Версия для печати
Четверг, 08 февраля 2018 16:31

Кеннет Энгер Голливудский Вавилон Глава 11 ЛО:ЛИТА

Кеннет Энгер

Голливудский Вавилон

Глава 11

ЛО:ЛИТА

Чаплин и Лита: Жена-подросток

Ещё был прообраз той самой легендарной нимфетки: Лолиты.

Кем же была Лолита? Она родилась в Голливуде 15 апреля 1908 года, дочь мексиканки и американца с ирландскими корнями. При крещении ей дали имя Лиллита МакМюррей. Она росла на другой стороне Бульвара Сансет, неподалёку от студии Чаплина, в дешёвом одноэтажном доме. Дерзкая, но недалёкая, с широким лицом и низким лбом, в школе она отставала.

Чаплин впервые положил на неё глаз, когда ей было семь. Это было в 1915 году в популярной чайной, часто посещаемой кинематографистами, Kitty’s Come-On Inn, где Миссис МакМуррей (Нана) работала официанткой. Маленькая Лолита заметила взгляд Чарли (она знала кто он такой) и она просто глуповато ухмыльнулась и уставилась на него. Чарли увидел скромно одетую малышку со смелыми глазами. Он приманил её забавной пантомимой, спросил её имя и вскоре они уже вместе пили чай и ели шоколадный торт, поданный внимательной официанткой - Наной.

И вот Лолита начала работать ребёнком-статистом и появилась в роли кокетливого ангела в «райской» сцене фильма Малыш и в роли служанки в Праздном Классе. Чарли помогал Лолите получать партии в массовке. Благодаря зарплате своей малышки, Миссис МакМуррей могла бросить работу официантки и посвятить все своё время «образованию» дочери. Нана преподавала лишь один предмет семестр за семестром: Как Выйти Замуж за Миллионера. И тупая Лолита наконец-то начала схватывать.

Лолите исполнилось тринадцать, четырнадцать, затем пятнадцать, а педофил Чарли всегда был рядом, тайно наблюдая за тем, как раскрывается бутон. Ло:Лита достаточно «созрела» для того, что бы стать ведущей актрисой.

Чаплин начал работу над Золотой Лихорадкой, а Лолита хорошо подходила для роли танцовщицы. По крайней мере так думал Чаплин; Миссис МакМюррей с радостью согласилась. В марте 1924 года Лолита подписала контракт, прыгая от радости и пища «Как здорово! Здорово!» под взором довольной Наны. Её дочь была несовершеннолетней, но уже достаточно зрелой, что бы проводить свободное время с её наставником, как полагала Нана. (Нана подробно объяснила Лолите какую роль она должна играть с Мистером Чаплином).

С боевой материю за её спиной в шестнадцать Лолита внезапно стала Звездой Студии Чаплина, её имя красовалось на двери в гримерку Эдны Первиэнс, отремонтированную на вкус Наны. По славной традиции киномира она взяла псевдоним. Теперь её имя из Лиллиты МакМюррей превратилось в ЛИТУ ГРЕЙ (Грей так же было именем серого ангорского котёнка, которого Чаплин подарил своей юной заезде-любовнице - кем и стала Лиллита - незадолго до этих событий.) Котёнок сопровождал Литу в студию Чаплина вместе с её амбициозной матерью, ничего не упускающей из виду.

Газетчики превозносили новую ведущую актрису до небес за её талант, красоту, «аристократичное испанское происхождение», и пока велась работа над Золотой Лихорадкой, Чаплин тратил мили и мили плёнки, снимая сцену с Литой в танцевальном зале. Они продвигались с большим трудом. Несмотря на слепую увлеченность Чаплина, она была не слишком фотогенична и отказывалась слушать его указания. Что бы там не нашёл Чаплин в её хамоватом, ребяческом шарме, все это, казалось, испарялось под оглушающим светом прожекторов, и ни один режиссёрский приём не мог вернуть это обратно. Чаплин начал думать, что именно назойливое присутствие за кулисами решительной матери, Наны, не даёт его бутону раскрыться.

А затем в один утомительный день съёмок сцены в танцевальном зале на многолюдной съёмочной площадке, когда под жаром прожектора Лита пыталась в сотый раз станцевать танго, она внезапно схватилась за живот и закричала. Так весь актёрский состав и технический персонал Золотой Лихорадки, включая и режиссёра, узнали о том, что Лита беременна.

По мнению наблюдавшей за всем со стороны Миссис МакМюррей это «счастливое событие» было ожидаемым. Теперь она могла устроить собственный спектакль с криками в небо на испанском и имитацией обморока. Все происходило по плану: пришло время дяде Эдвину МакМюррею (к счастью джентельмен был адвокатом) встретиться с Чаплином и донести до него, что добрачный секс с несовершеннолетней на законодательном уровне приравнивается к насилию.

Последовавшее «вынужденное бракосочетание» 24 ноября 1924 года стало Скандалом Года для таблоидов. Это было крещением огнём для Чаплина. Он пытался избежать скандала, но пятьдесят репортёров преследовали пару, когда они летели через границу в Мексику, что бы устроить быструю неприметную церемонию. Вместо этого им пришлось при невыносимой жаре играть в прятки с назойливыми толпами журналистов.

Но негде было скрыться в захудалом городке Эмпальме (Штат Сонора), и они вступили в законный брак на глазах у всего мира: тридцатипятилетний Чарли Чаплин и его шестнадцатилетняя беременная невеста. Мать Литы и дядя тоже были там…что бы убедиться, что жених не сбежит. Вот так история.

Таблоиды отметили, что когда молодожены пробивались через толпу репортёров, Чаплин выглядел «унылым». Отражая дерзкие вопросы своей «фирменной» улыбкой, он с Литой добрался до лимузина и умчался, оставив в пыли охотников за новостями. Пока жених и его нимфа направлялись в сторону государственной границы журналист Херст (медиаконгломерат, основанный Уильямом Хёрстом в 1887 году. - прим. переводчика) отправлял телеграмму со своей «эксклюзивной статьей» о свадебной погоне по пустошам.

Присоединившись к группе друзей во время ночного свадебного путешествия на поезде обратно в Лос-Анджелес, Чаплин отметил, «Что ж, мальчики, это конечно лучше, чем тюрьма, но долго это не продлится.»

Когда заголовки о ЧАРЛИ И ЕГО МАЛОЛЕТНЕЙ НЕВЕСТЕ оглушили страну, Лита Грей, Которая «недолго» поносила крылья в Малыше и снялась во множестве неиспользованных сцен Золотой Лихорадки, стала не менее известна, чем любая голливудская звезда. Однако после выхода замуж в интересном положении, она «ушла с экранов».

Эта отставка предполагала «компенсацию» Лите и всему семейству МакМюррей. Нана усердно вела дела из-за кулис, что бы актерская карьера, которую пришлось бросить её малышке, была заменена чем-то более солидным. Они с дядей Эдом установили, что размер капитал Чарли составляет 16 000 000 $.

По возвращению в сорокакомнатный особняк Чаплина на Беверли Хилс через порог с молодожёнами переступила и Нана. Словно карикатурная теща из ночных кошмаров Миссис МакМюррей напросилась и устроилась как дома…на два мучительных года. (Теща аргументировала это тем, что Лита ещё «ребёнок», и не справится с домашним хозяйством).

Лита с сыновьями.

Чаплин в Праздном Классе: дорогостоящие статисты, Миссис МакМюррей и Лита в роли служанок.

Газеты сообщили о рождении сына, Чарльза Спенсера Чаплина Младшего 28 июня 1925 года, спустя семь месяцев после свадьбы. Второй сын, Сидни Эрл Чаплин, родился 30 марта 1926 года, спустя всего девять месяцев и два дня. К тому времени дом Чаплина уже не принадлежал ему. Деревенщины с Беверли Хилс из Клана МакМюррей одержали верх, и масштабные шумные пьянки стали нормой. Ночью 1 декабря 1926 года Чаплин вернулся домой после тяжёлого рабочего дня на съемках Цирка и обнаружил, что пьяный цирк захватил его дом. Он вышел из себя, и после обмена гневными словами, Лита собрала двух детей и ушла со своей свитой пьяных гостей и Кланом МакМюррей.

К тому моменту, как Лита подала на развод 10 января 1927 года, Чаплин уже давно раскусил дьявольский «финансовый заговор» матери и дочери. Но было уже слишком поздно. Инициативный дуэт ослабил хватку за определенную цену: целый миллион. За эти два года брачного ада маленькая Лита превратилась в свирепую Ксантиппу (жена Сократа, чьё имя вошло в историю как синоним сварливой и взбалмошной жены - прим переводчика), тайно управляемую Наной. Каждый шаг Чаплина в доме, каждый уход и приход, сопровождающийся ароматом маленьких слабостей, каждое вольнодумное высказывание или интимное предложение, которыми он делился со своей женой в постели, докладывались дочерью и заносились матерью в большую книгу учёта. А затем Нана передавала доказательства семейному юристу, дядюшке Эду.

Когда Чаплин остановил работу над Цирком и помчался в Нью-Йорк к своему адвокату Нэйтану Буркану, все его имущество было конфисковано группой юристов, возглавляемых дядей Эдом. В Нью-Йорке у Чаплина случился нервный срыв, после чего он лечился в доме Буркана у доктора Густава Тик, выдающегося невропатолога. Когда душевное равновесие Чаплина восстановилось, он был шокирован тем, что всю страну наводнило непристойное чтиво, почерпнутое из двух его адских лет в браке.

Пикантная маленькая статья, напечатанная в форме брошюры на 22 страницах, под названием Жалоба Литы Грей, которая заставила судачить всех мужчин и женщин высшего общества, была лишь копией «СВИДЕТЕЛЬСТВА О РАЗВОДЕ Литы Грей Чаплин с Чарльзом Спенсером Чаплином». Документ просочился в подпольную скандальную прессу благодаря адвокатам Литы во время подачи заявления. И уже через несколько недель этот донос продавался десятками тысяч копий, по четверть доллара за каждую.

Среди сложных юридических терминов встречалось латинское слово, фелляция, заставившее многих модниц открыть словарь. По-видимому, Миссис Чаплин не хотела совершать это «ненормальное, противоестественное, извращённое, аморальное и непристойное действие» (как описывали адвокаты Литы), но Чаплин подстрекал её, «Расслабься, дорогая - все женатые люди занимаются этим.»

Согласно Жалобе, с тех пор, как они вступили в интимную связь, «Ответчик никогда не имел супружеских отношений с Истцом в той форме, которая обычно подразумеваются, когда речь идёт о муже и жене». (Что в свою очередь поднимает вопрос о том, как же она смогла зачать.)

Во время бракоразводного процесса оба мальчика были выставлены на показ перед судьёй и фотографами, окружённые величайшей материнской любовью.

Претензии к Чаплину, перечисленные в Жалобе, были изложены в пяти основных пунктах:

1. Истец была соблазнена Ответчиком.

2. Ответчик предложил Истцу совершить аборт, когда был подтвержден факт беременности.

3. Ответчик не соглашался жениться на Истце, до тех пор, пока его не вынудили, с той оговоркой, что он был намерен как можно скорее развестись.

4. Провоцируя развод, Ответчик, в соответствии со своим продуманным планом, подвергал Истца жестокому и бесчеловечному обращению.

5. Достоверность этих заявлений подтверждают аморальность ежедневных разговоров Чарльза Чаплина, его теории, касающиеся священнейших тем, которые он презирал.

В подтверждение пятого обвинения Лита изложила несколько бесед, в которых Чаплин принижал достоинства института брака и законов о сексуальной жизни в Штате Калифорния. Намереваясь «разрушить и развратить её душевные порывы, деморализовать её нравственные устои» Чаплин даже читал Лите отрывки из «аморальной» литературы, такой как Любовник Леди Чаттерлей.

Ещё одна попытка просвещения оказалась столь же неприемлемой: «Стороны принимают во внимание, что за четыре месяца до расставания Истца и Ответчика, Ответчик предложил провести вечер у них дома с молодой девушкой, занимающейся сексуальными извращениями, и Ответчик сказал Истцу, что они могут «повеселиться вместе».

В суде Лита заявила, что когда она отклонила это предложение, разъяренный Чаплин закричал на неё: «Подожди у меня. Однажды я выйду из себя и убью тебя!»

Чаплин, в свою очередь, сделал следующее заявление для прессы: «Я женился на Лите Грей, потому что любил её, как и многие другие безрассудные мужчины, я любил её ещё сильнее, когда она делала мне больно, и я боюсь, что до сих пор люблю её. Я был потрясён и готов покончить с собой в тот день, когда она сказала, что не любит меня, но мы все равно должны пожениться. Её мать часто предлагала мне жениться на Лите, я отвечал, что с удовольствием бы сделал это, если бы мы могли завести детей. Я думал, что был не способен на отцовство. Её мать постоянно намеренно сводила наши с Литой пути. Она поощряла наши отношения.»

Клан МакМюррей: Холодный расчет.

Не все газеты были настроены против Чаплина. Г.Л. Менкен так прокомментировал эту ситуацию в балтиморском Sun: «Все те идиоты, которые пол года назад боготворили Чарли Чаплина, теперь готовы танцевать вокруг костра пока он горит; он кое-что понял о психологии толпы…Публичные судебные процессы, связанные с обвинениями сексуального характера собирают карнавалы повсюду в Соединенных Штатах…»

Шайка Литы почувствовала перемену общественного настроя в пользу Чаплина и решила пустить в ход главный козырь. Они пригрозили назвать в суде «имена пяти знаменитых киноактрис», с которыми у Чаплина была интимная связь за время его брака.

Это было последней каплей. Дабы не втянуть этих актрис в судебное разбирательство (в особенности Марион Дэвис, которая ни один раз предоставляла Чаплину пристанище на ночь в Ocean House, когда дела дома были совсем плохи), Чаплин сдался. Была согласована сумма выплаты, и Лита заменила свою сенсационную жалобу на единственное обвинение в жестокости.

22 августа 1927 года, после двадцатиминутного «выступления» на свидетельской трибуне, Лита была вознаграждены денежной компенсацией в размере 625 000 $. Потрясённый Чаплин вернулся в Лос-Анджелес, что бы продолжить работу над Цирком, которую пришлось прервать на целый год из-за судебных разбирательств. Он вновь стал холостым, но теперь уже озлобленным клоуном. Своему кинооператору, Роланду Тотеро, он признался: «То через что мне пришлось пройти, состарило меня лет на десять». Что бы вновь войти в свою роль, Чаплину было необходимо покрасить волосы в чёрный; словно выживший после попадания в Мальстрем (водоворот между Лофотенскими островами - прим. переводчика), он полностью поседел после столкновения с Лилит-Литой.

Естественно Лите следовало разделить свою награду с «организатором» шоу: Наной.

Чаплин: Угрюмый свидетель.