Понедельник, 08 октября 2018 12:45

Дональд Тайсон Книга Лилит: Гримуар Часть 1

Дональд Тайсон 

Книга Лилит: Гримуар

Часть 1

I

Тайны Запрещённого Знания, открытые Лилит, Царицей Блудниц, Ламеху, сыну Мафусаила, сына Михаэля, сына Ирада, сына Еноха, сына Каина Проклятого.

Случилось так в новолуние, когда Ламех со встревоженным разумом возлёг на своё жёсткое ложе, дабы уснуть, что во сне явилась ему Лилит. Он узнал её по красоте её рыжих волос, сияющих самоцветами Египта, вплетенными в длинные вьющиеся локоны цвета кованой меди. Ноги её были присыпаны пеплом розы. С её приоткрытых губ капал алый сок граната. Очи её были как две изумрудных морских волны, в гребнях которых пенится кровь закатного Солнца. Зубы её были белы белизною снегов с далёких гор, груди ей были белы белизной утреннего тумана, что задерживается в долине.

Долго смотрел на неё Ламех, и сердце его было сражено желанием. Он забыл лица своих жён. А потом стал как выбеленные черепа, над которыми рука Смерти простёрла пергамент, дабы начертать на нём насмешки.

- Не бойся, дитя моего чрева, ибо я пришла утешить тебя во тьме твоей души. - Так сказала она, и голос её был как ветер над морем.

- Я не знаю тебя, - сказал я. - Ты не супруга Мафусаила, отца моего.

Она положила пальцы руки своей, белой как лилия, на мои уста и улыбнулась.

- Слушай и будь мудр. Всё потомство Каина, и потомство их, и потомство потомства их до седьмого колена были отданы мне. Неверующий, ты — дитя моего чрева, как и отец твой и его отец перед ним. Не отвергай меня! Скоро кровь на твоей ладони станет доказательством твоего происхождения. Слушай меня, и я научу тебя мудрости, о которой не говорили с начала времён.

Произнеся это, она привлекла меня к себе на грудь и взволновала обжигающими ласками, пока я не потерял сознание от наслаждений, лёжа в собственном семени. Тьма отравила мою душу. Я услышал, как с огромной высоты она говорит мне:

- Услышь мудрость эонов и будь мудр в понимании её, о сын крови. Когда ты проснешься поутру, возьми перо и чернильницу и запиши эти слова на листах папируса. Запечатай их глиняными печатями и спрячь под землей там, где я тебе покажу, дабы сохранить для изучения в грядущие века.

В ту ночь она рассказала о множестве чудес, пока крик петуха не возвестил рассвет. Тогда она исчезла, оставив запах сандалового дерева. Ламех поднялся с постели, взял перо, чернильницу и листья папируса и ангельскими письменами запечатлел её слова, как она и приказывала.


II

Слушай и будь мудр. Бог сынов Адама — не самый высший монарх небесного царства. Много превыше него стоит тот, кто настолько превосходит всех иных, что его величие нельзя измерить. Даже имя Бога порочит его, ибо он не бог, но сущность бытия бесконечного. Он сияет чистым светом, который не может видеть ни один глаз, и речёт громом, который не может слышать ни одно ухо. Ничто не существовало прежде него, дабы ограничить во времени его пребывание. Он неописуем и совершенен, он един и полон в самом себе.

Ни мужского и ни женского рода, ни большой ни малый, ни дыхание ни плоть, разум человеческий не может осознать его свойства, ибо он непознаваем. Он существует вне времени и охватывает любой его промежуток. Он — Отец Эонов. Он властвует надо всем бытием и ранее него. Он дарует знание, но он не Мудрость. Он дарует милосердие, но он не Любовь. Имя его не может быть произнесено никогда, ибо в нём содержатся все имена и мгновения бытия, и если его когда-либо произнести вслух, вселенная распадётся на отдельные нити, как изношенный подол, и придёт к своему концу.

Вечный и Неделимый взглянул на самого себя внутри самого себя, ибо он был один, в зеркале своего собственного сияния. Он послал в свет сияющее семя желания и оплодотворил своё отражение в акте любви к самому себе. И тем не менее он остался девственным духом. Так из Всеобщего Разума явилась первая Сила. Она именуется Барбелон, и свет её схож со светом невидимого совершенства.

Она восхваляла его хвалебными песнями, того, кто породил её из своего сияния. Она — слава первой мысли, его образ, вечное чрево, которое было до того, как в бытии возникло всё остальное. Она — небесный Адам, Царица Эонов, Божественное Начало Двух Полов, Шехина, из чьих набухших грудей льётся молоко, что питает мир.

Затем Совершенный Отец испустил свой свет сквозь Барбелон и возжёг искру в её чреве. В радости она породила искру, которая сходна со светом своего отца, но меньше его, ибо ни один дух не может сравниться с его сиянием. Эту искру именуют Аутогеном, то есть Единственным Рождённым, ибо он был порождён светом Невидимого Присутствия от его же собственного света, и других он не порождал.

Отец даровал своему единственному рождённому сыну разум, дабы он мог познать Истину. Отец послал ему Слово, дабы голос его мог разноситься подобно грому. И омыл его сияющей водой из своего чистого источника, и назвал его Машия, Помазанник. И Аутоген стоял перед троном Эона Эонов, и все Силы, что были в свете, опустились на колени, чтобы поклониться ему. Они увидели свет истины, сияющий в нём священными буквами Имени, что возвышено над всеми остальными именами. Такова мудрость для мудрых.

Из девственного разума чистого света волею Аутогена явился в бытии Небесный Человек, именуемый Герадамас. Совершенный Дух даровал ему дары разума и силы, достаточной, чтобы разрушать горы. Они поместили Небесного Человека на вершину высочайшего эона, эона света, рядом с самим Аутогеном. То, что было в мире, или есть, или будет, предвосхищено в длине, ширине и высоте его измерения.

Герадамас пел хвалы Отцу, от которого проистекает всё сущее и к которому всё сущее возвращается. Он пел хвалы Сыну, Живой Истине, сияющей в славе своей перед Троном. Из скромности Барбелон скрылась за облачным покровом. Герадамас не знал её и не пел хвалы Первой Силе.

Завидуя красоте Герадамаса, который был гармоничен и совершенен во всех частях своих, Барбелон взглянула на себя и узрела своё отражение в сияющем зеркале с намерением создать подобие самой себя, которое превосходило бы Герадамаса красотою. Она задумала эту мысль в тайне, без позволения своего мужского начала. Отец не одобрял её плана. Её желание выросло с силой света и обрело форму в сухости её чрева. Явилась масса, которая не была её подобием. Она посмотрела на своё порождение в ужасе. Масса в корчах приняла облик змея с головой льва. Его глаза были как ясные звезды, сверкавшие молниями и испускавшие целые потоки сверкающих искр.

Пристыжённая Барбелон исторгла из своей груди дитя своего опрометчивого желания. Поскольку ни один бессмертный не мог смотреть на его несовершенство, она увела его подальше от знания Бессмертных, за пределы Царства Эонов, создала для него трон и спрятала его в сияющем облаке, чтобы никто, кроме неё, не мог бы его найти. Дитя выросло могучим тем могуществом, которое он получил от своей матери. Его именуют Самаэлем, но некоторые называют его Йалдабаоф, и он был первым из Архонтов.

III

Самаэль тосковал по сиянию Шехины, что испускало лицо его матери. Тот же свет сиял и в нём, но был скрыт за покровом его невежества. Когда он достиг зрелости, в нижних частях его тела зашевелилось желание. Он вожделел, но не знал облика своего вожделения. Он одиноко бродил по пустому царству, созданному им самим.

Погрузившись в себя, он увидел своё отражение в огненном горниле своего сердца и вылепил из него, как горшечник лепит из глины, подобие сияющего облика Барбелон. Он создал себе супругу, во всём подобную своей матери, и излучил её из своего левого бока. Её имя Лилит, та, что ступает в красоте, скрытой тенями Луны.

Вот Псалом Красоте Лилит. О моя любовь, ты пряма, как пальма, увешанная спелыми плодами. Ты стройна, как речная тростинка, что склоняет голову на закате. Твои бёдра изгибаются с грацией змея, что скользит по поверхности вод, и воды не скрывают её. Под солнцем твои волосы — живое пламя, сотканное на ткацком станке из золотых нитей. Под луной твои волосы — темная река, сметающая звезды с неба. Твои груди вздымаются с твоим дыханием, как две овцы, поднимающиеся по склону холма. Под Солнцем твои глаза — белые голуби, порхающие среди прохладных зелёных теней кедра. Под Луной твои глаза — серебристые рыбы, что мечутся и прячутся в обсидиановых глубинах. Твой голос как журчание источника в полуденном жару, а бледность твоих щёк — прохладная тень, что лежит под песками пустыни. Охлади мои пересохшие губы вином твоих поцелуев. Утешь мой лоб вздохами горного снега. Твои бёдра — мраморные столпы, что хранят вход в Храм Тайн, чёрные под Солнцем, но белые под Луной. Улыбка твоего алого рта возвещает бессловесные обещания. Танцуй для меня под лунным светом, о возлюбленная моя. Приди ко мне на ложе, когда в лампаде догорит масло и уснут псы, охраняющие порог. На алтарь живота твоего я жертвую кровь свою. Танцуй в моих снах, пока я не полюблю сон больше яви и не научусь ненавидеть рассвет.

Супруга была несовершенной, потому что создатель был неполон. Внешняя краса Лилит была подобна красоте Первой Матери, но внутри она была пуста и неудовлетворена. Под её левым ребром зияла полость, та же полость, что была и в боку у Самаэля. Она не знала о своём несовершенстве и считала себя Царицей Сотворения, ибо так сказал ей Самаэль, когда бродил с нею по своим землям и показывал ей своё царство.

Её пустота породила вожделение и нужду быть заполненной, и то же вожделение вспыхнуло в Самаэле, когда он взглянул на её наготу. Она обняла первого Архонта и превратилась в змею, ибо и он был змеем. Услышь и познай мудрость. Самаэля называют Развёрнутым Змеем, а Лилит — Свернувшейся Змеёю, ибо он падает на неё с небес как удар молнии, но она поднимается с земли медленно, чтобы принять его, как цепкая лоза.

Там, где чресла их соприкоснулись, взвихрилась и взбурлила твердь, словно бы там вращался исполинский мельничный жёрнов. Из вихря этой вращающейся хаотичной массы явился Дракон без конца и начала. Его чешуйки — словно капли крови, его дыхание — огонь. Глаза этой твари плотно закрыты, подобно глазам змеев, живущих в глубинах Бездны. Не видит он ни солнца днем, ни луны ночью.

Вся его слепая воля была полна желания. Он свился в три с половиной кольца между Самаэлем и Лилит, и они не могли совокупиться друг с другом напрямую, но только через извивы Слепого Червя. Красный Дракон был рождён из вихря их пустой нужды. Они не могли получить удовлетворение иным путём, нежели через его тело.

Разделённый со своей супругой, в одиночестве, Самаэль оставался незавершён. Его супруга, его отражение в пламени, обладала тем же недостатком. Вместе они были одна плоть, вместе они были единым целым. То, чего недоставало Самаэлю, он обретал через Лилит. Пустоту в боку Лилит заполнял Самаэль. Только через посредство Слепого Червя могли они дополнять друг друга.

Когда Самаэль понял Природу Дракона, он начал направлять его бесконечную силу по тропам своего желания. Он объединил свой несовершенный разум с пламенем, пылавшим над хребтом Червя, и зачал в голодном чреве Лилит прислужников для себя. В безумной жажде творения он создал их из слившегося жара чресел своих и супруги своей и поместил их вокруг своего царства. Пятерых Царей он создал, дабы править глубинами Бездны, и Семерых Царей он создал и разместил в Семи Поясах Тверди. Двенадцать Правителей он разместил на равных расстояниях вокруг своего великолепного трона.

Вселил он в свои творения яростный жар своей собственной природы, но в невежестве своём оставался слеп к истинному свету своей Матери, что сиял внутри него и был источником его силы. Огонь вспыхнул, смешался с тьмой и ослаб, но чистый свет пребывал внутри него по‑прежнему.

Самаэль наслаждался великолепием своих творений и опьянел от него. От высот небесных до глубин Бездны оглядел он своё царство. Всё, что видел он, принадлежало ему, дабы создавать и разрушать. Других миров он не видел. Он не знал об облаке света, созданном Барбелон, дабы скрыть его от её священного супруга Аутогена. Он по-прежнему не знал о совершенном Духе и его неисчерпаемом источнике сияющей воды.

В безумии своём Самаэль воскликнул:

- Я единственный Бог, и нет Бога, кроме меня.

Так совершил он кощунство против славы Благословенного, но он ничего не знал о том месте, из которого явился.

IV

Сияние Барбелон померкло. Она чувствовала, как угасает свет внутри неё, и увидела причину этого с помощью провидения, которое было даровано ей невидимым Духом. Святотатство и злоба её уродливого сына бросили тень на её лицо. Она потускнела, ибо её супруг не дал согласия на рождение её ребёнка. Пристыжённая, она скрылась под покровом тьмы. Ища забвения, бродила она вперёд и назад. Она страшилась вернуться в свой Эон, но горько раскаивалась в своей ошибке.

Все Небеса слышали её рыдающие, тревожные вздохи сожаления. Её молитвы донеслись до Невидимого Духа. С бесконечным милосердием Дух, который есть Непорочность, простил её и омыл её в Водах Жизни. Её супруг, божественный Аутоген, пришёл к ней сквозь сонмы, дабы возродить её сияние. Её подняли высоко над ним, в самую Девятую Сферу, дабы, пребывая у Совершенного Источника, она вновь стала такой, как прежде.

Эон Эонов посмотрел на дела Самаэля и осудил их, как отец осуждает проступки своего дитяти. Через Слепого Дракона обрёл Самаэль великую силу создавать и разрушать. В тщеславии своего высокомерия он пока что применял её только для сотворения. Дабы он не обернул извивов Змея против них самих и не применил свою силу для разрушения, Всеобщий Отец отправил Ангела Эона Света, именем Армозель, дабы тот уничтожил Червя своим огненным мечом.

Армозель вошёл в царство Самаэля невидимым и приблизился к ложу, где возлежал Самаэль со своей супругой. Самаэль не увидел его, ибо был опьянён желанием. Кольца Алого Дракона вились между их чресел и выплёскивали наружу бесконечный поток могучих демонов. Тогда Армозель взмахнул своим пылающим мечом между их извивающимися телами и поразил Дракона в нижнюю часть его тела. Он оскопил Червя, дабы тот не мог более ни создавать, ни разрушать.

Кольца Дракона прекратили кружиться. Больше никаких существ не появлялось из его хаоса. Самаэль отвернулся от своей супруги с криком гнева. Лилит тоже закричала, но горек был её вопль. Армозель оставил их, прижавшихся спиной к спине. Самаэль не видел, как он уходит, ибо взор его был слеп к свету. Без связующей силы Дракона он и Лилит больше не могли слиться воедино. Оба лежали в одиночестве, несовершенные. Похоть их пылала и не угасала. Они поднялись, расстались и бросились бежать прочь друг от друга.

Лилит бродила по горам, била себя в грудь и скрипела зубами, ибо пустота внутри неё оставалась незаполненной. Она дошла до самых дальних пределов царства Самаэля. Когда стояла она, глядя вдаль, облака, что скрывают края тверди, разошлись и открыли дно вод, окружающих землю. Свет проникал сквозь воды и делал их ясными. Основания гор задрожали. Гром потряс их вершины.

Ради завершения своего собственного творения Мать-Отец всего сделал так, что образ Герадамаса засиял сквозь дно вод. Лицо его было человеческим лицом, тело его было человеческим телом. Из высочайших Эонов прозвучал торжествующий голос: "Узри творение, кое есть Человек." Лилит зачарованно смотрела на его небесный облик, восхищаясь гармонией его членов и изяществом его пропорций. Похоть поднялась в её чреслах. Она решила создать копию Человека и сделать его своим супругом. Это соответствовало планам Совершенного Духа.

Лилит спустилась с гор, собрала опавшие листья, грязь и ил, смешала их с иными видами грязи и воспроизвела образ, который узрела в Небесных Водах. С бесконечной тщательностью она сформировала его конечности и нарисовала его лицо. В рот его она поместила слоновую кость. В глазницы вставила жемчужины. Водоросли она обвила вокруг его безволосой головы и вдавила обломки раковин в кончики пальцев на руках и на ногах. Между бёдер его она поместила кость ноги козла.

Лилит впустила образ в своё лоно, прижала его к груди и коснулась губами губ. Но не поднялось тепла, чтобы утолить её похоть. Образ Человека лежал холодный и неподвижный. Она не владела божественной искрой, дарующей жизнь. В отчаянии зарыдала Лилит и омыла образ своими слезами. Глядя с высот, Невидимый Дух послал ангела Армозеля дать ей совет. Армозель явился ей среди мук и зашептал в левое ухо. Лилит не видела ангела, чей свет был скрыт от неё.

Лилит отправилась к разгневанному Самаэлю и положила ладонь ему на щёку, дабы успокоить его. Она улыбнулась любящей улыбкой, дабы умерить его гнев, и сказала:

- Мой повелитель, пойдем, я покажу тебе прекрасное тело, выброшенное на берег морскими волнами.

Он отправился с ней, восхитился красотой образа, лежащего на песке, и сказал:

- Воистину, это творение моей Матери, что в Небесах.

Ибо не знал он иных Эонов, кроме Барбелон.

- Только подумай, каким чудесным прислужником он станет, если ты сможешь его оживить, - сказала ему Лилит. - Если он обладает райской силой твоей Матери, его лицо станет светом, который можно будет поместить между нами. - Она произнесла те слова, которые Армозель поместил в её разум, но думала, что это её собственная мысль. Самаэль одобрил её слова.

- Давай назовём его Адам, - сказал он. - Чтобы его имя могло стать светом и силою, связывающей нас.

Самаэль желал вызвать искру Барбелон из немой глины, дабы она служила ему. Он не знал, что искра та уже пылает в его собственной груди. Чтобы показать свою силу Лилит и собравшимся сонмам ангелов, он принял облик человека и лёг на образ, лежащий на земле. Его ступни коснулись ступней образа, его голени прижались к голеням образа. Его бёдра прикоснулись к бёдрам образа, и живот лёг на живот образа. Его руки сжали руки образа, а плечи накрыли плечи образа. С головы до ног были они подобны друг другу. Лицо Самаэля поцеловало земляное лицо, и дыхание Змея скользнуло между глиняных губ.

В момент поцелуя искра света вышла из Самаэля и вошла в Земного Человека. Этого хотел Эон Эонов. Он сделал так, чтобы возродить силу света в Священной Матери, Барбелон. Земляное тело стало плотью и согрелось теплом солнца. Человек вздохнул и открыл изумлённые глаза. Он сел. Лицо его сияло.

Когда Самаэль взглянул на Адама, он понял, что его обманули. Красота человека превосходила его собственную. Человек был совершенен, а сам он был неполон. Гнев первого Архонта вырвался из его глаз двумя огненными стрелами, опалившими камни и заставившими море вскипеть.

Он вскричал, обращаясь к собравшимся сонмам ангелов:

- Я не потерплю поклонения иным богам! Нет иных богов, кроме меня!

Ангелы изумились этим словам и заговорили между собой, произнося:

- Если иных богов нет, то поклонения каким богам этот бог не потерпит?

V

Самаэль взглянул на сияющее лицо Человека, и сердце его вспыхнуло чёрным пламенем зависти. Существо, рождённое из его огненного дыхания, превосходило разумом всех Архонтов. Он не был запятнан злобой. Он был совершенно чист благодаря силе матери Самаэля. Первый Архонт узрел в Человеке искру чистого света. Он не разглядел её в его собственной груди. Так, как можно увидеть в зеркале то, что нельзя увидеть без зеркала, он узрел её. Самаэль возжелал эту искру и захотел обладать ею.

Архонты и ангелы возненавидели Человека, потому что он превосходил их силой мысли и был свободен от греха. Они объединили свои силы и пробудили в нём тяжесть нужд и желаний, которая позволяет помнить о теле, но заставляет забыть о духе. Мысли Человека стали рассеяны. Его взор отвернулся от искры Барбелон, сиявшей в нём. Архонты создали для Человека безопасное место и поместили его туда, и назвали это место Раем. Они сказали Человеку:

- Ешь множество плодов с деревьев, наслаждайся под Солнцем.

Ибо плоды их деревьев — горький яд, а их наслаждения — обман и смерть. Они заставляют забыть о духе. Так они отравили Человека роскошью.

Посреди Рая росло дерево, которое Архонты назвали Древом Жизни. На самом же деле это древо из Геенны, чьи листья — ложь, а корни питаются порчею. Его семена — желание, его цветы — грех, а плоды — смерть. Тень этого древа — ненависть. Оно растёт во тьме, и вкушающие от плодов его впадают в тьму и низвергаются в Геенну.

Посреди Рая росло и иное дерево, которое Архонты назвали Древом Познания Добра и Зла. Это древо предвидения чистого света. Корни дерева питаются от источника вод жизни, который питает Эонов. Его листья — музыка, его семена — обещание, его цветы — невинность. Плоды этого древа — знание пути нисхождения и пути восхождения. Вкушающие от плодов его поднимаются среди Эонов и сливаются с Сыном совершенного Невидимого Духа, Аутогеном Машией.

Древо Жизни Архонты оставили без изгороди, дабы Человек мог ослушаться данного Самаэлем закона, отведать его плодов и оттого впасть в грех, но Древо Познания Добра и Зла они скрыли своими крылами, дабы Человек не мог отведать от него и пробудиться в стыде перед наготой своего безумия. Ибо Человек ходил, словно во сне, повиновался законам, данным Самаэлем, и называл его Богом. Он не знал, что свет — в нём самом, а в Самаэле — только огонь и тьма.

Самаэль усыпил Человека, но это был не истинный сон, а забвение разума. Он хотел воссоединиться с искрой, что сияла на лице Человека. Эта искра не была вещью, которую можно было захватить или удержать. Главный Архонт сделал слепок с левой стороны тела спящего Адама и сделал из него сосуд, который он наполнил частью его света. Форма сосуда была женской формою. И она была наречена Евой, Первой Женщиной.

Когда Адам пробудился, он посмотрел на женщину и узнал в ней свой собственный облик. Она была рождена из его образа, и он полюбил ее, как любил самого себя. Он сказал ей:

- Воистину, ты — плоть от плоти моей и кровь от крови моей. Мы прилепимся друг к другу и станем одной плотью.

Самаэль желал тайно возлечь с женщиной, пока мужчина спал, и таким образом поработить силу искры, что была в ней. Он хотел влить силу искры в свои творения, как раньше он освобождал её в соединении со своей супругой. Красота женщины возбудила его похоть. Она была невинна и не понимала своей наготы.

Лилит догадалась о целях своего супруга и потемнела лицом. Красотою Ева превосходила её саму, ибо в ней сияла искра от света Матери. Красота Евы идёт от света, но красота Лилит есть красота тьмы. Лилит всё ещё желала Самаэля, но больше не могла возлежать с ним. Оскопление Слепого Дракона не позволяло им воссоединиться. Красота Евы была как желчь и полынь во рту у Лилит.

Во тьме новолуния Лилит приняла облик совы. Она взлетела на самые верхние ветви дерева посреди Рая, что зовётся Древом Познания Добра и Зла. Пронзительными криками она пробудила женщину и заставила подняться с ложа прежде, чем Самаэль возлёг с нею. Женщина пошла на крики и подошла к дереву. Она восхитилась его красотою. Ибо ранее оно всегда было скрыто от её взора крыльями ангелов.

Так сказала Лилит Еве:

- Пробудись из глубин своего сна. Поднимись с ложа своего опьянения. Ты — бог, что пал с высот, принадлежащих тебе по праву. Вкуси плодов этого древа и узнай о своей наготе.

Она вновь приняла свой змеиный облик, зубами сорвала с дерева плод и протянула его женщине. В изумлении от этих слов Ева вкусила от плода. Её глазам открылась её нагота, и она познала стыд. Она побежала с плодом к Адаму и рассказала ему, что открыла ей змея. Адам также вкусил от плода. Его глазам открылась его нагота, и он познал стыд. Они нашли листья, прикрылись ими и скрылись от гнева Самаэля.

Когда главный Архонт заметил, что мужчина и женщина скрылись от взора его, он разгневался. Тотчас же понял он, что они отведали плодов от запретного древа. Тогда Самаэль проклял их и землю, по которой они ходили. Они узрели в нём невежество тьмы, но побоялись осуждать его. Ибо Самаэль всё ещё был их Богом. Он изгнал их из Рая и окутал тенями, словно шкурами. Дабы они не могли вернуться, он поставил перед вратами Востока одного из Архонтов с пылающим мечом.

VI

Когда Ева покинула Рай, она всё ещё была девственницей. Вся людская похоть и блуд происходят от главного Архонта, Самаэля, порождённые огнём его бунтарского духа. Мужчины следуют его примеру и его греху, а женщины подражают соблазнительным ловушкам Лилит, его супруги.

Изгнав Еву, Самаэль пожалел о своей опрометчивости и сказал:

- Я возлягу с дочерью человеческой и зачну сына.

Сказав так, он последовал за ней на крыльях тьмы. Он нагнал женщину, когда она готовилась возлечь со своим супругом в его опочивальне. Как молния падает с небес, как ястреб складывает крылья и пикирует на свою жертву, так Самаэль, Древний Змей, пал на Еву, дабы овладеть ею.

Он желал осквернить священную искру жизни, сиявшую в ней. Всезнающий Дух посмотрел вниз со своего высокого трона и понял нечестивое намерение Самаэля. Он послал ангела Армозеля забрать искру Барбелон из сосуда женщины до того, как Архонт пронзил её девственность. Самаэль удовлетворил свою похоть, но не осквернил свет.

Адам вошёл к своей жене. Когда он увидел кровавые пятна и нечистое семя, запятнавшее её бёдра, он понял, что Змей обладал ею. Это была кровь первых менструальных выделений, вечное проклятие женщин до нынешних времён. Адам отвернулся и отказал Еве в ласках своих. Женщина воспылала от семени Змея, пенившегося в её чреве. Она прибегла к своим талантам и соблазняла Адама до тех пор, пока он не возлёг с нею в её нечистоте.

В свой срок родился ребёнок мужского пола. Ева завернула его в подол своего одеяния, принесла Адаму и показала со словами:

- Я родила мужчину от Бога.

Лицо младенца было красным от негодования, а глаза черны от гнева. На его голове росла прядь волос, чёрных, как крыло ворона. Он никогда не смеялся. Имя мальчика было Каин. Адам считал его своим ребёнком, но Ева знала, что он — порождение Змея.

В свой срок родился второй человеческий ребёнок. Адам продолжал возлежать с Евой в её крови. Лик младенца был светел, глаза у него были голубые. Волосы у него на головке сияли солнечным золотом. Достигнув зрелости, он пел песни, которые сочинял сам, когда пас овец своего отца. Мальчика звали Авель. Он действительно был сыном Адама, но из-за прегрешения его отца его постигла ужасная судьба.

Каин приносил жертвы Богу, то есть главному Архонту Самаэлю, но сердце его было непокорным, а мысли — горделивыми. Авель приносил жертвы из своего стада, и сердце в его груди было нежным, а мысли — покорными. Самаэль принял дары Авеля, принесённые в смирении. Он отвернулся от даров Каина, принесённых в гордыне. Каин возненавидел Авеля, потому что Бог благоволил ему. Когда Каин был с братом в поле, он поднял руку свою и убил его.

Самаэль оплакал убийство Авеля и разгневался. Он проклял землю, чтобы Каин не получал плодов её. Ибо он любил адамова сына больше, чем собственного потомка. И земля больше не родила, дабы кормить Каина. Он ушёл от своих полей и от стад Адама. Дабы Каина в скитаниях не настигла гибель, Самаэль отметил его лицо огненным клеймом. Видя эту отметку, и лев и василиск избегали его.

Каин отправился в земли, лежавшие к востоку от Рая, и взял себе жену. Она была не женщина, но дочь Лилит, зачатая Самаэлем при посредстве слепого Дракона. Её звали Ноко. Она была демоном тайных желаний. С нею Каин зачал Еноха. Он построил город, и город стал называться в честь каинова сына. Енох зачал Ирада, а Ирад зачал Михаила, а Михаил зачал Мафусаила, а Мафусаил зачал Ламеха. Весь каинов род появился от похотливых совокуплений с дочерями Лилит.

Ламех взял в жёны двух демониц из пустыни. Одна звалась Ада, а вторая — Цилла. С Адою он зачал Иавала, который был сведущ во всех делах жертвоприношений и в чтении предзнаменований. Ада родила ему и другого сына по имени Иувал, который пел хвалебные гимны и гимны почитания перед гравированными идолами. С Циллой он зачал Тубал-каина, который был мастером в деле создания военного оружия. Цилла также родила сестру Тубал‑каина по имени Наама. Она была соблазнительницей и колдуньей, сведущей в заклинаниях и в создании талисманов.

Внешне Наама похожа на Лилит. Выше пояса она имеет облик женщины. Ниже пояса она порою женщина, а порою — столп всепоглощающего пламени. Наама прибегла к своим чарам и соблазнила своего брата Тубал-каина, и он возлёг с нею. Так же воспользовалась она своими чарами, дабы пробудить похоть в Ламехе, и когда она совокупилась со своим отцом и смешала его семя с семенем своего брата, она развернула крылья тьмы и улетела, смеясь в злобе своего сердца.

В сожалении о своём злом деянии инцеста Ламех поднял руку свою на Каина и убил его. Ибо проклятие Каина послужило истоком грехов Ламеха. Так покарал Самаэль Каина за убийство брата его Авеля.

VII

После убийства Авеля Адам отказывался возлечь со своей женой сто тридцать лет, говоря:

- Зачем зачинать детей для гибели? Человек создан из праха и в прах возвратится. Куда лучше было бы, если бы он никогда не рождался.

Он постелил себе ложе в отдельных покоях и не спал с Евой, лившей горькие слёзы. Она была пуста и неудовлетворена. Пятно Змея по-прежнему лежало на ней.

Велика была порча Адама, возжелавшего Еву во время её нечистоты, и смешавшего семя своё с излиянием Змея. Лилит, Царица Блудниц, не переставала желать связи с Адамом. Когда она увидела глубину его прегрешений, она преисполнилась могущества в своих оболочках и явилась к Адаму, когда он спал. Она влетела в его раскрытый рот и вошла в его плоть. В его снах она пришла к нему и совокупилась с ним. Он был недостаточно силён, чтобы противостоять её соблазну. Она обвила его своим змеиным телом и возбудила в нём жар, дабы порождать демонов.

Наама, дочь Ламеха, чьей матерью была Цилла, демон пустыни, также явилась возлечь с Адамом и забрать его тепло. Своим колдовством она создала сны о беззаконной похоти, что породили его поллюции. Она собрала его семя в серебряную чашу и унесла в своё жилище под волнами западного моря. Там она воспользовалась им, чтобы порождать демонов и духов.

После смерти Каина от руки Ламеха, Невидимый Дух послал к Еве ангела Армозеля. Ангел вернул женщине то, что он у неё забрал, дабы уберечь от осквернения. И вновь чистый свет воссиял на её лице. Адам взглянул на неё, и увядшая любовь снова расцвела. Он больше не принимал объятий Лилит и Наамы. Он вернулся к своей жене и возлежал с нею, как велит Закон.

И в срок Ева родила сына. Она завернула его в подол своего одеяния и показала Адаму, сказав:

- Бог даровал мне иного сына взамен Авеля, коего убил Каин.

Она не сказала "Я родила мужчину от Бога", потому что на этот раз Самаэль не был отцом ребёнка. Лицо младенца сияло, как солнце, потому что искра, что была в Адаме, и искра, что была в Еве, смешались в нём и пылали вдвойне ярко. Имя мальчика было Сет, и он первый в роду потомков Адама.

В Небесах было великое ликование, ибо свет Барбелон, Шехины, что затуманился в ней с рождением Самаэля, снова воссиял столь же ясно, как некогда. В свой срок душа Адама поднимется к Первому Эону и займёт своё место рядом с Могущественнейшим, Аутогеном Машией, в свете Армозеля. Душа Сета поднимется ко Второму Эону и будет пребывать в присутствии света Ороиэля. Потомки же Сета поднимутся до Третьего Эона и света Давейту. Этот Эон предназначен стать троном пророков. Души всех тех, кто сожалеет о совершённых злодеяниях, взлетят к Четвёртому Эону и свету Алелет.

Потомков Адама, на которых падёт длинная тень противостоящего духа, заберёт зло и обременит забвение. Когда души их наконец покинут тела свои, они попадут к демонам Самаэля и будут закованы в цепи и брошены в глубины Геенны, где нет ни раскаяния, ни прощения. Там веками отовсюду слышны стенания и скрежет зубовный. Такие души в течение всей вечности растлеваются естественными и неестественными способами. Они не находят в своём осквернении ни наслаждения, ни утешения.

Самаэль пошлёт своих злых ангелов к дочерям людским, дабы они взяли тех, кого пожелают, унесли прочь и зачали с ними порождения тьмы. Он очерствит сердца тех, кто поклоняется ему, и совратит их с пути множеством обманов. Он введёт их в беду и уведёт прочь от истины. Он наставит их в искусстве войны и способах разрушения. Они состарятся до срока среди множества своих невзгод. И так первый Архонт станет пытаться поработить всё Творение и ввергнуть в рабство всё Человечество.

VIII

Песнь Лилит. О любовь моя, ты заблудился в пути. Солнце склоняет лик свой к западным горам. Ты забыл, откуда ты пришёл. Ты бродишь по кручам, и ноги твои покрыты кровью. Ты бежишь по долинам, и сгущающийся туман поглощает тебя, и тени сгущаются над тобой. Дорога заросла терновником. Дикий осёл пасётся на пути. Вор в ночи украл путеводные камни. Сумерки пали между тобой и племенем отца твоего, что ходили пред лицом твоим. Их шаги становятся всё глуше. Их голоса больше не звучат среди холмов.

Останься со мной этой ночью, и я утешу тебя. Под открытым небом я дарую тебе убежище. Ляг на перекрестке и положи голову мне на колени. Белы мои бёдра, как крыло едва оперившегося лебедя, и мягки, как пух, устилающий гнёзда водяных птиц. Оставь дневные тревоги свои, и я покрою твой лоб поцелуями. С языка моего каплет медовая сладость. Роскошь граната, потрескавшегося от спелости — таковы мои губы, что прижимаются к твоим губам. Испей вина из моих уст. Мои уста — чаша, до краёв полная вина желания. Опьяней от моих поцелуев, о одинокий путник.

Ищи убежища в арке моих бёдер. Бёдра мои — могучие алебастровые столпы, что поддерживают усеянную звёздами твердь. Освежи язык свой из прохладных источников моих грудей. Груди мои — далёкие горы с покрытыми снегом вершинами, с которых скатываются пенящиеся потоки. Спрячь лицо своё в моих густых спутанных волосах. Волосы мои — густой лес душистых лавровых деревьев. Спрячься глубоко за крепкими вратами моего лона. Лоно моё — Дом Святости, да, даже Святейшего из Святых.

Бела я и прекрасна. Моё лицо сияет бледным светом Луны в её великолепии. Войди в мой Тайный Сад и отдохни в моём доме. Останься со мной, о любовь моя. Не обращай внимания на то, что проходят дни. Сменяются времена года и опадают, как лепестки цветка. Годы катятся прочь, как облака после дождя. Даже когда закончится срок твоей жизни, останься в моих объятиях. Я укрою тебя мягким земляным одеялом и буду лежать рядом с тобой до тех пор, пока мир не перестанет существовать.

Не пытайся встать, любовь моя. Долгая ночь ещё не закончилась. Я не расстанусь так скоро с теплом твоего дыхания. Мои руки обвиваются вокруг твоей озябшей шеи, как покрытая росой паутина удерживает бьющуюся муху. Мои алые губы липнут к твоему лицу со сладостью мёда. Ты пойман в арку моих крепких бёдер. Моё лоно поглощает весь твой набухший член, как змея, что глотает свою добычу живьём.

Я черна и ужасна на вид. Мои глаза — ожившие уголья, пылающие изумрудным огнём в глазницах моего черепа. Остры мои зубы, как зубы дракона, что сокрушает своих врагов в смертоносном объятии. Остры мои покрытые ядом ногти, словно клыки шипящей гадюки. Мои губы алы от сгустков крови, из моих уст стекает свежая кровь, мой раздвоенный язык чёрен как Смерть, вонь тухлятины наполняет моё дыхание, и мухи подлетают ко мне и садятся на мои щёки. Угольно-черны мои груди, словно холмы Генны. Мои бёдра — огромные колонны эбенового дерева, что простираются вниз до самого краеугольного камня Бездны. Левиафан обвил их своим скользким телом и устроил своё логово в моём чреве. Оно порождает змеев, словно гнилое чрево дохлой лошади.

Не пытайся бежать, о любовь моя. Мои руки удерживают тебя с ужасной силой. Я привязываю тебя к своей груди упругими прядями моих волос. Я — ревнивый бог. Никакой другой бог не возляжет с тобой. Я — Небесная Блудница, Царица Всех Наслаждений. Никакая другая любовница тебя больше никогда не удовлетворит. Твоё семя — плата, которую я беру за свой блуд. Ты — источник моей услады, как труп услаждает шакала в пустыне. Крики, что рождаются и умирают в твоей глотке, питают мою тьму. Твой страх будоражит мою похоть. Я не перестану мучить тебя всё то время, что я люблю тебя. Ты никогда не сможешь избавиться от меня, ибо мы слиты в единую плоть под тёмным ликом Луны. Я кричу в неумеренности своих страстей. Мои крики — словно крики ночной птицы.

Трепещущий путник, ты спишь сном, от которого нет пробуждения. Ты бродишь, затерянный во тьме, не знающей рассвета. Отдай душу моим ласкам и опьяней от хмеля моих поцелуев. Воистину, я люблю тебя, как не могла бы любить ни одна из дочерей Евы. Ты становишься сильнее в моей похоти, нежели в похоти, порождённой плотью. Я обучаю тебя восхитительным грехам, неизвестным человечеству. Наслаждения, что я дарую, куда острее. Пути, что я открываю, куда глубже. Оставь напрасные сожаления и забудь о розовом сиянии рассвета. Пусть оглохнут твои уши для крика петуха. Навсегда укройся под бархатной тенью моего крыла. Дитя моё, плоть моя, родной мой, как мог ты подумать, что я откажусь от тебя?

IX

Вот Тайна Имён. Лилит и супруг её Самаэль есть одна плоть. Как Мать Ева родилась из бока Адама, так Лилит возникла из вещества Принца Архонтов. Когда эта единая сущность принимает облик Адама и отправляется возлечь с дочерьми человеческими, он именуется Развёрнутым Змеем. Когда она принимает образ Евы и посещает сынов человеческих, она именуется Свернувшейся Змеёй. Оба именуются Змеями, чтобы обозначить единство.

Её зовут Северянкой, потому что всё зло нисходит с Севера. Это край бурь и болезней, место ветров под вечной тьмой. Кроме того, внутри она холодна из-за оскопления слепого Дракона и должна красть тепло соития у людей.

Она — Лилит Грешная, которая никогда не бывает удовлетворена. Её чрево пусто и не может быть наполнено. Хотя она каждую ночь возлежит на новом ложе, похоть мучит её. В руках своего любовника она жаждет объятий. На вершине наслаждения она чувствует горькую печаль. Плоды любви — пустые оболочки. Она голодна и не может напитаться.

Она — Праматерь Лилит и Лилит Древняя, потому что она старше человечества. Вся злоба изливается из её чрева. Порождения союзов между падшими ангелами и людьми приходят к ней и цепляются за бесконечный подол её юбки. Она кормит их полынью и выращивает, как собственных детей.

Её называют Матерью Выкидышей, потому что она ненавидит плодовитость дочерей Евы. Темным искусством она вызывает прерывание беременности.

Она — Скудная Мера, потому что она ловит мужское семя, что изливается во время снов, и семя, которое изливается на землю, чтобы предотвратить беременность, и использует его жар, чтобы зачать чудовищ. Мужчины, спящие в одиночестве в своих покоях, становятся жертвами её ласк.

Её называют Ночной Ведьмой, и по этой причине она сидит на груди у спящих и высасывает их дыхание своим поцелуем. Её сладкий, тошнотворный запах забивает их ноздри. Иногда она садится на лица мужчин и своим лоном извлекает из них дух. Она входит в их сны и забавляется с ними. Они лежат, словно скованные цепями, и не могут сбросить её с себя.

Её называют Удушительницей Детей. Она приходит к колыбелькам новорождённых и припадает к крошечным лицам. Она пытается войти в них и обрести форму их сосудов, надеясь слиться с их душами и обладать ими. Их дыхание останавливается, и они умирают.

Она — Алая Шлюха, ибо она носит алое платье, дабы возбуждать похоть в мужчинах, а это цвет распутства. И волосы её цвета пламени. Она восседает верхом на спине слепого Дракона, летающего по огромному кругу, который есть граница Мира.

Она — Царица Блудниц, ибо все падшие женщины, которые продают себя за буханку хлеба и кружку вина, служат и поклоняются ей. Она наставляет их разумы в извращённых искусствах. Они становятся смелы во грехе тем мужеством, что дарует им она, и оно есть нечто вроде безрассудного безумия, которое влечёт их дальше, к ещё большему злу.

Она известна как Чуждая Женщина или Чужая Королева по той причине, что она тайно становится между мужчиной и женщиной, совсем как распутная служанка, которая соблазняет господина и уводит его из брачных покоев. И он оставляет свою жену и возлежит на ложе беззакония. Он делает её госпожой дома своего, и тогда она предаёт его.

Её называют Девою, когда она приходит впервые. Ибо она принимает скромный облик и говорит целомудренные слова. Её руки и ноги прикрыты. Она притворяется невинной, как невеста в брачную ночь. Вся эта ложь предназначается для того, чтобы возжечь любовь, которая может быть осквернена. Под полами своего одеяния она — столп огня.

Её называют Посланницей Божьей. Когда она низвергает человека во зло, она оставляет его, поднимается к высшим пределам тверди и возвещает Эонам о своей победе. Она поносит его перед троном Всеобщего Отца. Он даёт ей позволение, и она спускается и убивает своего любовника, как овец приносят в жертву и сжигают в огне перед алтарём. Затем она несёт его душу в Геенну. Она также посылает демонов преследовать человечество за его грехи.

Она — Уничтожительница, потому что её будут посылать к злым народам земли. Они не боятся Господа и не повинуются его приказам. Со своими ордами она опустошит их города. Их стада станут бесплодны, их поля будут засеяны солью. Дети неправедных умрут в колыбели, не успев научиться ползать.

Она известна как Владычица Визга, ибо она летит на крыльях сквозь ночь и визжит в пустошах. И одинокий путник плотнее кутается в плащ и спешит дальше, дабы она не пала ему на спину и не убила его.

Она — Суровая Оболочка по той причине, что она не знает жалости. Проклятые души её бывших любовников умоляют о милосердии, а она жестоко смеётся над их криками и за пяту затаскивает их под землю.

Она — Лилит Великая, супруга Самаэля, главного архонта. Её называют Малой Лилит, которая есть дочь Каина и демоницы Циллы. То же и с Наамой, Царицей всякого Колдовства. Эти двое есть одно и то же существо, как убывающая и растущая луна есть одно и то же.

Её называют Концом Плоти, ибо она оскверняет, и так же чернеет и гниёт плоть, когда дух жизни оставляет её. Она — Конец Дней, ибо она несёт проклятие, которое есть смерть души.

 

Наши партнеры Баннеры


Рекомендуем:
http://maap.ru/ – МААП – Московская Ассоциация Аналитической Психологии
http://www.olgakondratova.ru/ – Ольга Владимировна Кондратова – Юнгианский аналитик
http://thelema.ru/ – Учебный Колледж Телема-93
http://thelema.su/ – Телема в Калининграде
http://oto.ru/ – ОТО Ложа Убежище Пана
http://invertedtree.ucoz.ru/ – Inverted Tree – Эзотерическое сообщество
http://samopoznanie.ru/ – Самопознание.ру – Путеводитель по тренингам
http://magic-kniga.ru/ – Magic-Kniga – гипермаркет эзотерики
http://katab.asia/ – Katab.asia – Эзотерритория психоккультуры – интернет издание
https://www.mfmt.ru/ – Международный фестиваль мастеров Таро
http://www.radarain.ru/triumfitaro
http://www.agoraconf.ru - Междисциплинарная конференция "Агора"
классические баннеры...
   счётчики