MAAP_conf_2017_banner

Суббота, 07 мая 2016 18:57

Дадли Райт Элевскинские мистерии и церемонии Глава 3. Представление великих мистерий

Дадли Райт

Элевскинские мистерии и церемонии

Глава 3.

Представление великих мистерий

Ниже приводится представление Великих Мистерий, которое длилось в течение десяти дней. Различные торжества характеризовались максимально возможной торжественностью и этикетом, и обряды рассматривались как "культовые" в высшем объяснении данного понятия.

ПЕРВЫЙ ДЕНЬ. Он был известен как "Сход," или "Собрание", когда собирались все, кто прошел через Малые Мистерии, чтобы принять участие в праздновании Великих Мистерий. В этот день архонтесса Basileus председательствовала над всеми поклонениями города, и собирала людей на месте, известном под названием Poikile Stoa. Затем архонт Basileus, с четырьмя помощниками, приносил жертвы и возносил молитвы за благополучие Греции, далее архонтом Basileus, одетым в свою должностную мантию делалось воззвание:

«Приходите, кто чист от любой скверны и чья душа не имеет греха на совести. Приходите, все кто жил жизнью добродетели и справедливости. Приходите все те, кто чист сердцем и руками, и чья речь может быть истолкована. Всякий, у кого не чисты руки, непорочное сердце, и разумное мнение не должен помогать в Мистериях».

Затем люди по команде жреца омывали руки в освященной воде, а неблагочестивым делалось предупреждение о наказании, изложенным в законе, в случае если они обнаруживались, но главным образом, и это в любом случае, от неумолимого гнева богов. Hierocceryx затем призывал ко всеобщему долгу соблюдать наиболее высокую степень секретности в отношении того, что они могли бы свидетельствовать, и велел им молчать на протяжении всей церемонии, и не произносить даже возгласа. Кандидаты на посвящение собирались за пределами храма, каждый из них находился под руководством и наставлением mystagogue, который повторял эти инструкции для кандидатов. После этого внутри освященного огороженного места все вновь принятые подвергались очищению церемониальным огнем. Все носили регалии согласно событию. Это становится понятным из письменных надписей, которые были обнаружены, но сведения о самих регалиях оставляют желать лучшего. Мы знаем, что экстравагантные и дорогие одежды Деметрой не приветствовались, и было запрещено быть одетым подобным образом в храме. Ювелирные изделия, золотые украшения, пояса пурпурного цвета и вышивка также были запрещены, как и одеяния и такни смешанных цветов. Волосы женщины должны были свободно ниспадать на плечи, и не должны были быть заплетены или скручены на голове. Ни одной женщине не разрешалось пользоваться косметикой.

ВТОРОЙ ДЕНЬ. Второй день был известен под названием Halade Mystæ, или "К морю, ey mystæ", в который в соответствии с заповедью приветствовали всех идти и очиститься погружением в море, или в соленой воде из двух освященных озер, называемых Rheiti, и поэтому также был известен как "Священный путь". Священники имели исключительное право рыбной ловли в этих озерах. Образовывалась процессия, к которой все присоединялись и проделывали свой путь к морю или озерам, где они купались и очищали себя. Данное всеобщее очищение было сродни тому, что практикуется и по сей день евреями в начале еврейского года. День посвящался Сатурну, в компетенции которого было сообщать душе о ее падении по пути ее снисхождения из тропика Рака (Северный тропик).

Капелла сравнивает Сатурн с рекой, обширной, медлительной и холодной. Данная планета означает ясный ум, а Пифагор символически называл море «слезой Сатурна». Купанию предшествовала исповедь, и порядок, в котором купание проводилось, и количество погружений варьировалось в зависимости от степени вины, в которой каждый сознался. По словам Свида, те, кто должен был очистить себя от убийства, погружались в соленую воду в двух раздельных случаях, погружаясь по семь раз в каждом из них. По возвращении с купания все считались как «новоявленное существо", купание рассматривалось в качестве сосуда перерождения и посвященные были одеты в гладкую шкуру молодого оленя или в шкуру овцы. Очищение, однако, не считалось завершенным до следующего дня, когда дополнялось пролитием крови свиньи принесенной в жертву. Каждый нес к реке или озеру маленького поросенка, который также был очищен посредством омовения, и на следующий день эти свиньи приносились в жертву. В жертву приносилась свинья, потому что это животное было очень пагубным для пшеничных полей. На Элевсинских чеканных монетах свинья, стоящая с факелом размещалась по горизонтали, являясь знаком и символом Мистерий. Также в этот день некоторые из посвященных подвергались особому очищению рядом с алтарем Зевсу Милостивому на Священном Пути. Каждый человек, который хотел очиститься, жертвовал быка Зевсу Милостивому, бесчеловечному Зевсу, кожа животного раскладывалась на земле dadouchos, и тот, кто был объектом очищения, находился на ней на корточках на левой ноге.

ТРЕТИЙ ДЕНЬ. На третий день увеселения любого рода, даже самые невинные, были строго запрещены, и все постились до наступления ночи, когда они вкушали зерновые лепешки, пшено, соль, гранаты, и священное вино, разбавленное молоком и медом. Archon Basileus, опять при помощи четырех epimeletæ, в присутствии представителей родственных городов прославлял великую жертву Сотерия ради процветания государства, афинских граждан, а также их жен и детей. Эта церемония проводилась у подножия элевсинского Акрополя. Данный день был известен как день траура, и должен был ознаменовать горе Деметры от потери Персефоны. Приносимые жертвы в основном состояли из кефали и ячменя из Rharium, поле в Элевсинах. Жертвоприношение расценивалось столь священным, что священникам не разрешалось, как это было принято в других мероприятиях, вкушать их. По завершении общей церемонии каждый из них по отдельности приносил в жертву маленькую свинью предварительно прошедшую обряд очищения в море.

Искупительная жертва в виде свиньи приносилась Фрее и была торжественным жертвоприношением в Северной Европе и в Швеции, вплоть до настоящего времени обычай сохранился в виде обжига хлеба или пряника в виде свиньи в Сочельник.

ЧЕТВЕРТЫЙ ДЕНЬ. Главным событием четвертого дня становилось торжественное шествие, когда священная корзина Цереры (Деметры) провозилась в священной двуколке, толпы людей выкрикивали по пути ее следования "Радуйся, Церера!" Хвостовая часть процессии состояла из женщин, несущих корзины, в которых лежало кунжутное масло, кардочесанная шерсть, крупицы соли, зерна пшеницы, граната, тростник, ветви ивы, лепешки, известные как маковые, а иногда и змеи. Один из видов этих лепешек был известен как "бычьи лепешки"; они были сделаны с небольшими рогами и посвящались Луне. Другой вид содержал семена мака. Мак использовался в обрядах, так как считалось, что некоторые количество зерен мака были подарены Деметре по ее прибытии в Грецию, чтобы она погрузилась в сон, которого у нее не было с момента похищения Персефоны. Деметра неизменно изображалась в статуях как очень полная, увенчанная колосьями и держащая в руке ветку мака.

ПЯТЫЙ ДЕНЬ. Пятый день был известен как День факелов потому, что с наступлением темноты все посвященные шли парами вокруг храма Деметры в Элевсине, сам dadouchos возглавлял процессию. Факелами размахивали и передавали из рук в руки, олицетворяя странствия богини в поисках своей дочери, когда пламя факела, зажженного в пламени Этны, служило ей проводником.

ШЕСТОЙ ДЕНЬ. Шестому дню празднества было дано имя Вакх. "Прекрасный молодой бог," Вакх, или Дионис, или Бахус, был сыном Юпитера и Цереры, и сопровождал богиню в ее поисках Персефоны. Он также нес факел вследствие чего, его статуя всегда изображалась с факелом в руке. Его статуя, вместе с другими святынями, бралась из Иакхиона, святилища Вакха в Афинах, устанавливалась на тяжелую грубую четырехколесную колесницу, запряженную быками, и в сопровождении Iacchogogue и других государственных чиновников назначенных по этому случаю, следовала из Керамейкоса или гончарного квартала, в Элевсины по Священному пути в сопровождении торжественной процессии. Именно в этот день торжественная церемония обряда достигла своего апогея. Статуя, также как и люди сопровождающие ее, были увенчаны миртом, люди танцевали весь путь по маршруту, били в медные котлы, играли на различных видах инструментов и пели священные песни. На пути следования процессии делались остановки у различных святилищ, на месте дома Фисалиса, который, как говорили, принимал у себя дома богиню, и согласно надписи на его могиле, она вознаградила его открыв ему сельскохозяйственную культуру инжира; именно дерево инжира почиталось священным, потому что оно получило известность будучи посаженным Фисалисом; также останавливались перед мостом построенным через реку Кефис, по краю которой Плутон спускался в царство теней с Персефоной, и где прохожие организовывали себе праздник за счет паломников. У каждой святыни приносились жертвы и возлияния, пели гимны и исполняли священные танцы. Перейдя мост, люди входили в Элевсин через так называемые Мистический вход. Полночь наступала до того, как процессия достигала Элевсин, поэтому большая часть пути должна была сопровождаться светом факелов, которые несли пилигримы, и ночная процессия носила название «Ночь факелов». Смола и канифоль, из которых были сделаны факелы, должны были обладать свойствами для отпугивания злых духов. Бесплодные горные земли на перевале Дафны и поверхность моря оглашались скандированием «Вакх, О Вакх!». На одном из привалов кроконцы, потомки героя Крокона, который ранее правил над Триазинской равниной, повязывали шафрановый браслет на правую руку и левую ногу каждому из процессии. Вакх всегда воспринимался как сын Деметры, поскольку виноградная лоза вырастает из земли. Различные символы несли люди, которых иногда насчитывалось от 30 до 40 тысяч человек. Этими символами служили опахала – «Мистический веер Вакха», плетеные трости и корзины, одновременно относящиеся к культу служения богине и ее сыну. Опахало или веялка, как ее иногда называли, была инструментом, который отделяет зерна от плевел, и считался также эмблемой власти, которая отделяет добродетельных от нечестивых. В древних картинах Беллори два человека представлены как стоящие на пороге посвящения. Один из них является священником, который проводит церемонию, и изображен в благоговейной позе, на него накинуто покрывало, устаревший знак преданности, в то время как другой держит опахало над головой кандидата. В некоторых изданиях переводов Энеиды, выполненных Робертом Саути, появляются следующие строки:

Теперь познаю, что руками усердных крестьян владею

Сеют борозды земли и одевают поля

Лемех, крепкая перекладина кривого плуга, то телега,

Что медленно катит Цереру к ее храму:

Крики, телеги, легкие ивы и тяжелая борона,

Препятствие и таинственная повозка Бога.

Расстояние, которое проходила процессия, составляло 22 километра, но Ликург распорядился, что если у какой либо из женщин возникнет необходимость ехать в Элевсин на колеснице, то она должна быть оштрафована в размере 8000 драхм. Тем самым не допускалось различие между более богатыми женщинами и их более бедными сестрами. Как ни странно, но жена Ликурга была первой нарушившей закон, и Ликург был вынужден оплатить штраф, который он сам же и назначил. Он не только заплатил штраф, но и проявил себя как доносчик. Сразу после сдачи на хранение священных предметов в Элевсион, у подножия Акрополя, один из элевсинских священников торжественно объявлял об этом событии жрице, находящейся под опекой богини Афины – Паллады Афинской. Плутарх, в своих комментариях об удачных днях и не очень, говорит, что он знает, что несчастливые события иногда происходят и в счастливые дни, и афинянам пришлось принимать македонский гарнизон "в четный в 20-й Бодремион, день, в который они провожали таинственного Вакха ".

СЕДЬМОЙ ДЕНЬ. На седьмой день статуя перевозилась обратно в Афины. Дорога назад также сопровождалась торжественной процессией, и сопровождалась многочисленными церемониями. Остановки опять же делались в нескольких местах, например «пункт» римско-католического паломничества, где местные жители также входили в шеренгу процессии на некоторое время. Те, кто остался в Элевсине, проводили время в занятиях спортом, бойцы выступали обнаженными, и победители награждались мерой ячменя - существовала традиция, что зерно сначала высеивалось в Элевсине. Также считалось, что именно в этот день проходила торжественная подготовка тех, кто должен был быть посвящен следующей ночью. Обратный путь проходил с тем же блеском, что и дорога в Элевсин. И сопровождался забавными эпизодами, как и предыдущий день. Те, кто ждали процессию на мосту через афинскую реку Кефисс, обменивались различного вида добродушными насмешками и гримасами с теми, кто был в процессии, забавляясь тем, что называлось «мост дурачества». Эти шутки, как говорили, были призваны вспомнить о тактичных шутках, которые использовала служанка по имени Ямбе, чтобы пробудить Деметру от ее длительной скорби. Существует странное противоречие в разности утверждений сделанных античными писателями в том, что было допустимо, а что было запрещено во время церемоний. Деметра, когда находилась в поисках своей дочери, сдалась под тяжестью усталости в Элевсине, где она присела у родника подавленная горем. Было строго запрещено кому-либо из посвящаемых присесть у этого родника, чтобы не показать тем самым, что они копируют действия рыдающей богини. Тем не менее копирование шуток Ямбы было частью церемониала Мистерий. По словам античных писателей так называемые «шутки», могли бы расцениваться сегодня как проявления плохого вкуса.

Сказав это, свои одежды сдернула она

И показав все формы тела своего как есть

Непристойно упомянув про половое созревание

И обнаженные груди взяла Ямбе своими руками

И богиня смеялась и смеялась легко в ее голове,

И приняла отполированную чашку, в которой был глоток

Во время Пелопонесской войны афинянам не удалось договориться о перемирии с лакедемонянами, которые захватили Декелея, и возникла необходимость отправить статую Вакха и участников процессии в Элевсин морем. Плутарх говорит: «При таких условиях пришлось отпустить жертвы, которые, как правило, приносились по мере следования по пути Вакха».

ВОСЬМОЙ ДЕНЬ. Восьмой день назывался Эпидаурион, потому что однажды произошел случай, что эскулапы, прибыв из Эпидавра в Афины, изъявили желание быть посвященными, и прошли Малые Мистерии, созданные как раз для таких случаев. Поэтому вошло в обычай отмечать Малые Мистерии во второй раз именно в этот день, и принимать на посвящение любого такого одобренного кандидата, который еще не использовал привилегию. Была также еще одна причина для повторения обрядом посвящения. Восьмой день считался символом падения души в лунарную орбиту, и повторение посвящения, второе празднование того, что священный обряд был символическим для души призванной попрощаться со всей божественной природой, погружаясь в совершенное забвение ее божественного происхождения и нетронутого благоденствия, и бросаясь глубоко в область непохожести, невежества и ошибок. День открывался торжественным жертвоприношением Деметре и Персефоне, которое проходило в границах внутреннего двора храма. Предельная точность должна была быть соблюдена в предлагаемых жертвах, как возраст, цвет, пол жертвы, песнопения, ароматы и возлияния. Принятие или отказ от жертвы определялось по движениям животного – как оно подошло к алтарю, сила пламени, направление дыма и так далее. Если эти знаки были не благоприятны, то в этом случае первая предложенная жертва приносилась в жертву, другие животные должны были быть закланы один за другим, пока все знаки не станут Плоть принесенного в жертву животного не было разрешено выносить за пределы священных стен, но было должным употребление его внутри здания. Далее, как говорят, произносилось заклинание использовавшееся в течение всего празднования Мистерий:

Юпитера дочь, божественная Прозерпина,

Царица благословенная, приди и прояви свое благоволение к этим обрядам,

Единородная, благородная жена Плутона,

О досточтимая богиня, источник жизни:

Твое жилище это глубины земли,

Совсем рядом широкие и мрачные ада врата.

Священный Юпитера дар, прекрасного вида,

Карающая богиня, царица подземного мира.

Белокурое порождение Фурий, чье обличье ты принимаешь,

Из-за молчанья Юпитера как источника тайн.

Мать Бахуса, высокопарного и божественного,

Многоликого прародителя вина.

Светлая сущность, времен года сообщник,

Всеправящий целиной, несущий небесный свет,

Изобилующий фруктами, щедрый на ум,

Двурогий, и вожделенный в одиночку всеми из смертного рода.

О досточтимая царица, что радует равнины покрытые травой,

Сладкая на запах и на вид приятная:

Чьи святые формы просматриваем мы в подающих надежду фруктах,

Энергия земли порождающая разность оттенков:

Обрученная осенью, жизнь и смерть в одиночку

Бедным смертным та власть неизвестна:

Для твоей задачи, по воле твоей,

Жить, чтобы плодить, и все что живет умрет.

Услышь, благословенная богиня, пошли рост плодородный

Различными фруктами земли, с любовью мира;

Пошли здоровье с легкой руки и вознагради мою жизнь

С блаженным изобильем, освободи от шумных раздоров

Сохрани до глубокой старости от добычи смерти

Освободи меня добровольно от нижних царств,

Унеси в твой прекрасный дворец и равнины блаженства,

Где живут счастливые духи, и царит Плутон.

ДЕВЯТЫЙ ДЕНЬ. Девятый день был известен как День глиняных сосудов, потому что в этот день существовал обычай наполнять вином два кувшина. Один из них помещался на восток, а другой на запад, и после зачтения наизусть определенной мистической формулы оба разбивались, вино выливалось на землю в качестве возлияния. Первая из формул была обращена к небу, в качестве молитвы о дожде, вторая к земле, как молитва о плодовитости.

Слова, используемые жрецом, чтобы обозначить окончание празднования Мистерий «Conx Om Pax»: «Смотри и не делай зла» - произносились египтянами, и были такими же, которые использовались в Мистериях Исиды. Данный факт иногда используется в качестве аргумента о египетском происхождении Элевсинских Мистерий.

ДЕСЯТЫЙ ДЕНЬ. На десятый день большинство людей возвращались в свои дома, за исключением каждого третьего и пятого года, когда они оставались для Игр и Спорта следующих за Мистериями, которые длились от двух до трех дней.

Элевсинские Игры описывались риториком Аристидом как старейшие из всех греческих игр. Предполагается, что они были учреждены в качестве благодарственной жертвы Деметре и Персефоне при завершении сбора урожая зерна. Из надписи датированной поздней частью третьего века до нашей эры, жертвоприношение Деметре и Персефоне совершалось на данных играх. Игры состояли из атлетических и музыкальных конкурсов, скачек и конкурса, который носил название Родовой или Традиционный конкурс, происхождение которого не известно, но который, как полагают, возможно берет свое происхождение из соревнований среди жнецов на священной Рарийской равнине для того, чтобы посмотреть который из них первым выполнить поставленную перед ним задачу.

Древнее святилище, в котором праздновались Мистерии, было сожжено персами в 480 или 479 году до нашей эры, и новое святилище было построено или, по крайней мере начато – при правлении Перикла. Плутарх говорит, что Кореб начал строительство Храма Посвящения в Элевсине, но дожил только до окончания нижнего уровня колонн с их наличниками; Метаенес, при поддержке Ксипета, добавил остальную часть антаблемента и верхнего ряда колонн, и затем Ксенокл из Cholargus построил вершину купола. Длинная стена, о строительстве которой Сократ говорит, что он слышал, как Перикл предложил народу, и была произведена Калликратом. Кратинус сатирически высмеивает работу как очень медленный процесс:

Камень на камень оратор сложил

Высокопарны слова его, но ими стены не построишь

По мнению некоторых авторов, храм был спланирован Иктином, архитектором Парфенона, а Перикл был всего лишь тем, кто курировал стройку. Витрувием сказано, что храм в Элевсине в начале состоял из одного отсека огромной величины, без колонн, и было совершенно очевидно, что данному отсеку было предназначен быть обнесенным колоннами по кругу в общепринятом стиле; однако единственное, что было добавлено, это портик, и что не ранее периода Деметрия Фалерского, лишь несколько лет спустя исконное сооружение было воздвигнуто. Вполне вероятно, что необычная величина секции сложилась из-за разнообразия и сложности обрядов посвящения в Элевсинских мистериях, в которых она играла роль сцены, препятствуя появлению внутреннего двора, за счет которого секция становилась огромной. Храм был одним из самых больших священных зданий Греции. Его длина составляла 68 метров, ширина 54,66 метров, а площадь поверхности 3716,88 квадратных метра. Монументальный алтарь жертвоприношения был помещен в передней части фасада, недалеко от восточного угла корпуса. По словам Вергилия над главным портиком были начертаны слова: " Далеко отсюда, о, вы будете далеко отсюда, и вы не посвящены в это».


В четвертом веке христианской эры храм в Элевсине был разрушен готами, при подстрекательстве монахов, которые следовали за войском Аларика.


Доходы от празднования Мистерий должны были быть значительными. С обеих Мистерий – Малой и Великой сбор по одной обол* в день взимался с каждого из участника, и отдавался жрецу. Hierocceryx получал полтора обол в день, и другие подручные получали аналогичную сумму. В существующей монетной системе обол по стоимости составила бы более 1 1∕4 драхмы.

* Обол – мелкая серебряная монета, шестая часть драхмы.

JL VK Group

Социальные группы

FB

Youtube кнопка

Обучение Таро
Обучение Фрунцузкому Таро
Обучение Рунам
Лекции по юнгианству

Наши партнеры Баннеры


Рекомендуем:
http://maap.ru/ – МААП – Московская Ассоциация Аналитической Психологии
http://www.olgakondratova.ru/ – Ольга Владимировна Кондратова – Юнгианский аналитик
http://thelema.ru/ – Учебный Колледж Телема-93
http://thelema.su/ – Телема в Калининграде
http://oto.ru/ – ОТО Ложа Убежище Пана
http://invertedtree.ucoz.ru/ – Inverted Tree – Эзотерическое сообщество
http://samopoznanie.ru/ – Самопознание.ру – Путеводитель по тренингам
http://magic-kniga.ru/ – Magic-Kniga – гипермаркет эзотерики
http://katab.asia/ – Katab.asia – Эзотерритория психоккультуры – интернет издание
https://www.mfmt.ru/ – Международный фестиваль мастеров Таро
классические баннеры...
   счётчики