Четверг, 07 января 2016 12:31

Джеффри Рафф Бракосочетание Софии Глава 1 Воображаемые реальности и воображение

Джеффри Рафф

Бракосочетание Софии

Глава 1

Воображаемые реальности и воображение

Великий суфийский мудрец Ибн Араби[1] был высокого мнения о человеке, которого он считал подобием Бога. Он заявлял, что человек благороден, ведь внутри него/нее «Бог возродил все эти существа! Бог создал свой «облик», поскольку хотел, чтобы человек стал его Самым Совершенным Отражением»[2]. Такое восторженное представление о человеке характерно для всей эзотерической традиции. Гностики и алхимики, как и суфии, утверждали, что человечество занимает важное место во вселенной и что люди выше ангелов. В «Герметическом Корпусе», как основе герметической философии, Поймандр[3] говорит Тоту[4], что невозможно познать Бога, пока ты «не сделаешь ты себя равным Богу поднимись над временем и стань вечнымкогда ты соединишь все это в один момент в своих мыслях, все времена и места, все субстанции, все качества и все параметры… тогда ты постигнешь Бога»[5]. Мы выше ангелов уже потому что через наш разум, который является частью нас самих и нашего воображения, мы приближаемся к Богу. У человека есть врожденная способность к взаимодействию с божественным, к соединению высших и низших миров в одно целое.

Однако помимо человека и ангела существуют еще и другие психоидные фигуры во вселенной – это демоны и архонты. В «Герметическом Корпусе» Асклепий[6] предупреждает:

Солнце собирает в строй, или даже в группы, демонов, их много, они постоянно меняются под управлением звезд, и количество их всегда одинаково для каждой звезды. Расположенные таким образом, они следуют указаниям определенных звезд, они могут быть хорошими или плохими в зависимости от их природы – от их энергий. Поскольку энергия – это сущность демона…. Они властвуют над всеми делами и бедами на земле, они вызывают преобразования, чувственные волнения как коллективно для городов и наций, так и индивидуально для любого человека. Они перестраивают наши души по собственному усмотрению, они пробуждают их, они находятся в засаде внутри наших мышц и сердцевине, в наших венах и артериях, в нашем мозге, достигая самых наших глубин.[7]

Странное убеждение в том, что люди подобны Богу и чуть ли не являются рабами демонов, также относится к герметической традиции. Значит есть психоидные энергии и существа, которые могут контролировать нас, пока мы не найдем внутри себя потенциал, чтобы как-то влиять на них и защищать себя от их господства. В алхимических трактатах мы можем найти описание битвы за свободу и божественное, руководство по усмирению психоида, ведь сам Философский Камень начинается с хаотичного состояния, которое регулируется за счет других сил во вселенной. Однако благодаря стараниям алхимика он становится таким мощным, что способен привнести порядок в психоидный мир и избежать доминирования тех энергий, которые в нем содержатся.

В суфийской и кабалистической традициях психоидные стороны Бога, которые уравновешивают психоидные силы, называются «Именами». Имя – это не просто слово или прозвище, это реальное существо, которое живет само по себе и, таким образом, показывает нам какой-то определенный аспект Бога. Ибн Араби так писал об этом: «Никто не может познать истинную природу Бога, и даже величайшие остановятся перед последней завесой, скрывающей его, ведь сущность его будет ярко просвечивать через все Имена и атрибуты»[8]. Другими словами, ни Бог, ни тонкий духовны мир не могут быть ясно различимы. Мы бы ничего не знали о Боге, если бы он не показал себя посредством Имен.

Имя может быть таким, как Милосердие, Беспредельность, Мудрость. Ибн Араби считает, что человек – это сосредоточие духовности, поскольку человеческая душа, как отражение Бога, вмещает в себя все его Имена. Есть Имена для Бога, которые проявляются, и Имена для человека, которые можно познать и как-то раскрыть. Если даже Имена принадлежат одновременно и душе, и божественному, все равно каждое из них имеет свой уровень развития. Так Мудрость – это женское Имя Бога, и мы можем увидеть Ее внутри себя как архетип женственности, который учит и направляет нас. Однако мудрость, с которой человек обычно имеет дело, не может сравниться с той Мудростью, которая исходит от Бога. Поэтому, когда мы встречаем Имя Мудрости, мы сталкиваемся с самим архетипом мудрости, выступающим как божественная энергия, которую мы можем принять с особым трепетом. Поскольку человеческая душа не может достигнуть этого уровня мудрости, она может подключиться к Имени Мудрости и получить от нее различные откровения и поучения.

Итак, есть одни Имена для души, другие Имена для психоида. Имена, содержащиеся в нашей психике, - это архетипы, которые представляют собою универсальные образы и пути взаимодействия с реальностью, характерные для каждого из нас.

Согласно теории суфиев и моим собственным исследованиям существуют два противоположных пространства: материальный и тонкий духовный мир или мир Идей. Как посредник между ними располагается «третий мир» воображения или, как его еще называют, психоидный. Дух или Имя рождаются внутри тонкого духовного мира, где они ведут жизнь совершенно непостижимую с точки зрения человеческого разума. Потом в результате некоторых процессов дух пересекает границу и являет нам себя в виде психоидной фигуры. В «Книге Зоар»[9] («библии» кабалистической традиции) написано: «когда небесные духи спускаются на землю, они одевают себя в материальные вещи и предстают перед нами в форме человека»[10]. Психоидная фигура сохраняет свою духовность, и при этом становится тонким телом, в котором сочетаются и дух, и материя. Мы можем сказать, что душа психоидной фигуры и ее форма едины по своей сути. Феномен света аналогичен психоидной фигуре. Свет – это и материя (поток частиц), и энергия (волны). Его невозможно разделить на две эти составляющие. Так же и психоидная фигура не может быть в чистом виде ни материей, ни духом, но есть и то, и другое одновременно. У человека душа заключена в тело и, хотя между ними есть постоянный контакт, они все же разделены друг от друга. Только человек, который прочувствовал тонкое тело, может понять природу психоидной «материи» и ее связь с «духом». Внутри психоида сознание и тело сливаются в единое целое.

Существует поле энергии, или вибрации, как зона проявления, которая находится между миром духовным и обыденным. Эта энергия бесформенна и соответствует алхимической первичной материи. Но, к счастью она пластична, и когда Имя входит в мир воображения, оно трансформирует энергию в форму. Эта форма достаточно прочная, немного материальная, но тонкая, поскольку относится так же и к духовному миру. Она возникает в виде вспышки света или энергии, но все еще не принимает свой образ. Каждое психоидное существо имеет свою собственную вибрацию и часто возникает в энергетической форме, благодаря чему мы можем ее увидеть или ощутить, но которая не несет никаких определяющих ее характеристик. Некоторые психоидные переживания задействуют как раз эти формы, но другие специфично влияют на воображение.

Следующая стадия проявления существа в психоидном мире связана с развитием у него более конкретной формы. Например, в моем опыте с Софией, я ощутил ее присутствие в своей комнате в виде вибрации, и тогда же я уловил образ самой красивой женщины, которую я когда-либо встречал. И без сомнения это была великая богиня милосердия, любви и мудрости. Я одновременно увидел ее образ и почувствовал вибрацию.

По опыту моему собственному и моих клиентов, как только Имя проникает в психоид, оно создает вокруг себя энергетическую вибрацию, которая помогает найти облик, наиболее соответствующий его внутренней сущности. Оно вряд ли будет принимать какой-либо знакомый человеку образ. Христиане могут ощущать это Имя в виде Иисуса, суфии различат в нем Мухаммада[11], а буддисты – Будду. За всеми этими картинами скрывается одно и то же Имя, которое живет как психоидное существо и одевает на себя выбранный облик как одежду. Даже без всяких слов Имена умеют подобрать одежду так, чтобы сообщить что-то интересное о себе человеку, перед которым они появляются. Со временем, в процессе работы с ними, человек научается распознавать их уже не по форме, а благодаря энергетической вибрации, которую человек ощущает с помощью органов чувств. Большая разница между обычным психическим образным восприятием и психоидным обусловлена именно энергетическим и вибрационным характером самой психоидной фигуры.

В-общем, есть некая Идея, Имя или Аспект Бога, который очень хочет предстать перед нами, чтобы мы его раскрыли. Имя входит в энергетическое пространство, которое есть не что иное, как первичная материя психоида, рождает форму или тело из этого энергетического поля и затем дарует нам себя и свое учение путем создания облика в процессе воображения. Когда человек воспринимает этот образ, тогда он/она познают это Имя.

Имя не только персонифицирует себя в каком-то облике, но также может научить вас чему-нибудь или создать массу интересных переживаний. Оно может, как показать человеку свою визуальную картинку, так и вступить в диалог с ним или смоделировать целые сцены и даже слова, основанные на его внутренней природе. Вот почему Ибн Араби говорил, что у Имен есть свое собственное пространство. Через воображение Имя может провести человека в свою реальность, которая в то же самое время является одним из аспектов Бога. Поскольку эти ощущения олицетворяют психоидное воображение, они воспринимаются как настоящие.

Человек, которой достигает своей целостности или Самости в образе Бога, может сгруппировать архетипы вокруг одного центра. Когда человек решает прикоснуться к божественному, эти архетипы выступают в роли Имен внутри психоида. Человек встречает эти существа в своей фантазии, в пространстве воображения, в том месте, где любой способен проникнуть в мир чистого духа. Бог показывает себя через множество Имен, которые реальны. Более того, для каждого человека – свое Имя. Ибн Араби говорит, что Бог «выражает себя через Имена. И ни одно живое существо не имеет ничего от Бога, кроме личного Господа. Оно не может принять Все… То, что предназначено ему от Всего, это то, что принадлежит ему….и это есть его Господь». Любое Имя – это живое воплощение Всего, и оно может рассказать о Боге своему возлюбленному. Поэтому Имя – это особое отражение реальности и Бога. Обычно оно предоставляет человеку определенный путь, посредством которого он может связаться с этим обликом Бога. У нас у всех есть свой уникальный Бог.[12]

Имя, которое присутствует внутри человека в качестве архетипа, также находится внутри Бога как чистый дух. Имена остаются неизвестными, пока они не проявятся как психоидные существа, каждое в своем пространстве и своем мире. Если человек сталкивается с Богом, то оба раскрывают Имена. В несколько сложном утверждении Ибн Араби объясняет нам: «все, что я покажу вам, Милосердный вложил в вашу Сущность и поместил среди всех ваших особенностей. Ибо вы есть ‘Антропоморфный образ’ Бога, и Это есть божественный ‘Трансцендентный облик’. Если спросите вы: “А что мне делать с этим Антропоморфизмом?”, я отвечу, что вместе со ‘Встречей лицом к лицу’ и ‘Поднятием до Превосходства’ вы вдвоем с Богом колеблетесь между Трансцендентностью и Антропоморфизмом»[13]. Иными словами, мы можем узнать и постигнуть трансцендентную природу Бога лишь в малой степени. Бог же не всегда полностью трансцендентен, он возникает через антропоморфные Имена, которые в свою очередь появляются в виде живых образов. В этом смысле, Имена соединяют трансцендентное и имманентное, безличностное и антропоморфное.

Предоставленные сами себе архетипы собирают Имена Бога внутри психики, поэтому мы можем чувствовать их как внутренние психические фигуры, в действительности же мы должны воспринимать их как реальные психоидные существа. Обе эти субстанции необходимы; и архетипы, и Имена должны быть гармонизированы, чтобы создать прочный союз между человеком и Богом. Мы работаем либо с архетипами, либо с Именами, а иногда и с ними обоими, но если мы не будем обращаться к внутренним Именам, то не сможем получить ответ от внешних Имен и не сможем стать отражением Бога.

Когда мы занимаемся активным воображением, мы касаемся, прежде всего, внутренних фигур, а не психоида. Поскольку эти фигуры являются точными копиями Имен, то это не играет особой роли в начале, ведь знание архетипов только облегчает наше знакомство с природой Имен. Восприятие архетипа, находящегося в глубине психоидного Имени, подобно ощущению чего-то особенно большого и мощного, но чувствование Имени в несколько раз превосходит по силе архетип. Мы должны быть заранее готовы к такому роду переживаний, и самый лучший способ для этого – это знание архетипа.

Теперь давайте обратимся к Софии, которая внутри суфийской, иудейской и христианской традиции была женским Именем для Божественной Мудрости. Мы можем рассматривать Софию как архетип, в форме мужской анимы или собственно женской фигуры. Это позволит нам ощутить силу женственности внутри нашей психики, которая составляет часть нашей Самости и отвечает за нашу индивидуальную целостность. Она может также действовать как проводник и рассказать нам о творческих силах Самости, но у нее есть аналог, сверхъестественное или психоидное живое существо, женская богиня, которая создает Имя Мудрости. Когда мы встречаем ее как Имя, мы получаем свое новое рождение в глубинах этого божества. Это удивительное, сильное переживание. Она дает нам знания о природе божественной реальности, о нашем месте во вселенной и посвящает в другие тайны. Кода мы контактируем с ней, мы не различаем ее как внутреннюю фигуру, скорее мы ощущаем энергетическую вибрацию и видим образ женщины, чья нуминозность несет некоторую прохладу. Мы чувствуем ее вне себя и общаемся таким способом, который не поддается объяснению. Через распознавание архетипа мы готовимся к восприятию живого Имени, а при взаимодействии с архетипом мы открываем дверь для входа Имени в наш мир.

Воображение

В своих трудах Ибн Араби не раз говорил, что человек есть сосредоточие духовности, он также выделил период нашего индивидуального развития, в котором мы встречаемся лицом к лицу с Богом. Когда это происходит, мы можем различать наши внутренние Имена, равно как антропоморфизм Бога или проявление его Имен. Мы сталкиваемся с живыми Реальностями, которые усиливают наши внутренние архетипические фигуры. Как же нам это удается? Мы совершаем все это с помощью воображения.

Воображение может быть очень требовательным, когда дело касается толкования алхимических произведений или переживания процесса индивидуации. Однако в нашем обществе воображение все еще недооценивается, и даже если это не так, оно все равно до конца не осмыслено. Я сотрудничаю с людьми, которые занимаются исследованием воображения и стараются прийти к какому-то более четкому определению этой интересной области. Многие вопросы до сих пор остаются открытыми в нашей попытке создания более или менее последовательной теории воображения, но я хотел бы предложить вам несколько первоначальных идей.

Во-первых, нам нужно дифференцировать различные уровни, или локусы, воображения. Прежде всего, необходимо отделить фантазию от истинного воображения. Фантазия служит целям Эго. Эго мечтает о своих достижениях, силе, красоте или сексуальных подвигах, но какой бы ни была эта фантазия, она лишь создает приятные ощущения и соответствует образу Эго. Такие эмоции могут быть весьма негативными, ведь есть множество людей, которые зациклены на мыслях о том, какие они плохие и какие ужасные ошибки они совершили. Они могут предаваться этим фантазиям часами, находя утешение в своем «знании» того, насколько они отвратительны. В любых положительных или отрицательных сюжетах, целью таких увещеваний становится создание истории или образа, где Эго будет ведущим актером.

Мистик Якоб Бëме[14]и алхимик Парацельс[15] рассказали нам следующую информацию о фантазии, утверждая, что она дает нам ошибочное представление о реальности[16]. Согласно Бëме, фантазии – это иллюзии, которые уводят человека от Бога. Люцифер часто увлекался фантазиями о силе, господстве и вымыслах, лишь бы противостоять Богу. Вместо того, чтобы быть с Богом, он мнит себя Богом. Ложные видения Люцифера сбили с толку Адама, который оказался в мире чувств вместо того, чтобы оставаться в раю с Богом.

Парацельс считал, что фантазия отражает только внешнюю оболочку вещей. Ей совсем не обязательно проникать в суть природы или духа, чтобы увидеть истину, она вполне довольствуется поверхностными знаниями. Фантазия может быть творческой так же, как и ученый может мыслить креативно, постигая физическую реальность. Однако, если такой ученый не в состоянии представить естественный объект в виде символа или найти значение этого символа, тогда он просто находится во власти фантазии, но никак не истинного воображения. Концепция фантазии Бëме показывает заблуждения Эго относительно своей природы в случае с Люцифером и Адамом. Для Парацельса же фантазия – это неспособность к пониманию символа и символичной реальности всех вещей.

Четыре свойства психологического воображения

Благодаря Парацельсу мы познакомились с первой особенностью воображения. Она учит нас, как можно передать информацию через определенный символ. Для осознания этой функции важно помнить, что Эго не может ни контролировать воображение, ни участвовать в его развитии. Духовная сила Самости рождает картинки. Эго использует эти символы, работает с ними в активном воображении, но не может создавать их. Суфии верили, что душа принимает потоки Активного Разума Бога, который в свою очередь влияет на впечатления воображения.

Одновременно существуют и внутрипсихические, и психоидные переживания воображения. В обоих случаях символ спонтанно возникает, это может произойти как во время сновидения, так и в процессе активного воображения. Символ может и не быть персонификацией внутренней фигуры, но чаще всего он выступает в нашем воображении как рисунок наших идей, ощущений или озарений. Например, поэзия – это символичная экспрессия чувств и откровений, и настоящая поэзия всегда рождается в воображении. Когда поэт использует символ, он тем самым старается привнести в наш мир что-то необычное в виде образа или словесного оборота. Сны также могут быть поэтичны, поскольку они показывают нам символы, которые могут чему-то научить нас в жизни. У одного из моих клиентов был сон о чудовищных родителях, пожирающих собственных детей. В этом сне он осознал весь страх, который чувствуют дети, когда родители предают их. Образ во сне сформировал переживание и представил нам темную сторону жизни, где родители бьют своих детей.

Воображение сообщает нам информацию о жизни, о нашем Эго и его проблемах, о Боге и природе реальности с помощью символов, которые проявляются через те чувства и откровения, что они создают, просвещают нас. Первая функция воображения очень проста в понимании, поскольку каждый из нас успел ощутить ее либо в своих снах, либо в процессе чтения художественной литературы.

Вторая функция психологического воображения – это персонификация. Как я уже показал в своей предыдущей книге, все, что находится в нашей психике, можно персонифицировать, будь то аффект, комплекс или архетип. Персонификации порождают внутренние фигуры, которые оживают внутри переживаний воображения для контакта с Эго или для другого рода активности. Например, я могу подумать о моем отце, матери, жене или о какой-нибудь незнакомой фигуре, которая будет вести себя определенным образом, и на это я должен буду ответить. Фигура внутри моего сна – это персонификация одной из сторон бессознательного. Они живые и автономны; говорят и делают все, что захотят, и я могу только должным образом отреагировать на это. Автономность внутренней фигуры и ее способность к самостоятельному общению и действию лежат в основе активного воображения и большинства работы индивидуации, которая в свою очередь связана с налаживанием диалога с этими фигурами и, через взаимодействие с ними, интегрированием их в Самость.

В-третьих, у воображения есть сила, которую я называю активацией. Это подтверждается хорошо известным фактом фокусировки Эго на бессознательном, когда одна из его сторон активируется и затем проявляется во сне или активном воображении. Если я начинаю думать о каком-то событии, конфликте или фигуре, то это состояние обычно возникает внутри воображения. И чем больше я концентрируюсь на процессе представления, тем дольше будет держаться сам образ. Если я занимаюсь активным воображением с внутренней фигурой, то я буду думать либо об этой фигуре, либо о проблеме, которую мы только что с ней обсуждали. Или, наоборот, я могу размышлять об этой фигуре, и вскоре она появится в моем активном воображении. Можно погрузиться в непрерывный процесс мечтания, ведущий к активному воображению и потом снова к мечтанию. Активация может возникнуть и в тот момент, когда я совершенно неожиданно для себя начинаю думать о предмете, в котором ранее не был заинтересован, но после обдумывания интерес к нему возрастает.

В довершении ко всему, воображение способно к преобразованию. То, о чем мы думаем или видим во сне, уже происходит или будет совершаться в нашей психике. Активация мысли запускает движение и преобразование внутри психики, и именно поэтому Юнг называл образы «символами трансформации». Мысли создают свой собственный путь преобразования внутри психики, когда же Эго более сознательно включается как в интерпретацию, так и в воображение, тогда степень трансформации возрастает. Добывание знаний из нашего переживания воображения или получение сообщения от него рождает в нас новое восприятие мира вокруг, меняет наше поведение и даже некоторые состояния нашего сознания. Более того, воображение имеет, как это определил Юнг, «трансцендентную функцию», с помощью которой происходят глобальные изменения внутри нашей Самости и благодаря которой Самость проявляется. В ходе воображения осуществляется трансформация и рождается Самость. Так воображение становится самой главной силой в процессе индивидуации или достижения психологической целостности.

Гностическое воображение

Гностическое воображение по своему воздействию превосходит психологическое. Это все потому что переживания воображения возникают здесь благодаря психоиду или чаще всего силе психоидных существ. Сама природа психоидного ощущения воображения помогает нам развить более глубокое восприятие окружающей реальности. Например, в активном воображении я могу представить, как обучающая фигура оказывается у меня в комнате и трогает меня за шею, вызывая экстаз. Поскольку это есть реальное действие, я должен почувствовать или увидеть, как фигура входит в мою комнату, как она касается шеи, и ощутить наслаждение. Можно подумать, что все это игры моего разума. Однако в психоидном воображении фигура на самом деле проникает в мою комнату, и когда она трогает меня, это чувствуется как настоящее прикосновение, и после этого я погружаюсь в измененное состояние экстатической природы. Она присутствует рядом с вами не совсем полностью физически, но у нее есть определенные материальные черты, отличающие ее от чисто внутренней фигуры. Не только само переживание становится другим, но и я начинаю воспринимать его по-иному. Я могу обнаружить себя в каком-то параллельном пространстве, или в окружении странных существ, или в глубоком медитативном состоянии, в котором я постигаю мудрость, или у меня могут быть яркие видения. Гностическое воображение возникает в своем собственном мире, который не может быть помещен внутрь психики. Оно принадлежит скорее божественному, хотя мы можем чувствовать других, более мелких обитателей таких как приведения или полтергейсты, имеющих свои силы воображения, которые позволяют им быть в различных типах переживаний. Для человека, находящегося в поиске истины, гностическое воображение представляет собою место, где сосредоточена божественная сила и природа, которая непосредственно нас касается.

Согласно Ибн Араби, что не является Богом, сотворяется Богом и, таким образом, рождается для жизни. Все видимое в космосе, есть не что иное как символы различных сторон божественного. В этом заложена символичная природа реальности, о которой говорил Парацельс, когда писал, что истинное воображение проникает в самую суть вещей. Для суфиев, как и алхимиков, познание мира – это своего рода прикосновение к божественному. Так мы можем узнать все о Боге из книги жизни, или как это называли алхимики, из книги природы. Все, что есть здесь и сейчас и что происходит вокруг является символичным описанием божественного воображения. Если мы сможем правильно интерпретировать этот символ или взаимодействовать с ним напрямую, мы вступим в контакт с божественным. Куда бы мы ни взглянули, особенно если смотреть глубоко, везде мы находим символичную экспрессию гностического воображения.

Имена

Как воображение Самости персонифицирует содержимое бессознательного, так и психиодные фигуры олицетворяют божественное воображение. Эти психоидные существа живут самостоятельно, и мы можем взаимодействовать с ними. Суфии часто говорили о джиннах или ангелах, о сотворенных существах, подобных нам самим, которые способны поместить глубокое переживание воображения внутрь нашего сознания. Аналогично архетипу, который может персонифицировать себя в психике и контактировать с Эго, ангел представляет себя в виде фигуры воображения и общается с человеком. Но большее значение имеют Имена Бога - персонифицированные психоидные фигуры, которые есть часть Единого Целого, живущие самостоятельной жизнью, со своим собственным сознанием и разумом. Ибн Араби предположил, что они даже не подозревают о существовании друг друга, за исключением высших из Имен. Он говорил, что каждая имеет свою истину, свой закон, свой путь и у каждой есть свой собственный мир.[17] Мудрость, как божественное Имя Бога, персонифицируется в женский образ, она располагает знаниями о других Именах, о природе реальности, о природе человека и рассказывает нам об этом во время наших встреч в мире воображения. Мы воспринимаем ее как существо очень красивое, сердечное и сверхъестественное. Пока мы сотрудничаем с ней и принимаем ее как наше Имя, мы будем жить с ней и следовать ее путям. Нам будет казаться, что мы находимся в ее мире. Все, кто так или иначе был связан с Софией, как с Именем Бога, говорили о божественной женитьбе на ней, о том прекрасном времени после смерти, когда они смогут соединиться с ней в раю и т.д. Например, Якоб Бëме говорит, что если он будет предан Иисусу Христу, то в раю сможет привести свою душу к Софии: «я наберусь смелости и пробьюсь, насколько хватит сил, через все Тернии и Шипы, лишь бы только найти мою родную страну, откуда происходит моя душа и где живет моя прекрасная Дева». Он продолжает дальше и рассказывает нам, как он встретился с ней:

Я преданно ждал ее, пока она, наконец, не появилась и не обернула все мои Печали в Радости; и тогда я направился в сторону Гор на Севере, и когда все Беды обрушились на меня, когда Штормы и Бури ударяли по мне, когда сам Антихрист предстал передо мной с распахнутой пастью и хотел уже поглотить меня, тогда она пришла, утешила меня и вышла замуж за меня[18]

Для Бёме София была частью божественного, к которому он прикоснулся через сакральный брак, с которым он мечтал соединиться на небесах; такова сила и духовная роль Имен Бога, когда они появляются перед человеком. Психоидные фигуры, как и внутренние, имеют способность к активации и трансформации, но в гораздо большей степени. Они могут прийти к нам с желанием изменить нашу жизнь, сделать какую-нибудь работу или они могут рассказать нам что-нибудь о божественной природе. Поскольку внутри меня содержаться все архетипы, соответствующие божественным Именам, то контакт с конкретным Именем будет включать определенный архетип и заставлять меня обращать на него внимание и работать с ним. Например, встреча с Софией пробуждает аниму и приглашает или принуждает меня к взаимодействию с моей женской природой. В то же самое время все это стимулирует меня к развитию мудрости, принимая форму простого исследования или усиленной практики с активным воображением. Вне зависимости от того, какое Имя придет к вам или каким будет его сообщение, все это располагает к интенсивной работе психики.

Имена также имеют большую возможность к трансформации. Их способность к преобразованию действительно необычайна, это приводит нас к доказательству того, что отмечали мистики многих религий: голос, исходящий от Бога или божественной персонификации Бога, не только властен произносить речь, но может также воплощать в реальность то, о чем он говорит. Согласно исламу, иудаизму, христианству и некоторым течениям индуизма Бог сотворил вселенную при помощи слов. Все, о чем Бог рассказывает, на самом деле происходит. Таким образом, сообщения, рождаемые Именами, глубоко воздействуют на человека и могут запустить трансформацию уже в процессе произнесения конкретных слов. Я знал несколько психоидных фигур, которые могли излечивать физические недуги, создавать измененные состояния сознания одним только своим прикосновением или словом и вызывать большую психологическую трансформацию в течение пятиминутной встречи, хотя обычно она происходит не меньше, чем за год.

Преобразования могут возникнуть не только благодаря общению, но и другим контактам с Именами. Гностическое воображение может вызвать бесчисленное множество переживаний, каждое из которых будет глубоким и трансформирующим. Главная цель всех действий гностического воображения – проявление божественного, поскольку без представления формы оно останется скрытым и неизвестным. Гностическое воображение таким способом раскрывает перед нами различные аспекты бытия Бога.

Познание также имеет свою собственную силу. Я уже ранее говорил вам, что одно из свойств воображения – это трансформация, и в то же время преобразование является центральной темой алхимии. Алхимия не просто старается добраться до сути вещей, она также участвует в их трансформации. Другая основная идея алхимии – это искупление, освобождение. И чаще всего в алхимических трактатах преобразование и искупление осуществляются не внутри человека, а в чем-то другом. Если мы соединим наши знания об алхимической трансформации и освобождении с идеями по теории воображения, то мы увидим, что человек, встречающийся с Именем в гностическом воображении, может не только преобразовывать это Имя, но и быть трансформированным этим Именем. Хотя это и не является главной чертой учения суфиев, насколько я знаю, это находит отражение в каббалистическом видении божественного. Хотя внутри и вне себя, божество, называемое Эн Соф[19], остается совершенным и непознаваемым, оно показывает себя через Имена точно так же, как и у суфиев. Оно раскрывается в Древе Жизни каббалы через десять сефирот[20]. Однако во многих каббалистических учениях дерево сначала сотворяется не гармоничным, все связи между сефиротами оказываются нарушенными и в результате зло побеждает. Каббалисты считали, что благодаря молитве и медитации они помогают проявиться божественным силам, которые приводят все обратно в равновесие. Обычно это описывается как священная свадьба Малкута (суждение) и Тиферета (милосердие), принципов женственности и мужественности. Во всяком случае вмешательство каббалиста оказывает прямое влияние на проявление Бога и порядка во вселенной.

Те же самые идеи используются в психоидной алхимии. В психоидной алхимии происходит встреча в мире воображения человека и психоидного существа, Имени Бога. В процессе этого взаимодействия один из них или оба так или иначе подвергаются трансформации. Как мы с вами потом увидим, в книге Aurora Consurgens София изображается раненной и нуждающейся в помощи. Она может поправиться только с помощью описанных в тексте алхимических реакций, которые протекают в между ней и алхимиком внутри образных переживаний. Более того, алхимик часто оказывается замененным на другую психоидную фигуру, как мужское и женское соединяется в форме Софии или образе Бога. Алхимические процессы, приводящие к конъюнкции, все совершаются в гностическом воображении. Союз, который получается при участии алхимика, рождается в результате взаимодействия двух психоидных фигур.

В этом случае очень важно добавить к суфийскому пониманию концепции воображения тот факт, что Имена Бога через взаимоотношение с человеком трансформируются. Имена не совершенны, они нуждаются в поддержке человека, чтобы найти соответствующее место в системе мира. Каббалисты часто определяют дьявола (зло) как хаос во вселенной, поэтому кабаллист, он или она, должны работать, чтобы снова расставить все по порядку. Иногда это совершается с помощью молитвы или следования заповедям, но временами этот баланс находится благодаря эзотерическому знанию и медитациям. Подобно каббале, психоидная алхимия возвращает вещи на свои места и вылечивает психоидные существа. Алхимик наблюдает за трансформацией и участвует в ней. Все зависит от воображения.

* * *

Воображение играет важную роль в процессе индивидуации. Это способ, посредством которого сознательное и бессознательное объединяются и, тем самым, дают рождение Самости. Другое воображение, психоидное, с помощью него мы встречается с Именами и атрибутами бесконечности. Только благодаря воображению мы получаем возможность преобразовывать Имена и переживаем нашу собственную трансформацию. В книге Aurora Consurgens описывается работа воображения, когда алхимик знакомится с Именем София, или Мудрость. Чтобы разобраться в природе этого переживания, нужно познать Софии, для этого мы теперь перейдем к исследованию Софии как психоидного существа и одного из Имен Бога.



[1] Ибн Араби (1165 -1240) - исламский богослов из Испании, крупнейший представитель и теоретик суфизма. Получил прозвание «величайший учитель». Ибн Араби разработал учение о единстве бытия, отрицающее различия Бога и мира. Критики видели в этом учении пантеизм, сторонники — истинный монотеизм. Отстаивал концепцию совершенного человека. Ибн аль-Араби много путешествовал, его поездки и впечатления имели, как правило, мистическую суфийскую интерпретацию. Оставил около 800 сочинений.

[2] Gerald T. Elmore. Islamic Sainthood in the Fullness of Time. Boston: Brill, 1999. p. 301.

[3] Поймандер - по-гречески означает «погонщик скота» или «пастух». Первый трактат «Герметического Корпуса» - представляет собой откровение, данное Гермесу Трисмегисту Богом Отцом (который и именуется Поймандром). Недавние исследования показывают, что это название происходит от более раннего египетского заглавия, означающего «Ум или разум Ра», солнечного бога.

[4] Тот - древнеегипетский бог мудрости, знаний, Луны, покровитель библиотек, ученых, чиновников, государственного и мирового порядка. Он изображался, как правило, в виде человека с головой ибиса, в руках он держал посох и анх. Однако, кроме этого варианта было множество других вариантов его изображения. Основным центром почитания Тота был Шмун, или Эшмунен (Гермополь Великий). Считается, что Маат была женским дополнением Тота.

[5] “Mind to Hermes” in Brian P. Copenhaver, trans., Hermetica. Cambridge: Cambridge

University Press, 1996. p. 41.

[6] Асклепий – в древнегреческой мифологии бог медицины и врачевания. Был рождён смертным, но за высочайшее врачебное искусство получил бессмертие. Асклепия изображают с посохом, увитым змеями. Однажды он шёл, опираясь на посох, и вдруг посох обвила змея. Испугавшись, Асклепий убил змею. Но следом появилась вторая змея, которая несла во рту какую-то траву. Эта трава воскресила убитую. Асклепий нашёл эту траву и с её помощью стал воскрешать мёртвых. В «Герметическом корпусе» встречается как друг и ученик Гермеса Трисмегиста.

[7] “Пояснения Асклепия для Амон-Ра о природе Бога, материи, зле, судьбе, солнце, интеллектуальной, божественной сущностях, человечестве согласно образу” in Copenhaver, Hermetica, p. 60.

[8] Elmore, Islamic Sainthood, p. 332.

[9] «Книга Зоар» - основная и самая известная книга каббалистической литературы. С точки зрения кабалистов, Зоар имеет огромную духовную силу. Каббалисты рассматривают изучение Зоара как наиболее высокое духовное постижение человека. Даже чтение текстов Зоара без комментариев и нахождение книг Зоара в доме, по мнению каббалистов, даёт духовную силу и защиту. Три главных тома Зoapa выстроены в форме толкования Торы (Пятикнижия), при этом первый и второй тома являются толкованиями соответственно первой и второй книг Пятикнижия (Бэрешит и Шмот), а третий — остальных книг (Ваикра, Бамидбар, Дварим).

[10] Zohar, Harry Sperling and Maurice Simon, trans. London, Jeruselum, New York: The Soncino Press, 1973. p. 101a

[11] Мухаммад – арабский проповедник единобожия и пророк ислама, центральная фигура этой религии; согласно исламскому учению, Аллах ниспослал Мухаммеду своё священное писаниеКоран. Также Мухаммед был политическим деятелем, основателем и главой мусульманской общины (уммы), которая в ходе его непосредственного правления составила сильное и достаточно крупное государство на Аравийском полуострове.

[12] William C. Chittick. The Sufi Path of Knowledge. New York: State University of New York Press, 1989. p. 346.

[13] Gerald T. Elmore, Islamic Sainthood in the Fullness of Time. Boston: Brill, 1999. p. 325.

[14] Якоб Бёме – немецкий христианский мистик, провидец, теософ, родоначальник западной софиологии — учения о «премудрости Божией».

[15] Парацельс – знаменитый швейцарский алхимик, врач, философ,естествоиспытатель, натурфилософ эпохи Возрождения, один из основателей ятрохимии. Подверг критическому пересмотру идеи древней медицины. Способствовал внедрению химических препаратов в медицину. Считается одним из основателей современной науки. Признается величайшим оккультистом средневековья и мудрейшим врачом своего времени. Изобретённый им самим псевдоним Парацельс означает «превзошедший Цельса», древнеримского энциклопедиста и знатока медицины первого века до н. э.

[16] для дальнейшего изучения взглядов Парацельса и Бëме касательно фантазии см. Raff. Jung and the Alchemical Imagination. Berwick, ME: Nicolas-Hays, 2000. p. 40

[17] Для более детального изучения роли Имен в трудах Ибн Араби см. William C. Chittick. The Sufi Path of Knowledge. New York: State University of New York Press, 1989.

[18] Jacob Boehme. The Confessions of Jacob Boehme. Kila, MT: Kessinger, n.d. p. 97.

[19] Эн Соф – в каббале обозначение Бога, отражающего его мистичность и непознаваемость вне связи с миром. Прочие имена Бога показывают его отношение с сотворенным миром.

[20] Сефирот – одно из фундаментальных понятий в Каббале, созданное автором книги «Сефер Йецира». Дерево Жизни - взаимосвязанность десяти сфер (сефирот), которые представляют центральную организационную систему еврейской каббалистической традиции. Дерево жизни, как полагают, является картой вселенной и человеческой души. Десять начальных чисел как фундаментальные свойства Бога, как уровни, через которые течет божественная жизнь, стадии божественной эманации, согласно каббале. Имена сефирот отражают различные модусы божественной манифестации. Первая сефирота — это пневма, дух живого Бога, из которого выходит изначальный воздух (вторая сефирота). Из него, в свою очередь, происходят вода и огонь, третья и четвертая из сефирот. Последние шесть сефирот символизируют направления пространства. Десять сефирот представляются в виде дерева или человека.

Наши партнеры Баннеры


Рекомендуем:
http://maap.ru/ – МААП – Московская Ассоциация Аналитической Психологии
http://www.olgakondratova.ru/ – Ольга Владимировна Кондратова – Юнгианский аналитик
http://thelema.ru/ – Учебный Колледж Телема-93
http://thelema.su/ – Телема в Калининграде
http://oto.ru/ – ОТО Ложа Убежище Пана
http://invertedtree.ucoz.ru/ – Inverted Tree – Эзотерическое сообщество
http://samopoznanie.ru/ – Самопознание.ру – Путеводитель по тренингам
http://magic-kniga.ru/ – Magic-Kniga – гипермаркет эзотерики
http://katab.asia/ – Katab.asia – Эзотерритория психоккультуры – интернет издание
https://www.mfmt.ru/ – Международный фестиваль мастеров Таро
http://www.radarain.ru/triumfitaro
http://www.agoraconf.ru - Междисциплинарная конференция "Агора"
классические баннеры...
   счётчики