Вторник, 08 декабря 2015 16:23

Из книги «Юнг говорит» Визит Альберто Моравиа

Из книги «Юнг говорит»
под общей редакцией Уильяма МакГуайра и Р.Ф. С. Халла.

 

Перевод с английского - Григория Зайцева

ВИЗИТ АЛЬБЕРТО МОРАВИА

A VISIT FROM MORAVIA

Итальянский писатель Альберто Моравиа[1], чьи произведения были
запрещены при фашистском режиме, работал в послевоенные период в качестве корреспондента
L'Europeo (Милан). В эссе 5 декабря 1948 г. он опубликовал краткую статью основанную на факте посещения
Цюриха; название с итальянского можно перевести как: "психоаналитик Юнг учит как приручить дьявола". На самом деле только вторая половина данного эссе (которая здесь и приведена) посвящена интервью с Юнгом. Первая часть рассматривала швейцарское банковское дело, а также касалась Итало Свево[2] – коллеги А. Моравиа. Стоит отметить, что в 1952 году Римская Католическая Церковь включила все книги А. Моравия в «Индекс запрещенных книг».

***

Я нахожусь в пути, чтобы посетить К.Г. Юнга в одном из пригородов Цюриха. Здесь расположены роскошные виллы банковской и
торговой буржуазии, в окружении обширных садов. Они
имеют свои офисы в современных, простых и функциональных зданиях в
самом центре города. В поисках виллы Юнга вдоль главной магистрали, в проливной дождь, я неожиданно вспомнил американского
писателя Скотта Фицджеральда[3], писателя тоже послевоенного поколения, хотя и иной войны. В одном из своих превосходных романов[4] он описывает совершенства психоаналитической среды Цюриха: американский миллионер, сильно обеспокоенный состоянием психического здоровья своей дочери, привозит ее в Цюрих в одну из самых известных и
дорогих психиатрических клиник. Там выясняется, что
его дочь, в возрасте пятнадцати лет, была соблазнена родным отцом. Она влюбляется в своего аналитика, который её обследует, выходит за него замуж, и уезжает с ним жить на Ривьеру…

***
(Фицджеральд упоминает имя Юнга несколько раз, наиболее выразительно
в следующем пассаже, когда Дик Дайвер – американский психиатр, практикующий в Цюрихе, размышляет о личности того, с кем он может столкнуться на психиатрическом конгрессе: «Особняком будет стоять среди них великий Юнг, деликатный, но сверхэнергичный, одинаково свободно чувствующий себя и в дебрях антропологии, и в лечении подростковых неврозов[5]». Когда его жена Зельда лечила психическое расстройство в конце 1930-го года[6], она была пациенткой доктора Оскара Фореля в санатории города Пранжен на берегу Женевского озера. Был необходим опытный консультант, и Ойген Блейлер из Бургхольцли (Цюрих), "…был выбран после тщательного рассмотрения. Доктор Юнг был альтернативой у Фицджеральда (в случае отказа Блейлера), так как Юнг занимался делами, связанными прежде всего с неврозами"[7]).

***

Но вот, наконец, является № 228 по Зеештрассе (Seestrasse), улице идущей прямо у озера. Дождь льет и стучит по желтым листьям обсаженной деревьями аллеи, в конце которой можно увидеть вход в виллу. Я звоню в колокольчик и секретарь Юнга открывает дверь. Через несколько минут сам Юнг приглашает меня пройти в свой кабинет.

Юнг уже не молод (ему 74 года), он крепкого телосложения, с
волевым лицом, жизнерадостно красным от чрезмерного пламени камина. У него белые усы, пронзительный взгляд и седые растрепанные волосы. По внешнему виду – это человек из среднего класса: одет в грубую шерстяную спортивную одежду, с трубкой в руке. Его дыхание немного тяжелое. Он просит меня сесть в кресло, перед яркой лампой, которая
почти ослепляет меня. Он же, возможно, потому, что это
привычка психоаналитика, садится лицом ко мне, так ,что его лицо находится в тени, как будто он хочет изучить меня, не будучи сам
тщательно изученным.

Таким образом, с моим лицом в свете, а его во тьме, мы начинаем наш разговор. Мы говорим на французском языке, на котором Юнг говорит бегло, несмотря на несколько грубый немецкий акцент. Первые вопросы и
ответы неудобны. Но спустя некоторое время, без сомнения, потому что его экспертиза моего лица дала ему возможность составить благоприятное мнение, Юнг оттаивает и начинает говорить с большей легкостью.
Естественно, что обсуждение крутится вокруг его теорий и
книг, все из которых я знаю лишь поверхностно, и в частности
теории, изложенной в его последней книге «Символика духа» («Symbolik des Geistes»)[8]. В процессе диалога Юнг объясняет мне некоторые
идеи этой последней работы и её связь с
теорией, которая принесла ему мировую известность.

В новой книге, наиболее важной частью, по-видимому, была концентрация на «попытке психологического истолкования догмата о св. Троице». Эта книга вызвала много разговоров в Швейцарии, именно из-за его интерпретации христианской Троицы. Короче говоря, по-Юнгу, христианский догмат представляет собой символ коллективной психики;
Отец символизирует примордиальную (начальную фазу); сын промежуточную (рефлексивную фазу); и Св. Дух - третью фазу в
которой всё возвращается к исходному состоянию, хотя и обогащается промежуточной рефлексией. Юнг хотел бы добавить
к Троице четвертую фигуру, таким образом, чтобы превратить её в, так сказать, Quaternity (Четверицу).

Эта четвертая фигура в противоположность прямоте и ясности первых трех сознательных функций, представляет собой нечто смутное, т.е. подсознательную функцию, и будет персонифицирована - по Юнгу -Дьяволом. Для того, чтобы сделать эту идею Четверицы (Quaternity) приемлемой, Юнг связывает её с его хорошо известной теорией
психологии бессознательного. Его доводы примерно следующие: в древние времена Дьявол, т. е. бессознательное, существовал в прямой связи с духом, или сознанием. Эта связь была весьма полезной; сознательное, с его светом, питается тенями бессознательного, его позитивность - негативностью бессознательного; его рациональность - интуитивностью бессознательного.

Древние религии были в курсе отношений между сознательным
и бессознательным; и более того, они поощряли их. Яхве, например, был не только Бог но и Дьявол. Однако, начиная с христианства и, в частности,
Реформации, бессознательное, то есть Дьявол, становится все более подавляемым, забытым уничтоженным. С люциферианской спесью северный протестантизм полагает, что может обойтись без Дьявола. И так осуществляется прямо противоположное: избыточное подавление бессознательного пропорционально возможности внезапных катастрофических его прорывов во всевозможных дьявольски деструктивных видах. Юнг объясняет, что таким образом можно понять явно демоническую склонность к суициду европейской цивилизации в преддверии Первой мировой Войны.

В это время дьявол, т. е. бессознательное, слишком долго подавлялся и даже был полностью забыт, но взял свой реванш, вождение мужчин прорвалось как чувственная радость разрушения и смерти. В этот момент Юнг вызывает в воображении картину поездов наполненных необузданными солдатами, локомотивов обвешанных цветами, покидающих Берлин и отправляющихся на фронт 1914 года. Он объясняет эту радость от неминуемой расправы, радостью обретения союза крови и смерти, т. е. прорывом бессознательного. Юнг предлагает ту же идею и для объяснения чудовищных в своей механистической жестокости деяний нацистов во время
Второй Мировой Войны. Он говорит, что в этом случае ещё раз отсутствие здоровых взаимоотношений с Дьяволом привело к порождению взрыва невиданной и разрушительной ярости. Он приходит к выводу, что необходимо восстановить и как можно быстрее эти отношения: то есть, необходимо создать именно Четверицу (Quaternity). На этом немного странном прорицании, созвучном с фаустовской атмосферой, я покидаю Юнга. Снаружи всё так же льёт дождь. Сквозь проливной дождь я вернулся обратно в Цюрих.



[1] Альбе́рто Мора́виа (итал. Alberto Moravia 19071990) — псевдоним Альберто Пинкерле, итальянского писателя, новеллиста и журналиста. Один из наиболее значительных представителей неореализма. Его роман «Равнодушные» считается одним из самых ярких произведений XX века. Его романы послужили основой фильмов: Ж.Л. Годар «Презрение», Б. Бертолуччи «Конформист» и др.

[2] Итало Свево (итал. Italo Svevo; собственно Арон Гектор Шмиц 18611928) — итальянский прозаик и драматург.

[3] Фрэ́нсис Скотт Фицдже́ральд (18961940) — американский писатель, крупнейший представитель «потерянного поколения» в литературе. Наибольшую известность ему принес роман «Великий Гэтсби» (1925), а также сочинения о американской «эпохе джаза». Термин «эпоха джаза» или «век джаза» был придуман самим Фицджеральдом.

[4] «Ночь нежна» (1934).

[5] Цит. по Переводу романа «Ночь нежна» И.Я. Доронина, 2015. (книга вторая, глава ХVI оригинальной версии).

[6] В 1930 у Зельды произошло стойкое помутнение рассудка, после чего она всю жизнь страдала шизофренией. В 1936 году Зельду перевели в Хайлендскую больницу для душевнобольных в Эшвилле. В 1948 году на территории Хайлендского госпиталя произошёл пожар, в результате чего погибли 9 человек, в их числе была и Зельда Фицджеральд. В 1970-е годы Зельда стала одной из икон феминизма.

[7] Нэнси Милфорд «Зельда» биография, 1970, стр. 179.

[8] Опубликована в 1948 г., как финальная немецкоязычная версия работы «Попытка психологического истолкования догмата о Троице».

Наши партнеры Баннеры


Рекомендуем:
http://maap.ru/ – МААП – Московская Ассоциация Аналитической Психологии
http://www.olgakondratova.ru/ – Ольга Владимировна Кондратова – Юнгианский аналитик
http://thelema.ru/ – Учебный Колледж Телема-93
http://thelema.su/ – Телема в Калининграде
http://oto.ru/ – ОТО Ложа Убежище Пана
http://invertedtree.ucoz.ru/ – Inverted Tree – Эзотерическое сообщество
http://samopoznanie.ru/ – Самопознание.ру – Путеводитель по тренингам
http://magic-kniga.ru/ – Magic-Kniga – гипермаркет эзотерики
http://katab.asia/ – Katab.asia – Эзотерритория психоккультуры – интернет издание
https://www.mfmt.ru/ – Международный фестиваль мастеров Таро
http://www.radarain.ru/triumfitaro
http://www.agoraconf.ru - Междисциплинарная конференция "Агора"
классические баннеры...
   счётчики