Понедельник, 07 сентября 2015 11:06

Карл Юнг Письма 1934года

Карл Юнг

Письма 1934года

Дж. Аллену Гилберту, 8 января 1934 г.

[Оригинал на английском]

Мой дорогой Гилберт,

Я только что закончил чтение вашей рукописи[1] от первой до последней буквы. Скажу вам откровенно, получил большое наслаждение. Это самое дикое нападение на интеллект. Возводя и вновь разрушая – что, в конце концов, случилось? О, я согласен с вами, интеллект – это великий волшебник: он даже может заставить исчезнуть сам себя. Главы о психологии, религии и философии великолепны. Немного личной биографии в социологической главе невероятно уместно. Думаю, вы понравились им за искренность.

Но я бы сказал, что вы стали бы идеальной моделью нациста, будь вы в Германии, где они собираются кастрировать 400000 человек. Это вы называете ударом? Так какого черта вы по-прежнему так умны? Ваша критика крайне логична и интеллектуальна, не менее, чем честное признание того, что относится к области интеллекта, а что нет. Вы нигде не задаете своему интеллекту трепки, не облапошиваете его, не изворачиваетесь, не придаете ему форму, не обманываете и все остальное, что жизнь вытворяет с нами так часто. Вы были самым искренним интеллектуалом. Уж конечно вы не дадите этому ленивому нищему умереть от голода, не так ли? Нет, вы накормите его, а завтра пнете под зад. Такова жизнь, не так ли? Ему это было суждено, ведь иначе никакого зада у него не появилось бы. Жизнь чудесно непоследовательна. Она даже требует симпатии от старого доброго шута Интеллекта. Разве этот создатель наслаждений[2] не самый полезный инструмент жизни в ее попытках заставить человеческий ум поверить в так называемую реальность? Разве не замечательно, что это вы такой тяжелый случай для интеллекта? Вы сидите перед микроскопом и видите его как нечто очень черное. Не хотите сказать, что черное – это вы? Я бы так и сказал.

Простите, что заставил вас ждать так долго, но я хотел дочитать вашу книгу. И она принесла мне глубокое удовольствие.

Сердечно ваш, К.Г. Юнг

1. Рукопись не была опубликована. Предполагаемым названием было “The Curse of the Intellect”, и Юнг написал введение, теперь в CW 18.

2. Ср. Михаэлис, 20 янв. 39 г.

Поулу Бьерру, 22 января 1934 г.

Дорогой коллега,

Я бы хотел выразить благодарность за вашу готовность принять участие в реорганизации Медицинского общества психотерапевтов. Я рад, что вы хотите помочь.

В данный момент нас больше всего заботит организация Международного общества. Как вы знаете, политические перемены в Германии вынудили немецкое Общество образовать национальную группу под властью лидера. Эта группа должна быть согласованной со строжайшими политическими директивами, что вы прекрасно понимаете. Ее существование было бы невозможно без абсолютного подчинения национал-социалистам. Потому я советовал немцам подчиниться без колебаний, потому что важнее всего, чтобы психотерапия в Германии, которой угрожает смертельная опасность, сохранилась в превратностях времени. Потому я также вошел в контакт с ведущими кругами, чтобы сделать все возможное для продолжения существования и признания психотерапии. Все немецкие организации теперь под единым управлением профессора Геринга в Эльберфельде. Он ответственный руководитель.

Ввиду того, что основание национальной группы оказалось под влиянием особой политической ситуации, международное отделение Общества вынуждено было в свою очередь образовать национальные группы, установив организацию, которая поглотила немецкую группу. При помощи этой организации я пытаюсь помешать отдельным политическим течениям в немецкой группе, которая по численности сильнейшая, выплеснуться на все Общество. Этого боятся многие иностранцы, особенно евреи, которых, как вы знаете, очень много. Если нам удастся организовать некоторые национальные группы в нейтральных странах, это будет противовесом, и в то же время даст немцам необходимую возможность установить связь с внешним миром в нынешней духовной изоляции. Эта связь важна для непрерывного развития психотерапии в Германии, поскольку сейчас она еще сильнее изолирована, чем во время войны.

Буду благодарен вам, если вы возьметесь образовать в Швеции национальную группу, которая стала бы членом Международного Общества. Для отдельных членов общества будет достаточно объявить о вступлении в это Общество. Естественно, вы вольны организовать свою группу таким образом, чтобы она проводила местные собрания в самой Швеции, хотя это не обязательно. Доктор У. Симбел – генеральный секретарь всего Общества, и я бы попросил вас связаться с ним по вопросу членских взносов и подписки на Zentralblatt. Вероятно, у вас будет возможность обсудить льготные условия для подписчиков.

Далее, я бы хотел сказать вам, что буду благодарен, если вы подтвердите свое сотрудничество с Zentralblatt. В настоящий момент важнее всего, чтобы вы лично или через своих сотрудников сообщали о новых публикациях психотерапевтической направленности посредством обзоров. Мы также будем благодарны за оригинальные работы. Материалы для Zentralblatt следует отправлять генеральному секретарю доктору Симбелу. С приветствиями коллеге,

Искренне ваш, К. Г. Юнг

P.S. Я только что получил известия из Копенгагена, что датская национальная группа под руководством доктора Пауля Рейтера, больница св. Ганса, возле Роскильде, была образована под названием “Selskab for Psykoterapi” [Общество психотерапевтов].

□ M.D. (1876-1964), немецкий психотерапевт. Его попытка образовать шведскую группу в то время провалилась. Однако, это удалось ему в 1936 г. (ср. Бьерр, 8 мая 36 г.)

Альфонсу Медеру, 22 января 1934 г.

Дорогой друг,

Я пишу вам об организации швейцарской национальной группы[1] в Генеральном медицинском обществе психотерапии. Вследствие революционных изменений в Германии немцы были вынуждены образовать национальную группу с «лидером» во главе. Эта группа должна присягнуть в верности национал-социалистам и обязана строго следовать политическому курсу. Лидер – это профессор доктор М. Г. Геринг (Platzhoffstr. 26, Wupertal-Elberfeld). Ввиду ухода в отставку профессора Клетшмера, для которого все стало слишком «сложно», я был перемещен с должности вице-президента на должность президента. Я бы никогда не принял этого сомнительного удовольствия, если бы немцы не настаивали на том, чтобы иметь иностранного президента в Международном Обществе. Генеральный секретарь – доктор У. Симбел (Allee 87, Altona).

В сущности, вопрос в том, кто возьмет на себя инициативу и соберет врачей в Швейцарии, заинтересованных в психотерапии, чтобы они присоединились к Генеральному Медицинскому Обществу Психотерапевтов. В настоящий момент нужна только вольная организация национальной группы. Конечно, желательно, чтобы эта группа проводила одно или два собрания в год, хотя необходимости в этом нет, поскольку Международное Общество тоже будет собираться только раз в год. Я буду очень благодарен, если вы организуете эту национальную группу и возьмете на себя роль президента.

Я веду схожие переговоры с Бьерром в Стокгольме. Голландцы хотят подождать и посмотреть, как сложатся дела в других странах. Я убежден, что если бы такие группы были сформированы в Швеции и Швейцарии, Голландия согласится работать в том же направлении. В настоящих политических условиях, вероятно, не удастся ничего сделать в Австрии, более того, все практикующие там психотерапевты – евреи. Похоже, многие люди боятся продолжаться работать с Германией из-за нынешнего режима. Но у немцев, как я знаю по опыту, все наоборот. Профессор Геринг сам писал мне, что иностранцы должны высказывать психотерапевтическую точку зрения о ситуации в Германии. Положению немецкой науки не позавидуешь. Потому я думаю, что для внешних нейтральных людей важно дать ей возможность международных связей, создав в качестве основы более широкую организацию. Германия духовно более отрезана от внешнего мира, чем во время войны, и потому особенно нуждается в духовных контактах.

Я не хочу вмешиваться в практические решения. Я только скажу вам, что думаю о них. Основание группы можно осуществить при помощи циркулярного письма[2], которое нужно только подписать. Членские взносы следует держать низкими, поскольку мы не связаны немецкими установлениями. Тем не менее, хорошо было бы вам связаться с доктором Симбелом и получить от него дальнейшую информацию. Что касается подписки на Zentralblatt, более выгодные условия можно получить, если совершать подписку крупными партиями.

Если вам что-то неясно, я готов предоставить вам больше информации. В личной встрече сейчас, вероятно, нет необходимости.

Благодарю вас за присланные вами оттиски, один из которых я уже знал.

С дружескими приветствиями, Юнг

1. Группа была основана в янв. 1935 г. комитетом, состоявшим, среди прочих, из Юнга, К. фон Сюри, К.А. Мейера, К. Бинсвангера и Дж. А. Фарнера. Медер не принял участия в организации. Группы называлась “Schweizerische Gesellschaft für praktische Psychologie”.

2. По всей вероятности, это письмо, которое было вложено отдельным листом в Zentralblatt, VII:6 (дек. 1934 г.) Ср. CW 10, Appendix, “Circular Letter”, pars. 1035f.

Б. Бауру, 29 января 1934 г.

Дорогой доктор Баур,

Благодарю вас за сведения. Что касается спора о прецессии,[1] нет возражений против верности астрологии, только против примитивной теории о том, что звезды сами излучают некие эффекты. Согласно аргументу прецессии, человек, родившийся ныне в 1 Овна, когда Овен якобы поднялся на градус над восточным горизонтом, на самом деле рождается в 1 Рыб. Тайные силы солнца в 1 Овна. Например, Луна в 7 рака, Венера и Юпитер в схожих позициях, астрономически это неправильно, и потому нельзя делать вывода из этих чисто кажущихся, произвольно закрепленных положений. Шоснар прав, когда говорит: “Le belier reste toujours a la 12e partie du zodiaque”[2] и т.д., очевидно, имея в виду, что «Солнце в Овне» - это не астрономическое положение, а указание времени. Это «весеннее время», в которое действуют активные силы вне зависимости от реального астрономического положения Солнца на Зодиаке. Через несколько тысяч лет, когда мы будем говорить, что это время Овна, Солнце в действительности будет в Козероге, знаке глубокой зимы, хотя весна от этого своих сил не растеряет.

Тот факт, что астрология, тем не менее, дает верные результаты, доказывает, что действуют не мнимые положения звезд, а скорее время, измеряемое и определяемое по произвольно обозначенным положениям звезд. Таким образом, время оказывается потоком энергии, наполненной качествами, а не абстрактной концепцией или предусловием знания, как утверждает наша философия.

Верность результатов оракула И-Цзин указывает на тот же занимательный факт. Тщательное исследование бессознательного показывает, что в нем есть особое совпадение со временем, и по этой причине древние могли проецировать последовательность бессознательно воспринятых внутренних содержаний на внешние астрономические определения времени. На этом основывается связь психических событий с временными детерминантами. Так что тут дело не в косвенной связи, как предполагаете вы, а в прямой. Соединения, противостояния и т.д. ни в коей мере не затрагиваются тем фактом, что мы произвольно обозначаем 1 Рыб как 1 Овна.

С наилучшими пожеланиями,

Искренне ваш, К.Г. Юнг

□ Цюрих.

1. Прецессия равноденствий (предположительно обнаруженная греческим астрономом Гиппархом, род. ок. 190 г. до н.э.) – это медленное перемещение на запад точки равноденствия в плоскости эклиптики, вызванное коническим движением земной оси; полное обращение занимает примерно 26000 лет, называемые «платоническим годом». Вследствие этого весеннее равноденствие движется по часовой стрелке по двенадцати зодиакальным знакам, прецессия через каждый из них занимает около 2000 лет, «платонический месяц». Таким образом, в начале нашей эры весеннее равноденствие вошло в знак Рыб, а теперь перемещается к Водолею. Астрология в своих гороскопических расчетах не принимает в расчет прецессию, основываясь на весеннем равноденствии, закрепленном Гиппархом в 0° Овна. Это расхождение служит основным возражением против астрологии (ср. Корти, 12 сент. 29, прим. 3).

2. Paul Flambart (=Поль Шоснар), Preuves et bases de l’astrologie scientifique (2nd edn., 1921), p. 162: “...aujourd’hui comme dans l’antiquite on pent appeler Bélier la douzieme partie du zodiaque que traverse le soleil aussitot apres l’equinoxe de printemps”.

Ольге Фрёбе-Каптейн, 20 января 1934 г.

Дорогая фрау Фрёбе,

Вижу, что программа – настоящее сокровище, которое точно в высшей степени удовлетворит вашу публику. Потому я нахожу лишним добавлять еще лекций. Я бы хотел выделить место для синологов и индологов, оставив психологию на фоне как сложный и непривлекательный предмет для людей, увлекающихся Азией, предмет, которым никто не станет заниматься без необходимости. Но психология в строгом смысле слова связана с практическим использованием И Цзин. Чтобы с пользой насладиться И Цзин, нужно иметь глубокое психологическое понимание. Однако, слишком большой объем восточного знания подменяет непосредственный опыт и потому встает на пути психологии. Тем не менее, вполне понятно, что люди сначала пробуют все исхоженные пути, прежде чем решат ступить на никем не пройденный путь.

По этим причинам я решил держать психологические вопросы в стороне. Потому я хотел бы на вашем собрании остаться внимательным слушателем.[1]

Искренне ваш, К.Г. Юнг

□ (1881-1962), нидерландского происхождения; основатель ежегодных встреч Эранос в Асконе,Швецария, на которой международная группа исследователей выступала с лекциями и обменивалась мнениями. Первая встреча прошла в августе 1933 г., и Юнг представил на ней лекцию “Zur Empirie des Individuationprozesses” (пересмотрена и расширена как “A Study in the Process of Individuation”, CW 9, i). До 1951 г. он был частым лектором и духовным центром собраний. Лекции публиковались ежегодно в Eranos Jahrbücher (ср. Хауэр, 14 нояб. 32 г., прим. 1). Подборка на английском была опубликована под эгидой Bollingen Foundation (6 томов, 1954-1968 гг.).

1. На самом деле, Юнг прочитал на этом собрании лекцию о “The Archetypes of the Collective Unconsciousness”, CW 9, i.

Эриху Нойманну, 29 января 1934 г.

Дорогой коллега,

Вполне возможно, что к вам обратится доктор Х. Он страстно желает терапии, нуждается в ней, потому что он весь представляет из себя интеллектуальное свечение, неприкаянное блуждающее по миру. Он может оказаться небезынтересным, но денежной выгоды тут не получишь. С наилучшими пожеланиями,

Искренне ваш, К.Г. Юнг

□ M.D., Ph.D. (1905-1965), жил в Германии, позже эмигрировал в Израиль. Среди его работ Происхождение и история сознания (ориг. 1949 г.), Амур и Психея (ориг. 1952 г.), Архетипический мир Генри Мура (1959), Великая Мать (1955), Искусство и творческое бессознательное (ориг. 1954), Глубинная психология и новая этика (1969), Ребенок (ориг. 1963 г.) и публикации в Eranos Jahrbücher XVI/XXIX.

Бернхарду Бауру-Селио, 30 января 1934 г.

Не могу оставить ваш «вопрос о совести» без ответа. Очевидно, я говорю только о том, что знаю и что можно подтвердить. Я не хочу путать чужие умы своими субъективными догадками. У меня есть переживания, остающиеся, так сказать, «невыразимыми», «тайными», потому что их нельзя адекватно пересказать и потому что никто не может их понять (не знаю, понял ли их я сам хоть приблизительно), «опасные», потому что 99% людей объявят меня сумасшедшим, услышав от меня эти вещи, «катастрофические», потому что предрассудки, которые породит их пересказ, преградят другим людям путь к живой и чудесной тайне, «табуированные», потому что они в άδυτον,[1] защищенные δεισιδαιμονια[2], как прекрасно описал Гете:

Круча над кручею,

Чаща дремучая

С пнями, корягами,

Мхами, оврагами.

Воды - живители

Пустынножителей.

Львы к ним у пропасти

Ластятся с кротостью,

Чтя сокровенное

Место священное.[3]

Уже сказано слишком много – моя публика может быть фатально заражена подозрительностью к «поэтической вольности» - самой болезненной абстракции!

Может ли человек сказать «верую», будучи погружен в свой опыт, πιστευων οραματι δεινω[4], когда знает, насколько избыточна «вера», когда он более, чем просто «знает», когда опыт прижал его к стене?

Я не хочу соблазнить никого в веру и тем отнять у человека опыт. Мне нужно все мое умственное и физическое здоровье, чтобы выдержать то, что люди называют «миром», так что я не люблю подстегивать свои переживания. Но скажу вам одно: исследование бессознательного поистине открыло древнейший, вечный путь посвящения. Теория Фрейда – это апотропная попытка заблокировать и защитить себя от угроз «длинного пути»; только «рыцарь» решается на “la queste” и “aventiure”. Ничто не исчезает навечно – вот ужасающее открытие, которое делает каждый, открывший этот портал. Но первобытный страх так велик, что мир благодарен Фрейду за «научное» доказательство (что за научный кошмар!), что за этим ничего не стоит. Теперь я не просто «верую», но самым мучительным образом пережил, что эта дверь, крайне неприметный черный ход на такую же неприметную тропку – узкую и едва различимую, потому что мало кто ступал на нее, – ведет к тайне преображения и перерождения.

Intrate per angustam portam.

Quia lata porta et spatiosa via est,

quae ducit ad perditionem,

Et multi sunt qui intrant per earn.

Quam angusta porta et areta via est,

quae ducit ad vitam,

Et pauci sunt qui inveniunt earn!

Attendite a falsis prophetis qui veniunt

ad vos in vestimentis ovium —

intrinsecus autem sunt lupi rapaces.[5]

Теперь вы понимаете, почему я предпочитаю говорить «scio» [знаю – лат.], а не «credo» [верую – лат.] – потому что не хочу вести себя загадочно. Но если бы я говорил о подлинной живой тайне, это неизбежно выглядело бы загадочно. Когда человек говорит о подлинной тайне, он выглядит загадочно. Потому лучше не говорить о ней, чтобы избежать дурных и смущающих взглядов. Как и вся настоящая жизнь, это путешествие между Сциллой и Харибдой.

1. Священная (нуминозная) область, святилище.

2. Страх богов (или демонов).

3. Фауст, II, акт 5, последняя сцена.

4. «Верой отдаваясь ужасающему лику».

5. Мф. 7:13-15 (Вульгата).

Анониму, 5 февраля 1934 г.

Дорогой доктор N.,

Думаю, вы вполне согласитесь, что разобрать всю вашу психическую ситуацию в одном письме невозможно. Мало что что можно сказать вам в ответ. Прежде всего, вы должны ясно понять, что раскрытие бессознательного, происходящее в анализе, лишь начало путешествия, которое нельзя остановить, а можно только довести до конца. За рационализациями теории Фрейда скрываются факты, которые нужно понять. Тщетно пытаться обесценить их знаменитой формулой «всего лишь».[1] Если в исключительных случаях внутренние требования можно свети к безмолвию, люди что-то утратили и расплачиваются за внешнее спокойствие внутренней сухостью. Иррациональные факторы, проявляющиеся косвенно как «комплексы инцеста» и «инфантильные фантазии» и т.д. допускают довольно разные интерпретации. Это психические силы, которые другие эпохи и культуры рассматривали в ином свете. Чтобы пережить эту другую сторону, нужно иметь мужество не рационализировать требования бессознательного, а принять их всерьез. Здесь в двух словах сказано очень много, может быть, даже слишком. Не знаю, знакомы ли вы с моим эссе «Отношения между эго и бессознательным». Там вы найдете прояснение тех вопросов, которые я затронул здесь.

Фобия психоза – это всегда признак того, что накапливаются иррациональные психические факторы и нуждаются в ассимиляции. Как вы верно заметили, есть опасность, что кажущееся единство сознания распадется на пары противоположностей. Эта проблема обсуждалась в Психологических типах, в главах о Шиллере и Шпиттелере. Бессознательное хочет вынудить вас на серьезную конфронтацию с очевидным намерением защитить свое положение от установки сознания. Бессознательное – это совсем не пустой мешок, в котором собираются отбросы сознания, как кажется Фрейду; это другая половина живой психики. Более того, это психическое отражение целого мира. Погрузившись в эти проблемы, вы скоро заметите, что наше эго находится между двумя противоположными мирами – так называемым внешним миром, доступным для чувств, и бессознательный психическим слоем, который позволяет вообще воспринимать мир. Этот психический слой с необходимостью должен отличаться от так называемого внешнего мира, иначе не было бы возможности его воспринимать, потому что подобное не распознает подобное.

Психически вы, так сказать, прямо столкнулись с осознанием коллективного бессознательного. В этом процессе заимствованное знание поможет только косвенно, т.е. только тогда, когда вы сделали столкновение с собственным бессознательным частью глубоко пережитого опыта. Сомневаюсь, сможете ли вы пройти этот путь в полном одиночестве. Во всяком случае, вам нужен кто-то хотя бы для моральной поддержки, если не для компетентного совета. В вышеупомянутом эссе можно найти практические рекомендации. Во всяком случае, будьте уверены, что это естественный процесс развития. Если у человека есть терпение, чтобы дать существующим противоположностям сделать свое дело, они породят третье. В этом отношении очень полезными окажутся сны. Только не следует толковать символы в сновидениях редуктивно, их нужно понимать как подлинные символы, то есть как лучшую возможную формулировку неизвестных фактов, которые не свести ни к чему другому.

Искренне ваш, К.Г. Юнг

□ Нидерланды.

1. Этот термин Юнг часто использовал, чтобы обозначить распространенную привычку объяснять неизвестно, сводя его к чему-то якобы известному, таким образом, обесценивая его. Он заимствовал его из Прагматизма Уильяма Джеймса, стр. 16: «Высокое объясняется низким и потому толкуется как «всего лишь» - всего лишь нечто более низкого сорта».

Анониму, 20 февраля 1934 г.

Дорогой доктор N.,

Никто не может парой слов наладить жизнь, сбившуюся с пути. Но нет такой ямы, из которой не выбраться, если вы прилагаете правильные усилия в нужном месте.

Когда человек оказывается в таком беспорядке, как вы, у него больше нет права беспокоиться об идиотизме собственной психологии, он должен заниматься самыми близкими к нему вещами с прилежанием и преданностью, чтобы заслужить добрую волю других. Таким образом вы найдете себя даже в мельчайших делах. С Х. было то же самое. Он должен был пойти сложным путем, придерживаясь ближайших, малейших и сложнейших вещей.

Преданный вам, К.Г. Юнг

□ Германия.

Олафу Брюэлю, 2 марта 1934 г.

Дорогой доктор Брюэль,

Я очень обязан вам за усилия по организации национальных групп в Швеции и Норвегии. Запрос, посланный доктору Бьерру, остался без ответа.

Организация немецкой группы остается в неудовлетворительном состоянии. Кроме того, выпуску Zentralblatt все еще мешают политические обстоятельства. Так, Манифест[1] Геринга, который по соглашению должен был выйти в отдельном немецком выпуске, был помещен в Zentralblatt под моим именем. И это против моего выразительного требования, чтобы специальный немецкий выпуск был подписан Герингом, а не моим именем. В подобной непорядочности я едва ли могу обвинить весьма достойного управляющего редактора доктор Симбела. Вина лежит на особых внутренних политических условиях, которые до сих пор крайне осложняют организацию Zentralblatt. То, что манифесты, предназначенные исключительно для немецкой публики, появляются в журнале для международного распространения, я считаю тактическим промахом.

Пытаясь основать национальную группу в Швейцарии, я сталкиваюсь с большими трудностями по политическим причинам. Недальновидность моих соотечественников прискорбна.

В будущем я испробую все возможные средства, чтобы исключить политическое влияние на Zentralblatt. По последним сведениям, что я получил, министерский указ, санкционирующий деятельность немецкой группы, до сих пор не вышел. Как только я узнаю больше, сообщу вам. Остаюсь с приветствиями коллеге,

Искренне ваш, К.Г. Юнг

□ M.D., датский психотерапевт. Он встретил Юнга на конгрессе в Наухайме в 1934 г. (см. Хейер, 20 апр. 34 г.) и вместе с Юнгом и другими был одним из основателей Международного генерального медицинского общества психотерапии. Он основал датскую группу этого Общества в 1934 г. под своим руководством. Попытка организовать похожие группы в Швеции и Норвегии провалилась. Ср. CW 10, Appendix, pars. 1048, 1055.

1. Заявление, появившееся в декабрьском номере Zentralblatt за 1934 г. Планировалось, что профессор Геринг, как президент немецкой секции Международного общества, выпустит приложение для отдельной циркуляции по Германии (ср. Аллерс, 23 нояб. 33 г., прим. 4). В нем должна была содержаться подписанная Герингом декларация – так называемый «Манифест» - утверждающая преданность членом немецкой секции политическим и идеологическим принципам Гитлера. По случайности или умыслу Манифест появился не только в приложении (Deutsche Seelenheilkunde, Лейпциг, 1934), но и, в слегка измененной форме, в Zentralblatt безо всякого информирования Юнга (ср. CW 10, Appendix, par. 1021). Подробный разбор этой ситуации см. в Jaffe, “C.G. Jung and National Socialism”, From the Life and Work of C.G. Jung (1971).

Уолтеру Симбелу, 2 марта 1934 г.

Дорогой коллега,

Сожалею, что нездоровье помешало мне написать вам раньше. Пользуюсь этой возможность, чтобы сообщить вам о том, что выход Манифеста Геринга, который должен был появиться только в отдельном немецком выпуске, а появился в Zentralblatt, меня расстроил. Как вы помните, я ясно говорил, что немецкий выпуск должен быть подписан профессором Герингом. Я как иностранец не вписываюсь во внутреннюю немецкую политику. Что касается иностранных подписчиков, то это прискорбный тактический промах, когда совершенно внутренние политические манифесты, которые в крайнем случае могут считаться необходимостью для Германии, запихивают в глотку иностранным читателям, который и без того достаточно критичны. Не хочу винить за это лично вас, потому что знаю, с какими невыразимыми трудностями связана реорганизация Общества и его органа печати. Полагаю, на этот шаг вас вынудили необходимости внутренней политики. Тем не менее, я настоятельно прошу вас сделать Zentralblatt, предназначенный для международного распространения, аполитичным во всех отношениях, иначе иностранные подписчики просто не смогут присоединиться к Обществу. Понятным образом, они не хотят подписываться под очевидно политическим исповеданием веры.

Промах с Zentralblatt уже запустил против меня кампанию в Цюрихе.[1] Вы согласитесь, что как редактор, я должен оказываться влияние на верстку по крайней мере в некоторых отношениях. Можете быть уверенным, что я ни при каких обстоятельствах не воспользуюсь этим влиянием для публикации чего-то политически запрещенного. Но как президент Международного Общества я должен быть абсолютно уверен, что периодическое издание под моим руководством сохраняет научную форму вне всякой политики. С наилучшими пожеланиями,

Искренне ваш, К.Г. Юнг

□ M.D. Немецкий психотерапевт; почетный секретарь Генерального Медицинского Общества Психотерапии, вице-президентом которого Юнг стал в 1930 г.

1. Кампания была начата швейцарским психиатром Г. Белли в статье “Deutschtämmige Psychotherapie?”, опубликованной в Neue rcher Zeitung 27 фев. 34 г. Он напал на Юнга за привлечение внимания к различиям между германской и еврейской психологией в колонке редактора декабрьского выпуска Zentralblatt за 1933 г., VI:3 (ср. CW 10, Appendix, pars. 1014f). Ответ Юнга в N.Z.Z. (13/14 марта), “A Rejoinder to Dr. Bally” см. в ibid., pars. 1016ff.

И. Г. ван дер Хоопу, 2 марта 1934 г.

Дорогой коллега,

Как вы увидите, последний выпуск Zentralblatt содержит политический эдикт Геринга, президента Немецкого общества. Этот эдикт предназначался для отдельного немецкого выпуска, который по моим инструкциям должен был быть подписан только его именем. К моему полному изумлению, этот эдикт попал в Zentralblatt против моего ясно выражения желания, чтобы в Zentralblatt попадало исключительно научное содержание. Не в моей воле было предупредить это неприятное событие. Нужно винить внутреннюю политику. В нынешних обстоятельствах крайне трудно поддерживать работу научного проекта, чтобы он не сгорел в огне политики. Я не хочу делать Симбела или Геринга лично ответственными за этот непростительный тактический промах, так как знаю, что они оба под невыносимым политическим давлением.

Если зарубежные группы не поддерживают мои усилия по установлению научного контакта с Германией, одной моей силы недостаточно для того, чтобы построить противовес политическому приливу, угрожающему все затопить. Медер написал мне, что ничего не собирается делать по этому вопросу, так как теперь полностью посвятил себя христианской работе по обращению в Оксфордском Движении. С наилучшими пожеланиями,

Искренне ваш, К.Г. Юнг

□ M.D., голландский психотерапевт, президент голландской группы Международного Медицинского Общества психотерапии. Ср. CW 10, Appendix, pars. 1048, 1055.

А. Пупато, 2 марта 1934 г.

Дорогой коллега,

Поднятый мной вопрос об особенностях еврейской психологии[1] не предполагает какого-то намерения с моей стороны унизить евреев, это просто попытка вывести и сформулировать умственное своеобразие, отличающее евреев от других народов. Ни один разумный человек не будет отрицать, что такие различия существуют, как не будет отрицать, что есть разница между немцами и французами, хотя печень француза функционирует так же, как у немца. Однако, умственный подход очень слабо связан с печенью. С другой стороны, когда речь идет о психологических теориях, мы должны ради научной справедливости тщательно критиковать все осознанные и бессознательные предположения, поскольку вся масса предположений индивидуума неизбежно дает психологическую теорию. Психология отличается от других наук тем, что предмет ее исследования в то же время служит инструментом. Вот почему существует бесконечное разнообразие психологических теорий, каждая из которых явно связана с рассматриваемым человеком. Даже в феноменологии неврозов есть очень отчетливые отличия между немецкими и французскими клиниками, что поражает старых неврологов. Например, типичная “grande hysterie”, которую мы встречаем в Сальпетриер,[2] почти полностью отсутствует в немецкой клинической сфере. Опять-таки, никто не будет отрицать, что психология американца явно и безошибочно отличается от психологии англичанина. Мне кажется верхом абсурда …[3] По моему скромному мнению, указать на это различие не значит оскорбить евреев, если только воздерживаться от оценочных суждений. Если кто-то хочет указать на особенности моего характера и замечает, что то или это во мне типично швейцарское, крестьянское или христиансткое, то я не знаю, на что тут жаловаться, и признаю, не моргнув глазом. Я никогда не понимал, почему, например, китайца должно оскорбить утверждение европейца, что китайская ментальность отличается от европейской. Или хорошо известный факт, что средний китаец лучше сходится с французом, чем с англичанином – это оскорбление француза, англичанина или китайца?

По моему мнению, особенности евреев могут объяснить, почему они являются абсолютно необходимым симбиотическим элементом нашего населения. Если бы не было различий между ними и другими народами, их было бы не различить, и тогда они не оказали бы того характерного влияния, которое хорошо заметно в истории. В конце концов, следует предположить, что народ, который воздерживался от смешивания с другими народами несколько тысяч лет и держался за свою веру в «избранность», психологически отличается от относительно юных германских народов, культуре которых едва тысяча лет.

Действительно, я борюсь против психологии Фрейда из-за ее догматического утверждения в собственной исключительной правоте. Монотонность фрейдистских объяснений уничтожает богатство различий, которые действительно существуют. Я убежден, что не оказываю другому человеку услугу, вымазывая его кистью своих субъективных предположений. Если мне нужно должное знание его природы, я должен удостовериться, в чем и насколько он отличается от меня. Только тогда можно познать его по-настоящему объективно. Я счел бы крайне удачным, если бы, например, Германия и Франция потрудились лучше понять друг друга, оценив и признав основные ценности друг друга. Но в нынешнем положении каждый понимает другого на основе собственной психологии, в чем можно убеждаться каждый день, читая французские и немецкие газеты.

То, что в определенных отношениях все народы одинаковы, в нынешнее время известный факт, но это не ведет к взаимному непониманию. Оно появляется от различий, которые, таким образом, следует считать достойным объектом исследования.

Преданный вам, К.Г, Юнг

□ Цюрих.

1. Ср. “The State of Psychotherapy Today”, CW 10, pars. 352ff и “A Rejoinder to Dr. Bally”, ibid., pars. 1024ff.

2. Знаменитая лечебница для душевнобольных в Париже, где Юнг несколько месяцев учился у Пьера Жане в 1902 г. (ср. Джелиффе, 24 фев. 36, прим. 2).

3. Остаток предложения отсутствует на предоставленной фотокопии оригинального письма, и не может быть восстановлен. Из контекста можно предположить следующее: «…отрицать, что еврей обладает психологией, значительно отличающейся от психологии не-еврея».

И.Г. ван дер Хоопу, 12 марта 1924 г.

Дорогой коллега,

Само собой разумеется, Международное (“überstaatliche”) Общество полностью независимо от немецкой группы, которая, как вы знаете, не может существовать без согласования. Эта необходимость, наложенная на немецкую группу, относится только к Германии. Международное Общество состоит по сути из отдельных национальных групп. Поскольку по политическим и другим причинам невозможно образовать национальные группы везде, появится необходимость принимать индивидуальных членов, не принадлежащих ни к какой национальной группе. Об этом пока нет никаких постановлений, поскольку я пока намеренно не проработал устав Международного Общества. Я хочу заняться этой работой на следующем конгрессе.[1]

Как вы увидите из Zentralblatt, немецкое Общество считает себя независимым, но, однако, аффилированным с Международным Обществом. Такое положение дел, обусловленное особыми политическими условиями, не относится к организации Международного Общества. Последнее может принимать любое количество членов. Раса, религия и прочие подобные вещи не принимаются в расчет, как и политические склонности. Как медицинское общество мы скорее похожи на Женевскую конвенцию,[2] которая интернационализирует врачей как политически нейтральную силу. Однако, я не скрываю того факта, что в отдельных случаях для немцев могут возникнуть разнообразные трудности, например, на конгрессах, если они проходят в Германии. В таких обстоятельствах может оказаться необходимым проводить конгрессы за рубежом.

Определенные необходимости могут возникнуть в связи с общим уставом. Чтобы помешать большому числу немецких членов иметь решающий голос в заседании Международного Общества, нужно организовать национальные группы, или, скорее, отдельные Общества, которые выставляют неких представителей или делегатов. Таким образом можно будет парализовать возможное непреодолимое немецкое влияние на учредительном собрании. Немцы крайне заинтересованы в сотрудничестве за рубежом, и по этой причине я не боюсь, что они создадут особые трудности. (Стоит ожидать ошибок!) В любом случае, такой эксперимент стоит поставить.

Могут ли немецкие психотерапевты присоединиться к Международному Обществу, не принадлежа к собственной национальной группе, остается трудным вопросом. Со своей стороны мы не имеем трудностей. Но вполне возможно, что немецкие политические власти предпримут против этого шаги. В таком случае все будет зависеть не от нас. Так или иначе, я вынесу предложение, чтобы отдельные психотерапевты могли получить членство наряду с национальными группами, вне зависимости от того, откуда они. Но в интересах противовеса Германии нужно настаивать, чтобы эти индивидуальные члены могли голосовать на выборах Комитета только после присоединения к национальной группе. По указанным выше причинам, как вы хорошо понимаете, я бы хотел, чтобы Комитет избирался делегатами от национальных групп.

Вопрос о членских сборах технически будет прояснен после ратификации устава на следующем конгрессе.

Что касается следующего конгресса, одна из главных трудностей в том, что пока не существует общего устава, и мы, таким образом, не можем появиться с делегатами от национальных групп. Так что я хотел бы попросить вас частным образом выбрать несколько коллег, которые примут участие в учредительном собрании в Наухайме. Мы обсудим устав с этими делегатами и ратифицируем его. Это нужно сделать с ограниченным количеством людей, потому что опыт показал – почти невозможно должным образом обсуждать устав, когда на конгрессе пленум. Это можно сделать только в комитете. В остальном, можете быть уверены, нацистские излияния немецких членов происходят из-за политической необходимости, а не религиозных убеждений упомянутых джентльменов.

Очень благодарен вам за позитивное сотрудничество. Без него было бы невозможно плодотворно справиться с этой безумно запутанной ситуацией. Если в моем письме есть неясности, я готов предоставить вам дальнейшую информацию. С наилучшими пожеланиями,

Искренне ваш, К.Г. Юнг

P.S. Я только что узнал, что конгресс назначен на 10 мая в Наухайме.

1. Устав Международного Медицинского Общества Психотерапии, предложенный Юнгом, был ратифицирован в мае 1934 г. на 7-ом конгрессе по психотерапии в Бад-Наухайме. Конституция была принята делегатами из Швейцарии, Голландии, Швеции, Дании и Германии. Она содержала статью, позволяющую немецким еврейским докторам становиться членами Международного Общества. Ср. “Circular Letter”, CW 10, Appendix, pars. 1035ff и ibid., par. 1060,

2. Женевская конвенция 1906 г. (которой предшествовала конвенция 1864 г.) дала международную защиту Красному Кресту и защищала человечное обращение с ранеными или больными военнопленными.

Клэр Кауфман, 12 марта 1934 г.

Дорогая фрейлейн Кауфман,

Я не против вашего желания писать мне письма, «которые дойдут до него», напротив, должен сказать, мне интересно, что вы думаете. Хотя я не знаю, кто вы, а ваше имя мне ничего не говорит, ваши философские рассуждения от этого не менее интересны. Так что, если вы не ожидаете от меня детальных ответов, все в порядке.

Очень по-женски с вашей стороны определять мужчину как философа, «если его жизнь реализуется в концепции». Мы хорошо знаем, что мужские амбиции направлены на реализацию амбиций в жизни, тогда как самое сокровенное стремление женщин в том, чтобы их жизнь реализовалась в концепциях. Это не фундаментальная критика, а дружеский намек на самый естественный факт, заключающийся в том, что мужчина хочет понять, тогда как женщина хочет быть понятой. Для этого она пытается сделать жизнь понятной для нее самой. С наилучшими пожеланиями,

Искренне ваш, К.Г. Юнг

□ Берлин.

Олафу Брюэлю, 19 марта 1934 г.

Дорогой коллега,

Ваши разногласия с доктором Бьерром мне известны.[1] Я бы не хотел защищать независимый непрофессиональный анализ. В этом отношении я придерживаюсь средней позиции. Многолетний опыт убедил меня, что непрофессиональные ассистенты докторов часто могут заниматься очень полезной работой, но я придерживаюсь того принципа, что непрофессиональный анализ всегда должен оставаться под контролем врача. Если вы не можете прийти к согласию с Бьерром, вполне понятно, что следует иметь в виду основание двух Обществ. Из-за политического положения немецкое Общество – это все равно отдельное Общество, и наша будущая международная организация должна быть готова учесть эти факты.

Для конгресса немецкого Общества в Наухайме, который пройдет 10 мая, я разработаю черновик нового устава, который будет передан для ратификации комитету делегатов от всех национальных групп.

Я тоже сожалел, что нацистский манифест Геринга появился в Zentralblatt. Я ошибочно полагал, что этот эдикт предназначался для немецкого выпуска. Ввиду расстояний и связанных с этим задержек, я не всегда au courant [хорошо осведомлен – фр.] обо всем происходящем. Но я дал управляющему редактору строгие наставления поддерживать Zentralblatt нейтральным. По этой причине я также запретил публиковать в отдельном немецком выпуске мою вводную статью[2], пойдя против желания немецких коллег.

Я также приложу все усилия, чтобы поддерживать международную организацию на абсолютно нейтральном основании, регулируя отношения между группами при помощи специальных установлений таким образом, чтобы ни одна группа, неважно, насколько многочисленная, не могла влиять на политику Общества в целом.[3] В настоящий момент я планирую выбрать двух делегатов от каждой национальной группы, которые будут заседать в специальном комитете по ратификации устава. Германия, как и остальные группы, будет представлена только двумя членами. Запутанные юридические вопросы будет доверено прояснить компетентному юристу. Я также поставил перед доктором Симбелом задачу выяснить, возможна ли вообще в современной Германии ратификация международных уставов. Если нет, я пошлю черновик устава как циркуляр различным представителям национальных групп.

Я сообщил издателю ваше желание написать обзор на мою книгу.[4]

В заключение, я бы попросил вас сообщить всем, у кого неприятности из-за политической обстановки в Германии, что я стою на строго нейтральных позициях, а немецкие врачи вынуждены делать политические заявления о преданности только особыми обстоятельствами времени. Однако, медицинская работа – это международное дело, что уже заложено в Женевской конвенции.

Спасибо большое за присланные вами интересные оттиски, а также за датские контакты,[5] которые я передам управляющему редактору. С приветствиями коллеге,

Искренне ваш, К.Г. Юнг

1. Их разногласия касались роли непрофессиональных аналитиков и их допуска в Общество психотерапии. Ср. Бьерр, 11 янв. 35 г.

2. “The State of Psychotherapy Today”, CW 10, опубликована в Zentralblatt, VII:1 (1934).

3. Чтобы избежать доминирования какой-либо национальной группы – в данном случае немецкой – было предусмотрено, чтобы ни одна группа не могла набрать больше 40% голосов.

4. Wirklichkeit der Seele (1934). Эссе были распределены по CW 8, 10, 15, 16, 17.

5. Ср. Бьерр, 22 янв. 34 г., P.S.

Вильгельму Лейблину, 19 марта 1934 г.

Дорогой герр Лейблин,

Спасибо большое за ваше письмо, которое меня очень заинтересовало. А также за два ваших открытых письма епископу.[1]

Что касается вашего сна,[2] я совершенно согласен с вами, что падение звезд и лун указывает на разрушение всего мира идей, которые стали устаревшими. Думаю, мы даже можем осмелиться на предположение, что три луны указывают на концепцию Троицы. Вторая часть сна, без сомнения, указывает на аниму, которая предлагает вам еду и питье по непомерной цене. Во сне нет ничего, что указывало бы на необходимость или личную причину занимать публичную позицию. Звезды все равно падают, их падение невозможно и не нужно ускорять. Думаю, я понимаю, почему епископ не ответил на ваши письма. Любой, кто руководит церковью в таких обстоятельствах, не может заботиться проблемами, которые бросают сомнение на истинность этой самой церкви. Смысл сна в том, что, когда церкви замолкают, психика дает вам еду и питье. Я понимаю, что в нынешней атмосфере, стремящейся к коллективным решениям, очевидно, что нужно говорить за себя. В действительности мы не полностью зависим от бессознательного, а можем и должны по случаю действовать на окружающий мир по собственному выбору. Со своей стороны, я бы рассмотрел сон в другом свете. Я бы решил, что бессознательное самым нехристианским образом требует от меня вернуться домой и в тишине питаться, вынеся цену такого предприятия.

Пока Церковь не ограничивает совесть, она имеет право на жизнь ради всех слабых, над которыми нельзя насмехаться. Потому я крайне консервативен и сдержан в таких вопросах, оставаясь убежденным, что католическая и протестантская форма веры ни в чем не потеряла raison d’etre [смысл существования – фр.] Обновление религиозных убеждений пока никак не оформлено, так что слабые и зависимые от форм люди не должны быть прежде времени низвергнуты в бесформенность.

Естественно, я полностью согласен с содержанием ваших писем. Если уж вообще говорить об этом, то именно такими словами. Я только задаюсь вопросом, верно ли выбрано время для таких вещей. С наилучшими пожеланиями,

Искренне ваш, К.Г. Юнг

□ Тогда школьный учитель в Штутгарте, позже (с 1937 г.) аналитический психолог.

1. Л. направил два письма епископу евангелической церкви в Вюртемберг, и, не получив ответа, опубликовал их как «Открытые письма» в Kommende Gemeinde (Штутгарт), 5. Jahrg., vol. 4/5 (дек. 1933). Побуждаемый внутренним конфликтом, он критиковал некоторые проблемы догматов.

2. Небо изменилось, звезды пали ливнем, и две или даже три луны развалились на мелкие кусочки, которые в конечном счете исчезли.

Б. Коэну, 26 марта 1934 г.

Дорогой доктор Коэн,

Я бы хотел поблагодарить вас за понимание и искреннюю статью[1] в Israelisches Wochenblatt. Такое событие в наше время, когда тупость празднует сущие оргии, большая редкость.

Ваш критицизм по отношению к моему знанию всего еврейского вполне оправдан. Я не понимаю еврейского языка. Но вы, кажется, обвиняете меня в политическом подходе, что не соответствует действительности. Я ни в коем случае не противник евреев, хотя остаюсь противником Фрейда. Я критикую его из-за материалистичного, интеллектуалистского и, в не в последнюю очередь, нерелигиозного подхода, а не потому что он еврей. Поскольку его теория основана в некоторых отношениях на еврейских выкладках, она не верна для не-евреев. И я не отрицаю своих протестантских предрассудков. Если бы Фрейд был более терпим к идеям других людей, я бы по-прежнему стоял на его стороне. Я считаю его нетерпимость – и это до сих пор меня отталкивает – личной особенностью.

Редакторский комментарий, за который вы не в ответе, ссылается на шутку, приняв мое отношение к китайцам[2] за антисемитскую аллюзию. Что эти люди знают о китайцах? Они и представления не имеют, что я ломал голову над И Цзин с 1919 г.

В настоящее время я …[3], которое нельзя толковать политически. В противном случае обвинителя ждет одно удивление за другим. Мои отношения с Германией очень свежие и являются следствием идиотского альтруизма, а не политического сочувствия. Проблема «антисемитизма» была навешена на психотерапевтов, а не на политическую прессу. Или все должно продолжаться как во Франции, где не признавали концепцию Dementia praecox, потому что она была «создана в Германии»? Тридцать лет назад французский исследователь сказал мне: “Savez-vous, il y a des frontiers politiques meme en science” [Знаете, есть политические границы даже в науке – фр.] В психотерапии красить все одной кистью – последнее дело. Чтобы относиться к людям по справедливости, нужны бесконечные нюансы.

Искренне ваш, К.Г. Юнг

□ Фридрихштадт, Германия.

1. “Ist C.G. Jung ‘gleichgeschaltet’?” (Обратился ли Юнг [в нацистскую идеологию]?), Israelitisches Wochenblatt für die Schweiz, 35 Jahrg., No 11 (16 мар. 1934 г.).

2. Ср. “Editorial (1933)”, CW 10, Appendix, par. 1014. В 1928 г. Юнг написал в Two Essays, par. 240, n. 8: “… непростительной ошибкой будет принимать заключения еврейской психологии верными для всех. Никто не считает китайскую или индийскую психологию чем-то нас связывающей. Дешевое обвинение в антисемитизме, навешенное на меня на основании этой критики, выглядит так же умно, как обвинение в анти-китайских предрассудках».

3. Пропуск в копии письма: вероятным словом было ζώον (животное).

Максу Гаггенхейму, 28 марта 1934 г.

Дорогой коллега,

Я осознаю, что очень беспокойно видеть человека в моем положении связанным с конформистской [“gleichgeschaltet”] Германией. Но не следует забывать, что “Gleichschaltung” в Германии – это политический факт, который, однако, не отменяет того факта, что в Германии живые люди. Будьте уверены, если бы я сделал для России то же, что и для Германии, то меня, без сомнения, заклеймили бы как большевика, потому что там все точно такое же политизированное и глубоко конформистское. Но работа Нансена и квакеров, тем не менее, продолжается, и никто не полагает, что квакеры – большевики.

Если вы осуждаете преследования евреев в Германии, то должны признать, что там есть медицинское Общество, очень важное для нас в Швейцарии. Таким образом, совсем не безразлично, что произойдет с психотерапией в этой стране. В критические моменты я должен был заглянуть за ширму, и увиденное подтолкнуло меня вмешаться, в не меньшей мере потому что я задумался, что произойдет с Швейцарией в будущем. Возможно, вы заметили, что мы, швейцарцы, не особенно изобретательны, а многие наши изобретения стали следствием влиянием других стран. Так что если я предвосхитил развитие определенных тенденций в Германии, то сделал это в том источнике, из которого рано или поздно эти следствия перетекут и в Швейцарию. Как психотерапевт я не могу быть безразличным к будущему психотерапии. Ее развитие в Германии жизненно важно для нас. Фрейд однажды очень верно сказал мне: «Судьба психотерапии решится в Германии». Она изначально была обречена на гибель, потому что считалась полностью еврейской. Я разрушил этот предрассудок своим вмешательством и дал возможность продолжать работать не только так называемым арийским психотерапевтам, но и еврейским. За всей этой шумихой совершенно позабыли, что огромное число психотерапевтов в Германии – евреи. Люди не знают, и об этом не говорится публично, что я вступал в личные сношения с режимом, хлопоча о некоторых еврейских психотерапевтах. Если евреи начинают поносить меня, это крайне недальновидно с их стороны, и я надеюсь, что вы сделаете то, что в ваших силах, чтобы бороться с этим идиотским отношением. Существование Общества Психотерапии, среди членов которого много евреев, теперь гарантировано, равно как и членство докторов-евреев.[1] В действительности, евреи должны быть благодарны мне за это, но похоже, что, как вы выразились, параноидальное отношение мешает им видеть вещи ясно. Кроме того, Zentralblatt теперь встал на ноги, и я успешно добился того, чтобы еврей-редактор отдела обзоров, Аллерс из Вены, спокойно продолжал свою работу. Во время войны люди жаловались, что союзники использовали голодную блокаду против Германии. Понятная враждебность евреев к режиму Гитлера приносит свои плоды: все немецкое ставится вне закона, даже если в этим связаны люди, совершенно невиновные политически. Это тоже кажется мне недальновидным. С приветствиями коллеге,

Искренне ваш, К.Г. Юнг

□ Лозанна.

1. Ср. Хоор, 12 мар. 34 г., прим. 1.

Э. Бейт фон Шпейер, 13 апреля 1934 г.

Дорогая фрау фон Шпейер,

Как вы, вероятно, заметили, на ваше письмо не пришел ответ. Причина в том, что я был далеко от дома и обнаружил его только по возвращении. Мне очень жаль, что так произошло, но это были выходные.

Большое спасибо за ваш интересный рисунок. Он верно представляет основную установку вашей психики. Характерно, что четыре функции представлены четырьмя животными. Это означает, что принципы этих функций все еще имеют инстинктивную форму. Есть возможность дальнейшего развития.

Я стал жертвой современной истории. Из-за границы едва ли можно вести дела с Германией, не став политически подозрительным той или другой стороне. Теперь люди думают, что я алчный до крови антисемит, потому что помог немецким врачам укрепить их Психотерапевтическое Общество и сказал, что есть разница между еврейской и так называемой арийской психологией, причина которой в том, что за евреями стоит культурная история на две тысячи лет старше так называемой арийской.[1] Из-за этого подняли ужасную шумиху. Мало приятного быть широко известным. Ты как город на горе, который не может скрыться от глаз. С сердечным приветствием,

Искренне ваш, К.Г. Юнг

□ Франкфурт-на-Майне.

1. Ср. Пупато, 2 мар. 34 г., прим. 1.

Густаву Ричарду Хейеру, 20 апреля 1934 г.

Мой дорогой Хейер,

Хотя перспектива не безоблачная, я, тем не менее, должен отправиться в Наухайм[1], чтобы сдержать обещание, данное немцам, что сделаю все возможное, чтобы поддержать сплоченность Общества. Удастся ли это – другой вопрос. Лично я сомневаюсь. Если профессор Геринг превращает чисто медицинское дело в политическое, мы, иностранцы, ничего с этим поделать не сможем. Но мы подождем и посмотрим.

Должен сказать, мне было бы очень приятно, в том числе и по личным причинам, если бы вы тоже прибыли в Наухайм. У меня такое чувство, что я ступаю по незнакомой почве, и нужен кто-нибудь, кто мог бы поделиться нужной информацией. Я не могу опираться на Симбела и других, так как их интересы и мотивы такие неясные, что чужак вроде меня в них не разберется.

Я считаю этот конгресс уникальной и, возможно, последней попыткой поддержать общую сплоченность, хотя это может быть несвоевременным. Но нельзя с чистой совестью отказаться от дальнейших попыток, сначала не попробовав. Однако, я не собираюсь удерживать президентский пост слишком долго, так как он был навязан мне только из-за шаткой ситуации, и передать его как можно быстрее, поскольку для меня это большая нагрузка, которую я в нормальных обстоятельствах никогда не согласился бы принять.

Я бы хотел попросить вас известить меня открыткой, считаете ли вы уместной мою лекцию в Наухайме.[2] У меня такое чувство, что лучше этого не делать, так как я хочу занять выжидательную и наблюдательную позицию. Я с неохотой дал профессору Герингу согласие на лекцию, и то с оговорками, чтобы иметь возможность отказаться. Остаюсь с наилучшими пожеланиями,

Всегда ваш, Юнг

□ M.D. (1890-1967) – немецкий аналитический психолог. Ср. его Seelenführung (1920); The Organism of the Mind (1933 / tr. 1935); Praktische Seelenheilkunde (1935); Vom Kraftfeld der Seele (1949); Seelenkunde im Umbruch der Zeit (1964). Обзоры Юнга на публикации 1935 г. в CW 18.

1. 7-ой Психотерапевтический конгресс прошел в Наухайме 10-13 мая 1934 г. Ср. Хооп, 12 мар. 34 г., прим. 1.

2. Юнг читал лекцию: “A Review of the Complex Theory”, CW 8. Его благосклонные замечания о Фрейде разозлили нацистов.

Лесли Холлингсуорт, 21 апреля 1934 г.

[Оригинал на английском]

Дорогой мистер Холлингсуорт,

Конечно, можно гадать, какой будет религия будущего, но это того стоит. Разумеется, христиане 80 г. н.э. тоже строили предположения, но они бы ни за что не представили себе великолепия Ватикана и Александра VI на престоле св. Петра, Авиньонских пап, 10000 христианских еретиков, сожженных в Испании и т.д. Так что нельзя сказать, как будет выглядеть религия будущего и на чем будет основана. Нельзя даже сказать, будет ли она основана на любви или на страхе, потому что христианство показало, что даже религия любви может быть основана на страхе и, более того, может вызывать как страх, так и любовь. Мы также не знаем, будет ли это человеческое братство или что-то такое же милое.

Религии не обязательно милые или хорошие. Это могущественные проявления духа, а мы не властны над духом. Конечно, большие катастрофы, такие как землетрясения или пожары, больше не убеждают современный ум, но они нам не нужны. Есть вещи более зловещие, а именно безумие человека, великие умственные заражения, от которых мы действительно страдаем. Все хотят мира и понимания, но нации с инфернальной фатальностью делают все ради войны и непонимания. Невозможно даже самое скромное разоружение. Это показывает, откуда ждать настоящие катастрофы. Самым любопытным образом люди до сих пор слишком бессознательные, чтобы осознавать подлинную опасность, которая им угрожает.

Кстати говоря, моя так называемая статья в Cosmopolitan Magazine[1] была интервью с репортером, а не написанной мной статьей. Я даже не видел ее копию.

Искренне ваш, К.Г. Юнг

□ Нью-Йорк.

1. “Does the World Stand on Verge of Spiritual Rebirth”, Hearst’s International Cosmopolitan (New York), апр. 1934, стр. 179-82, 245. Наряду с другими интервью включено в грядущую публикацию C.G. Jung Speaking.

Б. Коэну, 28 апреля 1934 г.

Дорогой доктор Коэн,

Благодарю вас за дружеское письмо. Мое упоминание Китая, похоже, породило непонимание. Если я правильно понимаю ваше письмо, вы, похоже, полагаете, что я думаю, будто есть параллели между еврейским и восточным учениями. Я бы ни за что не сделал такого предположения и ни в коем случае не намеревался. Я упомянул Китай только потому что хотел выразительно показать, насколько бессмысленно обвинять меня в антисемитизме, когда я объявляю о различиях между евреями и так называемыми ариями. Потому я сказал, что можно так же обвинить меня в антикитайских предрассудках, раз в своей книге Тайна Золотого Цветка, выпущенной мной совместно с Ричардом Вильгельмом, я подчеркнул, что существует огромная разница между западной и восточной ментальностью, вследствие чего мы не можем прямо перенять восточные учения и методы, не навредив своей психике. По собственном опыту с людьми Востока я убежден, что они никогда не принимали это мое критическое отношение за европейский снобизм. Прискорбные предрассудки и непонимания, существующие между евреями и христианами, породили такую обидчивость, что стоит указать на некоторые различия, и тебя сразу винят во враждебности. Я снова и снова вынужден подчеркнуть, что существует огромная разница между 1000 и 3000 лет культуры. Точно так же можно сразу заметить, за кем стоит родословная образованных народов, а за кем – первобытных. Как огромна эта разница, я в особенности замечал среди индийцев и в индийском мистицизме. Есть доктрины, которые лучше всего подходят самим индийцам, но о них нельзя даже упоминать при европейцах, чтобы не вызвать непонимания. То же верно в отношении взглядов Фрейда. Их можно обсуждать в разреженной и абстрактной атмосфере, но на широкую публику они оказывают разрушительное воздействие, что я, к сожалению, замечал очень часто. В этой истории о раввине, которую вы, конечно, знаете, вероятно, есть более глубокий смысл. Он знал, что лающая собака не кусается, но не был уверен, знает ли это она, так что задал стрекача. С наилучшими пожеланиями и благодарностями,

Искренне ваш, К.Г. Юнг

Джеймсу Киршу, 26 мая 1934 г.

Мой дорогой Кирш,

Я очень рад, что вы снова мне написали. Похоже, что обо мне распускают поразительные слухи. Единственный несомненный факт за этими глупыми сплетнями заключается в том, что как почетный президент Международного Общества Психотерапии я не мог оставить Общество в неустойчивом положении в тот момент, когда Кретшмер ушел с поста. Немецкие врачи настоятельно просили меня остаться на этой должности, и я впоследствии сделал то, что сделал бы любой на моем месте, а именно, исполнил долг по отношению к Международному Обществу. Он состоял в сохранении структуры международной организации и связи с немецким Обществом. Это и было достигнуто на конгрессе в Наухайме. Мы также можем отметить тот удовлетворительный факт, что по моему предложению было принято особое условие, по которому немецкие врачи-евреи могут индивидуально вступить в Международное Общество. Таким образом, они стали полноправными членами.

Что касается других слухов, то приводить мои слова о том, что евреи бесчестны в анализе – это прямая ложь. Любой, кто считает, что я мог сказать нечто столь идиотское, должен считать меня крайне тупым. Я не обращался к Гитлеру ни по радио, ни каким-то другим образом и вообще не делал политических заявлений.

Что касается моего мнения о том, что евреи, судя по всему, не создали собственной культурной формы,[1] то это мнение основано на: 1) исторических данных; 2) том факте, что особое культурное достижение еврея очевидным образом развивается внутри другой культуры, где он часто становится ее активным носителем. Это задача столь специфическая и сложная, что едва ли можно представить, как отдельная еврейская культура может наряду с этим возникнуть. Поскольку особые условия действительно существуют в Палестине, я не могу отрицать возможность, что там появится что-то особенное, но пока ничего об этом не знаю. Я просто не вижу в этом мнении ничего антисемитского.

Что касается вашего предложения написать специальную работу по этому вопросу, то это я уже предлагал в переписке с доктором Нойманном[2], который работал со мной, а теперь живет в Палестине, и это должно решить все спорные вопросы. Пока я ничего от него не слышал.

Еврейский комплекс Христа – это очень замечательное дело. Как вы знаете, я полностью согласен с вами в этом вопросе. Существование этого комплекса создает некий истерический склад ума, что я заметил в течение нынешних антихристианских нападок на меня. Тот факт, что я говорю о разнице между еврейской и христианской психологией, достаточен, чтобы озвучить предрассудок, будто я антисемит. Или, по мнению Schweizer Israelitisches Wochenblatt, мое утверждение, что я такой же антисемит, как антикитаец, доказывает мое намерение сравнить евреев с монгольской ордой.[3] Эта гиперчувствительность просто патологическая, что делает любую дискуссию практически невозможной. Как вы знаете, прежде Фрейд обвинял меня в антисемитизме, поскольку я не мог выносить его бездушный материализм. Еврей напрямую навязывает антисемитизм, с готовностью вынюхивая его повсюду. Не понимаю, почему еврей, в отличие от любого так называемого христианина, не способен предположить, что когда у кого-то появляется мнение о нем, то критикуют его лично. Почему всегда считается, что человек проклинает весь еврейский народ? Ведь отдельный индивидуум – это не весь народ. Я считаю это неприемлемым методом заглушить оппонента. В огромном большинстве случаев я в прекрасных отношениях с еврейскими пациентами и коллегами. С другими людьми тоже часто бывало так, что я критиковал их, но они не приписывали это тому факту, что они англичане, американцы или французы. Однако, есть одно достойное упоминания исключение, и это немцы. Часто бывало так, что я критиковал немца, и он тут же делал вывод, что я ненавижу немцев. Скрывать собственную низость за политическими предрассудками – дешевый трюк. …

… Вы знаете меня достаточно хорошо, чтобы осознавать, что мне нельзя приписать такую неиндивидуальную тупость, как антисемитизм. Вы отлично знаете, что я воспринимаю человека как личность и постоянно стараюсь поднять его из коллективного состояния, сделав индивидуумом. Это, как вы понимаете, возможно только если он признает свою отличительность, навязанную судьбой. Ни один еврей не может стать человеком, не зная, что он еврей, поскольку это основа, с помощью которой он достигает высшего состояния человечности. Это относится ко всем нациям и расам. Национализм – неприятный как таковой, – таким образом, является sine qua non [обязательное условие – лат.], но индивидуум не должен застревать в нем. С другой стороны, в той мере, в какой он является частичкой толпы, не следует возвышать себя над ней. Как человек, я европеец, как атом в массе, я швейцарский буржуа, проживающий на Зеештрассе 228, Кюснахт, неподалеку от Цюриха.

Если увидите доктора Нойманна, передайте ему мои приветы и напомните, что я жду от него ответа.

В заключение, я хочу сказать вам, что моя новая книга Wirklichkeit der Seele уже вышла. Я включил в нее эссе еврейского автора[4] о психологии Ветхого Завета, просто чтобы досадить нацистам и всем тем, кто поносил меня как антисемита. Вслед за этим меня немедленно обвинят в беспринципности и в том, что я ни антисемит, ни нацист. Мы живем во времена, охваченные безумием. Quem Deus vult perdere prius dementat.[5] С наилучшими пожеланиями,

Ваш, К.Г. Юнг

et semper idem [зд.: и все тот же – лат.]

□ M.D., аналитический психолог, переехал в Палестину, ранее жил в Германии, теперь в Лос-Анджелесе. Ср. его The Royal Self (1966). – Длинные выдержки из этого письма были опубликованы в Ernest Harms, “Carl Gustav Jung – Defender of Freud and the Jews”, The Psychiatric Quartertly (Utica, N.Y.), April 1946; а также в Psychological Perspectives (Los Angeles), III:1 (1972).

1. Ср. “The State of Psychotherapy Today”, par. 353.

2. Этот план не осуществился.

3. Ср. Коэн, 26 мар. 34 г., прим. 1. В редакторском комментарии к статье Коэна редактор возразил на аргумент Юнга, что он такой же антисемит, как антикитаец. (Выражение «монгольская орда» не использовалось редактором.)

4. Hugo Rosenthal, “Der Typengegensatz in der jüdischen Religionsgeschichte”.

5. «Кого Бог хочет погубить, сперва лишает разума».

М.Г. Герингу, 7 июня 1934 г.

Дорогой профессор Геринг,

Доктор Симбел сообщает, что возникли трудности с профессором Кретшмером. Естественно, я не хочу ввязываться в домашние немецкие дела, но хотел бы прояснить свою позицию, чтобы вы были в курсе моих намерений.

Случись так, что психотерапия в Германии будет подчинена психиатрии, это будет просто катастрофа. Психиатры всегда пытались подавлять психотерапию в любой форме. Мы никогда не получали поддержки от психиатрии, а психиатрия не интересовалась нашими устремлениями. Психиатр ничего не понимает в психотерапии, потому что не может ее практиковать. Точно так же можно подчинить терапию хирургии. Так что если дело дойдет до того, что психотерапия будет присоединена к психиатрии и потеряет свою независимость, я тут же уйду со своего поста, потому что потеряю всякую веру в будущее психотерапии в Германии. Я буду вынужден это сделать в знак протеста моей страны, где я посвятил жизнь тому, чтобы психотерапия отделилась и от психиатрии, и от неврологии.

Искренне ваш, К.Г. Юнг

□ См. Аллерс, 23 нояб. 33 г., прим. 3.

Герхарду Адлеру, 9 июня 1934 г.

Дорогой доктор Адлер,

Благодарю вас за детальное письмо,[1] тон которого я нахожу вполне приемлемым. В нескольких местах статьи я указывал, что Фрейд не кажется мне типичным проявлением еврейского подхода к бессознательному. В действительности, я четко утверждаю, что его взгляды ничем не обязывают других евреев. Тем не менее, в его подходе есть что-то типично еврейское, что я могу отметить вашими же словами: «Когда еврей забывает свои корни, ему вдвойне и втройне угрожает механизация и интеллектуализация». Этими словами вы подчеркнули нечто типично еврейское. Фрейд типично по-еврейски забывает свои корни как раз в этой степени.[2] Евреи типично по-еврейски часто совершенно забывают, что они евреи. Это и подозрительно в подходе Фрейда, а не только его материалистичные, рационалистические взгляды на мир. Фрейд нельзя считать ответственным за последнее. В этом отношении он просто типичный представитель уходящего XIX в., как Геккель,[3] Дюбуа-Реймон[4] или Kraft und Stoff Бюхнера.[5] Эти люди, однако, не настолько лишены корней, как еврейский рационалист, и по этой причине они более наивны и потому менее опасны. Так что когда я критикую еврейство Фрейда, то критикую не евреев, а скорее эту проклятую способность еврея, подчеркнутую Фрейдом, отрицать собственную природу. На самом деле, вы должны рады, что я думаю столь строго, потому что я говорю в интересах всех евреев, которые хотят найти путь к своей природе. Я думаю, религиозные евреи нашего времени должны отважиться дистанцироваться от Фрейда, потому что им нужно доказать, что их дух сильнее крови. Но тот предрассудок, что критикующий Фрейда критикует евреев, всегда демонстрирует нам, что кровь сильнее духа, и в этом отношении антисемитизм, говоря по совести, многому научился у еврейских предрассудков.

Что до моего утверждения, что евреи не создали собственной «культурной формы», заметьте, что я не сказал «культуры». Я ясно утверждаю, что культуре евреев почти 3000 лет, но можно обладать культурой, не имея собственной культурной формы. Например, в Швейцарии есть культура, но нет культурной формы. До сих пор нет окончательных доказательств, что евреи когда-то имели собственную культурную форму. В любом случае, не в последние 2000 лет. Кроме того, трудно понять, как относительно малый народ, распространившийся от Индии через Европу до Америки способен создать такую форму. Я столкнулся с тем же возражением в письме от еврея несколько дней назад. Что касается известного ума евреев, то мне всегда казалось непостижимым, что они не видят простейшие истины, поскольку ослеплены гиперчувствительностью. Кровь без сомнения сильнее духа, но, как вы верно говорите, для еврея чрезвычайно опасно застрять в вязкости грубого материализма.

Что касается вашего третьего пункта, негативного значения бессознательного,[6] я должен был сказать «личное бессознательное». Но я думал, что из контекста будет вполне ясно, что подразумевалось личное бессознательное, поскольку когда Фрейд говорит о бессознательном, то всегда имеет в виду именно это.

Надеясь, что прояснил по меньшей мере эти неясности, с сердечными приветствиями, остаюсь

Искренне ваш, К.Г. Юнг

1. А. написал длинное письмо, выражая беспокойство отдельными отрывками в “The State of Psychotherapy Today”.

2. Фрейд всегда считал себя евреем по расе, но в то же время отчужденным от иудаизма как религии, заповеди которой он ненавидел. Он «очень хорошо разбирался в Библии», высоко оценивая ее этические учения (Jones, II, pp. 375f.), но чувствовал «радикальную враждебность по отношению к практике традиционного иудаизма». Ср Ernst Simon, “Freud, the Jew”, Yearbook II of the Leo Baeck Institute of Jews from Germany (1957), pp. 277, 279. Ср. также Neumann, “Freud und das Vaterbild”, Merkur (Stutgart), Aug. 1956.

3. Эрнст Генрих Геккель (1834-1919) – немецкий биолог, профессор зоологии в Йене, активный сторонник Дарвина. Он развил материалистичную монистическую философию, основанную на теории эволюции.

4. Эмиль Дюбуа-Реймон (1818-1896) – немецкий физиолог, профессор физиологии в Берлине; придерживался материалистической философии.

5. Людвиг Бюхнер (1824-1896) – немецкий врач и философ. Последователь крайнего материализма в своей главной работе Kraft und Stoff (1855).

6. Ср. “The State of Psychotherapy Today”, CW 10 par. 353: «Как представитель расы, создавшей трехтысячелетнюю цивилизацию, еврей, и образованный китаец, имеет более широкое поле психологического сознания. Следовательно, как правило для еврея менее опасно придавать негативное значение бессознательному».

Марку Вайману Ричардсону, 14 июня 1934 г.

[Оригинал на английском]

Дорогой доктор Ричардсон,

Спасибо вам большое за присланные вами оттиски случая Марджери.[1] Я знаю об этом случае из Proceedings of the American Society for Psychical Reasearch, но действительно рад получить целую коллекцию оттисков, так как случай Марджери меня заинтересовал в исключительной степени. Феномены, которые вы наблюдали, весьма красноречивы, особенно с философской точки зрения. Многие годы я тщательно слежу за прогрессом в области исследований медиумизма, но должен сказать, что едва ли сталкивался с таким великолепным случаем. Хотя я высоко ценю невероятный вклад в науку посредством такого точного наблюдения медиумических явлений, мне всегда не хватает идеологической, т.е. психологической стороны в отчетах о таких случаях. Я было бы очень интересно узнать о биографии медиума и, то же время, о духовных силах, использованных ею в медиумических представлениях. Меня не страшат необъяснимые послания духов, потому что я заинтересован в их психологии, которая представляет материал для сравнения с тем, что мне уже известно о бессознательном. Может ли медиум написать подробную автобиографию, например, так, как миссис Эсперансе написала историю своей жизни? Ее небольшая книга[2] – это ценнейшим психологический документ, и я бы хотел, чтобы в нашем распоряжении было больше таких честных и прямых рассказов. Это значительно поможет нашим психологическим исследованиям. Во всяком случае, я очень обязан вам за то, что вы дали знать о результатах своих наблюдений. Они действительно проливают свет на темнейшую и, в то же время, важнейшую сторону человеческой души, а именно, на ту область, в которой она соприкасается с трансцендентальной реальностью. Я вполне согласен с вами, что такие наблюдения расширяют горизонт человека и дают ему глубокое понимание […][3]

□ M.D. (1867-1947), из Бостона.

1. Марджери, псевдоним миссис Л.Р.Дж. Крэндон, крайне спорного американского медиума (ум. 1941 г.) Исследователи опровергли производимые ею физические феномены как обман, но вопрос ее прямого голосового медиумизма остается неразрешенным. Ср. отчеты о сеансах с Марджери в Proceedings of the Society for Psychical Research (Glasgow), XXXVI (1928) (E.J. Dingwall); XXXVIII (1928-29), (обзор книги T. Besterman); XXXIX (1930-31), (V.J. Wooley and Brackenburg).

2. Elizabeth d’Esperance, Shadow Land, or, Light from the Other Side (1897). Она была медиумом, известной феноменами материализации.

3. Окончание отсутствует в подшитой копии и не может быть восстановлено.

К.Э. Бенда, 19 июня 1934 г.

Дорогой коллега,

Благодарю вас за присланные оттиски.

Мне хотелось бы знать, что заставило вас неправильно истолковать мою статью[1] до такой степени, что вы считаете необходимым защищать еврейскую культуру от меня. Я больше всех убежден, что евреи – это люди, обладающие культурой. Между культурой и культурной формой, как мы знаем, существенное различие. Например, швейцарцы обладают культурой, но не имеют собственной культурной формы. Для этого, как вы верно замечаете, нужны определенные условия, такие как численность народа, его связи с землей и т.д. По моему мнению, Библия – это не культурная форма, а документ.

Народ, не имеющий связи с землей, у которого нет родины, обычно называется кочевым. Если вы учтете эти два момента, упущенные вами в непредвзятом исследовании, то, вероятно, придете к заключению, что в них нет неоправданного критицизма. Если бы я сказал о евреях то же, что сказал о немцах в той же статье, то была бы причина для возбуждения, поскольку «варварство»[2] звучит как оценочное суждение.

То, что психоанализ, так сказать, еврейское национальное занятие – это не моя выдумка, а Фрейда.[3] Когда я писал книгу Метаморфозы и символы либидо и в одном месте отклонился от ортодоксальной теории, Фрейд тут же обвинил меня в антисемитизме.[4] Из этого я могу заключить, что я неким образом выступил против евреев. Этот предрассудок поражает меня до сих пор, и он повторялся всеми фрейдистами, тем самым постоянно подтверждая, что психоанализ – это в действительности еврейская психология, которую нельзя критиковать, не рискуя быть обвиненным в антисемитизме.

Между прочим, будь я ненавистником евреев, едва ли я выпускал бы книги вместе с евреями[5], что сделал совсем недавно, или писал введения к книгам еврейских авторов.[6] В нынешней разогретой политической атмосфере, конечно, понятно, что иногда ясное видение затуманивается. Потому я не могу винить своих критиков, когда они предаются детским представлениям о том, что я написал свои книги из чистого недовольства. Страстные заблуждения нашего времени мешают здраво рассуждать и заставляют видеть призраков там, где их нет. С приветствиями коллеге,

Искренне ваш, К.Г. Юнг

□ Берлин.

1. “The State of Psychotherapy Today”.

2. Ср. ibid., par. 354.

3. Ср. письмо Фрейда (1908) Абрахаму в Jones, II, p. 53: «Будьте терпимы и не забывайте, что в вам проще следовать ходу моих мыслей, чем Юнгу, поскольку вы с самого начала полностью независимы, и расовые отношения сближают вас с моим умственным устройством, тогда как он, будучи христианином [здесь Джонс добавляет: «Обычное еврейское выражение для «нееврея»] и сыном пастора, может найти свой путь ко мне только через сильное внутреннее сопротивление. Его верность тем более ценна. Я почти готов сказать, что только с его появлением исчезла опасность для психоанализа стать еврейским национальным занятием».

4. “On the History of the Psycho-Analytical Movement” (orig. 1914), Standard Edn. 14, p. 43: «[Юнг], кажется, был готов вступить со мной в дружеские отношения и ради меня отбросить некоторые расовые предрассудки, которые прежде себе позволял».

5. Ср. Кирш, 26 мая 34 г., прим. 4.

6. Ср. его предисловие к Gerhard Adler, Entdeckung der Seele (1934), теперь в CW 18.

Г.А. Фарнеру, 29 июня 1934 г.

Дорогой доктор Фарнер,

Благодарю за присланную вами книгу о своем путешествии.[1] Мне нравится такая пища для ума, и она для меня тем приятнее, что прислана с дружескими чувствами.

Вы легко могли поговорить со мной в воскресенье. Когда я на виду, я легко доступен. Только невидимость означает: оставьте меня в покое!

На самом деле, я построил круглую башню сам с двумя помощниками.[2] Я научился раскалывать камни в карьере Боллингена, и каменщики многому меня научили, я относительно быстро овладел их искусством с некоторой врожденной понятливостью. Вы верно предполагаете, что одним из мотивов была работа с материей для того, чтобы скомпенсировать воздушность психологии. Историческая форма нужна была для того, чтобы дать духам предков обиталище, которое им понравится. Могу сказать вам, что старшина тех войск довольно рассмеялся, когда снова оказался в привычных скудно обставленных комнатах, пахнущих дымом и кашей, а иногда вином и беконом. Как вы знаете, в древние времена души предков жили в кастрюлях на кухне. Лары и пенаты – это важные психологические персонажи, которых нельзя отпугивать излишней современностью.

Искренне ваш, К.Г. Юнг

□ Ph.D., Швейцарский психолог. Ср. Медер, 22 янв. 34 г., прим. 1.

1. Sturmfahrten im Faltkajak (1930).

2. Ср. Memories, ch. VIII.

Анониму, 13 июля 1934 г.

Дорогая фрау N.,

Если X. чувствует себя особенно хорошо, когда изучает религиозную и философскую литературу, это верный знак, что такая деятельность для него жизненно важна. Так что, кроме физического лечения, нужно только поддерживать эту склонность в его природе. Однако, поразительно, что молодой человек 30 лет имеет такую склонность к подобным идеям, которая даже затрагивает тело. Вне зависимости от причины, это, похоже, очень важно. Остается ответить только на один вопрос: можно ли быть уверенным, что X. не нарушает в чем-то жизненно важное коллективное требование, результатом чего стало неестественное усиление духовной активности? Если так, то нарушение его работоспособности означает сопротивление со стороны инстинкта. К сожалению, я мало знаю о личной жизни X., чтобы делать выводы, но с молодыми людьми всегда нужно быть осторожным в этом отношении, потому что требования инстинкта очень легко скрываются обманчивыми духовными интересами. Но если это не так, для него нет лучшей альтернативы, чем прийти к согласию с бессознательным, к добру или к худу. Я рискну предположить, что это так, потому что средний возраст начался слишком рано из-за относительно короткой продолжительности жизни.[1]

С наилучшими пожеланиями,

Искренне ваш, К.Г. Юнг

□ Берлин.

1. X. действительно умер в 55 лет.

Элинед Кошинг, 23 июля 1934 г.

[Оригинал на английском]

Дорогая миссис Кошинг,

Символ пчелы,[1] хотя и принадлежащей к общему классу насекомых, очень особенный. Насекомые в целом всегда указывают на симпатическую систему, обычно демонстрируя некоторую активность в ней ввиду того факта, что у насекомых есть только симпатическая система, которая очень автоматичная и механическая. Пчела в случае вашей пациентки показывает интенсивную деятельность, постоянную вибрацию, производящую своего рода жужжащий звук, как рой пчел. Это беспокойство в низших центрах, тесно связанных с сексом. Пчела – это символ дремлющей Кундалини, готовой ударить. Потому в тантра-йоге[2] сказано, что она порождает жужжащий звук, как рой эротически возбужденных пчел. Она проявляет особое беспокойство, привлекая на себя все внимание, так что сознание становится недоступным для внешних впечатлений и аргументов.

Цель такой активности не в том, что предполагается сознанием, то есть не в непосредственном эротическом опыте. Напротив, это интенсивное усиление Самости. По этой причине такие люди постоянно влюбляются в тех, кто не любит их взаимно. Нужно предотвратить эротический опыт, потому что такой опыт отчуждает ее от тайного предназначения, которым, по крайней мере, пока, является индивидуация. В таком случае она означает большую осознанность. На самом деле, пчела символизирует инстинкт, который делает ее глубоко аутоэротичной. Это нельзя назвать неправильным в данный момент, так как она еще недостаточно взрослая. В определенных отношениях она еще дитя, которому нужно все либидо для собственного развития. Пчела как таковая сейчас, вероятно, символизирует эротические фантазии и мысли, которые ее жалят. Ее рисунок доказывает, что инстинкт пчелы ищет Розу, т.е. мандалу, символ Самости.

Искренне ваш, К.Г. Юнг

□ Аналитический психолог, Вашингтон, округ Колумбия.

1. К. описывала рисунок своей пациентки, на котором было изображено «двадцать или больше пчел … довольно равномерно распределенных по листу бумаги, сгруппированных вокруг розовой розы … которая занимала центр листа». Пациентка совершенно «не осознавала общий эротический фон».

2. В тантра-йоге змея Кундалини свернута в муладхаре, низшей чакре (ср. Вильгельм, 27 авг. 29 г., прим. 2), и в медитации переживается ее подъем к другим чакрам. Ср. также Анон., 5 июля 32 г., прим. 2.

Герману Гессе, 18 сентября 1934 г.

Дорогой герр Гессе,

Спасибо вам за письмо и приложения к нему. Я очень удивлен, что вы думаете, будто я «стал профессорским».[1] Очевидно, я искусно обманул даже ваш орлиный взор. Нужно иметь хорошую наружность «dans ce meilleur des mondes possibles»;[2] так как нет смысла ее не иметь. Жемчуг нельзя метать перед свиньями.

Вы несправедливы ко мне в своих замечаниях о сублимации.[3] Я не из ненависти сражаюсь с этой идеей, а из обильного опыта с пациентами (и врачами), которые постоянно увиливают от трудностей и «сублимируют», т.е. попросту подавляют. Sublimatio – это часть королевского искусства, создающего настоящее золото.[4] Об этом Фрейд ничего не знает, даже хуже, он заграждает все пути, которые могут вести к настоящему sublimatio. Это нечто противоположное тому, что Фрейд понимает под сублимацией.[5] Это не намеренное и насильное сведение инстинкта к ложной области применения, а алхимическая трансформация, для которой нужны огонь и черная prima material[6]. Sublimatio – это великая тайна. Фрейд присвоил эту концепцию и узурпировал ее для сферы воли и буржуазных, рационалистических идеалов. Anathema sit! Но кто понимает сегодня такие вещи? Потому они остаются во тьме. С наилучшими пожеланиями,

Искренне ваш, К.Г. Юнг

□ Письмо написано от руки.

1. В эссе “Ueber einige Bücher”, Die Neue Rundschau, vol. 45, II (1934) Гессе использовал эту фразу в своем обзоре книги Юнга Wirklichkeit der Seele.

2. Лейбниц в «Опытах теодицеи о благости Божией, свободе человека и начале зла» (1710) объявил, что этот мир – лучший из миров, поскольку Бог в своей силе, мудрости и благости мог выбрать только лучшее.

3. В своем обзоре Г. защищал фрейдово использование термина «сублимация» от критики Юнга в работе “Sigmund Freud in His Historical Setting”, CW 15, par. 53.

4. Медитативный, символический аспект алхимии был связан с получением «настоящего золота», которое одновременно хтоническое и духовное, мужское и женское, тело и дух, свет и тьма. Оно представляет единство противоположностей, по какой причине также называлось res simplex, простое вещество, которое, «в конечном счете, указывает на Бога». Jung, “The Visions of Zosimos”, CW 13, par. 117, n. 117.

5. Freud, “Five Lectures on Psycho-Analysis”, Standard Edn., II, pp. 53f, определяет сублимацию как «процесс развития … в котором энергия инфантильных импульсов желания не отрезается [как при подавлении], а остается готовой к использованию – недоступная цель различных импульсов заменяется той, что выше их и, возможно, больше не является сексуальной».

6. Начало и конец (lapis) алхимического делания. Ср. Psychology and Alchemy, pars. 425ff.

Джеймсу Киршу, 29 сентября 1934 г.

Мой дорогой Кирш,

К сожалению, я был так занят неотложными вещами, что никак не мог сесть и спокойно написать вам. Хотя я полностью одобряю тон и уклон вашей статьи,[1] есть одна вещь, против которой я возражаю, и это мнение, что я отождествляю еврея с Фрейдом. Во-первых, это не так, а во-вторых, с еврейской стороны всегда указывали (совсем недавно это сделал Кронфельд[2]), что психоанализ (= Фрейд и Адлер) еврейский по духу.[3] Если так говорят сами евреи, я вынужден предположить, что по крайней мере большое количество авторитетных евреев попросту отождествляют себя с фрейдистской психологией. Из этого можно заключить, что редуктивная точка зрения во многом согласуется с их собственной психологией, особенно если никакой другой точки зрения у них так и не появилось. Безмолвие следует счесть за согласие. Я думаю так же, как и вы, что для евреев было бы чрезвычайно важно и полезно увидеть позитивную сторону бессознательного.

Больше всего меня беспокоит, что нужно найти путь борьбы с раздражительностью и вспыльчивостью, которые все отравляют. При таком положении дел невозможно достичь объективного понимания. Прежде я считался ненавистником немцев, поскольку критиковал их варварство, теперь евреи обвиняют меня, что я перед ними заискиваю. …

Что касается вашей пациентки, это верно, что ее сны вызваны вами. Женский ум – это земля, ждущая семени. В этом смысл переноса. Более бессознательный человек всегда духовно оплодотворяется более осознанным. Отсюда гуру в Индии. Это древняя, как мир, истина. Как только некоторые пациенты приходят ко мне за лечением, род их снов меняется. В глубочайшем смысле мы видим сны не от себя, а от того, что было между нами и другими.

Сердечно приветствую вас,

Всегда искренне ваш, К.Г. Юнг

□ (Письмо написано от руки.) Последний абзац в Psychological Perspectives, III:1 (1972).

1. “Einige Bemerkungen zu einem Aufsatz von C. G. Jung”, Judische Rundschau (Berlin), No. 43 (29 мая 34 г.), обсуждение работы “The State of Psychotherapy Today” с еврейской точки зрения. Другие работы принадлежат Эриху Нойманну (No. 48, 15 июня 34 г.) и Герхарду Адлеру (No. 62, 3 авг. 34 г.).

2. Артур Кронфельд, Берлин, психиатр и психотерапевт.

3. Ср. Бенда, 19 июня 34 г., прим. 3.

Анониму, 29 сентября 1934 г.

[Оригинал на английском]

Мой дорогой N.,

Спасибо вам за письмо! Брак – это действительно жестокая реальность, даже experimentum crucis [решающий опыт – лат. ]в жизни. Я надеюсь, вы научитесь выдержке и не будете бороться с подавляющими нуждами судьбы. Только так можно остаться в центре.

Я хочу снова посетить Англию. Но подготовить новые лекции очень сложно. У меня почти нет времени.

Передайте мои наилучшие пожелания миссис N.

Сердечно ваш, К.Г. Юнг

□ (Письмо написано от руки.) Лондон.

Герману Гессе, 1 октября 1934 г.

Дорогой герр Гессе,

Спасибо за ваш детальный ответ.[1]

Естественно, не стоит спорить из-за слов. Тем не менее, я со всей скромностью хочу отметить, что выражение «сублимация» неуместно в случае художника, поскольку для него дело не в преобразовании первобытного инстинкта, а в том, что первобытный инстинкт (художественный инстинкт) так захватывает личность, что все остальные инстинкты отступают на задний план, порождая труд божественного совершенства.

Простите мне этот терминологический педантизм, но мы живем в испорченном мире, в котором бесчисленные мухи попадают в паутины концепций. С наилучшими пожеланиями,

Искренне ваш, К.Г. Юнг

1. Г. отправил длинный и детальный ответ на письмо Юнга от 18 сент. 34 г., в котором определил свое отношение к сублимации. Следующие отрывки процитированы, поскольку представляют непосредственный интерес: «Я разделяю ваши взгляды на сублимацию Фрейда … но концепция как таковая важна для меня как вопрос культуры в целом. … Действительно, для меня сублимация в конечном счете тоже «подавление», но я использую возвышенный термин только когда кажется допустимым говорить об «успешном подавлении», то есть, когда инстинкт успешно канализируется на величественную область культуры, хотя и не принадлежа к ней по достоинству, скажем, на искусство. К примеру, историю классической музыки я считаю историей техники исполнения и структуры ума, с помощью которой целые поколения композиторов, чаще всего даже не осознавая этого, направляли инстинкты на область, которая из-за этой возвышенной «жертвы» дошла до совершенства, до классицизма. … То, что в психоанализе мне кажется недопустимым, а именно, бегство в псевдосублимацию, я считаю допустимым, ценным и желанным, когда оно успешно, когда жертва приносит плоды. … В рамках нашей категории искусства мы, художники, совершаем настоящее sublimation, не по собственной воле или амбиции, а по благодати. Речь не о «художнике», каким его считает толпа и дилетанты, а о слуге и Доне Кихоте, который даже в своем безумстве все равно рыцарь, жертва [искусства]». (Цитируется с разрешения Suhrkamp Verlag). Письмо опубликовано в Hesse, Briefe (“Bücher der Neunzehn”, vol. 117, 1965), pp. 126ff.

Самуэлю Д. Шмальхаузену, 10 октября 1934 г.

[Оригинал на английском]

Дорогой сэр,

Спасибо вам большое за присланную интересную книгу.

С психологической точки зрения важно взглянуть на проблему дальнейшего развития человека с позиции коллективных влияний, равно как и с его индивидуального положения. Будучи врачом, я, естественно, имею дело со страданиями индивидуума, а не с марксистским движением. Что марксизм может сделать с человеком, можно узнать только там, где это движение действительно влияет на индивидуума, например, в России, Германии или Италии. Всегда есть и всегда будут две точки зрения, точка зрения социального лидера, который, если он вообще идеалист, ищет спасения в более или менее полном подавлении индивидуума, и точка зрения вождя умов, который ищет улучшения только индивидуума. Я не вижу способа примирения между ними, поскольку это необходимые пары противоположностей, поддерживающих равновесие мира.

Искренне ваш, К.Г. Юнг

□ Нью-Йорк.

Вольфгангу Паули, 29 октября 1934 г.

Дорогой профессор Паули,

Благодарю вас за присланную работу Джордана.[1] Я думаю, она должна быть опубликована, так как рассматривает переход физиков к наблюдениям в психологической области. Эта работа была неизбежна. Придя к заключению, что наблюдаемое вызвано вмешательством наблюдателя, последовательный исследователь неведомых недр атома не может не заметить, что природа наблюдаемого процесса становится доступной восприятию в нарушениях, вызванных наблюдением. Проще говоря, если достаточно долго смотреть в черную дыру, вы заметите, что туда смотрит. Это также принцип мышления йоги, выводящей все мышление из абсолютной пустоты сознания. Этот метод мышления, таким образом, представляет особый интерес в интроспективном исследовании психики в целом.

Что касается упоминания Джорданом парапсихологических явлений, ясновидение в пространстве – это, конечно, один из самых очевидных феноменов, демонстрирующих относительную невозможность нашей эмпирической картины пространства. Чтобы подкрепить этот аргумент, ему нужно было бы прибавить ясновидение во времени, которое продемонстрировало бы относительность нашей картины времени. Джордан, естественно, рассматривает эти явления с точки зрения физика, тогда как я начинаю как психолог, то есть, исходя из факта коллективного бессознательного, как вы верно заметили, которое представляет собой слой психики, на котором индивидуальные различия сознания более или менее стираются. Но если индивидуальные сознания в бессознательном исчезают, всякое восприятие бессознательного происходит словно в одном человеке. Джордан говорит, что отправители и получатели в одном осознанном пространстве одновременно наблюдают один и тот же объект. Это утверждение можно повернуть и сказать, что в бессознательном «пространстве» отправители и получатели – это один и тот же воспринимающий субъект. Как вы видите, я, как психолог, говорю с точки зрения воспринимающего субъекта, тогда как физик говорит с точки зрения обычного пространства, в котором присутствуют два или более наблюдателя. Взгляд Джордана, доведенный до логического завершения, приводит к предположению абсолютно бессознательного пространства, в котором бесконечное количество наблюдателей наблюдают один и тот же объект. Психологическая версия будет такова: в бессознательном есть только один наблюдатель, наблюдающий бесконечное количество объектов.

Если вы обратите внимание Джордана на мои сочинения, я бы рекомендовал упомянуть – кроме уже процитированного вами эссе[2] – “Basic Postulates of Analytical Psychology” в том же томе.[3] Что касается коллективного бессознательного, в более раннем томе, Seelenprobleme der Gegenwart, есть эссе, в котором я обсуждаю эту тему более детально, а именно, “The Structure of the Psyche”.[4] Буду благодарен, если можно оставить работу Джордана еще на какое-то время.

Мне только что вспомнилось, что об относительности времени есть книга одного из учеников Эддингнтона, Данна, под названием Эксперимент со временем,[5] в которой он рассматривает ясновидение во времени так же, как Джордан – ясновидение в пространстве. Он утверждает бесконечное число временных измерений, грубо соответствующих «промежуточным стадиям» Джордана. Мне было бы очень интересно услышать, как вы относитесь к аргументам Данна.

Я также благодарю вас за личные новости и желаю дальнейшего прогресса. С наилучшими пожеланиями,

Искренне ваш, К.Г. Юнг

□ (1900-1958) – австрийский физик-теоретик, позже жил в Цюрихе. Он получил Нобелевскую премию по физике в 1945 г. за формулирование «принципа запрета» (также известного как «принцип Паули»). Читал лекции в Цюрихе (где и умер) и часто встречался с Юнгом для плодотворного обмена идеями о связи между ядерной физикой и психологией. Ср. Jung and Pauli, The Interpretation of Nature and the Psyche (orig. 1952). Паули принадлежит “The Influence of Archetypal Ideas on the Scientific Theories of Kepler”; Юнг – “Synchronicity: An Acausal Connecting Principle”, CW 8. Это письмо опубликовано с разрешения фрау Франки Паули.

1. “Positivistische Bemerkungen über die paraphysischen Erscheinungen”, позже опубликована в Zentralblatt für Psychotherapie, IX (1936).

2. “The Soul and Death”, CW 8.

3. Ibid.; оригинал в Wirklickheit der Seele.

4. В CW 8.

5. John William Dunne, An Experiment with Time (1927). Cf. Jung, “Synchronicity”, pars. 852f.

Паскуалю Джордану, 10 ноября 1934 г.

Дорогой профессор Джордан,

Спасибо большое за присланные оттиски,[1] некоторые из которых мне уже знакомы.

Хотя я не математик, меня интересует развитие современной физики, которая все ближе подбирается к природе психики, что я заметил очень давно. Я часто говорил об этом с Паули. Речь идет о тех аспектах психики, которые можно упоминать только с величайшей осторожностью, так как можно столкнуться с непониманием. Вероятно, со временем вы с ними познакомитесь. Пока вы придерживаетесь физической стороны мира, вы можете говорить практически что угодно, более или менее вероятное, не подвергая себя обвинениям в ненаучности, но если затронуть психологическую проблему, маленький человек, тоже идущий в науку, приходит в неистовство.

Что касается вашей работы,[2] я могу лишь сказать, что прочитал ее с большим интересом. Она отмечает крайне памятный момент в истории разума, момент, когда завершается круг,[3] или когда прорубание тоннеля с разных сторон горы заканчивается. Не знаю, сказал ли вам Паули о письме, которое я написал ему о вашей рукописи. Если нет, я возьму на себя смелость отправить вам твердую копию. В то же время я хотел бы сказать вам, что попросил своего книгопродавца отправить вам книгу с моим эссе “The Structure of the Psyche”.

Что касается гипотезы о коллективном бессознательном, далеко не весь материал по этому вопросу был опубликован. По упомянутым выше причинам я вынужден ограничиться в настоящее время исключительно параллелизмом психическим явлениям. Имея это в виду, я издал совместно с Ричардом Вильгельмом небольшую книгу, посвященную даосскому тексту под названием Тайна Золотого Цветка. Там вы найдете те параллели, о которых я говорю. Странные случаи параллелизма во времени, которые обычно считаются совпадениями, но я называю их синхронистичными явлениями[4], очень часто случаются при наблюдении бессознательного. В этой связи есть довольно сумасшедшая книга Каммерера, Закон периодичности,[5] которая может быть вам знакома. Кроме того, стоит отметить, что китайская наука основана на принципе синхронистичности,[6] или параллелизме во времени, что мы, естественно, отвергаем как суеверие. Стандартная работа по этой теме – это И Цзин, перевод которой сделал Ричард Вильгельм с прекрасным комментарием.

Снова с благодарность и наилучшими пожеланиями,

Искренне ваш, К.Г. Юнг

□ Немецкий физик, профессор в Ростоке, Берлин, и Гамбурге; сделал важный вклад в квантовую физику. Ср. Jug, “On the Nature of the Psyche”, CW 8, par. 440, n. 131, и “Synchronicity”, CW 8, par. 862, no. 55.

1. Точные названия установить невозможно, но из письма Джордана редактору от 18 апр. 66 г., в них рассматривались основные принципы квантовой механики и их связь с каузальностью.

2. В письме от 2 нояб. 34 г., сопровождающем вышеупомянутые оттиски, Дж. написал о своей работе “Positivistische Bemerkungen über die [ara[hysischen Erscheinungen”: «Мне очень приятно услышать от Паули, что он отправил вам копию рукописи, в которой я пытаюсь интегрировать телепатические и другие явления в нашу научную картину мира – или скорее интегрировать их в фундаментальное расширение этой картины. Это расширение кажется мне необходимым на основании эпистемологических соображений, следующих из последних открытий в физике и современной психологии бессознательного. Паули также обратил мое внимание на отношения между концепциями, представленным в моей рукописи и вашей концепции «коллективного бессознательного». Я пытаюсь достать две ваши работы, которые упоминал Паули. Я с большим интересом прочитал ваше эссе “The Soul and Death”, которое Паули мне прислал». (О телепатических явлениях см. ibid., pars. 813ff.)

3. Ср. “On the Nature of the Psyche”, par. 439, n. 130, цит. Паули: «На самом деле, в этой точке физик может ожидать психологического соответствия, поскольку эпистемологическая ситуация в связи с концепциями «сознания» и «бессознательного», похоже, предполагает довольно близкую аналогию … ситуации «комплементарности» в физике. … Невозможно отрицать, что развитие «микрофизики» приблизило метод описания природы в этой науке очень близко к методу новейшей психологии».

4. Юнг ввел термин «синхронистичность», чтобы описать «одновременное появление определенного психического состояния в одном или нескольких внешних событиях, которые кажутся значимыми параллелями кратковременному субъективному состоянию» (“Synchronicity”, par. 850). Одна из самых ранних формулировок синхронистичности может быть найдена в записях семинара Dream Analysis, I, autumn 1929, p. 103: «Я ввел слово синхронистичность как термин, покрывающий эти явления, то есть вещи, происходящие в один и тот же момент как выражение одного и того же содержания времени».

5. Paul Kammerer, Das Gesetz der Serie (1919). (Cf. “Synchronicity”, pars. 824f.) Не сохранилось ни одного другого письма Юнга Джордану вплоть до 1 апр. 48 г. То, что непосредственная переписка должна была быть, очевидно из письма Джордана от 17 фев. 36 г., в котором он благодарит Юнга за присланный оттиск работы “Traumsymbole des Individuationsprozesses” (Eranos Jahrbuch 1935), теперь пересмотрена как Part II, “Individual Dream Symbolism in Relation to Alchemy” в Psychology and Alchemy. Он пишет: «Я глубоко впечатлен тем, как раскрывается посмертное понимание алхимии. Сам я долгое время считал, что крайне поверхностная современная оценка алхимии должна быть отвергнута. Однако, до сих пор я тщетно искал более глубокого понимания этого явления, столь значимого в истории цивилизации».

6. Ср. “Richard Wilhelm: In Memoriam”, CW 15, par. 81.

Гансу Конраду Бенцигеру, 26 ноября 1934 г.

Дорогой коллега,

Вы, как и я, обнаружили, что взгляды современной психотерапии[1] выходят далеко за грань медицины и пробудили интерес у широкой публики, которая становится угрозой. Без сомнения, вам также известно, что Фрейд, несмотря на его интенсивное сопротивление «дикому» психоанализу не смог не довериться компетенции своей медицински неподготовленной дочери[2] и даже публично выражал весьма еретические взгляды[3] на медицинское будущее психоанализа. Потому я придерживаюсь мнения, что врачи должны следить за этой тенденцией. По этой причине я подчеркнул на последнем Психотерапевтическом конгрессе в Наухайме, как важно, чтобы не-медицинское движение оставалось под контролем врачей, а для не-медицинских психологов должен быть предписан строгий курс обучения и закрепление за врачами. Есть, без сомнения, много случаев людей, которым нужно психологическое образование, хотя их нельзя приписать никакой клинической группе неврозов. Это также люди, которые по данной причине никогда не посетят врача, но, если принадлежат к католической церкви, обратятся к отцу-исповеднику. Возможно, такие люди станут клиентурой психологических советников. Как вы верно предполагаете, среди этих людей есть определенно невротические случаи, которые по этим и другим причинам скорее должны обратиться к врачу. Если же врачи с самого начала закрывают глаза на большое непрофессиональное психологические движение, уже существующее, оно не будет подавлено, как показывает опыт, напротив, станет независимым. Таким образом врач потеряет всякий контроль за деятельностью непрофессиональных терапевтов. По моему скромному мнению, дальновидная политика безусловно требует установить нормальное сотрудничество между непрофессиональными психологами и врачами, чтобы шарлатаны не устроили бунт.

Однако, медицинская психология, как всякая другая ветвь искусства исцеления, требует технических ассистентов, которым нужна тщательная подготовка. Потому уже существует педагогическая терапия, которая с нами, по крайней мере, не попадет в руки врачей, но они должны о ней знать. Если врачи решат, что им не нужно ничего знать об этих разработках, то однажды столкнутся с тем фактом, что эти разработки ушли далеко вперед. На основе длительного опыта я пришел к заключению, что лучше консолидировать эти расколотые группы и, если возможно, выработать некий порядок, разграничивающий области работы и усиливающий требуемый медицинский контроль за деятельностью непрофессиональных психологов.

Должен признать, что не понимаю причины, по которым вы держитесь в стороне от этих начинаний. Я думаю, что ни в коем случае не следует вести себя, подобно страусу, по отношению к ведущимся разработкам. В Германии пытаются наладить отношения между медициной и немедицинской психологической работой, и только это дает возможность контроля. В данном отношении это все равно что борьба с венерическими болезнями; выталкивание проституции с глаз долой никак не помогает предотвратить заражения.

Мне не кажется таким плохим то, что механические и гормональные точки зрения отвергаются, так как в конце концов мы лечим неврозы не механизмами или гормонами, а психически, и в настоящее время идея о том, что психика – это гормональная система, относится к области мифологии. Потому я стою за психотерапевта, спокойно признающего, что он лечит и исцеляет не диетой и не таблетками и не ножом хирурга. С приветствиями коллеге,

Искренне ваш, К.Г. Юнг

□ M.D., (1895-1956), швейцарский психиатр и психоаналитик. Ср. его Persönliches und Archetypisches im Individuationprozess (1947).

1. Основное содержание этого письма появляется в “Contribution to a Discussion on Psychotherapy”, CW 10, Appendix, pars. 1062f., и по сути не отличается от президентского обращения Юнга на конгрессе в Наухайме (ibid., par. 1035, n. 2).

2. Анна Фрейд, младшая дочь Фрейда (род. 1895 г.), ведущий представитель психоанализа.

3. Freud, “The Question of Lay Analysis”, Standard Edn. 20, pp. 179ff.

Дж. Б. Райну, 27 ноября 1934 г.

[Оригинал на английском]

Дорогой сэр,

Я получил копию вашей интереснейшей книги Экстрасенсорное восприятие[1], но не знал, что обязан этим вашей любезности.

Я очень интересуюсь всеми вопросами, связанными со странным поведением психики в связи со временем и пространством, т.е. с кажущимся исчезновением этих категорий в определенной умственной деятельности.

Я вполне готов дать вам информацию о собственном опыте в этой области, но хотел бы знать, чего вы от меня ожидаете.

Что касается случая взорвавшегося ножа[2], я могу лишь сказать вам, что это случилось в 1898 г. при вполне обычных обстоятельствах. Нож был в корзине возле куска хлеба, а корзина была в запертом буфете. Моя престарелая мать сидела метрах в трех, возле окна. Сам я был в саду у дома, а слуга на кухне, на том же этаже. Больше никого в то время в доме не было. Внезапно нож взорвался прямо в буфете со звуком пистолетного выстрела. Сначала это показалось необъяснимым, пока мы не обнаружили, что нож разорвался на четыре части и лежал разломанным в корзине. На самой корзине не было найдено н следа разрыва или разреза, как и на куске хлеба, так что взрывная сила, видимо, смогла лишь разломать нож и полностью истощилась.

Через несколько дней после этого при очень похожих обстоятельствах круглый стол диаметром примерно 130 см. внезапно разломался примерно на три четверти вглубь.[3] Столу было уже 90 лет, его форма не менялась, а в доме не было центрального отопления. Я был в прилегающей комнате с открытой дверью, и звук был такой же, как у пистолетного выстрела.

По моим представлениям, эти два факта связаны со знакомствами, которые я завязал в те дни. Я встретил девушку с заметными медиумическими способностями и задумал провести с ней эксперименты.[4] В то время она жила на расстоянии примерно четырех километров. Она тогда не приближалась к моему дому, но вскоре началась серия сеансов с ней. Она сказала мне, что живо размышляла об этих сеансах в те дни, когда начались взрывы. Она могла производить заметные стуки по мебели и стенам. Некоторые такие стуки происходили даже в ее отсутствие на расстоянии примерно в четыре километра.

Я пришлю вам фотографию ножа. Снова благодарю вас за ценную книгу.

Искренне ваш, К.Г. Юнг

□ Тогда профессор психологии в университете Дьюка, Дарем, Северная Каролина; хорошо известен экспериментальными исследованиями экстрасенсорного восприятия. Ср. многочисленные ссылки Юнга на работы Райна в “Synchronicity: An Acausal Connecting Princicple”, CW 8. В 1965 г. основал Институт Парапсихологии, спонсированный Фондом исследования природы человека, в Дареме.

1. J.B. Rhine, ExtraSensory Perception (1934). Р. отправил ее Юнгу, прочитав его работу Современный человек в поисках души (1933). В письме от 14 нояб. 34 г. он упомянул «некоторые эксперименты, разработанные для проверки способности человеческого разума к экстериоризации или экстренализации». Он также просил Юнга сообщать о личных наблюдениях по данной теме, в частности, о случае «взорвавшегося ножа». В личном общении (1972) профессор Райн утверждал, что узнал историю ножа (ранее не опубликованную) от профессора Уильяма МакДугала (1871-1938), бывшего главы Департамента психологии в университете Дьюка, а ранее сотрудника Юнга. Ср. CW 16, pars. 255ff.

2. Ср. Memories, p. 105/108.

3. Ibid., pp. 105ff./108ff.: «Столешница раскололась от края и дальше центра стола».

4. Ibid., pp. 105f./109f. Результаты этих экспериментов стали основной докторской диссертации Юнга (1902): «О психологии и патологии так называемых оккультных явлений».

Собственность Дж. Б. Райна

Р. Шмиду, 21 декабря 1934 г.

Дорогой герр Шмид,

Сам по себе факт частых сновидений не может считаться ненормальным. Есть много людей, ведущих очень активную жизнь во сне, но нельзя сказать, чтобы это было хоть сколько-нибудь экстраординарно или патологично. Если, с другой стороны, люди, которые обычно видят мало снов, попадают в фазу сна очень часто, это верный знак, что происходит перегрузка бессознательного, обычно из-за проблематичной ситуации, которую сновидец не заметил или с которой не справился. В таких случаях можно сказать, что бессознательное может предложить самые разные вещи сознанию, если, конечно, он поймет, что бессознательное имеет в виду. Но даже такая активизация бессознательного сама по себе не патологична. Только когда сновидца беспокоят сны, или он чувствует себя нервным на следующий день, можно говорит о настоящем нарушении психического равновесия. Но это само по себе тоже не может быть тревожным фактом, так как равновесие может быть временно нарушено без всякой опасности долговременного расстройства.

Искренне ваш, К.Г. Юнг

□ Цюрих.

Наши партнеры Баннеры


Рекомендуем:
http://maap.ru/ – МААП – Московская Ассоциация Аналитической Психологии
http://www.olgakondratova.ru/ – Ольга Владимировна Кондратова – Юнгианский аналитик
http://thelema.ru/ – Учебный Колледж Телема-93
http://thelema.su/ – Телема в Калининграде
http://oto.ru/ – ОТО Ложа Убежище Пана
http://invertedtree.ucoz.ru/ – Inverted Tree – Эзотерическое сообщество
http://samopoznanie.ru/ – Самопознание.ру – Путеводитель по тренингам
http://magic-kniga.ru/ – Magic-Kniga – гипермаркет эзотерики
http://katab.asia/ – Katab.asia – Эзотерритория психоккультуры – интернет издание
https://www.mfmt.ru/ – Международный фестиваль мастеров Таро
http://www.radarain.ru/triumfitaro
http://www.agoraconf.ru - Междисциплинарная конференция "Агора"
классические баннеры...
   счётчики