Четверг, 08 октября 2015 09:07

Рональд Декстер и Майкл Даммит История Оккультного Таро Глава 3 У.У.Уэскотт и его иллюстрации Таро

Рональд Декстер

История Оккультного Таро

Глава 3

У.У. Уэскотт и его иллюстрации Таро

Доктор Уильям Уинн Уэскотт (Dr William Wynn Westcott (1848-1925)), сын хирурга, родился в Лемингтон-Спа; потеряв обоих родителей в детстве, он был воспитан своим неженатым дядей, также хирургом. Получив медицинское образование в Университетском колледже, в Лондоне, Уэскотт стал партнером во врачебной практике своего дяди на Марсток в Сомерсете в 1871 году, и в том же году, масоном. Четыре года спустя, по утверждению самого Уэскотта, он стал управляющим Мартокской пожарной бригады и Национальной Школы, хотя нет записей, засвидетельствовавших бы эти факты[i]. Он женился на Элизабет Беннет (Elizabeth Burnett) в феврале 1873 года, из пяти детей, которых она подарила ему, только один пережил отца.

На встрече в Манчестере в январе 1877 года Уэскотт был назначен Верховным Великим Старшим Диаконом Яркерового Сведенборгианского обряда. Уэскотт вступил в ложу Эмануэль (Emanuel Lodge) и Храм Обряда (Temple of the Rite), который, хотя и был официально расположен в Бристоле, провел свое первое заседание в городе Уэстон-супьер-Мэр в мае 1877-го года. В 1879 году Уэскотт переехал в Хендон, где он посвятил два года изучению оккультной литературы, будучи допущенным в Метрополитан колледж S.R.I.A. в апреле 1880, достигнув Второго Порядка в декабре 1881 года и став его Генеральным Секретарем в 1883 году[ii]. Он был назначен на должность исполняющего обязанности коронера в Сентрал Мидлсекс и центральной части Лондона. Он содействовал У.Х. Мартиндейлу (W.H. Martindale) в издании «The Extra Pharmacopoeia of Unofficial Drugs» («Дополнительные фармакопеи неофициальных препаратов») в 1883 году и в 1885-ом опубликовал «A Social Science Treatise: Suicide» («Трактат социальных наук: самоубийство»). Также в 1883 году Уэскотт стал членом-учредителем Общества восьми. Он состоял в переписке с Мазерсом, но согласно Р.А.Гилберту (R.A. Gilbert), сохранившиеся письма Мазерса в период с 1882 по 1886 годы указывают на то, что Уэскотт не был причастен к его вступлению в Общество Восьми. К 1886 году Сведенборгианский обряд находился в «подвешенном состоянии», и Уэскотт написал Фредерику Ирвину 2 сентября о том, что он и Джон Яркер пытались возродить его; в конечном итоге Уэскотт стал его Гранд Старшим смотрителем и Верховным Гранд Секретарем. В 1886 году он присоединился к Герметическому обществу, основанному в 1884 Анной Кингсфорд (Anna Kingsford (1846-88)), когда она отделилась от Теософского общества.

Анна Кингсфорд предпочитала изучать западный оккультизм и была недовольна тем, что мадам Блаватская привлекает адептов в Индию. Миссис Кингсфорд, обращенная в католичество в 1872 году, была неортодоксальна в своей вере. Подобно Элифасу Леви, которым она восхищалась, она прилагала все усилия для примирения христианской религии с языческой магией. Она верила, что ей удалось магическим устремлением своей воли вызвать смерть двух вивисекторов, Клода Бернара и Пола Берта, и было решено, что если она проживет достаточно долго, то та же участь постигнет Луи Пастера[iii]. В 1886 году она получила наставление по необходимой технике от «знаменитого эксперта», предположительно Мазерса[iv]. По прошествии нескольких месяцев у нее была диагностирована болезнь, которая могла повлечь за собой смерть.

Около 1886 года Уэскотт сделал чернильные наброски козырей Таро[v]. Он опускает названия козырей, но использует узнаваемые предметы и цифры, используемые во французском порядке козырей. Он демонстрирует свое знакомство с картами Эттейлы а также книгами Элифаса Леви. Выполненные рукописным шрифтом надписи на полях рисунков надписи объединены согласующимися темами, и возможно, проводящими параллели к каббалистическим мирам Ацилут (Эманации), Брии (Творения), Йециры (Формирования) и Асии (Проявления). Термин Уэскотта «Божественный Мир» (верхний край), «Небесный Мир» (внизу), «Интеллектуальный (Ментальный) Мир» (справа) и «Земной Мир» (слева). Эти термины инкапсулируют аллегорические смыслы, которые Леви раскрыл для козырей; надписи на правом и нижнем крае, соответственно, сводятся к числовому символизму (опирающиеся на цифры, обычные для Tarot de Marseille) и астрологию (опираясь на использование «Sepher Yetzirah» Леви). Тела карт содержат буквы еврейского алфавита в соответствии с атрибуцией Леви – начиная с Алеф для первого козыря и заканчивая Шин для Шута (Дурака) и Тау для Мира. Однако некто, предположительно сам Уэскотт, перечеркнул две последние буквы и поменял их местами. Такой порядок был использован некоторыми членами Герметического Братства Луксора (см. главу 3). Восьмерка (Справедливость), Шестнадцать (Башня) и Девятнадцать (Суд) помечены Уэскоттом краткими комментариями, всегда обозначенные неясной «Rit», за которой следуют цифры, которые оказались ссылками на страницы «Rituel» Леви.

22 главы «Rituel» указывают, иногда весьма неявно, на козыри с соответствующими номерами. В главе XXII Леви суммирует все ключи Таро. Именно в ней Уэскотт и нашел вдохновение для своих рисунков. На первом ключе молодой человек, стоя у стола, на котором стоят «мечи кубки и «pantacles» (в оригинале, видимо - пентакли)», поднимает «магический жезл», который Уэскотт изображает как кадуцей Гермеса. У молодого человека «вьющиеся волосы, как у Аполлона или Меркурия»; Уэскотт делает локоны достаточно длинными, чтобы они наводили на мысли о традиционном Христе, также изображает длинную робу, бороду и нимб. Изображая Диаду, хотя она держит книгу Папессы, предполагается, что она – Исида, и соответственно носит египетскую корону с диском, обрамленную парой рогов. Хотя Леви говорит о ее мантии, Уэскотт превращает мантию в прозрачную вуаль, покрывающую всю ее восседающую фигуру. Императрица Леви, также восседающая, изображена как держащая скипетр, увенчанный глобусом. У Уэскотта также присутствует земной шар, немалого размера, украшенный картой мира. Леви отмечает, что «знак ее - орел» и Уэскотт садит эту птицу на плече женщины. Согласно Леви тело Императора «являет собой прямоугольный треугольник, а ноги - крест». Уэскотт позволяет монарху небрежно скрестить ноги, положив правую голень поверх левой; он сидит в профиль и его меч, лежащий в ножнах на его боку, отклоняется назад и образует гипотенузу к перпендикулярам трона. Папа сидит на возвышенности между двумя коленопреклоненными «служителями», как описано у Леви. Он говорит, что головы мужчин в совокупности с капителями двух фланговых колон символизируют Пятиричность. Уэскотт дорабатывает эту формулу путем добавления пяти сфер: географические глобусы, поддерживаемые каждым капиталем, пара императорских держав, венчающих углы спинки его трона и одно сферическое соединение на кресте Папы. Пол всей комнаты выложен плиткой в шахматном порядке.

Другие факторы влияния на рисунки Уэскотта были скорее визуальными, нежели вербальными. Он скопировал Колесницу Леви, иллюстрация которой содержится в «Rituel». (с Дьяволом ситуация аналогична, однако соответствующий рисунок отсутствует в эскизах Уэскотта). Колесо Фортуны Уэскотт копирует из «La Clef des grands mysteres» («Ключ к великим тайнам») Леви. Другим его источником был великий Эттейла, Таро Эттейлы (Tarot by Alliette). На некоторых из его карт изображен плиточный пол, подобный полу на карте Папы. И Уэскотт, и Эттейла изображают Отшельника как монаха, блуждающего на фоне классической архитектуры. Скелет-жнец Уэскотта повторяет Смерть Эттейлы, но экзотические пирамиды сменяться христианскими могилами. Башня – не классический храм Эттейлы, но зиккурат («Вавилонская Башня» в «Божественном Мире»). Уэскотт имитирует персонажей и пейзажи, которые Эттейла взял со Звезды и Луны Марсельского Таро (Tarot de Marseille).

Некоторые образы Уэскотта обладают характеристиками, ранее не находившими отражения у французских тарологов. В его версии ключа Влюбленных Купидон целиться из лука в бородатого мужчину, облаченного в античное одеяние и сидящего на античном стуле, напоминающего поэта или оратора. Справа от него девушка в длинной баске и сандалиях, слева от него – обнаженная женщина, чьи длинные локоны подобны змеям Медузы. Символы Справедливости, Силе духа (Fortitude) и Умеренности также облачены в античные одеяния. Одеяния также облачают восстающих из могил по звуку трубы ангела на XX козыре. Уэскотт следует Эттейле и Леви в наготе персонажей на Звезде, Солнце и Мире, как в Марсельском Таро. Уэскотт также изображает обнаженным Повешенного, висящего вверх ногами на виселице из массивных стволов деревьев. Шут (Дурак) Уэскотта, однако, одет в современные одежды: шапку, куртку, брюки и сапог на одной ноге. Другой ботинок насажен на трость скитальца вверх тормашками. Досаждающее животное здесь – пятнистая кошка или леопард. Бродяга движется в сторону реки или канавы. Он дряхл, нарочито комичен и являет собой антитезу светлому юноше, который позже будет создан Уэйтом и другими. Большинство персонажей Уэскотта запечатлены в окружении, природном или архитектурном. В последнем, Девятнадцатом ключе, примечательно: обнаженная пара стоит под солнцем на широком тротуаре, окруженная четырьмя зубчатыми стенами. Нововведения Уэскотта возникают там, где описания Леви были недостаточны и там, где в Таро Эттейлы отсутствовали стандартные козыри. В этих случаях Уэскотт странно игнорирует общего предка – Марсельское Таро. Возможно, Уэскотт был незнаком с ним в ранних 1880-ых или, возможно, брезговал им, полагая, что карты безнадежно испорчены «картоделами», обслуживающими интересы игроков в Таро.

Таро играет важную роль в коротком трактате Уэскотта о «Isiac Table» (Isiac Table – медная табличка с изображением египетских богов, в центре которой - Исида) озаглавленном «Tabula Bembina, sive Mensa Isiaca» опубликованном Робертом Фрайаром в Бате в 1887 году, в том же году Холланд также опубликовал свою работу. Рассуждения Уэскотта о Таро начинаться с утверждения, что оно попало в руки лже-предсказателей и карточных игроков, занимает последние две страницы из девятнадцати очень широких страниц этой книги. Работа Уэскотта во многом основана на трудах Леви, но расходиться с ними в некоторых деталях[vi]. Он снова соотносит буквы иврита с козырями, относя Шин к 21-ому козырю и Тау – Шуту (Дураку), как в его рисунках. Уэскотт цитирует «Sepher Yetzirah» в вопросе астрологических соотнесений с буквами иврита; знаки зодиака связанны с «простыми буквами» также, но Уэскотт не соглашается с Леви в его соотнесении планет с «двойными буквами» в его «La Clef des grands mysteres».

Буква

Леви

Уэскотт

Бет

(2) Луна

(2) Луна

Гимел

(3) Венера

(3) Марс

Далет

(4) Юпитер

(4) Солнце

Каф

(11) Марс

(11) Венера

Пе

(17) Меркурий

(17) Меркурий

Реш

(20) Сатурн

(20) Сатурн

Тау

(0) Солнце

(1) Юпитер

В отношении трех «букв-матерей» Уэскотт следует «Sepher Yetzirah» в соотнесении воздуха с Алеф (1), воды – с Мем (13) и огня – с Шин (21). Предпочитаемые им названия козырей таковы: (1) Маг (англ. Magus), (2) Верховная Жрица (англ. Hierophantess), (3) Королева или Юнона (англ. Queen или Juno), (4) король или Юпитер (англ. King или Jupiter), (5) Иерофант (англ. Hierophant), (6) Брак (англ. Marriage), (7) Завоеватель в Колеснице (англ Conqueror in a Chariot), (8) Справедливость (англ. Justice), (9) Отшельник (англ. Hermit), (10) Колесо Судьбы (англ. Wheel of Fate), (11) Сила духа (англ. Fortitude), (12) Повешенный или Адепт (англ. Hanged Man или Adept), (13) Смерть (англ. Death), (14) Умеренность (англ. Temperance), (15) Дьявол (англ. Devil), (16) Дом Плутуса (англ. House of Plutus), (17) Сириус (англ. Dog Star), (18) Луна (англ. Moon), (19) Солнце (англ. Sun), (20) Страшный Суд (англ. Last Judgment), (21) Мир или Корона (англ. World или Crown), (0) Непосвященный или Дурак (англ. Uninitiate или Fool). Уэскотт перечисляет их значения, вытекающие в основном из работ Элифаса Леви и Пола Кристиана. Менее обычны у Уэскотта значения для Реш (20) и Шин (21), с которыми он соотносит «Медицину» и «Животных» соответственно.

Уэскотт именует масти Мечи, Кубки, Жезлы или Палицы и Монеты или Шекели. Они связываться с многочисленными четвертичностями, такими как буквы священного имени, четырьмя херувимами (Львом, Человеком, Орлом и Быком) и буквами INRI, начертанными на Святом Кресте. Численные карты каждой масти олицетворяют десять сефирот в четырех каббалистических мирах. Гадание становиться возможным, так как у каждой карты появляется четкое символическое значение; например, Семерка Кубков означает Нецах Хе или Победу Женщины, Нецах – седьмая сефира, а Кубки ассоциируются с первым Хе в Тетраграмматоне. В каббалистической интерпретации Уэскотт вновь опирается непосредственно на Элифаса Леви.

Кончина Анны Кингсфорд совпала с развалом ее общества в 1888 году и Уэскотт вступил в эзотерическую секцию Теософского общества. Это было уступкой мадам Блаватской тем ее последователям, кто более детально хотел заниматься изучением церемониальной магии. Однако, Уэскотт, очевидно, хотел состоять в оккультном обществе, в котором главную роль играл бы он сам. В 1888 году он основал знаменитый Герметический Орден Золотой Зари (Его роль в ордене будет рассмотрена в последующих главах)

В 1894 году Уэскотт был назначен Коронером северно-восточной части Лондона и занимал он эту должность до своей отставки в 1918 году. Кажется, что его коллеги-медики в своем большинстве были неосведомленны о его причастности магии, которая занимала все свободное время, хотя он и публиковал работы на означенную тематику под своим настоящим именем. Уэскотт испытывал искреннюю радость познавая сферу оккультного; но более всего его Уэскотта привлекал ее игровой аспект. Он не чувствовал в себе сильного побуждения к практической магии, но любил наряжаться в костюм и принимать участие в экзотических ритуалах, создавая фантастическую часть его жизни, которая дополняла его степенную профессиональную карьеру. Он вступал во все эзотерические общества, в частности масонские, которые принимали его. В своем дневнике А.Э.Уэйт в 1902 году написал про Уэскотта: «это человек, которого вы можете случайно спросить о неком малоизвестном Обществе и вскоре выясниться, что он его Британский хранитель или занимает в нем какую-либо высокую должность»[vii]



[i] Gilbert 1997, p. 78.

[ii] R.A. Gilbert, ‘William Wynn Westcott’, Ars Quatuor Coronatorum, Vol. 100, 1988, pp. 6-32.

[iii] Edward Maitland, Anna Kingsford: Her Life, Letters, Diary and Work, Vol. II, London, first edn 1896, p. 255, and 3rd edn 1913, p. 291.

[iv] Howe 1972a, p. 40.

[v] Мы выражаем признательность Р.А.Гилберту за возможность увидеть фотографии набросков Уэскотта.

[vi] Нет ощутимого влияния Cypher MS, о котором мы поговорим в четвертой главе.

[vii] . Ellic Howe and Hellmut Moller, ‘Theodore Reuss: Irregular Freemasonry in Germany, 1900-23’, Ars Quatuor Coronatorum, Vol. 91, 1978, pp. 28-46, at p. 33. Если это критика, то Уэйт едва ли самый подходящий критик. Возможно, с преднамеренной иронией, он написал в своем дневнике 4 марта 1903 года: «Мне кажется, в ближайшее время я буду самым инициированным человеком в Европе» (Gilbert 1987a, p. 117)

JL VK Group

Социальные группы

FB

Youtube кнопка

Обучение Таро
Обучение Фрунцузкому Таро
Обучение Рунам
Лекции по юнгианству

Наши партнеры Баннеры


Рекомендуем:
http://maap.ru/ – МААП – Московская Ассоциация Аналитической Психологии
http://www.olgakondratova.ru/ – Ольга Владимировна Кондратова – Юнгианский аналитик
http://thelema.ru/ – Учебный Колледж Телема-93
http://thelema.su/ – Телема в Калининграде
http://oto.ru/ – ОТО Ложа Убежище Пана
http://invertedtree.ucoz.ru/ – Inverted Tree – Эзотерическое сообщество
http://samopoznanie.ru/ – Самопознание.ру – Путеводитель по тренингам
http://magic-kniga.ru/ – Magic-Kniga – гипермаркет эзотерики
http://katab.asia/ – Katab.asia – Эзотерритория психоккультуры – интернет издание
https://www.mfmt.ru/ – Международный фестиваль мастеров Таро
http://www.radarain.ru/triumfitaro
http://www.agoraconf.ru - Междисциплинарная конференция "Агора"
классические баннеры...
   счётчики