Воскресенье, 09 октября 2016 19:03

Сандра Ли Девис Принятие Демона Глава 2. Тонкое тело. Unio Corporalis

Сандра Ли Девис

Принятие Демона

Глава 2.

Тонкое тело. Unio Corporalis

 

Представления о физическом теле как носителе невидимого тонкого воплощения жизни и разума является очень древним верованием.

G.R.S. Mead

 

Содержание кульминационной работы Юнга Misterium Coniunctionis играет важную роль для понимания демонического мира. Misterium Coniunctionis в переводи с латыни обозначает «сакральное объединение». Находясь под влиянием средневековой алхимии, Юнг приходит к рассмотрению алхимической свадьбы как центрального процесса внутренней жизни. Эту работу по соединению противоположностей он представлял себе как постоянное вызревание личной психе, малого Я (эго), в более великую целостность Самости. Он проследил движение психе через целостную индивидуацию. Юнг описывает три обязательные стадии индивидуации, которые отмечены объединением определенных противоположностей:

  1. Unio Mentalis: объединение высших ментальных функций (духа) с миром воображаемого (душой), чтобы превзойти материю (тело). Мы знаем этот феномен как «инсайт».
  2. Объединение индивидуальной души/духа с телом, процесс, которому Юнг никогда не давал названий, но я дала – Unio Corporalis или воплощение воображаемого образа в теле.
  3. Unus Mundus: объединение воплощенного в теле образа с миром, или «просветление».

Большая часть работ по глубинной психологии фокусируются на первой из трех стадий, то есть на осознании образа, который был бессознательным. Каждый, кто знаком с глубинной терапией, определит эту стадию инсайта, во время которой человек сталкивается с до этого неосознанными аспектами своего Я. Этот процесс избавляющий от иллюзий, в котором отличительным признаком являются постепенный рост самосознания. Юнг продолжительно писал об этом, так как был первооткрывателем этой области. Он изобрел техники,  помогающие примерять реальности воображаемого. Некоторые из этих методов признаны и сегодня, такие как активное воображение, использование экспрессивного творчества, такого как танец, скульптура, пение, которые помогают привнести автономную психе в сознание в эмоционально яркой, разнообразной, и понятной форме. Мы можем провести наше терапевтическое время включенными только в эту стадию, так как кажется, что всегда остается что-то, что можно узнать о своих особенностях. Но однажды, мы достигаем инсайта и вторая часть этого процесса или Unio Corporalis – мой главный интерес в этой книге. Эта стадия может быть осмыслена как воссоединение тела и души. Это воссоединение подразумевает я опишу в деталях далее.

Огромный творческий потенциал, просыпается тогда, когда мы достигаем стадии 1, когда мы начинаем лучше понимать причины нашего поведения. Но ничего особенного не происходит на этой стадии, разве что кроме создания более  психологически сложной личности, если конечно эти инсайты не включены в действие, интегрированное с воплощением. Кто не сталкивался с постоянным отыгрыванием собственного невроза даже после нескольких лет попыток понимания какие психологические динамики задействованы? Когда времена становятся суровее, мы намериваемся сохранить повторяющиеся паттерны поведения, связанные с нашим пониманием себя. Хотя, та идея, что люди не меняются со временем тоже имеет место быть.

Вторую стадию Юнг ассоциировал с необходимостью интеграции полученных инсайтов в повседневность. В самом непонятном и сложном параграфе Misterium Coniuctionis Юнг оценивает работу средневекового алхимика Дорна. И мы оставлены с тем, чтобы почесывать наши затылки для того, чтобы понять значение параграфа, так как Юнг заключает в нем, что темнота происходящего процесса бросает вызов всему рациональному анализу. Терапевты и клиенты вместе спотыкаются о проблему интеграции самосознания, внесения в практику того, что мы уже знаем через терапию. По правде говоря, мы знаем слишком мало об этом.

Все три уровня процесса индивидуации работают вместе, чтобы объединить противоположности на новом уровне синтеза. Движение к целостности может начаться с ума, но оно резонирует с телом и душой. Я верю в то, что тело открывается душе. Это происходит, когда демонический образ наиболее готов подняться из бессознательного. Новые уровни эротической интенсивности стараются растворить нашу сознательную позицию и нашу тенденцию разрушать и замыкаться. Объединяющие силы сочетают то, что для нас было не сочетаемо: привлекательность с отвращением, тьму со светом, эротическое с деструктивным. Если мы можем позволить этим противоположностям встретиться, они двигают наш внутренний резонанс на более высокий уровень, открывая сознание для новых реальностей. Я поделюсь своими открытиями в этой области в последующих главах. Сперва я узнала, что алхимическая свадьба или coniunctio – это импульс для того, чтобы объединить кажущиеся противоположности, и он идет от области сердца в тонком теле.

Важной характеристикой coniunctio является его парадоксальное двойное действие. Творческий процесс каждого сакрального брака включает в себя не только момент объединения для создания третьего, но также сепарационный, темный момент. Идея о том, что самый темный час перед рассветом раскрывает этот важный аспект рождения нового. Сказать по правде, наша культура только начинает ценить это. То, что алхимический язык описывает как «время, когда находит тьма», означает начало внутренней работы или процесса трансформации. Прежде чем взойдет новое правление, старый Король должен умереть. Эта темная, деструктивная сторона психических объединений была названа темной в честь нигредо, раннего отчаянья или сумасшествия преобладающего во время этих времен «делания смерти».

Опыт внутренней темноты или умирания (самые сложные процессы были названы мортификацией) может раскрыть главное табу нашей культуры. Это табу проявляется тогда, когда мы естественно двигаемся от первой стадии индивидуации ко второй. Этот процесс требует спуска в мир темной феминности, реальности рождения и эротической интенсивности, которая ведет к смерти. Поддерживаемый нашей «вечно счастливой» предвзятой культурой, мы не часто видим, что в любых отношениях, проекте, идее некая форма смерти естественно следует за периодом интенсивной вовлеченности. Когда темный опыт затопляет, мы стараемся отвернуться, убежать так быстро как только можем к чему-то позитивному и менее деструктивному, прочь от негативных аффектов, страза, ярости, насилия, унижения, потерь, которые ассоциируются с тьмой и умиранием. Когда я столкнулась с воздействием этого табу, это пролило свет на ужасающие образы, которые изначально и привлекли мое внимание к воображаемому. Были ли эти шокирующие демонические взрывы показывающими то, что алхимики определяли как начало работы внутреннего объединения? Были ли это родовые муки классического темного опыта или нигредо? Я думаю, что это так, но об этом позже.

 

Загадка тонкого тела: существует ли шестое чувство?

Перед тем как мы продвинемся дальше, нам нужно разобраться в удивительной концепции тонкого тела. Так как у нас уже появилась идея объединения демонического образа с телом и она включает в себя неизмеримые реальности, нам нужно найти мост между ними. Понятие тонкого тела служит этой цели. Изначально оно использовалось греками для обозначения присутствия полудуховного полутелесного дома души в теле. Тонкое тело описывает место лиминальности, энергетическое встречи разума и тела, которую можно понять только интуитивно.

Зачем же я использую термин, ассоциирующийся с чем-то оккультным, с аурой, чакрами или духом? Почему бы мне не остановиться на «воображаемом», чтобы описать встречу образа и инстинкта? Потому что тонкое тело описывает специфическую местность широкого мира воображения – специфическую область, которую я пытаюсь исследовать. В тонком теле мир становится телесным и дух восстает. Это и есть воображаемая реальность воплощения души. Мне также нравится термин «тонкое тело» за его описательность. Ощущения и перцепции, которые ассоциируются с демоническим образом – тонкие, еле уловимые для наших 5 чувств, но тем не менее реальные, интимно соединенные с телом. В дополнение, понятие тонкого тела имеет историю в текстах религиозного мистицизма, философии и аналитической психологии, а также в оккультном. Новейшие исследователи психе – глубинные психологи – нашли названия для внутренней телесности, где разум встречается с внутренним деланием: субъективное тело, сновидческое тело, тело света и телесное Я. Религиозные философы описывают это как духовное переживание. Мистики называют это душой.

Юнг оживил идею тонкого тела, с которым он связал телесное бессознательное. В «Психологии и алхимии» и особенно в его семинарах по труду Ницше «Как говорил Заратустра», он расширил этот аспект. Там он ссылается на G.R.S Mead «Доктрина тонкого тела в западной традиции».Mead в свою очередь ссылается на неоплатоников и ранних христианских писателей, демонстрируя то, как стара идея о том, что невидимое тонкое воплощение жизни ума существует. Цитируя Синезиуса, неоплатоника 1-го века нашей эры, он описывает роль тонкого тела как середины между реальностями: Дух это граница между смыслом и бессмыслицей, между телом и бессмыслицей между телом и бестелесностью. Это общая граница обеих, где посредственное и божественное соединяется с низшим, материальным. Mead раскрывает, что современный научный скептицизм включающий этот концепт, но предполагает, что более глубокое погружение сделает тонкое тело «гипотезой», которая может организовать пласт данных, которые до сих пор остаются хаотическими и неопределенными.

Формулировка тонкого тела была представлена Генри Корбеном, французским исламским мистиком и ученым. В его описании воображаемого мира или mundus imaginalis, он описывает тонкое тело, как необходимый элемент большого воображаемого: это мир «тонких тел», которым необходимо дать определение, чтобы понять, есть ли связь между чистым духом и материальным телом. Корбен сравнивает тонкое тело с воображаемым телом. Для него воображаемое знание приходит через тонкое тело. Он описывает способности тонкого тела, такие как «психодуховное ощущение», чувствительность к размеру, цвету, фигуре воображения. Фигуры имеют нематериальную материальность – материальность  и пространственность самих себя, которые не познаваемы. Слышание, запах, вкус, касание имеют связь с тонким телом.

Корбен также назвал ту часть, которая воспринимает воображение, силой воображения. Он говорит, что эта часть требует собственной способности к восприятию. Сила воображения подымается из тонкого тела и становится органом знания, чья функция воспроизводить символы ведущие к внутреннему познанию. Орган знания – это выражение, которое подчеркивает важность тонкого тела как разновидности шестого чувства, телесного базиса интуиции, которая ориентирует нас в лабиринте жизненных сфер. Это придает более глубокое измерение жизни. Также как видение, слышание, касание тонкие телесные соединяют нас с важными аспектами нашей экзистенции.

Религиозные мистики часто имеют развитые тонкие чувства. В их литературе есть идея духовного чувствования, которая описывает 5 духовных способностей, которые соотносятся с тонким телом. John of the Cross говорит о тонком чувстве прикосновения, которое ощущается как ласка: «О, через осторожное касанье, ты, Мир, Сын Божий, осторожностью божественного присутствия проникаешь в мою душу». Teresa of Avila тоже описывает тонкие чувства. Она объясняет, что душа имеет другие чувства, похожие на внешние. Придерживаясь христианской традиции отвержения тела, эти мистики отрицают любую связь духовных чувств с грубым физическим телом. Их описание полные убедительного чувственного воображения, которое я раскрою позже, заставляет нас обратить внимание на их издевки по поводу бренной плоти, а также их удивительной связи с феноменом тонкого тела.

Контрастируя со взглядом мистиков, я хочу выделить концепцию тонкого тела, которая не принижает важности материального тела и разрушает непокорную дихотомию тела и разума. Несмотря на глубоко укорененную тенденцию отрицать физическое тело, я хочу подчеркнуть, что тонкое тело вмещает в себя материальные и физические элементы и поддерживает очень тесные отношения с телом. Это может являться в воображении через «видение» или ощущаться кинестетически. Сами по себе тонкое тело или телесное бессознательное  - это точка жизненной связи с телом, благодаря которой мы можем уйти от восприятия мира воображения находящегося только в голове. Назовите это тонким телом, или перевоплощаемым разумом – это то, что заставляет наш дуалистически организованный язык включить в себя полные противоположности, чтобы представить эту область психе, как служащую для растворения границ и различий между ними.

 

Тонкое тело в глубинной психологии

Быстрый обзор современного использования термина «тонкое тело» в практике глубинной психологии может прояснить эту концепцию, которая бросает вызов нашему привычному мышлению. Юнг называет это тонкое тело серединой индивидуации, которая ни разум, ни смысл, но срединная сфера тонкой реальности. Он также настаивает на том, что процесс воображения наполнен не внематериальными фантомами, а чем-то телесным, тонким телом, как чем-то полудоховным по природе. Разрыв между психе и телом исчезает, когда оба они встречаются в тонком теле, которое, считает Юнг, существует как в теле, так и вне пространства и времени.

Множество других психологов использовали концепт тонкого тела, чтобы расшить свои работы. Юнгианский аналитик, Натан Шварц-Салант отмечает критическую роль тонкого тела в терапевтических трансферных отношениях. Он чувствует, что выздоровление идет между двумя людьми через контактирование с воображемым символом единения, сакральной свадьбы или алхимической конъюнкции. В такие моменты интимного контакта, тонкое тело служит медиумом для восстановления связи между телом и разумом обоих. Он описывает тонкое тело, как осязаемое энергетическое поле, которое исходит от физического тела, невидимое для глаз, но все же видимое для видения в воображении. Он видит это как срединную сферу, основание тонкого поля энергии, являющейся частью как физического тела, так и ментального и духовного миров. Шварц-Салант подчеркивает, что язык тонкого тела открыт для неправильного понимания. С того момента как люди начинают думать о тонком теле как об иллюзии, они сталкиваются с невыполнимым заданием установления связи с этим опытом.

Другой аналитик, Сильвия Бринтон Перера, продвигает шаманские ритуалы для женщин, они включают иную экспрессию тонкого тела, которую она называет «телесной самостью». Перера подтверждает возможность воображаемой чувствительности тела, предпринимает отличную работу по его описанию.

Знание телом практически невозможно описать словами, так это невидимая энергетическая настройка с архетипическим намерением в его инстинктивном поле. Знание телом имеет целостность и точность, отражая репертуар доречевого телесного Я, включая тело для того, чтобы выразить архетипические события напрямую.

Перера использует барабанные церемонии – звук и движение, чтобы оживить идентификацию с внутренним животным-проводником. Эти церемонии и практике – это средство для контакта с тонкими сферами, необходимое до тех пор пока телесное Я не сможет стать достаточно осознанным, чтобы начать говорить самостоятельно. Практика стоит на границе, где архетипическое содержание наполняет тело (это еще одно описание тонкого тела) и предоставляет безопасное место для того, чтобы ужасающие энергии были наконец-то интегрированы. Работа Переры показывает как тонкое тело может связывать нас базовой инстинкитивной природой, которую мы желаем и одновременно боимся.

Юнгианский писатель и аналитик Мариан Вудмен ссылается на тонкое тело как на энергию образов. Следуя за Юнгом, она верит в то, что мы не можем дальше игнорировать психологический компонент воображаемого «комплекса» (или ограничивать его в эмоциях)потому что он раздражает ткани и нервы, привлекая внимание к себе. Она верит в то, что каждый комплекс имеет телесный компонент, который нуждается в проработке и до тех пор пока воображение остается связанным со структурой тела, комплекс выносим. Годы привычного давления ограничивают тело от выражения конфликтов, даже после того как они были разрешены через инсайт. Так как тонкое тело служит как мост между ментальным и физическим, работа над телесным давлением и установками может ускориться за счет концентрации на тонком теле.

Получение тонких ощущений зависит частично от силы и ориентации рационального ума, почти на том же уровне на каком оно служит баррикадой или мостом к иррациональному. Даже тогда, когда мы начинаем отслеживать признаки воображаемого восприятия, мы можем столкнуться с сопротивлением презрения, неверия и даже прямой враждебностью от нашей привычной укорененности в пяти чувствах. Когда тонкие чувства развиты и мы начинаем видеть энергетическое поле или границу нашего тела или тела человека рядом, мы можем сделать вывод, что устали, плохо поели, заболели и влюблены. Мы называем это «химией», иллюзией или сном наяву. С другой стороны, если мы поборем неверие, то мы можем обнаружить себя погружающимися в воображаемые поля все дольше и дольше. 

Болезнь или кризис обычно запускает осознание тонкого тела. Арнольд Менделл, еще один аналитик, открыл тонкое тело, когда столкнулся с длительной болезнью. Он описывает опиыт тонкого тела, называя его сновидческим телом. Он предлагает много аналогов тонкому телу. Он описывает его как парящее между внутренними телесными ощущениями и визуализацией, как «чувства и фантазии стоящие за реальным телом». Менделл приравнивает индивидуацию к росту уровня осознанности сновидческого тела.

Похожую концепцию, которая может помочь описать тонкие ощущения, это концепция «субъективного тела». Аналитик Дональд Санднер описывает его как архетип, который перерабатывает эмоциональные состояния в физические и сексуальные жедания. Санднер описывает разницу между телом самим по себе и сновидческим телом, описанную как внутренне ощущаемое тело, связанное с эмоциями и сексуальностью, которое гораздо реальнее, чем физическое тело.  Субъективное тело это воображаемая репрезентация психе, телесных эмоций и сексуальности – архетип связанный  с эго, через которое психе может влиять на тело и наоборот.

Близко к этому описанию находим у Дональда Калшеда, приравнивающего тонкое тело к психе самой по себе, которую он связывает с «местом, где тело встречается с разумом и оба они влюблены друг в друга». Контакт с тонким телом дает чувство одушевленности, жизненности, интимности, энергичности. Эти качества отсутствуют у людей, которые пострадали от расщепления тела и души во время ранней травмы. Для этих людей, эмоциональный компонент опыта пребывает в теле, в то время как воображаемое тело само по себе остается в разуме, оставляя пустоту в опыте. Часто невозможно понять, что происходит с чувствами и ощущениями этого человека. Описания Калшеда вертятся вокруг жертв травмы, но мне кажется, что это широко показывает основную тенденцию нашей культуре – разрывать разум и тело. Этот общий внутренний разрыв от которого мы все страдаем, в определенной степени подразумевает недостаток эмоциональной осознанности и невозможность дифференцировать чувства, которые мы отвергаем как неприемлимые. Мы говорим, что мы злимся, когда хотим описать ранг опыта от раздражения до фрустрации, возмущения и ярости. Мы не управляем нашими чувствами. Мы используем слово «любить», чтобы описать широкий спектр опыта от любви к мороженому до любви к 50-м, романтической любви, родительской любви, любви к богу. Осознание тела начинает вылечивать раскол и активировать чувства тонкого тела, которое способно на более богатые ощущения.

Мы не можем оставить обсуждение аналитических взглядов на тонкое тело без описания взглядов Джеймса Хилмана, основателя архетипической психологии. Он описывает тонкое тело как «фантазию из комплексов, симптомов, вкусов, влияний и отношений, зон просветления, патологических образов и внутренних инсайтов». Он говорит о теле и душе, которые теряют границу между друг другом – метафорически и буквально одновременно.

В установлении разницы между материей и телом, он описывает тонкое тело как «объединение не объединимого» - нематериального духа и физической реальности, а также как «смыслообразующую систему тела, живущую во плоти». Он также ссылается на тонкое тело (которое он называет воображаемым телом): «Воображение включает в себя ощущения, чувствительность к ощущениям». Он призывает к тому, чтобы интимность тонкого тела поборола хорошо укрепившуюся тенденцию отвергать срединную область психе.

 

Схема бессознательного по Юнгу

Раз Хилман и все упомянутые авторы вдохновились Юнговской концепцией тонкого тела и тем, что эта концепция играет такую большую роль в его учении, нам нужно более подробно рассмотреть взгляды Юнга на тонкое тело. Юнг разделяет бессознательное на две части – соматическое и психическое. Он описывает бессознательное как континуум расположенный между двумя полюсами:

- Инстинктивное соматическое бессознательное, содержащее в себе импульсы и чувства.

- Архетипическое психическое бессознательное идей и образов.

Он описывает, что если внутреннее психе включает в себя сознательный и бессознательный компонент, то континуум психической жизни можно вписать в следующую схему, с частями которой он ассоциирует спектр света:

Тонкое тело (соматическое бессознательное) ---Тело/Разум ---- Дух (психическое бессознательное)

Инфро-красный --------------------------------------------Видимый спектр---------------Ультра-Фиолетовый

Осознанность связывается с визуальным спектром света. Тело и разум видимымы, а бессознательный материал выпадает из видимого спектра. Юнг открывает психическое и соматическое бессознательное как практически одну и ту же область. Бессознательное становится видимым где-то, потому что тело это живой компонент этого процесса и нашего сознания. Бессознательное контактирует с телом. Где-то есть место, где эти два конца сходятся и становятся связанными. Это место называется тонким телом.

Когда бессознательное описано с точки зрения эго – соматическое и психическое заканчивается уступая месту разному опыту. Когда мы погружаемся в тело, бессознательное ассоциируется с феноменом тонкого тела, которое он приравнивает к телесному бессознательному. Эта формулировка сравнения тонкого тела с бессознательным тела появилась, чтобы бросить вызов взглядам Юнга на роль тонкого тела, как на полудуховную встречу тела и души. Но Юнг хорошо осознает трудности концепции тонкого тела. Поэтому он избегает разговоров об этом. Описывает это как «чрезвычайно непостижимое». Он пишет о тонком теле только теоретически. Он был частично заставлен говорить о тонком теле в своих семинарах по Ницше. Шварц-Салант верит, что именно Ницше вдохновил идею тонкого тела, потому как часто вписывал тело в свой опыт нуминозного. Юнг комментируя Ницше подчеркивает, что в трудах Ницше есть возникает феномен Тени, но также и тонкого тела. Он приводит пример из «Так говорил Заратустра»: «За вашими мыслями и чувствами, мой брат, стоит сильный владыка, неизвестный мудрец, чье имя Я. Он обитает в теле, в твоем теле».Юнг говорил, что «Заратустра» написан на крови, и все, что написано подобным образом, содержит упоминание тонкого тела, эквивалента соматического бессознательного». Я привожу точку зрения Юнга здесь, так как верю, что верю в то, что демонические образы текут как метафорическая кровь и отражают инстинктивную пульсацию через тело, как только образ достигает сознания.

Психическое бессознательное содержит образы, символы, сны, и более доступно для нас, чем соматический, инстинктивный компонент образа, который мы низвергли в подземный мир. Наше культуральное отвержение тела побуждает нас отвергнуть инстинктивное бессознательное, и вместе с ним наши примитивные импульсы и чувства. Даже в работах психоаналитиков, которые подчеркивают центральную роль образов, об образе говорят так, как будто они только ментальны. Юнг верил в то, что фокусировка на одном полюсе обязательно отвергает контакт с другим полюсом.

Несмотря на упор на психический аспект образа, Юнг понимает важность тела, говоря, что образы подымаются из глубин тела и отражают его материальность также как и структуру бессознательного. Обсуждая религиозную концепцию отвержения плоти, он описывает тонкое тело, как нуминозность присущую телу. Для Юнга тонкое тело оказывается еще одним описанием Самости, часть каждой личности, которая существует за границей времени и места и направляет индивидуальную жизнь каждого. Сегодня, несмотря на то, что Юнг признавал важность инстинктов и тела, юнгианская мысль сильно сконцентрирована вокруг психического и аретипического спектра.

 

Развитие идеи Юнга о тонком теле

 Демонические образы в этой работе имеют энергетический, кинестетический, чувственный компонент, связанный с телом и концептуальный, мифический, символический компонент связанный с разумом. Тонкое тело, как оно описано здесь не связывается так тесно с темной соматического бессознательного, как предлагал Юнг. Оно не связано с ведущим ресурсом Самости. Оно более доступно для нас, чем мы могли до этого представить. Через чувства, мы можем шагнуть в тонкое чувство. Здесь мы открываем почву для встречи соматического и психологического бессознательного, ту границу предсознания как для соматических, так и для духовных аспектов психе. Когда мы играем на границе сознания, мы приглашаем демонов в наш мир и открываем тонкое зрение. Образ, которые несет как тело так и разум в сознание, становится демоническим. Психологические исследования обычно останавливались здесь, на описании сильных образов, которые подымались из бессознательного. Но мы не останавливаемся здесь. Принятие демонического – удивительное проявление психе. Этот заряженный аффектом образ, влияющий на душу движется к тому, чтобы воссоединиться с телом в дальнейшем, более глубоком союзе тела и души. Эта вторая встреча имеет место в срединном пространстве тонкого тела. Следуя за схемой Юнга, тонкое тело представляется как находящееся между двух полюсов бессознательного материала – инстинктивным и архетипическим.

Тонкое тело содержит в себе также много разума, как и тела. Оно очищает и перемешивает эти две противоположности. Через это действие душа приходит на землю и мы ощущаем тежелые воздействия архетипов. Противоположности комбинируются таким образом, чтобы стать возможными для восприятия в нашем воображении. Инфракрасный и ультрафиолетовый тона тонкого тела связаны с теми местами, которые еле доступны для видения и часто воспринимаются как галлюцинация. Они появляются для воображаемого видения в лиминальной области, где сознательное встречает бессознательное. Эти два полюса делают тонкое тело полем, где что-то можно воспринимать и чувствовать. Образы подымаются тогда когда реальность содержит в себе и инстинктивное и духовное. Эти образы могут быть распознаны по цвету, звуку, запаху. Они могут появляться как животное, человек, бог, геометрическая фигура, когда их психический компонент доминирует.

 

Терапевтические изменения через тонкое тело

После того как психотерапии исполнилось сто лет, больше и больше людей, что другой эмоциональный паттерн меняет поведение. Телесно-ориентированные терапевты сейчас спорят об адекватности инсайта в одиночестве (преобладающая терапевтическая методология), и верят, что они нашли ответ на проблему интеграции: поведение должно иметь корни в структуре тела. Никакого реального изменения не происходит до тех пор пока оно не происходит в теле и разуме.

Психодинамический подход предлагает одно объяснение. Согласно аналитику Аните Грин, телесный комплекс появляется тогда когда Я есть телесное Я – в младенчестве и детстве. Травмы детства вытесняются в телесную структуру. Во взрослом возрасте, в нем остаются сильно заряженные негативные энергии, распределенные по телу, ассоциированные с образами, которые требуют разрядки через специфические телесно-ориентированные методы, включающие концентрацию на теле, катарсическую разрядку, работу с дыханием или касанием. Согласно этому подходу, концентрация на теле должна сопровождать инсайты, достигнутые через вербальную терапию, духовные практики, или творческую работу, чтобы вызвать выздоровление от деструктивных, ограничивающих стратегий поведения. Мы знаем, что работа с телом в индивидуальной терапии может быть односторонней. В разговорной терапии  часто подымается соматической бессознательное без связи с психическим образом. Мы оставлены открытыми и энергичными, но без понимания необходимости включить этот опыт для того, чтобы изменить деструктивные программы. Мы различаем работу с телом, такую как биоэнергетика, от работы с тонким телом, которое включает воображение вместе с ощущениями тела. Когда мы включаем восприятие тела, мы воздействуем на физические и физиологические паттерны.

Наши стратегии, особенно патологичные, помогают нам подчеркнуть нашу индивидуальность и могут указать нам на самые творческие ресурсы внутри себя. Начиная от зависимости и безумия и до каждодневной иррациональности, эти патологии стремятся раскрыть нашу судьбу. Если мы обратим внимание, мы увидим, что каждая патология имеет в себе воображаемый компонент, который ждет признания. Наши фантазии, сны, образы заслуживают нашего уважения и внимания, так как они проводники связи с нижним миром сакрального существования и смысла, которые наполняют наши души. Мы также учимся, что выздоровление происходит наиболее эффективно через тонкое тело, так как оно имеет способность интегрировать физическое и психическое.

Наше стремление конкретизировать и думать дуалистично мешает нашему осознанию реальности тонкого тела и создает впечатление, что нам нужно работать либо с телом, либо с разумом. Телесно-ориентированные терапевты могут разрушить физические защиты, но работа с тонким телом вызывает изменение в фундаментальном чувстве Я, которое наполняет наш путь существования в мире. Сознательная работа с тонким телом сначала лечит разрушающие проекции, потом начинает работать с нашим отношением к богу, любви, космическому сознанию, Самости. Через тонкие чувства мы можем пережить циклические серии алхимических единений и смертей, которые изменяют индивидуальное чувство Я, и с течением того, тенденцию рассматривать мир как конкретный, отдельный объект. Мы воссоздаем нашу связь с мистическим соучастием. Работа с тонким телом помогает нам найти нуминозное состояние и для разума и для тела.

Способности тонкого тела позволяют нам воспринимать большую реальность, реальность воображения, мир воображаемого. Развитие и продвижение этой интересной, но мало изученной темы – один из самый критичных вопросов нашего времени. Объединенная реальность, восстановленная через тонкое тело, позволяет увидеть единение Всего – мировоззрение, которое может сдержать нигилизм и хаос нашего постмодернистского времени. 

JL VK Group

Социальные группы

FB

Youtube кнопка

Обучение Таро
Обучение Фрунцузкому Таро
Обучение Рунам
Лекции по юнгианству

Наши партнеры Баннеры


Рекомендуем:
http://maap.ru/ – МААП – Московская Ассоциация Аналитической Психологии
http://www.olgakondratova.ru/ – Ольга Владимировна Кондратова – Юнгианский аналитик
http://thelema.ru/ – Учебный Колледж Телема-93
http://thelema.su/ – Телема в Калининграде
http://oto.ru/ – ОТО Ложа Убежище Пана
http://invertedtree.ucoz.ru/ – Inverted Tree – Эзотерическое сообщество
http://samopoznanie.ru/ – Самопознание.ру – Путеводитель по тренингам
http://magic-kniga.ru/ – Magic-Kniga – гипермаркет эзотерики
http://katab.asia/ – Katab.asia – Эзотерритория психоккультуры – интернет издание
https://www.mfmt.ru/ – Международный фестиваль мастеров Таро
http://www.radarain.ru/triumfitaro
http://www.agoraconf.ru - Междисциплинарная конференция "Агора"
классические баннеры...
   счётчики