Среда, 07 октября 2015 20:21

Карл Густав Юнг Письма от 1935 г.

Карл Густав Юнг

Письма от 1935 г.

Полу Бьерру, 11 января 1935 г.

Дорогой коллега,

Так как у меня практически международная практика, и взгляды на психотерапию[1] отличаются от наших, особенно в англо-саксонских странах, я очень рано, то есть больше чем 20 лет назад, оказался в положении инструктора по психотерапии для людей, работающих в собственных странах консультирующими психологами или практическими психологами в педагогических институтах или свободными практиками. Затем после войны множество немцев, особенно учителей, пришли ко мне за подготовкой в области практической психологии. Множество из этих непрофессиональных психологов работают с врачами, и я должен подчеркнуть, что это сотрудничество обычно приносило очень полезные результаты. Сам факт того, что две головы лучше одной, и что учителя или даже образованные непрофессионалы часто обладают пониманием практической психологии, которое не следует недооценивать, часто очень помогает в работе врача.

Потому я, как вы знаете, несколько раз публично заявлял, что для практикующих психологов, дополняющих работу врачей, следует создать особое место в педагогике и социальных науках. С медицинской стороны было бы непозволительным допущением думать, что человеческая психика – это объект исключительно медицинского влияния. Нервным пациентам часто нужно обычное образование и подготовка, чтобы научиться лучше справляться с психическими трудностями. У каждого хирурга есть одна или больше медсестер, которые трудятся под его руководством и обычно справляются лучше ассистентов. Со временем мы достигнем похожей ситуации и в психотерапии. Я нахожу решительно безответственным со стороны врачей просто игнорировать невероятное распространение психологического знания в наши дни и пытаться сохранить психотерапию как исключительно медицинскую вотчину. Таким путем они только создают психологическое движение, отколовшееся от медицины в области общей педагогики, которое, таким образом, с необходимостью окажется вне всякого врачебного контроля. Потому я пользуюсь всякой доступной возможностью защищать ту точку зрения, что педагогически мыслящие психотерапевты, священники и работники образования в строгом смысле должны работать вместе, а не против друг друга, но каждый раз сталкиваюсь с крайне неуместным и недальновидным сопротивлением врачей.

Надеюсь, я выполнил ваше желание узнать о моей позиции. С приветствиями коллеге,

Искренне ваш, К.Г. Юнг

1. О теме письма см. Брюэль, 19 мар. 34 г., прим. 1.

И.Г. ван дер Хоопу, 19 января 1935 г.

Дорогой коллега,

Что касается переговоров о следующем конгрессе, я просил швейцарского представителя секретариата, доктора Мейера,[1] отправить вам программу в том виде, в каком она готова сейчас. Подготовка осложняется самыми разными трудностями. Нужно не только учесть различные пожелания, нужно также считаться с отзывом делегатов и многим другим.

Естественно, я был бы рад, если бы кто-то из Швейцарии прочитал лекцию. … Несколько молодых людей на моей стороне недостаточно представительны. У меня самого есть серьезные причины держаться в тени из-за предубеждения, что я просто антипод Фрейда и Адлера. Следовательно, это порождает непонимание, не способствующее сотрудничеству.

Я сделал все, что мог, чтобы предотвратить националистические выпады на Международном Конгрессе и создать базис чисто научной природы, но если вы видели книгу Гаугера,[2] то поймете, что мои усилия сталкиваются с огромными трудностями. Сложность в том, что международное движение может состояться, только этому будут способствовать все. Но если каждый отступит, чтобы посмотреть, как все сложится, ничего, конечно, и не получится. Осознавая этот факт, я немедля посвятил свои усилия такому движению в надежде, что другие чувствительные люди сделают то же самое. Потому что только нам предстоит поставить международное движение на ноги. Если мы вообще собираемся это предпринять в нынешних обстоятельствах, то без Германии нам этого не удастся. «Нейтралы» слишком слабы и, более того, отголоски нынешней политической ситуации и психической эпидемии, разразившейся в Германии, так или иначе достигнут нас. Потому лучше взять быка за рога и сноситься напрямую с немцами.

Здесь в Швейцарии после многих усилий мне удалось свести множество врачей и психологов, чтобы 22 января состоялось собрание для празднования основания швейцарской национальной группы. Ни один из престарелых психотерапевтов не будет присутствовать, поскольку большинство из них предпочитают жить в сектантском уединении.

По моему скромному мнению, «достаточно международное начало» было положено, так что, если каждая национальная группа действительно хочет присоединиться, Международное Общество вполне возможно. Тому, что это общество сейчас не всеобъемлющее, виной не наши намерения, а политические условия, которые не в нашей власти, а также безусловно сектантская склонность психотерапевтов. Опять-таки, это мы должны приложить все усилия, чтобы справиться с такими патологическими симптомами.

Что касается моих лекций в Амерсфорте, я хочу прочитать лекцию в голландском Обществе психотерапии о «Принципах практической психотерапии».[3] Что касается других лекций в Амерсфорте, я запланировал с доктором ван дер Ватером[4] семинар, на котором будут обсуждаться фундаментальные концепции. Из того, что он говорит, у меня сложилось впечатление, что будет присутствовать не только медицинская публика, потому у меня на уме было общее описание теории комплексов и практического анализа сновидений, поскольку я считал, что специфически медицинские вопросы о признаках и т.д. следует оставить для дискуссии. Я буду благодарен, если бы дадите мне знать, одобряете ли такой план. Вы должны помнить, что природа этих приготовлений в Амерсфорте для меня совершенно нова и незнакома. С наилучшими пожеланиями,

Искренне ваш, К.Г. Юнг

1. К.А. Мейер, M.D., швейцарский психиатр и аналитический психолог; с 1961 г. профессор психологии Швейцарского Федерального Политехнического (ETH), Цюрих. Ср. его Ancient Incubation and Modern Psychotherapy (1949; tr. 1967); Die Empirie des Unbewussten (1968).

2. Kurt Gauger, Politische Medizin, Grundriss einer deutschen Psychotherapie (1934). Он продвигал психотерапию, основанную на концепциях Гитлера.

3. “Principles of Practical Psychotherapy”, CW 16. Лекция была впервые прочитала в Цюрихском медицинском обществе в начале января 1935 г.

4. Тогда директор Международной школы философии в Амерсфорте.

Доктору С., 28 января 1935 г.

Дорогой коллега,

Ваш вопрос о сновидениях связан с малоизученной проблемой отношения сновидца к сновидению. Есть разные уровни осознания, разные степени интенсивности и ослабления сновидческого опыта. Насколько я могу судить, похоже, что с внутренней дистанцией по отношению к событиям сна коррелируется определенная степень пробужденного сознания; иными словами, когда я на грани пробуждения, это выражается в некоем отталкивании от переживаний во сне, будто кто-то другой переживает этот сон, а я только получаю об этом отчет. И наоборот, очень часто случается так, что в начале сна человек переживает что-то вроде кинопостановки, или знает о том, что было сказано ранее, или что у него установилось определенное мнение, и только в более глубоком сновидении вступает в действие как активный протагонист. И тут он оказывается во сне. Я был бы очень осторожен с предположениями о «выдумке». У меня есть основания сомневаться, что такая вещь вообще возможна в сновидениях. С наилучшими пожеланиями,

Искренне ваш, К.Г. Юнг

Дж.А. Фарнеру, 18 февраля 1935 г.

Дорогой доктор Фарнер,

Что касается Психологических типов, я должен сказать, что всегда использую типологию в строгом смысле как критический аппарат, так как сама идея психологической типологии и есть попытка создания критической психологии. Но я считаю это только одной стороной книги. Другая сторона связана с проблемой противоположностей, возникающих вследствие такого критицизма. Я обсуждаю это преимущественно в главах 2 и 5 о Шиллере и Шпителлере. Тут скрывается суть книги, хотя большинство читателей этого не заметили, поскольку поддаются искушению классифицировать все типологически, а это само по себе довольно бесплодное занятие. Потому я подчеркнул в испанском издании,[1] что моя типология прежде всего критический аппарат для тщательного изучения эмпирического материала, собранного в процессе анализа. Так что я вовсе не начинаю с классифицирования пациентов по типам, а потом даю соответствующий совет, как мой коллега, которого Господь наделил поразительной способностью к мгновенным утверждениям. Обычно я использую эти технические термины в практической работе, только когда нужно объяснить некоторым пациентам односторонность их поведения, их особые отношения с другими людьми и другие подобные вещи.

Надеюсь, этих подсказок будет достаточно. Пожалуйста, не расстраивайтесь из-за возможной критики.[2] Мы в Клубе очень чкультурно относимся к выступающим. С наилучшими пожеланиями скорейшего выздоровления,

Искренне ваш, К.Г. Юнг

1. На самом деле, в аргентинском, Tipos Psicologicos (Buenos Aires, 1936). Предисловие Юнга включено в Psychological Types, CW 6, pp. xiv-xv.

2. Ф. собирался прочесть в Психологическом клубе Цюриха работу “Begegnung mit Jung” [Встреча с Юнгом – нем.]

Анониму, 12 марта 1935 г.

[Оригинал на английском]

Дорогая миссис N.,

Я с интересом прочитал, что вы заняты своей книгой, и особенно рад узнать, как много это для вас значит. Уверен, что вы многое извлечете, пересматривая и проясняя важную часть своего прошлого.

Я, как обычно, занят и собираюсь весной давать в ETH[1] семинар для самых начинающих, то есть очень молодых студентов, которые ничего не знают. Если так пойдет и дальше, через несколько лет я буду давать семинар в яслях, что, как мне кажется, будет еще выгоднее, потому что такое преподавание заставляет меня придерживаться крайней простоты выражения. К ужасу своему я обнаружил, что слишком сложно объясняю сложные темы. Это хорошо, только если хочешь показаться глубокомысленным, но, как правило, это не более чем заслуживающее осуждения вовлечение в основной предмет. Это требует некоторого самоотречения, которое, в конце концов, самое здоровое упражнение.

С наилучшими пожеланиями терпения, выдержки и концентрации на детской книжке, остаюсь

Сердечно ваш, К.Г. Юнг

□ США.

1. Eidgenossische Technische Hochschule (Швейцарское федеральное политехническое училище), где Юнг читал лекции в 1933-1940 гг. Во время написания данного письма его темой была «Современная психология», окт. 1933 – июль 1935; 2 тома, размноженных на мультиграфе для частного распространения на английском и оригинальном немецком.

Отто Кёрнеру, 22 марта 1935 г.

Дорогой коллега,

Спасибо за ваше письмо. Я немного сомневаюсь, что сделанное вами правдивое описание смысла моей психологии будет правильно воспринято тем, кто, придя с улицы, не обладает необходимым знанием, чтобы понять, о чем она говорит на самом деле. Таким людям я обычно ничего не говорю о ее глубоких намерениях и основаниях, а лишь извещаю о том факте, что в Цюрихе долгие годы шел английский семинар.[1] Более того, я читаю публичные лекции и со следующего семестра веду семинар для студентов. Вдобавок, я сам провел множество подготовительных анализов, а также их проводили мои ученики. Если ничего подобного не организовано в Германии, то преимущественно потому что немцы гораздо позже англосаксов заметили, что есть и другие психические вещи, кроме интеллекта. Кроме того, как вы знаете, и до сих пор в Германии мало кто может заглядывать так далеко. Как по мне, только эта академическая ограниченность интеллектом объясняет антисемитизм.

По моему мнению, было бы очень удачно, если бы вы рассказали профессору Х. о моих взглядах на подготовительный курс. В этой связи я послал профессору Герингу записку. Прежде всего я требую знаний в области клинической психиатрии и органических нервных заболеваниях. Во-вторых, подготовительный анализ, 3. некоторое философское образование, 4. изучение первобытной психологии, 5. сравнительной религии, 6. мифологии, 7. аналитической психологии, начиная со знания диагностической ассоциативной техники, техники толкования сновидений и фантазий, 8. подготовка собственной личности, т.е. развитие и дифференциация функций, необходимых для обучения. Вот требования, которые я предъявляю к ученику. Естественно, мало кто может из выполнить, но я давно бросил выпускать промышленные изделия. Прежде всего, я не хочу вызвать впечатление, что считаю психотерапию интеллектуальной детской игрой, и всегда старательно даю людям понять, что реальное знание человеческой психики требует не только обширного обучения, но и развитой личности. В конечном счете, с психикой нельзя обращаться при помощи какой-то одной техники, и в психотерапии мы имеем дело с душой, а не со старым механизмом, с которым можно сладить равно механистическими методами. Потому нужно избегать впечатления, что психотерапия – это простая техника. Такой взгляд подрывает достоинство и престиж нашей науки, которую я считаю высочайшей.

С наилучшими пожеланиями,

Искренне ваш, К.Г. Юнг

□ M.D., психотерапевт в Дрездене.

1. Юнг проводил еженедельные семинары на английском языке для своих учеников и избранных пациентов в Психологическом клубе. Среди тем были Анализ сновидений (Dream Analysis, 1928-30, 5 томов), Толкование видений (The Interpretation of Visions, 1930-34, 11 томов) и Психологические аспекты Заратустры Ницше (Psychological Aspects of Nietzsches Zarathustra, 1934-39, 10 томов). Отчеты об этих семинарах, отредактированные Мэри Фут, были размножены на мультиграфе для частного распространения, но подборка в нескольких томах под редакцией Р.Ф.К. Халла будет опубликована под руководством Фонда Боллингена. Ср. Морган, 28 дек. 27 г., прим. □.

Доктору S., 22 марта 1935 г.

Дорогой коллега,

Проработка снов,[1] присланная вами, содержит все исходные точки, необходимые для их толкования. Иными словами, вы нашли адекватное толкование в своем рассуждении. Я бы только добавил, что тут есть очевидное изменение фигуры анимы. Возможно, поэтому она исчезает. Она исчезает в своей ранней форме и становится яснее в другой, что часто случается в таком процессе. Она может превратиться из ребенка в старуху и из животного в богиню. Если она стара, это указание на то, что сознание становится все более инфантильным. Если она молода, то человек в своей сознательной установке слишком стар. Ребячливость сознательной установки не следует понимать как регрессию; она часто необходима, чтобы создать непредвзятое, наивное, восприимчивое сознание. Это нужно, чтобы понять духовную сторону фигуры анимы. Я не буду говорить больше, чтобы не помешать вашей дальнейшей работе в этом направлении.

Псориаз фигуры анимы – это следствие определенных содержаний внутри нее, как бы в крови, которые выступают на поверхность. На это также указывают змеиный узор псориаза. Это своего рода картина, появляющаяся на коже. Очень часто это указывает на необходимость отобразить определенные содержания или состояния графически и в цвете. Иногда это нужно, поскольку их нельзя постигнуть концептуально, а только конкретно. Эта «художественная» активность также предполагается тем фактом, что анима украшена самыми разными рукоделиями. Можно сказать, все эти труды анимы – продукты женского ума в мужчине. Женский ум образный и символический, и он приближается к тому, что древние называли Софией.

Никакой платы не требуется. С наилучшими пожеланиями,

Искренне ваш, К.Г. Юнг

1. Сами сны не сохранились.

Дж. Б. Райну, 20 мая 1935 г.

[Оригинал на английском]

Дорогой доктор Райн,

Я рад, что смог сделать вклад в ваши исследования, но будучи менее оптимистичным, чем вы, американцы, я никогда не выказываю свои переживания. В прошлом я слишком многому научился в этом отношении. Есть вещи, совершенно непостижимые для косных умов нашей расы и времени. Есть риск, что тебя сочтут безумным или неискренним, и я так часто сталкивался и с тем, и другим, что научился помалкивать. Я прошу каждого психолога в Европе оказать любезность и не вешать эту фотографию[1] на стену, но раз Северная Каролина далеко от Европы, так далеко, что мало кто подозревает о существовании университета Дьюка, я не возражаю. Я обнаружил, что очень мало людей интересуется такими вещами со здоровыми мотивами, а еще меньше способно думать об этих и схожих предметах, так что за годы пришел к убеждению, что основная трудность не в том, как сказать, а как не говорить об этом. Человеческий horror novi [страх всего нового – лат.] так велик, что люди всегда предпочитают считать побеспокоившего их ближнего за сумасшедшего, лишь бы не лишиться своих скромных умственных способностей. Если вы действительно намерены учить людей чему-то хорошему, то должны стараться избегать таких предрассудков. Вот по каким причинам я не слишком распространяюсь о своих переживаниях. Они поставят перед научным миром слишком тревожные проблемы.

Искренне ваш, К.Г. Юнг

1. Взорвавшегося ножа, упомянутую в Райн, 27 нояб. 34 г.

Анониму, 23 мая 1935 г.

Дорогая фрейлейн N.,

Поскольку сейчас вопрос, в сущности, заключается в консолидации вашей личности, я бы настоятельно советовал вам пройти этот этап анализа с женщиной, поскольку опыт показал, что анализ с мужчиной всегда действует на анимуса, который со своей стороны снова ослабляет личность, тогда как анализ у женщины, напротив, оказывает «кристаллизующее» воздействие. С наилучшими пожеланиями,

Искренне ваш, К.Г. Юнг

□ Восточная Франция.

Иоланде Якоби, 24 июня 1935 г.

…Когда я лечу католиков, страдающих от невроза, то считаю своим долгом вернуть их обратно в лоно Церкви, к которой они принадлежат. Для каждого, кто принадлежит к католической вере, конечные решения во власти Церкви. Психология в данном контексте, таким образом, означает просто удаление тех факторов, которые мешают конечному признанию власти Церкви. Всякий, кто ставит какой-то другой «фактор» выше авторитета Церкви, больше не католик. …

Пастору Фрицу Пфеффлину, 5 июля 1935 г.

Дорогой пастор Пфеффлин,

Хотя ваш вопрос понятен,[1] мне трудно ответить на него в письме в двух словах. Что бы ни принесло будущее, я думаю, что, несмотря ни на что, вам не нужно сейчас вешать рясу на гвоздь. Пока у вас есть приход, о котором нужно заботиться, работы у вас достаточно. Христианство, завещанное нам отцами, будет необходимо еще долгое время. То, что вас беспокоит, не противоречит христианству, а связано с теми переживаниями, через которые христиански настроенный человек, серьезно относящийся к своей религии, должен пройти, если у него есть необходимое призвание. Большинство людей может и будет довольно тем христианством, которое у них есть сегодня. Но меня не удивит, если среди тех, кому доверена забота о пастве, есть те, кто еще должен пережить внутренний смысл того, что они делают.

За всеми религиями, и вы это знаете так же хорошо, как я, стоят определенные переживания, которые за столетия и тысячелетия сформировали обряды и культовые представления. «Путь к воде»[2] – это, в христианских терминах, «путь к крещению». В процессе исторического развития «путь к крещению» так далеко отошел от своего изначального смысла, что идея крещения повисла в воздухе, поскольку настоящий опыт крещения неким образом исчез. Если ваше бессознательное порождает символ воды, это значит, оно пытается вернуть вам опыт крещения в его оригинальной форме. Изначально это погружение в воду вплоть до смерти, и потому имеет смысл перерождения. Потому оно окружено страхом. Сокровище в воде можно сравнить с сокровищем, зарытым в поле или жемчужиной огромной стоимости, которая означает Царствие Небесное. Если эти символы переводятся на язык догмы, то лишаются особого смысла незаслуженного переживания. Потому необходимо, чтобы символы были пережиты в своей оригинальной форме. Потому нужно дать себе волю, внимательно наблюдать и записывать свои переживания. Эта объективность наблюдения абсолютно необходима, поскольку иначе человека охватит паника, и смысла в этом нет. Естественно, нужно учитывать и сны, потому что они часто содержат необходимые подсказки. Если появляется яркое видение вроде образов, их нужно, если возможно, записать или зарисовать, неважно, есть у вас художественный талант или нет. Путь, на который вы ступаете таким образом, ведет к тем внутренним переживаниям, которые лежат в основе христианства. Тот опыт, который вы получаете, позволяет такую интерпретацию христианской догмы, в которой она предстает символом, выражением некоторый фундаментальных психических событий.

Вы, конечно, поймете, что, как я сказал, невозможно детально объяснить это в письме. Потому я вынужден ограничиться общими ориентирами. Но хотел бы снова подчеркнуть: то, что бессознательное пытается до вас донести, не нечто абсолютно отличное от христианства, а скорее это углубление христианского символизма и оживление основ, на которых построено христианство, как и все другие великие религии.

Искренне ваш, К.Г. Юнг

□ Вюрцбах, Германия.

1. П. прочитал лекцию Юнга в Эранос 1934 г., «Архетипы коллективного бессознательного» (“Archetypes of the Collective Unconsciousness”, CW 9, i) и написал о сомнениях в своем призвании.

2. См. ibid., pars. 39ff.

Эвильду Юнгу, 31 июля 1935 г.

Дорогой Эвальд,

Сердечно благодарю за поздравления с днем рождения!

То, что я называю преображением, в основе своей вопрос судьбы. Хотя мы можем хотеть держаться в рамках своих ограничений или переступить их, этого не добиться желанием, это может только случиться. Только когда оказывается, что мы переступаем свои ограничения, можно быть уверенным, что мы их переступили и что это было необходимо. В конце концов нет никакого закономерного «переступания через себя». Потому я никому не советую выходить за пределы себя. Более того, это выражение ложно; мы не можем выйти за свои пределы, мы можем только уйти глубже в себя, и это «себя» не тождественно эго, потому что там мы оказываемся чудесно незнакомыми самим себе.

Что касается твоего вопроса об аниме, на него можно ответить и да, и нет. Тут та же проблема, что и с телосложением. Ты не отвечаешь за свое телосложение, а живешь с ним, и то же самое с анимой, которая тоже является структурным фактором, с которым нужно жить. Мы несем определенную ответственность за то, с чем живем, а именно за то, как поступаем с этим, но не за сам факт. В любом случае, нельзя обращаться с анимой с моральными нотациями; вместо этого она дает нам мудрость, которая в наши дни, кажется, канула в забвение.

Пожалуйста, передай мою благодарность жене и своей сестре за их добрые пожелания,

С наилучшими пожеланиями, Карл

□ M.D., психиатр в Берне, кузен Юнга (ум. 1943). Он был секретарем психоаналитической группы, основанной по инициативе Юнга в Цюризе в 1910 г. (ср. Фрейд, 17 июня 10 г., прим. 6: а также Jones, II, p. 79).

Эрике Шлегель, 31 июля 1935 г.

Дорогая Эрика,

Твое письмо и небольшой рисунок чудесного исцеления отца Товита[1] принесли мне много удовольствия, за что я тебя сердечно благодарю. Этот рисунок, должно быть, из очень старого издания Библии. Резьба по дереву и шрифт предполагают очень раннюю инкунабулу. Твой брат, вероятно, знает, откуда идут ранние печатные книги. Я помещу рисунок в рамку как есть, так как он необычайного качества и имеет внутреннюю связь с моей судьбой. Я в самом деле часто думал: если бы я мог открыть глаза отцу! Но он умер до того, как я поймал рыбу, печень которой содержала чудесное лекарство.

Я особенно тронут, что твой сын Вернер тоже прислал мне свои поздравления. Пожалуйста, передай ему мою благодарность.

Надеюсь, ты восстановишь силы в Элмау в благоприятной атмосфере. С наилучшими пожеланиями,

Преданный тебе Карл

□ Жена друга Юнга, Ойгена Шлегеля, Dr. jur. Она поправляла здоровье в Баварии.

1. В апокрифической книге Товит, гл. 6 и 11, рассказывается, как Товит исцелил слепоту отца печенью и желчью рыбы, которую поймал, путешествуя с ангелом Рафаилом. Юнг обсуждает религиозные сомнения своего отца в Memories, pp. 91ff./96ff. В связи с «очень старым изданием Библии» интересно отметить сны Юнга об отце и мотив рыбы в ibid., pp. 213-19/203-8, особ. p. 217/207, где отец держит Библию, «обернутую в сияющую рыбью чешую».

Фридриху Зейферту, 31 июля 1935 г.

Дорогой коллега,

Сердечно благодарю за поздравления с днем рождения. Я особенно благодарен вам за вклад в мой Festschrift.[1] Я уже его прочитал и многое узнал. Мне всегда казалось, что Гегель был психологом-manque [несостоявшийся – фр,], примерно так же, как я – философ-manque. Что касается «аутентичности», то это решать духу времени. Или, возможно, решающий фактор – это историческое развитие функций, как я всегда подозревал, история которых должна быть написана профессиональным философом. Это развитие – очень сложное дело, поскольку к нему следует подходить не в с точки зрения содержаний, которые в истории цивилизации остаются более или менее одинаковыми, а с точки зрения формы.

Гегель кажется мне романтическим философом в противовес Канту, и потому типичным ребенком своего времени; и как романтик он уже на пути к психологии. Форма мысли уже не аутентична, но остается средством выражения. Ваше эссе – крайне значительное novum [новшество – лат.] в интерпретации философии Гегеля. Я в высшей степени польщен, что вы озаботились разместить его в моем Festschrift.

Я также хочу поблагодарить вас за присланные фантазии, которые мне кажутся исключительно интересными и ценными. Пока у меня не было возможности глубоко их изучить, и я только пробежался по ним, но уже понял, что они заслуживают глубокого исследования. Если я наткнусь на что-то, особенно достойное упоминания, то снова напишу вам. Остаюсь с наилучшими пожеланиями,

Искренне ваш, К.Г. Юнг

□ (1891-1963), профессор философии в Высшей технической школе Мюнхена, позже аналитический психолог. Ср. его Tiefenpsychologie: Die Entwicklung der Lehre vom Unbewussten (1955); Bilder und Urbilder: Erscheinungsformen des Archetypus (в соавторстве с R. Seifert Helwig; 1965). Ср. Нельсон, 17 июня 56 г.

1. “Ideendialektik und Lebensdialektik: Das Gegnsatzproblem bei Hegel und bei Jung”. Die kulturelle Bedeutung der komplexen Psychologie (Berlin, 1935), под редакцией Психологического клуба Цюриха по случаю 60-летия Юнга. [Festschrift – в академической среде почетная публикация в честь уважаемого человека, часто содержащая работы его близких друзей и учеников – прим. перев.]

Пастору Эрнсту Яну, 7 сентября 1935 г.

Дорогой пастор Ян,

Мне жаль, что груз работы не дал ответить на ваше любезное письмо. Пожалуйста, простите меня. Очень приятно, что вы так глубоко изучили мою работы. С вашего разрешения, я хотел бы обратить ваше внимание на несколько моментов, которые меня поразили.

Мне кажется, что вы подходите к моим взглядам слишком теологически. Вы, кажется, забываете, что я прежде всего эмпирик, обратившийся к вопросу западного и восточного мистицизма только по эмпирическим причинам. Например, я ни в коем случае на настаиваю на Дао или какой-то технике йоги, но обнаружил, что даосская философия, равно как и йога, имеет много параллелей в психических процессах, которые мы наблюдаем у западного человека. И я не подталкиваю никого рисовать или созерцать мандалы, как в йоге, но оказалось, что непредвзятые люди довольно естественным образом обращаются к этим средствам, чтобы вынести хаос бессознательных процессов.

Вопрос, который многие теологи упускают – это вопрос реальности Бога. Когда я говорю о Боге, то всегда говорю как психолог, что ясно подчеркивал во многих местах своих книг. Для психолога образ Бога – это психологический факт. Он ничего не может сказать о метафизической реальности Бога, потому что таким образом далеко выйдет за границы теории знания. Как эмпирик я знаю только образы, зарождающиеся в бессознательном, которые человек о Боге, или которые, чтобы быть точным, создаются о Боге в бессознательном, и эти образы, без сомнения, весьма связаны.

Другой момент – это связь между психологическим Я и Ты. Для меня бессознательное – это определенный vis-a-vis, с которым нужно поладить. Я написал небольшую книгу[1] об этом. Я никогда не утверждал, что такое бессознательное само по себе и не думаю, что знаю это. Это бессознательная область психики. Когда я говорю о психике, то, опять-таки, не притворяюсь, будто знаю, что это и насколько далеко распространяется эта концепция. Потому что она просто превосходит всякую возможность осмысления. Это просто общепринятая условность, дающая название тому неизвестному, что кажется нам психическим. Этот психический фактор, как показывает опыт, очень отличается от нашего бессознательного. Если вы когда-нибудь наблюдали психоз у близко знакомого человека, то знаете, насколько это ужасное столкновение. Мне кажется, что теологу трудно встать в положение эмпирика. То, что теолог принимает за духовные реальности, для эмпирика выражения психической жизни, которая в сущности своей неведома. Эмпирик не мыслит сверху вниз, опираясь на метафизические посылки, а движется снизу вверх из феноменального мира и, осознавая ограничения своего ума, должен удовлетвориться реконструктивным пониманием психических процессов. То же самое с моей терапией. Преимущественно я имею дело с людьми, которым не могу внедрить какие-то ценности или убеждения сверху вниз. Обычно это люди, которых я могу лишь побудить пройти через свои переживания и организовать их таким образом, чтобы существование было выносимым. Пастырь душ, как правило, не в таком положении; он должен иметь дело с людьми, которые ясно требуют духовной упорядоченности сверху вниз. Это и следует предоставить пастырю душ. Но те редкие люди, которые не могут принять традиционные ценности и убеждения, которым, иными словами, не дарована благодать веры, вынуждены волей-неволей искать совета у эмпирика, который со своей стороны, чтобы оставаться верным своему долгу, не может обращаться к чему-то за пределы данных реалий. Так что он ни в коем случае не скажет пациенту: «Ваша психика – это Бог» или «Ваше бессознательное – это Бог», потому что именно от этого пациент бежал в отвращении. Скорее он запустит психический процесс переживания бессознательных содержаний, благодаря которому пациент сможет воспринимать психические реалии и делать собственные выводы. То, что я описал в Золотом Цветке – это просто результаты индивидуального развития, которые очень напоминают результаты восточных практик. Столетия назад йога сформировалась в четкую систему, но изначально символизм мандалы произошел из бессознательного так же индивидуально и прямо, как у современного западного человека. Я знал о спонтанном появлении этих символов уже семнадцать лет, но намеренно не публиковал ничего по этой теме, чтобы предотвратить достойную сожаления, но неопровержимую склонность к подражанию этим рисункам. За эти семнадцать лет у меня было достаточно возможностей снова и снова наблюдать, как пациенты спонтанно брали карандаш, чтобы набросать рисунки, выражающие типичные внутренние переживания. Йога, однако, какой мы ее знаем сегодня, стала методом духовной подготовки, который вбивается в головы учеников. Она использует традиционные рисунки для созерцания и вводит точные правила, как именно это следует делать. В этом отношении йогу можно прямо сравнить с Духовными упражнениями Лойолы. Но это точная противоположность тому, что делаю я. Таким образом, я открытый противник некритичного принятия методов йоги или восточных идей, о чем неоднократно публично заявлял.

Так что сказанное мной на эту тему – результат эмпирической работы, не составляющий технических принципов моей терапии. Возможно, я могу обратить ваше внимание на недавно выпущенную книгу (Die kulturelle Bedeutung der komplexen Psychologie, Jul. Springer, Berlin 1935), в которой первая публикация[2] рассказывает о моем методе. Там вы найдете философский базис всей моей работы, который, без сомнения, прояснит вам многое, остающееся непонятным.

Искренне ваш, К.Г. Юнг

□ Берлин.

1. “The Relations between the Ego and the Unconsciousness”, CW 7.

2. Toni Wolff, “Einführung in die Gundlagen der komplexen Psychologie”, теперь в Wolff, Studien zu C.G. Jungs Psychologie (1959). Введение Юнга к этой книге опубликовано в Civilization in Transition, pars. 887ff.

Анониму, 7 сентября 1935 г.

Дорогой N.,

Благодарю вас за любезное письмо. Мне было очень интересно услышать о ваших переживаниях с людьми из Оксфордского движения. То, что вы рассказываете, сильно совпадает с моими ожиданиями. Я хорошо могу представить, что такая среда стала для вас большим облегчением. Одно из больших преимуществ этого движения в том, что оно дает людям то коллективное утешение, которого им не хватает или которое они не могут создать сами, а также общее религиозное исповедание. В этом всегда был смысл христианской общины. Надеюсь, все больше людей будет осознавать этот смысл. Мир отчаянно в этом нуждается. Я слышал такие же отзывы от многих людей, которых хорошо знаю, так что вполне убежден, что движение может дать положительные результаты. Так что мне не нужно снова убеждать себя. Столь же мало я нуждаюсь в убеждении, что католическая церковь хороша для многих людей. Я отлично это знаю по тем людям, которые мне близко знакомы. Я мог бы вспомнить и другие религии, спасающие человека от изоляции в эго. Эта типично индивидуалистическая изоляция в действительности является болезнью нашего времени, важнейшая причина которой в том, что подлинной общинной религии больше не существует, а большинство людей забыли, что христианство – как раз такая религия. Я всегда это знал, так как имел преимущество христианского образования и, следовательно, никогда не чувствовал себя в изоляции или истощении.

Я искренне счастлив узнать, что вы нашли атмосферу, для вас уместную, и что вам открылся смысл почти двухтысячелетней христианской религии.

С наилучшими пожеланиями, Карл

□ Швейцария.

Генри Мюррею, 10 сентября 1935 г.

[Оригинал на английском]

Мой дорогой доктор Мюррей,

Спасибо вам за интересное письмо. Думаю, путешествие на Самоа – чудесный план, но не для меня, так как я связан по рукам и ногам самыми разными обязательствами в Цюрихе. Следующим летом я собираюсь в Гарвардский университет,[1] как вы, вероятно, слышали, что и так достаточно авантюрно. Мне жаль, что нам не удастся увидеться, так как вы уже отплывете на счастливые острова. Смотрите, чтобы этот рай не пожрал вашу до дна. Это опасная земля, тем более, если этого не осознавать.

Пока я писал это письмо, пришло второе от вас. Сожалею о задержке с ответом, но я так перегружен работой, что часто просто не могу отвечать или даже читать длинные письма.

Мои планы на лето 1936 г. пока не определены, за исключением того, что, как я сказал, я отправляюсь в Гарвард, чтобы выдержать его трехсотлетие. Не знаю точно, что это значит, но представляю себе самые утомительные вещи. Кроме того, я уверен, что многие из моих друзей и знакомых хотят меня увидеть. Признаюсь, немного природы будет даром Божьим, но это не должно слишком далеко и слишком опасно, так как жена, вероятно, будет меня сопровождать. Самолетов и других подобных дьявольских изобретений следует избегать любой ценой. Написать книгу, как вы предлагаете,[2] будет слишком трудным и дорогостоящим предприятием.

Что касается ваших проблем с вопросом о происхождении образов фантазии, я хотел бы сказать, что, действительно, внешние условия служат причиной внутренних реакций, но внешняя причина – это только одно условие реакции, другое всегда относится к качеству того, что реагирует. Нельзя полагать, что в любое время то, что реагирует, не обладает собственными качествами. Иными словами, психика как присущее качество живого тела всегда обладала собственным особым и отдельным качеством, не эквивалентным природе внешних вещей. Психический образ, как вы знаете, совсем не тождественен самому внешнему объекту. Было бы неоправданно полагать, что психика полностью заимствует из влияний внешних фактов, равно как и то, что все внешние объекты лишь спроецированные образы ума. Тщательное изучая примитивный ум, вы увидите, что примитивные люди совсем не заботятся о собственной личности, но их личности о себе очень заботятся. Так что бессознательное в них производит действия и образы помимо сознания, как в случае наших сновидений. Эти образы, конечно, служат ответами на внешние факты и условия, но это ответы психики и потому они создают точные картины психических фактов. Если сравнить солнечный миф с действительными переживаниями чувств, вы увидите всю разницу. Сознательный ум воспринимает солнце как круглое небесное тело, бессознательное создает миф, который в своей образности едва ли имеет малейшую связь с действительным восприятием чувств. Если фрейдисты говорят, что это просто инфантильно, они правы в той мере, что эти образы становятся актуальными уже в детстве. Но все они основаны на присущих качествах наследованной психики. Вот почему у детей часто встречаются совсем не детские сны. Если считать, что образы, которые порождает ребенок, всегда являются детскими впечатлениями в истории человечества, это только повторение того, что сказано ранее, а именно, того, что особые реакции психики всегда начинают проявляться уже в раннем детстве. Величайшей ошибкой было бы полагать, что психика лишена качеств, за исключением тех, которые внушены или внедрены внешними объектами. Будь так, тогда наше бессознательное порождало бы только точные копии внешних фактов, а такого не происходит.

Меня прежде всего заботит сама душа, потому я оставляю в стороне тело и дух. Философия и теология знают все о духе. Физиология и медицина знают все о теле, а я скромный психолог, чье ремесло в том, чтобы исследовать причудливую природу души. Тело и дух для меня лишь аспекты реальности души. Душевные переживания – единственный непосредственный опыт. Тело так же метафизично, как дух. Спросите современного физика, что такое тело, они быстро движутся к тому, чтобы признать реальность души.

Искренне ваш, К.Г. Юнг

1. Юнг был приглашен читать лекцию в Гарварде по случаю его трехсотлетия в 1936 г. Лекция называлась «Психологические факторы, определяющие человеческое поведение» (“Psychological Factors Determining Human Behavior”, CW 8).

2. М. предложил, чтобы Юнг «подготовил книгу по семинарам о трансах», имея в виду семинары о Толковании видений (The Interpretation of Visions).

Анониму, 25 октября 1935 г.

[Оригинал на английском]

Дорогой мистер N.,

Я полностью разделяю ваше восхищение И Цзин, но определенно не симпатизирую вашим весьма западным представлениям о том, чтобы создать в его честь институт. Вы можете много знать о душе духовно благородного человека с Востока, но, кажется, фундаментально невежественны в отношении души западного человека. Вы не знаете, с какой кучей проблем я сталкиваюсь, чтобы ввести каплю мудрости в вены «технологичного дикаря», называемого европейцем. Техника и мудрость И Цзин – это нечто столь утонченное, что требуется возвышенная культура древнего восточного образования, чтобы по-настоящему его понять. Большинство образованных китайцев сегодня больше не имеют ни малейшего представления об И Цзин. И китайские ученые больше не имеют адекватного понимания. Нам нужно психологическое образованное, чтобы постепенно начать понимать И Цзин. Но институт, передающий мудрость, для меня квинтэссенция кошмара. Я достаточно наслышан о них в Европе и Америке.

Мудрость не предназначена и никогда не была предназначена для многих, потому что мир всегда жаждет глупости. Иначе мир исцелился бы от собственного существования уже во времена Пифагора. Мудрость может быть полезна вам, но передавать ее другим людям означает уродовать истину. Мудрость – это то, чем человек наслаждается лично, и, если о ней молчать, вам поверят, но, если ее высказать, это ни к чему не приведет. Я искренне надеюсь, что не И Цзин вложил эту идею вам в голову, иначе я потеряю в него веру. Даже те, кто использует И Цзин, как даосские священники в Китае, деградировали до обычных гадателей и пользуются дурной репутацией, которую полностью заслуживают. Если я что-то понимаю в И Цзин, то скажу, что это книга, которая учит вас собственному пути и его важности. Не зря она была тайным сокровищем мудрецов. Сравните ее с тем, что Конфуций сказал массам, и увидите разницу. Он был мудрецом, который пользовался И Цзин, но не учил ему. Он говорил на языке масс, потому что любил учить. Лао-цзы учить не любил: посмотрите, что он сказал, и сколько тех, кто понял, что он сказал. Ни Кун Фу-цзы,[1] ни Лао-цзы, ни Чжуан-цзы[2] не основывали институтов, насколько мне известно.

Я не возражаю против искренней попытки представить мудрость И Цзин западному уму, но это нужно делать очень осторожно, чтобы не породить поток самого пагубного непонимания. Я не знаю, в какой мере вы освободили себя от этой задачи. Если вы хотите избежать катастрофических предрассудков западного ума, то нужно представить дело под видом науки. Так что я посоветовал бы вам обратиться за введением к профессору Русселю, который является компетентным китаеведом, тогда как я всего лишь психолог, и мир не понимает, как психология может быть связана с И Цзин.

Надеюсь, вы не возражаете против моей прямоты, но я ревностный поклонник И Цзин и знаю, что такие дают лучшее и раскрываются естественным образом, только если их не технологизировать.

Преданный вам, К.Г. Юнг

□ Нью-Йорк.

1. Конфуций – это латинизированная форма имени Кун Фу-цзы, означающего «философ, или учитель, Кун».

2. Китайский даосский философ, IV-III в. до н.э.

Клэр Кауфман, 29 октября 1935 г.

Дорогая фрейлейн Кауфман,

Вы совершенно правы, что на философском уровне концепция – это всегда символ, хотя это и выражение чего-то известного. Я полностью согласен с вами, когда вы понимаете знание как в то же время незнание, но нелегко найти людей, которые с таким согласятся. Ваша точка зрения полностью согласуется со взглядами св. Павла, который считал, что мышление открывает путь к Богу. Павел говорит: «…ибо Дух все проницает, и глубины Божии».[1]

То, что вы говорите о теоретическом развитии моих эмпирических взглядов тоже очень верно. Я давно обнаружил, что нужно вести дальнейшее строительство. Но до сих пор тружусь над фундаментом. С наилучшими пожеланиями,

Искренне ваш, К.Г. Юнг

1. 1 Кор. 2:10.

Дж. А. Хэдфилду, 4 ноября 1935 г.

[Оригинал на английском]

Дорогой доктор Хэдфилд,

Вы, возможно, знаете, что я президент Internationale Aerztliche Gesellschaft für Psychotherapie. Это организация медиков-психотерапевтов, которая изначально включала в себя немецких, австрийских, нидерландских, датских, шведских, норвежских и швейцарских членов. После революции в Германии эта организация была разрушена. С тех я старался как мог, чтобы снова собрать ее воедино. Но пытаться организовать международное общество в атмосфере, отравленной самыми разными политическими и расовыми предрассудками – это почти безнадежное занятие. Настоящие преследования евреев в Германии вызывают столько ненависти, что для малых страны почти невозможно удержать свою организацию, поскольку немцы полностью превосходят нас по численности.

Таким образом, мы рассматриваем возможность более тесных контактов с англосаксонской организацией. Было сделано предложение обратиться к Обществу умственной гигиены.[1] Теперь я должен признаться, что мало знаю об этом обществе и потому буду очень обязан, если бы вы прямо сказали, что думаете о нем, или предложили что-то другое. Я полагаю, что для англосаксонского общества будет выгодно сотрудничать с континентальными врачами. Так что я буду очень обязан, если вы расскажете о любом другом медицинском обществе, существующем в Англии, которое будет готово к предложению тесных связей с континентальными группами. Наша цель в том, чтобы создать по-настоящему международную организацию психотерапевтов, в которой Германия больше не играла бы доминирующей роли.

Я буду очень благодарен за любые предложения и советы, которые вы можете дать мне по данному вопросу.

Искренне ваш, К.Г. Юнг

□ (1882-1967) – английский психиатр и психотерапевт, позднее руководитель исследований в Институте медицинской психологии (Тавистокская клиника) в Лондоне.

1. Вероятно, неправильное название Национального совета по умственной гигиене, одно из дочерних подразделений Национальной Ассоциации умственного здоровья.

М. Пацельт, 29 ноября 1935 г.

Дорогая фрау Пацельт,

Я читал несколько книг Рудольфа Штейнера[1] и должен признаться, что не нашел в них ничего хоть сколько-нибудь полезного для меня. Вы должны понимать, что я исследователь, а не пророк. Для меня важно то, что может быт проверено на опыте. Но я вообще не интересуюсь спекуляциями относительно опыта, который не может быть доказан. Все идеи, которые Штейнер выдвигает в своих книгах, можно вычитать в индийских источниках. То, что я не могу продемонстрировать в области человеческого опыта, меня не интересует, и, если кто-то заявляет, что знает больше, я прошу предоставить мне необходимые доказательства.

Я прочитал несколько книг об антропософии и немало о теософии. Кроме того, я знаком со многими антропософами и теософами и всегда, к своему сожалению, обнаруживал, что эти люди воображают и утверждают самые разные вещи, которым не могут предоставить ни малейшего доказательства. У меня нет предрассудков по отношению к величайшим чудесам, если будут должные доказательства. И я не премину встать за истину, если знаю, что она может быть доказана. Но я остерегусь вступать в ряды тех, кто пользуется необоснованными утверждениями, выстраивая мировую систему, ни единый камень из которой не опирается на поверхность земли. Раз уж Штейнер не способен понять хеттские надписи, но прекрасно разбирается в языке Атлантиды, о которой неизвестно, существовала ли она вообще, нет причин обращать внимание на то, что говорит герр Штейнер.

Искренне ваш, К.Г. Юнг

□ Мюнхен.

1. Рудольф Штейнер (1861-1925) – немецкий философ, основатель антропософии («мудрость человечества»).

Хелен Кинер, 6 декабря 1935 г.

Дорогая фрейлейн Кинер,

Страдание от соболезнования психическим трудностями больных людей – это та странность, которой не избежать тому, что вынужден иметь с ними дело. Это хорошо известная детская болезнь. Поначалу это очень утомительно и сильно тяготит. Начав заниматься анализом, я обычно мог вынести только два случая в день, потому что для меня это было слишком большое напряжение. Эта кажущаяся слабость исчезает со временем и практикой. Только не нужно вначале слишком перенапрягаться, иначе можно потерять всякий энтузиазм и разочароваться. Полезно использоваться все свободное время для восстановления, занимаясь чем-то иным. Так вы приучаете себя к быстрой перемене и концентрации только на тех часах, что проводите с больными. Желаю вам терпения и должного инстинкта, чтобы научиться преодолевать то заражение, что исходит от каждого больного.

Большое спасибо за ваши поздравления с днем рождения a posteriori. С наилучшими пожеланиями,

Искренне ваш, К.Г. Юнг

□ Аналитический психолог из Страсбурга.

Президиуму нидерландской группы Международного общества психотерапии, 21 декабря 1935 г.

Господа,

Я с сожалением отмечаю, что, согласно вашему письмо от 15 декабря 1935 г., нидерландская группа отозвала приглашение,[1] которое добровольно распространила весной 1935 г. Указанные причины данного решения, а именно, политические взгляды, доминирующие в Германии, преследование евреев и подавление свободы слова – это, без сомнения, эмоциональные мотивы, но, будучи рассмотрены объективно, едва ли могут считаться достаточными причинами против проведения конгресса за пределами Германии. На нейтральном конгрессе не будет ограничения свободы слова, более того, евреи не будут исключены, и, наконец, обязательное для научных кругов отношение к политическим вопросам в последние 150 лет требует установления научной истины вне зависимости от политических взглядов и нужд отдельных ученых. Я должен решительно подчеркнуть, что наши немецкие коллеги не были творцами нацистской революции, но живут в государстве, которое требует четкой политической позиции. Если сотрудничество с Германией поставлено под удар по политическим причинам, мы впадаем в ту же ошибку, в которой виним других: одна политика выставляется против другой. Эта религиозная война в миниатюре в действительности не дело науки, и я должен протестовать против политических антипатий, скрывающихся за нею.

Тот факт, что нидерландская группа не будет проводить конгресс, который сама же предложила, и что в группе есть решительная склонность порвать всякие связи с Международным обществом, имеет фундаментальное значение, поскольку в Нидерландах сильнейшая после Германии группа. В данных обстоятельствах созыв конгресса за пределами Германии, конечно, полностью безнадежен, и свободное выражение мнений, которое так яростно утверждалось раньше, тем самым становится невозможным. Я убежден, что если бы русские врачи, которые верят в религию коммунизма, решили бы присоединиться к Международному обществу, нынешняя оппозиция не возражала бы. Я бы также счел ошибкой исключать таких врачей на основании доминирующей в их стране религии. Точно так же мы бы не исключали мусульман, несмотря на то, что не можем согласиться с Кораном. Так почему же нужно исключать немецких врачей теперь, когда немецким врачам-евреям можно стать прямыми членами Международного общества? Тогда как, казалось бы, нельзя ожидать, чтобы психотерапевты и психологи настаивали на политических антипатиях в качестве аргумента против международных культурных предприятий.

Естественно, продолжать деятельность Международного общества в таких условиях невозможно. Если малые национальные группы заразятся политической неприязнью, тем более не будет возможности установиться контакт, например, с Англией. На самом деле, я это уже сделал и получил весть, что два делегата от Института медицинской психологии[2] будут участвовать на следующем конгрессе.

Теперь я вынужден оповестить немецкую группу о позиции Нидерландов. Эту позицию нельзя описать иначе как отречение от подлинной цели нашего Международного общества. Мы, швейцарцы, не можем составлять Международное общество на пару с Германией. В Дании слишком мало членов, чтобы ее рассматривать всерьез, а в Швеции доктор Бьерр пока не добился успеха. Логический исход данной ситуации в том, что я ухожу с поста президента[3] Международного общества и обращусь за этим к главе немецкой группы.

Копии этого письма отправятся главам других национальных групп вместе с копией вашего письма от 15 декабря 1935 г.

Искренне ваш, К.Г. Юнг

1. Нидерландская группа предложила организовать следующий конгресс Международного медицинского общества психотерапии в Голландии.

2. Ср. Хэдфилд, 4 нояб. 35 г., прим. □.

3. Этот уход не состоялся.

Эриху Нойманну, 22 декабря 1935 г.

Мой дорогой Нойманн,

Не поседейте от того, что пропустили мой 60-ый день рождения! Для меня абстрактные числа ничего не значат. Мне больше хочется узнать или услышать от вас, как идут дела. Как поживают европейские евреи, я уже знаю, но крайне заинтересован, как живут евреи на своей архетипической земле. Аналитическая психология (или, как она теперь называется, психология комплексов) глубоко укоренена в Европе, в христианском средневековье, и, в конечном счете, в греческой философии. Связующая нить, которой мне так не хватало, теперь найдена, и это алхимия, как верно предполагал Зильберер.[1] К сожалению, он свернул шею на рационалистическом психологизме.

«Развитой еврей» всегда на пути к тому, чтобы стать «неевреем». Вы правы: путь ведет не от хорошего к лучшем, а сначала погружается в исторические данные. Я всегда указываю мои пациентам-евреям, что, само собой разумеется, они евреи. Я бы не делал так, если бы не сталкивался с евреями, которые считают себя кем-то еще. Для их «еврейство» что-то вроде личного оскорбления.

… Я нахожу вашу убежденность в том, что земля Палестины необходима для еврейской индивидуации, крайне ценной. Как это сочетается с тем фактом, что евреи в целом гораздо больше времени прожили в других странах, нежели в Палестине? Даже Моше Маймонид[2] предпочитал Эль-Фустат, хотя мог жить в Иерусалиме.

Может быть, еврей так привык быть неевреем, что ему нужна палестинская земля in concreto, чтобы вспомнить о своем еврействе? Я едва ли могу проникнуть в психику, которая не выросла ни на какой почве. С сердечными пожеланиями долголетия,

Вечно преданный вам, К.Г. Юнг

1. Герберт Зильберер, M.D. (1881-1923) – австрийский психоаналитик. В своей работе Проблемы мистицизма и его символизм (Problems of Mysticism and Its Symbolism, 1914) он попытался предложить первую психологическую интерпретацию алхимии. Его концепция двойного аспекта сновидений, психоаналитического/ретроградного и духовного/анагогического, была отвергнута Фрейдом (ср. Jones, II, p. 248). Он покончил жизнь самоубийством.

2. Моше Маймонид (рабби Моше бен Маймон; 1135-1204) – величайший еврейский философ средневековья. После многих переселений осел в Эль-Фустате, где вел врачебную практику и стал личным врачом султана Саладина.

Другие материалы в этой категории: « Карл Юнг Письма 1934года Карл Густав Юнг Письма 1933-34 »

Наши партнеры Баннеры


Рекомендуем:
http://maap.ru/ – МААП – Московская Ассоциация Аналитической Психологии
http://www.olgakondratova.ru/ – Ольга Владимировна Кондратова – Юнгианский аналитик
http://thelema.ru/ – Учебный Колледж Телема-93
http://thelema.su/ – Телема в Калининграде
http://oto.ru/ – ОТО Ложа Убежище Пана
http://invertedtree.ucoz.ru/ – Inverted Tree – Эзотерическое сообщество
http://samopoznanie.ru/ – Самопознание.ру – Путеводитель по тренингам
http://magic-kniga.ru/ – Magic-Kniga – гипермаркет эзотерики
http://katab.asia/ – Katab.asia – Эзотерритория психоккультуры – интернет издание
https://www.mfmt.ru/ – Международный фестиваль мастеров Таро
http://www.radarain.ru/triumfitaro
http://www.agoraconf.ru - Междисциплинарная конференция "Агора"
классические баннеры...
   счётчики