Суббота, 07 декабря 2013 23:25

Мария Нагловская Священный ритуал магической любви Глава 3. Крещение

Мария Нагловская

Священный ритуал магической любви

Глава 3. Крещение

Когда я выпила молоко и съела кусок чёрного хлеба, и когда служанка вышла, ещё раз сказав мне, что гости, для которых была приготовлена южная комната — семья Васильковских: отец, мать и сын, и для них вечером будет устроен бал, я почувствовала, что мне нужен сон.

Я задёрнула шесть пар занавесок на шести окнах, оставив последнее широко открытым, и сняла с себя одежду, стеснявшую моё тело.

Из большого комода я достала длинный халат из небелёной ткани, усыпанной вышитыми арабесками — квадратами, треугольниками, звёздами, составляющими то, что именуется русским узором, но на деле же являет собой священные писания монголов, затерянных и растворившихся на безграничных русских равнинах за двести лет их победоносного вторжения — и я надела этот халат прямо поверх своей сорочки.

Я бросила всю снятую с себя одежду на турецкий диван, стоявший напротив юго-западной стены, достаточно близко к моей кровати, простиравшейся на диагонали от юга к северу, до трёхпанельной раскладной ширмы, защищавшей её изголовье.

И тут я увидела остатки своего обеда на стуле.

«Кто знает — вдруг она подумает, что надо придти за ними?» - сказала я себе, и, дабы избежать столь докучливого события, я отнесла тарелку в коридор, оставив её на полу справа от двери.

Вернувшись в комнату, я привела в порядок свесившиеся с письменного стола листы бумаги. Это была полезная предосторожность — ведь при сквозняке из открытых окон стол не был достаточно безопасным местом для лирических откровений, что были доверены этим страницам.

«Я, несомненно, сожгу всё это, - подумала я почти вслух, - это всего лишь глупости, написанные ничего не знающим человеком.»

Листы бумаги исчезли в глубинах единственного ящика стола, и я отправилась обратно в кровать.

Я должна добавить одну деталь для моих читателей: в моей спальне, как и в комнате любой русской девушки хорошего традиционного воспитания, не было зеркала — поскольку считалось, что юная девушка с хорошими манерами не должна размышлять о собственной красоте. Конечно же, возле моих икон был маленький туалетный столик со скромной белой занавесью, прикрывавшей мелкие принадлежности для гигиены тела и волос — но зеркало, символ великих свобод, появилось бы там только в день моей помолвки. А в настоящее время место для него было помечено гвоздём, вбитым в тонкую дощечку, поддерживавшую занавесь на некоторой высоте над столом. На этом гвозде с самого дня Ивана Купалы висел венок из диких цветов. Его красно-золотистая лента всё ещё была на месте, среди сухих стеблей.

Перед тем, как растянуться на кровати, я распустила свои длинные медово-светлые волосы, размышляя напоследок: «Нужно очень крепко выспаться, чтобы быть бодрой сегодня ночью... ровно в час.»

Эти последние три слова завершили моё предложение, почти независимо от моей воли, и я повторила их довольно громко: «Да, ровно в час.»

И тогда я опустилась вниз на пуховую подушку.

По моему личному опыту, всегда, когда мы спим, мы видим сны, но память не всегда сохраняет картины и сцены, открывающиеся нашему духу, если нет аналогичного впечатления извне, способного принять фантастическое содержимое сна и перевести его на язык реальных (физических) возможностей.

Если бы мы могли каждый раз сохранять память о своих снах, наша жизнь была бы бесконечно богаче, ведь наше внутреннее естество, освобождённое из тюрьмы и скептицизма тела во сне, могло бы дать нашему интеллекту поле для наблюдений, полное знания, нужного для понимания Неизвестного — под которым я понимаю огромную область, где силы являются сущностями, а феномены — изящными ходами божественной игры, одновременно проявляющими сходства и различия с тем, что обычно происходит у нас перед глазами...

В этот день, день моего посвящения трагическому духу «Зла», одно особенное обстоятельство, о котором вы вскоре узнаете, позволило мне запомнить этот удивительный сон:

Вначале я видела поле, где росла одна лишь дикая трава, перемежающаяся то тут, то там редкими горками песка, и сияние чрезмерно жаркого солнца придавало им ярко-жёлтый оттенок и невыносимый для глаз блеск.

Посреди этого поля неспешно растекался ручей, и у меня было ощущение (хоть я в нём до конца и не уверена), как будто я нахожусь на каком-то корабле, с трудом проходящем через влажный песок берегов.

От усилий, приложенных мной для объяснения самой себе этой любопытной ситуации с кораблём в узком ручье, русло последнего расширилось, резко и внушительно — и неожиданное энергичное движение вытолкнуло корабль в бухту, широко развернувшуюся до ярко-голубого горизонта.

Команда и несколько пассажиров моего корабля закричали от радости, и в тот самый момент, когда я спросила себя, чему они так радуются, я увидела над горизонтом, прямо напротив нас, сияющий изумрудный диск.

У меня не было времени спрашивать себя, что это было, потому что диск уже принял форму часов, с двенадцатью делениями из сверкающего золота.

Цифра «1» особенно сильно вибрировала, как будто пылая жизнью. Она располагалась слева от «12», что означало, что эти часы идут в противоположном направлении по отношению к нашим собственным. Я сосредоточила всё своё внимание на этой странной единице, и мне показалось, что красная нить вышла из неё и закрутилась зигзагами и странными спиралями вокруг делений.

Но не успела я полюбопытствовать, куда идёт эта нить, чтобы разобрать её причудливые завихрения, как чёрная тень огромного пальца простёрлась через диск, как будто указывая на одну лишь цифру «1».

Во властном волеизъявлении этого пальца читался официальный запрет видеть всё остальное.

«Ровно в час!» - прокричала я.

И этот крик разбудил меня.

Как я могу рассказать вам, не оскорбляя вас, о той ситуации, настолько неожиданной, насколько и душераздирающей, в которой я оказалась?

Две полы моего халата висели по сторонам кровати, подобно крыльям раненой птицы. Моя сорочка была задрана до самой шеи, и мой девичий живот во всей своей наготе простирался перед взглядом молодого человека, в достаточно неловкой позе сидевшего на стуле справа от меня, где часом-двумя ранее стояла тарелка с молоком и хлебом.

Я немедленно узнала молодого Васильковского, Мишу, и, трепеща от стыда, я спрыгнула с кровати и подбежала к окну, туго завязывая халат вокруг тела.

«Какое право вы имели входить сюда? - прокричала я, оборачиваясь назад. - Кто позволил войти в мою спальню?»

Миша не двигался. У него было глупое выражение лица, на котором, под беспорядочными прядями чересчур светлых волос, отражалось замешательство и отсутствие всякой мысли.

«Выйдите отсюда... немедленно... сейчас! - сказала я раздражённо. - Если вы не пошевелитесь, я позову всех, всю семью, весь дом.»

Миша с некоторым затруднением встал. Восстановив баланс тела, с правой рукой, завёрнутой в носовой платок, он встал посреди комнаты и пробормотал с глупой улыбкой:

«Я не знаю, что вас так пугает. Я не сделал ничего плохого. Я всего лишь попал сюда случайно.»

«Случайно? Вы случайно заходите не в свою спальню? Идите, идите вон, иначе я позову горничную!»

Эта чётко выраженная угроза, несомненно, вернула его к реальности. Он вытащил руку из платка и положил платок обратно в карман, но при этом покосился на него виноватым взглядом.

Я тоже взглянула на платок, и увидела там, к моему изумлению, несколько красных пятен. Судя по всему, это была кровь.

«Вы поранились?» - сказала я.

«Да нет, ничего особенного, - сказал он, - платок таким и раньше был. Я ничего не делал, уверяю вас.»

«Как вам пришла в голову мысль войти сюда?» - спросила я снова, уже начиная успокаиваться.

«Весьма просто, - сказал Миша, - Я искал уборную, увидел тарелку на полу, потому и вошёл. Кроме того, дверь не была заперта!»

«Отличное оправдание! - ответила я, впрочем, не будучи в силах сдерживать улыбку, ибо Миша в тот момент выглядел действительно забавно и казался слегка наивным. - Мы не среди дикарей живём, и тарелка на полу не означает приглашения войти... Миша, я вижу, что вы слегка не в себе. Уходите и не рассказывайте никому, что были здесь.»

Я не могу сказать точно, что случилось с ним после этого. Он набросился на меня, как сумасшедший, и в спальне совершенно невинной девы развернулась ужасная сцена: слишком слабое, чтобы защищаться, тело в яростных объятьях озверевшего мужчины.

Моя лёгкая одежда была, конечно, плохой защитой от стремительного жара, исходившего от тела двадцатичетырёхлетнего парня, и я очень хорошо помню ощущение, сперва отталкивающее, затем неожиданно и на удивление завораживающее - сначала в бёдрах, потом в шее и вниз мурашками по спине.

Моё сопротивление быстро слабело, и Миша, почувствовав это сразу же, с особенной жестокостью припал своими толстыми влажными губами к моему полуоткрытому рту.

Его язык искал мой - и, когда нашёл, надавил на него с силой.

“О, ужас! - закричала я, отворачиваясь и с силой отталкивая от себя нападавшего. - Вы чудовище! Уходите!”

Миша схватил меня за талию, крепко сцепив на ней руки.

“Нет! - сказал он. - Теперь я не уйду. Кроме того, ты моя. Я покорил тебя. Ты принадлежишь мне.”

“Чудовище! Чудовище! - взвыла я. - Вы украли мой поцелуй! Поцелуй, который не принадлежит вам. И я принадлежу не вам, но другому, необъятному существу, рядом с которым вы - ничто.”

В Мишиных руках, во всём его теле была какая-то фантастическая ярость. Его маленькие серые глаза стали почти прекрасными от этой ярости. Он замер на мгновение, впиваясь ногтями в мою кожу сквозь ткань халата, но вскоре победно закричал: “В любом случае, этот некто, которому ты якобы принадлежишь, не смог сделаться твоим господином!”

Что бы это значило?

Миша отпустил меня, подобно завоевателю, знающему о своей победе, и, сделав несколько шагов по комнате, взял стул у письменного стола и спокойно сел на него.

Сама же я стояла, подобно осуждённому преступнику, в центре комнаты.

“Мои земли! Мои земли затоплены!” - услышала я плачущий голос.

Миша первым нарушил молчание.

“Ксения, - сказал он более приятным голосом, - иди сюда и сядь на своё место перед столом. Стол будет отделять нас друг от друга, и ты сможешь спокойно объясниться.”

Я чисто механически подчинилась. Я подошла и села напротив Миши, положив обе руки на гранитный пресс-папье. Когда человек в беде, он чувствует нужду держаться за что-то твёрдое.

“Объяснись же,” - приказал Миша.

Я смотрела на него без удивления, словно признавая внутри себя его право говорить со мной столь властным тоном.

И в то же время я сказала ему: “Мне нечего объяснить вам - это вы должны передо мной извиниться.”

Выражение лица Миши было величественным.

“Ах, да! - сказал он, с высоты своего величия. - Похоже, ты забыла, что Васильковские ведут свой род от донских казаков, вольных и гордых, и не позволяют никому оспаривать свои победы. Я утверждаю своё право там, где я нахожусь.”

“Если вы считаете, что имеете право на меня, вы ошибаетесь.” - глухо произнесла я.

“Я не спрашиваю твоего мнения о вышесказанном, - ответил Миша. - Что мне действительно важно знать - так это имя и место пребывания того другого, того необъятного существа, о котором ты только что говорила со столь трогательным выражением.”

Болезненно ранящий сарказм подчёркивал эти слова. Кровь ударила мне в голову, в ушах зашумело, и слёзы затуманили моё зрение.

“Его имя не может быть произнесено,” - сказала я.

“Ах, я тебя уверяю!” - под взглядом, который в тот миг бросил на меня Миша, этот непреклонный человек, вглядывавшийся в самые глубины моего естества, я чувствовала себя ещё более нагой, более отверженной, чем я чувствовала себя ранее, растянувшись на кровати в раскрытом халате.

Всё это продолжалось не более секунды. Миша откинулся на спинку стула и произнёс: “Ты не скажешь мне, но я сам это узнаю. Тем хуже для тебя - я всё решил…”

С этими словами он поднялся и вышел из комнаты.

Дверь открылась и закрылась без звука.

Наши партнеры Баннеры


Рекомендуем:
http://maap.ru/ – МААП – Московская Ассоциация Аналитической Психологии
http://www.olgakondratova.ru/ – Ольга Владимировна Кондратова – Юнгианский аналитик
http://thelema.ru/ – Учебный Колледж Телема-93
http://thelema.su/ – Телема в Калининграде
http://oto.ru/ – ОТО Ложа Убежище Пана
http://invertedtree.ucoz.ru/ – Inverted Tree – Эзотерическое сообщество
http://samopoznanie.ru/ – Самопознание.ру – Путеводитель по тренингам
http://magic-kniga.ru/ – Magic-Kniga – гипермаркет эзотерики
http://katab.asia/ – Katab.asia – Эзотерритория психоккультуры – интернет издание
https://www.mfmt.ru/ – Международный фестиваль мастеров Таро
http://www.radarain.ru/triumfitaro
http://www.agoraconf.ru - Междисциплинарная конференция "Агора"
классические баннеры...
   счётчики