Версия для печати
Среда, 06 апреля 2016 10:38

Джеймс Вассерман Цена свободы

Джеймс Вассерман

Цена Свободы

Жаждой света трепещи, желанный

Муж мой, страстью пьян!
Мчись во весь опор из ночи Пана!
Ио Пан!

Алистер Кроули
из “Гимна Пану” (пер. Анны Блейз)

Screen Shot 2016-03-30 at 13.19.40.png

В сорок шесть лет я осознал, что целью всех моих жизненных изысканий была Свобода. Я использовал все доступные мне техники для максимального увеличения Свободы - медитацию, ритуальную магию, секс, наркотики, трезвость, философию, личные финансы и профориентацию. И сейчас я верю в то, что понимание политической свободы - необходимая часть моих поисков свободы духовной.

Исторически, боги покорённых народов становились дьяволами в пантеоне завоевателей. Сегодняшние бунтари и дьяволы включают в себя тех, кто всё ещё поклоняется вчерашним богам Личной Свободы и Неотъемлемых Прав Личности. А желающие нас завоевать - приверженцы Нового Мирового Порядка, чьи модели безопасности и повиновения “от колыбели до могилы” враждебны индивидуальной Свободе. Эти пристрастившиеся к власти наркоманы непрестанно выступают на медиа-сцене, пряча свою ежедневную дозу контроля за флагами Сочувствия, Глобальной Взаимозависимости и Управления Ресурсами. Их зависимость заставляет их защищать и своими трудами приближать отказ от Свободы, единственной в своём роде для американского общества.

В процессе моего обучения было время, когда я тоже выбирал социализм - до того, как стало ясно, что мировая бюрократия, управляемая чиновниками и адептами общественного планирования, и является той трёхмерной реальностью, которой мне действительно стоит бояться. И теперь я с презрением отвергаю наступление Эпохи Эксперта и культурное безумие, в котором машина (разработанная транснационально-корпоративными убийцами разума) становится Богом. И, таким образом, несмотря на то, что я владелец собственного бизнеса, отец, муж, законопослушный и платящий налоги гражданин Соединённых Штатов, мои политические взгляды - это взгляды современного изгоя.

Мой духовный путь - учение Алистера Кроули и Книга Закона. Логическим выводом из этого является тот факт, что я верю в Божественное Вдохновение. Я также верю, что Книга Закона была не первым и не последним божественным вдохновением, проникшим в человеческое сознание. Более того, я верю, что американские Декларация Независимости, Конституция и Билль о Правах были вдохновлённой свыше моделью потенциального Телемитского общества - как было позже сказано Алистером Кроули в Liber OZ. То, что делает и Liber OZ, и Билль о Правах столь радикальными - гарантия почти неограниченной личной свободы.

Под стремлением к максимизации индивидуальной свободы неявно подразумевается признание внутренней божественности, присущей каждому человеку. Цитируя Книгу Закона: “Каждый мужчина и каждая женщина - звезда” (1:3) и “...нет у тебя иного права, кроме как творить волю твою” (1:42). Эти утверждения постулируют как волю к действию, так и небесную природу собственного “я”. Главной политической целью общества, построенного на основе этих принципов, должно стать поощрение максимальной индивидуальной свободы, во имя неограниченного роста божественного внутреннего потенциала. Достаточно просто - если вы верите в этот божественный внутренний потенциал.

Уважение к человеческой природе - абсолютный пререквизит для видения человеческой свободы.

Американский Билль о Правах впервые в истории установил, что личный суверенитет считается первичным, а государственный суверенитет - вторичным. Декларация Независимости выражает понимание основателей американского государства о происхождении прав, и выражает совершенно недвусмысленно: “Мы исходим из той самоочевидной истины, что все люди ... наделены их Творцом определенными неотчуждаемыми правами”. Нерушимое превосходство неотчуждаемых прав, признанное Биллем о Правах, защищается от государства. “Права”, признанные ООН и прочими мошенниками от Нового Мирового Порядка - условные, в зависимости от воли государства. Это возможные права, “данные” или “распределённые” самим Государством. Разницу между этими двумя точками зрения невозможно обозначить достаточно чётко.

Конституция США намеренно создаёт неэффективное государство. И это не случайность. Томас Джефферсон говорил, что американское государство “сковано цепями Конституции”. Представьте себе наркоманов Нового Мирового Порядка, по доброй воле лишающих себя дозы доминирования!

В Эпоху Эксперта видение успешного по своей природе человечества представляется “мифом девятнадцатого века”, современными Экспертами полагаемым “утратившим силу”. Те, кто осуществляют социальное планирование, почитаемы как новые божества, которые принесут порядок в хаос необузданных и деструктивных страстей успешного по природе человечества - и направят эти инстинкты в конструктивное русло. Достижение этого современного чуда, конечно же, может потребовать применения силы. Во времена попроще это назвали бы “тиранией”. Но “Социальное Планирование для Упорядоченного и Продуктивного Общества Под Недремлющим Оком Корпоративной Олигархии” станет, пожалуй, более пространным (хоть и политкорректным) описанием ровно для того же. Окончательное завершение этой философии было выведено в предсказаниях Джорджа Оруэлла (в “1984”) и Олдоса Хаксли (в “Дивном Новом Мире”).

Чёрные фигуры в капюшонах и с автоматическим оружием в эти дни - уже не террористы, а государственные агенты. Для подтверждения давайте вызовем дух Дэвида Кореша, вместе с более чем восемьюдесятью последователями “Ветви Давидовой”, сгинувшими в огне вместе с ним, пока мир смотрел на телеэкраны. 28 февраля 1993 года сто федеральных полицейских, вооружённых автоматическим оружием и знаками отличия, появились на частной территории, сверкая стволами. Вскоре пришли ещё несколько сотен, с сотнями же знаков отличия и единиц оружия, к ним добавились танки, бронетранспортёры, громкоговорители, стадионные прожектора, электронные устройства наблюдения и мини-армия профессиональных борцов с сектами и “экспертов по борьбе с зомбированием”. Потом появились сотни страниц газетных и журнальных статей, сотни часов теле- и радиовещания, поддерживавших атаку своими “объективными” репортажами - заградительным огнём из атак на личности и неподтверждённых слухов, изображавших эту секту и её молодого лидера современными воплощениями самого Антихриста. Пятьдесят один день пыток и клеветы в конце концов вылились в величайшее сожжение в истории современного “правоприменения”. За сорок пять минут “крепость” этой “вооружённой до зубов секты” сгорела дотла, как жалкая картонка для растопки, которой она была с самого начала.

Наши политические лидеры, исполненные глобального сочувствия, напыщенно расхаживают и беспокойно дёргаются на сцене, и каждый из них так хочет “взять на себя ответственность”, что невольно начинаешь вопрошать, с какого времени будет отсчитываться их тюремный срок. Тем временем Американский Союз Гражданских Свобод, Amnesty International и прочие Признанные “сочувственники” молчат так, что на их фоне будет слышно всхлипывание мёртвого ребёнка. Редакторские колонки пустили несколько шпилек в адрес Бюро алкоголя, табака, огнестрельного оружия и взрывчатых веществ, но это бюро в любом случае не так популярно в народе, как ФБР. Суть дела - всем наплевать. Кореш и “Ветвь Давидова” были странными людьми, и для них это было ожидаемо.

И чем дальше, тем сильнее разваливается карточный домик. На поверхность всплывает информация, противоречащая обману государства и СМИ, и возникает много вопросов. Среди множества возникающих проблем - следующие:

1. У вооружённой до зубов секты было во владении примерно две сотни винтовок, или по две на каждого взрослого человека. В штате Техас среднее количество единиц оружия на взрослого человека - 4.

2. Приведены неопровержимые улики того, что отсутствие эффекта неожиданности было известно организаторам рейда заранее. И они бесстыже лгали об этом месяцы спустя.

3. Трое из четырёх погибших агентов Бюро были охранниками Билла Клинтона во время его предвыборной кампании в 1992 году. Не подвергавшееся редактированию видео с места рейда свидетельствует о том, что этих троих мог убить другой агент Бюро, кинувший гранату, а затем без прицеливания выстреливший две очереди из автомата в ту комнату, в которую они только что зашли.

4. Ни Клинтон, ни Дженет Рино не осмелились признать, что их громко заявленное стремление “спасти детей” было главной причиной смерти этих детей. ФБР, в конце концов, так и не смогло уверенно подтвердить случаи насилия над детьми.

5. Респектабельные адвокаты, посещавшие гору Кармель, публично обвиняют Бюро в стрельбе с вертолётов по потолкам комнат, где жили женщины и дети. Они готовы поклясться на физических уликах, подтверждающих заявления Кореша о том, что агенты выстрелили первыми.

6. Разумная оценка того, как танки врезались в деревянные стены - за которыми были стоги сена, керосиновые лампы, дизельные генераторы и пропановые баллоны - вызывает сомнения в заявлениях ФБРовского снайпера про то, как сектанты в чёрных масках поджигали строения. Свидетельство снайпера также противоречит наблюдениям репортёров за первые полчаса прямого вещания с пожара, до того, как развернулась бригада дезинформации.

7. Некоторые государственные эксперты в области расследований также достаточно храбры, чтобы высказываться публично и обвинять во всём Рино и компанию.

8. И, наконец, шутовское судилище в феврале 1994 года продемонстрировало размах государственной вендетты против “Ветви Давидовой”. Судья настолько нагло проигнорировал вердикт присяжных о невиновности, что председатель коллегии присяжных разрыдался на ступеньках здания суда. И, таким образом, был создан прецедент для успешной апелляции.

9. И здесь, и за границей были поданы многомиллионные иски к правительству США.

10. И, наконец, телеканал A&E предоставил относительно непредвзятый часовой репортаж об этом, после приблизительно двух лет практически вездесущей дезинформационной кампании.

Семья Уиверов в штате Айдахо, застреленная федеральными агентами в августе 1992 года, также получила некоторое признание, несмотря на предшествовавшую ему медиа-кампанию о том, какие они “вооружённые экстремисты” и “борцы за превосходство белой расы”. Служители закона сначала стреляют в собаку семейства и убивают её, после чего убивают четырнадцатилетнего сына Уиверов на заднем дворе. Затем триста федералов окружают домик Уиверов. Агент ФБР пускает пулю тридцатого калибра в голову госпожи Уивер, убивая её, качающую десятимесячного ребёнка на руках. И одиннадцать дней спустя тяжело раненый Уивер-старший сдаётся. Позже он был оправдан коллегией дружественных ему присяжных. В деле Уивера судья хотя бы был человеком, в отличие от дела его братьев по разуму из “Ветви Давидовой”. Просочившийся в прессу в декабре 1994 года секретный отчёт Департамента Юстиции (!) признаёт, что конституционные права госпожи Уивер были нарушены “правилами применения силы” для этой операции со стороны ФБР. (Удивительно, но эти неконституционные “правила” были написаны одним из тех слуг народа, что восемью месяцами позднее испепелили “Ветвь Давидову”). Пусть ни деньги, ни все легальные прецеденты мира не смогут вернуть сына и жену, Рэнди Уивер подал в суд на правительство и, несомненно, этот суд выиграет. Приятно знать, что наше государство может положиться на нас, налогоплательщиков, чтобы покрыть свои финансовые обязательства, когда его действия осуждают как неправильные.

Мы, американцы, каждый день подвергаемся информационной атаке, направленной на убеждение нас пожертвовать своей Свободой во имя Коллективной Безопасности. В конце 1992 года, впервые в истории, в различных структурах местного, регионального и федерального государственного управления было занято больше людей, чем в частном секторе. У людей, работающих на государство, есть только одна цель - следить за нами. Сейчас у нас есть больше людей, получающих деньги за эту слежку, чем тех, кто производит эти деньги для оплаты их труда.

Тираны, посягающие на нашу жизнь, опасны своей неутолимой жаждой всё большего и большего контроля. В романе “Голый завтрак” Уильям Берроуз блестяще описывает экспоненциальный рост зависимости как “Алгебру нужды”. Наши эксперты в области политической наркомании вламываются даже в наши постели со своими кодексами сексуально-ориентированной речи, и вскоре могут потребовать, чтобы мы сделали их ответственными за лицензирование каждого из нас на рождение детей. А потом они будут настаивать на определении обучения, профессии и места жительства этих детей (и всё это - во имя глобальной экологии, предупреждения преступности, прав человека, и так далее, ad nauseam).

Насильственное подчинение индивида “общему благу” - это современное значение слова “либерализм”. Чтобы понять это двоемыслие, прочитайте собрание эссе Джека Парсонса, “Свобода - обоюдоострый меч”. Когда Парсонс писал в начале 1950-х годов, слово “либерализм” означало для него то, что мы сегодня назвали бы “индивидуализмом”, “конституционализмом” и даже “консерватизмом”(!). В любой промывке мозгов одним из первых подлежащих ломке шаблонов является значение слов. “Лояльность”, “патриотизм”, “честь” должны постепенно превратиться в свои противоположности, дабы позволить психике, действующей согласно моральным устоям, поддерживать верность своим направляющим принципам, в то же время действуя согласно внушению - как, например, в оруэлловской классической сентенции “Свобода - это рабство”.

Как любой разумный и порядочный индивид, я озабочен проблемами войны и политической борьбы. И тем не менее, мой опыт бытия человеком учит меня, что к эволюции и миру нельзя принудить, даже во имя “всеобщего добра”. И я стал подозрительным по отношению к людям, пытающимся принудить меня. Например, даже до “падения” Советского Союза и “освобождения” ЮАР, Соединённые штаты могли похвастаться наибольшим во всём мире процентным соотношением своих граждан, сидящих в тюрьмах. И сейчас Палата Представителей и Сенат, под голоса поддержки из Белого Дома, пытаются превзойти друг друга в том, какими “непримиримыми по отношению к преступности” они могут быть. Построить Больше Тюрем. Ну да, в том есть смысл. В конце концов, с 1990 года пятьдесят процентов новых заключённых в Нью-Йорке отбывали срок за продажу или хранение наркотиков. Нам нужно больше тюрем, чтобы в них было место как преступникам, так и травокурам.

И тем не менее, я не могу найти раздел в Конституции или Билле о правах, в котором Государству было бы дозволено сажать в тюрьму индивидов, не совершающих преступлений против других людей. На деле же, Первая Поправка гарантирует свободу выражения собственных мыслей, Четвёртая Поправка гарантирует неприкосновенность частной жизни, а Девятая и Десятая Поправки явно говорят Государству, где оно должно остановиться. Если человек совершает преступление в состоянии наркотического опьянения, он, разумеется, должен отправиться в тюрьму. Если человек совершает преступление с применением оружия, он тоже должен быть серьёзно наказан. Но главная фраза здесь - “если человек совершает преступление”. А не “наркотики” или “оружие”.

В последние месяцы президентства Кеннеди специальной исследовательской группе из пятнадцати человек было поручено изучить последствия воцарения мира на планете. Группа встречалась на протяжении двух с половиной лет, после которых предоставила единогласный секретный отчёт в администрацию президента Джонсона. Один из участников анонимно рассекретил отчёт, опубликованный под заголовком “Отчёт из Железной Горы о возможности и желательности мира”, с введением от Леонарда Левина (Dial Press, 1967).

Обсуждая потребность найти в мирное время некий заменитель военной службы для выплеска энергии агрессивной молодёжи, а также возможности трудоустройства для бедных и малообразованных, авторы отчёта сообщают:

Другим возможным заменителем контроля над потенциальными врагами общества, в соответствующей форме, совместимой с современной технологией и политическими процессами, является введение рабства. До настоящего времени, данное предложение существовало исключительно в фантастике, в частности, в работал Уэллса, Хаксли, Оруэлла и прочих авторов, участвующих в творческом предвосхищении социологии будущего. Но фантазии, нарисованные в «Прекрасном Новом Мире» и «1984», с годами после их публикации казались все менее и менее неуместными. Традиционная ассоциация рабства с древними доиндустриальными культурами не должна закрывать нам глаза на его адаптивность к развитым формам социальной организации, как не должна и его в равной степени традиционная несовместимость с Западными моральными и экономическими ценностями. Очень возможно, что развитие усложненной формы рабства может быть абсолютным требованием социального контроля в мирном мире.

Зловещие преступники, чьими руками творится гипнотический обман со стороны мирового правительства - это влиятельные люди в правительстве, финансах и СМИ, чьё чувство собственной важности заставляет их верить, что они могут лучше управлять нашей жизнью, чем мы сами. Действительно страшно в этом то, что мы сами дали им власть так поступать. Почему? Потому что они ценили её больше, чем мы. Мы были виновны в пренебрежении своим долгом. Цена свободы - это вечная бдительность. И мы заснули за рулём. Это личное и индивидуальное избегание моральной ответственности - ключ к рабству, которым мы ежедневно заменяем американскую конституционную Свободу, по праву рождения принадлежащую каждому представителю этой нации. Жить с этой ужасной Свободой и защищать её - особая ответственность каждого, осмеливающегося именовать себя Посвящённым.

Истинное сочувствие и истинный идеализм требуют того, чтобы американское общество чтило и защищало его уникальную философскую подоплёку. Мы можем поделиться этой моделью со всем миром на собственном примере, функционируя в качестве маяка света и надежды, видного всем. Жалкое, движимое чувством вины выкручивание рук и низкопоклонство, проповедуемое толпой служителей Нового Мирового Порядка - не более чем хитрая психологическая тактика для внушения раболепия. Сегодня осознавшим себя независимым мыслителям есть смысл последовать словам из Книги Закона, III:54 - “Bahlasti! Ompehda! Я плюю на ваши похмельные символы веры.”