Понедельник, 08 августа 2016 11:36

Карл Густав Юнг Письма от 1951 г.

Карл Густав Юнг

Письма от 1951 г.

Беатрис М. Хинкл, 6 февраля 1951 г.

[Оригинал на английском]

Дорогая доктор Хинкл,

Я очень вам благодарен за книгу Дональда Кейхо о летающих тарелках.[1] Я прочитал уже несколько книг на эту тему и думаю, что лучшая из них — это книга Джеральда Херда Загадка летающих тарелок,[2] которую могу порекомендовать и вам.

Я думаю, больше всего поражает, что такое явление, которое, вероятно, наблюдалось по крайней мере сотнями людей, не привело к появлению множества фото и до сих пор не рассмотрено соответствующим образом, особенно в свете его возможной огромной важности. Конечно, мы знаем, время от времени случалось, что вещи величайшей важности не получали должного рассмотрения в свое время. Но, тем не менее, любопытно, что, насколько мне известно, ни одного удовлетворительного свидетельства так и не было получено.

Я до смерти заинтригован этими явлениями, поскольку так и не смог определиться с достаточной уверенностью, слух ли это с сопутствующей одиночной или массовой галлюцинацией, или неопровержимый факт. В любом случае это крайне интересно. Если это слух, то появление дисков должно быть символом, порожденным бессознательным. Мы знаем, что такая вещь можно означать с психологической точки зрения. Если, с другой стороны, это твердый и конкретный факт, мы определенно столкнулись с чем-то из ряда вон выходящим. Во времена, когда мир разделен железным занавесом — факт неслыханный в мировой истории — стоит ожидать самых разных забавных вещей, поскольку, когда подобное происходит с индивидуумом, это означает полную диссоциацию, которая тут же компенсируется символами целостности и единства. Явление тарелок может даже оказаться и тем, и другим сразу, как слухом, так и фактом. В таком случае это то, что я называю синхронистичностью. Очень жаль, что мы мало об этом знаем.

Большое спасибо за предложение прислать мне Книги Бетти.[3] Думаю, у меня они есть все. Действительно поразительно, как эта женщина учуяла психологию, оказавшуюся компенсаторной для нашего современного состояния сознания. Эта девушка была настоящей пророчицей. Я написал короткое предисловие к немецкому изданию Свободной вселенной, которое появилось в Швейцарии.

Пересмотренное издание Психологии бессознательного наконец печатается, т. е. немецкое издание, конечно. Оно появится под новым названием Символы трансформации (Symbole der Wandlung).

Кроме Эссе о науке мифологии (совместная с Кереньи книга) ничего еще не вышло на английском, но вы, пожалуйста, сообщите, если я могу прислать вам свои немецкие книги и какие именно.

Я еще немного работаю, как видите, но также пытаюсь как можно больше отдыхать. Надеюсь, вы поступаете так же. С огромной благодарностью и наилучшими пожеланиями,

Сердечно ваш, К.Г. Юнг

□ M.D. (1874-1953), Нью-Йорк; аналитический психолог и психиатр, переводчик Wandlungen und Symbole der Libido = Psychology of the Unconsciousness (1916); пересмотрено и переведено R.F.C. Hull как Symbols of Transformation, CW 5.

1. Donald Edward Keyhoe, Flying Saucers Are Real (1950).

2. Gerald Heard, Is Another World Watching? The Riddle of the Flying Saucers (1950).

3. Ср. Кюнкель, 10 июля 46 г., прим. 1.

Генриху Больце, 13 февраля 1951

Дорогой герр Больце,

Чтобы вы понимали: я психиатр, а не философ, просто эмпирик, который размышляет об определенных переживаниях. Психе для меня — это охватывающий термин для целостности всех так называемых психических процессов. Дух — это качественное обозначение некоторых психических содержаний (в отличие от «материальных» или «физических»). Атлантида: мифический фантазм. Л. Фробениус: несколько легковерный оригинал с богатым воображением. Великий собиратель материала. Слабее как мыслитель.

Бог: внутреннее переживание, не обсуждаемое как таковое, но оставляющее впечатление. Психические переживания имеют два источника: внешний мир и бессознательное. Все непосредственные переживания психические. Существуют физически передаваемые (внешний мир) переживания и внутренние (духовные переживания). Одно столь же правомерно, как и другое. Бог — это не статистическая истина, потому столь же глупо пытаться доказать существование Бога, как и отрицать его. Если человек чувствует себя счастливым, ему не нужны ни доказательства, ни опровержения. Кроме того, нет причин полагать, что «счастье» или «печаль» не могут быть испытаны. Бог — это универсальный опыт, который затуманивается только глупым рационализмом и столь же глупой теологией. (См. мою небольшую книгу Psychologie und Religion, Racher-Verlag, Zurich, 1940, где найдете кое-что по этой теме.)

То, что человечество называло «Богом» с незапамятных времен, вы испытываете каждый день. Вы просто даете ему другое, так называемое «рациональное» название — например, вы называете его «аффектом». Испокон веков он был психически сильнее, способный сбить с пути все ваши осознанные намерения, фатально расстроить их, не оставив и мокрого места. Потому немало тех, кто боятся «себя». Тогда Бога называют «я сам» и так далее. Внешний мир и Бог – это два изначальных переживания, и одно столь же великое, как и второе, оба имеют тысячи имен, которые все до одного не меняют фактов. Корни обоих неведомы. Психика отражает оба. Вероятно, в этой точке они соприкасаются. Почему мы вообще спрашиваем о Боге? Бог бурлит в вас, приводя вас к самым дивным рассуждениям.

Люди говорят о вере, когда потеряли знание. Вера и неверие в Бога – это лишь суррогаты. Наивный первобытный человек не верит, он знает, потому что внутренний опыт оправданно значит для него столько же, сколько и внешний. У него до сих пор нет теологии, и он еще не дал одурманить себя коварным концепциям. Он приспосабливает свою жизнь – из необходимости – к внешним и внутренним фактам, которые не считает – как мы – бессвязными. Он живет в едином мире, тогда как мы живем только в одной половине и лишь верим в другую, если вообще верим. Мы заслонили его так называемым «духовным развитием», которое означает, что мы живем самодельным электрическим светом и, что только добавляет комичности, верим или не верим в солнце.

Сталин в Париже[1] был бы une espèce dexistentialiste [своего рода экзистенциалист – фр.] как Сартр, безжалостным доктринером. То, что создает тучи болтовни в Париже, заставляет дрожать землю в Азии. Там властелин еще может поставить себя воплощением разума, заслонив собою солнце.

Весьма искренне ваш, К.Г. Юнг

□ Западная Германия.

1. Б. выразил сожаление, что Сталин не родился в Париже.

Фаулеру МакКормику, 22 февраля 1951 г.

[Оригинал на английском]

Дорогой Фаулер,

Весьма любезно с твоей стороны снова прислать мне новости о летающих тарелках.

Тем временем, я прочитал книгу Джеральда Херда, которая оказалась весьма яркой апологией существования тарелок. К сожалению, на мой вкус, он слишком настойчиво проповедует свою убежденность.

Новые утверждения о том, что тарелки ни что иное, как метеорологические зонды, к сожалению, не согласуется с предполагаемыми наблюдениями, но, возможно, последние просто подделка и галлюцинация. Действительно забавно, что трудно установить истину о реальности явления. Я думаю, это преимущественно настойчивый слух, но вопрос, есть ли за ним что-то реальное, остается.

Кроме некоторого ревматизма, я чувствую себя вполне хорошо и работаю, как обычно. Полагаю, ты очень занят! Я тем более ценю, что время от времени получаю знак твоего существования. Большое спасибо!

Сердечно твой, К.Г.

□ (Письмо написано от руки.) Гарольд Фаулер МакКормик (1898-1973) – чикагский промышленник, был старым другом Юнга. Он сопровождал Юнга в его путешествиях к пуэбло в Нью-Мексико (1924-1925) и в Индию (1938) и был частым спутником позже в Цюрихе. Он часто брал Юнга и Рут Бейли (которая была домохозяйкой Юнга после смерти миссис Юнг в 1955 г.) на автомобильные экскурсии (ср. МакКормик, Рождество, 1960 г.) “The Undiscovered Self”, CW 10 имеет посвящение «Моему старому другу Фаулеру МакКормику».

Доктору Г., 17 марта 1951 г.

Дорогой доктор Г.,

Чтобы ответить на ваше длинное и содержательное письмо, потребуется время. Потому мой ответ несколько запаздывает.

Психология как естественная наука должна оставить за собой право считать все утверждения, которые не могут быть подтверждены эмпирически, проекциями. Это эпистемологическое ограничение ничего не говорит ни в пользу, ни против возможности трансцендентного Бытия. Проекция – это неизбежный инструмент познания. То, что христологическая проекция оставалась привязанной к «историческому» человеку Иисусу, имеет величайшее символическое значение, как мне кажется. Привязка к конкретному человеку была необходима, потому что иначе воплощение Бога – самое важное! – никогда не случилось бы. Уже зародившаяся в традиции Осириса концепция об Осирисе, относящемся к индивидууму,[1] продолжилась в иудео-христианской идее об imago Dei и в христианской идее υίότης.[2] Докетизм был откатом к языческому видению мира. Попытка Бультмана к демифологизации[3] – это следствие протестантского рационализма, ведущее ко все большему обеднению символизма. Остающегося недостаточно для выражения обильного (и опасного) мира бессознательного, для присоединения его к сознанию или, может так случиться, сдерживания его. В результате протестантизм будет становиться все более скучным и скудным. Он также продолжит, как и ранее, бесконечно раскалываться, что, собственно, и является бессознательной целью всей затеи. С Реформацией он уже потерял одну ногу, сущностный обряд. С тех пор он стоял на гипертрофированной другой ноге, вере, которая была окружена трудностями и постепенно становилась недоступной. Благодаря обезлиствлению символического дерева религия все больше будет становиться чисто личным делом, но чем больше духовная бедность протестанта, тем больше у него шансов открыть сокровище в собственной психике. В любом случае, в этом отношении у него больше перспектив, чем у католика, который до сих пор находится в полном владении истинно коллективной религии. Его религия развивается скачками и ограничениями. Успение Девы Марии тому красноречивый пример. Это первый шаг христианства к целостности, т.е. квартерности.[4] Мы имеем дело со старой формулой 3+1,[5] где 1 представляет 98% богини и посредницы, согласованной с Троицей. Сны, указывающие на Успение, крайне интересны: они показывают, что за luna plena или солнечной женщиной[6] поднимается темная новая луна с ее таинством hierosgamos и хтоническим миром тьмы. Вот почему уже в XVI столетии Герард Дорн столь яростно нападал на квартерность,[7] поскольку принятие binarius[8] (= дьявол) в форме женского начала, представленного числами 2 и 4, разрушит Троицу. Папа, вероятно, правильно поступил, когда опроверг тенденцию к психологизированию (преимущественно среди французских иезуитов). Троянского коня следует прятать, пока возможно. Во всяком случае, я считаю объявление Успения самым важным символогическим событием со времен Реформации, и нахожу аргументы протестантских критиков ничтожными, поскольку все они упускают из вида колоссальное значение нового догмата. Символ в католической церкви жив и подпитывается народной психикой, которая даже нуждается в нем. Но в протестантизме он мертв. Остается только уничтожить Троицу и homoousia.[9]

Со времен Климента Римского[10] Якоб Бёме был первым, кто столкнулся непосредственно с идеей зла. Я не борюсь с признанием «Четвертого». Сегодня признания больше не требуется – все слишком очевидно. Я просто указываю на существование проблемы, имеющей огромное значение в истории символов. Я только борюсь за возрождение символического мышления из-за его терапевтического значения, и против самонадеянной недооценки мифа, который все равно понятен очень немногим.

Я не совсем понимаю, почему вы называете риск «верой».[11] Риск – это неверное название, когда вы убеждены, что все в конце концов закончится хорошо. Риск – это когда вы не знаете и не верите. Когда тележка, в которой путешествовала святая Тереза Авильская, перевернулась, она подняла руки к небесам и воскликнула: «Теперь я знаю, почему у тебя так мало друзей».[12] Все может обернуться и так.

Я «верю», только когда у меня есть достаточные основания для предположения. Слово «вера» ничего иного для меня не значит. Прыжки в темноту мне хорошо знакомы. Для меня они связаны с отвагой, но никак не с верой, и в немалой степени с надеждой (т.е. на то, что все выйдет хорошо).

Этим летом для меня появится новая работа, которая связана с христианской символогией (особенно фигурой Христа), под названием Aion. Тогда я буду готов для аутодафе. Я могу сказать вместе с Тертуллианом: “Novum testimonium advoco immo omni letteratura notius, omni doctrina agitatius ... toto homine maius ... Consiste in medio anima!”[13] Но душа – это анафема святой теологии. «Демифологизация»! Что за гордыня! Напоминает о дезинфекции небес с помощью сулемы врачом, который затем объявил, что Бог [не] может быть обнаружен.[14] Но Бог – это мифологема katexochen [поистине – греч.]. Христос был, без сомнения, философом-моралистом – что еще останется от него, если он не мифологема? С наилучшими пожеланиями,

Искренне ваш, К.Г. Юнг

□ (Письмо написано от руки.) Западная Германия.

1. Ср. Михаэлис, 20 янв. 39 г., прим. 1.

2. = сыновство.

3. Рудольф Карл Бультман (1884-), немецкий протестантский теолог, затем профессор в университете Марбурга. Он отвергал аутентичность больших частей НЗ (например, события на Страстную Пятницу и Пасху) как чисто мифологических и требовал «демифологизации христианского послания».

4. По мнению Юнга, Троица – это неполная квартерность, в которой недостает женского элемента, земли, или тела. Ср. Psychology and Alchemy, CW 12, pars. 26, 31, 319ff.; “Psychology and Religion”, CW 11, par. 107.

5. Квартерность выражается формулой 3+1, где 3 представляет Троицу, а 1 – четвертую персону, будь то подчиненная функция, анима, женский элемент в божестве или, в другом контексте, дьявол.

6. Откр. 12:1. Ср. “Answer to Job”, CW 11, pars. 710ff., 737f.

7. ”Psychology and Religion”, pars. 103f, & n. 47, par. 120 & n. 11.

8. Ibid.; ср. также “Dogma of the Trinity”, CW 11, pars. 256, 262; Mysterium Coniunctionis, CW 14, par. 238.

9. Ср. Нидерер, 23 июня 47 г., прим. 6.

10. Папа Климент I, ок. 96 г., святой Отец, которому ошибочно приписывают концепцию Христа как правой, а дьявола как левой руки Бога (ср. “Foreword to Werblowsky’s Luficer and Prometheus”, CW 11, par. 470). На самом деле, она восходит к псевдо-Клименту, автору «Клементин», собрания гностических христианских сочинений, датируемых серединой II в. (ср. Aion, CW 9, ii, par. 99).

11. В письме к Юнгу от 29 янв. доктор Г. писал, что в самых опасных жизненных ситуациях он описал бы «последний прыжок в глубины, риск решения» как «веру».

12. Ср. “Good and Evil in Analytical Psychology”, CW 10, par. 883.

13. «Я призываю свидетеля нового, но он известнее всякой литературы, действеннее всякой доктрины ... больше всего человека; он есть все, что составляет человека. Душа! стань по средине». Тертуллиан, О свидетельстве души, I. Полный текст в Psychological Types, CW 6, par. 18.

14. «Не» отсутствует в копии письма, но было вставлено, потому что Юнг часто рассказывал этот анекдот именно в этом смысле. Ср. Two Essays, CW 7, par. 110.

Адольфу Келлеру, 20 марта 1951 г.

Дорогой друг,

...

То, что ты считаешь моим анти-протестантским комплексом – это, следует признаться, жесткая критика протестантизма, потому что он не таков, как мне хотелось бы. Теперь, когда католическая церковь сделала переломный шаг с Успением, протестантизм воистину намертво вцепился с патриархальную линию Ветхого Завета и сильно отстает в догматическом развитии. Католик, по крайней мере, верит в продолжающееся откровение, а протестант считает себя преданным такому – о, сколь противоречивому! – документу, как Библия, и, следовательно, не может созидать, а только разрушать – vide знаменитую «демифологизацию» христианства. Словно утверждения о священной истории не были мифологемами! Бог всегда говорит мифологически. Если бы не так, он бы не открыл нам разум и науку.

Я борюсь с отсталостью протестантизма. Я не хочу, чтобы он терял первенство. Я не хочу возвращаться к бессознательному, туманности католического конкретизма, так что точно так же сражаюсь против протестантского конкретизма историчности и бессодержательности протестантского послания, который сегодня можно понимать только как историческое наследие. Если Христос для меня что-то и значит, то только как символ. Как историческая фигура он точно так же мог бы быть назван Пифагором, Лао-Цзы, Заратустрой и т.д. Я нисколько не нахожу исторического Иисуса назидательным, а только интересным своей противоречивостью.

Я говорю это, чтобы ты знал, на чем я стою. Буду рад, тем не менее, побеседовать с тобой. Так что, если у тебя найдется время, я готов.

Снова благодарю на внимательное и доброжелательное письмо,

Карл.

□ Th.D. (1872-1963), читал лекции в университете Цюриха, позже в Лос-Анджелесе. Был одним из самых старых друзей Юнга. Ср. The Freud/Jung Letters, 133 J, n. 4.

Адольфу Л. Вишеру, 21 марта 1951 г.

Дорогой коллега,

Мне очень жаль, что я только сейчас благодарю вас за любезное письмо от 26.XII.50. Ваши соболезнования о смерти моего последнего близкого друга Альберта Оэри[1] были настоящим бальзамом на душу. Воистину можно почувствовать боль такой утраты, не боясь обвинения в ложной сентиментальности. В этих случаях замечаешь, как возраст постепенно выталкивает нас из времени и мира в просторные и необитаемые пространства, где поначалу чувствуешь себя одиноким и чужим. Вы так сочувственно и восприимчиво писали в своей книге[2] об особенностях старости, что поймете это мое настроение. Неизбежность смерти и видение мира in conspectu mortis – это поистине любопытное переживание: чувство настоящего расширяется за пределы сегодняшнего дня назад, к векам прошедшим, и вперед, в еще не рожденное будущее. С сердечной благодарностью,

С любовью, К.Г. Юнг

□ См. Вишер, 10 окт. 44 г.

1. Ср. Оэри, 12 фев. 20 г., прим. □.

2. Das Alter als Schicksal und Erfüllung (1942).

Пастору Фрицу Пфеффлину, 22 марта 1951 г.

Дорогой пастор Пфеффлин,

Я был очень рад получить от вас весточку. К сожалению, я не могу исполнить вашего желания.[1] Мне нужно столько всего сделать, и я не могу работать столько же, сколько раньше. И перерабатывать мне нельзя.

Я не знаю, какой материал сновидений вы подразумеваете, и как он может быть связан с невооруженным нейтралитетом Германии. Разоружение Германии — это само по себе сон, который мог приключиться только со спящей нацией — с той самой нацией, которая напала на своих соседей дважды за четверть века. Это сон глубоко воинственной нации, которая осознанно считает себя безобидной и миролюбивой. Нужно действительно спать, чтобы думать, будто можно жить невооруженным в анархичном мире, где считаются только с обманом и силой. Всякий немец, если он не спит, знает, это время, самое время для перевооружения, и чем более осознанно он это сделает, тем лучше для мира. Опаснее всех безобидные мечтатели, которые не знают, что хотят снова погибнуть со славой с помощью своей проклятой игры во спасителя. То они убивают ближних, чтобы обратить их в новую религию нацизма, то проповедуют разоружение, чтобы отдать собственную страну под власть русской тирании. Что бы случилось со Швейцарией, если бы у нас не было армии! Такие люди, как герр Ноак,[2] получили бы пенсию за ведение подготовительной работы, а остальных поставили бы к стенке носители культуры. И то же самое сделают с вами русские, ведь они тоже вселенские спасители, которые хотят исцелить мир собственной болезнью, как это сделали Нацисты. Вы серьезно полагаете, что какого-то грабителя отпугнет немецкое разоружение? Вы хорошо знаете: «Меня провоцируют», - сказал волк овце.

Можно быть нейтральным, будучи вооруженным, не становясь жертвой милитаризма. Но невооруженный нейтралитет кажется мне и, вероятно, также всем немцам, кульминацией неудачного инстинкта, к чему я бы добавил, основываясь на близком знакомстве с немецким национальным характером, немецкую эксцентричность, которая не от мира сего. Опасность в предложении Ноака заключается в том, что оно представляет собой еще одну попытку национального самоубийства. Откуда идет неистовство или «горячность» немцев, откуда их любовь к национальной гибели? Когда Якоб Буркхардт услышал об объявлении империи в Версале,[3] то воскликнул: «Это означает крах Германии». С тех пор эти попытки краха шли беспрестанно. Как мне кажется, можно для разнообразия побыть и разумным.

Надеюсь, дорогой пастор, вы простите эти скромные мнения. Они могут прояснить вам, почему, как мне кажется, не может быть и речи— будь то даже возможным на других основаниях — серьезно рассмотреть ваше предложение. Пожалуйста, считайте это письмо частным выражением моих взглядов. Я не хочу оскорбить немецкую нацию в облике ее отдельных представителей.

Иметь вооружение — это зло; не иметь вооружения — худшее зло. Разумный человек скромно удовлетворяется меньшим злом; он предпочитает смотреть на героические Götterdammenrungen и подобные геростратовы жесты[4] в театре, какое-то время смотреть на безумцев, а не почитать их как лидеров и спасителей. Мои слова и предупреждения в этой связи столь же тщетны и бесполезны, как и Якоба Буркхардта. “Si non crediderunt tibi neque audierunt sermonem signi prioris”,[5] только тогда Бог говорит свое слово. Но пусть человек, помнящий о своей гордыне, удовлетворится меньшим злом и остережется сатанинского искушения широких жестов, которые годятся только для показухи и самоопьянения. С наилучшими пожеланиями,

Искренне ваш, К.Г. Юнг

□ См. Пфеффлин, 5 июля 35 г.

1. Речь идет о материале для журнала Versöhnung (Примирение) на тему немецкого невооруженного нейтралитета, если возможно, «на основе некоторого материала сновидений».

2. Ульрих Ноак, профессор истории в университете Вюрцбурга, написавший статью в Versöhnung, защищающую невооруженный нейтралитет.

3. Вильгельм, король Пруссии, был коронован императором Германии 18 янв. 1871 г. в Версале.

4. Герострат, чтобы увековечить свое имя, сжег храм Артемиды Эфесской в 356 г. до н.э.

5. Исх. 4:9: «...если же не поверят и двум сим знамениям и не послушают голоса твоего».

Адольфу Келлеру, понедельник Светлой Седмицы [26 марта] 1951 г.

Дорогой друг,

С конца этой недели я провожу апрель в Боллингене, где меня ждет самая разная работа. Так что эта неделя еще свободна, если ты снова будешь здесь. Большое спасибо за два твоих письма! Они кишат вопросами и возможными непониманиями, которые мы можем уладить только в беседе. Иначе мне пришлось бы писать целые трактаты. Я бы только заметил, что не стал «больше христианином», просто сейчас чувствую себя лучше подготовленным к тому, чтобы сделать вклад в психологию христианства. Сны могут быть много чем, но у нас есть только одно теоретическое основание для их объяснения. Научную аксиому principia explicandi non sunt multiplicanda praeter necessitatem [принцип объяснения без приумножения сущностей без необходимости — лат.] нужно воспринимать очень серьезно. Потому нужно зайти так далеко, как только возможно, с теорией компенсации.[1]

Квартерность — это эмпирический факт, а не учение. До сих пор христианство, как и многие другие системы, имело 4 метафизические фигуры: Троица + πύρινος θεός άριθμω τέταρτος.[2] Бессознательное выражает себя в квартерностях, без всякого уважения к христианской традиции. Квартерность родом как из Ветхого Завета, так и из Египта. У Вишну было четыре лица и т. д. Theologia naturalis[3] должна принимать в расчет этот факт или потеряет связь с психологией. Квартерность — это не учение, которое можно обсуждать, а факт, который, ut supra demonstravimus [как показано выше — лат.], также лежит в основе догматики.

Поскольку incarnatio Dei не сообщает нынешнему человеку ничего постижимого умом, σάρξ εγενετο[4] нужно переводить, к добру или к худу, например, так: «принял определенную эмпирическую форму». Эта формула может послужить мостом к психологии. Остаюсь с наилучшими пожеланиями,

Карл

□ (Письмо написано от руки.)

1. Одно из важнейших открытий Юнга состоит в том, что психика — это саморегулирующаяся система, в которой односторонние подходы сознательного ума компенсируются упором на противоположную (компенсаторную) тенденцию, преимущественно при помощи сновидений.

2. «Огненный бог, четвертый числом», был демиургом у наассенов. Ср. Aion, CW 9, ii, par. 128.

3. Естественная теология пытается обрести познание Бога посредством естественного разума (т. е. непросвещенного верой) через созерцание его твоврения. Сродни lumen naturae Парацельса, свету природы.

4. = стал плотью.

Пастору Вернеру Нидереру, понедельник Светлой Седмицы [26 марта] 1951 г.

Дорогой пастор Нидерер,

Приводя в порядок свои рукописи, я наткнулся на ваш любезный подарок[1] от фев. 1949 г. Не думаю, что уже благодарил вас за него. Хотя у меня есть секретарь, на которую возложена обязанность защищать меня от последствий рассеянности и забывчивости, она тоже временами тонет в потоках бумаги, которые льются на меня беспрестанно. В любом случае, теперь я благодарю вас и прошу об отпущении и прощении грехов.

В конце своего ясного изложения вы задаетесь вопросом о «заслуге» Христа, которую больше не понимаете как магическое событие, заменив, так сказать, интеграцией проекций. Это рационально верный, но, как мне кажется, едва ли адекватный ответ. Психологическая «заслуга» (или, скорее, значение) Христа состоит в том факте, что, будучи «первенцем», он является прообразом τέλειος, целостного человека.[2] Этот образ, как свидетельствует история, нуминозен, и потому на него можно ответить только другой нуминозностью. Он затрагивает imago Dei, архетип самости в нас, и потому пробуждает его. Тогда самость «констеллируется», и благодаря нуминозности подталкивает человека к целостности, т.е. к интеграции бессознательного или подчинению эго холитисческой «воле», которая верно воспринимается как «Божья воля». Τελείωσις в психологическом смысле означает «целостность», а не «совершенство» человека. Целостность не может быть осознанной, поскольку включает в себя и бессознательное. Потому по крайней мере половина ее – это трансцендентное состояние, мистическое и нуминозное. Индивидуация – это трансцендентная цель, воплощение ανθρωπος. Единственное из всего этого, что мы можем понять рационально – это холистическое религиозное стремление сознания, т.е. religiose observare холистических импульсов в бессознательном, а не экзистенциальная реальность целостности или самости, которая представляется как ειναι εν χριστω.[3]

...

Искренне, К.Г. Юнг

□ (Письмо написано от руки.) См. Нидерер, 23 июня 47 г.

1. Одна из его проповедей.

2. «Совершенный» человек (Фил. 3:12 и 15). Ср. Aion, CW 9, ii, par. 333 & n. 110.

3. = бытие в Христе.

Бернадру Ашнеру, 28 марта 1951 г.

Дорогой коллега,

У меня до сих яркие воспоминания о нашей встрече в Вене, поскольку именно от вас я по-своему принял интерес к Парацельсу. Во время войны я особенно был занят им, в частности, его religio medica, представленной в трактате De Vita Longa.

Что касается вашего вопроса,[1] могу только сказать, что полностью согласен со своими прежними замечаниями. Рано или поздно это станет вопросом первейшей важности для человечества, поскольку мы быстро приближаемся ко времени, когда необходимость кормить мировое население подойдет к границе, которую нельзя будет пересечь. Даже сейчас Индия так близка к этой грани, что одного неурожайного сезона хватит, чтобы вызвать голод, а сегодня, благодаря современной гигиене, весь мир приумножается безудержно. Это, конечно, не может продолжаться дольше, ведь тогда возникнет проблема, которая уже стоит перед всеми первобытными обществами: ограничение рождаемости из-за нехватки еды. Эта опасность перенаселения, которая уже стоит перед нами, до сих пор не дошла до сознания масс, а еще меньше того, наших законодателей, которые поражены особой слепотой. Я всецело аплодирую вашей инициативе. С приветствиями коллеге,

Искренне ваш, К.Г. Юнг

□ M.D. (1883-1960) – австрийский гинеколог, после 1938 г. жил в США. Редактировал и переводил на современный немецкий работы Парацельса (Sämliche Werke, 4 vols., 1926-32).

1. После встречи в Вене в 1931 г. Юнг в частной беседе заметил, что «мало какие вещи вызывали столько беспокойства, несчастья и зла, как навязчивое желание рожать». А. просил разрешения процитировать эти слова для седьмого издания его Lehrbuch der Konstitutionstherapie.

Р.Я. Цви Вербловски, 28 марта 1951 г.

Дорогой герр Вербловски,

Надеюсь, вы уже получили мое короткое предисловие.[1] Сожалею, что только сейчас сел записать некоторые мысли относительно вашей книги.

Стр. 80. Я бы предложил несколько иное выражение: вместо того, чтобы говорить «подталкивать процесс индивидуации» - чего вы как раз не можете делать, потому что это немедленно приводит к инфляции или отождествлению с архетипом – я бы рекомендовал что-то вроде «становиться слишком опрометчиво эгоистичным». Термин индивидуация нужно зарезервировать для законной эволюции индивидуальной энтелехии.[2]

Ваше выделение гордыни[3] как особого порока греков весьма познавательно. Оно соответствует концепции superbia у Августина. Как вы знаете, он говорил, что есть два основных греха: superbia и concupiscentia.[4] Потому стоит полагать, что если особый греческий порок – это superbia, то concupiscnetia выпадает на долю евреев. Мы ясно видим это во Фрейде, а именно, в его «принципе удовольствия», который, в свою очередь, соответствует комплексу кастрации, играющему, между прочим, гораздо менее значительную роль у неевреев. В своей практике я крайне редко сталкивался с такими случаями. Гордыня гораздо чаще появляется у язычников.

Стр. 84. Здесь я бы советовал пересмотреть текст. Гордыню едва ли можно описать как «гипертрофию маскулинности», поскольку это неприменимо в случае женщины. Гордыня – это инфляция человека в целом. Кроме того, крайне сомнительно, чтобы из нее можно было вывести греческую гомосексуальность. Гомосексуальность – это больше социальное явление, которое развивается всякий раз, когда первобытное общество мужчин нужно скрепить как трамплин к Государству. Это особенно очевидно в Греции.

Но нельзя и безоговорочно приписывать гомосексуалистам отвращение к женщинам. Очень часто они становятся хорошими друзьями. Например, молодой гомосексуальный холостяк – желанный гость среди женщин неопределенного возраста и чувствует себя счастливым в их компании, так как окружен матерями. Большинство гомосексуалистов – это отсталые или потенциальные мужчины, до сих пор цепляющиеся за фартук матери.

Комплекс кастрации, который вы упоминаете в этой связи, на самом деле связан не с гомосексуальностью, а со смыслом еврейского обрезания, которое, как самая острая операция на чувствительном органе, напоминает о concupiscentia. И поскольку это акт, предписанный божественным законом, оно обуздывает похоть ради усиления близости мужчины с Законом или Богом в перманентном состоянии. Это своего рода κατοχυ,[5] выражение брака Яхве с Израилем. Когда идея Божьего брака устарела, предполагаемая кастрация, в качестве которой и понимается обрезание, регрессирует до зависимости от матери (миф об Аттисе![6]) Но в той мере, в какой мать означает бессознательное в чистом виде, бессознательное занимает место Яхве. Однако, верно будет сказать, что гомосексуальность появляется тут косвенно как результат всемогущего материнского комплекса. Фиксированный на матери сын из-за своей «отчужденности от женщин», постоянно находится в опасности аутоэротизма и преувеличенной самооценки. Характерное высокомерие подростков по отношению к женскому полу – это просто защитный механизм против доминации матери, и едва ли может быть истолковано как гордыня.

«Греческая» гомосексуальность появляется, как сказано, во всех первобытных обществах мужчин, хотя никогда не вела ко взлетам, подобным греческой культуре. Подлинное основание греческого духа нужно искать не в этих первобытных явлениях, а в особом вкладе народа. Я думаю, нужно быть очень осторожным с предположением, что культурный гений связан с «маскулинностью».

Стр. 85, прим. 21. Вы говорите, что антисексуальная тенденция присуща архетипу Девы-Матери. Это едва ли можно утверждать, поскольку культ восточной богини любви, как общеизвестно, может быть чем угодно, но только не антисексуальным.

Я прочитал вашу книгу с огромным удовольствием и нашел разницу между еврейской и греческой психологией особенно поучительной. Должен признать, я не читал полностью Потерянный рай, равно как и Мессиаду Клопштока.[7] Я многое узнал из вашей работы и попытался в своем предисловии увидеть появление фигуры Сатаны в XVII в. в исторической перспективе.

Большое спасибо за замечания о Блейке, которые вы включили в свое письмо. Я не особенно хорошо знаком с Блейком,[8] которого всегда был склонен критиковать. С наилучшими пожеланиями,

Искренне ваш, К.Г. Юнг

□ Тогда лектор университета Лидса и Института гебраистики, Манчестер, теперь профессор сравнительного религиоведения в Еврейском университете Иерусалима.

1. “Foreword to Werblowsky’s Lucifer and Prometheus”, CW 11.

2. Этот абзац написан по-английски.

3. Самонадеянное посягательство на права других, особенно богов, ведущее к трагическому краху преступника.

4. Гордыня и похоть – это «родственные моральные концепции святого Августина» (Jung, “The Undiscovered Self”, CW 10, par. 555).

5. = заточение.

6. Cf. Symbols of Transformation, CW 5, pars. 659ff.

7. Фридрих Готлиб Клопшток (1724-1803) – немецкий поэт.

8. Ср. Нанаватти, 11 нояб. 48 г.

Аниэле Яффе, Боллинген, 29 мая 1951 г.

Дорогая Аниэла,

Так происходит постоянно: воспоминания появляются и снова исчезают, когда им заблагорассудится. Таким путем я вытащил огромного кита; я имею в виду «Ответ Иову». Не могу сказать, что полностью переварил этот tour de force бессознательного. Оно еще громыхает, скорее, как землетрясение. Я замечаю это, когда выдалбливаю свои надписи (тут большой прогресс). Тогда ко мне приходят мысли, например, о том, что бессознательное – это только орган для восприятия четвертого измерения, т.е. всепроникающего смысла, а само по себе не порождает реальных идей. Мне гораздо лучше. Только вот сон довольно чувствительный. Мне не следует говорить много или интенсивно. К счастью, и случай для этого выпадает редко.

Как ты? Надеюсь, ты не перетруждаешься в Институте. Не буду делать ложных обещаний о твоем визите, но думаю об этом. Остаюсь с сердечными пожеланиями,

К.Г.

□ (Письмо написано от руки.) См. Яффе, 22 дек. 42 г.

С. Визеру, 6 июля 1951 г.

Дорогой коллега,

Большое спасибо, что поделились вашим интересным опытом. Это случай того, что мы называем ясновидением. Но поскольку это просто слово, которое ничего не означает, оно ничего и не объясняет. Подобраться к пониманию таких событий можно, если наблюдать их в более широком контексте тех же или похожих событий. Исследуя всю сумму опыта такого рода вы придете к заключению, что есть что-то вроде «абсолютного знания»,[1] не доступное сознанию, но, вероятно, доступное для бессознательного, хотя только при определенных условиях. По моему опыту эти условия всегда предоставляются эмоциями. Всякая эмоция, идущая до самой глубины, вызывает ослабевание сознания, которое Пьер Жане называл “abaissment du niveau mental”. Понижение сознания означает, с другой стороны, приближение к бессознательному, а поскольку бессознательное, похоже, имеет доступ к этому «абсолютному знанию», можно получить информацию, которая необъяснима рационально и каузально. Это редкое нарушение кажущегося абсолютным закона каузальности следует из того факта, что даже этот закон обладает только статистической верностью с той оговоркой, что исключения могут происходить.

Если вы интересуетесь теорией этих акаузальных связей между событиями, я бы порекомендовал свою небольшую книгу, которая вскоре будет опубликована Rascher под названием Die Synchronizität als ein Prinzip akausaler Zusmmenhänge. С приветствиями коллеге и благодарностью,

Искренне ваш, К.Г. Юнг

□ Швейцария.

1. Знание, не связанное с эго, «а скорее самосуществующее «бессознательное» знание». Ср. “Synchronicity”, CW 8, par. 931.

Карлу Кереньи, 12 июля 1951 г.

Дорогой профессор Кереньи,

Скорое появление и красивый формат Einführung in die Mythologie[1] оказались сюрпризом. Приятно знать, что эта книга нашла свою нишу.

Переживания[2], с которыми вы имеете дело, неизбежно выпадают на долю всякого, кто осознанно погружается в изначальный мир вечных образов. Он выходит за пределы себя и выносит истину старого высказывания алхимиков: maior autem animae pars extra corpus est.[3]

Вы правы: рассмотренные в связи с их архетипическим фоном, банальные образы сновидений обычно более поучительны и имеют большую убедительность, чем «мифологизированные» сны, которые, обычно считается, порождаются чтением. Описанный вами случай очень интересен: это связная проработка архетипической модели. Мне было бы очень интересно услышать больше деталей. Могу представить, что для мифолога столкновение с живыми архетипами – это нечто особенное. То же было и для меня; только для меня это была встреча с мифологией. Это означает усиление и улучшение жизни – с задумчивым взглядом искоса на гения vultu mutabilis, albus et ater.[4]

То, что волны вашей жизни и работы распространяются все дальше и шире, в высшей степени радует и дает возможность сердечно вас с этим поздравить! С наилучшими пожеланиями,

Искренне ваш, К.Г. Юнг

□ (Письмо написано от руки.) См. Кереньи (1897-1973), 26 июля 40 г.

1. Второе издание 1951 г. с предисловием К.

2. К. описал некоторые переживания со снами студентов в Институте К.Г. Юнга, которые реагировали на лекции о греческой мифологии снами архетипической природы.

3. «Большая часть души вне тела». Sendivogius, “De Sulphure”, Musaeum Hermeticum (1678). Cf. Psychology and Alchemy, CW 12, pars. 396, 399.

4. «...переменчивый, светлый и мрачный». Гораций, Epistulae, II, II [зд. в перев. А.А. Фета – прим. перев.]

Аниэле Яффе, 18 июля 1951 г.

Дорогая Аниэла,

...

Мне особенно приятно, что ты смогла установить такие тесные отношения со второй частью моей книги.[1] Пока большинство людей застряло на первой. Лично мне вторая больше дорога, поскольку она связана с настоящим и будущим. Если есть дух, хватающий человека за шкирку, то именно так появилась эта книга.

...

□ (Письмо написано от руки.)

1. “Answer to Job”, CW 11. Вторая часть, вероятно, начинается на sec. 8, pars. 649ff.

Доктору С., 8 августа 1951 г.

Дорогой коллега,

Сердечно благодарю за то, что помните о моем дне рождения!

Из вашего письма я вижу, что вы сильно страдаете от шумов в ухе. Бессознательное часто использует симптомы такого рода, чтобы сделать психические содержания слышимыми, т.е. симптомы усиливаются психогенным притоком, и только тогда принимают должный мучительный характер, который обращает ваше внимание внутрь, где оно, конечно, захватывается беспокоящими шумами. Очевидно, оно должно обратиться вовнутрь, но не отвлекаться на шумы; скорее оно должно добраться до содержаний, действующих на него, как магнит. Словечко «должно» означает, что путь к желанной цели неведом. Но часто, по крайней мере, полезно знать, что в основе органического симптома психический слой, который можно поднять. Я по опыту знаю, что требование бессознательного об интроверсии – в вашем случае способность слушать внутренний мир – необычайно сильно. Столь же велика опасность, что вместо того, чтобы быть способным слушать внутренний мир, человек вынужден его слушать. Мой собственный отосклероз наградил меня самыми разными шумами, так что я неплохо знаком с предметом. Вы правы, вспоминая о буре, прервавшей нашу беседу. Довольно иррациональным образом мы должны быть способны слышать и голос природы, например, гром, даже если это значит нарушить непрерывность сознания. С наилучшими пожеланиями,

Искренне ваш, К.Г. Юнг

□ См. доктор С., 16 окт. 39 г.

Доктору Г., 30 августа 1951 г.

Дорогой доктор Г.,

Вы должны простить мое долгое молчание. Весной меня мучила печень, я часто вынужден был оставаться в постели, а посреди этого misère написать небольшое эссе[1] (ок. 100 печатных страниц), публикация которого вызывает некоторые трудности. Боюсь расшевелить осиное гнездо. Оно о вопросе, который вы подняли в письме от 1 мая. У меня самого чувство, что я еще не нашел способа сформулировать свой ответ, т.е. то представление, которое передаст мои взгляды публике, не вызвав слишком много непонимания.

Мой modus procedendi [способ определения метода действия – лат.], естественно, эмпирический: как дать удовлетворительное описание феномену «Христа» с точки зрения психологического опыта?

Существующие утверждения о Христе, частью, об эмпирическом человеке, но в другой и большей части о мифологическом Богочеловеке. Из этих различных утверждений можно воссоздать личность, которая, как эмпирический человек, была отождествлена с традиционным типом Сына Человеческого, представленного в распространенной тогда Книге Еноха.[2] Когда такое отождествление происходит, появляются характерные архетипические эффекты, то есть, нуминозность и синхронистичные явления, потому рассказы о чудесах отделимы от фигуры Христа. Первая объясняет неодолимую убедительность его личности, ведь только «захваченный» может «захватывать» других; последние проявляются преимущественно в области силы архетипа и, из-за своего внепространсвенного и вневременного характера, акаузальны, т.е. являются «чудесами». (Я недавно читал в Эранос лекцию о синхронистичности.[3] Эта работа скоро появится среди диссертаций Института.[4] Этот замечательный эффект указывает на «психоид»[5] и присущую архетипам трансцендентальную природу как «организаторов» психических форм внутри и вне психики. (В теоретической физике архетип соответствует модели радиоактивного атома, с той разницей, что атом состоит из количественных, а архетип из качественных, т. е. значимых, отношений, и quantum[6] появляется только в степени нуминозности. В физике quale появляется в неразложимом качестве так называемых дискретностей,[7] как, например, в кванте или полураспаде[8] радиоактивных элементов.)

Вследствие доминирования архетипа «захваченная» личность находится в прямом контакте с mundus archetypus[9], а его жизнь или биография — это только краткий эпизод в вечном течении вещей или вечном обращении «божественных» образов. То, что вечно присутствует, появляется во временном порядке как последовательность. «Когда время исполнилось», одинокий бог-творец превратился в отца и родил себе сына, хотя в вечности, т. е. в не-времени Плеромы или в его трансцендентальной форме бытия он отец-сын-дух-мать, т. е. последовательность архетипических проявлений.

Хотя психоидный архетип — это только модель или утверждение, архетипические эффекты столь же реальны, как и радиоактивность. Всякий, захваченный архетипом Антропоса, проживает Богочеловека, можно даже сказать, что он и есть Богочеловек. Архетипы — это не просто концепции, а сущности, как целые числа, которые являются не просто средствами для счета, а обладают иррациональными качествами, которые не следуют из концепции счета, как, например, простые числа и их поведение. Потому математик Кронекер[10] мог сказать: «Человек создал математику, а Бог создал целые числа: ό θεος άριθμητίξει[11]».

Такое описание Христа меня удовлетворяет, потому что допускает непротиворечивое представление парадоксального взаимодействия его человеческого и божественного существования, его эмпирический характер и мифологическое бытие.

Бессловесное или бесформенное «захватывание» - это не аргумент против присутствия архетипа, поскольку сама нуминозность момента — это одно из его проявлений (и самое частое), изначальная форма архетипической хватки, ср. kairos[12] и Дао или (в дзен) сатори. Из-за своей трансцендентности архетип per se так же непредставим, как и природа света, и потому его должно строго отличать от архетипической идеи или мифологемы (см. “Der Geist der Psychologie”[13] в Eranos-Jahrbuch 1946). Таким путем трансцендентность теологической посылки остается невредимой.

В надежде, что я ответил на ваш вопрос в какой-то мере, с наилучшими пожеланиями,

Искренне ваш, К.Г. Юнг

□ Вюртемберг.

1. «Ответ Иову».

2. (Эфиопская) Книга Еноха, II-I вв. до н.э., самое важное апокрифическое или псевдо-апокрифическое библейское сочинение. (Есть также Славянская Книга Еноха и Книга Тайн Еноха.) См. Charles, The Apocrypha and Pseudepigrapha of the Old Testament in English, II (1913).

3. “Über Synchronizitat”, Eranos-Jahrbuch 1951; теперь “On Synchronicity”, CW 8, Appendix, pars. 969ff.

4. Studien aus dem C.G. Jung-Institut, в которой работа Юнга о синхронистичности, наряду с работой Паули, появилась как vol. IV (1952), Natureklärung und Psyche.

5. Термин, введенный Юнгом для описания «квази-психических 'непредставимых' основных форм», т. е. архетипов per se, в противоположность архетипическим образам. (ср. Деватмананда, 9 фев. 37 г., прим. 1). Они относятся к транссознательным областям, в которых психические процессы и их физическая основа соприкасаются. Cf. “On the Nature of the Psyche”, CW 8, pars. 369, 417.

6. “Отдельная единица количества энергии, пропорциональной частоте излучения» (SOED).

7. Дискретность — это концепция, происходящая из квантовой теории Макса Планка, согласно которой в природе все происходит не непрерывно, а «небольшими прыжками и скачками» (Jeans, The Mysterious Universe, pp. 31F; ср. также “Synchronicity”, par. 966).

8. Полураспад определенного радиоактивного элемента — это время, необходимое для распада половины от изначального числа атомов.

9. Архетипический, потенциальный мир как основной шаблон действительного мира. В психологическом смысле — коллективное бессознательное. Ср. Mysterium, CW 14, par. 761.

10. Леопольд Кронекер (1823-1891) — немецкий математик.

11. «Бог арифметизирует» - высказывание, приписываемое немецкому математику Карлу Фридриху Гауссу (1777-1855). Ср. “Synchronicity”, par. 943 & n. 72.

12. Верное или должное время, благоприятный момент.

13. См. “On the Nature of the Psyche”, CW 8, par. 417.

Аниэле Яффе, Боллинген, 8 сентября 1951 г.

Дорогая Аниэла,

Вот и признак жизни! После Эраноса я был очень утомлен. Немного восстановился, и снова меня захватила мысль, на этот раз в связи с синхронистичностью. Я должен переработать главу об астрологии. Нужно сделать важное изменение — на него навел меня Кнолль.[1] Астрология — это не метод гадания, она, похоже, основана на протонной радиации[2] (от солнца). Мне нужно сделать статистический эксперимент, чтобы быть уверенным. Эти мысли охотятся на мой ум, но про тебя я не забуду. Как ты? Надеюсь, лучше. Пожалуйста, пришли мне пару слов. После Эраноса мне не хватало ежедневного обмена идеям и тепла жизни, окружающего меня.

Мне жаль, но нужно остановиться. Сын прибыл на лодке.

Остаюсь с сердечными приветствиями,

К.Г.

□ (Письмо написано от руки.)

1. Макс Кнолль (1897-1970) — немецкий физик, в 1948-1955 гг. профессор электроинженерии в Принстонском университете; после 1956 г. директор Института технической электроники, Мюнхен.

2. Согласно Кноллю, солнечная протонная радиация находится под сильным влиянием планетарных положений. Ср. Knoll, “Transformation of Science in Our Age”, Man and Time, работы из Eranos Yearbook, 3 (1957); Jung, “On Synchronicity”, CW 8, Appendix, par. 987 и “Synchronicity”, par. 875.

Отцу Виктору Уайту, Боллинген, 21 сентября 1951 г.

[Оригинал на английском]

Дорогой Виктор,

Я видел миссис Х. и уверяю вас, что она поразительна и даже больше! У нас была интересная беседа, и даже, должен признать, весьма примечательная. Если анима и есть, то это она, в этом нет сомнений.

В таких случаях лучше креститься, потому что анима, особенно когда она предстает в своей квинтэссенции, как в данном случае, отбрасывает метафизическую тень, которая длинная, как гостиничный счёт, и содержит несть числа пунктов, которые только добавляются самым чудесным образом. Ее нельзя пометить и сложить в шкаф. Она решительно оставляет вас гадать. Я ничего такого не ожидал. По крайней мере, теперь я понимаю, почему ей снятся победители Дерби: это как раз для нее! Она всецело синхронистичное явление, и с ней так же тщетно равняться, как со своим бессознательным.

Думаю, вы должны быть благодарны св. Доминику за то, что он основал орден, членом которого вы являетесь. В таких случаях ценишь существование монастырей. Столь же верно, что она взяла всю свою психологию из книг, так как она разнесла бы любого приличного и компетентного аналитика. Искренне надеюсь, что ей будут продолжать сниться победители, потому что таким людям нужны деньги, чтобы держаться на плаву.

Если увидите миссис Х., передайте ей, пожалуйста, как я наслаждался ее визитом — но умолчите о других моих выделениях! Не нужно ее пугать так скоро.

Не работайте слишком много!

Сердечно ваш, К.Г. Юнг

P.S. Пожалуйста, не забудьте попросить вашего швейцарского друга и собрата в Ватиканской библиотеке справиться о неопубликованных рукописях св. Фомы!!![1]

К.Г.

□ См. Уайт, 26 сент. 45 г.

1. См. Von Franz, Aurora ConsurgensL A Document Attributed to Thomas Aquinas (tr. 1966), p. 431, n. 130, (Постскриптум написан от руки.)

Анониму, 13 октября 1951 г.

[Оригинал на английском]

Дорогая миссис N.,

Нелегко и непросто ответить на ваш вопрос,[1] потому что многое зависит от вашей способности понимать. Ваше понимание, с другой стороны, зависит от развития и зрелости вашего личного характера.

Невозможно убить часть «самости», если только вы сначала не убьете себя. Если вы разрушите сознательную личность, так называемую эго-личность, то лишите самость ее подлинной цели, а именно, стать реальной самой. Цель жизни — это реализация самости. Если вы убьете себя, что уничтожите ту волю самости, что направляет вас по жизни к этой конечной цели. Попытка самоубийства не затрагивает намерение самости стать реальной, но может задержать ваше личное развитие в той мере, в какой она не объяснима. Вы должны понять, что самоубийство — это убийство, поскольку после самоубийства остается труп, как и после любого обычного убийства. Вот только убиты были вы. Вот почему обычное право наказывает человека, пытавшегося совершить самоубийство, и это также верно психологически. Потому самоубийство — это, конечно, неправильный ответ.

Пока вы не понимаете природу этого очень опасного импульса, вы блокируете путь дальнейшего развития, совсем как человек, как намеревается совершить кражу, не зная этого намерения и не осознавая этических последствий такого деяния, не может развиваться дальше, если только не примет к сведению, что в нем есть криминальная склонность. Такие склонности не редкость, только они не всегда реализуются, и едва ли есть тот, кто не должен осознавать тем или иным образом, что за ним следует темная тень. Такова человеческая доля. Иначе мы бы однажды стали совершенными, что, возможно, тоже оказалось бы ужасно. Мы не должны быть наивными в отношении себя, и для этого нужно спуститься на более скромный уровень самооценки.

В надежде, что я ответил на ваш вопрос, остаюсь,

Искренне ваш, К.Г. Юнг

Спасибо за плату.

Больше не требуется.

□ США.

1. N., женщина 47 лет, в состоянии невротического коллапса и депрессии, спрашивала, могла ли попытка самоубийства в возрасте 21 года убить часть ее «самости».

Анониму, Боллинген, 1 ноября 1951 г.

[Оригинал на английском]

Дорогой мистер N.,

Мне очень жаль, что я запаздываю с ответом. Ваше письмо прибыло, когда я был далеко от дома на каникулах. И я все равно не мог бы увидеться с вами в это время.

Если бы у вас не случилось рецидива туберкулеза, я бы сказал, что лучше вам снова приехать в Цюрих, чтобы выяснить, на какой подводный камень вы наткнулись с своими аналитиками-женщинами. Может, дело в том, что все они женщины!

Пока вы в гипсе, у вас есть время подумать и почитать, и я бы советовал должным образом воспользоваться такой возможностью. Постарайтесь узнать о себе как можно больше при помощи литературы. Она может придать вам мужской отваги, в которой вы, похоже, нуждаетесь. В долгосрочной перспективе психологическое влияние женщин не обязательно полезное. Чем более мужчина беспомощен, тем более сильный материнский инстинкт пробуждается, и ни одна женщина не сможет противиться такому зову. Но психология мужчины сильно подрывается таким материнским уходом. Все, чего вы достигнете своими усилиями, стоит сотни лет с женщиной-аналитиком.

К сожалению, я не способен истолковать ваш сон.[1] Я бы не рискнул допустить свои догадки к вашему материалу. Но поскольку я появляюсь в вашем сне, не могу воздержаться от замечания, что я люблю толстые стены, люблю деревья и зелень и люблю много книг. Возможно, вам тоже требуются эти три хорошие вещи.

Всего наилучшего!

Искренне ваш, К.Г. Юнг

□ (Письмо написано от руки.) Англия.

1. Сон не сохранился.

Анониму, 1 ноября 1951 г.

Дорогой герр N.,

Простите за задержку с ответом. Я отсутствовал в отпуске, и ваше письмо пролежало какое-то время.

Вы столкнулись в своем браке с почти универсальным фактом — люди непохожи друг на друга. В сущности, каждый остается для другого непостижимой загадкой. Полного согласия не бывает. Если вы вообще совершали ошибку, то в том, что слишком перестарались, пытаясь полностью понять свою жену, не учитывая тот факт, что, в конце концов, люди не хотят знать, что за тайны дремлют в их душах. Если вы слишком стараетесь проникнуть в другого человека, то обнаружите, что подтолкнули его к защитной позиции, и сопротивление развивается, потому что из-за ваших усилий проникнуть и понять он чувствует себя вынужденным изучить те вещи в себе, которые изучать не хочет. У каждого есть темная сторона, о которой – если все хорошо – он предпочитает не знать. Это не ваша вина. Это универсальная человеческая истина, которая, тем не менее, верна, хотя есть много людей, которые будут вас уверять, что рады были бы узнать все о себе. Можно быть уверенным, что у вашей жены было много мыслей и чувств, от которых ей было некомфортно и которые она хотела бы скрыть даже от самой себя. Это свойственно человеку. По этой же причине так много престарелых людей удаляются в одиночестве, где их не побеспокоят. И всегда дело в тех вещах, которые они предпочитают не осознавать. Конечно, вы не в ответе за существование этих психических содержаний. Если вы, тем не менее, мучаетесь от чувства вины, то задумайтесь, какие грехи вы не совершили, но хотели бы совершить. Это может исцелить вас от чувства вины по отношению к жене. С наилучшими пожеланиями,

Искренне ваш, К.Г. Юнг

□ Германия.

Гансу Шеру, 16 ноября 1951 г.

Дорогой доктор Шер,

Большое спасибо за дружеское письмо. Я рад, что вы не прокляли меня. То, что вас оскорбляет, беспокоит и меня тоже. Я бы хотел избежать сарказма и издевательств, но не мог, ведь именно так я это чувствовал, и, если бы не сказал, все было бы еще хуже, только скрыто. Только после я осознал, что у них есть свое место как выражения сопротивления природе Бога, что ставит нас в конфликт с самими собой. Я должен был, так сказать, вырвать себя у Бога, чтобы найти в себе то единство, которого Бог ищет через человека. Это что-то вроде видения Симеона Нового Богослова, который тщетно искал Бога в мире, пока Бог не появился как солнышко в его собственном сердце. Где же еще, в конце концов, Божье противоречие может достигнуть единства, как не в сосуде, который Бог уготовил для себя с этой целью? Мне кажется, что только человек, который стремится осознать свою человечность, исполняет Божью волю, а не тот, кто бежит перед тяжелым фактом «человек» и стремительно возвращается к Отцу или никогда не покидает дом Отца. Очевидно, желание Бога в нас – стать человеком.

Сарказм – это, конечно, неприятное качество, но я вынужден использовать даже те средства, что нахожу достойными осуждения, чтобы избавиться от Отца. Сам Бог использует совершенно иные средства, чтобы привести свои человеческие создания в сознание. Надеюсь, еще не забыто то, что произошло в Германии, и то, что происходит день за днем в России. Страдания Иова не прекращаются и умножаются в миллионы раз. Я не могу отвести от них глаза. Оставаясь с Отцом, я лишаю его человека, в котором он мог бы восстановить единство и стать Единым, и как мне помочь ему, если не стать Единым самому? (Nunqam unum facies, nisi prius es te ipso fiat unum.)[2] Бог, вполне очевидно, не выбирал себе в сыновья тех, кто цепляется за него как за Отца, а только тех, кто нашел в себе отвагу стоять на собственных ногах.

Сарказм – это средство, при помощи которого мы скрываем свои задетые чувства от самих себя, и из этого вы можете видеть, как сильно я предпочитал бы оставаться ребенком под защитой Отца и закрыться от проблемы противоположностей. Возможно, избавиться от добра еще труднее, чем от зла. Но без греха нельзя порвать с добрым Отцом; сарказм играет в этом случае сопутствующую роль. Как я указал в эпиграфе, Doleo super te,[3] мне искренне жаль ранить достойные похвалы чувства. В этом отношении мне пришлось одолеть множество опасений. Мне все равно придется страдать от того, что я остаюсь один против одолевающего большинства. Всякое развитие, всякое изменение к лучшему полны страдания. Как раз реформаты должны знать это лучше всех. Но что если их самих нужно реформировать? Так или иначе, некоторые вопросы нужно поднять и разрешить. Я считал своим долгом подтолкнуть этот процесс. С благодарностью,

Искренне ваш, К.Г. Юнг

□ (1910-1968) – швейцарский протестантский теолог, позже профессор теологии в университете Берна. (Ср. Нойманн, 5 авг. 46 г., прим. 2) Он служил на похоронах миссис Юнг и профессора Юнга, а также Тони Вольф. (Часть этого письма опубликована в Ges. Werke, XI, pp. 685f.)

1. Симеон Новый Богослов, X в., византийский агиограф.

2. «Тебе не создать (из других) Единое (которое ты ищешь), если только сначала не сделаешь одно из самого себя». Часто цитируемое высказывание Герхарда Дорна из “Philophia meditative”, Theatrum chemicum, I (1602). Ср. Psychology and Alchemy, CW 12, par. 358.

3. 2 Цар. 1:26: «Скорблю о тебе, брат мой» образует эпиграф к «Ответу Иову».

М. Эстер Хардинг, 5 декабря 1951 г.

[Оригинал на английском]

Моя дорогая доктор Хардинг,

Мне ужасно жаль, что я так поздно отвечаю на ваше письмо от 6 сентября. Причина в том, что я не могу справиться со своей перепиской. Ее попросту слишком много. Более того, мне нужно время для работы над последней главой большой книги о Mysterium Coniunctionis. Это отнимает столько времени, что приходится игнорировать мир, насколько возможно.

Вы спрашиваете в своем письме о феномене призрака. Ну, тут я вынужден сдаться. Я не могу объяснить явление привязанного к местности призрака. В этом есть фактор, который выходит за рамки психологии. Нужно обратиться куда-то еще за должным объяснением. Я склонен считать, что нечто от человеческой души остается после смерти, поскольку уже в сознательной жизни у нас есть свидетельства того, что психика существует в относительно времени и относительно пространстве, то есть в относительно непротяженном и вечном состоянии. Возможно, феномен призрака указывает на такое существование.

...

Что касается синхронистичности, то могу сказать, что моя работа о ней будет напечатана этой зимой и появится вместе с работой профессора В. Паули об архетипических основаниях астрономии Кеплера. Название книги – Naturanschauung und Psyche.[1] Мы надеемся, что она также скоро появится в английском переводе.

С наилучшими пожеланиями также и к доктору Бертину,

Сердечно ваш, К.Г. Юнг

□ См. Хардинг, 28 сент. 39 г.

1. Naturerklärung und Psyche, пер. как The Interpretation of Nature and the Psyche (1955). Юнгу принадлежит “Synchronicity: An Acausal Connecting Principle”, Паули – “The Influence of Archetypal Ideas on the Scientific Theories of Kepler”.

Доктору С., 5 декабря 1951 г.

Дорогой коллега,

Честно говоря, я удивлен, что вы дали впечатлить себя Т.С. Элиотом.[1] Стать сознательным само по себе не значит обязательно отправиться в ад. Путь ведет в это неприятное место только в том случае, если вы осознаете одни вещи и не осознаете другие. Вы должны постоянно спрашивать себя, что должно стать осознанным. В случае этих двоих, Элиота и, прежде всего, Сартра, речь всегда о сознании, и никогда об объективной психике, бессознательном. Вполне естественно, что, если вы в своем сознании постоянно ходите кругами, то кончите в аду. Именно к этому стремится Сартр и пытается предотвратить Элиот, очевидно неэффективными средствами.

У меня нет желания спорить с этими двумя. Я ясно выразил свою позицию в сочинениях задолго до них, так что всякий, кто хочет ее узнать, может это сделать. С приветствиями коллеге,

Искренне ваш, К.Г, Юнг

1. The Cocktail Party (1950).

Мария Фолино Уэлд, 5 декабря 1951 г.

[Оригинал на английском]

Дорогая мисс Уэлд,

Должен просить прощения за то, что не отвечал на ваше письмо так долго. В начале лета я был болен, а потом накопилось столько переписки, что сквозь нее уже нельзя было пробраться.

Ваше письмо интересно. Правильно сделанный, такой Журнал[1] может быть весьма интересным, если, конечно, у вас будут подходящие сотрудники, которые постараются быть объективным и воздержатся от простого озвучивания своих неврозов.

Книга Гловера[2] – без учета ее более ядовитых качеств – довольно забавная; она в точности как те памфлеты, которые обычно писали против Фрейда в давние времена. Было вполне очевидно, что они просто выражали свое негодование от того, что Фрейд прошелся у них по ногам. То же самое с Гловером. Критик вроде него всегда под подозрение в компенсации бессознательной склонности в другом направлении. Он определенно не настолько туп, чтобы не понимать, о чем я говорю, но я задел в нем слабое место, а именно то, где подавляет свои лучшие прозрения и скрытую критику фрейдистского суеверия. Он просто слишком фанатичен. Фанатизм всегда означает чрезмерно компенсированное сомнение. Он просто выкрикивает свою внутреннюю критику, и поэтому его книга забавна.

Желая вам всякого успеха, остаюсь

Искренне ваш, К.Г. Юнг

□ Уотертаун, Массачусетс.

1. У. спрашивала у Юнга «благословения» для ее проекта публикации журнала «для непрофессиональных студентов юнгианской психологии».

2. Edward Glover, Freud or Jung (1950); крайне предвзятая критика концепций Юнга.

Элис Льюисон Кроули, Боллинген, 30 декабря 1951 г.

[Оригинал на английском]

Дорогая N.,

Огромное вам спасибо за вашу прекрасную коллекцию кулинарных лакомств! Я прибыл только вчера и все еще чувствую себя немного усталым после рождественских праздников. Я практикую благородное искусство спать. После я проверю силы на третьей стадии coniunctio,[1] но пока я под властью проклятия написания писем. Только подчиняясь отвратительным обязанностям человек обретает некоторое чувство освобождения, которое вызывает творческий настрой. В конце концов творение украсть нельзя.

...

Я рад, что вам понравилась встреча нашего клуба.[2] Она была точно на самый короткий день. Теперь свет прибывает снова. Я встретил его древним приветствием:

Chaire nymphie neon phos!

(Приветствую тебя, жених новый свет.)[3]

В католической церкви много восторга и много обсуждений нового догмата. Я как раз читаю о нем. Папа ловко поймал их на игре по культивированию вероучений, не имеющих опоры в писаниях.

Всего наилучшего в Новом Году.

С любовью, К.Г.

□ См. Кроули, 20 дек. 41 г.

1. См. Mysterium, pars. 759ff. По Дорну третьей и высшей стадией coniunctio было «единство всего человека с unus mundus», par. 760 (или mundus archetypus, см. доктору Г., 30 авг. 51 г., прим. 9. Об unus mundus см. Шмид, 11 июня 58 г., прим. 4).

2. Психологического клуба в Цюрихе.

3. Согласно Фирмику Матерну (IV в.), так Диониса приветствовали на праздновании его мистерий. См. Symbols of Transformation, CW 5, par. 274, n. 20.

Наши партнеры Баннеры


Рекомендуем:
http://maap.ru/ – МААП – Московская Ассоциация Аналитической Психологии
http://www.olgakondratova.ru/ – Ольга Владимировна Кондратова – Юнгианский аналитик
http://thelema.ru/ – Учебный Колледж Телема-93
http://thelema.su/ – Телема в Калининграде
http://oto.ru/ – ОТО Ложа Убежище Пана
http://invertedtree.ucoz.ru/ – Inverted Tree – Эзотерическое сообщество
http://samopoznanie.ru/ – Самопознание.ру – Путеводитель по тренингам
http://magic-kniga.ru/ – Magic-Kniga – гипермаркет эзотерики
http://katab.asia/ – Katab.asia – Эзотерритория психоккультуры – интернет издание
https://www.mfmt.ru/ – Международный фестиваль мастеров Таро
http://www.radarain.ru/triumfitaro
http://www.agoraconf.ru - Междисциплинарная конференция "Агора"
классические баннеры...
   счётчики