Суббота, 08 февраля 2014 11:30

Мария Нагловская ПРОДВИНУТАЯ СЕКСУАЛЬНАЯ МАГИЯ Глава IX Ритуал Повешенного

Мария Нагловская

ПРОДВИНУТАЯ СЕКСУАЛЬНАЯ МАГИЯ

Глава IX

Ритуал Повешенного

Священный ритуал Повешенного есть великое инициирующее испытание, которому Свободные Охотники Братства Золотой Стрелы подвергают друг друга после прогулки по профаному миру, что вменяется им в обязанность после прохождения церемонии Мужской Конус, описанной в книге «Свет Секса».

Путешествие Вольноотпущенника может длиться три года, семь и даже двенадцать лет, но Охотник, не вернувшийся после окончания предельного срока, не может более принадлежать Братству и в храме жриц лампада перед его ликом гаснет навсегда.

Потому, как сказано в одной священной книге:

«Тот, кто прошел испытание второй ступени, должен быть начеку в окружении толпы. Он странствует опьяненный собственной силой, что так желанна профанам, поскольку они видят конкретные результаты ее реализации. Тот, кто чист помыслами, сразу понимает это и возвращается под сень сатанинского [1] Храма после трёх лет скитаний. Другие, не столь «очищенные», приобретают собственную выгоду и стремятся растянуть удовольствие пребывания в профаном мире на семь или даже двенадцать лет; но когда они возвращаются всё же с целью пройти Великое Испытание, мало кто из них добивается успеха. Неимоверно сложно пробиться к собственной гордости сквозь толстую оболочку.»

Также в одной книге «для женщин» написано:

«Жрица, чей Возлюбленный не выдержит Испытание Повешенного, после тщетных попыток спасти его, возвращается в Храм с опущенными долу глазами и печалью в сердце. Перед Ареопагом, что созывается в таком случае, она сообщает о неудаче, постигшей ее Жениха, и жрицы, сестры ее, покрывают ее красной и черной вуалью, под которой она будет сокрыта с этого часа до самой смерти.

Во время траурной церемонии женщины зайдут в свою часовню и «вдова» погасит священный и благодатный огонь, за которым она присматривала с той поры, как ее возлюбленный прошел испытание Мужской Конус (см. «Свет Секса»).

«Жрицы, сестры ее, проводят ее до дверей павильона «вдов», где она будет находиться постоянно, за исключением темных ночных часов в новолуние, когда женщины, чьё упорство лежит за гранью обыденного понимания,

водят поминальный хоровод.

«Ни Маг, ни Воин, ни Свободный Охотник не смогут приблизиться к женщине, находящейся в печали смерти; а кто попробует преодолеть эти мрачные заслоны, получит неизлечимые раны на своё тело. Поскольку место мертвых среди мертвых, а то, что живо – принадлежит Жизни, и если вы путаете Будущее и Прошлое, то легко спутаете и пути, ведущие к ним.»

Испытание Повешенного начинается в восемь часов вечера.

От зари до наступления сумерек в этот день семеро Преподобных Воинов и двенадцать свидетелей, отобранных из числа магов и их самых талантливых учеников, с особым тщанием подготовят себя к ужасной «встрече», которые чаще всего заканчиваются трагично.

Они совершат омовение и умастят свою кожу от головы до пят специальными мазями, чей состав для каждого уникален.

Они будут подпитывать силы фруктами и печеньем каждые три часа и в интервалах между приёмами пищи не проронят ни слова, проведя эти часы сидя на полу в медитации.

Далее семь Преподобных Воинов и двенадцать лучших учеников молча подготовят испытание для Свободного Охотника, кто изволит пройти ритуал Повешенного и получить степень Воина; и те пятнадцать часов, что они провели в медитации в нижнем зале станут проверкой их собственных сил.

Если слабость, даже незначительная, зародится в теле или духе кого-то из них, другие успокоят и поддержат его, дав ему необходимые наставления. Но чаще всего эти достойные мужи выдерживают весь день затворничества в нижней комнате без всякого беспокойства любого рода. И когда в восемь часов вечера Главный подаёт сигнал, они поднимаются как один и замыкают круг, дабы встретить Вольноотпущенника, готового пройти испытание.

Позже, тот, облаченный в мантию с капюшоном из фиолетового шелка, медленно сойдет по спиральной лестнице, что начинается в Храме и заканчивается возле узкого прохода, образованного серым занавесом и стеной нижней комнаты.

Он движется как слепой и незнакомый путь кажется ему вдвое длинней, чем он есть на самом деле. Он подчиняется приказу, данному ему наставником, когда позже в восемь часов откроется дверь спиральной лестницы и тот скажет ему: «Ты спустишься вниз на тридцать три ступеньки и пройдешь вперед без остановки до тех пор, пока рука не коснется твоего плеча, и ты услышишь слова: «Идём, брат мой!»

Дверь Храма закрывается вновь, и тяжелый ключ трижды лязгнул в замочной скважине.

Что происходит потом?

Соискатель не может знать деталей ритуала Повешенного наперед, но он может то-то прочитать по этому поводу в различных «свидетельствах», приведенных здесь:

«Некто спускается вниз на 33 ступеньки в глубину подвала, расположенного прямо под Храмом сатанинской любви, поскольку 33 символизирует число того, кто был Распят в Первую Ночь Треугольника, приобретя опыт возрождения.

«Профан считает, что иерархическая лестница является восхождением. Нет ничего более далёкого от истины! Знай - это означает неизбежное нисхождение.

В узком проходе, где он продвигается с трудом, в тревоге и полном неведении относительно пути, он в течение нескольких минут заново переживает все удовольствия и всю боль своей жизни. Воспоминания переносят его дух в водоворот беспечной толпы, и он прощается с ней, поскольку считает, что его ждёт смерть.

«Но внезапно рука хватает тебя плечо, и ты слышишь: Вперёд, брат мой! И ты веришь тогда, что это небеса позвали тебя, и нестерпимый жар волнует твою кровь.»

Далее повествуется о том, как испытуемого ведут, поддерживая за плечо, в нижнюю комнату, где семеро Воинов и двенадцать свидетелей окружают его и образуют поднятыми руками над его головой нечто вроде живой крыши.

Затем пол начинает опускаться и двадцать человек оказываются еще ниже в подвале, именуемом «камерой смертников».

Посреди него возвышается виселица, готовая принять испытуемого.

Подвал довольно большой, и его границы теряются в дрожащем свете факелов, закрепленных на стенах с помощью бронзовых держателей.

Девятнадцать кресел с высокими спинками, отбрасывая длинные тени, окружают виселицу на расстоянии в пять-шесть шагов.

Маг-Целитель стоит рядом с виселицей, в то время как Воины и свидетели занимают свои кресла, на спинке каждого из которого с обратной стороны прикреплена табличка с соответствующим именем.

Когда все занимают положенные места и Вольноотпущенник всё еще в душе вопрошает себя, что он будет делать дальше, Главный предлагает ему снять мантию, произнеся следующие слова:

«Брат наш, Вольноотпущенник, отважный Охотник Братства Золотой Стрелы, ты, жаждущий принять смерть путём удушения в надежде возродиться или навсегда похоронить эти надежды, сбрось свою кожу, что делает тебя слепым и предстань обнаженным пред нашими очами, прямым и откровенным, каким ты и должен быть. Среди нас никто не осудит Брата, и независимо от того, возродишься ты или умрёшь, мы знаем, что ты станешь одним из нас. Если ты возродишься в новом качестве, твой триумф будет нашим, если же тебе суждено принять смерть, мы с почестями проводим тебя в темень ночи. Мы здесь все как листья на одной ветви и наша общность – это не пустые слова. Снимай же теперь свою мантию и будь отважен и спокоен!»

После этих слов быстрым движением он освобождается от фиолетового шелка, что покрывал его до этой минуты.

Открытый и обнаженный, поприветствовав Братство, он подходит к виселице.

Маг-целитель помещает веревочную петлю ему шею и его путь в открытый космос начинается.

И это, без сомнения, трагический момент и нет возможности дать его точное описание для профанов. Однако, свидетельства, находящиеся в архивах Братства, хранят различные воспоминания, касающиеся этого момента.

Одни содержат необычные сообщения, причудливые видения, не имеющие ничего общего с происходящим. Другие повествуют об удивительных звуках музыки, рыданиях и душераздирающих стонах.

Но все те, кто приобрел весьма специфический опыт наслаждения во время инициатического удушения, что стремительно низвергается от головы до пят повешенного, есть то, что мы называем «Сатаной» и в котором Сила противостоит манифестации Бога (=Жизнь), признают, что в этот момент, когда ничего связанного с земными повседневными вещами не остаётся в сознании испытуемого, только необыкновенная ясность, перед которой вдруг оказываешься лицом к лицу – то, что с полной определённостью можно назвать Бесконечностью.

«Это было так», - как написано в одном из свидетельств, - «как если бы невообразимое блаженство внезапно захватило меня. Это напоминает чистое видение, не имеющее никакой привязки к чему-либо определённому, и без разделения на субъект и объект. Оно включает в себя всё в своей необъятной и беспредельной полноте и растворяет в себе всё: прошлое и будущее… В нём нет ни плотности, ни форм, и даже звёзды не имеют массы. И я сам был ничем в этой беспредельной радости, и я был всем, и ничего более не существовало кроме меня в этот момент. И моя радость не была более радостью, я чувствовал её как источник манифестации моего бытия, как излучение, не похожее на свет, поскольку не было преград этим лучам, летящих в безбрежности… Мне сказали, что всё продолжалось не более секунды, но я утверждаю, что в этой секунде заключена вечность. Кроме того, вечность есть ничто иное, как несуществующая точка длительности, производящая реальность путем остановки. В это мгновение, в этой бесконечности я понял Имя, что не дано узнать смертному. Оно неизреченно, оно есть и его нет в один и тот же миг… те, кто говорят, что Бога нет и те, кто утверждают противоположное, не смогут понять, что Он существует в собственной непостижимой чистоте, кроме которой не может быть ничего – ни времени, ни пространства, и если Он остановит эту точку, в которой существует, то все живое погибнет. Вот поэтому, единственное что можно сказать о нём, это то, что Он есть Один, кто живет в прошлом, в несуществующем настоящем и в будущем… Теперь, успешно пройдя инициацию в испытании удушения, я знаю и я сознаю, что Бог жив. Я знаю, что Он есть, был и пребудет вовеки, поскольку я заглянул в его непостижимое лицо, когда он возвращал меня к жизни во время удушения. Я был в это возвышенное мгновенье Ничем в его тотальном Могуществе и потому я смог взглянуть на моего божественного Соперника и дать ему Имя, как равному. Я смог это сделать, поскольку в эту минуту Он был моим творением, и я был его создателем. Мы поменялись ролями и, летя в беспредельном пространстве, я мог лицезреть Его, застывшем в прошлом. Но в этом полете я потерял жизнь, Его жизнь, и вот почему я вернулся на Землю… Что я ещё могу сказать о его свойствах? Только одно: у Него нет никаких свойств. О Его воле? У Него отсутствует воля. О Его планах? Нет таковых. О Его любви? Он не в состоянии любить кого-либо. О Его предвидении? Вечно танцуя в веселье и радости, Он есть тот, кто Он есмь, Он смотрит, но не видит ничего перед собой. Он всемогущий, безусловно, с тех пор как то, что живо имеет жажду к жизни, и Он сам есть Жизнь… Но я также знаю теперь кто есть настоящий Хозяин этого мира, Хозяин организованной, взвешенной и измеренной Вселенной. Конечно Он – Сын Иного, и через Него Он возрождается вечно. Он неотделим от Него, но Он сражается с Ним денно и нощно. В данном контексте мы называем его Сатаной, поскольку Он является Противником Бога. Его сыном и Его Противником! Один ничего не может без Другого и их борьба также сакральна как и вечна. Пока Отец не имеет определённого желания, оно есть у Сына: всё уничтожить. Он знает как это сделать. У Него есть страсть: Небытие. Его Сын не танцует в радости и веселье в беспредельной вечности, хотя также способен на это. В то же время, если Он сделает это, всё погибнет, поскольку в Нём сила Бога и он может уничтожить Его, уничтожив себя… Он может это сделать, но Он никогда не сделает этого и никто из нас не спасет Его по ту сторону испытания повешением, но без нас Он не сможет ничего. Мы спасём Его для того чтобы познать Его; мы подвергнем себя смертельному риску при инициации удушения для того, чтобы хотя бы на миг отождествить себя с Ним, проводив Его как можно дальше до Двери, пройдя которую, невозможно вернуться назад. Мы заключим Его в Храме из наших тел, даже если нам всем суждено сгореть в яростном пламени. Это и есть Закон Жизни.»

В другом свидетельстве, где сформулировано несколько иначе, мы можем прочесть:

«Я спрашивал себя, было ли так необходимо идти до конца, перерезая последнюю нить, что связывала меня с жизнью и, отождествляя себя с Сатаной, прорываться к окончательному освобождению… Этот вопрос пронизывал мой дух, но у меня не было времени найти на него ответ самостоятельно, поскольку я низвергался в бездну со всевозрастающей скоростью. Если еще до этого момента я испытывал какие-либо физические или умственные «сожаления», то теперь я знал, что это слово имеет смысл исключительно в профаном мире, а здесь реально лишь одно: знание наивысшего блаженства и добровольный отказ от него. Это похоже на то, как если бы я написал два очевидно противоречащих друг другу слова, но во время моего низвержения в бездну, это был несомненно я, кто отрекался от вечного блаженства, преодолевая и жертвуя возможностью моей победы, и даже, что еще правдоподобней, что моя воля Свободного Человека не одобрила этого отречения и испытывала от этого тяжкие страдания… Мои Братья, Преподобные Воины Золотой Стрелы, скажут: «Свободный Человек в тебе был Сатаной, и Он желал вечной радости, но ты, Вольноотпущенник, ты решил по-другому, поскольку ты был не только Сатаной, но и Тем, кто жив, будучи самой Жизнью.» Мои Братья правы, и теперь и я вслед за ними могу сказать: «Сатана не в силах одолеть Бога, не будучи Его Сыном… Сущность Отца продолжается в Сыне, вот почему поздние вещи пребывают в ранних, и Он никогда не сможет полностью освободить себя от видимой Вселенной с которой сражается вечно. Те, кто говорят «Бог», говорят «Жизнь», и Жизнь воображает и создает формы, каждый раз одни и те же, бесконечно их обновляя. Форма есть тюрьма для духа, но пока дух жив, побег невозможен. Дух исходит из Жизни, вот в чём несчастье.»

Другой победитель говорит следующее:

«Теперь это мой новый закон: Я больше не гоняюсь за земными химерами, но я буду всячески поощрять всех тех, кто ещё страдает такими причудами, и если я доживу до Зари Третьей Части, я сделаю тоже самое, что и Моисей: Я провожу избранный народ до града обетованного, но сам не переступлю порога… потому что теперь я знаю: успеха в бренном мире достигает лишь тот, кто держит только один глаз открытым, тот глаз, что может узреть лишь видимое. Иные, кто видит полную Правду, держат открытыми оба глаза, не верят в утопии, без которых человеческая жизнь была бы вялой. Но теперь эта вялость порождает смерть и она не может никого освободить. Потому необходимо стремиться попасть в число инициируемых во что бы то ни стало, без страха пополнить ряды мятежников, увеличив тем самым Армию Сатаны [2]… Слава сему грозному Нет [3] и этой невыразимой Печали! [4]

_________________________________________________________________

[1] Он назван так потому, что Братство стремится уравновесить «красную реку животной жизни» (см. главы VI и VII) с помощью трансцендентного, духовного существования. Здесь термин «Сатана» репрезентирует оппозицию проявленной физической вселенной. «Сатанинский Храм» не есть место, где поклоняются «Сатане», поскольку в системе Нагловской нет такого объекта поклонения, и она запрещала своим последователям представлять «Сатану» как нечто внешнее по отношению к ним. Нагловская использовала термин «Сатанинский» в своём символическом языке (возможно намеренно) вводя в заблуждение. «Храм Трансценденции», возможно, будет лучшим термином.

[2] Нагловская применяет здесь бинарные понятия, такие как Тьма и Свет или Инь и Янь в Даосизме. Одна часть, что относится в ее терминологии к «сатанинскому» вечно противостоит проявленной физической экзистенции, стремясь к чисто духовному трансцендентному существованию. Другая часть, именуемая Богом, а также Жизнью по Нагловской, репрезентирует волю к жизни, которая сильнее воли к смерти, по этой причине мы находимся здесь. «Армия Сатаны» здесь все те, кто старается восстать против «красной реки животной жизни» и которую правильнее было бы назвать «Армией Трансцендентности».

[3] «Нет» здесь означает сексуальный контроль и контроль над воспроизводством. Если бы этим принципы получили широкое распространение, это привело бы к открытию новых направлений человеческого развития и помогло бы разрешить многие проблемы, стоящие перед ним.

[4] Это сожаление, испытываемое возрожденными к жизни кандидатами, которые предпочли пребыванию в вечной радости чистого духовного существования добровольное возвращение к жизни во плоти в физическом мире. В этих «Нет», что есть «черное» (противостоящее Жизни в пользу чистого, внетелесного нефизического существования) и в этой эта Печали, что есть «белое» (произошедшая от воли к жизни) мы имеем баланс двух частей Божественного, и потому Нагловская провозглашает славу им обоим в одной фразе.

JL VK Group

Социальные группы

FB

Youtube кнопка

Обучение Таро
Обучение Фрунцузкому Таро
Обучение Рунам
Лекции по юнгианству

Наши партнеры Баннеры


Рекомендуем:
http://maap.ru/ – МААП – Московская Ассоциация Аналитической Психологии
http://www.olgakondratova.ru/ – Ольга Владимировна Кондратова – Юнгианский аналитик
http://thelema.ru/ – Учебный Колледж Телема-93
http://thelema.su/ – Телема в Калининграде
http://oto.ru/ – ОТО Ложа Убежище Пана
http://invertedtree.ucoz.ru/ – Inverted Tree – Эзотерическое сообщество
http://samopoznanie.ru/ – Самопознание.ру – Путеводитель по тренингам
http://magic-kniga.ru/ – Magic-Kniga – гипермаркет эзотерики
http://katab.asia/ – Katab.asia – Эзотерритория психоккультуры – интернет издание
https://www.mfmt.ru/ – Международный фестиваль мастеров Таро
http://www.radarain.ru/triumfitaro
http://www.agoraconf.ru - Междисциплинарная конференция "Агора"
классические баннеры...
   счётчики