Среда, 07 ноября 2018 23:28

Карл Юнг Аналитическая психология Лекции 10-11

Карл Юнг

Аналитическая психология

 Лекции 10-11

Л Е К Ц И Я   X I

6 июля 1934 года

 

Поступил вопрос, которому я очень и искренне рад. Вопрошающий интересуется, почему лишь некоторые слова оказывают провоцирующее воздействие на комплексы, в то время как всю нашу молодость мы тратим на нарушение правил, установленных родителями, учителями, духовными наставниками, а значит, практически каждое слово должно затрагивать что-то из толстого слоя комплексов, сформированного нашим непослушанием.

Вина не всегда приводит к формированию комплекса, некоторые люди способны выносить очень многое без образования каких-либо комплексов. Также вина ни в коем случае не является единственной причиной комплексов, но в случае особенно чувствительных людей она весьма распространена как составная часть комплекса, у таких людей образуется моральный комплекс, что выглядит так, как если бы они были одержимы дьяволом. Комплексы – это порочные круги, они всегда заставляют людей делать то, что провоцирует комплекс. У некоторых людей каждое слово провоцирует комплекс, но эти люди, как правило, душевнобольные, они применяют каждое слово к своим собственным комплексам. Эти комплексы обладают магнитной силой, они втягивают в себя различные вещи, достаточно сильный комплекс может поглотить меньший, поскольку существует лишь определенное количество психической энергии. Примером этого в крупных масштабах может служить война: бесчисленные невротики в военное время избавились от своих компульсий и стали совершенно нормальными, они выполняли очень полезную работу, которую были бы не в состоянии выполнить в нормальных условиях. В большинстве случаев, однако, невроз возвращался сразу после окончания войны. Безумные и истеричные люди становятся вполне разумными, когда на них воздействует боль или они преодолевают болезнь, поскольку в этом случае они знают, что и где причиняет им боль. Однако истерия или безумие возвращаются сразу, когда болезнь отступает. Комплексы – совершенно внечеловеческие вещи, через них невозможно достичь какого бы то ни было понимания с людьми. Такое ощущение, словно говоришь человеку с комплексом: «У тебя что-то в кармане? Ты что-то прячешь?». Если ситуация не будет разрешена с максимальной осторожностью, комплексы могут полностью изолировать нас, они поглощают нас, и мы становимся словно «высосанными» из человечества. Комплексы могут исчезнуть по мере того как человек выстраивает свою жизнь правильным образом, живя более инстинктивно и естественно. Римско-католическая церковь дает возможность людям избавиться от своих комплексов и возвратиться к человечеству с исповедью, при этом годами бессменной терапией остается освящение с причастием, включающие и открытое признание в грехах. Освящаемый в Египте становился напротив списка возможных грехов. Подавляющее большинство моих пациентов за тридцать лет практики были протестантами. Также у меня было множество евреев, и при этом очень мало католиков. Если последние правильно подходят к своей вере, то они не становятся невротиками и не отделяются от остальных людей. Оксфордское движение[1] – это современная «компенсация», и работает она лишь в том случае, когда исповедуются «правильные» грехи, но это сложная задача, ведь существуют тысячи оговорок и потайных улочек, где можно спрятаться. Нам так и хочется сказать: «Это не я убил своего соседа, я не делал того или этого» или даже «Я делал вот это и это», но настоящий грех, тот самый, что отделил нас от человечества, не раскрывается. Другой способ, с помощью которого люди могут вернуться к человечеству – ощутить, что их грехи – не только их, но и общества вокруг, «национализировать» свои грехи, и тогда получается, что у них есть только национальный комплекс!

Поскольку в этом семестре у нас есть еще только одна лекция, оставим в покое вопрос комплексов и обратимся к некоторым фундаментальным принципам психологии сновидений. Если в случае с комплексами мы все еще находимся в сфере, допускающей эксперименты, то со снами экспериментам приходит конец, потому что мы имеем дело с истинной природой. На первый взгляд сны кажутся самым ненадежным материалом из всех, что существуют в мире, всяческой уверенности приходит конец, и мы ощущаем, что в руках не осталось ничего, кроме пены. Сон, как и комплекс – это вторжение из бессознательного, содержание, появляющееся в сумеречном сознании сна и, в отличие от сознательного содержания, никак не поддающееся нашему контролю.

Будучи в Восточной Африке, я пытался говорить с аборигенами об их снах, однако, хотя у примитива и есть определенное ощущение психических вещей, он не может ничего сказать о снах, вместо этого лишь смотрит с надеждой на знахаря. Когда я спросил знахаря об этом, тот ответил: «Этим людям не снятся сны, они снятся только вождям и знахарям». Затем он добавил, что до появления англичан вожди и знахари могли видеть большие и малые сны, но с приходом англичан больших снов не осталось, остались лишь малые. Он очевидно грустил по этому поводу. Я могу обучать своих пациентов и учеников проводить это различие на раннем этапе анализа. Большие сны производят глубокое впечатление, они идут с нами по жизни, порой изменяя нас до мозга костей, а малые сны фрагментарны и связаны с определенным личным моментом. Когда у примитива случается большой сон, сразу созывается совет. Члены совета садятся в круг и старший вопрошает: «Каков предмет для обсуждения на совете?». Затем тот, кто видел сон, встает и отвечает: «Когда я лежал в такой-то и такой-то позе (это описывается в мельчайших подробностях), увидел такой-то и такой-то сон». Все очень внимательно выслушивают, далее следует длительная пауза, каждый из присутствующих хранит безмолвие, полностью проникаясь сновидением. Затем старший произносит: «Совет окончен», и все расходятся по домам. Они дают себе время, чтобы сон дошел до них, потому что им это действительно интересно, даже если фактически они ничего не поняли. Суахили будут часами обсуждать, был сон благоприятен или нет для начинания, и, если он будет признан неблагоприятным, то даже самый видный европеец будет вынужден признать, что его экспедиция задержится, потому что местные не станут ничего продолжать в этот день: настолько сильное влияние оказывают на них сны. Наши крестьяне смеются в голос над идеей о том, что коровы могут быть околдованы, но в то же время они будут тайком прокрадываться, чтобы произнести заклинание, потому что все еще находятся под глубоким впечатлением от первобытных истин. Люди насмехаются над призраками, но при этом действительно убеждены в их существовании. Плохой сон способен испортить настроение на весь день. Борясь с болезнью, доктора склонны переоценивать объективную стороны, при этом субъективная играет важную роль, особенно у невротиков.

Изучая природу сновидений, я пришел к мысли, что сны – это комплексы, и некоторые из них определенно имеют именно такую форму. Перед путешествием некто может увидеть во сне весь спектр препятствий: чемодан не собран, тяжесть в ногах, потерян кошелек, забытые в поезде часы, прирос корнями и не может двинуться, и так далее. Все это – правильные изображения комплекса страха. Некоторые люди подолгу ждут встречи со мной, и им снится, что они приезжают в мой дом и видят, что прихожая полным полна людей, или что люди вламываются к нам прямо во время консультации. Особенно склонны к таким снам женщины. Если у людей есть впечатляющий объективный опыт, то они редко видят его во снах. Известно, что жених никогда не видит во снах свою невесту, а если видит, то что-то идет не так.

У меня как-то была пациента-студентка, будущий врач и очень рациональный человек, одержимый идеей о том, что сны всецело состоят из предыдущего опыта. Однажды она пришла ко мне в явно победоносном настроении. За день до этого она была у дантиста, а ночью увидела сон об этом самом опыте, что, по ее мнению, подтверждало эту теорию. Я поинтересовался у нее, все ли было в точности так, все ли детали соответствовали, и она ответила, что были пустяковые различия. Так, на именной табличке кабинета было указано мое имя, а не имя дантиста, а сам дантист был одел в белую пижаму, а не в белых халат. Остальное можно оставить воображению! Сны никогда в точности не повторяют опыт, в них всегда есть смысл, они похожи на ассоциативные эксперименты, только при этом они сами произносят тестовые слова, они сами – целая система тестовых слов. В ассоциативных тестах пациента спрашивают: «Почему вы сделали паузу на этом и вот на том слове?», и ту же самую процедуру можно применять ко снам.

Сны – это хаотичная территория, изменчивая и сказочная. Положение тела порождает некоторые сны, а настоящий шум может встроиться в сон самым необычным образом. Когда я был студентом, то просыпался каждое утро в шесть часов. Однажды утром мне снилась очень серьезная международная политическая ситуация, в которую были вовлечены Швейцария и еще одна страна. Я видел паникерские плакаты, провозглашавшие опасность войны, мобилизацию военных, пушки стреляли, война была объявлена, а настоящая канонада разразилась тогда, когда горничная стучала в мою дверь. Именно стук породил канонаду в моем сновидении. Психическое содержание сна весьма сложное, оно протекает сквозь голову безвременно, словно времени не существует. Хорошо известно, что за секунду перед потерей сознания при утоплении, перед глазами может пробежать вся жизнь. Если же это пытаться перевести на язык сознания, то потребовалось бы очень много времени. Это похоже на то, будто существует другое время, время во сне, и будто там есть что-то, что знает гораздо больше и видит гораздо дальше, чем мы.

Существуют сны о несварении. Я отлично переношу качку, но однажды и мне пришлось отдать должное Нептуну. Я переправлялся из Гарвика в Хук-ван-Холланд, славно отобедав в Лондоне. Ночью случился шторм, я сразу отправился на боковую и уснул. Мне приснилась винтовая движущаяся лестница. Я смотрел вниз с самой ее вершины и вдруг увидел сверток, размеренно поднимавшийся по ступенькам. Проскользнула мысль: «Это весьма практично», но потом кто-то словно провернул штопор внутри меня, и я подумал: «Они не должны этого делать». В этот момент сверток оказался наверху лестницы. Тогда я сказал себе: «А теперь кто-то должен его забрать» и проснулся, но было уже слишком поздно!

После знойного и неприятного дня в Африке у меня несильно поднялась температура, мне приснился африканец в белом халате, который хотел завить мои волосы невероятно длинными, красными, горячими щипцами. Я протестовал, но он ответил, что хочет сделать мои волосы кудрявыми, как у темнокожих. Это был первый знак о том, что началось слияние с местными. Да, я видел сон на фоне лихорадки, но на деле это вполне реальный процесс, через который проходят все европейцы, длительное время находящиеся в Африке.

Также существуют сны, отражающие мечтания, сны-компенсации. Когда вы голодны, то снится еда, если вам слишком жарко в постели, может присниться снег. Если наши сердца бьются, нам порой снится такая легкость, что мы взлетаем почти до потолка, или что мы бежим в гору так легко, будто летим, но если такие сны становятся частыми, то это призраки проблем с сердцем. Люди, которые долго прикованы к кровати из-за сломанных костей или по другим причинам, часть видят во снах длительные прогулки, танцы. Солдаты в окопах видят во сне мирное воскресенье дома, а когда они начинали видеть во снах военные условия, это было признаком того, что их следует отправлять домой. Эта компенсаторная функция сна полезна тем, что она работает как ковер-самолет, способный унести нас туда, где мы хотели бы быть. Люди, которые слишком хорошо проводят время, например, неработающие, видят подстегивающие, подхлестывающие сны. Когда эта функция сна не работает, то это – симптом опасности.

Есть и аффективные сны, в этом случае речь идет об аффектах, воздействиях, которые не смогли достичь сознания в течение дня. Такие сны предупреждающие, информативные. Одному человеку снилось, что он работал по локти в грязи, его руки были черны, и вдруг он обнаружил, что дело, которое он только что основал, в действительности было очень грязным. Далее следуют философские сны, они думают для нас, в них мы получаем мысли, которые должны были посетить нас в течение дня. Нам следует размышлять намного больше, чем мы привыкли, мы обычно ленимся в этом отношении, а когда мы думаем, то, как правило, думаем неправильно.

 

 

 

 

 

Л Е К Ц И Я   X I I

13 июля 1934 года

 

            Прошлая лекция была посвящена общему обзору сновидений. Сегодня мы рассмотрим технику их анализа. Мы возьмем в качестве примера очень простой сон, но вы увидите, что и простейший сон не столь прост, очень важно сохранить сновидение и не позабыть его.

            Сон: Я нахожусь в небольшом коттедже с крестьянкой. Рассказываю ей о долгом путешествии, которое я собираюсь предпринять, пешком до Лейпцига. Она очень впечатлена и удивлена. Я смотрю в окно и вижу пейзаж, на его переднем плане работают косари. Совершенно неожиданно я вижу чудовищное животное: наполовину краб, наполовину ящерица. Сначала оно движется влево, затем вправо, а я оказываюсь посреди его движений. Когда оно движется право, то приближается ко мне и я ощущаю угрозу. В моей руке жезл, им я атакую и убиваю это животное. Затем я стою и долго созерцаю, очень интенсивно.

            Для начала нам следует знать, кто именно видел этот сон, иначе это ничего не будет значить. Сновидцем был сорокалетний ученый. В своей области он был невероятно успешен, но в успехе, помимо всех очевидных достоинств, есть и великие недостатки. Этот человек занимал высокое положение, он поднялся до той точки, откуда, так сказать, мог смотреть вниз на четыре тысячи футов, и он чувствовал, что сейчас находится там, откуда он может пойти еще дальше. По всей видимости, никаких препятствий к этому не было, но у него развился невроз, причем весьма своеобразного рода. У него были все симптомы горной болезни, беспокойство, неуверенность, головокружения, доходящие до тошноты, тяжелая голова, затрудненное дыхание. Когда я указал на это, он счел это странным и признался, что, будучи молодым, он однажды страдал от горной болезни, а симптомы были в точности те же. В предыдущую ночь он видел два сна.

            Первый сон: Я был в маленькой деревушке, одетый в черное пальто и цилиндр, под мышкой – несколько увесистых книг. Крестьянские дети, с которыми я был в школе, стояли гурьбой на улице, и один из них сказал: «Нечасто он возвращается в нашу деревню».

            Второй сон: Я проснулся перед началом путешествия. Было уже очень поздно, и все шло наперекосяк. Я не мог найти свой портфель, все мои вещи лежали не на своих местах, и когда я, наконец, вышел на улицу, то не мог нормально простроить свой маршрут. Я добрался до станции тогда, когда поезд уже трогался. Впереди железнодорожный путь образовывал любопытную S-образную кривую, а поезд был очень длинным. Мне пришло в голову, что, если машинист даст полный газ в тот момент, когда паровоз окажется на прямом участке, а состав будет все еще на кривой, то произойдет катастрофа. Когда я попытался докричаться до машиниста, тот полностью открыл дроссель, что привело к жуткой аварии.

            Первый сон напомнил сновидцу об его происхождении, это было напоминание о том, откуда он произошел и из чего состоял. Во втором сне он не смог достичь поставленной цели, несмотря на лучшие и самые неистовые попытки. Он забыл, что сам состоит из этого «длинного поезда», и все, из чего он состоит, должно было отправиться вместе с ним. Если бы он был лишь паровозом, то мог бы достичь своей цели. Мы не будем больше тратить время на эти два сна, поскольку их смысл достаточно очевиден, вместо этого сконцентрируемся на том, который выбрали ранее. Рассмотрим его как ассоциативный тест и вытащим из него тестовые слова.

  1. Крестьянка.
  2. Долгое путешествие – Лейпциг.
  3. Пейзаж с косарями.
  4. Монстр (сны очень любят смешивать животных таким образом).
  5. Лейтмотив «влево-вправо».
  6. Жезл.
  7. Созерцание («Betrachtung»[2])

 

Сновидение нужно записывать целиком и сразу, иначе мы неизбежно будем лгать себе. Оно должно быть записано в три колонки, например:

 

Лейтмотивы сна сами по себе

Ассоциации

Попытки объяснения

1.     Крестьянка

Вдова

-

2.     Коттедж

Была длительная пауза, затем упоминание о лепрозории святого Иакова близ Базеля

-

3.     Косари

Картина в его доме

-

 

Это весьма скромный способ работы со сном, когда рядом нет опытного аналитика. Когда я спросил его, что он ассоциирует с крестьянкой, ответом была «вдова». Затем последовала долгая пауза, потому что ему было особенно неприятно вспоминать, что его мать была бедной вдовой. Он улетел настолько далеко от своего скромного происхождения, что предпочитал смутные фантазии о возможных благородных истоках воспоминаниям о том, как все было на самом деле. Египетские фараоны имели два происхождения и два «набора» родителей, одно человеческое и одно божественное. В египетских храмах[3] находят специальные залы – залы рождения фараонов, где два божества давали фараону жизнь. Тот же лейтмотив мы находим в греческой мифологии: когда богиня обнаружила дитя человеческое у своей груди, она вырвала сосок из его рта, молоко брызнуло над небесами и образовало Млечный Путь. Такой лейтмотив двойного происхождения лежит в коллективном бессознательном.

Сновидец не мог привести никаких ассоциаций к коттеджу, поскольку самым неприятным для него оказалось воспоминание о своем происхождении. В таком случае пациент идет дальше и через какое-то время приносит неестественную, притянутую за уши ассоциацию. В нашем примере это было историческое место близ Базеля, лепрозорий святого Иакова, где расстались с жизнью полторы тысячи швейцарцев. В подобных случаях нам следует помнить, что именно пациент привел эту, как кажется, абсурдную ассоциацию, и это было не так глупо, как казалось, потому что он сам созерцал резню, но не пятнадцати сотен швейцарцев, а одного бедного монстра. Сновидец учился в Лейпциге, и его амбиции не были удовлетворены университетом, где он занимал лидирующие позиции, он жаждал статуса в самом Лейпциге. Он сказал, что крестьянка была чрезвычайно удивлена, услышав об его проекте. Он связал картину на стене своего дома с косарями. Более простой ассоциацией мог бы быть покос сена самим сновидцем в мальчишеском возрасте, но и здесь его неприязнь к воспоминаниям о происхождении и необходимости выполнять подобную работу не позволила ему это сделать.

До этого момента анализируемый сон достаточно банален, но вот он становится творческим и порождает монстра. Сновидец заявил, что это был всего лишь монстр, несуществующее животное, отчасти краб, который, как известно, пятится назад (хотя в этом случае он двигался вперед), а отчасти – ящерица. Я не подчеркивал смысл монстра для сновидца. Следом идет лейтмотив «влево-вправо». Пациент сказал, что левая сторона была неблагоприятной, зловещей, дурные предзнаменования приходят с левой стороны, но затем направление изменилось в правую сторону, и к этому не возникло никаких ассоциаций, он просто отметил, что монстр нашел там свою погибель. То, что приходит к нам слева, продумывается внетелесно; сердце расположено слева, события, которые приходят к нам слева, как бы случайны. Вещи с правой стороны, напротив, сознательны, продумываются головой, они направлены. Правая рука не знает, что делает левая, а зачастую и не хочет знать. У каждого есть две руки и каждый ими пользуется. Монстр сначала угрожал слева, со стороны бессознательного, затем справа, со стороны сознательного. Последнее, что сновидец посчитал опасным, было неуместным для его сознания, и поэтому монстр погиб.

Жезл он ассоциировал с волшебной палочкой. Он одержал победу над монстром, но он, кажется, не был удовлетворен, иначе зачем нужно столь длительное созерцание («Betrachtung»)? Я спросил его, почему так, но он не мог ответить и не знал, что именно он обдумывал. Немецкое слово «Betrachtung» означает длительное и интенсивное созерцание, почти что магический процесс. Будто что-то струится из наших глаз. Если мы встретим в джунглях льва и будем достаточно пристально смотреть на него, он уйдет; то же справедливо и в отношении змей. Таким же образом можно околдовывать людей. Если мы достаточно сильно чего-то желаем и смотрим на это достаточно долго, оно приходит к нам, то есть, если мы сами можем выдержать этот процесс, то объект «забеременеет» от взгляда («trächtig»[4] от «Betrachtung»).

Если достаточно долго смотреть на изображение Бога, то он кивнет. Когда я был ребенком, то по воскресеньям развлекался тем, что ходил навещать тетю и смотрел у нее на фотографию священнослужителя, запечатленного в момент спуска вниз по каким-то ступеням до тех пор, пока он не начинал двигаться и спускаться ниже по лестничному маршу. Много лет я считал это ребячеством, но примитивы делают в точности то же самое, они осознают магический эффект зрения. Кажется, что сама наша жизнь может струиться из наших глаз и входить в объект, который затем двинется навстречу нам. Главной целью сновидца при созерцании погибшего монстра было вернуть его к жизни, но пациент не осознавал этого. Этот сон показывает нам всю его жизнь, и я мог бы привести вам еще массу примеров даже более простых снов, отражающих всю жизнь и текущую ситуацию сновидца.

Начало сна – это экспозиция, ситуация, в которой себя обнаруживает сновидец, либо в которой развивается проблема. Экспозиция этого сна говорит нам: «Посмотри, вот женщина, очень похожая на твою собственную мать, она живет в коттедже, подобном тому, где ты родился. Ты рассказываешь ей о своих амбициях, она впечатлена и поражена, но ты все еще в этом самом коттедже, помни, откуда ты произошел». Тот, кто живет на уровне моря, может подняться в гору, скажем, на 6000 футов, не подвергаясь горной болезни. Тот же, кто начал с 6000 футов, может достичь 12000 футов, но высота, на которой мы родились, идет с нами по жизни и ее не получится отрицать, она либо следует за нами словно состав поезда, либо едет впереди как наш локомотив. Бурже затрагивал эту тему в своей книге «Этап», рекомендую ее вам. Уже достигнута огромная разница между тем, где этот человек находится сегодня и тем, откуда он начинал свой путь, он должен быть вполне удовлетворен. Он уже не совсем молод, но ему 40 лет. К этому возрасту человеку следует понять свое место в жизни, а если у кого-то этого не получилось, если надо еще набирать высоту, можно лишь предположить, что это будет большим исключением. Кто-то когда-то написал о ком-то: «В нем не было ни одного признака гениальности до сорокалетнего возраста, но и потом тоже ни одного!». Сновидец был во второй половине жизни, он преодолел краеугольный камень 35-летнего возраста, но уже в 36 лет начали возникать любопытные симптомы. Одна его половина хотела «поднажать», а другая говорила: «Нет!». Экспозиция его сна говорит: «Посмотри, ты все еще там, где ты был ребенком, ты все еще в детстве». И тогда возникает ужасающая мысль, а краб, пятящийся назад, манит его. Нет никакого пылающего энтузиазма, нет горячей страсти, и лишь хладнокровное животное сманивает его назад. Краб относится к лейтмотиву полезного существа. В коллективном бессознательном есть множество лейтмотивов: брод, дракон, сказочный принц и другие, и лейтмотив полезного животного возникает постоянно: к примеру, ворон, приносящий пищу, или волчица, вскормившая Ромула и Рема[5].

Краб должен пятиться назад. Сначала он возникает с неблагоприятной левой стороны, а затем – с правой, и там он становится настолько угрожающим, что сновидец убивает его своим магическим жезлом. Сознание обладает полномочиями на такие поступки, оно способно сознательно околдовывать вещи, выводить их за пределы мышления, и тогда их там больше не будет; возникает логическое мнение, и они магическим образом «выдуваются» – это то, что мы можем делать при помощи разума. В этом, например, случае рационализм говорит: «Такого животного нет, оно не существует, это всего лишь образ во сне». И дело разрешено. Но что случилось с этим животным? Где оно на самом деле? Сновидец не знает этого, поэтому он долго созерцает, размышляет. Он победил свой животный инстинкт, а это удовольствие, которое мы не можем себе позволить, особенно тогда, когда мы так далеки от наших собственных инстинктов, словно мы с ними в разводе. Этот человек настолько долго жил со своим инстинктом, что элементарно не распознал его в образе монстра. Он полагал, что его жизнь должна состоять из постоянного развития, и он не хотел отказываться от этой идеи. Он не воспринял мое объяснение этого сна, лишь выслушал с кислой миной, не поверив во все это. Поэтому, к сожалению, он продолжил гнаться за амбициями, после чего произошла катастрофическая ситуация. Он не выучил урока, преподнесенного ему сновидением.

 

 

[1] движение среди англикан Высокой Церкви в Церкви Англии, которое постепенно развилось в англо-католицизм. Движение, члены которого часто ассоциировались с Оксфордским университетом, выступало за восстановление традиционных аспектов христианской веры, впоследствии утерянных, и их включение в англиканскую литургию и богословие. Википедия: свободная энциклопедия. – Прим. пер.

[2] Рассмотрение, созерцание (нем.) – Прим. пер.

[3] Например, в Эдфу.

[4] Беременная (нем.) – Прим. пер.

[5] По преданию, братья-основатели Рима, вскормленные волчицей у Палатинского холма. – Прим. пер.

Наши партнеры Баннеры


Рекомендуем:
http://maap.ru/ – МААП – Московская Ассоциация Аналитической Психологии
http://www.olgakondratova.ru/ – Ольга Владимировна Кондратова – Юнгианский аналитик
http://thelema.ru/ – Учебный Колледж Телема-93
http://thelema.su/ – Телема в Калининграде
http://oto.ru/ – ОТО Ложа Убежище Пана
http://invertedtree.ucoz.ru/ – Inverted Tree – Эзотерическое сообщество
http://samopoznanie.ru/ – Самопознание.ру – Путеводитель по тренингам
http://magic-kniga.ru/ – Magic-Kniga – гипермаркет эзотерики
http://katab.asia/ – Katab.asia – Эзотерритория психоккультуры – интернет издание
https://www.mfmt.ru/ – Международный фестиваль мастеров Таро
http://www.radarain.ru/triumfitaro
http://www.agoraconf.ru - Междисциплинарная конференция "Агора"
классические баннеры...
   счётчики