MAAP_conf_2017_banner

Понедельник, 07 декабря 2015 10:16

Равен Калдера Священные маски: архетипы BDSM

Равен Калдера

Священные маски: архетипы BDSM

Обладаем ли мы каким-либо сознательным компонентом в наших BDSM-сценах или нет, зачастую, в конечном счете, мы отыгрываем в них определенные архетипические роли, особенно в том случае, если они драматичны. Иногда мы просто играем, но все же очень часто (главным образом в ролях, в которые мы впадаем снова и снова), мы, в конце концов, принимаем на себя нечто гораздо более глубокое. Мы падаем в «архетипические канавы», и может оказаться весьма трудным оттуда вылезти.

По факту, архетип – это нечто большее, чем просто роль, или даже ссылка на «коллективное бессознательное». Архетип подобен тени, отбрасываемой конкретным божеством или духом. Когда мы становимся включенными в категорию архетипа, когда теряем себя в нем (хотя бы на мгновение), и, так сказать, касаемся обнаженного края его покрова. Мы не становимся Афиной, или Гуань Инь, или Дионисом, или Одином. Мы втягиваемся в их тень, которая обволакивает и окрашивает нас. Работа с архетипами может быть удивительно волшебной, если вы делаете это сознательно и внимательно, или это может быть довольно опасно, если вы отрицаете своё обращение с ними.

Другой метафорой, которую мы часто используем для отсылки к архетипу является «шляпа», как например – «она надевает шляпу священной проститутки», или «он был одет в шляпу короля, и поэтому все его слушали». Как правило, это нужно для сознательного использования конкретного архетипа, умышленного вхождения в него таким способом, чтобы позволить ему временно проходить сквозь вас. Ношение этих священных «шляп», хотя бы только некоторое время, побуждает людей реагировать на вас так, как если бы это происходило в отношении архетипа. Тем не менее, будь то сознательно или нет, шляпа может приклеиться, и это может быть проблемой. В идеале, человек должен быть способен снять любую шляпу, или она «съест» вашу жизнь, сжимая вас до границ данного архетипа. И так как архетипы менее многогранны, чем полноценный человек (персона не столь велика, как человек), это может серьёзно ограничить вашу жизнь и вашу выразительность.

В BDSM-сообществе, где я иногда зависаю, появляются ссылки на «болезни Верхнего» или «болезни Нижнего». Они относятся к проблеме, когда люди, устроенные в D/S-отношениях, обнаруживают мощную динамику утечки в остальной своей жизни, самыми неподходящими способами. Верхние с этим заболеванием могут никому не позволять «ходить по ним», даже сотрудникам, которые ни о чем не договаривались с ними. Они могут вести себя высокомерно со всеми, кричать на официантов, быть нетерпеливыми, и обычно смутно чувствовать, что весь мир должен относиться к ним так, как если бы они были особенными. Один из способов посмотреть на эту погибель BDSM-сообщества – рассматривать их как людей, просто оказавшихся бессознательно втянутых в очень мощные архетипы. Как и во всех подобных переживаниях, как только вы идентифицировали архетип, пытающийся поглотить вашу жизнь, становится легче из-под него выйти.

Хищник / Добыча

Эта архетипическая пара священна для Бога-Охотника во всех его формах, в том числе те, где Она - Богиня. Будь то Херн, Огоун, Артемида, Орион или Скади, или нечто намного более давнее, Охотник возвращается по ту сторону наших носящих мех предков, изображавших священного охотника на стенах своих пещер и разыгрывая события вокруг костра. Херн старше этого. Он живет в каждом существе, которое бежит за своей жизнью, или преследует другую, чтобы выжить. Есть очень мало животных на этой земле, которые не принимают участие в отношениях Хищник/Добыча в некоторой степени, и это касается человеческих существ.

Первую половину пары, Хищника, легко найти в истории, поскольку он столь первобытный и столь атавистичный. Наш мозг помнит, что это нечто подобное убийству нашей пищи своими собственными руками, и это происходит потому, что попытка поступить иначе приведет к нашей смерти. Хищник охотится до конца удовлетворения своих пищевых желаний; Нижний, его добыча – это, на самом деле, не его помощник, но его пища.

Он стремится поглотить её на некотором уровне, и не будет удовлетворен, пока не сделает этого. Хищники изобилуют в таких классических ролях, как вампир, сталкер, серийный убийца и так далее. Он пламенный и горячий на охоте, а затем, когда наносит поражение, полностью холоден. На самом деле, охота для него – это нечто большее, чем удержание жертвы. Ведь архетипически пища одноразова, и завтра будет другая добыча.

Он территориальный и не ревнивый, и есть определенная разница между этими двумя вещами. Ревность основывается на ненадежности и страхе потери; это эмоциональная реакция. Территориальность исходит из предчеловеческих реакций; эта часть мозга, запрограммированная на выживание любой ценой, и она помнит, что уход со своей территории приведет к голоду и смерти. Это инстинктивная реакция, из той же самой категории, как и борись-или-беги, и, таким образом, её и более трудно призвать, и более трудно от неё избавиться. В отличие от случая ревности, становление всё более надежным, сильным и уверенным может ухудшить территориальную реакцию в ком-либо, глубоко погребенном в этом архетипе.

Хищники различаются в своей утонченности, тогда как хищные животные варьируются в своем выборе атаки. Он может красться как кошка, или загипнотизировать вас как кобра, или зарычать и наброситься как волк, или же пикировать с большой высоты и захватить вас подобно ястребу. Вы, наверное, уже наблюдали хищных Верхних, использующих такие атаки. Большинство людей могут как-то образом ощутить, когда у кого-то внутри есть сильный хищник, даже когда это удерживается взаперти, и они кажутся просто вежливыми и внешне великодушными. Или, если они агрессивно себя классифицируют, они могут хотеть бросить вызов господства. Кто-либо, с работающим внутри архетипом Добычи, будет, тем не менее, ощущать это сильно и сразу же, реагируя или желанием убежать, или бросаться под ноги хищника.

Ярчайший знак архетипа Добычи – это то, что Добыча не отбивается и не бросает вызов Хищнику. Она может наброситься, если прижата к стенке или обороняться, но в этот момент её выживание маловероятно. Уклонение от захвата – это первично для неё, и в некоторых случаях характерна только оборона. Это довольно похоже на книгу «Корабельный холм», где Создатель говорит Эль-Ахрайраху, кроличьему богу: «Если они поймают вас, они убьют вас, но сперва они должны поймать вас». Некоторые типажи Добычи могут чувствовать сильное побуждение действовать атавистическим покорным способом в агрессивных ситуациях (даже когда агрессия направлена не на них) – в буквальном смысле играть мертвого или показывать горло, хотя у большинства из них достаточно самообладания, чтобы не действовать из этих импульсов.

Особо смелые Добычи могут проявлять кокетство по отношению к Хищнику, приглашая их и уклоняясь несколько раз перед своим возможным захватом или побегом. Добыча может гордиться искусным уклонением от неквалифицированных хищников. Такое спаривание имеет место для любой архетипической комбинации человеческого и животного хищника и жертвы, хотя имеются различия между четырьмя комбинациями. Когда и хищник, и жертва чувствуют себя ближе к животному, погоня смертельно серьёзна; это может ощущаться как вопрос выживания на некотором уровне для хищника, и покорности некоторой большей силе жертвоприношения для существа-добычи. Когда преследующий Хищник чувствует «животное», но Добыча чувствует «человека», Хищник может всё еще действовать из режима выживания, но Добыча может чувствовать себя более запутанной, оказавшись в чужеродной ситуации, где нет полного понимания, и, возможно, мучиться на некотором уровне, будучи «стеснённой» более «животным» завоевателем.

С другой стороны, когда Хищник архетипически человечен, охота может больше касаться спорта, чем выживания. Конечно, древние люди-охотники отслеживали Добычу в связи с выживанием, и у этой пары может быть обоюдное чувство назойливого отчаяния, но также это может быть ближе к спорту, особенно для Хищников, которые выросли в эту эру развлекательной охоты. Когда обе части пары человечны, дело редко касается чего-либо, кроме спорта.

Мастер / Слуга

Это другая из классических пар. В общем, Мастер – это тот, кто предписывает и надзирает определенные вещи, а Слуга – некто получающий большое удовлетворение от оказания компетентных услуг другим. Слово «Мастер» (и его женский аналог - «Госпожа») разбрасывает вокруг множество различных людей в кожаном сообществе, как если бы всё, что для этого надо было сделать – это облачиться в это имя и превосходящее отношение. Однако, чтобы это было духовным путем, следует помнить, что слово «мастерство» - это не просто власть, но искусство.

Архетип Мастера, категорически – это об умелом использовании другого лица (лиц) как инструмента. В лучшем случае, это даёт возможность различить – что это за инструмент? Кто они – меч, скальпель или даже молоток? Каковы их таланты и навыки, включая потенциал еще не освоенных? Каковы те области, в которых они могли бы совершенствоваться через обучение? Какие попытки действовать обернутся пустой растратой? Как может эта личность быть преданной полезной работе, оттачивающей её преимущества, чтящей её таланты и улучшающей и её саму, и окружение? Убогое использование архетипа Мастера – это назначение своим подопечным задач, несмотря на то, подходят ли они для них, и затем злоба, когда результат оказывается не на должном уровне. Хорошие Мастера видят своих слуг как ресурсы, и мудрый мастер не разбазаривает ресурсы.

Один из недостатков архетипа Мастера состоит в том, что Мастер не любит Слугу. Это не означает, что отдельные Мастера могут не любить своих слуг, но если их рассматривать в чистой форме, то здесь есть только уважение и, может быть, некоторая симпатия, исходящая от расположения Верхнего. Для того, чтобы поддерживать любовные отношения с Нижним, Верхнему также придётся обратить внимание на другой архетип (к счастью, большинство сильных и динамичных пар используют несколько архетипических паттернов в своём взаимодействии). Интересно сравнить несколько обособленный и отдалённый характер чистого архетипа Мастера с архетипом Хищника, который вполне способен страстно любить свою добычу (возможно, даже одержимо) и, тем не менее, разрывать её на части и убивать её, не рассматривая это как противоречие.

Классическая роль Слуги – это не тот архетип, что сильно придаётся любви. На самом деле, когда двое людей имеют DS-отношения без романтических чувств друг к другу (и, в некоторых случаях, даже без сексуальных чувств), то этот архетип наиболее распространен для них. Это чувство пребывания в «профессиональных» отношениях, более чем хорошее знакомство.

Слуга функционирует как целостное расширение воли своих мастеров, помогая им в том, что они делают, но делая это лучше и легче. После назначения конкретных задач или областей ответственности, Мастер ожидает быстрого и эффективного исполнения, в соответствии со стандартами, без напоминаний и надзора. Особые инструкции могут быть ограниченными или нерегулярными, и Слуге, возможно, придётся в значительной степени полагаться на собственные суждения. Например, садовнику может быть сказано только «заботиться о саде», иногда с инструкцией по типу: «Я видел прелестные живые изгороди у Мистера Такого-то. Я бы хотел некоторые из них вокруг внутреннего дворика». Садовник выясняет место расположения этих изгородей и где их можно достать (возможно, осведомляясь у садовника Мистера Такого-то), как сделать приятную планировку, содействующую остальной части ландшафтного дизайна, и либо контролировать насаждение, либо делать всё полностью самому.

В отличие от Ученика, Слуга здесь не для обучения, хотя он может получать его в некоторой степени по усмотрению Мастера. В идеале, Слуги будут знать свою работу до своего прибытия. У Мастера может не быть ни времени, ни расположенности обучать их, и он может не знать ничего о квалификации Слуги за пределами простых, ожидаемых им, результатов. Например, вам не нужно ничего знать о приготовлении, чтобы нанять повара, но вы должны быть в состоянии рассказать своему повару об изменении блюд по своему вкусу – сделать его более или менее обильным, более или менее острым и т.д., даже если это идет вразрез с их предыдущей подготовкой, или же он не думает, что это вкусно. В качестве альтернативного примера, Мастер или Госпожа могут ожидать, чтобы Слуга отвёз их на нужное место и поддерживал автомобиль, и их не волнует ничего по поводу автомобиля, пока он выглядит красиво и пока он доступен им там, где есть необходимость.

Слуга предан своему Мастеру, но не так эмоционально, что не мог бы работать в другом месте. Хорошие Слуги не вкладываются эмоционально в делание вещей одним конкретным путём, и могут легко адаптироваться к различным обстоятельствам и методам. Они искренне любят и уважают своего Мастера, и это уважение проявляется в их поведении. Они не обращают внимания на недостатки своего Мастера, но могут изящно содействовать Мастеру в минимизации их негативного воздействия. Они не ожидают от Мастера изменений в соответствии со своими требованиями или что он будет жить ради их идеала. Хороший Слуга не уходит без уважительной причины и делает всё, что в его силах, чтобы найти и обучить замену перед своим уходом.

Мастер / Ученик

Слово «Мастер» также используется для обозначения совершенно иного архетипа: заслуженного учителя на пути. Отсутствие подходящих слов стало причиной возвращения некоторых людей к терминам боевых искусств, подобных «сенсею» или даже «падавана» (термин из «Звездных войн»), чтобы описать природу таких отношений и отличить его от Мастера-Слуги, описанных выше. Прежде всего, речь о взаимоотношениях студент-преподаватель, и одно из самых больших отличий от прошлой архетипической пары заключается в том, что здесь оба человека находятся на одном и том же пути, и в идеале ученик однажды возымеет степень своего учителя.

На BDSM-сцене эта связь обнаруживается прямо или косвенно. Некоторые Верхние берут учеников как потенциальных Верхних, которые могут, в первую очередь, выступать как Нижние, затем как промежуточные подчиненные дрессировщики рабов или дворецкие, и в конце концов – доминанты. Это позволяет им пережить все звенья цепи командования, так чтобы они были более компетентными в освоении и сочувствующими к тем, кто будет под их руководством. Кроме того, некоторые Доминанты имеют прямые отношения учитель/ученик со своими Нижними, обучая их быть лучшими людьми или более компетентными в жизненных навыках, или направляя их через расширяющий разум опыт.

Один из примеров этого – Папа, который обучает своего «мальчика» как поменять масло в автомобиле; другой пример – это Мастер, который регрессирует женщину-послушницу назад к бытию школьницей, чтобы обучить настойчивости и дисциплине. Для роли Мастера не редкость использовать роли учитель/ученик в контексте возрастной игры, хотя это не всегда необходимо.

Ученик занимается приписываемыми Мастером задачами, даже если непосредственная дисциплина не очевидна. В некоторых случаях, уместность может быть очевидной после дополнительного обучения, а в других – ученик может просто участвовать в работе для новобранца в обмен на обучение. Во многих случаях ожидается, что ученик исполняет задачи, укрепляющие подчиненное положение по отношению к Мастеру, и показывает высокий уровень уважения и почтения в обмен на тренировку. Как правило, Мастер будет препятствовать любым попыткам прорваться вперед к более продвинутым урокам, даже если ученик не чувствует достаточного вызова в текущих упражнениях. Тренинг может включать в себя изучение текстов дисциплины, с виду нескончаемой тренировки, или стимуляция студентов в ситуациях, когда они не чувствуют готовности к действию, и ожидание от них обучения других тому, что они делают сами.

Иногда Мастер может обучать Ученика методами собственного изобретения, и некоторые из них могут проходить по родословной. Последние тренируют Учеников так, чтобы они обучались как подмастерья, в почтении собственных методик Мастера и в подтверждении их эффективности.

Владелец / Раб

Я выбрал слова «Владелец» и «Раб», чтобы отличить их от пары «Мастер/Слуга». Тогда как Мастер теоретически может иметь Рабов, большая разница между Рабом и Слугой состоит в том, что Слуга не является принадлежащей сущностью. Он (или она) служит из уважения; Раб же служит потому, что у него нет выбора. Бытие Владельцем отличается от бытия Мастером, и дело здесь не только в положении. Обладать исключительной и полной ответственностью за тело, разум, сердце и душу другого компетентного взрослого – это удивительно и ужасающе. Это не нравится детям, которые (в идеале) вырастают и уходят, или умственно-нетрудоспособных взрослых, которые бы тоже сделали это, будь такое возможно. Этот уровень собственничества может быть опьяняющим, и его следует внимательно разобрать.

Как архетип, шляпа Владельца тянет нас в сторону рассмотрения человеческого достояния в качестве вещей. Владельца часто можно определить по их отношению к другим неодушевленным вещам. Скапливают ли они полную комнату, или им некомфортно иметь слишком много? Они наслаждаются обладанием красивыми и ценными вещами, или они предпочитают дешевые и одноразовые, так что они не тревожатся, когда вещи ломаются? Обращаются ли они с вещами жестко, или полируют и улучшают их состояние, или же держат на полке для сбора паутины? Как быстро они устают от новой игрушки?

Отношения с Доминантом, который, прежде всего, пользуется архетипом Владельца, могут быть интимными или нет, в зависимости от их отношения к имуществу и обладающему. Вы можете увидеть следы этого архетипа в физическом взаимодействии Доминанта и Подчиненного; они прикасаются к ним в манере, которая означает: «Это моя вещь, и я наслаждаюсь тем, что это моё, и я трогаю её и использую, как изволю»? Или «Это ценная вещь, которая возложена на меня, и мне лучше быть с ней очень осторожным, и иметь с ней дело в лайковых перчатках, или она может пропасть»? Или, может быть – «Это моё на данный момент, но это временно, и я предполагаю, что оно твердое и может распространить вокруг некоторый стук?». Опять же, большинство Доминантов совмещают это с другими архетипами, влияющими на способы, которыми они ощущают собственность. В частности, архетип Хищника может иметь отношение к территории, которое может соответствовать (а может и нет) отношению Владельца к собственности.

В отличие от Слуги, Раб необязательно что-либо делает, но находится в собственности. Некоторые Рабы содержатся подобно домашним животным, с небольшой ответственностью перед Владельцем, но обеспечивая общение, привязанность и, возможно, взгляд обожания по отношению к нему. Другие могут исполнять одну или несколько ролей, и право собственности становится основой исходного положения, а не фокусом отношений.

Рабы зачастую любят своих Владельцев, даже если те не отвечают им взаимностью в чувствах. Однако еще чаще чувства архетипического Раба больше касаются поклонения, чем любви. Тогда как подлинная любовь – это ясное видение любимого и любовь к нему, невзирая на недостатки, поклонение больше касается идеализации возлюбленного и игнорирования его недостатков. Тот, кто полностью «укрылся» архетипом Раба может очень сильно стараться не обращать внимания на недостатки своего Владельца, так как их видение может погубить совершенный и всемогущий образ их Мастера. Для, чтобы иметь возможность любить, а не просто обожать своего Владельца, Рабу также следует разыгрывать другие архетипы.

Иногда Рабы могут попасть в ненормальную ситуацию, когда они оказываются настолько в принадлежности, что долго не могут уйти. Это может быть сознательным сговором между Владельцем и Рабом, или это может застать Раба совершенно врасплох. Однажды он может проснуться и обнаружить, что идея ухода немыслима. Очевидно, что если это случается неожиданно, то может стать шоком (или нет; некоторые Рабы просто удовлетворенно обосновываются в постоянном месте). Если это нежелательно, то возможное решение – это формальное или ритуальное отвержение архетипа Раба, и надежда, что вас выбросит из этой космической канавки. Конечно, можно также надеяться, что вы окажетесь порабощенным этичным Мастером, который будет сочувствовать вашему нежеланию быть собственностью и поможет вам снять эту шляпу.

Тренер / Раб

Тренер отличается от Владельца тем, что имеется (скрыто или явно) предположение, что Тренерская забота о Рабе временна; что раб готовится служить кому-то еще, как правило, другому Владельцу. В некоторых случаях, Доминант может играть обе роли, тренируя своего собственного Раба, но обычно имеют место намерение, что, в конце концов, Раб будет полностью обучен, а Тренерский архетип более не будет нужен в этом взаимодействии. Иногда D/S-пары, которые только начинают, не склонны смотреть так далеко вперед; что происходит, когда Тренер сделал с Подчинённым всё, что мог? Он может продать/обменять/подарить Раба другому Владельцу, который не пользуется архетипом Тренера. Он может отказаться быть Тренером, или обратить своё внимание на другого Раба, используя целиком обученного индивида как модель и помощника, возможно, посылая «Раба-Выпускника» к другому Тренеру для дополнительной полировки.

На самом деле, когда жизнь в качестве Раба заканчивается, внезапно начинает проводиться доминантная работа с другим человеком. В этом случае наиболее вероятно становление Тренером, чем в других архетипах. Это связано с тем, что во многом это превосходит ориентацию на обслуживание. Бесспорно, у них есть ответственность, всё их внимание сфокусировано на Рабе, создании учебного плана, который лучше всего обнаружит хорошие качества Раба и отполирует их недостатки (Тренер-Верхний – это любимая мечта многих покорных по этой самой причине; архетип обещает не только самосовершенствование, но и достаток внимания).

Многие Верхние, чья роль Тренера только доминирующая, склонны быть Нижними в своей личной жизни, и видеть свою Тренерскую роль как служение и «выпуск» новых и лучших Рабов для потребления другими. На самом деле, самые требовательные и строгие Тренеры – это Нижние, уже прошедшие всю учебную программу.

Пара Тренер/Раб также имеет некоторые общие качества с Мастер/Слуга, в том, что роли касаются вопроса Учитель/Студент. В первом случае, однако, Ученик в идеале заканчивает обучение, чтобы когда-нибудь стать Мастером, в то время как Раб обучается быть продуктом, а не Тренером (в ином случае, это будет просто пара Мастер/Ученик). Здесь нет притворства будущего равенства между ними.

Доля привязанности и романтики между двумя сторонами варьируется, в зависимости от того, является ли Тренер также Владельцем. Если нет, то он не будет чувствовать себя комфортно при эмоциональной привязанности к Рабу, который, в конечном счете, перейдет к кому-либо другому. В некоторых случаях, подчинённые находят, что эмоциональная привязанность мешает их «шлифовке» и профессии, предпочитая сохранять отношения на эмоциональном расстоянии. Также тренеры, как правило, предпочитают не влюбляться во временное имущество, которое, в конечном итоге, переходит к кому-либо другому.

Положение Раба, в данном случае, технически подобно паре Владелец/Раб, но его реагирование на Тренера отличается. Прежде всего, Раб осознает, что взаимоотношения больше касаются его, чем потребностей Тренера. Хотя Рабы могут быть обязаны служить самоотверженно, ровно до такой степени, чтобы служба центрировалась на них самих, расчет все же идёт на то, чтобы обучить их лучшему служению. В идеале, обучение подготовит их к переходу от ситуации «они делают все это для вас» к одиночеству, где они более не являются центром внимания, за исключением прихотей Госпожи.

Здесь Раб также склонен к более крутой «кривой обучения», так как всё больше новых вещей сбрасываются на него. Пара Мастер/Раб может добиться комфорта; Тренер обязан держать стажёра у своих ног. Если Тренер также является Владельцем, пара часто движется «вперед-назад» между собой, пока Раб не доходит до того, что Мастер может принять его. Мастера, в которых очень силён архетип Тренера, могут потерять интерес, когда это произойдет.

Родитель / Ребенок

В то время как возрастные игры представляют собой весьма дискуссионный контекст в DS-театре, его стойкая распространенность и легионы поклонников доказывают, что это гораздо более популярно, чем кто-либо любит признавать. Ведь всё началось в детстве, и ни один из нас не обходится без серьёзного багажа и предубеждений, сформированных в этом возрасте. Неудивительно, что многое люди желают поработать с запутанным состоянием, в котором они провели полтора десятилетия. Также неудивительно, что некоторые Верхние хотят сыграть роль первых влиятельных людей, узнаваемых в жизни (родителей), при условии, что это делается на короткое время и с другим компетентным взрослым.

Играя с архетипами Родителя и Ребенка, индивиду следует идти по тонкой линии между моделями учителя (или ментора) и владельца. Родители имеют намного больше власти над своими детьми, чем любой взрослый человек имеет над другим компетентным взрослым, тем не менее, не владея ими совершенно точно. Они ответственны за обучение их многим жизненным навыкам, но они не формальные учителя. Они воспитывают своих детей, и более физически ласковы с ними, чем обычная фигура Мастера или Госпожи. Хотя они могут наказывать и дисциплинировать, они также должны быть коленями и плечом в трудные времена…если умышленно не играют с Плохим Папочкой и Злой Мачехой, гораздо более специфичными и двумерными страшными фигурами. Наиболее важно то, что они тратят гораздо больше времени на заботу и исполнение своих обязанностей, чем любой другой архетип Верхнего.

Быть Ребёнком в этой динамике, принимая во внимание, что мы говорим о взрослых – это позволение себе временно регрессировать к младшему и менее опытному возрасту. Речь идёт о позволении большего выражения своих эмоций, возвращении своего чувства удивления и спонтанности, и вверение своего доверия кому-то, кто пообещал заботиться о вас. Мы говорим об отпускании всех взрослых достоинств и вспоминании времени, когда оно не имеет значения вообще, и когда вы гораздо меньше думали о том, что о вас думают люди.

Одна из самых больших проблем этой динамики – это то, что у каждого есть проблемы с родителями, независимо от того, насколько прекрасны были родители в конкретном случае, и почти невозможно не привнести их в этот вид отношений. Истинный подарок, однако, заключён в том, что это великолепное место для проработки этих вопросов - если вовлеченные люди понимающие, сознающие, аккуратные и общительные.

Также имеет место обстоятельство, что люди имеют разное представление о надлежащей роли родителя. Тот, кто имел эмоционально отдалённого родителя (или кто-то, кто чувствовал сдавливание родительской настойчивостью при эмоциональной близости) может хотеть или ожидать родительской фигуры, практикующей «жесткую любовь» с детской фигурой. Тот, кто воспитывает своих детей в очень добродушной манере, может не понять своего партнера в его желании очень строгой родительской фигуры. Люди могут иметь очень различные идеи о том, что соответствует обязанностям и ожиданиям в случае обеих сторон, или даже о том, каким чувствуется взаимодействие – «родительским» или «детским». Некоторые люди, желающие взять на себя роль Ребенка, могут хотеть стать дитём, которым они были или могли бы быть, а кто-то может желать абсолютно другого ребёнка с радикально отличным темпераментом или жизненным опытом. Кому-то может нравится родительская фигура, похожая на их собственную, или наоборот крайне ей противоположная, или тот родитель, которого им бы хотелось иметь, или такой, каким бы они сами хотели бы быть.

Жрица / Служанка

Эта архетипическая пара также может называться Жрец/Монах, или можно рассмотреть какую-нибудь ситуацию, где двое людей, разделяющих один и тот же религиозный контекст, вместе находятся в отношениях служения. Как правило, один из них служит Богам или религиозному сообществу, а другой служит помощником первому. Жрец, или Жрица, или Шаман, или Мистик, или другой индивид с серьёзными духовными обязательствами, требует себе помощника, хорошо делающего для него нудную практическую работу. Это может быть создание алтаря, поддержка религиозного оснащения, взаимодействие с общественностью и убеждение в том, что у Жрицы есть всё, что ей требуется.

Одна из самых интересных вещей в случае этой архетипической пары – это чрезвычайно высокая степень протоколирования. Это приводит к тому, что обе стороны в полной мере задействованы, реагируя в очень формальной манере. Как правило, этот протокол не подобен классическому BDSM-протоколу, но диктуется религиозным контекстом. В ритуале участвуют оба, и эти архетипы, как таковые, невесомы, в отличие от других игровых масок.

Инициатор / Испытуемый Танцор

Эта пара очень похожа на только что описанную выше - в том, что эти два человека работают для входа в измененное состояние, которое им требуется для духовной работы. Разница заключается в том, что здесь Нижний – это мистик, идущий через духовную циркуляцию, а Верхний помогает ему это сделать, как правило, мучая его и принуждая (согласованно) к мытарствам, до тех пор, пока не будет достигнуто измененное состояние, являющееся их целью. В некотором смысле, это скорее похоже на неумолимого личного духовного тренера.

Один из примеров такой пары, о котором мы слышали – это где Верхний держал Нижнюю прикованной в подвале в течение нескольких недель, питая её холодной варёной чечевицей и посещая её ежедневно только для безликого секса и поливания её из шланга. Трюк состоит в том, что Нижняя попросила такой терапии, в надежде попасть в духовное свободное пространство, которое возьмёт её за пределы её тела и самой себя. Изоляция, простота, медитативность и объективация позволили ей достичь такого охвата сознания. Другой пример – это пара, где Нижний находит духовную реализацию в экстремальном публичном унижении; наблюдая сцену с ней и её Верхним, мы видим, как Инанна сходит в подземный мир, где оказывается раздетой и сведенной к мясу на крючке, прежде чем быть возрожденной. Её Верхний изучил способы достойной реализации этого для удовлетворения её потребности в этом состоянии жалкого «не-я». Кроме того, другие пары практикуют «вынужденное» подвешивание на крюках как часть ритуала.

В этой паре, Верхний служит Нижнему столько же (а иногда и более), сколько Нижний служит Верхнему. В конце концов, вы не получите много работы от Нижнего, запертого в подвале, и при этом вы готовите ему холодную вареную чечевицу. Тем не менее, это архетип очень важен, особенно для многих видов ритуальныхS/M. Если для входа в измененное состояние вам требуются мытарства, будь то боль, изоляция или что-то другое, и вы не можете (как индийский факир) наложить их на себя самостоятельно, вам нужен кто-то, чтобы осуществить принуждение через него. Зачастую наиболее важная работа Инициирующего Верхнего - это давление (или напряжение, или сопротивление, или принуждение) по отношению к Нижнему в случае любого проявления слабоволия, в соответствии с той цель, которую они вместе ищут.

Божество / Прислужник

Этот архетип почти противоположен последнему, в том смысле, что священник представляет собой Нижнего. Конечно, единственно высшая вещь – это Божество, которому служат, и в этой паре Верхний берёт на себя эту роль. Это ужасающее и опьяняющее положение. Здесь акцент делается на действительном поклонении Верхнему как как дублеру, символу, живому воплощению Божества в любой форме, которой Нижний согласится поклоняться. Один из классических примеров этого – Властная Женщина, требующая, чтобы ей поклонялись как Богине, так чтобы (обычно речь о мужчине) Нижний вооружился идеей почтения к женской, а не к мужской фигуре Божества.

В Язычестве, мы часто говорим, что чтим аспект Божества, который зрим внутри своих возлюбленных, но нам редко комфортно поклоняться им так, как мы могли бы это делать в случае фактического нематериального Божества. Это может показаться странным (или даже чем-то неправильным), что к простому человеку, стоящим за действительным Божеством таким способом, требуется относиться таким же способом. Имеет место всеобщий дискомфорт в Языческом сообществе по поводу выказывания глубокого подчинения присутствию подлинного Божества, не говоря уже об олицетворяющем его человеке. Кажется, это исходит от людей, имеющих неудачный опыт религиозного воспитания, подчеркивающего бездумную покорность Божеству с малым контактом с Божественными силами, или вообще без него. Они предпочитают помышлять о Богах как о друзьях или помощниках, особенно если испытанный ими контакт более тонкий и менее интенсивный, и может быть очень неудобно стоять перед кем-то на коленях.

Тем не менее, в некоторых языческих группах (включая некоторые Викканские традиции) человек, вызывающий и/или символизирующий Бога или Богиню, достоин обращения и отношения к себе как к Богу и Богине, по крайней мере, номинально. Многие язычники совершенно комфортно направляют своё поклонение на неживые представления Божества, будь то человекоподобная статуя, алтарь, священное место или сакральный объект. Если Верхний нуждается в дозе смирения для сбалансирования опьянения от такого поклонения, он может держать в уме, что он – не более чем говорящий и ходящий священный объект.

Иногда, в этой ситуации, Верхние фактически являются Прислужниками – рабами или сосудами Божества. Они могут обнаружить, что Божества говорят через них, или что становятся физически захвачены Божеством. В этом случае, грань между поклонением человеку и фактическому Божеству может стать тонкой и размытой, и эта ситуация не случается с большинством религий (хотя в афро-карибские религии регулярно осуществляются захваты Божеством, и мы можем многому у них научиться).

Для Нижнего, обращающегося к физическому, плотскому проявлению Божественного, Верхний-Человек может быть постоянным фокусом и единственной связью с Божеством, или он может иметь активное подключение к Божеству через другие средства или других Верхних. Некоторым из таких Нижних, возможно, нужно обучиться почтению к Высшей Силе конкретным путем, позволяя человеку воплотить Её, вместо того, чтобы почитать довольно абстрактную и неотзывчивую идею Божества. Не каждый может напрямую общаться с Богами, или скорее, Боги не говорят ясно и прямо со всеми людьми равнозначно, по причинам, которые никто из нас не может полностью понять. Может быть, человек нуждается в Боге/Богине, который поможет задать направление, потрепать за голову и пнуть под зад, но никто не подбирается к этому «блюду» лично. Зачастую он обращается к Верхним, чья личность и поведенческие качества отражают Божество, более всего их восхищающее; лучший Верхний для такой работы – это тот, кто может позволить себе стать (даже временно) аватаром Божественного архетипа, и позволить Нижнему наслаждаться энергией Кали, или энергией Артемиды, или энергией Зевса, или энергией Херн, или той, какой вам необходимо.

Маг / Очарованный Объект

Эта пара сходна с парой Тренер/Раб и во многом с ней переплетается, но, как правило, это происходит между постоянной парой, а не в рамках временной тренировочной ситуации. Это так, поскольку количество энергии, необходимое для магического «очарования» кого-то превышает тот уровень, который большинство Верхних хотят тратить на то, от чего они собираются избавиться, и, кроме того, такая работа склонна создавать сильные энергетические связи между людьми. Обычно такое архетипическое сочетание происходит следующим образом: пара производит тренировку при помощи гипнотических, воздействующих на подсознание и/или энергетических техник. Они могут работать с Тантрой, или сексуальной магией, или с другими формами игры с сексуальной энергией. Верхний-Маг может использовать Нижнего как источник энергии для магической работы, или же магическая работа может быть сосредоточена на изменении Нижнего. Для Нижнего, эти техники могут казаться магическими, в том смысле, что это способ игры с их мозгом и сознанием, и заставить их делать те вещи, которые бы они никогда не думали, что будут делать.

Один из примеров этого – Верхний решительно облачает Нижнюю в подгузники, чтобы продемонстрировать свою власть над ней и без какой-либо другой причины. Он обязует её носить подгузники в течение каждого часа дня, за исключением её пребывания на работе, и не позволяет ей пользоваться туалетом в течение этого времени. В то же время, он неоднократно говорит ей, что она будет не в состоянии контролировать свой мочевой пузырь и кишечник, пока она в подгузниках. Спустя некоторое время, повторяемое внушение укореняется, и она обнаруживает, что стала не в состоянии контролировать свой мочевой пузырь и кишечник, пока на ней подгузники, хотя её контроль волшебным образом возвращается, как только она от них освобождается.

Другой пример – это Нижний, имеющий проблемы с достижением оргазма, и Верхний, который тонко приручает его сперва к простой, затем к дополнительной стимуляции, и далее к командной. «Очаровательная» часть этого процесса имеет место, если ранние стадии достаточно тонки, чтобы Нижний не заметил как глубоко он изменился, за исключением того, что вещи некоторым образом преобразовались так, как он никогда не помышлял.

Верхние, впадающие в архетип Мага, могут видеть своих Нижних как околдовываемых объектов, но эти объекты – замечательны и дороги, пожалуй, наиболее ценное имущество Мага, и Верхний может чувствовать сильное покровительство и притяжательность в их отношении, и вряд ли захочет отпустить их. В то время как здесь есть определенная доля овеществления, тут также может быть много подлинной любви. Действительно, одна из наиболее распространенных магических «чар», налагаемых на имущество эквивалента привороту (или может быть реальный приворот, если кто-то творит настоящую магию). Поскольку сей тип магической работы склонен действовать подобно электричеству, бегая назад и вперед вдоль провода, это влияет на обе стороны, ожидает Маг этого или нет, и может создать интенсивные связи между парой людей, работающих с этими архетипами.

JL VK Group

Социальные группы

FB

Youtube кнопка

Обучение Таро
Обучение Фрунцузкому Таро
Обучение Рунам
Лекции по юнгианству

Наши партнеры Баннеры


Рекомендуем:
http://maap.ru/ – МААП – Московская Ассоциация Аналитической Психологии
http://www.olgakondratova.ru/ – Ольга Владимировна Кондратова – Юнгианский аналитик
http://thelema.ru/ – Учебный Колледж Телема-93
http://thelema.su/ – Телема в Калининграде
http://oto.ru/ – ОТО Ложа Убежище Пана
http://invertedtree.ucoz.ru/ – Inverted Tree – Эзотерическое сообщество
http://samopoznanie.ru/ – Самопознание.ру – Путеводитель по тренингам
http://magic-kniga.ru/ – Magic-Kniga – гипермаркет эзотерики
http://katab.asia/ – Katab.asia – Эзотерритория психоккультуры – интернет издание
https://www.mfmt.ru/ – Международный фестиваль мастеров Таро
классические баннеры...
   счётчики