Суббота, 07 февраля 2015 17:59

Карл Юнг Visions Семинары Часть двенадцатая [Из лекций, данных между 24 января и 28 февраля 1934 г.]

Карл Юнг

Visions Семинары

Часть двенадцатая

[Из лекций, данных между 24 января и 28 февраля 1934 г.]

Группа теней

Вопрос: В прошлый раз вы говорили, что воздействие анимуса поглощено змеей. Можете сказать, что означает группа теней, совершающая самоубийство, потому что жизнь больше не имеет смысла для них?

Доктор Юнг: Ну, анимус, поглощенный змеей – это, конечно, форма анимуса, возвратившаяся в коллективное бессознательное. Быть связанным с коллективным бессознательным – это его дело, потому анимус часто предстает прыгающим в воду или исчезающим в лесу. И это может иметь позитивное или негативное значение; он либо убегает, либо отправляется туда по делу. То же верно для множества форм анимуса, это может быть регрессия, бегство или некое предприятие.

Вопрос: А если это женщины? Я имею в виду, настоящие тени?

Доктор Юнг: Тень женщины не будет представлена в виде группы, если это не групповая проблема.

Вопрос: Если это, скажем, две или три?

Доктор Юнг: Они могут представлять функции; тень часто представляет функции. В таком случае это, скорее всего, имеет негативное значение; то есть, это своего рода регрессия, часть функции становится бессознательной, и мы должны предполагать, что это утрата, пусть даже на мгновение. Естественно, тому есть причины, но это происходит не намеренно, потому что это происходит так часто, что часть нас становится бессознательной. Это происходит, когда человек теряет часть себя. Для первобытного человека это утрата души; когда они жалуются, что потеряли душу, дело в том, что исчезла функция или даже несколько функций, то есть часть личности.

Вопрос: Это тоже может иметь позитивное или негативное значение?

Доктор Юнг: Преимущественно негативное, это несчастный случай, иначе тень не стала бы полностью бессознательной. С анимусом все не так. Видите ли, тень не должна быть независимым существом, она должна быть так тесно связана с эго-сознанием, чтобы человек не терял ее из вида; если тень движется сама по себе, она исчезает, и это означает диссоциацию, человек может потерять контроль над собой. Он словно перестал осознавать свои негативные качества. Такое бывает, но не должно происходить. А исчезновение анимуса или анимы время от времени должно происходить, если они не заметны, это практически нормально, потому что они всегда должны быть независимыми фигурами, ведущими автономную жизнь в коллективном бессознательном. У нас есть шанс установить с ними связь, как это делает первобытный маг, которому змея шепчет на ухо, говорит с ним по ночам. Он не видит змею все время, но в определенных обстоятельствах, когда это необходимо, он может заколдовать ее и пообщаться с ней; это, конечно, символизм анимы. Индейцы считают, что ночью в лесу могут говорить с призраками; считается, что во время посвящения люди слышат голоса, когда достаточно долго голодают и остаются в одиночестве. Такая всеобщая убежденность доказывает, что это достаточно распространенное явление. Как правило, в стесненных условиях люди часто слышат или видят странные вещи. ...

Отсутствие связи

Как вы, наверное, заметили, дело становится все более запутанным. Мы приближаемся к моменту, когда все вещи переворачиваются. Первая часть этих видений – это очевидный спуск в коллективное бессознательное, полностью согласующийся с правилами. Хотя, конечно, всегда есть определенные странности, обнаружилось все, что должно было обнаружиться. А затем пациентка вернулась на родину, и это полностью перевернуло ситуацию. Вещи больше не подчиняются никаким законам, это все больше похоже на индивидуальную реакцию. Конечно, если бы люди в большинстве реагировали так, как она, это был бы общий случай, но, к счастью, не все реагируют одинаково. Она неизбежно должна была стать беспокойной, потому что прежние видения были лишь прозрениями, так и не ассоциированными с эго-сознанием в достаточной мере. Кроме того, она, пожалуй, слишком молода, чтобы вынести такие прозрения, для их осознания нужна определенная зрелость личности. И очень многие на это не способны.

Неспособность вынести такое осознание – это общее свойство первобытных людей, хотя они, конечно, все помнят. Есть множество примеров первобытных людей, у которых были поразительные переживания, но они совершенно неспособны их удержать; они все помнят, но словно не понимают то, что пережили, и потому не придают значения. Я видел множество людей, у которых были определенные переживания, которые другие оценили бы очень высоко и навеки осознали, полностью преобразившись; но эти люди просто видели и продолжают жить дальше, совершенно нетронутые. Конечно, все осталось у них в уме, они знают, что это было, могут говорить, но почему-то не фиксируются на этом. Это, как я сказал, свойственная первобытным людям странность.

То же самое заметно в политических ситуациях. Мы как раз сталкиваемся с чем-то подобным; мы ясно видим, к чему ведет накапливание оружия и боеприпасов, но не можем этому помешать. Мы понимаем, что означает провал конференции по разоружению. Мы также знаем, что нации не хотят войны, люди ее боятся, но продолжаем неуклонно скатываться к ней. Никто не может ее предотвратить, потому что человечество в большинстве не осознает. Отсюда странная апатия первобытного человека, своего рода фатализм. Он говорит: «О да, действительно, дом горит», но пальцем не шевельнет, чтобы плеснуть ведро воды в огонь; дом сгорит дотла, и ничто не остановит это, потому что у человека participationmystique с огнем, а также с домом. Больно видеть, как сгорает дом, но ничего не сделано, потому что он не может отделиться от этого participationmystique - ни от огня, ни от дома.Словно они искалечены. Можно сказать: «Разве ты не осознаешь то, что видел и слышал? Как можно продолжать идти тем же путем?» Легко. Ничего не случилось, просто прошло мимо, потому что их нет – они и есть событие. В момент религиозного переживания они и есть этот религиозный опыт, а потом будет бутылка бренди, и они станут бутылкой бренди, а затем убийство, и они будут убийством, и так далее. Они – только моменты или события, постоянно отождествленные с тем, что испытывают. Но нет непрерывности, нет центра, который сказал бы: «Я осознаю это и все последствия, осознаю несогласованность того и этого». Это начало некой реальности.

Первобытные люди далеки от такого осознания, и мы, в некотором роде, тоже. В данном случае это странность, и, конечно, она объясняет, почему, когда пациентка входит в контакт с фактами мира, это просто факты, просто еще другое переживание, и она отождествлена с этим опытом, как и прежде. Так что связи нет, нет непрерывности; это просто переходи из одного состояния в другое. ...

Мы сопротивляемся такой бессвязности и говорим, что не понимаем, как это возможно. Но это только иллюзия; в глубине мы все хорошо понимаем, потому что это происходит с нами постоянно. Мы постоянно немного бессвязны, постоянно отождествляемся со своими переживаниям и лишены той непрерывности, которая поможет достигнуть осознанности. Я не знаю, сколько нужно переживаний, встрясок или разочарований, чтобы создать достаточную непрерывность.

Но с психологической точки зрения крайне интересно наблюдать такой переход; и у нас есть серия видения, когда происходит необычное изменение, когда эту женщину поглощает другой род переживания реальности, и весь прошлый опыт начинает исчезать. В таких обстоятельствах, естественно, можно ожидать, что произойдут презабавные вещи с анимусом, с той функцией, которая связывает ее с коллективным бессознательным. Конечно, невозможно предсказать, что будет делать анимус в таких условиях или что с ним произойдет. В прошлом видении, как вы помните, был пример такого события, и он был полностью сбит с толку, переполнен исключительными и сентиментальными эмоциями, которые она не могла осознать. Теперь она, похоже, хорошо удерживает власть. Она действительно сильный человек, анимус больше не опережает ее.

Вопрос: А тот факт, что видения продолжаются, не означает, что есть попытка свести вместе две вещи? Иначе, мне кажется, она бы остановилась.

Доктор Юнг: Да, естественно, но во время перехода, когда вещи изменяются, прежнее состояние не прекращается. Оно лишь иссякает и вытесняется новым опытом, так что они накладываются друг на друга; даже некоторое время находятся в равновесии. Так что ее прежний опыт исчезает медленно, но еще здесь.

Знаете, в истории это почти обыкновенное дело – прежнее состояние продолжает сохраняться, но ничем не подкрепляется. Например, наша христианская религия все еще существует; есть миллионы людей, убежденных в ней. Но, конечно, есть миллионы тех, кто в нее больше не верит, но она сохраняется, будто они до сих пор в нее верят. Она стала своего рода мирной привычкой, и вещи остаются неизменными, как столетия назад. Но на самом деле это угасание, процесс инволюции, из нее развивается новый опыт. Потребуется много времени, чтобы осознать, где мы, и это поразительно. ... Так что я почти уверен, что эта женщина долгое время не осознавала, где она, и продолжала жить по-старому.

Вопрос: А в анализе это связано с подчиненными функциями? Осознание подчиненных функций – это не следствие помрачнения сознания?

Доктор Юнг: Конечно. На всякой стадии анализа есть такие моменты, когда люди не осознают, кто они в реальности. Даже если вполне очевидно, что люди попали в culdesac [тупик – фр.] или в действительно опасную ситуацию, требуется много времени, прежде чем они смогут смириться с этим. Например, после диагностирования смертельного заболевания люди не верят, что такое возможно; они просто не осознают этого, даже столкнувшись с этим лицом к лицу. Потому неудивительно, что она продолжает жить, будто ситуация не изменилась. Однако она, похоже, ассимилирована новым опытом.

Вопрос: Что касается первобытного человека, не будет ли индивидуальная ситуация отличаться в анализе в том смысле, что некая часть личности поглотит ее, даже не осознав все полностью центром сознания?

Доктор Юнг: Ну, всегда есть индивидуальная непрерывность, всегда есть надежда, что хоть кто-нибудь осознает, даже если человек собой не является. Но мы знаем, что люди могут прожить целую жизнь, а может, и несколько, нисколько не воспринимая опыт, продолжая жить, отождествляясь с последовательностью переживаний, но нет того, кто переживает. Я знаю много примеров самого поразительного рода. Простейший случай, что я могу припомнить – это женщина за сорок с четырьмя детьми, которая вела самую обыкновенную жизнь, и она сказала: «Я ничего не испытываю, никогда не жила, не взрослела». Я указал, что она замужем пятнадцать лет, имеет четырех детей, это что-то значит, но она сказала: «Дети просто случились». Другой такой человек сказал: «Да, у меня трое детей, но только с последним ребенком я осознала, что это было рождение ребенка, что это мой ребенок». Что любопытно, она больше не захотела иметь детей, словно заводила детей только до тех пор, пока не поняла, что это такое, и удовлетворилась этим.

Это, конечно, обычные примеры людей, ковыляющих по жизни, день за днем, пока не окажутся в месте, где неожиданно вспоминают, будто что-то происходило; но они не знают, кто это испытывал, чьи глаза это видели, и начинают искать того, кто что-то испытал и никого не находят. За этим следует невроз, они приходят ко мне и говорят: «Может, вы видели того, кто видел, как я живу?» Им нужен свидетель того, что случилось.

Вслед за этим они рассказывают, что сделали, в том порядке, в каком могут вспомнить. Каждый пациент пытается рассказать все мельчайшие детали, если я достаточно терпелив, я какое-то время слушаю, потому что им всем нужно вспомнить, как кто-то что-то прожил – только кто же это был? – вы не знаете? И все такое. Они повторяют жизнь по порядку, чтобы ассоциировать ее с собой. И поверьте, на каждой стадии анализа, когда людей настигает некое осознание, этот процесс повторяется снова, они снова обдумывают жизнь и связывают ее с новым озарением; потому что чувствуют, что их жизнь не ассоциирована с этим новым пониманием и должна быть обновлена в новом свете.

Видите ли, тот факт, что эти рассказы о жизни происходят так часто, доказывает, как много людей, не осознающих прожитое. Иначе им не нужно было бы постоянно повторять эту историю. И так же верно, что иногда люди даже не учитывают тот факт, что кто-то их слушает. Однажды у меня была пациентка, которая болтала как заведенная, пока мне не стало так скучно, что я заснул, а проснулся от встряски, потому что она остановилась на мгновение, чтобы зажечь сигарету, как мельник, который просыпается, когда вода утекает, и колесо больше не крутится. Я сказал: «Вы заметили, что случилось?» «Нет, а что?» «Я уснул и даже видел короткий сон». Она сказала: «О, неужели? Кстати, я хотела рассказать вам о 1900 годе». Слушал ли я ее, не имело значения. Она ничего не осознавала; прошлое полностью владело ею; она отождествилась со своей историей и снова не осознавала этого. Потом что вещь может быть осознана, только когда вы пребываете в настоящем, когда знаете, кто вы и что знаете. Пока вы отождествлены со своей историей, вы не осознаете ничего и вынуждены повторять ее.

«Черный, белый, красный»

Перейдем к следующему видению, продолжающему предыдущее. Пациентка рассказывает:

Видение (продолжение): Мужчина догнал меня. Он стал черным.

Это почернение отсылает к предыдущему видению, когда анимус говорит: «Если я останусь с тобой, то стану черным». Как вы помните, анимус в прошлом несколько раз появлялся черным, так что когда он вновь появляется в этой форме, это означает своего рода регрессивное развитие. Он стал бы черным, если бы остался с ней вне змеи, так что анимус хочет быть поглощенным бессознательным, чтобы избежать появления в такой форме. ... Но «мужчина догнал ее», она с первобытным бессознательным. Она как первобытный человек, который не боится показать свою бессознательность, потому что ничего не может с ним поделать. При каких обстоятельствах, по-вашему, мы показываем свою бессознательность?

Предположение: Будучи слишком эмоциональными.

Доктор Юнг: Да, мы всегда ожидаем от людей некоторого контроля за эмоциями. Есть ситуации, в которых определенная степень эмоциональности естественна и разумна, и тогда как раз ее отсутствие порождает чувство, будто чего-то не хватает. Но если эмоция совершенно не управляемая, то появляется чувство чего-то очень первобытного, может быть, даже нездорового. Полное подчинение эмоциям – один из симптомов первобытного. …

Кроме того, мы называем первобытным тех, кто одержим желанием, скажем, идеей или фантазией, настолько, что не осознают, где они, не обращают внимание на обстоятельства. Знаете, есть множество таких людей, типичных зануд, которые говорят на узкие, никому не понятные темы, заняты своим хобби и без умолку болтают о том, что никому не интересно. Всякое отсутствие осознанности или учета обстоятельств – признак первобытности. Что, по-вашему, пациентка будет делать в своем состоянии? Что-то очень типичное.

Ответ: Проповедовать.

Доктор Юнг: Конечно же, она будет строить из себя миссионера. Это совершенно обычное дело, распространенное повсеместно на определенной стадии анализа. Вы начинаете проповедовать, чувствуете себя миссионером, обязанным возвестить истину всем и каждому, словно исцелять раны мира – это ваша забота. Кроме того, вы считаете себя чрезвычайно важным из-за своих исключительных психологических трудностей и пытаетесь вовлечь людей в пространные разговоры о психологических затруднениях. Это первобытность, черный анимус, который брякает все, что у него на уме и не умеет сдерживаться. Интересно, то во снах, например, такой подход часто описывается очень инфантильным символом, слегка шокирующим. В сновидениях часто случается мочеиспускание в гостиной, или же происходит что-то странное с экскрементами. Сон таким образом указывает на неуклюжесть сознательной установки. Нельзя вести себя в точности как животное, которое просто пускает все на самотек; люди, которые пускают все на самотек психологически, ведут себя, как необученные собаки. Итак, анимус почернел и говорит:

Видение (продолжение): «Я решил». (Очевидно, он решил сопровождать ее, что не слишком благоприятно.) Он пошел впереди. Я увидела, что спина у него была белая, и на спине было лицо мужчины, глядящего в небеса на белую птицу.

Это забавно. Анимус не простой; он двойной. Перед у него черный, а сзади есть второе лицо, белое, которое смотрит в небо. Что это значит? Это не особенно хороший символизм. Он имеет агрессивный характер.

Ответ: Две противоположности? То есть, тут опять не за что удержаться, он то слишком высоко, то слишком низко.

Доктор Юнг: Ну, не совсем. Есть ясный и простой вывод..

Предположение: Раскол.

Доктор Юнг: Очевидно. Это раскол в характере, когда человек показывает миру не то лицо, которое обращено в бессознательное. Видите ли, если бы вам удалось проанализировать самого анимуса, вы бы сказали: «Вы считаете себя черным; ни в коем случае, вы просто подавляете белое; обернитесь, и вы белый».

Так что это почернение анимуса просто сокрытие или подавление белого, чего не должно быть, это против природы. Потому результат чудовищен; это своего рода чудовище-Янус. «Глядящего в небеса на белую птицу» - это обычный символизм. Он предполагает высшие вещи, голубя, Святого Духа, благие намерения, чистые светлые мысли и так далее. А теперь дурной мотив, который появлялся ранее, возвращается.

Видение (продолжение): Красная искалеченная вцепилась в его грудь, но он этого не заметил.

Это одна из тех птиц, что населяли небоскребы, как вы помните, и мы говорили, что это мысли или желания, ожидания, надежды, израненные столкновением с ее миром Нью-Йорка. Они появляются снова и беспокоят сердце белого анимуса, что определенно означает некий надлом в ожиданиях или надеждах, вызванный столкновением с Нью-Йорком. … [Осознание этой травмы] подавляется анимусом, потому что она не осознает этого. Иначе птица напала бы на нее. Вы видите, как действует символизм: она скрывает свою осознанность в анимусе, где также подавляется белое, покрытое черным, так что анимус становится чудовищем. Интересно, что она продолжает так:

Видение (продолжение): (Это я видела на его спине, когда он шел впереди.)

До этого мы не встречали такого; она повторяет то, что видела, в скобках, словно глазам своим не верит; она становится неуверенной, потому повторяется. Потом она сделает так снова, словно подтверждая, что действительно это видела. Она показывает неуверенность восприятия.

Видите ли, восприятие бессознательного становится неуверенным в тот момент, когда человек начинает подавлять, потому что подавление создает пелену личной бессознательности. Посредством подавления создается промежуточный слой между сознанием и коллективным бессознательным. Пока выше сознание прямо противоположно или противостоит коллективному бессознательному, неуверенности нет, вы вполне уверенны в том, что видели, не нужно никакое подтверждение, вы не сомневаетесь. Но как только между вами встает личное бессознательное с подавлениями, мотивами, личными предпочтениями, настроениями, умалчиваниями, вы не уверенны в том, что видели, может, вы это сами придумали. Существует склонность придавать вещам желаемую форму, менять видение в соответствии со страхами, ожиданиями или представлениями о том, как все должно быть. Такое происходит в тот момент, когда вы потеряли чистое восприятие. Так всегда бывает, когда вы потеряли из виду тень. Когда вы начинаете подавлять или строить иллюзии, видение становится неясным. Она продолжает:

Видение (продолжение): Мы слышали странные стенания и вздохи. (Это снова воспоминание прошлого видения, странные звуки в воздухе, когда она прибыла в Нью-Йорк.) Мужчина сказал: «Мне страшно». Я ответила: «Мне тоже должно быть?» Он сказал: «Да, и тебе».

Эта беседа довольно типична. Одна из эмоций, которую она не осознает и потому подавляет в анимуса – это страх. Ему было страшно уже в конце прошлого видения, и там она была поразительно отважной, играла роль героини. Но тут он говорит, что ему страшно; он осознает эмоцию первым, и она сомневается. Это та самая неуверенность: «Мне тоже должно быть?» И его подтверждение означает, что ей действительно должно быть страшно. Она привыкла подавлять страхи, оставляя их ему, но теперь они возвращаются.

Видение (продолжение): Наш путь преграждала черная стена. Мужчина упал на землю и зарыдал.

Здесь мы снова видим эмоционального анимуса; он почти театрален. Поскольку она, очевидно, проецирует на него свои эмоции, он вынужден устраивать театральные представления, чтобы выразить их.

Видение (продолжение): Он сказал: «Я не могу. Ты странная и ужасная. Ты просишь меня идти в пугающие места. Ты сделала меня черным».

Он жалуется на то, что она берет его с собой в ужасный мир, который его пугает, где он вынужден быть черным. Ведь когда вы выводите своего анимуса в свет, от него дурно пахнет, он «черный», с этим ничего не поделаешь. То же самое происходит, когда выходит анима; она по меньшей мере первобытная, и от нее, естественно, несет зверинцем. Так что тут он винит ее в том, что стал черным, и теперь мы понимаем, почему.

Видение (продолжение): Я взглянула на него и увидела, что живая картина на его белой спине изменилась. Красная искалеченная птица вцепилась в горло мужчины, пока у него не отвалилась голова. Тут же выросла новая. На этот раз голова смотрела вниз, где была красная птица. Мужчина схватил птицу и убил ее. (Эту картину я видела.)

Снова неуверенность, потому она должна подтвердить, что действительно это видела. Теперь нет уверенности, что видения точны или достоверны, что они не подделаны; мы должны быть крайне осторожны, поскольку на них наброшена змеиная пелена. Внимание фиксировано на этом сокрытом белом человеке в черном анимусе, и этот мужчина, как вы знаете, беспокоится от столкновения с Нью-Йорком, он получил шок, и идея здесь заключается в том, что он должен схватить эту птицу и убить ее. Иными словами, он должен освободиться от шока.

Очевидно, полученный шок имеет некоторую этиологическую важность. … Он вызвал почернение анимуса, подавление белого и сокрытие его в черном. И если убрать шок, боль, то можно полностью изменить ситуацию. Это действительно попытка бессознательного восстановить прежнее состояние, словно можно сказать: «О, ничего не изменилось, Нью-Йорк совсем меня не впечатлили, продолжаем жить, как раньше». Теперь она говорит:

Видение (продолжение): Увидев это, я испытала сожаление. Я встала на колени перед мужчиной, рыдавшим на земле. Я взяла его на руки и села у черной стены, положив его на колени. Нагнувшись над ним, я сказала: «Подожди, я видела, что написано на твоей спине. Ты исцелишься. Появится новое». Я сидела неподвижно.

Не знаю точно, о чем она сожалела, но, предположительно, о том, что мужчина беспомощно лежит на земле, полный женственных эмоций. Можно сказать, что он должен был жалеть ее, но она опережает его, играя более сильную роль, не осознавая собственной слабости, пытаясь взять все в свои руки, что довольно отважно, если бы не было иллюзией. Ваша сила не имеет подлинной ценности, когда вы не осознаете своей слабости. Пока вы говорите: «Ах, бедная девочка, несчастное дитя, я такая сильная», ваше стремление помочь или иллюзия силы не имеет никакой ценности. Но если вы осознаете: «Мне страшно, я очень сентиментальна, сомневаюсь, не решительна, но надеюсь, должна справиться с собой» - это сила. Пока вы проецируете свою слабость на кого-то другого, это совершенно не доказывает, что вы сильны. Наоборот. Но поверьте, возможность спроецировать слабость очень заманчива. Вот почему многие люди любят и даже культивируют слабость в своих партнерах.

Например, жены алкоголиков часто культивируют алкоголизм в мужьях, чтобы утвердить и обеспечить свое превосходство. … [Жена] предпочитает, чтобы всякий называл ее мужа животным, ведь тогда она будет превыше этого. И если по ошибке вылечить такого мужчину и отправить домой, жена убедит его выпить стаканчик вина – «тебе не повредит» - и через неделю все по-старому. Иначе ее вера в себя под угрозой. Она не вынесет столько добродетели и станет чувствовать себя неполноценной, потому что станет очевидным, что и сама она не святая.

Многие люди предпочитают умереть, как святые. Так что когда вы видите поразительного человека, спросите о жене или муже, потому что партнер скорее всего будет в плохом состоянии. Давайте восхищаться этой добродетелью, только когда партнер исцелен. Затем посмотрим снова, и если святость вынесет благополучие партнера, то этот человек и вправду святой.

Итак, как вы видите, наша пациентка сильна и строит из себя Скорбящую Богоматерь перед своим черным Христом, несчастным черным Мессией. Те из вас, кому знакома первая часть видений, помнят рисунок, на котором она лежит на коленях Великой Матери [илл. 8]. На этот раз она сама стала величественной матерью, держа анимуса на коленях. Это опасная ситуация – обещать, что он исцелится и так далее. Она говорит:

Видение (продолжение): Из ворот в черной стене вышло много призраков. Они кружились вокруг нас. Я сказала: «Не мешайте ему спать». Они исчезли. Я увидела перед собой огонь, вырывающийся из земли. Огонь принял форму странного дерева. Над ним я увидела свою звезду. Положив мужчину на землю, я омыла его лицо водой. Я повернулась и пошла к огромным вратам в черной стене. Они распахнулись передо мной.

Очевидно, анимус совершенно обессилел. Он лежит без сознания на земле, и она обращается с ним, как с больным ребенком. Кроме того, она не боится призраков, кружащихся вокруг них.

Огненное дерево и звезда

Интересно, что пока анимус спит, из земли вырывается пламя в форме дерева. Что вы скажете об этом?

Ответ: Когда анимус спит, он на самом деле не здесь, а в бессознательном, так что оно обрело жизнь, и он ее обманул.

Доктор Юнг: Точно. Она думает, что анимус у нее в кармане, но он ускользает и оживляет бессознательное, и тогда появляется огонь. Но огонь принимает форму дерева. Что вы думаете об этом, учитывая общее впечатление от прошлого видения? …

Ответ: Облегчение.

Доктор Юнг: Должен сказать, эти символы были чертовски неинтересные. Так что когда появился огонь, хвала небесам, произошло хоть что-то любопытное. Пламя, принимающее форму дерева – это подлинный символ, тогда как до этого не было уверенности, что символы не подделаны, все было ужасно неуверенное, скучное, в них было что-то фальшивое. Но это подлинный символизм. …

Это видение состоит из трех элементов, а именно из вырывающегося пламени, формы дерева и звезды. Видите ли, пламя либо разрушительное, либо дает тепло и свет, так что это, очевидно, эмоциональное проявление манипуры. Затем дерево с ветвями, и это древесное расширение относится к анахате; это растительный символ, противоположный огню. Огонь поглощает дерево, но здесь дерево живет и прорастает; потому духовное развитие символизируется растением или деревом, деревом йоги или перевернутым древом, корни которого в небесах и так далее. И плод этого дерева не органическая и не духовная жизнь, но и не огонь; это свет звезды, далекий свет, приходящий из внеземных пространств, неизменный вечный свет, который не дает тепла. Он по ту сторону жизни, отчужденное, неизменное, недостижимое существование, и потому это символ состояния человеческой души после смерти. Кроме того, он символизирует драгоценность, которую трудно обрести, вечную сущность в человеке, центр мандалы. Это космический аспект существования, и это символ сущности индивидуации.

Так что вот вкратце путь Кундалини: огонь внизу, дерево вверху, а на вершине результат, глаз, аджня.

Замечание: Это напоминает мне о видении Моисея, когда он увидел Бога в горящем кусте.

Доктор Юнг: Ну, да, но тут нет такой ясной последовательности. Но вы очень часто видели этот символизм, он очень распространенный, вы даже сами, возможно, рисовали его: пламя, а потом из пламени появляется дерево, несущее на вершине свет.

Замечание: Рождественская елка.

Доктор Юнг: Конечно же. И обычно на макушке у нее звезда, символизирующая рождение великого индивидуума, посредника, звезду, которая была над местом рождения в Вифлееме. Здесь она видит весь феномен Кундалини разом. Но для чего все это нужно?

Ответ: Чтобы снова вернуть сознание.

Доктор Юнг: Ну, анимус уснул, ускользнул в бессознательное, и появилось настоящее видение, которое должно вернуть ей прежнюю осознанность, и потому оно особенно важно. Видите ли, теперь она отождествляется с Самостью: она Великая Мать, держащая анимуса на руках. Она ведет себя как богиня-мать, которую она рисовала до этого.

Очевидно, это инфляция. Она считает себя великим индивидуумом, а в таких случаях человек становится миссионером; тогда вы знаете все обо всем и должны передать это знание миру. Такова наша сознательная установка. И теперь анимус приносит образ, настоящий, вечно истинный. Она смогла в одно мгновение увидеть, что это и есть процесс (а не она сама), и получила возможность выйти из инфляции. Мы увидим, получится ли у нее. Потом она говорит, что положила мужчину на землю, омыла его лицо водой и пошла в огромные врата в черной стене. И за стеной мы обнаружим следующее видение, она входит в пещеру, где живут духи.

Она в весьма предприимчивом настроении, очень отважна; нет никакой уверенности, что она избавилась от инфляции. Не стоило ожидать, что ей это удастся, но мы, возможно, увидим, что инфляция сталкивается с другой силой, которая станет содержанием следующего видения.

Вопрос: Мне интересно, не была ли красная птица в первой части видения ее израненными чувствами. Анимус отброшен в бессознательное, и, возможно, после убийства птицы появился огонь, своего рода эмоция.

Доктор Юнг: Птица – это ее израненные ценности, и неблагополучный анимус, конечно, расценивается как вредный, так что нападение птицы на анимуса совершенно оправданно. Но ее ценности также в птице, имеющей форму анимуса, и так не должно быть; она должна сама выносить суждения, а не возлагать это на анимуса. Потому когда анимус убивает птицу, это и правильно, и неправильно. Это правильно в той мере, что такая форма должна быть убита, а не спроецирована, и неправильно, если ее индивидуальные ценности уничтожены.

Знаете, часто снится, как некая фигура, представляющая анимуса или тень, умирает, и вы думаете, что это неправильно; но эта фигура должна умереть, поскольку это проекция, ей нужно положить конец, но только как проекции, не как функции. Конечно, всегда следует помнить, что умирает она только по видимости. Она вернется в другой форме; форма меняется, но ничего не исчезает. Тот сон о больном умирающем ребенке, например, встречается в анализе очень часто, и означает попросту, что данная попытка провалилась. Но не удавшаяся попытка не означает, что всему предприятию нужно положить конец, потому что все вернется в другой форме.

Оосзнанность и функции

Вопрос: А все функции нужны, чтобы осознавать?

Доктор Юнг: Ну, так должно быть в идеале. Обычно человек осознает ведущую, самую дифференцированную функцию. Мыслитель будет поначалу осознавать при помощи мышления, и может забыть о других функциях. Но природа этим не удовлетворяется. Потому обычно, когда человек осознает только при помощи самой дифференцированной функции, по сути никакой осознанности почти что нет; все вернется в другой форме, и человек снова столкнется с такой же ситуацией, а это доказывает неполное осознание; наряду с интеллектом нужна другая функция. Поскольку осознание – это своего рода подтверждение, с мышлением ассоциируется ощущение. Для осознания нужно не только рассуждение, но и процесс ощущения; осознанность должна быть основана на фактах, на осязаемой реальности.

Осознанность интуитива будет основана на возможностях. Если развиты и мыслительная, и интуитивная функции, осознание сначала будет логическим заключением: если А равно B, и B равно C, то A должно быть равно C – что-то вроде того; такова логическая часть. С интуицией приходит представление о возможностях, так что в реальности или психологии такое заключение в конце концов выливается в факты, потому что даже интуитив в некотором роде далек от фактов, то есть возможностей, которые появятся в будущем. Ему не нужен сам факт; одной возможности достаточно. Конечно, он считает это уверенностью, полагая, что в конце концов все сложится. Потому интуитив может жить одними возможностями и сбегает, как только возможность угрожает стать фактом. Он отступает, как только узнает, что семя созрело, и стремится культивировать новое поле.

Ощущающий тип видит всю процедуру, но не удовлетворяется тем фактом, что семя породит пшеницу. Он будет доволен, только когда пшеница окажется в амбаре; процесс должен быть завершен, он и не думает заниматься другим полем, пока это еще не убрано. И потому он, конечно, отстает от реальности, потому что мир движется немного быстрее, чем его осознание. Он всегда противостоит фактам и должен воплощать факты в реальности, потому что слишком очарован теми фактами, с которыми сталкивался прежде.

Итак, некоторым людям нужны три функции; например, интеллект, ощущение и интуиция. Им не только нужно видеть, что вещь реализуется в реальности, им нужно знать, к чему все ведет в будущем, и каким будут возможные последствия в окружающих условиях. Словно им нужно расширять процесс прояснения все дальше и дальше, чтобы осознать важность факта. Примером тому может служить врач, который думает, что определенная болезнь может оказаться, скажем, бубонной чумой. Ему не достаточно того факта, что все признаки указывают на бубонную чуму. Он сделает бактериальное исследование, и только когда действительно увидит бактерию, скажет, что это определенно бубонная чума. Но одного факта ему недостаточно, потому что он спросит себя: «Что это значит?» А это может означать ужасную опасность заражения всякого, кто окажется поблизости. «Может» - но еще никто не заражен, насколько ему известно, но есть вероятность, что это первый случай чудовищной эпидемии. Так что он предвидит эпидемию. И нельзя сказать, что он осознал факт чумы, пока не осознана возможность эпидемии, которой пока нет, может не быть, но вероятность присутствует.

Все это может быть хладнокровным бесчеловечным утверждением. «Весьма интересный и уникальный случай; мой отец страдал от чумы, и я подтвердил ее; все соответствует правилам. Еще один замечательный факт заключается в том, что и вы можете ее подцепить, потому что вчера пожали пациенту руку, болезнь может проявиться у вашей жены и детей, что было бы крайне интересно – люди будут умирать сотнями».

Конечно, люди будут жаловаться, что этот врач – сущий дьявол. Видите ли, он говорит бесчувственно, его обвинят в том, что он ни черта не понимает в том, что это значит. Это действительно так, потому что он нуждается в чувстве для полной осознанности; нужна человечная оценка.

У многих людей осознанность очень ограничена. Они даже считают своей прерогативой не осознавать. Два дня назад я слышал, как кое-кто сказал: «Я никогда не думаю о последствиях того, что делаю или говорю». Я сказал: «Но это, черт побери, ваша обязанность!» «Это не в моем обычае», - ответила она, - «я бы измучалась, если бы думала о том, что говорю и делаю». Довольно простодушно. Поверьте, это говорил человек, которого ни в коем случае нельзя назвать необразованным или глупым; она просто застряла в месте, где нет осознанности. ...

Вопрос: А осознанность может быть абсолютной или только относительной?

Доктор Юнг: Ну, по природе вещей осознанность никогда не бывает абсолютной, вообще ничего не бывает абсолютным. Даже так называемая полная осознанность, когда мыслящий тип включает в себя чувства, а ощущающий тип – интуицию, даже тогда это только относительная осознанность. Для полной осознанности необходимо практически универсальное сознание, которого у нас нет. Ведь всякий существующий факт включает в себя всеобщность фактов; все факты всегда включены в каждый отдельный факт, потому что этот факт непрерывен. Нельзя назвать часть реки просто частью, не имеющей отношения к остальной реке. Эта часть в связи с целым, и чтобы осознать этот факт, нужно осознать все – не только реку, но и берега, не только берега, но и всю страну, не только страну, но и континент, всю землю, а потом всю вселенную. И чтобы осознать это, нужно универсальное, вселенское сознание. Потому всякая осознанность с необходимостью относительна.

Призраки

Перейдем к следующему видению. Она говорит:

Видение: Я вошла в огромную пещеру. С камней капала вода. Было темно.

Что означает этот символизм?

Ответ: Она снова спускается в бессознательное.

Замечание: Последнее, что мы видели – это черная стена скалы.

Доктор Юнг: Да, но вот одна особенность; это не просто черные скалы и не просто темная пещера. С камней капает вода. Что это означает?

Ответ: Сначала был огонь, а глубоко внизу находится водный центр.

Доктор Юнг: Да, психология чакр показывает нам, что бессознательное – это не одна большая сумка или черная дыра, полна воды или чего-то вроде того; в нем есть ярусы или слои, оно обладает качествами. Часть бессознательного выражается символизмом муладхары, другая часть – свадхистаны, третья – манипуры, и если есть люди, оказавшиеся в благословенном или несчастном состоянии вишудхи, тогда даже анахата станет частью бессознательного. Потому, как вы помните, в космогоническом мифе пуэбло, есть разные стадии, через которые они приходят к сознанию. Это словно последовательность пещер, одна на другой, составляющая бессознательное, это разделение на слои. В последнем видении мы видела огонь, который всегда означает проявление огненного эмоционального центра, манипуры, и тут мыопределенно на один ярус ниже, в той темной области, которая называет свадхистаной. И она говорит:

Видение (продолжение): Внезапно я увидела женщину в голубом одеянии, идущую впереди. Я схватила ее за одежду.

На что это указывает?

Ответ: Она ищет защиту матери.

Доктор Юнг: Да, это показывает ее инфантильную роль. Она как ребенок, цепляющийся за мать, или как то знаменитое изображение мадонны, собирающей людей, как детишек, под свое небесное одеяние, под защитную мантию.

Видение (продолжение): Я начала с ней говорить. Она приложила палец к губам и сказала: «Следуй за мной. Ты входишь в пугающее место».

Здесь мы видим настоящую роль матери.

Замечание: Она выполняет роль своего рода анимуса.

Доктор Юнг: Да, здесь она заменяет анимуса. Она появляется вместо психопомпа и идет впереди, предшествуя ей, в точности как анимус при других обстоятельствах. Это должно что-то значить. Мы видели, что анимус в прошлом видении был в весьма неблагополучном состоянии – он уснул. Так что он не действует, и вместо него эта мать, которая, очевидно, ведет ее в опасное место. Что это за место?

Предположение: А это не пещера с призраками? – потому что видение называется «Призраки».

Доктор Юнг: Да, это, вероятно, некое населенное духами место, подземный мир, полный, предположительно, опасных призраков. Что это означает психологически? Где этот злой мир духов?

Ответ: Он еще ниже в бессознательном, в муладхаре.

Доктор Юнг: Да, ниже свадхистаны лежит муладхара, глубочайший уровень. И какова опасность это низшего уровня?

Ответ: Опасность быть схваченным и поглощенным бессознательным.

Доктор Юнг: Точно. Муладхара характеризуется полной бессознательностью, полным мистическим отождествлением с объектом, без всякой дифференциации. Теперь видно действие водного дракона в свадхистане: эта опасность быть полностью проглоченным весьма осязаема, потому что макара близок к муладхаре. Человек движется снизу вверх, от полной бессознательности к следующему центру, к свадхистане; и на входе в эту вторую чакру нужно пройти через открытую пасть макары. То есть, когда человек поднимается от одной сферы к другой, он должен пройти опасную область, где можно регрессировать, где чудовища даже могут поймать его.

Так что эта материнская фигура показывает ей связь с более низкой областью, потому что она, вероятно, ведет пациентку вниз, где ее ожидает огромная опасность ... она пока имеет позитивную форму, но вполне возможно, что она преобразится в ужасного подземного демона, макару. Почему муладхара называется местом обитания призраков? Почему она имеет такое качество? ... Что такое призраки?

Ответ: Это предки. Это не более полное participationmystique?

Доктор Юнг: Да, видите ли, призраки – это следы прошлых жизней, которые называются духами предков, и духи предков психологически являются единицами, составляющими нашу психику. Если разделить психику на ее изначальные компоненты, это деление на менделевские единицы, наследованные части, одна часть вашей психики идет от дедушки, другая от прабабушки и так далее; человек – это своего рода нагромождение жизней предков. Это, конечно, ведет к идее перевоплощения, идее о том, что человек существовал в прежние века, к переселению душ и так далее. Все эти представления идут от яркого воспоминания прошлых жизней, когда человек находится в определенных условиях, то есть, когда жизнь предков возрождается в нем. ...

Вполне возможно, что человек проживает жизнь предков с самого начала, как большинство людей, которые развиваются разумным и позитивным образом; они вырастают из нескольких жизней предков в целостных индивидуумов. ... Но есть люди, которые сначала расцветают, как, например, одаренные дети, и все ожидают, что из них получатся потрясающие личности, но нет, они увядают, прорывается жизнь предков, и они становятся как засушенные мумии. Это регрессивное развитие, которое встречается очень часто. Все неврозы связаны с подобными вещами: успешное развитие угасает, и на место индивидуальной жизни выходит жизнь предков. Позже в жизни, или уже с самого начала, видно, что человек живет своего рода коллективной жизнью, не будучи собой; тогда он, вероятнее всего, является духом предков.

Похожие представления распространены среди первобытных людей. Они даже пытаются воплотить души успешных предков в своих детей; они дают имя могущественного дяди или прадедушки мальчику, чтобы призвать в него душу этого предка, чтобы перевоплотить его. Или они верят, что с самого начала дети лишь перевоплощения своих предков, и как только человек умирает, он ищет себе новое тело в той же семье. Потому первобытные люди не обучают детей и никогда их не бьют, ведь боятся, что могут обидеть или оскорбить достоинство духа предка в ребенке, который, возможно, был великим и важным человеком. ...

Вопрос: Если некая сторона духа предка на самом деле не жила, не может быть людей или индивидуумов, которые должны завершить эту жизнь?

Доктор Юнг: О да, но это не дух предка. Это просто жизнь, которая не была прожита, несмотря на то, что она наследована, ведь наследованная вина за непрожитую жизнь предка – это просто непрожитая жизнь, и тот, кто не живет свою непрожитую природу, попросту мертв. Но проживая непрожитое, человек живым полностью, потому что живет за предков, совершает новую попытку расплатиться за долги прошлых поколений. Духов предка, о котором мы говорим здесь – это не жизнь, оставшаяся непрожитой; она была прожита и уже истощилась.

Ну, видение ведет нас к муладхаре, к подлинному месту обитания призраков. ... Видите ли, муладхара – это вся земля вокруг в ее множественных аспектах, не только почва, из которой поднимается жизнь, но и место, в которое жизнь возвращается. ...Эти два аспекта земли смешаны в религиозном христианском языке, где плоть – это также смерть и разложение; и в буддизме мир имеет двойной аспект, с одной стороны, это место рождения, колыбель, а с другой, кладбище, место обитания призраков и падали.

Нам нужен здесь этот двойной аспект, потому что сама пациентка озабочена переходом в мир. А мир – это муладхара, мир корней, место смерти и рождения, созидания и разрушения, все одновременно. Имея два аспекта жизнь – это либо настоящая жизнь, либо жизнь духа предков, таковы две возможности, и эта материнская фигура ведет ее в муладхару в этом двойном смысле. Сознательно она выходит в мир, словно нечто подсказывает ей: «Ты должна жить человеческой жизнью, играть роль, соревноваться, быть такой, какой кажешься, быть персоной, иметь личную жизнь, найти свои связи, условия или социальные возможности. А с другой стороны звучит голос: «Это место разложения и смерти, то, что ты видишь здесь – это не люди, а призраки».

Действительно, реальности свойственна некоторая призрачность, конечно, только для тех, кто обращен вовнутрь, например, для умалишенных. На первой стадии многих случаев шизофрении есть странные видения, что у людей на улице мертвенно-синие лица, и они похожи на мертвецов, призраков, или вместо голов у них черепа, все разлагается, солнце не сияет, воздух и вода заражены ядом: все негативно.

Так что все это двойственно. Можно сказать, все зависит от нашего настроения. Небольшая перемена настроения, и мир становится негативным, фотографией, лишенной цвета и привлекательности. ... Здесь очевидно, что такая возможность не может быть принята без некоторой нерешительности.

Ведьма как Самость

Когда эта женщина говорит ей: «Следуй за мной и войдешь в пугающее место», очевидно, что пациентка начинает сомневаться. Так что она говорит:

Видение (продолжение): Я увидела, что она была старой и усохшей. Я сказала: «Зачем мне следовать за тобой? Может быть, ты ведьма. Кто ты?» Она ответила: «Маловерная».

Этот отрывок ясно показывает сомнение: следовать ли мне за этой усохшей, престарелой фигурой? Возможно, это ведьма, возможно, это неверный путь. Здесь, конечно, следует задаться вопросом, что это за женщина, что пациентка и сделала. Какой ответ вы ожидали бы услышать? …

Предположение: Может быть, это старуха, жившая в прошлом, продолжающая жить в ней сейчас, которой она когда-нибудь станет? Может быть, это прошлое и будущее в нас.

Доктор Юнг: Верно, но что это в нас? Что такое прошлое и будущее в нас?

Ответ: Самость.

Доктор Юнг: Точно. Эта фигура – символическая концепция. Это Самость, соединяющая пары противоположностей, светлое и темное, прошлое и будущее и так далее. … Сам тот факт, что она появляется старой и усохшей в аспекте ведьмы, показывает, что она во многом относится к прошлому и, возможно, действует магически. … Что делает ведьма, и как она это делает?

Замечание: Она действует в participationmystique.

Доктор Юнг: Да, колдовство осуществляется при помощи очарования, магическое действие заключается в очаровании, а оно всегда основано на participationmystique. … Если вы подавляете все более осознанные, пристойные вещи, то держите себя на низшем уровне, и тогда можете влиять на других людей посредством ментального заражения. … Бессознательные люди всегда создают бессознательность. И при помощи этого можно влиять на других; можно ввести их в бессознательное состояние, в котором они действуют в соответствии с вашим намерением. В этом подлинная сущность колдовства.

Но вот сомнение: эта фигура на низком бессознательном уровне, и потому заражает через бессознательное? … Пациентка подозревает, что может оказаться ниже своего уровня, бессознательной, порождающей бессознательность, и так оказаться бессознательной сама, а это, конечно, означает гибель в подземном мире. Но когда она спрашивает: «Кто ты?», женщина отвечает:

Видение (продолжение): «Смотри!» Она подняла одеяние. Я увидела прекрасную женщину. Она была зеленой, блистающей, ослепительной, стоя в зеленом свете. Я склонила голову.

Как вам это обожествление? …

Замечание: Она, по крайней мере, не ведьма.

Доктор Юнг: Да, но она ведьма, и это очень интересно. Ведь эта бессознательность в ведьме, через которую она действует при помощи participationmystique, как мы объясняли на прошлом семинаре, представлена волшебным существом, бесом, который создает очарование и вытворяет самые разные магические трюки. Этот бес – растительный дух – ирландцы верно говорят о зеленом народце – дух природы, то есть дух творения в позитивном аспекте, божественном аспекте, как у античных богов, которые, конечно, были демонами растительности, природными демонами вне рамок человеческих суждений о ценностях и морали.

Ясно, что эта женщина парадоксальна, такое свойственно для Самости. Это обычная форма, в которой появляется Самость, то есть абсолютно непостижимый дух природы, иногда позитивный, иногда негативный. Это ошеломительное появление Самости, естественно, отбрасывает очень густую тень, так что можно задаться вопросом: «А это не дьявол?» Кто-то другой спросит: «А это не божество?» Все зависит от того, с какой стороны подойти. Всякий раз, когда вы приближаетесь к этому фактору, нельзя сказать точно, как вы стоите, вверх ногами или нет; вы начинаете сомневаться в собственных ценностях, в своей истине и теряете способность принимать решения. Потому это живой символ; его всегда более или менее сдерживают или подавляют, он был целью мистерий в былые времена. …

Комментарий: Поразительно, что Самость здесь – женщина.

Доктор Юнг: Нет, совсем нет, ведь и пациентка тоже женщина.

Ответ: Да, но зачастую это гермафродит.

Доктор Юнг: Эта стадия между мужчиной и женщиной преодолена; когда они еще разделены, Самость часто появляется как гермафродит, это предварительная стадия. Но божественная форма в женщине – это женщина, а в мужчине – мужчина, безо всякого акцента на половые особенности, ведь человеческие интересы и проблемы оказываются довольно несущественными, не имеют больше значения. Для духа природы безразлично, мужчина вы или женщина; неважно, что вы делаете. Конечно, в определенном смысле это очень важно, поскольку все происходит по велению той фигуры, которая одновременно говорит: «Иди в мир, не ходи в мир». Поскольку она парадоксальна, распоряжения ее тоже парадоксальны … они ввергают вас в конфликт. Это существо словно желает конфликта, а не решения.

Видите ли, это странным образом аналогично загадочному высказыванию Иисуса: «Не мир я принес, но меч». Он не приносил гармонии в семьи; вместо этого он создавал в семье дьявольский разлад, вот что он имел в виду, ведь он был носителем символа Самости; он отождествился с Атманом, по крайней мере, таково было его мистическое качество, кем бы они ни был как человек. К сожалению, это его собственные слова, то есть, если вообще могут быть «собственные слова» Господа, это именно они.

Неудивительно, что пациентка колеблется, ведь обычно мы не доверяем таким фигурам. Видите ли, нам нужно, чтобы все было ясно и просто, конфликты нам не нужны. То, что ведет нас к конфликту, кажется нам однозначно неправильным. Но в той мере, в какой те слова кажутся вам истинными, вы вовлекаете своего дорогого друга Иисуса в эту проекцию.

Итак, это божественное явление кажется довольно убедительным, ведь пациентка склоняет голову, никак не противоречит. И тогда эта величественная женщина снова одевает свое голубое одеяние:

Видение (продолжение): Она одела голубое одеяние и снова превратилась в старуху. Она сказала: «Ты входишь к призракам. Скрой лицо серой вуалью. Они не должны тебя видеть».

Вопрос: Если я правильно вас понимаю, Самость вела пациентку в Нью-Йорк, в повседневную жизнь, но в то же время породила невротический конфликт, который мешал ей погрузиться в эту жизнь. Мне хотелось бы знать, какой практический подход будет лучшим в таких условиях.

Доктор Юнг: Именно этого я не знаю. Если бы я знал, все было бы просто, не было бы нужды анализировать эти видения. В этом суть; все так запутано, что ответить невозможно, ведь это индивидуальный вопрос … творение приходит из неведомнго, из Самости. Выбрать подход, решить, что и как делать, можно только в незначительных ситуациях, когда проблема более или менее улажена. Но настоящие проблемы, глубокие жизненные конфликты не могут быть решены неким предписанным путем. Если вообще возможно дать совет, то это незначительный конфликт, который может быть разрешен на низшем уровне, и человек останется бессознательным. Если бы проблема могла быть разрешена некой заготовленной процедурой, человек никогда не испытал бы встречу с Самостью.

Только тот, кто столкнулся с неразрешимым конфликтом, знает что-то о Самости и том, как она действует. Только в ситуациях, когда вы отчаянно нуждаетесь в творческом решении, можно найти внутри себя источник. Потому всякий настоящий анализ ведет вас к абсолютно неразрешимой ситуации, на которую нет ответа, есть только путь, который нужно создать, и вы сами на это не способны, все зависит только от действия творческого источника внутри. Знаете, во время решительной схватки оружие, которое держит герой (как, например, дубина Геркулеса), подводит его; оно ломается или пропадает, и он должен справиться голыми руками, полностью полагаясь на удачу или творческие возможности ситуации.

Всегда необходимо, чтобы произошло intercessiodivina [божественное вмешательство – лат.] Иначе человек никогда его не испытает, и чтобы такое случилось, нужно столкнутся с непреодолимым. Пока мы справляемся сами, нет нужды полагаться на божественное содействие. Это древняя истина. …

Следующая часть предвещает будущее.

Круги

Видение (продолжение): Я сделала, как она приказала. Мы очутились в огромном круге камней.

О чем это говорит?

Ответ: Мандала.

Доктор Юнг: Да, очевидно, это снова мандала. Видите ли, вся серия видений названа «Круги», а конкретно это уже шестой круг. Это по сути попытки построить мандалы. Словно она строит их под каждое настроение, во всех вариациях, каждая мандала выражает определенное психологическое состояние. Знаете, люди редко рисуют одну мандалу, обычно они создают сразу несколько; они либо меняют тему, либо вносят изменения, усложняют или упрощают их, располагая цвета в ином порядке. В ламаизме и тантризме есть множество мандал, разные формы для разных целей, и, конечно, все они имеют разный смысл, выражающий разные психологические состояния. Это нова попытка создать мандалу. Какова основная идея мандалы?

Предположение: Это защита.

Доктор Юнг: Да, и она нужнее всего, когда вы собираетесь заклинать призраков. … Нужно создать защитный круг, который укрепляется либо тайными именами богов, либо излучением их силы, чтобы дух, которого вы заклинаете, не вошел и не убил вас. Очень часто создаются особые круги, в которых появляется дух; он закреплен на определенном месте, которого не должен покидать. В таком случае это не защитный круг. Это магический круг, удерживающий духа в нужном месте, но, конечно, общая идея остается той же. Возможно, вы знаете пример katabasis [спуск – греч.] в мир духов?

Ответ: В Одиссее.

Доктор Юнг: Да, когда Одиссей спускается в Аид, он приносит в жертву овцу и предлагает кровь духам. Тени приходят пить кровь, но он стоит с мечом и отгоняет их. Он позволяет приблизиться только некоторым, тени провидца Тиресия, например, потому что хочет спросить у него совета. В церемониях часто используется меч для начертания магического круга, потому что меч также означает самозащиту от призраков. …

Видение (продолжение): Я увидела призраков и привидений, кружащихся и издающих громкие стоны. Некоторые были похожи на гарпий с огромными когтями, которыми они тянулись к нам. Другие были прекрасны и соблазнительны, они издавали приятные звуки, тогда как другие с истощенными и изможденными лицами кричали и сотрясали воздух. Женщина сказала: «Я покажу тебе». Она прошла в центр круга. Здесь на нее напали призраки, вцепились и начали рвать. Я закричала от страха.

Когда вы входите в мир духов, тени пытаются добраться до вас и разорвать на куски. … Как вы объясните это в психологических терминах?

Ответ: Шизофрения.

Доктор Юнг: Точно, это своего рода шизофреническое состояние; вас словно разрывает на части. Знаете, титаны, расчленившие Диониса, были могущественными силами недр земли, вулканическими или геологическими силами, которые нагромождают горы; и потому это титанические силы в каждом из нас. … Похожая идея есть в гностической космогонии: Первый Демиург создал все части тела человека: руки, ноги, голову и так далее, а потом сложил их вместе, как головоломку, и наделил получившееся забвением. … Но когда завеса забвения поднимается, внезапно происходит взрыв, и все, что Творец едва сложил вместе, распадается; соедини он все чуть слабее, и это существо вообще не смогло бы жить. Это было несовершенное творение, никто не заставит меня поверить в обратное!

Итак, типичный спуск в мир духов заключается, как вы видели, в расчленении. Выражаясь психологически, это означает, что когда человек спускается в бессознательное, происходит патологическая диссоциация. Почему происходит такая перемена? Почему нельзя остаться целостным?

Предположение: Возможно, возникает опасность отождествиться с разными духами.

Доктор Юнг: Вы хотите сказать, что виной тому отождествление с содержаниями мира духов? Это верно, но почему оно происходит?

Ответ: Потому что они в каком-то смысле внутри нас.

Доктор Юнг: О да, но в нас много чего есть, и мы не обязательно со всем этим отождествляемся, мы можем держаться отчужденно. Иначе мы постоянно были бы безумны, а исходить следует из предположения, что мы более или менее разумны. …

Предположение: Потому что проще жить жизнью предков, все дело в лени.

Доктор Юнг: Но точно так же можно сказать, что это непросто, что проще жить своей жизнью. Если бы вам пришлось прожить жизнь предка, она показалась бы вам крайне утомительной.

Замечание: Думаю, дело в том, что одно от другого отделяет очень тонкая грань.

Доктор Юнг: Точно. Иначе это было бы вообще невозможно. Видите ли, спускаясь в бессознательное, вы становитесь бессознательным, превращаетесь в одну из серых кошек; ночью все кошки серые, и вы одна из них; даже для самого себя вы серый, вы больше не видите себя. Старуха покрывает пациентку этой серой вуалью, чтобы сделать ее подобной духам, чтобы скрыть ее. Вуаль – это также защита; ее не должны заметить содержания бессознательного. Спускаясь во тьму, в себя, вы становитесь темным, иначе не смогли бы там оказаться.

Расчленение

Спуск в бессознательное попросту означает, что вы становитесь бессознательны. Так что упускайте из вида бессознательные содержания, потому что тогда есть опасность раствориться в бессознательном. Видите ли, утратив сознание, вы перестаете существовать. Вы полагаете, что тело еще здесь, но не осознаете этого, как сознание вы уничтожены. Потому происходит это отождествление. Сохранять отличие больше невозможно; слишком темно, чтобы знать, кто вы, и можно оказаться кем угодно. Это то же самое, что расчленение, полная психологическая диссоциация. Так что пациентка кричит в страхе, видя, как призраки вцепляются в эту женщину.

Видение (продолжение): Затем неким волшебством она снова стала целой и повела меня дальше по узкому пути. Я спросила: «Как мы спаслись?» Она ответила: «Поскольку с тобой была я, появился выход. Ты не выбралась бы, если спустилась одна».

Что это значит?

Ответ: Она сохраняет свою связь с реальностью, с проводницей, то есть с Самостью, индивидуальностью. …

Вопрос: А что означает расчленение Орфея менадами в конце жизни?

Доктор Юнг: Это то же самое, что расчленение Загрея. Орфей символизирует способность человека заклинать бессознательные силы. Он создавал такую прекрасную музыку, что приручал диких животных, которые собирались вокруг. Это просто означает, что мы способны создавать такую прекрасную музыку, что вокруг будут собираться дикие звери; мы можем зачаровать все свои инстинкты и импульсы. И тогда это будет выглядеть так, будто мы по крайней мере на 99% сахарные. Но это черная магия, и заниматься подобным можно, только если богатое воображение поможет внушить себе, что вы во всех отношениях хороши, и это большое достижение.

Мы две тысячи лет пытались быть хорошими. Мы какое-то время может поддерживать такое убеждение, пока что-нибудь не случиться, и тогда воображение надрывается, и наружу вылезают все демоны ада. Вот почему Орфея разорвали менады, а Загрея титаны. Это показывает некое высокомерное поведение человека, который при помощи воображения убеждает себя, что может ходить по воде. Он и правда может, сила воображения действительно очень велика. …

Вероятно, все эти греческие мифы изначально были мистическими учениями, которые в конечном счете были выданы чужакам. И тогда ими завладели поэты, начали сочинять песни, и так о них узнала широкая публика. Все мифы всех народов и наций учат важным психологическим истинам. Так что мифы о Загрее и Орфее учат, что сила воображения может помочь некоторое время творить чудеса при помощи искусства, красоты и размеренности музыки, например, искусства чувства. Но в конце концов вы потеряете душу, как Орфей потерял Эвридику, которую не смог вернуть из мира мертвых. Делая правильные вещи правильным образом при помощи правильного воображения он утратил душу. А душа содержит тайну индивидуации, тайну сотворения вечной жизни.

Видите ли, менады, отрывающие живую плоть оленя или козла, подобным титанам в жизни Диониса Загрея; повторяется мистерия расчленения Бога. Это расчленение единственного сознательного подхода, ведущей функции, которое должно вернуть к жизни земли или к котлу, для преображения. Потому за мифом о Загрее следует миф о его перерождении. Когда Зевс увидел, что случилось с Загреем, он послал молнии и убил титанов. Они уже положили живое сердце Загрея в котел, и Зевс в последний момент спас его и съел сам, а потом возродил. Это одна версия. Согласно другой, он зашил сердце в свое бедро. Для этого есть специальное слово merhorhaphes, что означает того, кто защит в бедро, чтобы быть преображенным Зевсом.

Так что это старое учение показывает ограничения таких трюков, как пытаться быть во всем хорошим, то есть, ограничения воображения. Это мощная попытка, которая неизбежно провалится, и первым симптомом этого, согласно мифу об Орфее, будет утрата души, утрата Эвридики в подземном мире. Что означает утрата души?

Предположение: Не означает ли это психологически, что анимус или анима ушли в подземный мир?

Доктор Юнг: Да, очевидно. Они теряются там; теряют связь с внешним миром; с ними больше нет связи. Но почему?

Ответ: Такое сознание одностороннее, все на стороне хорошего, так что либидо бессознательного уходит на дурную сторону, в подземный мир.

Доктор Юнг: Да, во тьму. Потому анима или анимус представляют бессознательное. Когда вы пытаетесь быть только светом, естественно, вы подавляете тень и, конечно, анимус или анима уйдут на покой и исчезнут. Чем больше вы воображаете себя на 99% святым, тем менее способны увидеть, в чем ошибаетесь, особенно когда отождествляетесь с ведущей функцией. Поразительно, что люди вкладывают в ведущую функцию; для них это просто Бог, нечто абсолютно не способное на ошибку.

Однажды я спорил с философом, который заметил, конечно, что мышление не может ошибаться. Я, конечно, шарахнулся от него. Видите ли, этот человек полностью отождествился с мышлением. Он считал его таким хорошим и правильным, что не только был убежден в безупречности своего мышления, но и уверился в том, что сам находится в совершенном состоянии, причем не только он, но и его жена и весь брак в целом. Как и Мидас, он превращал в золото все, чего касался. Это, конечно, рассердило меня, потому что меня всегда пугает, что кто-то может вызвать во мне чувство неполноценности, и этому парню почти удалось. ...

Но в то время, пока мой друг рассказывал о своем безупречном состоянии, его жена была заграницей с молодым студентом, с которым у нее были самые близкие отношения. Тогда я подумал: «Несчастен тот, чье мышление никогда не ошибается!» Когда я увидел его в следующий раз, он распространялся, что и это совершенно нормально, словно так и должно быть. Он принадлежал к тому роду людей, которые всегда уверены, что все делают правильно. Так что я скажу вам так: делайте так же, и всегда будете счастливы!

Вопрос: Почему Эвридика исчезает, когда Орфей смотрит на нее? Он пытается вернуть ее из Аида, и в этот самый момент она исчезает.

Доктор Юнг: О, она не была такой дурой, чтобы вернуться с ним, и прекрасно понимала, что последует за этим. В царстве Аида было гораздо веселее, чем в этом прекрасном мире, где он весь день играл на флейте, окруженный медведями и львами. Эвридике это было скучно; очевидно, в подземном мире было гораздо лучше. Она была как миссис Лот, которая поступила так же. Гораздо веселее было не идти со стариком, и потому она осталась.

Так что Орфей был идеальным существом, но его душе было до смерти скучно. Эти племенные тайны – очень человеческое учение. Очень полезно знать об Орфее, что он создавал такую прекрасную музыку, что душа потерялась в подземном мире, а он был расчленен. Будьте уверены, то же самое случится с вами, если вы постоянно будете создавать музыку. Как было со старым Сократом, который пытался беспрестанно создавать самую рациональную музыку, что Ксантиппе так не нравилось, что она ругала его на чем свет стоит. Он был бы рад, если бы она вернулась в подземный мир!

Вопрос: А история распятия Христа – это то же самое, расчленение?

Доктор Юнг: Ну, это полное жертвоприношение божественного на земле. В мифе о Дионисе есть, конечно, иные философские аспекты, которые были полностью осознаны уже в античности; а именно, что посредством расчленения Диониса божественная искра распространилась повсюду, божественная душа спустилась на землю. Так что вполне оправдано, что распятие должно быть кульминацией миссии Христа. Он был послан Богом, чтобы спасти мир, и когда его распяли, он полностью растратил себя, был расчленен мирскими силами, и в этом случае всякая мирская сила вместила искру света. Когда инь поглощает ян, в каждом инь оказывается искра ян, и тогда есть шанс на воскрешение; в этом христианское спасение.

Это только один аспект запутанной христианской догмы, которая, конечно, является великой психологической истиной. Это также мистическое учение, согласно которому если свет полностью погашен силами, кажущимися враждебными, повсюду оказывается искра света, и это состояние гарантирует последующее воскрешение. Так что не следует считать, будто вещи исчезают навсегда. Если нечто угасает, оно просто преображается в некое состояние дремоты или инкубации, а это предвестие перемены. Эти идеи были в классической китайской философии, и они очень полезны в прояснении таких символических учений.

Мотив расчленения в христианском мифе также прекрасно обозначен в той великой сцене, связанной с символизмом распятия, когда солдаты разорвали одежды Христа на части, а потом бросали жребий и разделили их между собой; одежды – это его форма, его образ, так что это своего рода причастие. Само причастие – это тоже расчленение, потому что тут Христос уже расчленен на бесчисленные части; по своей воле он присутствует в гостии и вине, и поедается в такой форме. Именно это титаны сделали с Загреем. Загрей – это миф о причастии, это поедание тотемного животного; в этих тотемических культах предвещается христианское учение. Есть еще вопросы о расчленении?

Вопрос: А какова связь с шизофренией? Это тот же процесс?

Доктор Юнг: Это не совсем то же самое, потому что шизофрения – это определенно патологическое явление. Но патологическое проявление можно понимать как своего рода избыточный нормальный процесс. Есть нормальная диссоциация, которая может произойти в эмоциональном состоянии, это нормально, потому что такое состояние не остается неизменным, оно не длится долго; через время такая диссоциация прекращается.

В шизофрении все не так, ведь сосуд разбит, и части не соединить, так что он останется разбитым. Но поначалу это почти то же самое, и виной тому слишком сжатое ментальное состояние, как у людей, которые пытаются быть правильными и потому все делают неправильно; придирчивые до последней мелочи, они в конце концов становятся несправедливыми в своей скрупулезности. Такие люди возвели некую жесткую структуру, в которой передвигаются, и каждое движение соответствует определенным правилам и принципам, ужасно узколобым. Тогда если врывается какая-то эмоция или происходит что-то странное, эта нелепая, переусложненная и неуклюжая структура не позволяет воспользоваться каким-то методом адаптации, так что разлетается на куски, и человек просто сходит с ума. ...

Если люди с нормальным умом слегка перевозбуждаются, это нормальная эмоция; даже если они приходят в ужасное волнение, даже если вся тележка с яблоками перевернулась вверх дном, они могут собрать все яблоки, выкатившиеся на дорогу. Но если нет никого, кто мог бы собрать яблоки, это шизофрения. Если человек действительно взорвался и лежит на дороге, разорванный на куски, конечно же, его не собрать заново. И виной тому, как я сказал, особенная узость ума и кругозора, которая не допускает безграничных возможностей божества, ума, который думает, что Бог может быть только хорошим, и потому мир должен хорошим, ведь его создал Бог, и, если есть что-то плохое, это просто ошибка. Какие глупые идеи.

Защитная роль души

Итак, теперь женщина ведет пациентку по узкому пути. Что он символизирует?

Ответ: Индивидуальный путь.

Доктор Юнг: Да, и это обычно крайне трудный путь; он индивидуальный, потому что только один человек может пройти по нему. Пациентка, очевидно, не понимала, как им спастись от ужасной опасности, и женщина объяснила, что возможность спастись была, потому что она была с ней. «Ты не выбралась бы, если спустилась одна». Пациентка оказалась бы расчленена, можно сказать, взорвалась бы, если бы не Самость. Так что Самость принимает защитную роль. Какова защита Самости от расчленения с психологической точки зрения? Мы подошли к противоположности сил расчленения, к силам, которые поддерживают целостность индивидуума.

Предположение: Поскольку Самость – это союз противоположностей, она сводит все в центр.

Доктор Юнг: Да, поскольку если есть расчленение или взрыв – центробежное движение –конечно, должен быть и центр; это более или менее философское или логическое заключение. Но мы должны знать, насколько может быть защищена Самость или уникальность индивидуума.

Комментарий: Она оказывается защищена в тот миг, когда получает защитные силы. Это та же ситуация, как и в прошлом, когда она поклонялась звезде; только благодаря этому поклонению звезда получила такие силы.

Доктор Юнг: Таково мифологическое происхождение, но как сформулировать это психологически?

Ответ: В тот момент, когда человек чувствует или видит, что есть нечто подобное Самости, последняя получает силу.

Доктор Юнг: Вы хотите сказать, что необходимо осознавать присутствие Самости? Чтобы Самость действовала или была полезной, необходимо сознание как непременное условие? Это совершенно верно. Что случилось бы с индивидуумом в другом случае?

Ответ: Он бы отождествился с любыми дурными коллективными силами, которые появились бы.

Доктор Юнг: Да, он немедленно отождествится с состоянием, в котором окажется. Если человек не осознает Самости, то осознает только те содержания, которые уже присутствуют, скажем, эмоции или настроения, и с этим настроением отправляется в ад, пока оно длится, человека нет. Потом появляется новое настроение, и прежняя индивидуальность исчезла, а на ее месте появилась новая.

Такое наблюдается у первобытных племен и у всех цивилизованных людей, которые на самом деле первобытны. … Трудно понять, какой у первобытного человека характер. На самом деле, это невозможно выяснить, потому что у них его нет, есть только характер настроения; они прирожденные актеры и не могут перестать перевоплощаться в новую роль. … В таких случаях Самости нет. Нет сознания Самости, так что у человека нет абсолютно никакой защиты от преображения во что-то другое. Это объясняет мифы, в которых люди магически превращаются в деревья, растения или водные потоки, разнообразных животных и людей. Пока человек одержим настроением определенного растения, животного или некоего события в природе, он становится им и теряем собственную идентичность. Так что можно сказать, что на первобытном уровне люди действительно могут превращаться во что-то другое.

Это также объясняет некоторые случаи шизофрении. Например, среди малайцев распространена dementiapraecox, и самые распространенный симптом этих экзотических форм шизофрении называется эхопраксией; то есть, они подражают каждому движению или звуку. Если вы поднимаете руку, они делают так же и держат, пока продолжаете держать вы, и если вы перемените руку, они тоже переменят, а также будут повторять ваши слова. Они отождествляются с настроением момента и могут превратиться во все, что видят.

В тяжелых случаях меланхолии люди превращаются в животных; они лают и всячески подражают животным. Знаменитый старый джентльмен, имени которого я не помню, физик, имеющий отношение к открытию электричества, на старости лет был убежден, что стал зерном пшеницы, и потому не выходил на улицу из боязни, что куры склюют его.

У Ришелье тоже развилась странная идея: он считал себя лошадью, скакал туда-сюда по длинному коридору и ржал, как жеребец; он превратился в это животное из-за некой компенсации. Я не знаю психологии Ришелье, но наверняка была причина, по которой он превратился в жеребца. Превращения также играли огромную роль в колдовстве; ведьмы превращались в черных котов, оборотней и так далее.

Все это просто психологическое описание состояния, в котором люди не осознают Самости или еще не установили с ней связь. Вопрос, конечно, заключается в том, почему осознание Самости защищает от расчленения из-за нападения бессознательных сил? Как вы это объясните?

Ответ: Потому что вы потеряете Самость, если отождествитесь с вещами и погрузитесь в них; если вы осознаете Самость, возникает разделение.

Доктор Юнг: Вы хотите сказать, что если осознаете Самость, то не можете отождествиться с тем, что ею не является? Вы уверены, что настроение, ситуация или эмоция – это не ваша Самость?

Ответ: Это может быть составная часть, но не Самость.

Доктор Юнг: Предположив, у вас внезапно испортилось настроение. Это вы сами? Это настроение вам принадлежит?

Ответ: Если вы погрузитесь в настроение, то не осознаете Самость. Вы не осознаете отделенность Самости от настроения.

Доктор Юнг: Ну, пока вы осознаете Самость как нечто отдельное от настроения, Самость помогает вам защититься от расчленения в результате следующего: вы сталкиваетесь с двумя вещами – настроением, эмоцией или чем бы то ни было с одной стороны, и Самостью с другой. Нужно осознавать две вещи: кто вы и каково это настроение. Видите ли, вы можете сказать: это настроение - я сам, оно принадлежит мне, и тогда Самость исчезнет из вида, вы отождествитесь с настроением и исчезнете, вас нет, вы не защищены. Или вы можете сказать: да, это настроение принадлежит мне, это часть меня самого, но я также осознаю Самость, и тогда вы защищены.

Осознавать эти две вещи – очень тонкая умственная операция. Человек всегда склонен осознавать что-то одно, только то, что присутствует. Конечно, очень важно осознавать то, что присутствует, всецело погрузиться в ситуацию и проникнуться ею. Но не следует забывать Самость, нужно всегда о ней помнить. И это возвышенное состояние. Почему важно думать о двух вещах, а не только об одной?

Ответ: Это означает отстранение; нельзя быть в двух местах одновременно.

Доктор Юнг: Точно, вы с необходимостью отстранены. Сознание где-то между этими двумя вещами, и потому вы отделяете от ситуации, настроения или эмоции определенное количество энергии. Этой энергией подпитывается Самость, и такое необычное расщепление оказывается самой эффективной защитой от первобытного отождествления с настроением. Я часто рассказывал вам о бушмене, который так отождествлялся со своей эмоцией, что убил единственного ребенка. Конечно, потом он превратился в свою противоположность, сходил с ума от горя. Это прекрасный пример адского состояния отождествления с эмоцией.

Так что способность думать о двух вещах одновременно – это невероятное достижение в истории человечества. Это означает расширение сознания; это действительно начало своего рода отстранения сознания. Развитие цивилизации преимущественно состоит в этом расширении и отделении сознания; нужно осознавать не только две, но три или четыре вещи сразу, и чем больше вы способны осознавать одновременно, тем более ваше сознание отстранено и защищено.

Комментарий: Полное отстранение – это нирвана, прекращение жизни.

Доктор Юнг: Точно, потому что тут вам приходит конец. Люди, стремящиеся к нирване, впадают в своего рода квиетизм, в котором угасают. Жизнь буддистского святого крайне бесплодна, он просто угасает. Очевидно, не в этом смысл жизни. Смысл жизни в том, чтобы быть игрушкой в руках жизни, играть роль, а если вы не играете эту роль удовлетворительным образом, то создаете много беспорядка и страдания, или даже катастроф. Потому нужно разделить себя и думать о Самости.

Есть восточное высказывание: играй роль царя, нищего и преступника, не забывая о богах. Боги – это, конечно, просто облики Самости. В восточной философии Атман или Брахман – это просто Самость, само дыхание всех богов. …

Вопрос: Я не понимаю идеи о том, что Самость бросает человека в конфликт. Я всегда считал, что о Самости нужно думать как о месте, в котором конфликты утихают, что жизнь дает конфликт, а Самость его разрешает.

Доктор Юнг: Жизнь не обязательно дает конфликт, потому что нужно только осознавать одну сторону вещей, и тогда никакого конфликта не будет – тогда неправы все остальные. Конечно, у вас могут быть битвы снаружи, но это не приведет к конфликту внутри, к психологическому конфликту. Психологический конфликт – это, знаете ли, относительно современное приобретение. Прежде у людей их не было. Они были необычайно объективны, практически полностью отождествлены с одной стороной. Но это привело к тому, что демоны жили через улицу, и если удастся добраться до них и сжечь на костре, это только к лучшему. Но они говорят о вас то же самое и так же пытаются до вас добраться.

Конфликты появились, когда мы обнаружили, что другие люди – это не обязательно дьяволы, и даже самые странные вещи, которые они делают, не совсем таковы, какими кажутся. Когда люди это осознают, когда достигают такой объективности, возникает конфликт, потому что они не могут отрицать, что и в них есть что-то неправильное. Это, конечно, осознание Самости. …

Например, женщина может быть сбита с толку тем, что все против нее, никто ее не понимает; а она такая хорошая и всегда старается изо всех сил, настоящий подарок ближним, мужу и детям. Но вот ведь странность – они ее не любят, при всех ее достоинствах. Такое должно привести к внутреннему конфликту, но у нее таких конфликтов нет; просто дело в том, что семья не права, а с ней все нормально. Возможно, что-то не так с ее желудком, и врач говорит, что она нервная, потому она приходит на анализ. Эта женщина вообще не осознает Самость. Она осознает только одну сторону жизни, осознает нечто воображаемое, и аналитик вводит ее в конфликт. А через время она проклинает меня. Она говорит, что раньше была счастлива, в ладу с собой, а теперь она превратилась в один большой конфликт и не может больше доверять себе.

Видите ли, процесс индивидуации неизбежно ведет к конфликту. Потому я провел параллель со словами Христа о том, что он принес меч. Он принес раскол, потому что он – принцип индивидуации в этом смысле. Думать о двух вещах сразу кажется нарушением наших фундаментальных прав на существование. Все против этого; я могу делать то, что я хочу, я не хочу думать о последствиях своих слов и действий на других людей. Я царь в своем доме и могут орать из окна что вздумается.

Вопрос: Могут ли попытки установить контакт с Самостью привести к тому, что возможность достигнуть ее будет появляться только время от времени? Или если вы однажды установили с ней контакт, то впасть в бессознательное состояние больше невозможно? Или тут, как и со всеми остальными вещами, возможна энантиодромия, которая тоже является частью реальности Самости?

Доктор Юнг: Ваш вопрос связан со всей драмой отношений с Самостью, и сам по себе составляет немалую часть этих отношений. Многие мифы и образы говорят об отношениях с Самостью, например, об утраченной жемчужине или драгоценном камне, который выпал с короны и исчез, или об обнаружении сокровища. Это мифы связаны с тем фактом, что когда драгоценная сущность Самости исчезает, ее нужно искать, и, в конце концов, после многих приключений, она обнаруживается вновь.

Есть также возможность, что, достигнув Самости, вы отождествитесь с ней, и немедленно последует ужасная катастрофа. Вы обнаруживаете утраченное сокровище и думаете, что теперь все в порядке, но потом разражается ужасная буря и происходят всякие ужасные вещи. Это обычно правда. Как только появляется осознание Самости, следует энантидромия вследствие некоторого отождествления с ней, с ее всемогуществом. Ведь Самость, согласно восточному определению, это высшее начало, высшее единство бытия, Атман, Пуруша, Брахман. Так что если вы отождествляетесь с Самостью, то наполнены инфляцией, что, конечно, чревато падением.

Потому всякий раз, когда появляется Самость, следует реакция. Вы словно сами должны провести титаническое расчленение как некое сопротивление Самости. Тот, кто отождествляется с Самостью, кличет беду. Видите ли, это придает чувство безопасности, уверенности, это как тихая гавань, вы чувствуете себя спокойным и полностью защищенным, а в следующий момент губите себя, уничтожая эту защищенность. Не нужно вечно жить в безопасности, потому что безопасность – это самообман; оставаться под защитой Самости – это своего рода оскорбление или кощунство против движения жизни; никто не должен оставаться в безопасности, это аморально, это останавливает движение жизни. Потому вы сами нарушите этот порядок.

Не следует забывать, что полное отождествление с настроением, глубочайшее переживание эмоции или волнующего события с одной стороны, и Самости с другой – это просто полюса в психической жизни, и ваша жизнь, ваше сознание находится между ними. Оно не может быть ни тем, ни другим. Когда оно становится одним или другим, вы исчезаете: в одном случае вас разрывает на куски, а в другом вы со всем творением соединяетесь в одно высшее существо, в сверхчеловеческое сознание или бессознательное божества. Оба состояния в сущности одинаковы.

Вопрос: Тогда тот факт, что бессознательная попытка разрыва – это часть ритуала Самости, делает ее частью стремления к укреплению или кристаллизации?

Доктор Юнг: Точно. Разрыв или расчленение – это часть ритуала в мистериальных культах. Это ритуал причастия, преломление хлеба и деление одежд, разрывание живой плоти в дионисийских мистериях. Был обнаружен один фрагмент, всего лишь одна фраза из Еврипида, в которой mystei произносит: «После того, как я пообедал сырым мясом». Как видите, это очевидно указывает на ритуал расчленения, в котором бог поедался в форме животного, как был убит Загрей, не в человеческой форме, а только когда он принял форму быка. Так что расчленение – это часть ритуала, и как ритуал оно, несомненно, необходимо для реализации Самости. Самость – это не такое невещественное нечто, почти магическое существование, что для ее укрепления нужен ритуал. Словно Самость – это нечто слабое, едва способное проявиться.

Ходьба по лицам

Перейдем к следующему видению. Повторяется та же сцена. Здесь я снова напоминаю вам, что намерения пациентки остаются под вопросом – продолжит ли она путь индивидуации или приспособится к утрате души, не осознавая Самость, неизвестно. Так что нужно посмотреть, что последует дальше и попытаться определить, прогресс это или скорее регрессия, возвращение к более примитивному уровню адаптации. Иными словами, собирается ли она приспосабливаться при помощи Самости или без нее?

Видение: Женщина сказала: «Спускайся за мной». Она повела меня по ступеням, и у меня закружилась голова и стало страшно. Я увидела, что ступени – это лица из эмали различных цветов. Я сказала женщине: «Я иду по лицам». Она ответила: «Да, так и должно быть».

Что происходит? Почему она вообще встретила Самость? В чем была проблема раньше? Каково намерение пациентки? В целом она, конечно, стремится решить свою проблему, попытаться приспособиться к жизни в Нью-Йорке. Очевидно, ей страшно, и она не знает, под каким обликом приспосабливаться. … Проходя анализ, она думает, что уже на небесах, а остальные отправятся в ад, и из-за этого возникает опасность, что она сделает что-нибудь глупое и потеряется на более первобытном уровне. Вот почему появляется Самость и говорит: будь собой, голубушка, просто будь собой. Но она неуклюжа и эксцентрична, и потому наставления продолжаются, женщина ведет ее дальше, сопровождает в мир, постоянно пытаясь донести до нее: «Пошевеливайся, не строй из себя дуру».

Застенчивые люди всегда пытаются быть собой, но тщательно этого избегают. Застенчивость – это своего рода болезнь осознания Самости. Что можно сказать застенчивому человеку? Нельзя быть лучше, чем вы есть, так зачем стесняться? Вы ведете себя глупо. Я должен говорить то же самое и себе, конечно же, и я хорошо знаю, зачем мне это. Каждый какое-то время впадал в такую застенчивость.

Здесь женщина берет ее за руку и говорит: «Давай, пошли дальше по узкому пути, где можно быть только собой, давай выйдем в мир, посмотрим, что он из себя представляет». Видите ли, то место под землей, где они ходят – это муладхара, 42-ая улица и что-то вроде того. И здесь она, конечно, видит множество лиц, и люди строят ей рожи, потому что у нее рога, она проходит анализ. Она слишком сильно это осознает и думает, что должна идти по этим эмалевым лицам, которые совершенно искусственны; это означает попытку обращаться с миром так, будто это нарисованные лица, что означает полное презрение к окружающим. Это все равно что, описывая некое общественное собрание, сказать, что там были лица в воздухе и смотрели на вас, имея в виду, что вы ужасно стеснялись, что все смотрели только на вас. Противоположностью тому будет идти по лицам, потому что они не человеческие, это просто нарисованные личины. Значит, все это нереально. … Именно на это намекает здесь Самость при помощи такого необычного символизма. Она говорит, что пациентка должна идти по этим искусственным лицам, наступая на них ногами, понимая, что они нереальны. …

Состояние, которое было в некотором роде невыносимо, привело пациентку к анализу, и она тут же была подхвачена силой, которой привела к определенной кульминации, и теперь оказалась на другой стороне горы, где путь, очевидно, ведет вниз, к другой реальности. Изучая поведение бессознательного символизма на этой стороне и сравнивая с тем, что на другой, вы обнаружите поразительную разницу, а именно, некоторые символы, которые на той стороне горы появляются в положительном аспекте, на другой стороне появляются в отрицательном. Это, естественно, влияет не только на структуру, устройство или красоту всего происходящего, но и меняет весь настрой.

Не знаю, почувствовали ли вы то же самое, но должен признаться, что для меня эти видения настолько неудовлетворительны, что кажутся бессмысленной чепухой. Они как тот город, возведенный в бессознательном, казавшийся крайне важным, а потом все разрушилось и превратилось во что-то другое, видение исчезло, будто его и не было, как Фата Моргана. Так что вы думаете: итак, оно исчезло, как сон, его больше нет. Прежде оно казалось важнейшей истиной, абсолютной реальностью, и тут все исчезает; и тогда сознание, которое по сути своей крайне банально, думает: конечно, все не так, новая истина такая-то и такая-то, не видя всей картины. Это как психология толпы в наше время: появляется новый «-изм», и люди говорят, что теперь это истина, даже убивают друг друга за нее. Если бы у них были мысли длиной с шерсть на жабе, как говорили мои учителя, у них было бы более широкое видение, они бы знали, что это фаза процесса, и будет другая; волна не только поднимается вверх, она также опускается вниз, иначе движения бы не было. Жизнь заключается в этой естественной энантиодромии.

Видите ли, истина остается таковой только пока живет, истина, которая не живет, абсолютно бессмысленна. Иногда она даже становится не истинной, она должна превращаться в свою противоположность. Так что мы не можем отождествляться с этими убеждениями или истинами; мы знаем, что они движутся под нашими ногами, и не имеет значения, по крайней мере, не должно иметь, позитивный это аспект или негативный. Но вынужден признать, думать парадоксами очень сложно.

Продолжим заниматься видениями, которые в чем-то раздражают, или даже хуже, они скучные. Лица, по которым она идет, крайне неинтересны, и это следует из того факта, что они эмалевые, люди сведены до фрагментарных лиц и разрисованы, стали совершенно нереальными. Значит, все человечество стало для нее нереальным, потому что размах движения, подхватившего ее, был таков, что пациентка взлетела в небеса, откуда человечество, конечно же, видится как поверхность, покрытая небольшими овальными дисками. Когда вы поднимаетесь на воздушном шаре или забираетесь на высокую башню и смотрите вниз, на толпу поднятых лиц, они кажутся небольшими разрисованными дисками, будто по ним можно пройти, как по ковру. Невозможно не отождествиться с этим аспектом человечества и не заскучать.

Итак, женщина, Самость, идет вперед, и пациентка следует за ней. Это больше не психопомп; теперь это настоящая Самость, которая ведет, что, согласно известному нам о Самости, исключительно позитивный факт. Но в данном случае Самость движется загадочным образом, она действует, как Deus Absconditus, сокрытый бог в протестантизме, бог, который делает все не беззаконные вещи, которые кощунством было бы приписывать богу, все то зло, которое мы не понимаем и потому приписываем дьяволу. ...

Можно сказать, что идея Самости эквивалентна представлениям о Боге в восточной философии. Атман – это эквивалент Бога, и Атман – это Самость. А поскольку кто-то должен отвечать за все зло, творящееся в мире, Самость естественным образом разделяет эту ответственность. Потому Самость ведет не только к хорошим и приличным вещам, но и к вещам весьма непристойным. Мы понимаем Самость как примиряющий символ, желанный плод трансцендентной функции; но когда нужно, она только создает проблемы, дурачит, и это тоже хорошо.

Возвращение к телу

После того, как пациентка достигла некой кульминации, психопомп удалился, и пациентка сама двинулась дальше, встретилась Самость и повела вперед. Это логичный путь синтеза, каким он должен, если, конечно, индивидуум достаточно взрослый и опытный, чтобы вообще идти таким путем. Но если она слишком юная и неопытная, если не должна идти таким путем, ее все равно могло сюда забросить, как психоз поступает с любым болваном. Любой может свалиться в золотой рудник или попасть в горячую воду.

Самый неподходящий человек может попасть на путь индивидуации, как свалиться с крыши – например, Парсифаль, который был полным ослом, просто ему в руки попал Святой Грааль, а он ни черта не понимал, что вообще происходит, это была его ошибка; очевидно, ему было предначертано попасть в это высочайшее собрание, но он был к этому не готов. Конечно, появление человека, который вторгается в собрание Святого Грааля, это обычное событие, и оно заслуживает быть архетипом, дурак появляется не только в этой легенде, он распространен по всему миру.

Так что может быть так, что кто-то окажется на этом пути и пройдет через все происходящее, словно глядя на виды из окна экспресса, в то время как кто-то объясняет: это Платон, а вот Сократ, а здесь Парфенон. «Что он сказал?» «Парфенон». «Никогда не слышал, что это такое?» «Это старый храм, ему 2600 лет». И он говорит: «Седая старина» и переходит к новому виду. ... Неважно, понимаем мы это или нет, оно всегда здесь.

Видите ли, происходящее в данном случае не было похоже на лавину, все было не безотчетно, неверно было бы говорить так. Были и усилия, и до некоторой степени сознание с ними связано, но крайне трудно понять, сколько тут было сознания и ответственности; очень трудно разобраться в вопросе ответственности. ...

Самость как Deus Absconditus может разрушить собственный символизм для определенной цели: когда огромный размах занес человека в мир символических мистерий, из этого ничего не выходит, ничего не может из этого выйти, если только не связать все это с землей, если только это не произошло с человеком, когда он был в теле. Знаете, если ваша душа отделяется от тела, как в первобытном состоянии, вы просто загипнотизированы в некоем сомнамбулическом состоянии или трансе, и все, что вы переживаете в таком состоянии, не ощущается, потому что не было пережито в теле – вас там не было, когда это происходило.

И потому индивидуация возможна, только если вы сначала вернетесь в тело, в свою землю, только тогда она становится подлинной. Не знаю, ясно ли я выражаюсь, это очень тонкий вопрос. Причина, по которой вся структура символизма была разорвана, в том, что Самость желает собственного уничтожения как символической формы, чтобы отвергнуть индивидуума с его последующим исчезновением в земле. Она должна вернуться на землю, в тело, в собственную уникальность и отделенность; иначе она станет потоком жизни, целой рекой, и ничего не произойдет, потому что не было того, кто мог бы это осознать.

Индивидуация происходит, только когда она осознанная, когда есть тот, кто замечает ее; иначе это вечная мелодия ветра в пустыне. ...

Такого не произойдет, если первая часть видений принадлежала тому, кто был в теле, кто был здесь и сейчас. Но наша пациентка была не совсем в теле, она была где-то снаружи, ее душа едва цеплялась за тело. Затем что-то происходит, и - ух ты! – ее уносит на волне энтузиазма, и все происходящее либо вообще не происходило, либо было относительным. Чтобы все стало подлинным, она должна вернуться в тело после такого размаха, и именно Самость всегда говорит: следуй за мной, подчинись мне, ты должна придти в себя. Как Гурнеманц знакомит Парсифаля с тайной Святого Грааля, а потом выбрасывает его и проклинает, потому что Парсифаль ничего не осознал. Он должен был спросить: «Что такое с этим Амфортасом, и о чем вообще речь?» Но нет, он пустил все на самотек и пальцем не шевельнул, потому и был изгнан.

Женщина-Самость для пациентки то же, что Гурнеманц для Парсифаля; она просто ведет за собой, и пациентка должна идти за ней. Дойдя до этих эмалевых лиц, женщина не дает ей остановиться. Она говорит:

Видение (продолжение): Я увидела, что лица были разломаны и хотела остановиться, чтобы собрать их, но женщина пошла вперед, и я не смогла задержаться. Мы пришли в круг камней. Вокруг было пустынно. Женщина исчезла.

Эта женщина оставила ее одну, то есть теперь она пришли в пустынное место, где нет ничего, нет жизни. Видите ли, она оставила свою жизнь. Этот круг камней, эта мандала, это индивидуальное тело, она вернулась к своей земной реальности, которую оставила позади, и потому вокруг запустение. Она осталась наедине с проблемой своей реальности.

Комментарий: Можно ли сказать, что очень часто человек в анализе не живет телом, что он должен вернуться к реальности, чтобы полностью ее пережить? Анализ – это не подлинная ситуация; это предвестие, предчувствие, как посвящение. Нужно быть на своем месте, как она, вернувшись в Америку.

Доктор Юнг: Это более или менее так, но даже в анализе можно оставаться в теле. Некоторые люди находятся вне его; при малейшей угрозе они выпрыгивают из шкуры, и помешать им практически невозможно. Иногда люди действуют очень неосмотрительно: их затапливает бессознательное, так что они начинают тонуть в нем. К счастью, такого со мной никогда не происходило [стучит по дереву]. Одного такого пациента прислал мне коллега, который просил заняться его случаем, но было слишком поздно. Это был мужчина, потрепанный анализом, из него лилась целая река бессознательного, и с ней ничего нельзя было поделать. Я пытался строить плотины, но вода захлестывала его, так что бедолага сошел с ума. Нельзя перекладывать ответственность за это на врача, это просто неудача, как, например, в случаях с хлороформом, которые могут вызывать внезапную смерть, которую нельзя предотвратить. Такое может случиться и с самым опытным врачом.

Надеюсь, я прояснил этот сложный психологический момент, парадоксальную роль Самости. Самость здесь ведет пациентку обратно в тело, к осязаемой реальности. Знаете, в психологии бессознательного тело всегда подобно земле, оно твердое, плотное, его нельзя убрать, это нерушимое препятствие. Оно здесь и сейчас, потому что когда человек действительно здесь и сейчас, он в теле. Но у нас есть поразительная способность выходить из тела. ...

Вопрос: Поможет ли пациентке возвращение в тело? Она сможет понять это или вынуждена будет начать все с начала?

Доктор Юнг: Все, пережитое вне тела, обладает этим бестелесным качеством; так что нужно пережить все с начала, все должно пойти другим путем. Тогда все, что вы узнали в анализе, случится с вами в реальности, только трудно сказать, как аналитический опыт покрывает реальный. Тем не менее, должно быть так, потому что вы – точка отождествления, вы тот, кто пережил анализ, и тот, кто переживает жизнь.

Все, что вы переживаете вне тела, например, во сне, не пережито по-настоящему, если не возвращено в тело, потому что тело означает то, что здесь и сейчас. Если у вас просто был сон, который пришел и ушел, ничего не случилось, даже если это был самый поразительный сон. НО если посмотреть на него, пытаясь понять, и если это удастся, то вы взяли его в здесь и сейчас, что означает тело, потому тело – это видимое переживание здесь и сейчас.

Например, если вы не взяли с собой тело в комнату, никто не скажет, что вы здесь; вы должны быть здесь в теле, иначе мы этого не узнаем. Хотя вы и в своем теле, это совсем не означает, что вы здесь, потому что ум ваш может блуждать где-то помимо вашего осознания, и тогда все, что происходит, не осознается, это как сон. ...

Эротическая проблема

Вопрос: Прежде чем пациентка пришла на анализ, у нее была эротическая проблема, и тут она столкнулась с проблемой анимуса в этой связи. Но эротическая проблема сама по себе содержит не только проблему анимуса, но и проблему тела. Так что мне хотелось бы знать, занялась она проблемой тела или забыла про нее.

Доктор Юнг: Ну, конечно, знать это было бы крайне интересно, но в данном случае я вынужден быть осторожным, так что, боюсь, мы должны придерживаться лишь символической стороны, этот материал можно рассматривать только в общем смысле. Это печально, но вы сами можете судить по характеру видений, явились ли они результатом простого подавления эротической проблемы или подлинного принятия ее.

Но в любом случае эротическая проблема и эта проблема тела – не одно и то же, потому что аспект Эроса – это только один аспект, это не единственный представитель здесь и сейчас. Вы можете взяться за эротическую проблему, но не быть здесь и сейчас, можно быть за десять тысяч лет отсюда или где-то в будущем; проблема Эроса – не то же самое, что реальность здесь и сейчас. Люди, имеющие некоторый эротический опыт, совсем не обязательно реальны. В данном случае эротическая проблема – вторичный вопрос. Конечно, она связана с видениями; как вы знаете, они начались с такой проблемы, но причина была не в этом, это только симптоматика. Причина такого состояния может выходить далеко за рамки эротической проблемы.

Фрейд это понимал, и потому довел эротическую проблему до материнской груди или матки. Он ясно видел, что все начинается не в юности, есть пути, связи, ведущие в детство, и поэтому вынужден был предположить, что сексуальность – это нечто, существующее abovo [с самого начала – лат.] Это признание явилось следствием того факта, что он не мог не заметить, как эротические проблемы, эти большие проблемы жизни, начинаются уже в тумане доисторических времен. По моим представлениям, ошибка в том, что он все это называет сексуальным. Я абсолютно убежден, что гусеница ест свой лист со смаком, потому что он ей нравится, как мне доставляет удовольствие хороший ужин, и это не сексуальность, у гусеницы даже нет гениталий, это абсолютно бесполое существо, но она ест с видимым наслаждением. Так что я понимаю, что ребенок наслаждается грудью матери, ребенку это нравится, сосать ее доставляет огромное удовольствие, это искренние чувства. Так какого черта все должно быть сексуальным, если есть спазмы? У людей бывают спазмы от множества разных вещей, например, от налогового инспектора, но едва ли идея о гомосексуальном переносе на инспектора окажется общепринятой. Так что называйте вещи своими именами и не распространяйте такие концепции на области, в которых они не применимы.

Действительно, любой большой и основной конфликт имеет более или менее эротический аспект, он находит выражение и в этой сфере жизни. Но если бы люди были бесполыми, как гусеницы, эти большие проблемы все равно остались бы, только это была бы проблема не между анимусом и анимой, а скорее противоречие, как у осла, который умер от голода, не зная, какой из двух стогов сена есть – чудовищная проблема. Точно так же гусеница может метаться между двумя листьями или думать, что следовало съесть листок выше или ниже. Так что вся проблема выражается так: «Что она делает?» Она ест. Потому вся проблематика найдет выражение в акте приема пищи.

Поскольку у вас есть пол, проблема отразится и на сексуальности, но сексуальность – это форма, это не причина, и доказательство заключается в том, что прежде этой ее не существовало, она была не развита. Можно сказать, что все связано с едой; потому что первое, что выделаете – это сосете. Так что сексуальность будет просто ошибкой в еде, подавлением инстинкта приема пищи, а на самом деле вы просто хотите съесть женщину. Исторически это верно, и есть каннибалы, которые так и поступают – они проявляют сексуальность, поедая друзей и родственников.

Предположим, что человек с эротической проблемой подавляет ее существование, ведет себя, будто ее нет. Такое часто бывает, обычная истерия – типичный фрейдистский случай. Во-первых, нужно сказать таким людям, что не стоит придавать этому большое значение, потому что за всем этим стоит другая проблема. Видите ли, каждый раз, когда мимо дома проходит определенный джентльмен, проявляется симптом, и совершенно очевидно, что есть перенос на этого человека, и в результате подавления конфликта появляется истерия. Но если изучить фантазии таких людей, обнаружится, что они бесконечно далеки от всякой возможности эротического комплекса; у них розовые и белые фантазии, где все идеально, они как старые романы, их тошно слушать. Скоро они понимают, что со мной это не работает, и перестают.

Следующая возможность заключается в том, что они не подавляют эротическую проблему, а принимают ее, делают настоящей. Но это не значит, что они в теле; они могут осознать ее в 2500 г. н.э. или в 3000 г. до н.э., и не здесь, а на вершинах Гималаев, или вообще Бог знает где; они осознают ее как фантазию. Есть много людей – я могу даже назвать исторические фигуры – которые ходят как во сне; они живут не здесь и сейчас, а в исторической или мифологической сфере. Поразительно, сколько людей слегка отделены от себя; они не стоят ногами на земле, как говорится.

Так что в данном случае проблема не связана с эротическим аспектом, она связана со здесь и сейчас – что она собирается делать здесь и сейчас, столкнувшись с абсолютной реальностью? Заблуждением было бы задаваться вопросом, что человек собирается делать с определенным комплексом, потому что мы не можем справиться с одним комплексом с его же помощью; для этого нам нужно что-то другое, точно так же, как вы не можете обратить определенный энергичный процесс меньшей энергией, чем та, которой он уже обладает. Чтобы остановить падающий камень и поднять на прежний уровень, нужно приложить больше энергии, чем у него есть. Так что нельзя разрешить комплекс его же собственными возможностями; вам всегда нужна помощь, другая точка зрения, нечто снаружи, что выведет вас из него. Так что единственный вопрос заключается не в том, как вы решите определенную проблему, а что вы собираетесь делать сегодня и каким образом; что возможно здесь и сейчас? Это означает подход, основанный не на выборе, не на предчувствии, не на переборе комплексов, потому что все это рационализация.

Может быть только общий подход, верный для всех жизненных ситуаций. Если вы способны сделать то, что нужно сделать прямо сейчас и прямо здесь, вы готовы к чему угодно. Если вы задаетесь вопросом, как справиться с эротической проблемой, ну, возможно, вы ее решите, но тогда у вас не будет верного подхода к другим вещам; появится другая проблема, возможностей множество. Поскольку Фрейд вынужден был признать, что помимо эротической проблемы существует множество других, он был вынужден расширить определение сексуальности, сделать ее такой эластичной, что она годилась для любой возможности; так что след секса обнаруживался в самых неожиданных областях. След секса можно обнаружить так же, как любой другой след, например, вашего обеда. …

Проблему решает общий подход. Иначе мы пытаемся предсказать исход, сыграть в Бога и указать путь миру, и естественно, это ведет ко множеству ошибок и заблуждений; мы готовимся к проблемам, которые никогда не появятся, тратим невероятное количество энергии на пустые вероятности, и в это время упускаем то, что нужно сделать сейчас. Это заметно в практическом анализе, возможно, вы сами это переживали. Если вы перебираете бесконечно далекие от вас вероятности, то полностью упускаете настоящее и ведете себя глупо, потому что думаете Бог знает о чем, о том, что может быть, о том, что было, но не о том, что есть сейчас. Многие люди живут так, что никогда не сталкиваются с жизнью, они всегда в некоем сне, словно ничего не случилось. И, конечно же, чем больше человек жил вне жизни, тем больше он от нее защищается, выдумывая самые разные защитные механизмы, прекрасно описанные Адлером. Он концентрировался преимущественно на этой стороне, на выдумках, которые человек создает, чтобы чувствовать себя в безопасности; и это всегда защита от жизни, от здесь и сейчас, вместо того, чтобы отдаться вещам, как они есть. Находясь здесь и сейчас, вы справляетесь с ситуациями лучшим образом, говорите то, что нужно сказать, и делаете то, что нужно сделать.

Проблемой пациентки, таким образом, был этот размах. Нельзя сказать, что это неправильно, просто так случилось, ее занесло слишком далеко, она вышла за определенную грань, и сейчас должна вернуться, потому что жизнь должна стать реальной; и это никак не связано с сексуальной проблемой. Проблема в этих видениях, как я сказал, заключается в некой нереальности. Неважно, что вы переживает, ненастоящим можно быть везде. …

Красная пирамида

Итак, пациентка попала в круг камней, где земля голая и бесплодная, и она говорит:

Видение: Я все ходила кругами.

Что это значит?

Ответ: Circumambulatio.

Доктор Юнг: Да, это создание магического круга; кроме того, это созерцание, своего рода поклонение месту, словно оно священное, в буддизме священники обходят ступы по кругу, всегда по часовой стрелке. Потом она говорит:

Видение (продолжение): Наконец, я увидела, что в центре круга земля шевелится.

… То есть от circumambulation земля стала оплодотворилась, потому что таким образом объект поклонения наполняется силой фетиша, маной. Это все равно что потирание фетиша, который таким образом получает своего рода электрический заряд, и все, наполненное магической силой, начинает двигаться. Если смотреть на вещи достаточно долго, они начинают двигаться. Так что если вам нужна фантазия, но есть только один образ, скажем, только черная пантера, то если смотреть на нее достаточно долго, она начнет двигаться, потому что вы наполняете ее жизнью. Так развлекают себя дети. …

Видение (продолжение): Земля раскололась, и из нее медленно поднялась огромная красная пирамида.

Красная пирамида, поднимающаяся из земли, это, конечно, самая очевидная демонстрация такого символизма – circumambulation, созерцание или оплодотворение, и последующее рождение содержания. Это указание на что-то острое, идущее снизу, прорывающее кору земли и появляющееся на поверхности.

Видение (продолжение): Синие и белые лучи вырвались из нее вдоль земли и превратились в мрамор. Я стояла, пораженная. Потом подошла к пирамиде. Я увидела нож, с которого капала кровь.

Все эти вещи, связанные с кровью, всегда неприятны; она часто означает своего рода сентиментальность, жалость к себе или чему-то, представляющему сновидца. …

Вопрос: В вашем определении пребывания в теле как «здесь и сейчас» много путаницы. По-вашему, это осознание настоящего, пребывание «всецело здесь», ответственное поведение, в противоположность удивленному плаванию по реке жизни? Первобытные люди и животные, испытывающие поразительные переживания, будучи в теле, осознают настоящее в обычном смысле слова, но им недостает ответственной концентрации, которая придает значение и смысл этим переживаниям.

Доктор Юнг: Да, именно в этом то небольшое различие между осознанной жизнью и бессознательной! Думаю, вы сами ответили на свой вопрос, мне не справиться лучше. Животные и недоразвитые первобытные люди, конечно, здесь и сейчас и больше нигде, в той мере, в какой они обладают сознанием, достойным упоминания, но у них нет осознанности. Конечно, если есть сознание, есть и определенная осознанность, потому что сознание по сути и есть осознанность. Сознание – это не только conditiosinequanon осознания, это само осознание, потому что оно просто отражает здесь и сейчас. Так что первобытный человек полностью подвластен «здесь и сейчас», но в той мере, в какой он обладает некоторой силой воображения, в той мере, в какой его сознание не только отражает, но и творит, он создает возможность отклонения. Так что даже первобытный человек обладает поразительной способность сбегать из «здесь и сейчас», отрицать его. …

Поскольку сознание – это не только отражение, не только творение, в той мере, в какой это полная осознанность, оно должно обладать некоторой ответственностью; то есть, с ним должен быть связан определенный этос, определенное поведение. Невозможно что-то осознать без определенного подхода, на который можно ссылаться. Чтобы осознать что-то, нужны две точки, не только всевидящее око или абсолютно безразличная чаша, в которую, так сказать, вливается содержание мира. Эта чаша должна в некотором роде реагировать на содержания; она должна обладать своей точкой зрения, собственным подходом. Так что вы должны знать две вещи: саму вещь и ситуацию, а также себя в этой ситуации. Вы можете сформулировать или воспринять свое осознание, только если знаете свою роль, знаете, как на это реагировать.

Итак, поведение – это этическая проблема, потому что поведение всегда основано на некоем принципе; это выработанная точка зрения на поток происходящего. Видите ли, постоянное движение событий предполагает непрерывное, можно сказать, запутанное движение вашего поведения. Если вы следуете по длинной реке фактов или событий, то изменяетесь вместе с рекой, и у вас не может быть точки зрения. Но точка зрения означает поведение, и это этос, это моральный вопрос; конечно, не в смысле традиционной морали, это просто вопрос определенного подхода или принципа, без которого нельзя детально оценить ситуацию. Вы можете все тщательно обдумать, даже разнюхать все возможности ситуации; но вы все равно ее не оценили, не полностью, не хватает самого главного; это абсолютно аморальное осознание.

Это может быть эстетическое осознание, например, без погружения в происходящее, и крайне необходимо отнестись к этому ответственно. Без оценки ситуации вас просто в ней нет, вы точно так же можете быть неплохим фотоаппаратом.

Видите ли, вы и вправду ответили на свой вопрос. Естественно, когда вы сидите здесь и думаете о катании на лыжах, кино или супе, который готовится дома, вы не здесь и сейчас. И тот, кто ступает в анализ только одной ногой, очевидно, не осознает; как и тот, кто, протянув одну руку, говорит: «Вот все, что у меня есть», тогда как другая рука спрятана за спиной. Это не пребывание в ситуации, это не «здесь и сейчас»; это «здесь и там» или «сейчас и любое другое время».

Комментарий: Красная пирамида, синие и белые лучи означают цвета американского флага, что подчеркивает национальность пациентки, но он перевернут. На флаге синий означает небо, а красный, предположительно, кровь. Здесь красный и синий цвета поменялись местами. Воздушные духовные качества спускаются на землю и даже превращаются в мрамор, тогда как земля раскалывается и поднимается, но это может негативно. Это напоминает мне столп в черном городе, где фигурка Нептуна сказала ей: «С этим столпом ты потеряешь себя».

Доктор Юнг: Да, это хорошая параллель, такие вещи действительно проявляются в таких бессознательных творениях, как и в снах; часто встречаются самые поразительные смешения ассоциаций. Нет ничего неестественного в том, что в этом символе отражаются цвета американского флага. Всякий, старательно занимающийся структурой такого символизма, приходит к заключению, что он удовлетворительно объясняется, только когда отслежены все связи, даже те, которые кажутся совершенно невероятным. …

Например, если вас попросят осознано создать символ психологического феномена, который, скорее всего, произойдет, если вы вернетесь к обычной жизни в Америке, то вы начали бы с общей идеи, что крайне неудовлетворительно, и попытались бы строить обобщения, основываясь на ней. Вы бы сказали: «Если я вернусь к прежнему состоянию, есть возможность регрессии, я могу снова попасть под власть прежних вещей». Это, конечно, верно, но такое высказывание – лишь абстракция анализа и всего, чему вы научились в процессе. Это просто абстрактная эмпирическая идея. Основываясь на ней, вы начинаете строить обобщения и выдумываете образ человека, падающего в пасть змеи, или дракона, появляющегося из ниоткуда и пожирающего несчастную дрожащую жертву. Опять-таки, это крайне неудовлетворительно, потому что это миф о драконе, который вы вычитали в моих книгах, вы просто изображаете его подходящим символом, иероглифом; то есть, Фрейд назвал бы это символом, но это не символ, это просто знак, табличка, своего рода аллегория.

Видите ли, символ – это нечто невыразимо богатое, символ всегда появляется из полноты наличного психического материала, часть которого вам известна, часть – нет. Я совершенно не уверен, знала ли пациентка, на что указывала пирамида, скорее всего, нет, но бессознательное порождает любое количество материала, эти аллюзии выходят за рамки сознания; сознание не способно найти такие аналогии. Это как сон, который приносит самые поразительные аналогии с другого конца мира.

Конечно, всякий, не разбирающийся в этих вопросах, скажет, что ассоциация с американским флагом натянутая. Конечно, она натянутая, бессознательное безгранично и подпитывается неизвестно чем, нам не измерить пределы его чудес. Символ столь велик и богат, что сознания недостаточно, чтобы как-то сравняться с ним; нам не исчерпать его значений. Есть много древних символов, которые пережевываются вечно, и мы не можем быть уверены, что они не вернутся, столь же богатые смыслами и возможностями, как всегда. Кто вообще мог себе представить, что целая нация выберет себе свастику как национальную эмблему? Свастика вернулась полная смыслов, как раньше, она ничего не утратила, мы еще не покончили с этим символом. Мы думали: «О да, солнечное колесо, вихрь, существо с четырьмя ногами, бегущее по солнцу, платоническая монада или китайская монада императора Вильгельма». Но этим она не исчерпывается, она все еще полна сил. До конца наших дней мы не исчерпаем символизм креста, появляются смыслы, о которых мы и не думали. Если бы люди второго или третьего века послушали наши обсуждения символа креста, у них волосы встали бы дыбом. Для них он означал похожие вещи, но мы нашли то, о чем они и представления не имели, и если мы думаем, что исчерпали его символизм, это заблуждение, люди в будущем найдут такие значения, которым мы бы изумились. Так что я склоняюсь к тому, чтобы признать упомянутую вами возможность; вполне возможно, что подразумеваются и американские цвета.

Конечно, невозможно доказать это в обычном смысле при помощи некоего метода, который докажет абсолютную неуязвимость интерпретации. Но есть подтверждение метода при помощи результатов. Если применить его к материалу, то вы получите нечто осязаемое и осмысленное. Если интерпретация бессмысленна, то результат будет абсурдным, horsconcours. Но напротив, результат, к которому мы приходим, это довольно разумное понимание того, что происходит, и если применить то, что вам известно из других случаев, гипотеза оказывается уместно; вы можете понимать и объяснять вещи, которые раньше от вас ускользали.

Это как графология или анализ характера по линиям на руке. Вы не можете этого доказать, но человек опытный в этих вопросах расскажет вам поразительные вещи. То же самое с астрологией, сейчас абсолютно невозможно создать метод, который докажет хоть один факт в астрологии, но стоит вам начать достаточно долго пользоваться одним тестом, и вы многое узнаете. Это своего рода интуитивное знание, которые просто не следует обычным правилам естественной науки. Однако, вполне возможно, что в будущем мы сможем изобрести сложные методы, которые позволят добиться уверенности.

Однажды я упоминал здесь исследование одного француза, который классифицировал дни рождения умственно продвинутых людей. В разделении зодиака на двенадцать знаков, двенадцать созвездий, три знака, Весы, Водолей и Близнецы, находятся в таком положении, что образуют равносторонний треугольник, называемый воздушным тригоном, потому что эти три знака обладают качествами воздуха. Этот человек расположил дни рождения десяти тысяч известных умов на зодиакальном круге, расставляя точки, и обнаружил огромное скопление этих точек вокруг трех знаков на углах треугольника, статистически доказав, что умственно развитые люди предпочтительно оказываются в воздушном тригоне. Конечно, множество оказалось между ними, но если изучить эти случаи дальше, то вполне может оказаться, что, например, луна или восходящий знак окажутся где-то в воздушном тригоне. Это в некотором роде подтверждает его теорию, конечно, с большой вероятностью ошибки. Вам вполне может попасться тот, кто не вписывается в эту схему, и где тогда это подтверждение? Конечно, можно сказать, что исключения подтверждают правило, но в таких вопросах люди ужасно нетерпеливы.

Итак, это ведет нас прямо к обсуждению пирамиды. Почему это пирамида?

Комментарий: Я пытался сравнить ее со столпом в черном городе в прошлом видении; она пришла к нему, потому что отказалась войти в женский пруд в белом городе. Столп был фаллическим символом, и мне казалось, что это может быть аналогией.

Доктор Юнг: Ну, здесь есть определенные законы отражения и компенсации. Пруд – это пустая форма, своего рода кубок или чаша, а столп стоит вертикально, он пронзает, как пронзает пирамида, это противоположность пруду. Так что здесь есть позитивное и негативное, пирамида здесь мужская, а пруд женский. Символизм Святого Грааля – это женский символ, например; он как атрибуты Марии в литании Пресвятой Деве Марии: Vas insigne devotionis [Святыня глубокой набожности – лат.], что означает драгоценный сосуд набожности; она как чаша или кубок, который она предлагает или в который принимает.

Эта пирамида, неожиданно появляющаяся из земли, обладает мужским аспектом ян, и потому ее можно сравнить со столпом, как и обелиск – это тоже пирамидальная структура, только сильно вытянутая, с маленькой пирамидкой на вершине. Так что у них похожий смысл.

Пирамиды определенно что-то символизируют. Люди много удивлялись, зачем древние египтяне нагромождали эти камни – довольно затратное дело; пирамида Хеопса 143 метра высотой, около 529 футов, и размер блоков просто невероятный. И эта пирамида тоже должна что-то символизировать, мы должны понять ее смысл. Видите ли, наша пациентка сама по себе. В каком состоянии ума она будет находится, будучи предоставлена сама себе? Когда нет анимуса и Самости, что остается?

Ответ: Эго.

Доктор Юнг: Да, только эго, обнаженное эго, а оно ограниченное и очень пугливое. Она идет вниз, потому что была высоко в воздухе; теперь происходит спуск в Америку, и по мере приближения к земле эта пирамида приносит американские цвета. На что это указывает? Зачем они строили пирамиды?

Ответ: Это были памятники древних царей.

Доктор Юнг: Да, это были погребальные курганы. ... Кем были цари в Египте психологически? В чем их особенность?

Ответ: Они были богами.

Доктор Юнг: Да, в Египте множество храмов, в которых можно найти так называемый родильный чертог, на стенах которого изображено божественное творение, порождение царя как бога. Вероятно, оно повторялось в магической церемонии. Ведь царь – это дважды рожденный. Сначала его зачинает отец, потом рожает и выхаживает земная мать; но в то же время его зачинает бог, вынашивает и рожает богиня, и рождается как бог. Он наделяется жизнью бога. Так что фараон по сути был богом-человеком, высшим человеком, и потому что он представлял из себя психологически?

Ответ: Индивидуацию.

Доктор Юнг: Да, он был символом индивидуации, он представлял высшего божественного человека, равного Осирису; его бессмертная сущность называлась Осирисом царя. В ранние времена считалось, что только у царя есть Осирис, но в последующие века египетской истории, скажем, в последнем тысячелетии, принцы и выдающиеся люди из благородного сословия, тоже имели души. Они стали высшими людьми и тоже имели Осирисов, и наконец, в период Птолемеев каждый мистер Джонс или Смит, получил своего Осириса; они были демократическими и подобным царю. Это было время, когда на поверхность вышли мистерии, и вскоре пришло христианство и сформулировало это учение. Подлинными предшественниками Христа был, конечно, царь Египта, фараон.

Таким образом, пирамида – это символ метафизического значения царя, то есть царя как высшего человека, индивидуума, Самости нации. Ведь древняя нация отождествлялась с царем; царь был кульминацией и представителем нации. Такая психология все еще сохраняется; в газетах вы можете прочитать, что Адольф Гитлер – это Германия, а Германия – это Адольф Гитлер. Египет – это фараон, а фараон – это Египет. Царь – это высший человек и представитель всей нации, и нет высшего человека на индивидуальном плане.

Замечание: Как Луи XIV.

Доктор Юнг: Да, он был божественной Самостью всей Франции. Видите ли, такая психология архетипична, что объясняет пределы, до которых народ может проецировать идею индивидуальной Самости на идеал. В христианской церкви индивидуальная Самость проецировалась на Христа. И это продолжается вполне наглядно. Психология Оксфордского движения, идея наставления и подчинения, во многом схожа; Христос дает наставление и знание. Он откуда-то его получил, мы не знаем, откуда, но называем это бессознательным, чтобы не давать имени, не строить предрассудки. И, конечно, голос бессознательного – это Самость. Если достаточно осторожно следовать голосу бессознательного, то в конце концов вы окажетесь именно там, где должны быть.

... Эта проекция Самости относится к психологии древних времен, когда вождь или царь представлял целую нацию и вынужден был страдать или умереть за народ. Есть другой древний обряд, игравший определенную роль в истории Христа. Это во многом легенда, конечно, но легенды столь правдивы, что часто буквально повторяются в реальности; подлинные события подобны легендам. Как вы помните, узник Варавва был выпущен вместо Христа, тогда как его распяли, что соответствовало древнему вавилонскому обычаю, согласно которому каждый год выпускали преступника и давали свободно бежать из города; он мог красть все, что хотел, но должен был убраться до заката, оказаться далеко от города, потому что если бы его поймали в городе, то казнили бы. Это были следы древнего мифа о боге-царе с тех времен, когда царь сменялся каждый год: если год был хороший, он подтверждал свой статус бога-царя, а если год был плохой, то его подвергали смерти. Он, как считалось, испускал ману плодородия, которая улучшала урожай, плодородие скота и так далее.

Идея царя как высшего человека воспринималась очень буквально: на древних монументах он изображался в несколько раз больше и выше, чем его подданные. А поскольку его погребальный курган должен был выражать значимость, они выбрали пирамиду, которая является совершенной математической формой. Но насколько пирамида значима как символ высшего человека? ...

Ответ: Четыре стороны равны, каждая сходится в точку. Я бы назвал ее творческой точкой. Или это индивидуация.

Доктор Юнг: Конечно, это мандала, символ индивидуации, четыре функции, которые сходятся в единство осознанности. Это гора, с которой истекают четыре реки, или индивидуум на кресте, с которого истекают потоки благодати, как агнец книги Откровения на холме в центре квадратного города, четыре реки или источника творения, исходящие из единого. Все это символы совершенного или высшего человека.

Тот же символизм, пирамиды или ступы, сходящиеся в одной точке, появляется на тибетских мандалах, которые помогают концентрации или созерцанию, помогающие mystei достигнуть единства с Богом; он сам становится Богом. Буддистский храм Борабудур на Яве имеет ту же форму. Из огромного квадратного основания завиваются спирали выгравированных на стенах сцен из жизней Будды, которые дают вам понять, что вы проходите те же стадии, что и Будда, пока не достигают вершины, состоящей из последовательности ступ; и на высшей точке находится одна ступа той же пирамидальной формы. Здесь человек полностью отождествляется с господом Буддой. Это как средневековая христианская идея об остановках креста на пути к часовне на вершине холма – вы созерцаете страдания Христа и обретаете понимание пути страстей, via dolorosa.

Итак, эта пирамида в видениях в свете приведенных примеров предполагает погребальный монумент. Кто там погребен?

Ответ: Анимус.

Предположение: А это не другая форма исчезнувшей Самости? Это не может быть мужская сторона, погребенная внутри монумента и теперь поднимающаяся?

Доктор Юнг: Точно. Видите ли, Самость во внутреннем осознании пациентки – это высшая женщина, мана-личность. Теперь она исчезла, и мы не знаем, куда, а вместо нее из земли вырывается пирамида, означающая погребенного царя – внешний атрибут царя. Как говорят, у сфинкса было лицо царя, построившего первую великую пирамиду, и эта пирамида сама по себе – символ царя. В то время, вероятно, это обосновывалось совершенно иным ее аспектом. Сегодня она как огромная лестница, потому что ее поверхность разрушилась, но верхушка пирамиды сохранилась нетронутой в музее Каира, она гладкая, отлично отполированная. Когда египетское солнце сияло на эту невероятно большую поверхность, должно быть, она отражала яркий свет, была своего рода маяком, кидающим свои лучи на половину Египта, действительно потрясающее зрелище. Так что пирамида была живым и видимым богом, это был видимый сын солнца, Ра, солнце, переродившееся в бога на земле, сияющее в двух землях.

Пирамида, появляющаяся здесь – это определенно эквивалент исчезнувшей Самости, теперь это Самость в земной форме, внутреннее откровение погребенной Самости, и то, что было женским, стало мужским. Это необычная трансформация, потому что она прошла через землю призраков, мир бессознательного, в мир живых, где она в некотором роде собственное отражение, но компенсаторное, полная противоположность. Она стала чем-то вроде пирамиды, словно тело Самости, если у Самости есть тело, не человеческое, а целая пирамида. Точно так же тело Христа – его церковь, и это погребальный монумент; Христос буквально погребен в церкви. ...

Теперь мы подходим к практическому вопросу: каков психологический эквивалент такой необычной трансформации в бессознательном? Знаете, пациентка не имеет обо всем этом ни малейшего представления; потому процесс столь чист, без всякой примеси понимания. Тем не менее, он представляет то, что происходит внутри нее, и тут не обойтись без некоторого влияния. Каким будет возможное влияние такого события?

Предположение: Некая стабилизация ее чувств?

Доктор Юнг: Я в этом не уверен. Мы должны придерживаться простоты. Когда я помещаю перед первобытным человеком некую форму, он инстинктивно знает или не знает. Он чувствует влияние вне пределов его понимания, или же влияние, согласующееся с очевидной природой вещей. Если я помещу перед ним жидкость, конечно, понимая, что это магическая процедура, целительная церемония, для него это может значит что-то вроде этого: оно обладает природой воды, утоляет жажду, движется как вода, порождает воду. Так что если он страдает от водянки, вода окажет на него магическое воздействие, освободит его тело от воды. Или если земля страдает от засухи, я возьму чашу молока и вылью ее на пол, что для него предполагает дождь. Или я буду подражать свисту ветра и звуку капель дождя, и он предположит соответствующий эффект – пойдет дождь.

В Индии, согласно свидетельству Ригведы, жрецы пели лягушачьи песни во время засухи как заклинание дождя; когда поет лягушка, это значит, что пойдет дождь, так что когда жрецы пели, шел дождь. Так работает первобытный ум. Так что если я покажу ему пирамиду, вырывающуюся из земли, он скажет: «О, это что-то поднимающееся, это деятельность, мощный подъем», и она будет для него означать твердость и силу, потому что он не может не заметить тех качеств, которые я выдвинул. Если я дам ему крылья орла как оберег, это для того, чтобы он был быстрым, как орел, потому что он царь или великий вождь. Если я дам ему зуб или гриву льва, он может иметь силу льва; я сообщаю ему силу, давая то, что ее содержит. Потому индейцы поедали сердца врагов или их мозги, чтобы обрести либо отвагу врага, содержащуюся в сердце, или его хитрость, которая в голове.

Пирамида предполагает пронизывание. Она появляется, пронзая землю, проталкиваясь, словно пациентка была погребена. Потеряв Самость, она потеряла все; от нее осталась оболочка, корка, только эго-сознание, крайне слабо и беспомощное. Так что ей нужно что-то с собой сделать, чтобы появиться.

Видите ли, если у вас нет ничего, кроме эго-сознания, первым делом вы купите новую пару туфель и целый шкаф одежды, чтобы выглядеть как джентльмен, чтобы все смотрели и думали: «Ну разве он не замечательный человек?» Как только это возможно, вы покупаете персону, потому что ничего другого у вас нет. Так что это символизирует ее прорыв из земли в мир сознания. Она все время шла вниз, но это мираж; видите ли, путь вниз может быть подъемом, а подъем – это просто иной способ сойти вниз. ...

Наши партнеры Баннеры


Рекомендуем:
http://maap.ru/ – МААП – Московская Ассоциация Аналитической Психологии
http://www.olgakondratova.ru/ – Ольга Владимировна Кондратова – Юнгианский аналитик
http://thelema.ru/ – Учебный Колледж Телема-93
http://thelema.su/ – Телема в Калининграде
http://oto.ru/ – ОТО Ложа Убежище Пана
http://invertedtree.ucoz.ru/ – Inverted Tree – Эзотерическое сообщество
http://samopoznanie.ru/ – Самопознание.ру – Путеводитель по тренингам
http://magic-kniga.ru/ – Magic-Kniga – гипермаркет эзотерики
http://katab.asia/ – Katab.asia – Эзотерритория психоккультуры – интернет издание
https://www.mfmt.ru/ – Международный фестиваль мастеров Таро
http://www.radarain.ru/triumfitaro
http://www.agoraconf.ru - Междисциплинарная конференция "Агора"
классические баннеры...
   счётчики