работа. В алхимии это происходит, когда божественная природа манифестирует. София – это образ божественного в психоидном мире, и в этой роли она имеет много значений и функций, и может предоставить тем людям, кому посчастливится узнать ее, необыкновенные переживания. В то же время она есть женская сторона недифференцированного божества, поэтому, когда София проявляет себя, ее вторая сторона, мужская, тоже становится заметной. Мы будем называть мужскую часть в этой книге «Бог», но не станем ее детально описывать. Как образ божественного, София является первичной материей, субстратом для работы, а в процессе бракосочетания она участвует в изготовлении конечного продукта: Философского Камня.

Поскольку в алхимии противоположности сначала разделяются, а потом снова соединяются, то и София должна вступить в союз со своим мужским партнером. Это слияние рождает Философский Камень, в результате этой свадьбы получается совершенное чудо. Начиная с божества, который сам по себе проявляется в психоидном мире через Имена, алхимия продолжает работать с этими противоположностями сперва отдельно и затем уже во взаимодействии. Их бракосочетание создает Философский Камень, который воплощает в себе трансформированную и уникальную божественность. От непостижимой и обезличенной Единой Субстанции мы переходим к воплощению индивидуальных свойств Бога, уникальных для нас самих. И все это можно проследить во время женитьбы Софии.

В своих ранних книгах я проводил аналогии между Камнем и Духом-Хранителем, псхоидным существом, которое показывает нам совершенно уникальным и особым образом природу божественного. Дух-Хранитель – дитя Софии и Бога, оно известно алхимикам как filius. Есть множество психоидных фигур таких, как София, и все они являются отражениями божественного. Мы только начинаем погружаться в исследование психоидного мира, но я абсолютно уверен в том, что в нем есть множество энергий и существ, которые однажды мы сможем классифицировать. Высшими из них будут боги и богини или как их называли в суфизме и Кабале – Имена.

Я могу назвать множество причин, почему я решил в этой книге остановиться на изучении двух сторон Софии и психоидной алхимии; самая главная из них состоит в том, что София может управлять природой и что она способна к воплощению и трансформации. Для того, чтобы разобраться в сути психоидной алхимии необходимо уяснить себе принцип женственности, который лежит в ее основе. В Aurora Consurgence подробно и предельно точно иллюстрируется психоидная алхимия, там мы встречаем полное описание образа Мудрости, Богини Софии, и глубоко проникаем внутрь ее природы. Я выбрал эту книгу еще потому, что ее исследовала одна из первых моих учителей – доктор Мария-Луиза фон Франц.[2] Написанное как дополнение к главному труду К. Г. Юнга по алхимии Mysterium Coniunctionis[3], ее произведение является прекрасным примером психологического изучения алхимии. Не отрицая комментарии фон Франц (а, наоборот, извлекая из них пользу), я рассмотрел Aurora Consurgence с помощью разных аспектов психоидной алхимии. И наконец, я остановился на этой книге из-за ее названия, которое представляет собой новый рассвет нового времени, когда духовные сущности занимают свое место в сердцах и умах многих людей.

Здесь я буду обсуждать мистические вещи, которые обычному человеку могут показаться очень странными. В своей предыдущей книге по алхимии я заложил основание для изучения психоидного мира, психоидных фигур и психоидной алхимии. Я смог доказать, что модель Юнга по сути своей духовна и дает нам новое осознание природы просветления и внутренних переживаний, соответствующих современной западной культуре. В той работе я обращал внимание на психоидный мир и реальность психоидных фигур, которые не принадлежат нашей собственной психике. В данной книге я планирую развить эти темы дальше и хочу представить алхимию как конфронтацию и трансформацию психоидных фигур, как серию встреч и процессов внутри психоидной алхимии. В этом ключе моей главной целью стало представить вам мою идею о том, что психоидные фигуры – это реальные существа, со своей собственной жизнью и сознанием, совершенно независимые от Человеческой Души. Более того, каждый из нас может не только познакомиться с этими фигурами поближе, но и вступить с ними в контакт – в отношения совместной трансформации.

Алхимия рассказывает нам об интересных экспериментах, это одновременно и образ мышления, и совокупность духовных переживаний, настолько богатых и разнообразных, что никакое толкование не в силах их полностью объяснить. Нет ничего печальнее и комичнее этих лихорадочных попыток некоторых деятелей алхимии, в ходе которых они стремились показать правильность своей точки зрения. В действительности, это учение раскрывает загадочные и тайные стороны природы реальности, материи, духа и другие миры, находящихся между этими последними двумя. Кроме того, алхимия просуществовала два тысячелетия и множество великих ученых принимало участие в ее развитии. Есть люди, которые утверждают, что эти исследователи прекрасно осознавали суть написанного ими и все были единодушны в понимании истинной природы алхимии, хотя мне с трудом в это верится. Алхимики были большими индивидуалистами, поэтому в большинстве случаев при использовании одной и той же терминологии, их мотивы и толкования могли быть совершенно различными. Некоторые современные авторы пытаются разобраться в трудах ранних алхимиков путем выстраивания исторических проекций. Но передо мной стояла другая цель. Напротив, я старался подойти к пониманию алхимических символов со своей точки зрения и видел в них только мистерии, непосредственно меня касающиеся. Все, кто изучают алхимию не с позиции исторических проекций, просто-напросто находят в ее изображениях те загадки, которые особенно привлекают их. Я не вижу ничего плохого в таком подходе и не собираюсь устраивать бесполезных дискуссий по поводу истинной природы алхимии. Алхимия – это живая система, и ее символы продолжают эволюционировать. Она содержит тайны, которые навсегда останутся для нас нераскрытыми, именно поэтому творческое вдохновение, исходящее от символов, никогда не закончиться.

Алхимические рисунки показывают нам пространство, которое невозможно отнести ни к миру физическому, ни к миру духовному в чистом виде, но которое имеет свойства каждого из них. Как правильно говорит Натан Шварц-Салант, алхимия повествует нам о промежуточных состояниях.[4] Исследование их привело его к проникновению в теорию поля. В этой теории, конечно же, есть много интересных концепций, но для меня важно изучать промежуточные состояния сами по себе, как они есть в психоидном мире. Алхимия непосредственно касается этих пограничных состояний, ведь происходящие в ней процессы не могут осуществляться без соединения духа и материи. Алхимики прекрасно понимали, что для совершения трансформации, дух должен стать материей, а материя – духом. Более того, они всегда искали помощи и поддержки со стороны духовных энергий и сил во время работы с различными субстанциями. Благодаря исследованию алхимической концептуализации и природы первичной материи мы можем многое узнать о психоидном мире.

Таким же образом мы находим в алхимических трактатах описания психоидных существ и путей соединения с ними. По моему мнению, союз человека с обитателями психоидного мира запускает процесс обоюдной трансформации, что является основой психоидной алхимии. Для такой алхимии очень важно слияние человека с психоидом, и, как мы потом увидим, это взаимоотношение может быть достаточно сложным.

Это стало совершенно нормальным занятием для всех изучающих духовную алхимию (кто рассматривает алхимию как процесс преобразования души) интерпретировать те символы и процессы, которые возникают в психике самого алхимика. Я смог описать это в своих предыдущих книгах, и это действительно очень важная вещь для освещения и понимания способа, посредством которого любой человек может достичь интегральности архетипа личности и развить Самость – свой внутренний психический центр. Следует отметить, что это не является конечной стадией алхимической работы. С возрастанием Самости, человек должен перейти в мир по ту сторону психики и попытаться найти точки соприкосновения с ним. Эта связь возможна при взаимодействии с посредником божественного мира, которого я назвал «Духом-Хранителем». Дух-Хранитель – это психоидная фигура, через которую воплощается все божественное. В контакте с Духом-Хранителем человек получает возможность взаимодействовать с воплощенной божественностью. Философский Камень получается именно в тот момент, когда внутренняя психическая природа человека сливается с божественным через Духа-Хранителя. Дух-Хранитель есть та сила, которая соединяет две стороны – человека и божественное, которая дает рождение Философскому Камню, и в то же время является олицетворением самого Философского Камня.

Кроме Духа-Хранителя в психоидном мире живут и другие обитатели, участвующие в алхимических процессах, к ним относится, и богиня София. Есть множество гипотез, объясняющих превращение Философского Камня в живое создание. И все они согласны с тем, что это происходит при слиянии противоположностей. В моей интерпретации этого события, как я ранее показал в своем первом труде, этими противоположностями стали человек и божественное. В данной книге я буду говорить о женском и мужском аспектах Бога. Дух-Хранитель же выступает как результат этого взаимодействия. В Aurora Consurgence подробно описывается соединение Софии и Короля, то есть Бога, там мы также можем увидеть изображение богини, дающей рождение новому существу. Однако для меня большую ценность имеет не изучение Духа-Хранителя или Бога, а исследование Софии и ее роли в алхимических процессах.

София, или Божественная Мудрость, является ключевой фигурой во многих трактатах по алхимии. Кроме того, в мире имеется большое количество литературы о Софии, с помощью которой можно разобраться в природе Софии и характеристиках ее, так глубоко, как будет способен проникнуть наш разум. В Главе 2 я остановлюсь подробнее на некоторых общих моментах, чтобы подготовить почву для алхимического понимания сути Софии. Потом, когда вы сможете распознать образ Софии, я перейду к описанию психоидной алхимии, как она представлена в книге Aurora Consurgence.

Вот еще одна причина, почему я выбрал для себя тему Софии, и она связана с интересом к ней, исходящем не только от женского движения и людей, рассматривающих ее как богиню, но и от тех, кто пытается увидеть в Софии возрождение принципа женственности. Мне бы не хотелось снова обращать внимание на Софию как богиню, поскольку я совсем не собираюсь преклоняться перед ней, да и ей это тоже не нужно. Для психоидной алхимии важно вступить во взаимоотношение, которое трансформирует одновременно и человека, и саму Софию.

Алхимики говорят о философском Камне как о живом существе, имеющем много общего с Духом-Хранителем. Философский Камень уникален, соединяет в себе высший и низший миры, у него есть магическая власть над процессами сотворения, и он находится в любовных отношениях с алхимиком. Духа-Хранителя можно охарактеризовать теми же словами. Хотя София и Бог сливаются воедино внутри Духа-Хранителя, София не исчезает как индивидуальное существо, но становится при этом частью Духа-Хранителя. Как и любой в присутствии Духа-Хранителя, София перестает быть всеобщей богиней и развивает свои уникальные, индивидуальные особенности. Поэтому психоидная алхимия вместо того чтобы создавать коллективный образ женственности, олицетворяет сами переживания, связанные с ним.

Для начала я хотел бы рассмотреть Софию в качестве психоидной фигуры, потом в последующих главах я приступлю к анализу Aurora Consurgence. Моя идея состоит в том, чтобы раскрыть перед вами впечатления одного алхимика и его связь с Софией. В процессе сильного и мистического переживания, описанного в этом труде, мы проникаем в природу как психоидного ощущения, так и психоидной алхимии, поэтому книга завершается таинственным соединением Софии с Королем. Это одна из лучших работ для понимания глубинного преобразования, возникающего в психоидной алхимии. Как показала фон Франц, автор Aurora Consurgence действительно имел большой духовный опыт. В этом тексте восторженно представлено его впечатление, и оно действительно уникально среди всех других алхимических трактатов того времени. Он не просто повторяет алхимические постулаты, известные для любой алхимической работы, но сообщает нам об очень личном и сокровенном переживании, которое он смог истолковать с помощью алхимических терминов. Я предполагаю, он выбрал для выражения алхимические символы не из-за того, что алхимия компенсирует ограниченную христианскую позицию, но еще и потому что его ощущения были по сути своей алхимическими. Если мы поймем смысл его впечатлений, то тем самым сможем глубже проникнуть в природу алхимии как таковой.

В алхимической литературе существует большое количество примеров такого восторженного описания. Вдохновение алхимиков нельзя объяснить, если оценивать их произведения с простой материалистической точки зрения, ведь оно всегда состоит из мистических переживаний, которые характерны именно для алхимии. Мы не можем также принять эти ощущения за вторжение бессознательного, поскольку это будет несправедливо по отношению к алхимикам. По мере тщательного исследования впечатлений автора Aurora Consurgence мы обнаружим, что экстатичная природа сочинений алхимиков опосредована взаимодействием с психоидом и фигурами, которые появляются из него.

Как я уже объяснил в самом начале, мы можем рассматривать алхимические сведения с различных сторон. Я не могу конечно же утверждать, что все алхимики имели дело с психоидом, я знаю только, что некоторые из них действительно контактировали с ним и что психоидные элементы нередко встречаются в алхимической литературе. Я обнаружил в своих собственных исследованиях, что включение концепции психоида в исследование алхимии может привести нас к новым открытиям в этой области и позволит нам глубже понять алхимию как духовную традицию. Многие ученые критиковали идею Юнга о том, что алхимики представляли бессознательное в виде мистической материи. Хотя такие обвинения вызваны зачастую простыми недоразумениями, все же в них есть доля правды. Я не отрицаю важность сознательного усилия со стороны алхимиков для возникновения специфического преобразования и духовного переживания. Это вовсе не значит, что алхимики всегда могли проникнуть в суть своих практик. Совершенно ясно, что многие из них блуждали в темноте, пытаясь как-то объяснить символы, которые они создавали. В своей работе я попытался одновременно следовать традициям, которых алхимики сознательно придерживались, и самостоятельно интерпретировать символы. Мое определение символов отражает мои собственные ощущения и внутреннее их понимание.

В своих истоках алхимия основывалась на гносисе (с греч. gignōskein – знать, это знания, раскрывающие тайны бытия и указывающие душе путь к спасению); на непосредственном и прямом восприятии реальности. В принципе любое точное объяснение должно опираться на гносис. Я старался найти баланс между моим внутренним пониманием и внешней формой алхимической традиции. Я не думаю, что алхимики просто занимались наукой, в таком случае мы забываем об алхимии как чисто мистической религии. И я не могу согласиться с тем, что алхимики были всегда правдивы в интерпретации своих личных переживаний. В своей работе я смог соединить толкование символов со своим собственным взглядом на гносис. Я не собираюсь рассказывать о Софии только пользуясь сведениями из алхимической литературы, я хочу также раскрыть ее перед вами с помощью гностического воображения.

Чтобы сохранить связь с алхимической традицией, я буду использовать алхимические трактаты, где это будет уместно для подтверждения и описания идей, которые я стараюсь доказать, но помимо этого я дам вам мое собственное видение этих текстов. Я беру на себя ответственность за все ошибки, которые я могу допустить, и вместе с тем, осознаю невозможность игнорирования других точек зрения. Эти ошибки трудно преодолеть, поэтому лучше признать их и предложить другим людям для обсуждения.

Много лет назад я начал работать с переживаниями, которые показали мне, что есть пространство за пределами человеческой психики, где проявляются духовные силы и энергии. Тогда я стал изучать ранние учения для того, чтобы понять свои впечатления и как-то оценить эти традиции. В большинстве этих течений таких, как гностицизм, шаманизм, суфизм, каббала и алхимия, я нашел информацию, указывающую на существование промежуточного мира, который лежит между высокими небесами и нашей обычной реальностью. Я был совершенно поражен этим и теми открытиями, которые дают возможность увидеть, как обыденную жизнь, так и духовную. Более того, меня заинтересовало то представление о воображении, которое описано во многих этих традициях. Мы не сможем узнать природу алхимии или психоидного мира без понимания значимости воображения. В своей ранней работе я написал об алхимическом воображении и рассказал о важности его в процессе индивидуации. В данной книге я фокусирую свое внимание на роли воображения в психоидном переживании, а также в процессе индивидуации.

Мое понимание психоидной алхимии подразумевает, что любой человек, который пользуется им, может продвинуться дальше по дороге к индивидуации. Алхимики замечали, что те, кто следовал их учению, особенно преуспевали в личной этике и моральной ответственности. Я же со своей позиции увидел, что проникновение в суть психоидной алхимии невозможно без создания контакта с бессознательным и требует развития самопознания и самосознания. Я не ожидаю, что вы можете прийти к индивидуации, но я предупреждаю вас, что такого рода ощущения нуждаются в понимании, поскольку большинство из того, о чем я говорю, можно постигнуть только через само переживание. С другой стороны, если впечатление раскрывается с помощью нашего разума, то и сам мыслительный процесс может создать это переживание. Я надеюсь, в этой книге я смогу прояснить для вас природу промежуточного мира, который я назвал психоидным, и реальность духов, обитающих в нем. Если вы вдруг осознаете для себя существование этого пространства и истинность тех, впечатлений, которые вы почувствуете внутри него, то вам будет легче испытывать эти переживания. Это важно для нас, поскольку мы живем в такое время, когда человек отделен не только от самого себя, но и от духовного мира, который может питать и обновлять нас. Целостность, здоровье и гармония в человеческой жизни подразумевают не только самопознание, но и изучение Других, что, фактически, возможно только путем взаимодействия с Другими. Этот союз раскрывается через воображение.

Когда вы будете читать мою книгу, помните, что я использую термины «мужской» и «женский» для обозначения противоположных сторон Бога. В этом тексте «Бог» это божественное во всех своих проявлениях. София отражает женскую сторону Бога. К сожалению, английский язык очень ограничен в терминах для гендера. «Мужское» и «женское» - это два простых слова, благодаря которым мы сможем описать свойства, ничего общего не имеющие с полом как таковым, но скорее показывающие взаимоотношение психики и души человека с окружающим миром. В отличие от инуитов, у которых есть множество понятий для снега, или от индийцев, у которых есть большое количество слов, означающих любовь, у нас есть только два термина «мужское» и «женское» для определения этих казалось бы бесконечных энергий. Тем не менее «бракосочетание» алхимика с Софией и связь Софии с «мужской» стороной Бога мы должны как-то интерпретировать в своих мыслях; ведь мы говорим об энергиях, которые содержат «мужские» и «женские» характеристики.

В принципе не важно, к какому полу, расе или сексуальной ориентации относится алхимик или человек, увлеченный психоидной алхимией. Помните, что термины «мужской», «женский», «анима», «filius» и «свадьба» - это всего лишь символы и понятия для объяснения концепций, которые гораздо шире всего, что нам может предложить наш словарь. Эта книга о воображении. Она направляет вас к тому, чтобы сохранить эти идеи в вашем воображении, помогает избежать опасных ограничений внутри пола, сексуальности и мышления.



[1] Jeffrey Raff. Jung and the Alchemical Imagination. Berwick, ME: Nicolas-Hays, 2000 & Jeffrey Raff. Linda Bonnington Vocatura. Healing the Wounded God. Berwick, ME: Nicolas-Hays, 2002

[2] Marie Louise von Franz. The Aurora Consurgence: A Document Attributed to Thomas Aquinas on the Problem of Opposites in Alchemy. Toronto: Inner City Press, 2000

[3] C. G. Jung. Mysterium Coniunctionis. The Collected Works of C. G. Jung. vol. 14. R.F.C. Hull, trans. Bollingen Series XX. Princeton: Princeton University Press, 1977

[4] Nathan Schwartz-Salant. The Mystery of Human Relationship: Alchemy and the Transformation of the Self. New York: Routledge, 1988. p 13

Наши партнеры Баннеры


Рекомендуем:
http://maap.ru/ – МААП – Московская Ассоциация Аналитической Психологии
http://www.olgakondratova.ru/ – Ольга Владимировна Кондратова – Юнгианский аналитик
http://thelema.ru/ – Учебный Колледж Телема-93
http://thelema.su/ – Телема в Калининграде
http://oto.ru/ – ОТО Ложа Убежище Пана
http://invertedtree.ucoz.ru/ – Inverted Tree – Эзотерическое сообщество
http://samopoznanie.ru/ – Самопознание.ру – Путеводитель по тренингам
http://magic-kniga.ru/ – Magic-Kniga – гипермаркет эзотерики
http://katab.asia/ – Katab.asia – Эзотерритория психоккультуры – интернет издание
https://www.mfmt.ru/ – Международный фестиваль мастеров Таро
http://www.radarain.ru/triumfitaro
http://www.agoraconf.ru - Междисциплинарная конференция "Агора"
классические баннеры...
   счётчики