Суббота, 08 декабря 2018 18:45

Карл Густав Юнг Экспериментальные исследования ассоциативного теста Часть 1

Карл Густав Юнг

Экспериментальные исследования ассоциативного теста

Часть 1

 

ОТ РЕДАКЦИИ

 

Инновационное применение ассоциативных тестов, разработанных Юнгом, в начале этого века стало частью передовых исследовательских работ в клинике Бургхольцли в Цюрихе под чутким руководством Эйгена Блейлера. Исследования Фрейда, уже известного в то время, но не очень-то принимаемого, были понятны для Юнга, так как он  наблюдал сложный характер ассоциаций; таким образом, вместо того чтобы приладить все к одной и рассматривать ассоциации только лишь как абберантные (отклоняющиеся) свойства или как  "неспособность отреагировать"  среди классифицируемых подборок, он применил интепретационный метод и выработал теорию «комплексов». Этим он вырвал ассоциативный метод из лап "научного педантизма ... и реинвестировал его жизненной энергией и интересом к реальной жизни». В те времена, научные статьи, представленные в этом томе, стали вехой революционного подхода в сфере использования экспериментальных техник.  Все работы Юнга, излагающие его отправную точку эксперимента и метод, приведены в этой книге.  Еще одна работа чрезвычайной важности, в которой, к слову сказать, использовались тесты, представленные в третьем томе «Собрание Сочинений»: знаменитые Юнговские исследования dementia praecox. В главе "О симуляции психозов" в первом томе Юнг использует более формальную поверхностную классификацию ассоциаций, а в более позднем труде "Обзор теории комплексов", том 8, приводит свои зрелые размышления относительно положения ассоциативных исследований при более широком рассмотрении психических структур и процессов.

Возможно, наиболее наглядно теория ассоциаций представлена в  Тавистокских Лекциях (1936), глава 2, том 18.

 

Основное содержание данного тома – это шесть публикаций Юнга в дополнение к  «Исследованиям словесных ассоциаций» (Diagnostische Assoziationsstudien). Эксперименты, лежащие в основе «Исследований», проводившиеся под руководством Юнга в психиатрической клинике Университета Цюриха, начались в 1902 году. Юнг тогда был старшим ассистентом ординатора

 

 

1 С.А.Мейс, "На восемнадцатилетие К.Г. Юнга", Журнал Аналитической психологии ,l:2 (1956).

2 Впервые опубликовано в 1968 в Аналитической психологии: Теория и Практика.

 

 

 

ОТ РЕДАКЦИИ

в психиатрической клинике Бургхольцли (где и располагалась клиника); главный врачом этой клиники был Эйген Блейлер. Исследования выходили в свет с 1904 по 1910 гг. в Журнале по Психологии и Неврологии (Journal fur Psychologie und Neurologie); и включили работы Блейлера, Франца Риклина, К.Верлина, Эммы Фиирст, Людвига Бинсвангера, Херманна Нунберга3.

     Они были повторно изданы в двух томах, в 1906 и 1909 годах. Вся серия целиком была переведена ведущим британским психоаналитиком, д.м. Эдером в одном томе «Исследования словесных ассоциаций» , опубликованном Уильямом Хайнеманном в Лондоне в 1918 году и издательством «Moffat Yard, New York» в 1919 году  (перевыпущен в факсимильной перепечатке в 1969 году). Во время подготовки этого тома учитывался перевод Эдера.

Сразу же после этого, Юнговские лекции под названием

"Ассоциативный метод" в Университете Кларка в 1909 году перевел американский психоаналитик  A. A. Брилл для «Американского журнала по психологии» и для книги, опубликованной Университетом (обе работы в 1910 году). С незначительными изменениями эти работы были использованы Констанцией И. Лонг, при подготовке к публикации  «Собрания Сочинений по аналитической психологии» Юнга (1916). Во время подготовки этого тома учитывался перевод Брилла.

Три другие исследовательские работы по ассоциативному методу в Части I данной книги впервые опубликованы на английском языке. "Психопатологическое значение ассоциативного эксперимента" стала вступительной лекцией Юнга при его назначении на должность лектора в Университете. Три исследования в Части II изначально появились в американском и британском журналах, две из них были совместным проектом американских психиатров, посетивших Бургхольцли для участия в исследовательской работе. Четыре из конспектов в приложении, также вышли в свет впервые на английском языке; пятый изначально был опубликован в Сиднее, Австралия.

В нескольких случаях, данный перевод не соблюдает терминологию, сформировавшуюся в других книгах Собрания Сочинений; они перечислены в сносках. Лин Риз осуществил перевод работ "Ассоциативный метод» и «Семейные расстановки» после смерти Д-ра Стайна, Дайяна Ривьер проверила и внесла

  3 См. Библиографию соответственно приведенным именам. Юнг опубликовал два отрывка из Исследований: (I) По просьбе французского психолога Альфреда Бине «библиографический анализ" в первом томе «Исследований» inв журнале Бине «L'Annee psychologique» (Париж), XIV (1908), 453-55; (2) Краткое изложение обеих книг «Исследований» в "Referate iiber psychologische Arbeiten schweizerischer Autoren (конец 1909 года)," собраны Юнгом в ежегоднике «jahrbuch fUr psychoanalytische und psychopathologische Forschullgen (Лейпциг), 11 (1910), 366-74; см.том 18 ( Собрание сочинений).

ОТ РЕДАКЦИИ

правки, когда работы были объединены в одну книгу.

Выражаем благодарность профессору C. A. Мейеру, из Цюриха за его бесценные советы во время редакции, а также за заимствование схемы, воспроизведенной по памяти в первой работе в Части II.

Редакторы выражают бесконечную благодарность Доктору Стайну и Мисс Ривьер за то что взяли на себя ответственности и осуществили сложнейший перевод данных исследований, сопровождаемые необычайными сложностями с терминологией,  а также за предоставленные слова-стимулы/реакции в тестах. Немецкие оригинальные перечни слов, используемых в тестах, в установленном порядке появятся в Швейцарском издании Собрания Сочинений Юнга.

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

СОДЕРЖАНИЕ

 

 

ОТ РЕДАКЦИИ                                                                                            v

 

ЧАСТЬ I: ИССЛЕДОВАНИЕ СЛОВЕСНЫХ АССОЦИАЦИЙ

 

Ассоциации здоровых субъектов, К.Г. Юнг и Франц Риклин             3

Перевод  работы "Experimentelle  Untersuchungen  uber  As-        

soziationen Gesunder," Diagnostische Assoziationsstudien, Том I (1906), I [1904]

 

Анализ ассоциаций больных эпилепсией                                                     197

Перевод работы "Analyse der Assoziationen eines Epileptikers,"

Diagnostische Assoziationsstudien, Том I (1906), III [1905] 

 

Соотношение времени отклика в Ассоциативном эксперименте                 221 Перевод работы "Ober das Verhalten der Reaktionszeit beim Assoziationsexperimente," Diagnostische Assoziationsstudien,Том I (1906), IV [1905].

 

Экспериментальные наблюдения

на примере способности запоминания                                      272

Перевод работы "Experimentelle Beobachtungen iiber das Erinnerungsvermogen," Zentralblatt filr Nervenheilkunde und Psychiatrie (Лейпциг), XXVIII (1905). IX

 

Психоанализ и ассоциативные эксперименты                                       288

Перевод работы   "Psychoanalyse   und   Assoziationsexperiment,"

Diagnostische Assoziationsstudien, Том I (1906), VI [ 1906].

 

Психологический диагноз данных                                                                  318

Перевод работы  Die  psychologische  Diagnose  des  Tatbestandes

(Цюрих: Rascher, 1941), повторно опубликовано по версии 1906 года.

 

Ассоциация, сновидение и истерический симптом                                353

Перевод работы "Assoziation, Traum und hysterisches Symptom,"

Diagnostische Assoziationsstudien, Том II (1909), VIII [ 1906].

 

Психопатологическое значение ассоциативного     

эксперимента                                                                                           408

Перевод работы  "Die psychopathologische Bedeutung der soziationsexperimentes," Archiv fur Kriminalanthropologie Kriminalistik (Лейпциг), XXII (1906). As-und    

 

Затруднения воспроизведения в ассоциативном эксперименте           426

Перевод работы Dber die Reproduktionsstbrungen beim Assoziationsexperiment," Diagnostische Assoziationsstudien, Том II (1909), IX [1907].

 

Ассоциативный метод                                                                            439

Перевод из «The German manuscript» (1909).

 

Семейные расстановки                                                                           466

Перевод из «The German manuscript» (1909).

 

ЧАСТЬ II: ПСИХОФИЗИЧЕСКИЕ ИССЛЕДОВАНИЯ

О психофилософских связях ассоциативного эксперимента                483

Изначально опубликовано на английском языке в «Журнале  Психопатологий» (Бостон), 1(1907).

Психофизические измерения посредством гальванометра и пневмографа здоровых и психически больных индивидов,

Фредерик Петерсон и К.Г.Юнг                                                              492

Изначально опубликовано на английском языке в журнале «Мозг» (Лондон), XXX (1907)

 

Дальнейшие исследования с использованием гальванического феномена и дыхания на примере здоровых и психически больных индивидах,

Чарльз Рикшер и К.Г. Юнг                                                                    554

Изначально опубликовано на английском языке в «Журнале  Психопатологий» (Бостон), II (1907-8).

 

ПРИЛОЖЕНИЕ

Статистические подробные сведения участвующих в эксперименте   583

Перевод работы  "Statistisches  von  der  Rekrutenaushebung," Con-espondenz-Blatt fur Schweizer Aerzte (Базель), XXXVI (1906). Перевод работы  "Le  nuove  vedute  della  psicologia  cnm1nale,"Rivista di psicologia aPPlicata (Bologna), IV (1908).

 

Психологические методы исследования, используемые в психиатрической клинике Университета Цюриха                                                                  597

Перевод статьи "Die an der psychiatrischen Klinik in Zurich ge bra uchlichen psychologischen Un ters uch ungsmethoden," Zeitschrift fur angewandte Psychol?gie (Лейпциг), III (1910).Xl

 

О теории комплексов                                                                             598

Изначально опубликовано на английском языке в «A  lIstralasian  Medical  Congress, Transactions of the Ninth Session [1911] (Sydney, 1913).

 

О психологическом диагностировании по полученным данным:

Свидетельства-Эксперимент в судебном разбирательстве НАФ         605

Перевод  статьи "Zur psychologischen Tatbestandsdiagnostik: Das Tatbestandsexperiment im Schwurgerichtsprozess Naf," Archiv fiir Kriminologie (Лейпциг), C (1937)

 

 БИБЛИОГРАФИЯ                                                                                 617

АЛФАВИТНЫЙ УКАЗАТЕЛЬ                                                             631

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

ИССЛЕДОВАНИЕ СЛОВЕСНЫХ АССОЦИАЦИЙ

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

АССОЦИАЦИИ ЗДОРОВЫХ СУБЪЕКТОВ

 

К.Г. ЮНГ И ФРАНЦ РИКЛИН

 

Когда-то в прежние времена, в данной клинике уделили внимание процессу ассоциаций. Для того, чтобы подготовить научно применимый материал для этого, мой директор, профессор Блейлер, составил перечень из 156 слова-стимулов и экспериментировал с ними применительно ко всем типам психозов. Вскоре, в ходе этих экспериментов, всплыла очень очень значительная трудность. Тогда не существовало никакого способа точного и количественного отделения ассоциаций у психически нездоровых субъектов и у здоровых. Не было еще проделано никакой работы, дающей какие-либо основания для  установления диапазона для здоровых субъектов и для формулирования в норму неупорядоченных случайных ассоциаций. Чтобы в какой-то степени заполнить этот пробел, и тем самым, подготовить почву для экспериментов с паталогическими ассоциациями, я решил собрать побольше материала на ассоциациях здоровых людей,  и в тоже самое время изучать основные условия, применимые во время экспериментов. Я разработал следующий план совместно с моим коллегой, Доктором Риклином.

2       Основные методы эксперимента: Сначала мы собирали ассоциации у большого количества здоровых людей, с целью, прежде всего, изучения реакций, чтобы увидеть подчиняются ли они какому-то единому правилу; и, следующим этапом

________________

1[Впервые опубликовано в работе "ExperimcnteI!c Untersuchung (iber Assoziationen Gesunder," Journal fiir Psychologie und Neurologie (Лейпциг), III (1904), 55-83, 145--{)4, 193-214, 238-308, и

IV (1905), 24-67, 109-23. Повторно опубликовано в «Diagnostische Assoziationsstudien: Beitriige zur experilllentellen Psychopathologie», под редакцией К.Г. Юнга, Том I (Лейпциг), 1906; 2-е издание, 1911; 3-е издание, 1915), стр. 7-145 (1. Beitrag). Перевод – Доктор медицинских наук Эдер в работе « Исследования словесных ассоциаций» (Лондон, 1918; Нью-Йорк, 1919)].

2[В то время, Франц Риклин (1878-1938) являлся врачом-ассистентом в штате клиники Бургхолцли. С 1907 по 1913, он, совместно с Юнгом, являлись активными членами Международой Психо-Аналитической Ассоциации. Смотреть библиографию для уточнения его основных публикаций]

 

 

 

 

3

  1. I. ИССЛЕДОВАНИЯ СЛОВЕСНЫХ АССОЦИАЦИЙ

 

выяснить, случаются ли некие индивидуальные паттерны, например, обнаруживаются и какие-то определенные типы реакций. Мы объединили это со вторым экспериментом общей психологической природы.

3       Механизм ассоциаций – это необычайно скоротечный и изменчивый психический процесс; он зависит от бесчисленного множества психических событий, которые невозможно объективно установить. Среди психических факторов, которые оказывают давление на механизм ассоциаций, кардинально важно внимание. Это тот фактор, что, прежде всего, направляет и изменяет процесс ассоциаций; это, в равной степени, и физический фактор, который можно легко подвергнуть эксперименту, и деликатный аффективный аппарат, в первую очередь, реагирующий на аномальное физическое или ментальное состояние, и, тем самым, изменяющий показатели ассоциаций.  

4       Внимание – этот тот бесконечно сложный механизм, который неисчисляемым количеством нитей связывает ассоциативный процесс со всеми прочими феноменами психической и физической сферы в сознании. Если нам известно воздействие внимания на  процесс ассоциаций, тогда мы также понимаем, во всяком случае в целом, соответствующие последствия любого психического события, на которое внимание способно оказывать влияние.

5       Эти размышления подвели нас к тому, что необходимо исследовать все виды воздействия внимания на процесс ассоциаций, в надежде прояснить максимально точно следующие вопросы:

  1. Какие законы управляют диапазоном ассоциаций у нормальных субъектов?

2.Каково непосредственное воздействие внимания на ассоциативный процесс?  В частности, снижается ли валентность ассоциаций в зависимости от расстояния от фокуса сознания?

6       В ходе наших экспериментов, мы обнаружили, что серии фактов не только поощряют нас следовать пути в психологические области, который мы наметили, но также, по нашему мнению, которые приспосабливают нас для этого.

К.Г. ЮНГ

 

 

 

 

 

 

 

4

Ч АСТЬ ПЕРВАЯ

 

 

  1. I. ОБЩИЙ АЛГОРИТМ ЭКСПЕРИМЕТА

 

7       Эксперименты проводились поочередно обоими авторами, так чтобы каждый в свою очередь проводил серию экспериментов по каждому касающемуся вопросу. Всего в экспериментах приняло участие тридцать восемь человек: девять образованных мужчин, четырнадцать образованных женщин, семь малограмотных мужчин, и восемь малограмотных женщин; возрастная категория - от 20 до 50 лет. Особое внимание уделялось тому, чтобы в эксперименте принимали участие здоровые люди. Это, тем не менее, привело к непредвиденным трудностям, в особенности, с образованными субъектами, так как именно на этом уровне концепция нормальности может быть очень гибкой. Несмотря на это, мы надеемся, что мы не сильно отклонились от нормы в нашем выборе субъектов для эксперимента. Мы даем номера субъектов в развернутой форме и в большинстве случаев сочетаем с краткой характеристикой личности, что облегчает понимание возможных аномалий. Естественно, оба автора также провели эксперимент  друг на друге.

8       Отмечая ассоциации, мы абсолютно ограничили себя до тех, что предъявлялись в ответ на слова-стимулы. Мы одновременно использовали четыреста различных слов-стимулов. Приводя грамматическую классификацию, мы использовали:

Существительные -      231

Прилагательные -        69

Глаголы -  82

Наречия и числительные - 18

9       Количество слогов не учитывалось (слова-стимулы состоят из одного, двух или трех слогов). Также, слова-стимулы не ранжировали их по определенным категориям, как, например, классифицировал их Соммер. Напротив, особое внимание уделялось тому, чтобы увидеть, что слова –стимулы аналогичной формы или значения не следовали одно за другим, во избежание адаптации субъекта к определенной тематике после одной или двух реакций. По некоему несчастливому стечению обстоятельств, так случилось, что среди первых ста слов-стимулов оказалось около тридцати , которые легко ассоциировались в зависимости от временного или пространственного сосуществования; во второй сотне было всего лишь двадцать таких, которые обуславливали заметную разницу сосуществующих ассоциаций в первой и во второй сотне. Нехватка слов-стимулов такого вида восполнялась глаголами. Мы сочли важным полностью исключить сложные и редкие слова, дабы предотвратить  ошибки или удлинение времени реакции, ввиду отсутствия знания со стороны субъектов. Слова-стимулы, меж тем, отбирались по возможности из повседневной жизни.

Данная разработка была в высшей степени необходима нам, так как в случае большинства наших субъектов, нам приходилось работать в какой-то степени из ряда вон выходящих лингвистических условиях. В немецкоязычной Швейцарии, разговорный язык состоит, как известно, из Швейцарско-немецкого диалекта или диалектов, которые, не только значительно отличаются от стандартного немецкого языка, но, также демонстрируют значительные фонетические отличия между собой. В школах детям преподают стандартный немецкий, как иностранный язык.  В более позднем возрасте, образованные люди приобретали достаточно полное знание и владение немецким языком. Необразованный же мужчина, несмотря на то, что провел в Германии значительное время, в лучшем случае помнит те немецкие фразы, что выучил в школе и после выучивает совсем немного  новых. Несмотря на это, литературный немецкий знаком им в напечатанном или письменном виде, и он может понимать его в виде разговорного языка, но без возможности разговаривать бегло, правильно на самом стандартном немецком языке. По это причине мы пытались в ряде случаев называть слова-стимулы в диалектной форме, но вскоре заметили, что необразованные субъекты не понимали диалектные слова, равно как и стандартный немецкий. Они реагировали на диалектные слова с большим трудом и старались реагировать на стандартный немецкий. Этот в какой-то мере парадоксальный феномен можно объяснить фактом того, что швейцарский немецкий чисто акустически-моторный язык, на котором редко читают и пишут.

Се печатается и пишется на стандартном немецком языке. Поэтому швейцарский язык не используется для слов, отдельно используемых на практике, а владеет ими только в акустическо-моторной связи с другими.

Если приходилось говорить отдельное слово без артикля, обычно использовался стандартный немецкий язык. Поэтому мы полностью исключали диалектные слова в наших экспериментах. В большинстве случаев, давалась реакция на правильном стандартном немецком, но и любые реакции на диалекте полностью принимались. Реакции, разумеется, записывались в форме, в которой они были даны. Для субъектов, которые никогда не принимали участие в подобных экспериментах,  первую очередь было разъяснена их важность, а примеры о том, как следует реагировать, были продемонстрированы для них на практике. Многие из необразованных субъектов воспринимали это, как игру «вопрос-ответ», смыслом которой являлось найти подходящее слово, имеющее связь со словами-стимулами , например дом/домашний кот, дикий/дикий кот. К эксперименту не приступали до тех пор, пока не становилось ясно, что субъект понял эксперимент. Мы делаем на этом акцент, чтобы было понятно, что случаев непонимания никогда не было и что общий недостаток интеллекта вызывает гораздо меньше беспокойства, нежели аффекты, в частности достаточно распространенная эмоциональная  тупость. Примечательно, что многие необразованные приходили с определенным настроем, как в классную комнату и с определенной выправкой и одеревенелой осанкой. 

12     Мы организовывали наши эксперименты следующим образом:  Первые двести реакций фиксировались без каких-либо дополнительных условий. Измерялось время реакции при помощи секундомера 1/ s, который мы запускали на акцентируемом слоге слова-стимула и останавливали при произнесении реакции2. Разумеется, мы не злоупотребляли каким-либо образом измерением сложных психологических периодов путем этой простой процедуры. Мы всего лишь были сконцентрированы на общей идее приблизительного среднего времени реакции, которое во многих случаях имело значение, будучи часто очень полезным при классификации реакций.

13     После двухсот реакций, которые были классифицированы в максимально возможной степени, при помощи субъектов. С образованными субъектами это всегда легко выполнялось;  с необразованными субъектами, в редких случаях обладающих способностью к саморефлексии, естественно, это было невозможно. Нам пришлось ограничиться опорой на связи, которые можно было расшифровать в особо ярких ассоциациях. Результаты эксперимента были разделены на первую и вторую сотни, и  они были записаны отдельно. Во время эксперимента в максимальной степени устанавливалось психическое состояние субъекта, как объективно, так и субъективно. Если, по какой-либо причине, нападала физиологическая усталость, мы дожидались следующего дня, перед тем как провести вторую серию эксперимента. С образованными субъектами усталость почти никогда не случалась во время первого эксперимента, поэтому мы могли провести сразу же второй практически в каждом случае.

! Вторая серия эксперимента состоит из сотни реакций, которые записывались в состоянии внутренней тревоги. Субъекта просили максимально сконцентрировать внимание по так называемому принципу "A-феномен" (Кордес) в тоже самое время как можно быстрее реагировать , например, с такой же быстротой как и в первом эксперименте. Под "A-феноменом" мы понимаем, по Кордесу3 сумму таких психологических феноменов, которые напрямую стимулированы восприятием акустического стимула. Установить, соблюдает ли субъект «A-феномен», ему приходилось время от времени описывать его после реакции, и эти данные записывались. По завершению данного эксперимента, снова создавалась новая

_______

2 A later paper will  report on time-measurements. The times were not  measured in all subjects. [See below, "The Reaction-time Ratio in the Association Experiment."]

3 Cordes, "Experimentelle Untersuchung iiber Assoziationen" (1899), p. 30.

классификация.

Разумеется, для этого эксперимента можно было привлекать только образованных людей и только из них, как ни печально, можно было делать отбор, потому как требуется определенный психологический навык для того, чтобы внимательно отследить собственный психический феномен.

Третья экспериментальная серия обычно проводилась не раньше, чем на второй день. Она состояла из одной сотни реакций и основывалась на состоянии внутренней тревоги. Тревога в данном эксперименте провоцировалась следующим образом: Субъект должен был карандашом ставить отметки на расстоянии одного сантиметра друг от друга, одновременно с метрономом. Сердцебиение в течение первых пятидесяти реакций составляло 60 ударов в минуту, а в течение следующих пятидесяти реакций – 100 ударов в минуту. Результаты классификации первых пятидесяти реакций и последующих пятидесяти реакций записывались отдельно, и для легкости расчета сводились к ста.  Всего у нескольких субъектов метроном ускорялся каждые двадцать пять реакций, дабы исключить слишком быстрое привыкание. Сердцебиение в таких случаях увеличивалось с 60 до 72 ударов и со 100 до 108 в минуту.

16    Фактор привыкания, в любом случае, к сожалению, играет значительную роль в этих экспериментах, как и следовало ожидать. Многие быстро привыкают к чисто механической деятельности, во время которой, во второй фазе эксперимента, меняется только ритм сердца. Трудно вводить другие нарушающие стимулы равной непрерывности и вариабельности без введения слово-образов, в особенности, когда не предъявляются высокие требования к интеллекту и силе воли необразованных субъектов.

17     В попытке найти подходящий нарушающий стимул, мы, прежде всего, вынашивали цель исключить все, что могло иметь возбуждающее воздействие на вербальные образы. Нам кажется, нам удалось исключить подобные воздействия нашей методикой испытаний.

18     Во время этих экспериментов, от каждого субъекта в среднем было получено от трехста до четырехста ассоциаций.  Мы также предприняли попытку дополнить наши материалы в других направлениях, чтобы получить определенную связь с результатами Ашафенбурга, и для этой цели мы выбрали ассоциации некоторых наших субъектов в состоянии очевидной усталости. Нам удалось получить реакции шести субъектов. Также, были отобраны ассоциации одного из субъектов в состоянии утренней сонливости после ночи спокойного сна, при котором полностью исключался фактор усталости. У одного субъекта, ассоциации были получены на пике состояния переменчивости настроения (раздражительности) без признаков усталости.

19     Таким образом, мы получили около 12,400 ассоциаций.

 

  1. II. КЛАССИФИКАЦИЯ

 

  1. ОБЩАЯ ЧАСТЬ

 

20     Каждый, кто имеет практический опыт работы с ассоциациями сталкивался со сложной и неблагодарной задачей классификации результатов эксперимента. В целом, мы согласны с Кордесом, когда он утверждает, что в ранних ассоциативных экспериментах, приоритетным считалось ложное предположение о том, что основополагающие психологические феномены соответствуют словам-стимулам, а связь между словом-стимулом и реакцией и есть «ассоциация». Это в некотором роде несколько упрощенная интерпретация, и в тоже самое время слишком претенциозная, так как поддерживает идею о том, что в связи между двумя лингвистическими знаками есть еще и психологическая связь (ассоциация). We do nМы, разумеется, не разделяем эту точку зрения, а в слово-стимуле видим всего лишь стимул в строгом смысле этого слова, а реакцию просто как симптом психологических процессов, о природе которых судить не можем. Вследствие вышесказанного, мы не утверждаем, что реакции, описанные нами, являются ассоциациями в строгом смысле; более того, мы задаемся вопросом, не было бы лучше вообще опустить слово «ассоциация» и вместо этого поговорить о лингвистической реакции, так как внешняя связь между слово-стимулами и реакцией является достаточно сырой для того, чтобы дать абсолютно точную картину этих необычайно сложных процессов, свойственных ассоциациям. Реакции репрезентируют психологическую связь только отдаленным и неполным способом.

Соответственно, при описании и классификации лингвистически выраженных связей, мы не классифицируем фактические ассоциации, а всего лишь их объективные симптомы, по которым можно с большой осторожностью выстраивать психологические связи. Только у психологически образованных субъектов реакции в том виде, в котором они должны быть, являются воспроизведением следующей мысли; у всех других отчетливая тенденция выстроить что-то смешивается с реакцией, и поэтому во многих случаях, является продуктом обдумывания, целой серией ассоциаций. В наших экспериментальных исследованиях ассоциаций, мы стимулируем лингвистический аппарат. Чем более односторонним является стимул, тем больше лингвистических связей образовывается во время реакции. Как мы видим, это справедливо в основном только для образованных субъектов, от которых  более тонкая дифференциация психологических механизмов, и как следствие, большая возможность отдельного применения, ожидается

______________________

 

4 Тот же источник., стр. 33.

априори. Вследствие этого, необходимо избегать заблуждения о том, что у образованного субъекта всегда больше внешних ассоциаций идей, нежели чем у необразованного5. Разница будет психологической, так как у малограмотного  субъекта незаметно вводятся другие психологические факторы. Во второй части данной работы, нам стоит вновь обратиться к этой разнице.

21 И, так как мы мало знаем о связи между психическими событиями, нам нужно удержаться от формулирования принципов классификации внешних феноменов, идущих от внутренних психических данных.

Тем самым мы ограничились простой логической классификацией, которой для перестраховки  по нашему мнению необходимо ограничивать себя, до тех пор, пока мы не сможем извлечь эмпирические законы из психических ассоциаций.6 Логические принципы классификаций также необходимо адаптировать к специальным экспериментальным условиям, а именно, к вербальным реакциям. Посему мы должны, при классификации ассоциаций учитывать не только логическое качество, но и, по возможности, все те внешние обстоятельства, происходящие в результате данного конкретного экспериментального замысла. Использование языкового звукового мозгового механизма естественно не проходит даром для ассоциаций. Чистая интрапсихическая ассоциация не может стать объектом чьего-либо другого сознания без трансформации в знакомый символизм языка. Таким образом, этот абсолютно новый элемент добавляется к простой ассоциации, что оказывает сильное воздействие на последнюю. Прежде всего, результаты определяются в зависимости от вербальных способностей субъекта; например, общепринятый «закон повторения» Джеймса Милла направляет реакцию еще более избирательно к тому, что является привычным для объекта. Таким образом, один из главных принципов нашей классификации будет принцип вербальной  способности.7

22     Мы проводили классификацию ассоциаций в основном по схеме Крепелина-Ашаффенбурга. Эта система предпочтительнее для нас относительно многих других тем, что по нашему мнению, она является эврестически более ценной. Когда Циген описывает попытку классификации  Крепелина-Ашаффенбурга как провал, это без сомнения слишком сильное выражение. Никто не придерживается классификации Ашаффенбурга как исчерпывающей; Циген не стал бы называть и свою исчерпывающей.

________________________

 

5 Раншбург утверждал, что у малограмотных субъектов доминируют внутренние ассоциации. При участии Блинта, "Ober quantitative und qualitative Veranderungen geistiger Vorg;inge im hohen Greisenalter" (1900).

6 Ашаффенбург также, был осторожен в этом вопросе и придерживался этой схемой исключительно в отношении между стимулом и реакцией, в том виде, в котором они отражаются в речи. Он настаивал на этом, так как лингвистическая реакция ни при каких обстоятельствах всегда соответствует с одновременными внутренними ассоциациями. ("Experimentelle Studien liber Assoziation" (1896), стр. 220.)

7 Траутшольд утверждает: "Самое главное значение в этом аспекте имеет практика или навык, который облегачает определенные ассоциации настолько сильно, что к концу они возникают по инерции, и встает вопрос о наличии других реакцийand" ("Experimentelle Untersuchungen liber die Assoziation der Vorstellungen" (1883), стр. 221).

Классификация Цигена без сомнений открыла наиболее ценные перспективы, но сама по себе не является полностью удовлетворяющей. Прежде всего, дифференциация между "выскакивающей ассоциацией" и "детерминированной ассоциацией" весьма сомнительна, если она полностью зависит от наличия или отсутствия связки, факт, который Клапаред также оценивал довольно критично8. Для начала необходимо доказать, что схема Ашаффенбурга является провальной, но до сих пор это не является фактом; как раз наоборот, результаты, основанные на этой классификации очень воодушевляющие, поэтому в настоящее время можно рискнуть и использовать их, но также держать в голове их односторонность. Другие схемы классификаций, однако, так или иначе, являются предвзятыми.  Критика, направленная на схему Ашаффенбурга, как на необъективную с точки зрения логики, не обоснована, так как она в достаточной степени учитывает логические данные, равно как сенсульную и перцептуальную связь, а также, лингвистический фактор. Столкнувшись с реакциями в форме предложений, схема все равно до известной степени слабая. Но с другой стороны, необходимо подчеркнуть, что в случае со здоровыми субъектами феномен выстраивания предложений случается крайне редко. Стоит подчеркнуть еще один фактор высокого практического значения. Схема Ашаффенбурга тестировалась на огромном объеме материала, часть из которого являлась продуктом патологических пациентов, и доказала свою состоятельность. Основным его conditio sine qua non (необходимое условие) является не подобострастный опрос субъектов в аспекте феномена реакций,  как в схемах Цигена, Майера, Орта и Клапареда; она также дает по крайне мере возможность приблизительно откорректировать классификацию без помощи субъекта, что является особенно важным в ходе психопатологических экспериментов.

! Так как мы рассматриваем данную работу исключительно как подготовительное мероприятие к психопаталогическим экспериментам, мы не колеблясь отдали предпочтение схеме Ашаффенбурга. Схемы Миинстерберга и Бурдона кажутся нам сликом нагруженными в плане логики; критицизм Цигена относительно того, что они являются непсихологичными, так как они выделены из контекста, совершенно обоснован. Чрезвычайно тонкое и проникновенное замечание Клапареда (стр.226), однако, заслуживает серьезного внимания, но, возможно, его следует применять на более широком диапазоне материала, дабы протестировать его практическое применение.

____________________________________________

8 Клапаред, Ассоциации мыслей (1903), стр. 218

25     В попытке классификации акустически-вербальных ассоциаций, стоит помнить о том, что мы  исследуем не образы, а их вербальные символы. Исследование ассоциаций является вспомогательным и подвержено многократным  искажениям и ошибочным суждениям, ввиду сложности и многокомпонентности процесса.

26  В наших экспериментах мы исследуем результат ощутимого числа психологических процессов перцепции, апперцепции, внутрипсихических ассоциаций, вербального понимания и двигательного проявления. Каждый из этих показателей отражается в реакции. В свете высокой психологической важности двигательной активности, в особенности,  что касается речевой функции, необходимо, в первую очередь, приписывать основную роль лингвистическим способностям. Это главный фактор, который следует учитывать в классификации. Данный принцип классификации может подвергаться критической оценке за введение чрезвычайно изменчивых и неопределяемых величин в расчеты. Следует признать, что вербальные способности являются весьма изменчивой величиной и в определенных случаях часто вызывающей трудности, и вследствие этого, также страдает логический характер классификации. Это вносит произвольный элемент в классификацию,  который хотелось бы избежать. Но, по причинам указанным выше, мы, ем не менее, tal/te de miel/x, решились на данный вид классификации, и в качестве ориентира приняли определенные эмпирические правила, которые будем обсуждать позже.

27    Учитывая эти ограничения и тщательное внимание к субъекту, мы надеемся избежать необоснованности во время применения этого принципа.

28    В приведенной номенклатуре  (полет мысли, ассоциации, и т.п.) следует помнить, после чего это было сказано, и тем самым мы имеем ввиду первичный речевой феномен, из которого мы позволили себе сделать выводы о психологических событиях. В данной работе, мы полностью отдаем отчет в том, что мы исследуем относительно ограниченную область, а именно, ассоциации, которые, по большей части, отражены в речевом механизме. Вследствие этого, когда мы говорим о «полете мысли», мы имеем ввиду то, что речевой феномен является внешним проявлением внутренних процессов. Разумеется, психологическое событие необязательно отражается в полном объеме в форме словесных ассоциаций, а всего лишь выражается лингвистическими знаками такого типа, когда оказывает воздействие на речевой механизм. При полете мысли, подлинный мыслительный процесс  естественно даст абсолютно другую картину, если сможет проявиться напрямую. Благодаря этому, например, полет мысли в результате с преимущественно визуальными составляющими образов, формирует особую конфигурацию, которая едва ли может проявиться адекватным образом, и ввиду этого, едва ли может быть доступна внешнему исследованию; в частности, это касается манийных состояний, она, как правило, недоступна для исследования из-за языкового возбуждения. В следующих публикациях необходимо осветить вопрос визуальной формы полета мысли.

Другие материалы в этой категории: Карл Юнг и Виктор Уайт Переписка Введение »

Наши партнеры Баннеры


Рекомендуем:
http://maap.ru/ – МААП – Московская Ассоциация Аналитической Психологии
http://www.olgakondratova.ru/ – Ольга Владимировна Кондратова – Юнгианский аналитик
http://thelema.ru/ – Учебный Колледж Телема-93
http://thelema.su/ – Телема в Калининграде
http://oto.ru/ – ОТО Ложа Убежище Пана
http://invertedtree.ucoz.ru/ – Inverted Tree – Эзотерическое сообщество
http://samopoznanie.ru/ – Самопознание.ру – Путеводитель по тренингам
http://magic-kniga.ru/ – Magic-Kniga – гипермаркет эзотерики
http://katab.asia/ – Katab.asia – Эзотерритория психоккультуры – интернет издание
https://www.mfmt.ru/ – Международный фестиваль мастеров Таро
http://www.radarain.ru/triumfitaro
http://www.agoraconf.ru - Междисциплинарная конференция "Агора"
классические баннеры...
   счётчики