Среда, 07 ноября 2018 23:36

Карл Юнг и Виктор Уайт Переписка Письма от 1946-2

Карл Юнг и Виктор Уайт

 

Переписка

 Письма от 1946-2

 

Блэкфейрз, Оксфорд

18 сентября 194665

 

Уважаемая госпожа Шмид!66

Большое спасибо за Ваше письмо67. Боюсь, что перевод на французский язык моей книги «Рубежи»68 только начат, и я не скоро ожидаю его выход в печать. Пожалуйста, передайте доктору Джуд, что я не забуду отправить ему экземпляр, как только тот будет доступен.

Я хотел бы узнать, могу ли я просить Вашей помощи по очень деликатному вопросу. Я был довольно сильно обеспокоен какое-то время по поводу того, что несколько достойных молодых людей в Лондоне проходят «Психотерапевтическую подготовку» у Тони Сассман69, полагая, что это даст им возможность получить в Цюрихе диплом70, дающий им право анализировать.

 

65 Напечатано на машинке.

66 Marie-Jeanne Schmid [Мари-Жанна Шмид] (позже фрау Боллер-Шмид): дочь Ганса Шмида, доктор медицины, ученица и подруга  Юнга, стала личным секретарём Юнга в 1932 г. и работала в этой должности до своего замужества в 1952 г. Поскольку она работала в тесном сотрудничестве с Юнгом в течение 20 лет, ей были доверены разные дела конфиденциального характера. Личность г-жи Шмид и её способность сохранять конфиденциальность часто прослеживаются в её письмах Уайту, с которым она также неформально познакомилась, например, в Эраносе (см. Уайт, 16 окт. 1946, с. 50).

67 Первое письмо Шмид Уайту не сохранилось.

68 “Frontiers of Theology and Psychology” [Рубежи теологии и психологии], изначально опубликованная ГПП  (London, 1942), одна из четырёх работ, которые Уайт послал Юнгу в своём первом письме (см. Уайт, 3 авг. 1945, с.3 и сноска).

69 См. Уайт, 9 окт. 1945, с. 12 и сноска.

70 Первые дипломы стали выдавать после основания Института К.Г.Юнга в 1948 году.

 

Моя беседа в Ронко заставила меня задуматься, больше, чем когда-либо ранее, не введены ли эти люди, за пару из них я несу ответственность, в заблуждение. T.С. сама сказала мне, что её ученикам никогда не отказывали в такой квалификации и она скорее подразумевает это, говоря, что их способности «подойдут» Юнгу и Цюрихскому клубу.

Я не могу перестать думать о том, не является ли это просто ещё одним симптомом той болезни с длинным названием, которое я забыл. Если это так, без обвинений в сторону Т.С., но это очень плохой знак для учеников.

Я не хотел бы беспокоить К.Г. по этому вопросу. И у меня есть профессиональные и личные причины не желать быть вовлечённым в какие-то ссоры с Т.С. Но если этих людей дурачат, я чувствую своим долгом тактично дать им понять о ситуации. Знаете ли Вы что-то о таких договорённостях?71 Или же ученичество у Т.С. скорее дисквалифицирует их в Цюрихе нежели наоборот? Я сам (шла в речь основном о «сертификате» К.Г.)72 однажды отправлял девушку к T.С. на “обучение”. Я именно об этом видел сон!73

Я оставляю это полностью на Вашу осмотрительность, говорить ли что-то об этом профессору Юнгу или нет.

Пожалуйста, передайте ему и г-же Юнг теплые приветствия от меня.

Я надеюсь вскоре начать писать ему письмо, но мне так много хочется сказать в нём, что я уверен, что он не получит от меня письма, пока всё не будет готово.

 

71 Это предложение и остальная часть абзаца добавлена от руки. Переживания Уайта по поводу законности утверждений Тони Сассман похоже разрешились в последующие годы. Есть сведения, что он продолжал встречаться с ней в профессиональной обстановке. (см. Телеграмма, 4 янв. 1954, с. 227, подписана группой юнгианских католиков, в том числе Уайтом и Сассман).

72 Пытаясь покинуть Германию в 1930-е гг., Тони Сассман просила Юнга поручиться за неё как терапевта, поскольку результативность на рабочем месте было условием для переезда заграницу. Три раза, в 1933, 1937 и 1942 годах (Переписка Юнга и Сассман, архив библиотеки ETH), Юнг посылал сообщения, подтверждающие её обучение у него и поручительство за неё как терапевта и Erzieherin. (Это слово, очевидно, тщательно подбиралось. Буквально означает “гувернантка”; более подходящим переводом скорее будет “консультант по социальной и медицинской работе с детьми”)

В “Подтверждении” Юнга от 1933 говорится: “Hiermit bestatige ich, dass ich Frau TONI SUSSMANN von Charlottenburg-Berlin schon seit 1916 kenne. Sie hat im Laufe der Jahre mehrfach bei mir gearbeitet und hat sich als eine ebenso tflchtige wie gewissenhafte Therapeutin und Erzieherin erwiesen. Sie ist in meiner Psychologie theoretisch und praktisch vollig ausgebildet und hat gerade der Einfuhrung meiner Psychologie in Deutschland unschatzbare Dienste erwiesen. Sie arbeitet in meinem Namen und Auftrag. gez. Dr. C.G. Jung, Kiisnacht-Ziirich, den 4. Dezember 1933.” [Настоящим я подтверждаю, что знаком с госпожой Тони Сассман с 1916 года. На протяжении этих лет она работала со мной несколько раз и проявила себя как компетентный и тщательно подходящий к делу терапевт и консультант по работе с детьми. Она имеет полную подготовку для работы с теоретическими и практическими аспектами разработанного мной направления в психологии и внесла бесценный вклад в представлении его в Германии. Она работает от моего имени и под моим руководством. Подписано, Доктор. К.Г. Юнг, Кюснахт-Цюрих, 4 декабря 1933 года] (Переписка Юнга и Сассман, архив библиотеки ETH.)

73 В третьей части этого сновидения он находится в саду Юнга, где Юнг вручает ему овальный значок, означающий, что Уайт один из немногих, кто понял смысл работы Юнга. Подобные значки должны быть выданы другим людям, но в сновидении Уайт осознаёт, что Сассман не входит в их число, и что он должен ей сказать об этом.

 (См. Уайт, 14 окт. 1945)

 

Я надеюсь, что Вы, как и он, сейчас отдыхаете после всего этого напряженного времени.

Передаю приветствия всем моим друзьям,

Искренне Ваш,

Виктор Уайт, О.П.

 

Кюснахт-Цюрих

26 сентября 1946 г.74

 

Уважаемый отец Уайт!

Благодарю Вас за письмо. Прошу прощения, что совсем забыла о госпоже Сассман, когда писала Вам последний раз. Но сейчас я занялась этим делом и также обсудила его с доктором Юнгом.

Во-первых, я откапала два сертификата, которые Юнг выписал для неё75.  Первый был выписан, когда она хотела уехать из Германии, и доктор Юнг был гораздо более позитивен, чем есть на самом деле, потому что хотел дать ей возможность обосноваться где-то ещё. Д-р Юнг сказал, что я могу отправить их Вам, чтобы Вы прочитали, но, конечно же, он хотел бы, чтобы Вы их вернули. Сейчас проблема состоит в том, что мы не можем быть на 100% уверены, что не было выписано другого сертификата, хотя это маловероятно, но иногда копии теряются, или д-р Юнг выписывает их от руки, и у него нет копий.

 

Теперь, что касается «Психотерапевтической подготовки», в Цюрихе не выдаются такие дипломы. До настоящего времени д-р Юнг считал своими учениками только тех людей, которые работали с ним лично, и некоторым из них он действительно выдавал письмо или сертификат, удостоверяющий, что он лично считал их квалифицированными для работы в качестве аналитика. Как правило, было совсем не важно, с кем они работали до того, как приехали в Цюрих, поскольку учитывались их личные ценность и способности. Так что, что бы ни говорила г-жа Сассман о своих учениках, это на самом деле не имеет значения, поскольку ни профессор Юнг, ни его ученики здесь ничего не примут как должное. На сколько мне известно о мнении д-ра Юнга по этому вопросу (к сожалению, я не смогла долго говорить с ним об этом), я должна сказать, что его отношение к г-же Сассман поменялось за последние годы просто из-за того, что то, что он слышал от неё непосредственно и опосредованно, заставило его чувствовать необходимость быть осторожными. Так что, насколько я помню, он не посылал ни одного пациента или ученика к ней с тех пор, как она в Англии. С другой стороны, я уверена, что он точно не хочет отрекаться от неё просто потому, что он неоднократно видел, что даже ученики, чья работа не совсем к их чести, могут дать людям то, в чём они нуждаются.

 

74 Напечатано на машинке.

75 см. Уайт, 18 сент. 1946, с. 42 и сноска.

 

Что касается мнения людей здесь помимо д-ра Юнга, сложно сказать, поскольку, кроме госпожи Вульф и меня я не думаю, что многие помнят её достаточно хорошо или имели с ней дело, чтобы судить о ней.

Но я говорю Вам об этом совершенно конфиденциально, просто чтобы Вы представляли себе ситуацию. Официально можно было бы сказать (и Вы можете передавать это как слова д-ра Юнга), что г-жа С. является или может заявлять, что она ученица д-ра Юнга, но не его представительница. То обучение, которое она проводит, является её обучающей программой, и люди, обучаемые ей, не могут считаться учениками д-ра Юнга. Но то же самое относится и к другим ученикам д-ра Юнга, особенно работающим заграницей.

Если остался ещё какой-то вопрос, который всё ещё Вам неясен, или о котором Вы бы хотели дальнейшего прояснения, пожалуйста, дайте мне знать.

К сожалению, я вовсе не отдыхаю, поскольку было слишком много работы, которую нужно было успеть сделать, а д-р Юнг начинает свою практическую работу на следующей неделе. Мне просто придётся свыкнуться с тем, что жизнь – на самом деле, очень тяжелая работа.

 

С наилучшими пожеланиями,

Искренне Ваша,

[Мария-Жанна Шмид]

(неподписанная копия)

 

Блэкфейрз, Оксфорд

13.10.46 76

 

Мой дорогой профессор Юнг!

Я не знаю, что Вы думаете обо мне и о том, что я не написал Вам ни единой строчки с тех пор, как вернулся в Англию. Это не из-за того, что я не пытался или не начинал; но каждая моя попытка была прервана или срывалась тем или иным образом. С моего возвращения появлялась «одна преграда за другой»; много интересных вещей, многие из них: вещи, которыми я горячо хотел бы поделиться с Вами и поговорить с Вами о них.

Боллинген, Цюрих, Ронко – иногда мне они кажутся далёким раем в вымышленной стране. Не могу передать какое удовольствие я получил там и как я благодарен Вам и г-же Юнг за это.

Несколько ночей назад я видел сон, что я был в довольно большой парусной шлюпке, уплывающей (по какой-то причине, которую я пока не обнаружил) из Норвегии в Англию. Я свободно перемещался по всей лодке. Вы были капитаном у штурвала.

 

76 напечатано на машинке.

 

Через некоторое время я заметил, что мы неслись в южном направлении на довольно высокой скорости и среди опасных скал и мелей; но мы всегда обходили их. Я «знал», что опасности нет, не столько потому, что Вы были у руля, а потому, что Ветер заботился о нас и никогда бы не привёл нас двоих к крушению. В настоящий момент я обнаружил, что мы быстро мчались очень близко к берегу (слева от нас), но всё же мы всегда обходили его и многие его выступы. Через некоторое время мы достигли маленького (Датского?) прибрежного городка; лодка с Вами спокойно стоящим у штурвала и курящим трубку незаметно зашла на берег и плыла по улицам, искусно обходя все здания и дорожное движение. Она была амфибией!

Я надеюсь, что это «нормально», и это не инфляция. Я действительно получил намного больше уверенности, чем прежде, и мои разнообразные работы, и «Seelsorge», и «Psychotherapie», похоже, идут гораздо легче. Вы сказали кое-что очень важное, когда сказали мне не притворяться, что я имею меньше «сознательности», чем есть на самом деле. Я только надеюсь, что я в этом не переусердствую.

Я очень часто встречался с Джоном Лайардом за последнее время, и мне кажется, у нас действительно есть какие-то улучшения77. То, что Вы сказали по поводу того, как он относится к моему сну с «заискиванием перед архиепископом», оказалось самой важной подсказкой; и становится всё яснее и яснее, что его период проблем за последние несколько лет имеет истоки там. Он уже проделал много работы с людьми из Эксетера78 (от которых Вы, несомненно, в последнее время получали больше вестей), но принёс из Эксетера в Оксфорд сон, который явно показывал, что его «одержимость священниками» пошла там по пути дальнейшего прогресса. Думаю, что сейчас мы довольно удовлетворительно избавились от этого. Но наш дорогой Джон – определённо проблема; хотя, я думаю, очень стоящая.

Из элементарной честности79 я должен сказать Вам, что я недавно встретился с целой серией установлений доминиканских общих собраний капитулов ХIII и XIV веков, запрещающих доминиканцам практиковать алхимию и иметь книги по алхимии под угрозой ужаснейших наказаний!

 

77 Уайт, очевидно, работал в качестве духовного наставника для своего бывшего аналитика, смена ролей, которая не считалась столь ошеломляющей в тот исторический период. Стоит отметить, что Уайт изначально был представлен Джону и Дорис Лайард не в клиническом контексте, а общим другом в академических и церковных кругах (Fergus Kerr, O.P., “Remembering Donald MacKinnon,” [Фергус Керр, О.П., Вспоминая Дональда МакКиннона] New Black friars, 2004).

78 Юнгианское терапевтическое сообщества в Эксетере, Уизмид, основанное в 1941 году Гилбертом Чамперноуном и его женой Ирен, юнгианским аналитиком. Используя групповую терапию, сообщество лечило взрослых с психическими расстройствами. Среди аналитиков в Уизмиде были З.Г.Фоулкс и Ева Льюис (см. Телеграмма, 4 янв. 1954; Уайт, 18 март 1960, с. 283 и сноска), которые совместно написали работу “Analysis Studies in the treatment of groups on Psycho-Analytical lines” [Очерки по анализу в работе с группами по психоаналитическим направлениям] (1944). Сообщество закрылось в 1954 году, оказав помощь 240 людям. (Malcolm Pines, “Forgotten Pioneers: The Unwritten History of the Therapeutic Community Movement.” [Неписанная история движения терапевтических сообществ] Therapeutic Communities: The International Journal for Therapeutic and Supportive Organizations [Терапевтические сообщества: Международный журнал терапевтических и помогающих организаций], Vol. 20:1, 1999.)

 

79 см. Уайт, 23 окт. 1945, с. 22 и сноска.

 

Я получаю лишь лёгкое удовлетворение от размышлений о том, что эти запреты больше не действительны, и что сама частота их повторного введения, постоянно увеличивающаяся в своей строгости, указывает на то, что на них не очень обращали внимание. Верно также и то, что врачебная практика также было запрещена братьям, но совсем не в таких неправомочных формах. Если Вы захотите увидеть эти документы, я, несомненно, мог бы попросить сделать их копии.

Такие запросы, которые я пока имел возможность сделать друзьям-специалистам касательно оригинала “Aurora Consurgens”,80 ещё не дали результатов, хотя они что-то отдалённо слышали об этой работе. Я всё ещё очень надеюсь, что смогу получить её экземпляр, не только чтобы представить на их экспертное рассмотрение, но и прочитать для собственной пользы и удовольствия.

Моя собственная более учебно направленная деятельность получала мало внимания в последнее время, несмотря на то, что я решительно оставлял два дня в неделю свободными от всяких забот о душах других людей – решение, которое я нахожу совершенно необходимым как для их блага, так и для моего собственного. Но из письменных работ я практически ничего не сделал. Мои будущие издатели хотят, чтобы я удвоил объем моего эссе «Бог и бессознательное»81, оно действительно слишком сжатое в той форме, в какой есть на настоящий момент.

Я был взволнован и удивлён, когда послушал Вашу великолепную лекцию в Эраносе, обнаружив, что Вы как будто бы говорили в точности то же, что в своём эссе я пытался сказать о том, что вы имели в виду, и даже (хотя с совершенно разными задачами) столь схоже следуя плану, который я пытался разработать.

Я не знаю, когда я смогу заняться необходимым пересмотром и переписать работу. Но я был бы чрезвычайно благодарен, если бы мог отправить Вам напечатанный экземпляр, когда он будет готов.

 

80 “Восходящая Аврора.” Средневековый алхимический трактат, представлявший особый интерес для Юнга, потому что он по легенде приписывался Фоме Аквинскому (cм. Юнг, 23 янв. 1947, с. 70 и сноска).

Мария-Луиза фон Франц (1915-1998): многие годы работавшая ассистенткой Юнга в его алхимическом исследовании, она написала содержательный комментарий об этой работе, придя к заключению, что автор не был алхимиком, но использовал алхимические символы для выражения природы нуминозного. (см. Юнг, 6 ноября 1946, с. 54 и сноска.) [с рукописью]

Её комментарий, Aurora Consurgens, ein dem Thomas von Aquinzugeschriebenes Dokument der alchemistisch en Gegensatz problematik , был опубликован как третий том собрания сочинений Т.14, Mysterium Coniunctionis (см. Юнг, начало апреля 1952, с. 185 и сноска), (Далее, Mysterium). Т.14 собрания сочинений на английском языке не включает этот дополнительный том, который был позже опубликован отдельно: M.-L. von Franz, ed., Aurora Consurgens. A Document Attributed to Thomas Aquinas on the Problem of Opposites in Alchemy [Aurora Consurgens. Документ, приписываемый Фоме Аквинскому, о проблеме противоположностей в алхимии] (Перевод R.F.C. Hull and S.B. Glover. London: Routledge & Kegan Paul, 1966).

81 Эссе было позже расширено и включено в первую книгу Уайта, God & Unc. [Бог и бессознательное] (1952).

82 “Der Geist der Psychologie” (EJ 1946, C. 385-490). Переизданная как “Theoretische Überlegungen zum Wesen des Psychischen” [“Теоретические размышления о природе психики”] в Von den Wurze lndes Bewusstse ins: Studien über den Archetypus [Истоки сознания: Исследование архетипа] (Zurich: Rascher Verlag, 1954). В переводе, “The Spirit of Psychology” [Дух психологии], лекция Юнга, опубликованная в Spirit and Nature [Дух и природа] (1954). Его пересмотренная и расширенная версия под названием “On the Nature of the Psyche,” [О природе психики] есть и в Томе 8 Собрания сочинений, Structure & Dynamics [Структура и динамика], и в On the Nature of the Psyche [О природе психики] (1969).

 

Я также хотел бы узнать, смею ли я в то же время просить Вас написать несколько слов в предисловии83  – даже несмотря на то, что я в одном или двух пунктах немного критичен?

Но достаточно на сегодня…

Есть пара «деловых» вопросов, которые мне следовало бы включить в это письмо. Но я буду писать г-же Шмид через несколько дней и думаю, это вопросы, с которыми она сможет справиться, чтобы я не беспокоил лично Вас по ним.

Я действительно надеюсь, что Вы сейчас проводите время более результативно после всех Ваших многочисленных конгрессов; и что у Вас, и у г-жи Юн всё хорошо. Пожалуйста, любезно напомните ей обо мне А также г-же Вульф; надеюсь, её «лечение» было успешным.

Я не виделся с д-ром Бене84 после его возвращения, но я слышал обращение д-ра Кричтон-Миллера85 Гильдии на днях, которое было действительно очень хорошим (хотя мы завязли в довольно бесполезном споре о значении «догмы») и гораздо более открыто «юнгианским», чем я ожидал.

Завтра я жду визита д-ра Ривки Шарф86, поэтому надеюсь получить более свежие новости из Цюриха.

Прошу прощения за такое довольно путанное и непоследовательное письмо; это всего лишь несколько обрывков того огромного количества вещей, о которых я хотел бы поговорить с Вами.

Я прикрепляю также несколько набросков Zur frohliche Errinerung.87

 

Вечно и с огромной благодарностью Ваш,

О. Виктор Уайт, О.П.

 

83 Юнг согласился на эту просьбу (см. Юнг, 6 ноября 1946, с. 53). Его “Vorrede” [“Вступительное слово”] к G o d & Unc. было изначально переведено  Эоизабет Уэлш (см. Шмид, 23 мая 1952, с. 194 и сноска). В более позднем переводе Халла оно есть в Т.11, Psych. & Rel ., §449-67, С. 299 и далее, и в весеннем издании God & Unc.

84 E.A. Bennet [Э.А. Бене], английский психиатр и аналитический психолог. Автор работ C.G. Jung [К.Г.Юнг](1961) и What Jung Really Said [Что на самом деле сказал Юнг] (1966).

85 Hugh Crichton-Miller [Хью Кричтон-Миллер] (1877-1959): Английский психиатр-новатор. В 1920 году он основал Лондонскую Тавистокскую клинику, и он возглавлял собрания докторов, когда Юнг читал там пять лекции в 1935 г. (см. “The Tavistock Lectures” [Тавистокские лекиции], Т.18, The Symbolic Life [Символическая жизнь], §1-415, C. 3-182). С 1933 по 1938 гг. Кричтон-Миллер работал, по просьбе Юнга, британским представителем в совете Международного медицинского общества психотерапии, пока Юнг пытался оградить эту организацию от нацистского давления. При основании Института К.Г.Юнга в 1948 году тремя английскими попечителями института были Кричтон-Миллер, Греберт Рид и Виктор Уайт (см. Юнг, 27 дек. 1947, С. 104 и далее). В 1960 г. Юнг писал вступительное слово к мемуарам Кричтона-Миллера, выражая особую благодарность за помощь в предвоенные годы (“Foreword,” Hugh Crichton-Miller. 1877 -1959: A Personal Memoir h y his Friends and Family , Dorchester: Longmans Ltd., 1961, pp. If. см. Т. 18, The Symbolic Life , §1462-65, С. 639 и далее).

86 Rivkah Scharf [Schaerf] Ривка Шарф (1907-1987): юнгианский аналитик и преподаватель, позже известная под фамилией в замужестве Шарф-Клюгер. Она стенографировала многие лекции Юнга в ETH (Швейцарской высшей технической школе в Цюрихе). Её докторская диссертация, “Die Gestalt des Satans im Alten Testament,” впервые вышла как часть работы Юнга Symbolik . (см. Юнг, 23 марта 1946, с. 29 и сноска; Уайт, 29 окт. 1946,С. 52 и далее, и сноска.)

87 (подразумевалось zur frohlichen Erinnerung) напоминание о счастливых моментах (не является идиоматическим выражением в немецком языке). 

Наши партнеры Баннеры


Рекомендуем:
http://maap.ru/ – МААП – Московская Ассоциация Аналитической Психологии
http://www.olgakondratova.ru/ – Ольга Владимировна Кондратова – Юнгианский аналитик
http://thelema.ru/ – Учебный Колледж Телема-93
http://thelema.su/ – Телема в Калининграде
http://oto.ru/ – ОТО Ложа Убежище Пана
http://invertedtree.ucoz.ru/ – Inverted Tree – Эзотерическое сообщество
http://samopoznanie.ru/ – Самопознание.ру – Путеводитель по тренингам
http://magic-kniga.ru/ – Magic-Kniga – гипермаркет эзотерики
http://katab.asia/ – Katab.asia – Эзотерритория психоккультуры – интернет издание
https://www.mfmt.ru/ – Международный фестиваль мастеров Таро
http://www.radarain.ru/triumfitaro
http://www.agoraconf.ru - Междисциплинарная конференция "Агора"
классические баннеры...
   счётчики