Поделиться
09.10.2016 Автор:

Рональд Декстер и Чарльза Даммит 

История оккультного Таро

Глава 13. Россия

 

В начале ХХ века российская интеллигенция проявляла большой интерес к православной мистике, французскому оккультизму и теософии мадам Блаватской.  Общество,  культура и духовные ценности переживали процесс трансформации.   Зимой 1899-1900 и вновь в 1901-ом доктор Папюс посещал Санкт-Петербург.  Во время второго визита его сопровождал духовный наставникМэтр Филипп из Леона, Филипп АнтельмНизье (MaitrePhilippedeLyon, Nizier-AnthelmePhilippe). Они были представлены царю, который, как говорят, был сторонником Ордена Мартинистов. Папюс основал мартинистскую ложу Крест и Звезда (TheCrossandStar) в Царском Селе (современный Пушкин), что недалеко от Санкт-Петербурга. Французы стали друзьями царской семьи. Мэтр Филипп умер в 1905-ом, во время, когда российский двор особо нуждался в его утешении: власти царя грозили бунты, забастовки, рост преступности и военное поражение, нанесенное Японией. Папюс обещал, что монархия будет существовать, пока он будет жив[i]. ОбекнигиПапюса, «LeTarotdesBohemies» (1889) и«LeTarotDivinatoire» (1909), были доступны российским интеллектуалам.

13.1 Григорий О. Мебёс

В русскую ложу Папюса входил Григорий О. Мебёс (Gregory  O.Mebes  (1869-1930))[ii], который преподавал математику в Пажеском корпусе в Царском селе. Ложа была активна менее 10 лет, но возродилась в 1910-ом, когда ЧеславЧинский (CzeslawCzynski (1858-1932)) стал Полновластным Представителем Ордена Мартинистов в России. (Его именем в Ордене было доктор ПунарБхава (DrPunarBhava)).

Мебёс начал читать лекции по символизму Таро в целом следуя программе Папюса и Леви, представляя каждый Аркан в многообразии различных атрибуций и ассоциаций – каббалистических, алхимических, астрологических и магических. Как математик, Мебёс использовал свой числовой символизм для объяснения каждого козыря, и символизм вдохновлял его на множество отступлений. Четвертый козырь вдохновил его на медитацию на Тетраграмматон (YHVH). Интерпретация десятого козыря увлекла его в тематику десяти сефирот и десяти чисельных карт в каждой масти Таро. Число семь вдохновило на ассоциации с семью таинствами православной и католической церквей и с семью планетами.

В 1912-ом Мебёс порвал с Орденом Мартинистов и стал лидером своей собственной группы учеников, которым он преподавал Таро в качестве части учебного плана оккультиста. Муни Садху (MouniSadhu) намекает, что группа Мебёса называлась «Каббалистический Орден Розенкрейцеров» («KabbalisticOrderofRosicrucianism»), но Садху произвел на нас впечатление плохо информированного о Мебёсе человека[iii]. Мебёс вводит элементы учения тамплиеров и развивает оккультную гипотезу о «телах». Человек состоит из астрального, ментального и физического тел, астральное и ментальное тело составляют «астросому», которая может путешествовать в пространстве-времени. Эти концепты были введены для объяснения таких явлений как ясновидение, общение с духами, астральная проекция, dejavu, видения будущего и прошлого под гипнозом, во сне и трансе. Кроме того, все общество в совокупности обладает одним духовным телом, называемым «эгрегор» (термин происходит от греческого «gregorios» - бодрствующий). Мебёс трактовал историю в терминах взаимодействия эгрегоров. Они появляются как Ангелы-стражи в Ветхом Завете и в Книге Эноха. Папюс, без сомнения, проинформировал своих русских друзей относительноэгрегоров в трудах Элифаса Леви.

В 1912-ом уроки Мебёса по Таро были опубликованы как «Курс энциклопедии оккультизма» («Kursentziklopediiokkultizma», «Courseonan  ‘EncyclopediaofOccultism»), который начинался с Таро. Курс состоял из двух томов. Мебёс и его последователи  вскоре стали использовать Таро Уэйта-Смита, но они зарисовывали или игнорировали цифры на Силе и Справедливости-Правосудии, соблюдая ставший традиционным для французской школы порядок козырей. Некоторые из российских учеников, ошибочно или умышленно, меняли местами Иерофанта и Колесницу[iv].

Владимир Шмаков (VladimirShmakov), инженер, написал книгу о Таро под названием «Священная книга Тота. ВеликиеарканыТаро»(«SviashchennaiaknigaTota,  velikiearkany  Taro», «The  Sacred  Book  of Thoth:  the  Major Arcana of the  Tarot»).Книгу издали в Москве в 1916-ом. Особенностью книги является полное отсутствие иллюстраций на всех ее 510 страницах. Шмаков цитирует «Энциклопедический курс оккультизма», кратко упоминает уроки Мебёса как чрезвычайно ценные по замыслу и содержанию, но сетует, что их весьма трудно растолковать[v].  Тем не менее, Шмаков следует хаотичности Мебёса: например, применяетТетраграмматон для объяснения Аркана IV и сефироты для Аркана  X. Он использует единый формат для каждого аркана: он приводит его традиционное название, букву иврита, число и сущностный символизм. Также дан краткий обзор символов в объёме от нескольких строк до нескольких параграфов. Путь ключевых концептов можно проследить от творчества Элифасас Леви, которого автор цитирует более пятидесяти раз. Однако, когда Шмаков дает и латинские названия арканов, он также следует Папюсу и Полу Кристиану.  Шут-Дурак (Fool), второй с конца Аркан, который может быть пронумерован  0 или XXI, назван   Furca(«Fork» - вилка, что имеет отношение к форме буквы иврита Шин: и Furca, и Shin содержатся в названии главы XXIDogme Леви). В название аркана XXII Шмаков включает Absolutum (вслед за Папюсои и Леви) и CoronaMagica (вслед за «CrownoftheMagi» Пола Кристиана). Большая часть книги Шмакова состоит из цитат других авторов на метафизическую тематику, не тарологов. Труд содержит цитаты из Библии, Корана, Зоара, неоплатоников, индуистов и прочих. Шмаков также приводит краткие биографии  французскихкартомантиков: Ивана Жилькена (IwanGilkin),J.-G. Bourgeat, Джулии Орсини (JuliaOrsini) и Папюса[vi]. Также Шмаков весьма лестно отзывается о книге другого русского таролога, П.Д. Успенского (P.D.Ouspensky)[vii].

ТрудМебёсатакжебылизданнапольскомподназванием«TajemnaWiedzaDuchowa, encyclopedycznywykladnauktajemnejwiedzyduchowej»  («OccultSpiritualKnowledge:EncyclopaediaoftheCompleteExpositionofaCourseofOccultKnowledgeBasedonEgyptianSymbolism», «Оккультное духовное знание: полное изложение курса оккультных знаний, основанных на египетском символизме», Цешин, Польша, 1921 год) в переводе КароляЧобота (KarolChobot), издателем выступил его брат – Йозеф. Автор был обозначен как prof.  G.O.M.  w Piotrogrodzie (Prof G.O.M.  inPetrograd, профессор Г.О.М. в Петрограде). Иллюстрации включали все старшие Арканы. Шут-Дурак (Fool),  Мир(World) и Папесса (Popess) были перерисованы с иллюстраций Вирта из «LeTarotdesBohemies»Папюса. Остальные арканы Мебёса были взяты из Таро Уэйта-Смита. Их названия отсутствуют, но римские цифры нанесены вверху большинства карт. Исключением являются Справедливость-Правосудие (Justice) и Сила(Strength): номерами Уэйта пренебрегли, так что традиция французской школы могла быть сохранена. Иллюстрации для арканов  V и VII были взаимозаменены, как будто бы возничего было бы правильно называть Иерофантом, а Папа – управлял колесницей. Чобот объяснил это ошибкой типографии, но также вполне вероятно и то, что это авторское нововведение Мебёса, которое также находит свое отображение в работе Успенского.

К этому моменту группа Мебёса состояла из сорока трех членов. С 1918-го по 1921-ый годы он читал лекции по книге Зоар и его жена, Марта Нестерова (MartaNesterova), - о истории религии с явным антихристианским уклоном. Друг Мебёса, оккультное имя которого было Астромов (Astromov), а действительное – Кириченко (Kiritchenko), читал лекции о масонстве, но был исключен из группы в 1921-ом. Он создал мартинистскую ложу под названием Три Северных Звезды (ThreeNorthernStars), встречи которой проходили в Москве, Тифлисе и Киеве. В 1925-ом году в порыве вдохновения он написал Сталину и другим коммунистическим лидерам, которые согласно его мнения были бы рады стать масонами.  Полиция обыскала его дом и конфисковала списки масонов и оккультистов. В феврале 1926-го Астромов и еще двадцать человек, в числе которых был и Мебёс, были арестованы. 18 июня 1926-го года состоялся суд: Астромов и Мебёс были приговорены к трем годам заключения в трудовом лагере. Хотя они должны были выйти по амнистии 1927-го, но были повторно осуждены на три года от 24 августа 1928-го. Мебёс умер, предположительно еще в тюрьме, в 1930-ом[viii]

KnigaGermiesa  («BookofHermes», «Книга Гермеса»,  Шанхай,  1937) былаиздана Шанхайским Русским Оккультным Центром. Авторство текста приписывали Эдуарду Шюре и Элифасу Леви, однако его источником является курс лекций Г.О.Мебёса[ix]. KnigaGermiesaиллюстрирует старшие Арканы в выдержанном атмосферном стиле, с глубокими тенями и сияющими бликами[x]. Императрица (Empress) становится Исидой; двенадцать звезд являются частью ее короны и расположены по орбите над ее головой и она управляет ими при помощи своего скипетра.   Император (Emperor) предстает как фараон, он изображен стоя, и происходит из Таро Гулината[xi]. Отшельник (Hermit) перекликается с картой Вирта с ползущей змеей и тростью из сочлененных фрагментов. Фигура Умеренности (Temperance) все также крылатая и держащая обычную урну, но ставшая Солнечным Гением, был преобразован в обнаженного мужчину, парящего в пространстве. Шут-Дурак (Fool) по-прежнему игнорирует крокодила Пола Кристина, здесь обретшего форму дракона.   На карте Мир (World) изображена обнаженная женщина в раме, но не с традиционным венком, а в окружении змея, как на соответствующих картах Эттейлы и Гулината. На картах в KnigaGermiesaнет никаких надписей.

Мебёс вдохновил таких знаменитых тарологов как Успенский, Садху и Томберг. Томберг упоминает Мебёса, Шмакова и Успенского. Садху упоминает Мебёса  и Успенского. Успенский, однако, не упоминает ни одного из них.

 

13.2 Успенский

Петр Демьянович Успенский (PyotrDemianovichOuspensky) родился в Москве 5-го марта 1878-го. Он был чрезвычайно восприимчивым и помнил события с возраста двух лет. Его отец, Демьян Успенский был госслужащим и преуспел в математике. Петр был наделен такими же способностями, но к сожалению его отец не прожил достаточно долго, дабы обучить его. Дед по матери Петра, художник, умер в 1882-ом;  Петр получил начальное образование от матери и бабушки по материнской линии. Обе женщины хорошо разбирались в живописи и у них в доме часто собирались художники, писатели и ученые. По сообщения на шестом году жизни у Успенского часто было ощущение dejavu и пророческие сны.Петр и его сестра развивали паранормальные способности в свободное время: будучи на попечении няни они часто сидели у окна и пытались предсказать события, которые должны были бы произойти за ним. Высокие умственные способности Успенского не означали, однако, что он посещал школу с удовольствием. Он бунтовал против изучения обязательных предметов в регламентированном классе. В возрасте шести лет он задумал розыгрыш, жертвой которого по всей вероятности стал директор, и был исключен из школы. Московский университет принял его в качестве свободного слушателя и образование он завершил самостоятельно выбирая книги для чтения. Он научился бегло говорить на английском и итальянском языках, но никогда не владел латынью или греческим что и стало препятствием для получения высшего образования.

Успенский много путешествовал. После смерти матери он отправился в Париж, а затем – в русскую провинцию. В этот период он вероятно был вовлечен в болезненную любовную историю,  так как этот эпизод аллегорически описывается в его работах 1905-го года[xii].  Это история о Вечном Возвращении, теории о том, что жизнь и смерть индивида повторяются в бесконечном цикле. Герой Успенского осознает сове комическое положение: он предвидит и сожалеет о своих ошибках и недостатках, но не в силах их предотвратить или изменить.

По итогам восстания 1905-го года сестра Успенского была арестована и отправлена в тюрьму. Хотя Успенский и чувствовал сильную связь с ней, он не принял ее революционных целей – он считал систему классовых различий необходимым элементом социальной гармонии и в целом считал ниже своего достоинства вовлекаться в практическую политику. Также ниже своего достоинства он считал должность репортера, на которой трудился в московской газете «Утро» («TheMorning»). Он чувствовал, что журналистика потворствует пошлости и обману, в то время как он стремился к вечным истинам. В 1906-ом он присоединился к Теософскому обществу. Он читал книги Элифаса Леви и Станисласа де Гуайты. Он совершал поездки в Турцию, Грецию и Египет, изучал и чтил их мистические традиции. В 1908-ом году его сестра умерла в заточении и Успенский погрузился в горе и медитации. Он и его сестра достигли убежденности, что время – иллюзия и эта тема стала центральной в его философских исследованиях.

В начале 1909-го Успенский перебрался из Москвы в Санкт-Петербург. Его репортажи предполагали дальние путешествия, иногда и в Америку, но он находил время на написание книг, которые принесли ему широкую известность. Первойбыла«Четвертое Измерение» («Chetvertoeizmerenie», «TheFourthDimension», Санкт-Петербург,  1909)[xiii]. Еще в  XVIII-ом веке философы выдвинули гипотезу о том, что время может быть четвертым измерением. Успенский сохранил концепт темпоральности как созидающий четвертое измерение. Он отмечал, что время и пространство не могут быть поняты объективно: они неизбежно проходят фильтрацию психологическими процессами. Эта «психическая» составляющая очаровывала его. В итоге он пришел к выводу – если выразить его весьма обобщенно – «Мы имеем полное право сказать, что мысль протекает в четвертом измерении»[xiv].  Некоторые оккультисты рассуждали о том, что мысль освобождается от ограничений пространства, и, следовательно, естественными являются способности к ясновидению, предвидению и общению с умершими, но Успенский отвергает спиритуализм в пользу концепции Вечного Возвращения: жизнь индивида бесконечно повторяется на земле и обычно не переходит в другие области. Он верил в ясновидение и предвидение, но полагал, что для обретения таких способностей требуется проделать гораздо больше работы и приложить усилий, нежели говорят некоторые оккультисты. Он стал очень скептично относится к «сверхъестественным» достижениям теософов и со временем удалился от Общества. Он проводил свои собственные эксперименты по достижению трансцендентального сознания, которого пытался достичь при помощи йоги, теургии, и, вероятно, наркотиков. Его«TertiumOrganum»  («Третий Органон» «TheThirdOrganon»,  Санкт-Петербург,  1911)[xv] больше внимания уделяет психологическим аспектам четвертого измерения, так как он его понимает. Название книги имеет отношение к концепту интуиции как инструмента познания вне научного метода сэра Френсиса Бэкона (о котором говориться в его «NovumOrganum») и логике Аристотеля (о которой идет речь в «Organon»). Успенский больше не пытается просто осмыслить время и пространство, но выйти за их пределы в непосредственном опыте «космического сознания»[xvi]. Оно может быть достигнуто при помощи традиционных техник, а именно магических и мистических. Эти техники воображения и «экстаза» намного более важны по сравнению с разумом и дедукцией. Высшее сознание берет свое начало не в науке и математике, но в медитации и восприятии искусства. Согласно Муни Садху наставником молодого Успенского в оккультизме был Г.О.М. (Мебёс)[xvii].

Успенскийнаписалнебольшуюкнигу«Символы Таро» («SymbolyTaro», «TheSymbolismoftheFarot»,  Санкт-Петербург, 1912). Она, без сомнения, должна была выступить примером личного переживания высшего сознания, которое он воспевал. Он придерживался весьма распространенного мнения о том, что Таро является кратким изложением «герметической науки – каббалы, алхимии, астрологии и магии и разнообразии их версий». Следуя Леви и Папюсу, Успенский полагает, что четыре масти Таро и четыре карты двора в каждой масти символизируют Тетраграмматон. Он допускает, что Иерофант и Колесница могут быть взаимозаменяемы. Он  нумерует Силу и Справедливость-Правосудие согласно Таро Уэйта-Смита, хотя и не упоминает саму колоду. Его образы сильно повлияли на двадцать две «зарисовки» Таро Успенского, где он описывает арканы в визионерских терминах. Из Таро Освальда Вирта к Успенскому переходят несколько деталей: Верховная Жрица держит два ключа, Императрица наделена крыльями, отшельник бредет в пустыне, где живут только змеи. Шут-Дурак – это странно палящийся на зрителя шут Вирта, не замечающий притаившегося крокодила и атакующую его рысь. Более значимо, что Успенский располагает козыри в два ряда, как рекомендовал Вирт в своем эссе для «LeTarotdesBohemiens»Папюса и кратко цитирует его.  Успенский утверждает, что карты могут быть поняты только путем формирования из них пар. Как следует из нижеизложенного синопсиса, он объединяет пары на различных основаниях[xviii]: иногда козыри находятся в согласии, иногда противоречат друг другу. Он не объясняет, почему создатели Таро могут быть столь вариативны.

Маг-Волшебник (Magician) = Высшее Сознание, в то время как Шут-Дурак (Fool) – Низшее Сознание.

Верховная Жрица (HighPriestess) – мудрость, необходимая для понимания космоса, Мира (World).

Императрица (Empress) – Природа, дающая обновление жизни на Суде (Judgement).

Император (Emperor) – Тетраграмматон, чистый свет Солнца (Sun).

Колесница (Chariot) – магическое путешествие, риск впасть в псевдо-оккультизм, такой же бесплодный, как и Луна (Moon).

Влюблённые (Lovers) – эмоции, сопоставимые с силами Звезды (Star), души природы.

Иерофант (Hierophant) – внутренний путь, отличный от внешнего, обреченного на поражение, Башни (Tower).

Сила (Strength) =  духовнаяМощь, в то время как Дьявол (Devil) проявляет духовную слабость.

Отшельник (Hermit) – посвященный, преодолевающий иллюзии Времени (Умеренности (Time (Temperance))).

КолесоФортуны (WheelofFortune) – Колесо Жизни, которое снова приходит в движение после Смерти (Death).

Справедливость-Правосудие (Justice) – Истина, постигнутая через страдания, символизируемые Повешенным (HangedMan).

Успенскийгруппируеткозыривсептенариипотремтемам: «Человек» (Маг (Magician), Шут-Дурак (Fool), Колесница (Chariot), Отшельник (Hermit), Влюбленные(Lovers), Дьявол(Devil) и Повешенный(HangedMan)), «Природа» (Императрица (Empress), Колесо (Wheel), Смерть(Death), Время(Time), Башня(Tower), Солнце(Sun) и Суд(Judgement)), и «Теософия» (Верховная Жрица (HighPriestess), Император(Emperor), Сила (Strength), Иерофант(Hierophant), Справедливость-Правосудие(Justice), Звезда(Star) и Луна(Moon)). Он не уделяет внимания темам или последовательности, в которой в них перечислены карты.

Карты становятся средством для развития теории времени Успенского. Он переименует Умеренность (Temperance) во Время(Time), возрождая старый каламбур на tempus, по латыни «время» (в средневековом искусстве Умеренность иногда изображалась с весами на голове). Он утверждает, что Умеренность контролирует поток времени, которое может течь в двух направлениях: особые души могут реинкарнивать в прошлое и будущее[xix]. И Колесо Фортуны, и венок-венец Мира олицетворяют для Успенского Круг Времени, то есть Вечное Повторение. Успенский говорил, что Дьявол в сговоре со Смертью и Временем. «Для того, чтобы выйти из этого треугольника достаточно осознать, что он не существует». Спасительным средством является самонаблюдение-интроспекция, в котором каждый обнаруживает свое существование в вечности. Эта тайна открывается Верховной Жрицей, Влюбленными и Иерофантом. Другие положительные козыри подчеркивают единство и бесконечность сознания.

Жаждущий посвящения в школу древней мудрости, Успенский предпринял поездку на Восток. Он впервые посетил Лондон и обещал предоставить отчет о своих странствиях в обмен на их материальную компенсацию со стороны «NewAge», прогрессивного журнала о путешествиях, редактором которого был Оранж (A.R.Orage (1873-1934)).«NewAge»ранеепубликовал«TheStarintheWest» (Звезда на востоке«»)Фуллераи«Konx ОmPax»Кроули (вероятно, Оранж был членом Золотой Зари, но его имени не было найдено в списках членов[xx]. Как бы то ни было, его история заигрывания с оккультизмом была недолгой).

Успенский, вероятнее всего, привлек внимание редактора своей книгой о Таро. Перевод на английский был выполнен мадам Л.А. Погосси (Mme A.L.Pogossy), теософом, которая держала в Лондоне магазин произведений искусства из ее родной России[xxi]. «Символизм Таро» («TheSymbolismoftheTarot») появился в Петербурге в 1913-ом.Успенский, тем временем, держал путь через Францию, Италию и Египет на Цейлон и Индию. Во время созерцания Тадж-Махала ему показалось, что сооружение преобразилось в модель космоса; Успенский почувствовал, что это являлось посланием архитекторов, которые были адептами суфизма. Однако, в целом в результате поездки он с изрядной долей грусти пришел к выводу, что современные эзотерические школы Индии в упадке. Несмотря на то, что он все же нашел нечто, привлекшее его внимание на Цейлоне, он вернулся в Россию, где в 1915-ом он прочел лекции о своих «поисках чудесного» и открывшихся ему проблесках высшей реальности. Его аудитория в Москве и Петрограде составила более тысячи слушателей.

Успенский привлек внимание Георгия Ивановича Гурджиева (GeorgeIvanovichGurdjieff), странствующего учителя, который  согласно общественного мнения являлся посвященным восточной эзотерической традиции. Гурджиев родился в Александрополе, его матерью была армянка, отцом – грек. Он планировал создать институт по развитию само-осознания («самовспоминании»), которое он и его последователи называли «Работа» в «Четвертом Пути». Последнее должно было объединить три призвания – факира, йога и монаха. Гурджиев побуждал своих учеников «проснуться» от обыденной жизни и механических моделей поведения. Он намекал, что его уроки основаны на полной теории космологии, психологии и духовного развития; но он никогда не раскрывал эту всеобъемлющую систему или ее конкретные источники[xxii].

Психологическое обучение предполагало, что все, не индивиды обладают разделенной природой и ее объединение  является целью обучения. Гурджиев направил одного из своих учеников для того, чтобы он пригласил Успенского на встречу. Успенский, конечно же, уже был хорошо подготовлен к обучению и Гурджиев хотел использовать его в качестве рекрутера для Работы в Петрограде. К сожалению, мужчины оказались психологически несовместимы: Успенский был интровертом, методичным и романтичным, Гурджиев– экстравертом, спонтанным и прагматичным.

Успенский подружился с одной из студенток Гурджиева, Софией Григорьевой (SophiaGrigorieva (1874-1963)). Она была дважды замужем и имела дочь на выданье. София стала известна как «мадам Успенская», но вероятно, пара не состояла в законном браке. Возможно, целью этого партнерства было обеспечение безопасности Софии во время гражданских волнений в России[xxiii]. (Мы можем сделать паузу и обратить внимание, в какой панике была сама царица, когда писала царю, командовавшему армией на Первой Мировой Войне: «Папюс только что умер. Мы обречены»[xxiv]. Возможно, доводы  ее спорны, но интуиция безупречна.) Успенский был призван в армию в качестве сапера, но получил освобождение из-за плохого зрения: он был весьма зависим от своего характерного пенсне. Когда царь отрекся от престола 15 марта 1917-го, Успенский почувствовал себя в опасности и призвал своих коллег покинуть страну. Гурджиев,уже будучи в Александрополе, предложил им присоединяться к нему. В конечном итоге все собрались в Ессентуках, но единства не достигли. Успенский, полагающий, что Гурджиев сосредоточен на Работе, обосновался в Ессентуках вместе с Софьей и ее дочерью, которая теперь тоже была замужем и имела двух дочерей. Осознавая опасности гражданской войны, Гурджиев, эмигрировавший вместе со своими близкими учениками, теперь распустил их.  Война вогнала домовладение Успенского в крайнюю нужду оставив почти без средств к существованию. Оранж предложил ему помощь, заказав для «NewAge» комментарии о жизни в военное время в России.  В итоге семья обосновалась в Константинополе; Успенский преподавал математику. Гурджиев вскоре вернулся и Успенский начал помогать ему в осуществлении долго вынашиваемых планов по созданию института. Но летом 1921-го Гурджиев снова отложил проект и уехал в Германию.

«TertiumOrganum» после пересмотра был переиздан в Петрограде в 1916-ом. Второе издание привлекло внимание Клода Брэгдона (ClaudeBragdon),  американского архитектора и дизайнера. Его интерес к геометрии и пространственным отношениям навел его на размышления о четвертом измерении, которые он излагал в брошюрах, издаваемых его собственным издательством ManasPress в Рочестере, штат Нью-Йорк[xxv]. Как и Успенский, Брэгдон полагал, что четвертое измерение было открыто мистикам. Он и его друг, Николай Бессарабов (NicholasBessaraboff) перевели «TertiumOrganum»на английский и издали его ограниченным тиражом (Рочестер, Нью-Йорк, 1920[xxvi]). Брэгдон никогда не встречался с Успенским и понятия не имел о его месте жительства, но хотел выслать ему гонорар за успешное издание работы. Он обратился к Оранжу и теософам Лондона, которые сказали, что он живет в Константинополе и  и это стало для Успенского началом весьма благоприятного в финансовом плане этапа. Англоязычная публикация также привлекла к Успенскому внимание лэдиРотемир (LadyRothermere), покровительницы оккультистов: она пригласила его преподавать в Англии. Он прибыл в августе 1921-го и начал излагать учение Гурджиева сначала в Блумсбери, затем в Сент-Джонс Вуд и далее в Южном Кенсингтоне.

Гурджиев посетил успенского в Лондоне, но их отношения продолжали оставаться напряженными, поскольку Успенский постоянно хотел придать их идеям некую организованность, и, в отличии от Гурджиева, относился к учению как к «Системе». Однажды Гурджиев шокировал студентов Успенского заявлением, что их лидер слишком интеллектуален и плохо подготовлен к «Работе». На одной из лекции Успенского в аудитории был А.Э.Уэйт, который выразил свое негодование сухостью спекуляций. Он вышел из зала со словами: «Господин Успенский, в Вашей системе нет любви»[xxvii]. Британский мистик, МилларДеннинг (MillarDenning) осудил Систему как зло; он нашел нескольких союзников, в чисе которых был и Салливан (J.W.N.Sullivan), бывший соратник Кроули. Некоторые из сторонников Успенского, и Оранжтакже, были ближе к Гурджиеву, который все же учредил свой Институт во Франции. Он арендовал «Приорат», то есть поместье Приэре (PrieuredesBassesLoges) в замке близ Фонтенбло. София и ее дочь, по-прежнему считающие себя ученицами Гурджиева, остались рядом с ним.

В 1927-ом Успенский начал редактировать свои довоенные очерки по метафизике; они были переведены на английский и опубликованы под названием «A NewModeloftheUniverse»(«Новая модель Вселенной», Лондон и Нью-Йорк, 1931). Книга принесла ему известность и много новых учеников. Она включала в себя более глубокое понимание Таро: Успенский оставляет Иерофанта (Hierophant) и Колесницу(Chariot) на их традиционных местах и в соответствии с этим переписывает свои «наброски» и остальное[xxviii]. Сила (Strength) стоит на одиннадцатом месте, «Истина» («Truth») – на восьмом: это уменьшает зависимость от Уэйта. Более традиционные версии Фокусника (Juggler) и Солнца(Sun) авторства Вирта сместили Уэйтовские. Вирт цитируется более широко, и не только в вопросах Таро, но и символизма в целом.

В 1930-ые София начала помогать Успенскому в качестве его экономки. Двое последовали примеру Гурджиева и учредили школы в нескольких имениях; ученики также были и обслуживающим персоналом. В 1935-ом была учреждена школа в ЛайнПлейс (LynePlace) в Вирджиния Вотер, рядом с  Аскоттом в графстве Суррей. Жизнедеятельность всей фермы обеспечивалась учениками Успенского. Некоторые из них были постояльцами большого Регенского дома, некоторые приезжали только на выходные и останавливались в близлежащих домах. Жизнь студентов была аскетичной, хотя случались и праздники: Успенский любил пировать и чрезмерно увлекался алкоголем. В конце 1930-ых София начала страдать от «неврастении» и удалилась в свою комнату, откуда и осуществляла управление всем имуществом и самим Успенским.

На протяжении 1940-ых пара расширила свою деятельность на США, где они были гостеприимно встречены Брэгдоном и другими американскими поклонниками.   (Подробнее мы остановимся на Брэгдоне в шестнадцатой главе). Школа и группа обосновалась на Франклин Фарм в Мэндхэме, Нью-Джерси. Успенский выступал с лекциями в Нью-Йорке и снимал там квартиру. Однако, он становился все более подавленным, разочаровавшись в своей работе и все больше погружаясь в алкогольную зависимость. Свою последнюю лекцию в Нью-Йорке он прочел в 1946-ом.

Он вернулся  в Англию в начале 1947-го страдая от почечной недостаточности. Он продолжил читать лекции, но делал это уже не так часто. Когда у него на лекции спросили, отказывается ли он своей заветной Системы, он обескуражил свою аудиторию ответом, что не существует никакой Системы. Осенью 1947-го он объявил, что собирается вернуться в Америку, но когда прибыл к судну, направлявшему в Саутгемптон, отказался взойти на борт. Он говорил о Вечном возвращении, и подразумевал, что хотел бы вспомнить все события своей жизни с тем, чтобы контролировать их в новом цикле повторений после смерти.  Он попросил о поездке по знакомым местам дабы он вспомнил все детали и умер в ЛайнПлейс второго октября 1947-го. София Григорьева в результате над стенограммами лекций Успенского а также его черновиками и заметками опубликовала несколько книг: «ThePsychologyofMan’sPossibleEvolution» («Психология Возможной эволюции человека», Нью-Йорк и Лондон,  1950), «InSearchoftheMiraculous» («В поисках чудесного» Нью-Йорк, 1949; Лондон, 1950) «TheFourthWay» («Четвертый путь», Нью-Йорк и Лондон,  1957).

С развитие учения Гурджиева-Успенского в программу обучения включили каббалу, что было связанно с глубоким изучение Таро (книга Успенского о Таро все еще доступна)[xxix]. Тем не менее, Гурджиев не учил Таро и Успенский не интерпретировал его в терминах «Работы». Успенский, однако, рассматривал семь козырей как карту «Пути Человека» и полагал, что они олицетворяют «семь Я», сосуществующих в человеке. Хотя эта идея и выглядит как концепция раздельности Гурджиева, но она появляется в книге Успенского о Таро 1912-го, то есть до того, как он встретил Гурджиева. Насаждал ли Успенский свои теории бессистемному учению Гурджиева? Мы предлагаем ответить на этот вопрос другим исследователям[xxx].

ТаротизмУспенскогомынаходимв«TheLandofLight»  («Земля Света» Померой, Вашингтон,  1959)и «AncientTarotSymbolismRevealed»  («Разоблачение древнего символизма Таро» Лейкмонт, Джорджия, 1969)Хилтона Хотем, доктора Джорджа Р. Клементса (HiltonHotema, DrGeorgeR.Clements).«Успенский, вероятно единственный, обнаруживший обоснованный способ организации Старших Арканов в пары, так, как они должны были бы располагаться на стенах Храма Посвящения в Египте ….»[xxxi]. «кропотливые исследования» Хотема, длившиеся 65 лет не позволили ему обнаружить, что подход Успенского в своем основании имеет эссе Вирта в «LeTarotdesBohemiens». Хотем цитирует визионерские «наброски» Успенского. Книга от 1969-го года полностью проиллюстрирована Таро Уэйта-Смита. (Более подробную информацию о переиздании этой колоды Вы сможете найти в 21-ой главе)

Хотем утверждает, что древние Мастера, которых он не идентифицирует, изобрели Арканы, а также астрологию и написали Библию. Их движение существовало до римского периода Египта, когда Мастера были безжалостно истреблены христианами, которые также сжигали библиотеки школы и искажали ее Писание. Несмотря на предполагаемую древность, Хотем, однако, в качестве иллюстраций Арканов использует только современные колоды. Библию, в том числе историю Христа, необходимо трактовать символически. (Хотем радостно хватается за каждую возможность опорочить Христианство. Он сам придерживается неоплатонизма: он является сторонником реинкарнации, божественности психики и гермафродитизма первых людей) Как и многие неоплатоники, Хотемвзаимозаменяет термины «рождение» и «смерть»: душа мертва в видимом (физическом) телеи оживает после отправления в духовную (невидимую) сферу. Несмотря на оптимизм относительно жизни после смерти физического тела книга Хотема от 1969-го года содержит главу о том, как продлить жизнь физического тела, а именно избегая обильной еды и сексуальных отношений.

 

13.3 Валентин Томберг

Валентин Томберг был рожден в Санкт-Петербурге 27 февраля 1900-го. Его родители были балтийцами немецкого происхождения, воспитавшими его в лютеранской вере. Еще будучи подростком он был приобщен к теософии и мистическим аспектам русского православия и увлечен визионерским учением Владимира Соловьёва (1853-1900), который помог возродить православное почитание Софии, ипостаси Святой Мудрости. Томберг был знаком с книгой о Таро Шмакова и в 1920-ом встретился с несколькими членами группы Мебёса. У них завязались дружеские отношения и они обучили Валентина использованию Таро как энциклопедической системе оккультизма, то есть методу Мебёса[xxxii].

Во время революции большевиков и последовавшей гражданской войны (1917-23) мать Томберга была застрелена мародерами. Валентин бежал с отцом и старшим братом в Ревель (нынешний Таллин) в Эстонии. Ему довелось трудится  фермером, аптекарем и учителем. В 1924-ом он получил постоянную должность в почтовой службе Эстонии и начал изучать сравнительную религию и языки (иврит, греческий, латинский, французский, английский, голландский и немецкий) в университете Тарту.

В 1925-ом Томберг присоединился к антропософскому обществу, созданному Рудольфом Штайнером  (1861-1925); Отто Зепп (OttoSepp) был генеральным секретарем эстонского филиала. К 1930-ом Томберг оказывал содействие Обществу в формате лекций и эссе и его выдвинули в качестве приемника Зеппа после смерти последнего в 1931-ом году. Штайнер указал 1933 как год второго пришествия Христа, которое произойдет в «сфере эфира». Духовный рост верующих будет происходить через непосредственное откровение «Христа-Бытия». Томберг глубоко проникся этой идеей. В духовных стремлениях Томберга его поддерживала жена, Мария Демски (MarieDemski), франко-полька, живущая в России. Их единственны ребенок, сын Алексис, родился в 1933-ем году.

Непосредственно перед Второй Мировой Войной Томберг был приглашен выступать в Шанике, Бангоре и Роттердаме[xxxiii]. Данные о его жизни в военное время противоречивы. Он был вынужден уйти в отставку из Антропософского общества. Но была ли причина изгнания в том, что он ставил себя выше Штайнера или же в том, что он поставил Христианство выше Антропософии? Он переехал в Амстердам, где согласно некоторым источникам подвергся преследования нацистов. Далее он последовал в Кёльн, будучи перевезенным туда нацистами или спасаясь от них (или дабы избежать наступления Союзников на нацисткую Голландию). К концу войныон или же находился в лагере для беженцев или же изучал право в университете Кёльна, когда бомбы Союзников падали на город. Мы можем с уверенностью сказать, что он уехал из Голландии в Германию и что он предпочёл римский католицизм антропософии.

Томберг больше не желал общественного признания. В 1948-ом друзья убедили его работать переводчиком на BBC в Англии, он помогал отслеживать содержание советского радиовещания. Он ушел в отставку при первой возможности, дабы посвятить себя писательству и учебе и жить уединенно с женой и сыном. Он умер на Майорке 24 февраля 1973-го. Мария Демски Томберг умерла вскоре после него. Его незаконченная книга, «CovenantoftheHeart» («Завет сердца»), была посмертно опубликована[xxxiv]. Она касается тем чудес Христа, десяти заповедей и каббалистического имени бога. 

Томбергявляетсяавтором«MeditationsontheTarotaJourneyintoChristianHermeticism»(«Медитации на Таро, путешествие в христианский герметизм» Варвик, Нью-Йорк, 1985)[xxxv]. Работа была опубликована анонимно и посмертно, как и просил автор. Книга использует Марсельское Таро в качестве предлога к изучению теософии Томберга, которая согласно его слов является живой традицией, а именной эзотерической церковью Святого Иакова («сердцем» Церкви), в отличии от экзотерической церкви Святого Петра («головы» Церкви). Согласно Томбергу,  герметизм – не сета или школа, но мистическая предрасположенность, которая, как он надеется, уже объединяет его с читателями. Их общая судьба – хранить эзотерическое христианство до второго пришествия Христа. У книги вдохновляющий и мотивирующий характер. Томберг с пониманием относится к нехристианской мистике, в частности йоге, суфизму и каббализму. Он сторониться розенкрейцеров, вероятно, потому, что они враждебны католицизму, а также пренебрежительно отзывается о протестантизме и игнорирует Сведенборга. Томберг осуждает дуализм, будь то зороастризм, манихейство или гностицизм.    Каждый из козырей, будь то leBateleurилиleMonde представляется буквой «дорогому Незнакомому Читателю». Шут-Дурак (Fool, leMat)стоит на двадцать первом месте, непосредственно перед leMonde, традиционном для Леви.  Французского мага иногда цитируют, наряду с другими оккультистами и также обширным числом мистиков, теологов, философов и ученых. В медитации на Смерть (Death) Томберг несколько раз доброжелательно отзывается о Гурджиеве и Успенском. Медитации на Таро были хорошо приняты тарологами: позитивно отзывается о работе Антуан Февр (AntoineFaivre). Известный французский историк эзотеризма: «Не существует, наверное, лучшего введения в христианскую теософию , оккультизм, в любое размышление про эзотеризм, чем эта основополагающая работа, не историка, но вдохновленного теософа – довольно редкое явление– который так бережно относится к истории»[xxxvi].

 

13.4 Муни Садху

Муни Садху родился в России незадолго до 1900-го. По происхождению он был немцем (его мать урожденная Ингельшторм) и поляком (по отцу, фамилия которого была Судовски). Христианское имя Садху было вариацией на Деметриус (иногда он пользовался его формами Деметриуз (Demetriusz) илиДимитр (Dymitr)). Семья была католической. Мадам Судовски также изучала теософию, но сын не разделял ее интереса. Его детские увлечения, хобби и спортивные игры были незаурядными. Формальное школьное образование было прервано Первой Мировой Войной и в возрасте девятнадцати лет он стал кадетом Белой армии. Мать, обеспокоенная судьбой сына обратилась к местному провидцу, епископу, который заверил ее, что Димитр переживет войну. Он был отправлен на фронт и действительно вернулся невредимым. После крушения Белой армии он бежал в Польшу, где присоединился к польской армии и служил в ранге лейтенанта и с большой долей вероятности принимал участие в польско-советской войне 1920-21-го годов.

В середине двадцатых Судовски начал работать в почтовом отделении в Варшаве. Он вступил в Польское Теософское Общество во главе с Вандой Дуновской (WandaDynowska), выдающейся ученой, знатоком священных писаний Индии. Также он писал Анни Безант (AnnieBesant), ученице и преемнице мадам Блаватской, расспрашивая о реальности мистических Учителей мадам Блаватской.  Анни Безант настаивала на их существовании а также на том, что они возобновили общение с теософами в 1925-ом. Но Судовски – что весьма странно – остается равнодушен к теософии в то время. Он создал свой оккультный круг, стремясь объединить метафизику Востока и Запада.

Судовски особо интересовало Таро: он любил математику и это побуждало его на нумерологические операции с козырями. Он делился своими наблюдениями на публичных встречах, успех которых его радовал. В 1928-ом он написал серию статей о Таро для ежемесячника «Odrodzenie»  («Revival», «Возрождение») под редакцией того же Йозефа Чобота, издавшего «TajemnaWiedzaDuchowainCieszyn» в 1921[xxxvii]. Он, несомненно, также был источником, от которого Судовски получил уроки Мебёса от 1912-го. Позже он ошибочно писал, что работы   Мебёса никогда не публиковались. Судовски сообщает о другом пути передачи: один из учеником Мебёса, убегая из России в 1919-ом, взял с собой записи лекций профессора, он повстречал Судовски и его соратников и те приобрели у него «большие листы из плотной бумаги (примерно 12" x 15") со всеми схемами, выполненными умелой рукой автора»[xxxviii].

Изучение Таро привело Судовски к изучению каббалы и практической магии. Он читал труды Станисласа де Гуайты, в том числе «уникальные и редкие главы», в которых рассматривалась некромантия, астральная проекция и галлюциногены[xxxix]. Судовски и трое его друзей с целью заклинания духов провели ритуал в полуразрушенном замке, где собрали все необходимые ингредиенты, описанные Леви и Папюсом; однако, неоднозначный результат отбил  них стремление кдальнейшейпрактикеэвокации. Он стал членом нескольких эзотерических групп, названия которых никогда не раскрывал в печати. В 1930-ых он с товарищем пытается установить контакт с пребывавшем в преклонном возрасте доктором ЧеславомЧинским (DrCzelawCzynski), известным варшавским оккультистом и гипнотизером. Он ушел на пенсию и отстранился от Ордена Мартинистов. Он продолжал свою деятельность в качестве хироманта, но Судовски и его товарищей не интересовала хиромантия: Судовски назначил встреч с целью узнать о «экстериоризации в астросому» (астральной проекции). Чинский отказался говорить на эту тему, но сам факт вопроса свидетельствует об интересе Судовски к оккультизму[xl]. В 1940-ом Судомски посещает Париж и устанавливает дружеские отношения с AmitiesSpirituelles, основанным Полом Седиром (PaulSedir  (1871-1926)); также он получил секретное наставление от одного из последователей Седира.

После вторжения Гитлера в Польшу Судомски стал сторонником нацистов. Говорят, что он не предпринимал никаких действий против своих польских друзей, даже тех, кото мог бы уличить в содействии сопротивлению. Он утратил связь со многими коллегами по оккультным группам: во время войны многие оккультные группы Европы приостановили свою деятельность или были расформированы. В этот период Судомски использует христианское имя Мечислав. В конце войны он убегает от наступающих Советов и недолго живет в Германии.

Около 1945-го года один из наставников Судовски, вероятно Ванда Дуновска, настаивал на том, чтобы он прочитал «A  SearchinSecretIndia» («Поиски тайн в Индии», Лондон, 1934) Пола Брантона (PaulBrunton). Книга описывает визит к Шри РаманаМахараши (SriRamanaMaharshi) уважаемому гуру и писателю, ученики которого также издавали свои записи его уроков. Наставления Раманапо йоге позволили Судомски контролировать концентрацию, дыхание и равновесие, но он не мог успокоить свой разум.

В 1946-ом Судомски был приглашен католическим священником посетить его монастырь. Он с радостью согласился и провел месяцы в медитации и изучении «ImitatioChristi»  («TheImitationofChrist», «Подражания Христу»)ФомыКемпийского. Судомски также искал наставника в Миссии Рамакришны и свами посоветовал ему присоединиться к группе последователей РаманаМахарши в Париже. Они в свою очередь поделились информацией о бразильском ашрамеАруначала (Холм Света), названном в честь святой земли возле ашрама самого Раманы в Тируваннамалаи на юге Индии. Судомски решил посетить обе школы.

Он отправился в Сан-Паулу, откуда продолжил двигаться на юг, в ашрам в Куритибе. Находясьтамоннаписалнебольшуюкнигу, сравнивая«ImitatioChristi»и«VivekaChudamani» («TheGreatCrestJewelofWisdom», «Великий драгоценный камень мудрости»). Брошюра была опубликована на португальском языке в 1948-ом. Он активно практиковал йогу, которая помогала ему успокаивать ум, пока не почувствовал себя достойным встретиться с Шри Раманом. Судовски встретился в Гурджиевым в 1949-ом. Согласно Николаю Терещенко, встреча прошла ужасно[xli]. Гурджиев сразу же оскорбил Судомски «на языке своей матери». Судовски после встречи чувствовал только отвращение и злость: «К черту тебя, грязный армянский старикашка!». Терещенко говорит о том, что Судовски должен был поклониться Гурджиеву, так как только великий мастер может мгновенно распознать родной язык человека и выбрать наиболее обидное оскорбление для него![xlii]. Но Терещенко даже не рассмотрел версии, что происходжениеСудовски могло быть известно хозяину заблаговременно, или что Гурджиев, свободно говорящий по-русски, автоматически использовал его для ругательств. Но как бы то ни было Судовски, который обычно получал высокую оценку в духовных школах, навсегда отвернулся от Гурджиева и Четвертого Пути.

В апреле 1949-го Судомски прибыл в Тируваннамалайи поселился около ашрама Шри Раманы. Следующие шесть месяцев пребывания там стали для него временем отдыха и вдохновения. Учитель, возраст которого приблежался к 70, страдал от рака на руке, который требовал радикального лечения, но, несмотря на страдания,  он сохранял убеждение, что истинная сущность существует вне зависимости от физических проявлений. И тело, и космос – иллюзии, связанные с невидимой божественностью, пронизывающей все. Конечно же, эти наставления давали многие учителя, в числе которых и Шри Ауробиндо, ашрам которого находился в Пондичерри. Школа в дальнейшем стремилась объединить восточную и западную мистику. Судовски посетил Пондичерри и присоеденился к толпе, которой было позволено наблюдать за Шри Ауробиндо пока тот медитировал. Практическую часть дел ашрама вела «Мать», настояшее имя которой было Мирра Альфаса (MirraAlfassa). Прежде чем найти свою нишу в Индии она жила в Алжире, где изучала оккультизм вместе с неуловимым Феоном (подробнее в третьей главе). Создается впечатление, что Судовски был не впечатлён ашрамом в Пондичерри и вернулся в более скромный ашрамРаманы. В ноябре 1949 он покинул Индию дабы поселится в австралийском Мельбурне. В апреле 1950-го он получил известие о смерти Раманы. Опираясь на свой индийский дневник он написал прощальную речь «InDaysofGreatPeace» («В дни великого покоя», Бангладор, 1952, Лондон, 1957), опубликованную под псевдонимом Муни Садху. Проживая в Бокс Хилл, пригороде Мельбурна, он написал и другие книги, в числе которых «WaystoSelf-Realization» («Путь Само-Реализации», Лондон, 1963). Ее глава XLIII носит название «TheEgyptianTarot» («Египетское Таро»). Египтология Садху не простирается дальше мифа о том, что жрецы фараона умело спрятали свою мудрость в колоде  игральных карт в качестве наименее вероятного и наиболее устойчивого носителя. Говоря о Таро, Садху не раскрывает египетскую мудрость, но опирается на пифагорейскую нумерологию и еврейскую каббалу.

РаботаянадсвоейкнигойпойогеСадхутакжеподготовил «TheTarot: AContemporaryCourseoftheQuintessenceofHermeticOccultism» («Таро: современный курс квинтэссенции герметического оккультизма»,  Лондон, 1962;  Голливуд,  1967). Он цитирует «Григория Оссиповича Мебёса» как автора «курса». Фактически, книга Садху является переводом уроков Мебёса. Здесь мы также встречаем старые отступления: увязывания Тетраграмматона с Арканом IV, планет с Арканом VII и сефирот с Арканом Х. садху не включил в труд инструкции профессора по эвокации демонов, добавил несколько отступлений о йоге и индуистских концептах. Со свойственным ему интересом к математике, Садху много внимания уделяет аритмологии. Он приводит 232-е арифметических интерпретации Арканов в 101-ом уроке. Последние уравнение: 22 =  11  +  11. Оно сопровождается предписанием: «противопоставь Силу (Force  (11)) Силе (Force  (11)) в себе самом и других … Тогда ты увидишь Астрального Змея, сейчас не угрожающего тебе, хотя и окружившего тебя своим привычным кольцом». Змей появляется на карте Мир (World) Садху, как и в Таро Эттейлы, Таро Гулината, анонимном Таро в книге Гермеса (KnigaGermiesa). Садху, однако, больше внимания уделяет символике змея, обвивающего кольцом этот иллюзорный мир. Элифас Леви в главе XXII своей Dogme связывает Мир (World) с Астральным Светом; иногда он также представляется ему змеем.

Иллюстратором «TheTarot» была Ева Г.Лукас (Eva  G.Lucas), подруга Садху по Мельбурну.Рисуя двадцать два аркана она опиралась на тексты лекций Мебёса[xliii].  Ее выбор моделей (из Таро Освальда Вирта и Памелы Колман Смит) соответствует выбору иллюстратора «TajemnaWiedzaDuchowa». Ее рисунки обладают щедро украшенными рамками, содержащими буквы иврита, римские цифры, латинские термины, описывающие основные темы и название на английском. Общий их вид рассмотрим на примере наивысшего Аркана.  Сверху он помечен еврейским символом Тау. Строки ниже гласят: «Arcanum XXII / CORONA MAGICA / THE WORLD». Слева располагается круговой символ солнца и «Sol» латиницей. Внизу, тремя строками: «Absolutum  /  AdaptatioOperisMagni / OmnipotentiaNaturalis»[xliv]. Исходя из изложенного читатель может прийти к выводу, что атрибуции и соответствия взяты у Леви и лишь слегка приукрашенны творчеством Кристиана и Папюса. Латинские обозначения мы находим среди данных Шмаковым, и можем предположить, что он и Садху следовали общему источнику, а именно Мебёсу.

Садху создал Группу Аруначала (TheArunachalaGroup), состоящую из нескольких друзей, желающих следовать примеру Раманы. Раз в месяц они приглашали всех желающих на встречи в доме Садху в Бокс Хилл. Любой желающий мог провести встречу, но Садху всегда присутствовал и давал наставление по просьбе.

Каждый февраль Садху приезжал в Сидней где посещал Теософское общество и другие группы. В 1964-ом он попросил Терещенко, который жил в Сиднее, основать там «группы Таро». Каждую неделю участники группы делились собственнымиинсайтами о Таро.

Группы вес еще были активны, когда Садху умер в Мельбурне в 1966-ом или 67-ом. Наследников он не оставил. Его отношения с женщинами были многочисленны, но носили временный характер. В последние дни с ним была женщина-компаньон (возможно, жена, брак с которой не был юридически зарегистрирован).

Терещенко вспомнил несколько идей, родившихся на группах Таро, когда писал двадцать четыре статьи для «Cosmos», ежемесячного журнала, офис которого находится в Сиднее. В эссе Таро представало платформой для обсуждения различных оккультных философий, что являет собой один из примеров педагогического метода Мебёса.

 



[i]Sadhu 1963, p. 206, and Hoeller 1994, p.17-8.

[ii] Мы чрезвычайно обогатили свои знания о Мебёсе в личной переписке с доктором Рафаилом Примке (DrRafalPrinke). Shmakov  1916,  pp.  56-7,  указывает христианское имя Мебёса – Григорий Оттонович (GregoryOttonovich), Sadhu  1962, p.  13, and S. Kaplan  1986, pp.  515, 523,  -ГригорийОсипович (Gregory Ossipowitch). Sadhu 1965, p.17, указывает годом его смерти 1918-ый и также говорит, что он послужил прообразом мага для повести Куприна.

[iii]Sadhu 1962, p. 271.

[iv] Неизвестно, была ли это ошибка или же экспериментальная наработка самого Мебёса из его личных записей, увидеть которые нам не довелось.

[v]Shmakov 1916, p. 56.

[vi] Полная ссылка (Шмаков пренебрегает некоторыми датами): IwanGilkin, Stancesdorees. Commentaire sacerdotal du Tarot (Golden Stanzas, Sacred Commentary on  the  Tarot,  Paris and Brussels,  1893), Jean-Gaston Bourgeat,  Le Tarot (The Tarot, Paris,  [1906]  reprint 1913), Julia Orsini’s Le Grand Etteillaou I art de tirer les cartes (Grand Etteilla or the Art of Reading Cards, Lille,  1838) and Papus [1889] revised  1911.

[vii]Shmakov 1916, p. 57.

[viii] При рассмотрении оккультной и политической карьеры Мебёса RafalPrinke  ссылается на LudwikHass, Lozaipolityka: Masoneriarosyjska  1822-1995 («TheLodgeandPolitics: RussianMasonry  1822-1995», «Ложа о политика: русское масонство 1822-1995»  Варшава,  1998)  и ViktorBratchiev,  «TayniyemasonskiyeobshchestvavSSSR» («SecretMasonicSocietiesintheUSSR», «Тайные масонские общества в СССР»), MolodayaGvardya, No. 3 (1994).

[ix] Нам не довелось увидеть книгу, только ее отрывки у S. Kaplan 1990, p. 308. Эдуард Шюре (EdouardSchure (1841-1929)) является автором «LesGrandsinities» («TheGreatInitiates», «Великие Инициации», Париж, 1889). Посвящаемый снова сталкивается с двадцатью двумя великими «тайнами», настенными картинами, помеченными буквой или числом. Маг поясняет, что все числа могут быть интерпретированы на трех уровнях (божественном, интеллектуальном и физическом). Первый аркан изображает Мага, последний называется Корона Магов. Посвящаемый, когда ему позволено отдохнуть, видит тревожащее видение аркана Х, Колеса Фортуны. 

[x] Иллюстрации Вы найдете у  S. Kaplan 1990, p. 311.

[xi] Таро Гулината могло быть известным, так как являлось иллюстрацией к  «LeTarotDivinatoire» (1909) Папюса или его же переработанном «LeTarotdesBohemiens» (1911).  Русский издатель также выпустил Таро Гулината с русскими надписями в 1925-ом году (S.Kaplan 1990, p. 418-9).

[xii] Эта работа называется «Колесо Фортуны» («TheWheelofFortune») у Ouspensky  1931,  p.  435, andWilson 1993, p. 14. Биографы называют историю «Кинемадрама» («Kinemadrama»). Они предположили, что рассказ предназначался для сценария, но название, если его использовал Успенский, так же аллегорично, как и сам тест. Кинопроектор мог бы быть художественным символом бесконечного повторения иллюзии мирской жизни. История частично автобиографична. Изданная на русском в 1915-ом году в переводе она вышла как роман «Странная жизнь Ивана Осокина» («TheStrangeLifeofIvanOsokin», Лондон, 1947)

[xiii] Хотя первое издание вышло в 1910-ом Henderson  1983,  p.  247 говорит, что в 1909-ом работа появляется в «книжной летописи», российском каталоге изданий.

[xiv]Ouspensky  1931, p. 86. Более полное изложение идей Успенского Вы найдете у Henderson 1983, pp. 245-55.

[xv] Обычно годом публикации указываться  1912-ый, но Henderson 1983, p. 247, опираясь на «Книжную летопись» говорит про 1911-ый.

[xvi]Успенскийзаимствуетэтоттерминиз Richard Maurice Bucke  «Cosmic Con­sciousness: A Study in the Evolution of the Human Mind», Philadelphia,  1901.

[xvii]Sadhu 1963, p. 213.

[xviii] В нашем кратком обзоре мы используем только унифицированные понятия, которые Успенский использует лишь в контексте символизма Таро. Ключевые философские его концепты раскрыты в более поздней работе, «A NewModeloftheUniverse», «Модель вселенной» . изменения его концепции в более поздних работах затронуты в сноске 28.

[xix] Идеи реинкарнации как следствие Вечного Возвращения подробно изложены в работе P.D. Ouspensky, TheFourthWay, NewYork, 1957, pp. 413-37, идеи реинкарнации в прошлое - Ouspensky 1931, pp. 431-9.

[xx]Webb 1987, p. 210.

[xxi]Согласно  Merrily E. Taylor, Remembering PyotrDemianovichOuspen­sky,  New  Haven,  1978,  p.  19, английскийпереводникогданеутверждалсяУспенским. Переводбылнапечатаниширокораспространен: Santa  Fe,  1975;  New York, 1976; Marrickville, New South Wales, 1985; and Van Nuys, California, 1995.

[xxii] Подробнее о неопубликованных источниках Гурджиева см. Robin Amis, ‘Mouravieff and the Secret of the Source’, Gnosis, No. 20, summer 1991, pp. 46-51.

[xxiii]Webb 1987, p.  139.

[xxiv]Hoeller 1994, p.  18.

[xxv]Сбуклетамиможноознакомитсяв Man the Square: a Higher Space Parable (1912), A Primer of Higher Space (1913) and Projective Ornament (1915).  Four-DimensionalVistas (NewYork,  1916) – уже полноценна книга в 134 страницы.

[xxvi]Спрос на книгу был так велик, что маленькое издание не справлялось и передало проект Альфреду А. Кнопфу (Alfred  A.Knopf), издание которого от 1922-го было уже более доступно.

[xxvii]Webb 1987, p. 255.

[xxviii] Иерофант, как учитель, стоит напротив Луны, олицетворяющей лже-учение, Колесница, как завоевание-покорение внешнего,  противостоит Башне. Как покаранию за мирские амбиции,  Справедливость-Правосудие, как «Истина», противостоит Лживому Дьяволу, Сила подчеркивает страдания Повешенного.

[xxix] David V.  Barrett, Sects,‘Cults’ and Alternative Religions, London,  1996,  p. 178.

[xxx] Согласно  Wilson 1993, pp. 26-8, 36, 41, Успенский мог ответить на все свои вопросы еще до встречи с Гурджиевым.

[xxxi]Hilton  Hotema,  Ancient  Tarot  Symbolism  Revealed,  Lakemont,  Georgia, 1969, p.  17.

[xxxii] Valentin Tomberg, Meditations on the Tarot, Warwick, New York,  1985, p. 590.

[xxxiii]Лекциибылиопубликованы, см. Valentin Tomberg, Inner Development (Hudson, New York,  1992).

[xxxiv]Valentin  Tomberg,  Lazarus,  kommheraus  (Lazarus,  Come Forth),  Basel and Freiburg, 1985; переведеннокак Covenant of the Heart, Robert Powell and James Morgante (trans.), Shaftesbury, Dorset, 1992. Некоторые биографические данные мы взяли из интервью, доступного по ссылке www.vermon-tel.com/vtsophia/powinter.htm

[xxxv] Издание сопровождалось примечанием: «Эта работа была написана на французском языке и была завершена в 1967-ом году. Немецкий перевод оригинальной французской рукописи опубликован в 1972-ом Антоном Хайном, Мейнсельхем (AntonHain,  Meisenheim). Второй, полностью переработанным немецкий перевод «DieGrossenArcanadesTarot» опубликован Хердером (Herder) в Базеле в 1983-ем . первое французское издание 1980-го было отредактированной версией оригинальной рукописи. Второе издание, дополненное и переработанное было опубликовано в 1984-ом под названием «Medi­tationssurles 22 arcanesmajeursduTarot,». Издателем обоих был Убер Монтень (AubierMontaigne)»

[xxxvi] Antoine Faivre, Access to  WesternEsoterism, Albany, New York, p. 98. For a less rapturous opinion, see the review by Richard Smoley, ‘[Part 2 of] The Rabbi’s Tarot... AndtheCatholic’s’, Gnosis, No.  7 (spring 1988), pp. 54-5.

[xxxvii] Нам не довелось увидеть всю серию, она окончилась преждевременно, на седьмом аркане с концом выхода журнала. ПодробнееRafal T. Prinke, ‘Mouni Sadhu Revealed’, The Lamp of Thoth, Vol. II, no. 5 (1983), pp. 35-6.

[xxxviii]Sadhu 1962, p.  13. Доктор Принке (DrPrinke) ставит под сомнение этот рассказ.

[xxxix]Mouni Sadhu,  Concentration, London,  1959, pp. 50-1.   К 1959-ому Садху вернулся к своим христианским корням и охарактеризовал работу де Гуайты как «ужасающую книгу» (стр. 50)

[xl]Sadhu  1963, pp.  191-4, сообщает об успеха в путешествии в астрал

[xli] Терещенко сам не присутствовал, но слышал историю от Муни Садху в 1960-ых. Николай Терещенко родился в России, но учился в Сербии, Англии и Франции. После получения степени по медицине в Королевском Колледже Лондона он получил миссию в индийской медицинской службе. Эзотеризм интересовал его на продолжении всей жизни. Он писал книги и статьи о Четвертом Пути и о Таро.

[xlii]Nicholas Tereshchenko, ‘Mouni Sadhu As I Knew Him’, The Lamp of Thoth, Vol.Ill,  no.  1,  1984,  pp.  33-5.

[xliii] Рисунки Евы сейчас принадлежат Стюарту Каплану, который сообщает, что их обратные стороны содержат машинописные примечания художника. Подробнее S. Kaplan 1990, pp. 262, 264.

[xliv]‘The Absolute / Adaptation of the Great Work / Imnipotence of Nature’.

Наши партнеры Баннеры


Рекомендуем:
http://maap.ru/ – МААП – Московская Ассоциация Аналитической Психологии
http://www.olgakondratova.ru/ – Ольга Владимировна Кондратова – Юнгианский аналитик
http://thelema.ru/ – Учебный Колледж Телема-93
http://thelema.su/ – Телема в Калининграде
http://oto.ru/ – ОТО Ложа Убежище Пана
http://invertedtree.ucoz.ru/ – Inverted Tree – Эзотерическое сообщество
http://samopoznanie.ru/ – Самопознание.ру – Путеводитель по тренингам
http://magic-kniga.ru/ – Magic-Kniga – гипермаркет эзотерики
http://katab.asia/ – Katab.asia – Эзотерритория психоккультуры – интернет издание
https://www.mfmt.ru/ – Международный фестиваль мастеров Таро
классические баннеры...
   счётчики