Понедельник, 07 октября 2013 20:46

Мария Нагловская Священный ритуал магической любви Глава 2 Рождение любви

Мария Нагловская

Священный ритуал магической любви

Глава 2

Рождение любви

Жизнь Человека состоит не только из конкретных фактов и событий, доступных обыкновенному наблюдению. Зачастую истинный опыт лежит где-то ещё, за пределами физического плана, но мы запрещаем себе принять эту реальность. И разумеется, таким образом мы чудовищно обедняем себя, лишаем себя самого необходимого: способности общаться с великими силами, распространёнными в природе. Мы ограничиваем наше знание тем, что может контролироваться наукой мозга, замедляя так ритм нашей жизни. Поэтому мы и стареем — мы загрязняем канал, соединяющий нас с нашим корнем и с единственным средством, при помощи которого нам позволено участвовать в вечной молодости вселенной. Мы подобны листу, отрывающемуся от древа жизни. «Он увядает и желтеет — и ветер уносит его прочь»10.

Адам сорвал плод с Дерева, зная, где право и где лево, где высоко и где низко, где длинно, а где коротко; но этим же действием он породил принцип неподвижности, Смерть, распространившуюся по земле с тех пор. И дабы не слышать больше голоса женской впадины, он запечатал её, прикрыв её первой одеждой. Он сказал Еве: «Скрой же себя от меня, ибо ты есть искушение»11.

Женщина сохранила молчание и забыла истину, но у последовавших за ней поколений сохранялась вера в её победу...

...Лёжа в прострации на плитах террасы моих предков, перед величественным Казбеком, я чувствовала, как во мне новым светом зажигалась эта вера. Пылкий поцелуй Тени утвердил меня в ней.

Не без усилий я поднялась с камней, уже горячих от солнца, следовавшего по своей восходящей кривой с обычной быстротой, и спросила сама себя — хочу ли я вернуться к своей семье, или же спуститься в сад, чтобы успокоить свои чувства. Но столь велико было моё беспокойство, что выбрать одну из этих двух возможностей было тяжело.

У террасы не было прямого сообщения с внутренними жилыми помещениями. Грубая лестница, сделанная из неотёсанных камней, вела с северного края террасы к восточному краю большого балкона первого этажа, и оттуда, тоже с севера, маленькая железная лесенка позволяла спуститься в маленький дворик, где павлины и гуси нижнего двора вышагивали свой парад с утра до вечера. Там же в своё свободное время спала сторожевая собака.

Я попыталась проскользнуть, подобно вору, мимо дверей и окон, выходящих наружу, чтобы животные увидели меня до того, как меня встретит хоть один человек... меня манили мои розы, ибо я ждала поддержки от них.

Исключительно неторопливо я проделала этот путь, смотря на павлинов лишь уголками своих глаз, ибо, несомненно, боялась их упрёков. Но когда я пришла на лужайку, где расцветали мои розы, я побежала. Почему? Я не знаю.



На этой дикой земле, куда, ввиду коммерческой бесполезности этих скал, не ступала нога европейской цивилизации, быстрый бег таит много опасностей: здесь есть глубокие и быстрые потоки, громадные камни, перегораживающие путь без предупреждения, столетние стволы деревьев, поваленные сильным ветром, которые не дозволено поднимать ни одной профанной руке, ибо к этим священным мощам все относятся с уважением: мы знаем, что они — алтари, на которых свершаются таинства, которые дано наблюдать лишь самым чистым душам.

Как же тогда могло так случиться, что я была способна пробежать этот путь без единой остановки? Вы можете объяснять это как вам угодно, но я действительно оказалась в тени лесов за время, показавшееся мне одной лишь секундой. Я остановилась у гигантского дуба, как будто меня кто-то внезапно гальванизировал, и самым естественным своим голосом произнесла: «Я здесь».

Было очень жарко, и в воздухе не чувствовалось ни малейшего ветерка. Природа была полностью неподвижна, словно парализована лучами солнца, сиявшего везде, сквозь листья и ветви. И в то же время всё вокруг — атмосфера, растительность, сухие ветви — было наполнено пасмурным беспокойством.

«Я здесь.» - снова сказала я, и ответ должен был бы придти, но всё ещё заставлял меня ждать.

Я поняла, что нужно повторить эти слова третий раз.

«Смотри — я здесь, я слушаю!» - сказала я, как будто так было необходимо — и слабый вздох действительно достиг моих ушей.

Я всё ещё не могла разобрать ни слова, и продолжала стоять в неподвижности.

«Ты и вправду пришла, - произнёс далёкий голос — но ты не знаешь меня. Ты любишь, и это правда, но любишь не меня — ибо не знаешь, кто я. Хуже того — в тот день, когда ты узнаешь меня, ты устрашишься меня.»

Из самых глубин своего естества я уверяла в обратном.

В голосе как будто появилась краткая вспышка жизни, и мне почти показалось, что я увидела некий образ. Но иллюзия в тот же миг исчезла.

«Нет, нет, я сейчас не могу в это поверить, - услышала я, и если бы я только могла передать вам печаль этих слов! - Как ты можешь любить меня, не зная меня?»

«Испытай меня.» - сказала я.

И снова я почувствовала какую-то радость у невидимого существа, но и эта радость испарилась, подобно первой.

«Приди сюда в час ночи, когда будет холодно, и лишь змеи будут танцевать здесь. Раз ты этого желаешь — я испытаю тебя, но да будет тебе известно: я не верю в твои силы.»

Можете ли вы представить себе моё разочарование? Но я всё же была восхищена этим оскорблением, как восхищалась и бессилием.

«Прошлой ночью, пока всё вокруг спало, ты показал мне свои раны, - сказала я кротко, - и твой поцелуй обжигает меня и сейчас. Нужен был бы ты мне, если бы не показал себя?»

Кто-то усмехнулся совсем рядом со мной, и зелёная лягушка совершила неожиданный пируэт. Ветви старого дуба содрогнулись, и маленькая птичка, потревоженная ими, перелетела в другое место.

«Многие вещи кажутся иными ночью, - сказал Господин, к которому я взывала, - и я порой позволяю себе выйти на променад. Но истинно лишь то, что не перестаёт быть истиной.»

Эти слова успокоили меня, и я почувствовала себя бесконечно маленькой перед этой огромной сущностью, наполнявшей каждое сказанное ей предложение бесконечным достоинством. Я вся являла собой безмолвное смирение.

«Тогда я буду ждать тебя здесь, этой ночью, ровно в час.» - щекотали мои уши эти последние слова.

Я облокотилась на грубый ствол дуба, ибо была настолько переполнена очарованием, что хотела позволить ему проникнуть во все мои мышцы, все мои органы. Так вода проникает в губку, не оказывающую ей сопротивления.

Прошли долгие пятнадцать минут. Я всё ещё была неподвижна, прилепившись к стволу дуба, когда предо мной остановилось грациозное животное, державшееся на изящных ногах и покрытое гладкой короткой шерстью. В глазах зверя, похожих на прекрасные орехи миндаля, сияла милая насмешка.

«Что ты делаешь? - казалось, говорили эти глаза. - В этот час твоё место — не здесь.»

И правда — у людей есть свои обиталища среди скал, из которых они строят дома. Человек — враг диких и свободных зверей, для которых он являет собой неволю.

Суровые стены замка моих предков звали меня обратно к моему месту.

Когда я снова проходила мимо балкона, простиравшегося над маленьким двориком, полным павлинов и гусей, моя семья уже собралась вместе для трапезы; но такова в нашем доме была свобода, дарованная завершившей своё обучение юной девушке, что никто не потревожился, увидев меня безмолвно проползающей через низкое окно, находившееся точно напротив железной лестницы. Я уже говорила, что это был северный угол замка. Не забывайте это, ибо в том есть своя важность: у севера есть своя особая магия.

Комната, в которую я вошла, была своего рода бальным залом. У стен стояли в ряд белые и золотистые стулья, и огромный рояль занимал весь южный угол.

Не было ни ковра, ни какой-либо ткани на окнах.

Из этого зала много дверей выходило в коридор, что вёл к лестнице на этаж со спальнями. Моя спальня находилась точно над залом и имела шесть окон: три к северо-востоку и три к северо-западу. На окнах были длинные тёмно-синие занавески из вышитого полотна с Украины.

Мебель была очень простой — довольно узкая кровать во внутреннем углу, крепкий комод с выдвижными ящиками, несколько стульев, маленький турецкий диван и письменный стол — проще говоря, только то, что нужно человеку, которому по большей части нечего делать.

В восточном углу, согласно православным обычаям, стояли священные иконы на традиционном треугольном столике-комоде.

Я подошла прямо к иконам и преклонила колени для молитвы.

Что такое молитва для души, привыкшей к обрядам Восточной Церкви?

Я обязательно должна сказать это явно, ибо читающие это наверняка будут католиками или, как минимум, людьми, воспитанными в католическом духе. Для них, этих предполагаемых читателей, молитва означает повиновение закону Церкви, в которой только верхушка её знает, какой цели она служит. Молитва для среднего католика — исполнение долга, чтобы взамен получить защиту или благодать от Небес.

Это не начало прямого общения с Божественностью, как у православных, воистину испивающих её суть. Это не тот акт мольбы без испрашивания, что возносит наши души и даёт нам духовный подъём без нужды даже произносить или обдумывать слова.

Наша молитва и название имеет иное. Слово «молитва», которое мы используем, означает «воздействие», и мы переживаем её как установление состояния святости, в котором, отрешившись от мирских забот, мы привлекаем к себе силу Небес.

У нас молятся, как будто поют, уносясь за край света — и это было как раз моим случаем в тот момент, о котором я говорю.

Икона, на которой я сфокусировалась во время молитвы, была из тех всем нам знакомых византийских образов, покрытых старым потемневшим серебром.

На ней был изображён святой Сергий-Чудотворец, про которого говорят, что он положил начало монашеству в России. Его лицо было едва видно, но металл его облачений таинственно блестел в жёлтом сиянии лампады, что денно и нощно горела перед иконами.

Учитывая состояние, в котором я тогда находилась — неудивительно, что в моих глазах едва прорисованное лицо святого Сергия приобрело необычные пропорции.

Его глаза ожили, и я почувствовала в них настоящий взгляд. Явно не взгляд великого святого, но скорее взгляд того Неизвестного, с которым я связала себя.

Я признаюсь вам в ещё большем. Понемногу моя молитва превратилась в подлинное слияние моей внутренней сути с измученным Магом, которым я восхищалась уже с дюжину часов. И с течением времени слияние становилось всё сильнее, до той степени, что я уже не чувствовала своего существования даже телесно.

Сладость этого чувства тяжело описать, ибо слова будут слишком слабы и слишком конкретны в сравнении с этим изумительным состоянием абсолютной благословенности. Представьте себе ласку без единого прикосновения, теплоту, в которой нет ничего плотского, множество поцелуев, не дотрагивавшихся ни до единого места. Если вы можете представить себе то особое наслаждение, что приходит от такой нежности, вы приблизитесь к пониманию того, что я чувствовала в тот момент, и вы согласитесь со мной в том, что ни один простой смертный, сделанный из того же, из чего и все, не сможет погрузить женщину в столь великое удовольствие.

Всё моё естество наслаждалось этим состоянием сладострастного небытия, и сила, что опьяняла меня, не имела границ. Это была необъятность Бесконечного, захватившая меня и уничтожавшая меня, и я чувствовала себя безграничной, но не существовавшей...

Ох! И почему же часам надо было начать отбивать свои удары так глупо, вырывая меня из этого блаженства?

Три металлических удара, холодных и безразличных.

Я поднялась на ноги и посмотрела вокруг себя. Мебель не сдвинулась — ничто в спальне не участвовало в моём волшебстве.

Я растянулась на кровати и позвонила в колокольчик своей старой служанке.

Она пришла совершенно спокойно, без стука в дверь, и сказала своим ласковым голосом: «У Вас только сейчас появился аппетит?»

Я действительно ничего не ела с прошлой ночи.

«Принесите мне немного молока и чёрного хлеба.» - ответила я.

Она вышла так же, как и вошла, достаточно спокойно, очень медленно, и снова пришла через полчаса с едой, о которой я её попросила.

«В гостиной какие-то гости, - сказала она, ставя тарелку на стул у кровати, - какие-то соседи останутся у нас на ночь.»

«Няня, скажите моей матери, если она будет беспокоиться обо мне, что я не буду спускаться вниз до завтрашнего утра. Мне докучают визиты.»

«Как скажете, душенька моя. - произнесла пожилая женщина. - Но скорее всего, никто ничего не будет спрашивать, ибо Вы на каникулах и можете наслаждаться свободой...»

«Гостям мы приготовим южную спальню.» - добавила она.

«Тем лучше.» - сказала я, толком не зная, почему.



Строительство домов согласно точной ориентации по сторонам света — важная вещь, которой, тем не менее, европейцы полностью пренебрегают, потому что утратили истинное понимание креста, одновременно соединяющего и разделяющего северную, южную, западную и восточную точки.

Север есть неподвижность, отсутствие вечно меняющегося динамизма жизни. Это убежище для интеллекта, ибо один лишь север даёт ему необходимый отдых в абстрактном осмыслении, не беспокоя его новыми воздействиями.

Если бы на свете был один лишь север, Человек знал бы всё — ибо всё было бы достаточно спокойно, чтобы позволить ему видеть каждую вещь в её мельчайших деталях.

Была бы вечная ночь — и Человек был бы её царём.

Юг же, напротив, является источником вечной жизни. Это та главная точка, наделяющая жизнью наши органы, которые стыдится замечать интеллект, потому что они непрестанно напоминают ему о его недостаточности: его неспособности следовать головокружительному курсу Вселенной, её мобильности, её своенравным изменениям.

Если бы существовал только юг — на Земле не было бы ничего, кроме диких зверей.

Посредники, запад и восток — проходы между двумя крайностями, и восток обозначает Человека, пришедшего из Жизни и уходящего в Неподвижность или Смерть, в то время как запад есть точка, где Смерть поворачивается к Жизни и подготавливает Возрождение. Но запад всё ещё несёт в своей сути элементы Смерти...

Когда дом построен в соответствии с наукой о главных точках горизонта, человек ночью ложится головой на север и ногами на юг. Таким образом, его интеллект действительно успокаивается во сне, а Жизнь, всегда плодородная во тьме, беспрепятственно проникает в тело, согласно закону природы, сверху вниз.

Более того, будучи правильно ориентировано, дремлющее тело человека получает, через правую руку и органы правой стороны своего тела, отголоски восстановительных толчков мировых сил; в то время как с его левой стороны — сильнее всего от левой руки и из сердца — уходит избыток того, что должно умереть, иными словами, вернуться к Корню, к центру Земли, где потрескивает возрождающий огонь...

И в нужное время вы увидите причину, по которой написаны эти строки.

1 Выбор Нагловской имени «Ксения», несомненно, является отсылкой к Блаженной Ксении Петербургской, святой Русской Православной Церкви. Параллели между жизнью Блаженной Ксении и жизнью Марии Нагловской поразительны: обе женщины были замужем за музыкантами, обе, потеряв мужей (в случае Нагловской — из-за сионизма) в возрасте двадцати семи лет, были обречены на жизнь, полную трудностей, и среди нищеты находили утешение в собственной духовности.

2 Большую часть деталей жизни Нагловской я узнал из её короткой биографии «La Sophiale» за авторством её любимого ученика Марка Плуке.

3 «Революция в философии» Франка Гранджена. Тема книги — философия Анри Бергсона, служившего сильным источником вдохновения для Нагловской. В предисловии ко второму изданию было указано, что первое издание было переведено «мадам Мари Нагловской» и продавалось в «главных городах России».

4 Nouvelle methode de Ia langue franсaise, под именем “Marie de Naglowska”

5 La paix et son principale obstacle - “Мария Нагловская”

6 La Reforme, 1927-28

7 Alexandrie Nouvelle, 1928-29

8 Обозрение некоторых источников вдохновения Нагловской будет приведено в приложении C.

9 Необходимо заметить, что такая нумерация справа налево соотносится с нумерацией астрологических карт для северного полушария. Более подробно часы AUM рассматриваются в приложении B.

10 Это, похоже, цитата — но я не смог определить её источник.

11 Источник, если таковой был, тоже не установлен.

 

 

Наши партнеры Баннеры


Рекомендуем:
http://maap.ru/ – МААП – Московская Ассоциация Аналитической Психологии
http://www.olgakondratova.ru/ – Ольга Владимировна Кондратова – Юнгианский аналитик
http://thelema.ru/ – Учебный Колледж Телема-93
http://thelema.su/ – Телема в Калининграде
http://oto.ru/ – ОТО Ложа Убежище Пана
http://invertedtree.ucoz.ru/ – Inverted Tree – Эзотерическое сообщество
http://samopoznanie.ru/ – Самопознание.ру – Путеводитель по тренингам
http://magic-kniga.ru/ – Magic-Kniga – гипермаркет эзотерики
http://katab.asia/ – Katab.asia – Эзотерритория психоккультуры – интернет издание
https://www.mfmt.ru/ – Международный фестиваль мастеров Таро
http://www.radarain.ru/triumfitaro
http://www.agoraconf.ru - Междисциплинарная конференция "Агора"
классические баннеры...
   счётчики