Версия для печати
Среда, 08 марта 2017 11:52

Инна Семецки «Ресимволизация Самости: герменевтика Таро и человеческое развитие» Глава 8,4 Живые истории 4

Инна Семецки

 «Ресимволизация Самости: герменевтика Таро и человеческое развитие»

Глава 8,4

Живые истории 4

13. РОДНИ

Родни на момент проведения исследования как раз работал над получением степени магистра. Ему требовалось чтение как для себя, так и для своей девушки, Горданы (см. 14. ГОРДАНА). Свою возрастную группу он обозначил как «старше сорока». Основной причиной для обращения к чтению стала личная проблема. Уже после сеанса Родни добавил некоторые уточнения: «Мне хотелось получить более ясное понимание своих связей и взаимоотношений с окружающими». Тогда же он указал и основную цель чтения как стремление понять свое будущее, «узнать больше о своих ожиданиях в отношениях других в контексте из полезности для себя и своей полезности для них». Ему также хотелось обрести некоторое понимание себя. Это стремление он охарактеризовал так: «в идеале мне хотелось бы разобраться, почему большинство моих каждодневных социальных взаимодействий проходят в иррациональном ощущении напряжения, как будто каждый контакт может обернуться триумфом или катастрофой». Расклад Родни приведен на рис. 8.13.

При первом взгляде на расклад я ощутила определенный диссонанс. Когда я только начала выкладывать карты, единственно доступной информацией было наличие у него проблемы личного характера. Вся прочая информация была указана, как я замечала выше, уже по завершении чтения, лишь после того, как я сама напомнила Родни о том, что он обязался заполнить представленную в рамках исследования анкету. Ощущение того, что что-то тут не сходится преследовало меня уже с первой карты, ядра проблемной ситуации. Ей оказалась шестерка жезлов, обозначавшая чувство удовлетворения от достигнутого, успех, победу. Изображение на карте предполагало, что Родни пребывает в окружении, которое признает его и разделяет его успехи.

Прекрасная карта, стоящая, однако, в позиции, которая передавала послание коллективного бессознательного относительно существующей проблемы! Это выглядело очень странно, если только не предположить, что проблема заключалась в самом характере Родни, жаждавшего признания больше, чем всего прочего, и готового преодолевать любые трудности и препятствия ради воплощения этой фантазии (как о том говорила девятка кубков в четвертой, указывающей на прошлое позиции, связанной с некоторым «незаконченным делом». Это сообщение подкреплялось и предшествовавшей ей восьмеркой жезлов, говорящей о том, что некогда Родни приходилось брать инициативу на себя).

И все же обе эти карты, восьмерка жезлов и девятка кубков, вышли после пятерки пентаклей. Прошлое Родни, его «незаконченное дело», отраженное этими тремя картами, а не одной, как обычно, было особо отмечено коллективным бессознательным как проблема высочайшей важности. Так в чем же состояла ситуация Родни, которая, пусть и бессознательно, была скрыта, если верить сообщению пятерки пентаклей? От чего именно он хотел избавиться? Родни сказал, что дело в его последнем браке — сейчас же он жил со своей девушкой в ее квартире.

Туз мечей на обобщающей, четырнадцатой позиции, говорил о том, что даже в беде следует сохранять выдержку, и о том, что из любого зла может, тем не менее, родиться что-то доброе. Гирхарт и Ренни (Gearhart and Rennie, 1981) также толковали эту карту как способность побеждать в словесных играх. Вероятно, все попытки Родни достичь успеха были лишь способом удовлетворения его Эго. Возможно, именно из этого возникло мое ощущение диссонанса: сам Родни, бессознательно, совершенно парадоксальным образом, нуждался в крахе собственной персоны, рассеивании ауры одобрения, распространявшейся на всех без исключения, в том числе на его противников.

Несколько до того казавшихся противоречивыми образов наконец обрели смысл, и ко мне пришло интуитивное понимание того, что в раскладе отобразились черты личности Родни, связанные с нарциссизмом и пассивной агрессией. Такой личности просто необходимо

 


идентифицироваться с юнгианской Персоной, чтобы представить себя миру, и вот она: Рыцарь кубков на седьмой позиции.

Характерной чертой психического состояния Родни была фиксация на идее приложения сознательных усилий к тому, чтобы быть человеком альтруистичным, благородным, обладающим высокими нравственными стандартами. И здесь он сам высказался так: «Это впечатление, которое я хочу произвести. И да, это фиксация». Эту идея была хорошо им продумана и воздвигнута на прочном фундаменте (большой аркан Солнце в третьей позиции, говорящей о корнях проблемы) стремления к структуризации и регуляции собственных чувств в согласии со строго рациональным мышлением, логикой и расчетом.

Парадоксальная же природа его пассивной агрессии заключалась в том, что движущая сила Родни, представленная Солнцем, была полностью бессознательной, что и придавало его поведению описанные черты, а также формировало его «аполлоническое», предельно рациональное мироощущение. Образ Солнца, обычно отождествляемого с юнгианским архетипом Перерождения, и ребенка, нежащегося в его лучах, в случае Родни проявился двояко, что характерно для всех юнгианских архетипов, имеющих свои темный и светлый аспекты. Родни явно противился самой возможности символического перерождения. Солнце же испускало как прямые, так и змеевидные лучи, что само по себе говорило о двойственности его архетипической природы.

Поэтому, несмотря на весь свет, источаемый Солнцем, в данной ситуации оно проявляло свои темные, негативные аспекты, указывая на то, что его урок не был усвоен должным образом, и в каждом из последующих жизненных циклов Родни обречен на повторение собственных ошибок. Здесь он сам добавил, что порой вступает в споры с коллегами, на которые он их будто бы провоцирует; но все это происходит само-собой. Здесь с определенной уверенностью можно было сказать о том, что сознательно Родни не имел никакого представления о сложившейся ситуации. Так, как если бы ослепленный яркими лучами солнца, он стал излишне рационален. Как карта большого аркана Солнце говорило о сильном влиянии данного архетипа, едва ли не одержимости им психики самого Родни.

 

А что же творилось у Родни дома? Как складывались отношения с его девушкой, охарактеризованной коллективным бессознательным как Королева мечей, что стояла на второй позиции и перекрывала первую карту? В качестве Королевы мечей Гордана проявляла себя как разумная и независимая женщина, связанная с Родни скорее в плане мышления и интеллекта, а не эмоций и аффектов. Родни говорил, что вместе они были счастливы. Через свободные ассоциации с изображениями карт он описал ее как весьма умную женщину, имеющую докторскую степень и занимающую университетскую должность. Судя по всему, эти ее качества и привлекали его в первую очередь, в то время как на бессознательном уровне проявлялась тяга к близким отношениям, возможности делиться самыми сокровенными мыслями, словно невинные дети, которые, согласно Библии, могут войти в Царство Божие, как то изображено на карте шести кубков, стоящей в пятой позиции.

Между тем, последовательность карт на дополнительных позициях с одиннадцатой по тринадцатую явно намекала на то, что его выбор партнера строился с одной стороны на логических умозаключениях, а с другой, был связан с неким испытанием (Любовники). Карты на этих позициях также указывали на разрыв предыдущих отношений, что было выражено тройкой мечей, хотя сам Родни и сознательно отгородился от причиненной ими боли. Одиночество (Отшельник), которое он мог бы посвятить своему духовному поиску, его пугало. Однако, его новая девушка, Гордана, была крайне благоприятной для Родни парой, и их отношения шли ему только на пользу, по крайней мере, на момент чтения, о чем говорил помогавший Родни в его выборе Мудрец, архетип, выступающий под личиной Отшельника и схожий с Мудрецом самого Юнга, Филемоном.

Последняя карта в этой связке, тройка мечей, с учетом того, что Родни повторял один и тот же цикл, обозначенный сокрытым в бессознательном Солнцем, вскрыла присутствующие в отношенях проблемы. Я спросила Родни, имели ли место ссоры с Горданой. Он же весьма эмоционально ответил, что ссоры были, и они были ужасны, но случались гораздо реже, чем ранее. Выходит, коллективное бессознательное обращало внимание на нестабильные, в определенной мере невротические модели поведения, установившиеся в паре. Видимо, сколь бы ни была умна Гордана, ей все же не удавалось пробиться через пассивную агрессию Родни (ситуация Горданы будет в деталях рассмотрена в ее собственном чтении, см. 14. Гордана).

Здесь я спросила, рассматривали ли они вариант посещения консультаций. Он же ответил, что и он, и его девушка проходили длительный курс терапии психоаналитической направленности. Интуиция подсказывала мне (а три карты вместо одной в позиции «прошлого» только подтвердили мои догадки), что Родни с глубоко усвоенными пассивно-агрессивными чертами характера, выбрал именно психоанализ потому, что на уровне психоида ему хотелось остаться в прошлом, а не разобраться с настоящим и проработать его, чтобы через изменение своей позиции и модели поведения повлиять на будущее. Моя убежденность только укрепилась девяткой жезлов в шестой позиции, характеризующий события ближайшего будущего. На карте был изображен Родни, стоящий на страже своей психики. Пусть он и обжегся на предыдущих отношениях, урок не был усвоен, защитный механизм не был преодолен, и было ясно, что в отстаивании своей заповедной территории он добьется «успеха».

Но что карта ребенка, Пажа кубков, делала на восьмой позиции, говорящей об окружении Родни? Он пояснил, что его дети от предыдущего брака планируют навестить его (как оказалось позже, на чтении для Горданы, все было гораздо сложнее, и речь шла о серьезной проблеме в их семье). Паж жезлов на девятой позиции подтвердил, что Родни ждет долгожданная встреча с детьми. На бессознательном уровне именно они были источником жизненной силы для Родни, пусть он и выражал определенную тревогу касательно того, что их визит может нарушить его привычный жизненный уклад. В целом же расклад символически выражал мысль о том, что Родни необходимы взаимоотношения с людьми, чтобы включиться в процесс проективной контр-идентификации, сбросить маску Персоны, которую он всеми силами пытался удержать.

Карта вероятного разрешения ситуации, тройка пентаклей, стоящая на десятой позиции, предполагала, что значимая для Родни цель по всей вероятности будет достигнута; поэтому, силой собственной воли он может преуспеть в воплощении мечты выглядить «больше и лучше» в глазах тех, с кем проходит его общение. Они продолжат взирать на него «сверху-вниз», но за это он заплатит тем, что его эмоциональные раны так и не затянутся, и рациональное мышление одержит верх.

Воздвигнутая защита, на которую указала девятка жезлов, по всей вероятности, выстоит, и сам Родни признал, что действительно принимает оборонительную позицию. У него не было каких-либо дополнительных вопросов, поэтому я передала ему анкету. Когда он возвратил ее мне, там были лишь отметки в предназначенных для этого полях, без каких-либо пояснений, что весьма характерно для любой пассивно-агрессивной личности. Было это провокацией или испытанием для меня, попыткой позлить, как то происходило при большинстве межличностных коммуникаций Родни? Пятидесятиминутный формат чтения не позволял разобраться с этой проблемой, поэтому я вновь терпеливо попросила Родни подробно заполнить анкету, как то было оговорено в условиях участия в исследовании и подтверждено его подписью. Тогда он заполнил анкету так, как я указала выше. Он также отметил что «не уверен», помогло ли чтение в достижении обозначенных им целей. Свой ответ он объяснил таким образом: «Не думаю, что получил какую-то новую информацию или усвоил что-то новое, но некоторые выявленные проблемы могли бы быть рассмотрены с иной точки зрения. Хочу посмотреть, что я буду чувствовать по этому поводу через день-два». Повторная сессия ему не требовалась. «На данный момент мне кажется, что ничего из высказанного на чтении не нашло во мне достаточно сильного отклика, чтобы можно было продолжать копать в том же направлении».

Родни также указал, что «не уверен» в том, что чтение стало для него важным и значимым. Когда же я обратила его внимание на то, что в форме имелась просьба объяснить свой выбор, он выдал развернутое объяснение, возможно — что вполне укладывалось в рамки его нарциссической личности — пытаясь смягчить то, что воспринималось им как приближающаяся угроза. Все это было созвучно той причине для обращения к чтению, которую он указал в анкете, в нашей «транзакции» он явно демонстрировал напряжение и тревогу. Расклад же ясно показал, что его защита на данный момент останется непоколебимой. Итак, Родни написал следующее: «Если завтра меня настигнет какое-нибудь осознание, вытекающее из этого чтения, то оно будет важным. Но как по мне, человек восприимчивый, умный и со сложно организованной психикой, уверенный в себе и наделенный интуицией (каким вы определенно являетесь), при использовании любой из множества доступных техник, способных вытянуть наружу психологические проблемы человека (гадание по ладони, хрустальный шар, ассоциации и проч.) осветил бы те же моменты. Иначе говоря, все, о чем мы говорили, в большей степени определялось моей готовностью открыться, чем картами». В целом же Родни охарактеризовал чтение так: «Наталкивает на определенные мысли, но в валидности метода я все же сомневаюсь. Недавно я прошел курс по психологическому тестированию. И что я усвоил наверняка, так это то, что хотя большинство тестов имеют серьезные недостатки, они все же способны вытягивать наружу недоступные в ином случае проблемы». Фактически же постановка Таро в один ряд с психологическими тестами была комплиментом, хотя он, рассуждая в своей предельно рациональной манере, и упустил этот парадокс!

 

l4. ГОРДАНА

Гордана, девушка Родни, имела латиноамериканские корни, жила и работала в Лос-Анджелесе. Получила докторскую степень по физике и занимала должность в университете. Основной причиной для чтения она обозначила проблему в отношениях, охарактеризовав ее как «желание создать семью и иметь детей». И проблема рождения ребенка как раз проявилась в раскладе Родни, в позиции окружения и значимых других, из чего можно было заключить, что он либо отрицал важность этого вопроса, или просто решил не привлекать к нему моего внимания. Могло ли быть так, что Гордана никогда не высказывала Родни своего желания иметь детей, или же разговор имел место, но Родни предпочел похоронить этот вопрос в своем бессознательном? А может быть, он просто делал вид, что такой проблемы и не стояло, а следовательно, ее и не нужно было решать? Целью чтения для Горданы было получить понимание настоящего и будущего, что она объяснила так: «Если я пойму свое настоящее, то и мое будущее станет лучше». Она также хотела понять себя, получить консультационную помощь и узнать больше о Таро. Расклад Горданы приведен на рис 8.14.

Первая карта, девятка мечей, выражала послание от коллективного бессознательного об отчаянии, в котором пребывает Гордана. Казалось, что она была задавлена всеми теми обязательствами, которые взяла на себя; ответственность за планирование семьи и рождение ребенка стала для нее непосильной ношей, готовой вот-вот сломить Гордану (десятка жезлов во второй, «перекрестной» позиции). Изображение на девятке мечей побудило меня спросить, не страдает ли она бессонницей, не просыпается ли слишком рано, не посещают ли ее приступы неконтролируемого плача (на что она неохотно ответила «иногда»), и не испытывает ли она сложностей с тем, чтобы взяться за то или иное дело. Эта карта говорила о том, что Гордана страдает от депрессии; сама же она, по ассоциации с изображением на карте, произнесла «она страдает», характеризуя изображенного там персонажа, застигнутого посреди бессонной ночи и не желающего прожить еще один день.

Депрессия Горданы была прямым следствием (как указывала третья, расположенная ниже, позиция) тех настроений, которые проецировал Король пентаклей, мужчина из ее жизни,


оказывающий значительное воздействие на ее психику. Карты на первой, второй и третьей позициях показывали, что у Горданы просто не оставалось выбора, кроме как сносить ту ношу, которую Король с легкостью, и притом в согласии со своим приземленным практицизмом (характерном для масти Пентаклей), водрузил на ее плечи. Так пусть она несет этот груз, если сама так отчаянно стремится к этому — именно такое сообщение несли эти карты. Однако, карта девяти мечей часто имеет и коннотации духовного плана, говорит о Святом Духе или призраке, с которым мы не имеем возможности взаимодействовать в обычной жизни, но способны столкнуться в «переходных областях» на грани сна и пробуждения, где подобный дух может проявить себя. Святой Дух — лишь еще одно имя Шехины, женской ипостаси Бога, пребывающей между небесным и земным мирами, и жаждущей найти своего возлюбленного (и со всей уверенностью можно заявить, что Шехина проявилась и в карте Верховной Жрицы на позиции неминуемого будущего).

Я поняла, что в случае Горданы сам Дух искал пути к тому, чтобы быть ей замеченным, поскольку она позабыла свое наследие, свои традиции, столь сильные в латиноамериканских культурах. Ей требовалось вновь соприкоснуться с ними, образно говоря, вернуться в те края, где обитала ее душа.

Две стоящих рядом семерки выражали определенную завершенность, пусть не в нынешнем жизненном цикле, но по крайней мере в текущей его фазе: семерка кубков в четвертой позиции указывала на то, что Гордана позволила своим иллюзиям из прошлого следовать за ней в настоящее.

Она не только строила воздушные замки, но и охотно продолжала жить в них. Семерка пентаклей в пятой позиции потенциально возможных событий будущего говорила, что на определенном уровне присутствовало ощущение затраченных в пустую усилий, когда речь шла об оценке существующих отношений и всего, что было в них вложено. Неужели все это было зря, и причины ее отчаяния и депрессии, особенно если учесть сознательную озабоченность Горданы стремлением отдавать и получать в равной мере (шестерка пентаклей в седьмой позиции, характеризующая ее мировоззрение), коренились в существующих отношениях.

Последняя, четырнадцатая карта, оказалась большим арканом Солнце, который в чтении для Родни указывал на причину возникшей проблемной ситуации. Двойственность его природы выражала идею того, что подчинять чувства логике, как то пыталась делать Гордана, было ошибочным путем. Однако, образ Солнца также говорил о том, что усвоение его урока и прохождение через воздвигаемые им препятствия необходимо и полезно для Горданы, ведь человеку свойственно учиться на своих ошибках. В сущности, Солнце в этой позиции отсылало к приведенной Платоном в Республике аллегории с пещерой. В случае Горданы, она, пробужденная ото сна Святым Духом, не будет ослеплена лучами Солнца, как вышедший из пещеры узник, но сможет приспособить свое духовное «видение» к тому, чтобы интегрировать бессознательное в область сознания, и тем самым начать процесс индивидуации.

 

Я спросила, была ли озабоченность Горданы равноправием в существующих отношениях (шестерка пентаклей) поводом для ссор, на что получила неуверенный, но тем не менее положительный ответ. Соседство большого аркана Мир и шестерки кубков (на дополнительных одиннадцатой и двенадцатой позициях) показало, что эти ссоры идут по порочному кругу, движимые попытками Горданы создать отношения, основанные на взаимном доверии, безусловном уважении и искреннем диалоге. Мир также является символом актуализованного юнгианского архетипа Самости, полной и цельной личности, находящейся в гармонии со своим жизненным миром. Из расклада было ясно, что индивидуация Горданы проходит с большой задержкой. Карта Мира в данном случае была гласом индивидуированной Самости Горданы, пусть и присутствующей лишь потенциально, но тем не менее призывающей обратить вниамание на ее бессознательное, о чем говорил и остальной расклад. Наличие рядом девятки пентаклей только утвердило Гордану в мысли о том, что ей стоит научиться уверенно, без избыточных эмоций, воспринимать собственную самодостаточность. Она была в состоянии обрести умиротворение, пусть даже ее мечты о семье и не были воплощены.

Другой большой аркан, не менее влиятельный, чем Мир, Солнце, указывал на то, что Гордана достигла крайне важной, кармической стадии жизни.

Восьмую позицию занимал Император, и вместе с Верховной Жрицей, самой сутью Шехины, стоящей на шестой позиции неизбежного будущего Горданы, он говорил о том, что в ее психике могла происходить смена ролей между мужским и женским принципами. Так, Император показывал, что юнгианский архетип Анимуса в рамках структуры психики Горданы подавлял Аниму, и ее мышление можно было охарактеризовать серьезным перевесом в сторону Логоса в ущерб Эросу. Ей недоставало женственности в глубочайшем ее понимании, но тем не менее, она все же хотела завести ребенка. Тут сама Гордана прервала меня, со злостью заявив, что ее выбор не становиться так называемой «стереотипной» женщиной был вполне осознанным и базировался на требованиях современного общества. От ее сознания, однако, ускользнуло то, что мужской архетип Анимуса был глубоко интернализован, и ее образ мышления и действий диктовался «Законом Отца», завладевшим психикой.

Будучи ярой феминисткой, Гордана парадоксальным образом интернализовала модель предельно патриархального сознания. В стремлении управлять своими эмоциями, она попросту блокировала их, создавая видимость контроля, но они, несмотря на это, давали о себе знать и едва не довели ее до нервного срыва и депрессии (девять мечей как ядро проблемы).

Что же до отношений с родителями (поскольку Гордана проходила курс психоанализа, как ранее сказал Родни, эта проблема наверняка обсуждалась)? Каков был образ матери, оставшийся в ее памяти? «Командирша? (Император)», спросила я. И Гордана ответила утвердительно. Но ведь она не хотела быть такой же, как мать? «Да». Выходит, вытесняя детские воспоминания о жестокой матери привели к тому, что женский аспект души самой Горданы оказался блокирован, и Анимус заполнил образовавшуюся за отсутствием Анимы пустоту. И все же Верховная Жрица, целительница, воплотившая в себе возвращенную Богиню, способную на практике применить реляционную, по своей природе женскую этику заботы (Noddings, I984), отвечала на желание Горданы иметь ребенка, пробудить в себе женщину, Богиню, осознать собственную ценность как человеческого существа, не зависящую от того, являлась ли она доктором философии или профессором. И пробуждение было близко, если верить Смерти в итоговой десятой позиции, символизирующей начало связанного с индивидуацией трансформационного процесса.

Если и Гордана, и ее партнер продолжат «тянуть одеяло на себя» (пятерка мечей в девятой позиции) в вопросах детей и семьи, эта борьба не принесет никаких плодов, это все равно, что биться головой о стену в стремлении настоять на своем. Это принесет лишь еще больше страданий, как о том говорила карта Девяти мечей, на которой изображен персонаж с разбитой головой, и которая прекрасно подходила к ситуации Горданы, ведь в любом споре основная цель человека, склонного к пассивной агрессии — сам спор. Сам Родни, как было показано ранее, осознавал собственную склонность провоцировать конфликты со значимыми другими.

Единственной картой, обещавшей что-то хорошее для Горданы, был Паж жезлов, говоривший о том, что на новом этапе смена подхода для нее неизбежна. Трансформация, которую ей предстояло пройти, подразумевала перемены в мышлении, чувствовании и в системе ценностей — во всем, что определяло ее мировоззрение. Захочет ли она и в дальнейшем завести ребенка? И, что важно, захочет ли она завести его с текущим партнером? Задавать такие вопросы было бы преждевременно, ведь единственным, кто мог бы на них ответить, была сама Гордана, и лишь после того, как она пройдет испытание Верховной Жрицы, раскрыв свой потенциал и приняв заложенную в ней на глубинном уровне женственность. Пробуждение женщины — через смерть старой личности и рождение новой — откроет для нее пути к развитию своей женской силы, и прежде, чем родиться ребенок, сама Гордана должна будет пройти через второе рождение; таково было совокупное послание присутствовавших в раскладе Смерти и Солнца.

Заполняя анкету, Гордана отметила, что чтение отчасти помогло ей в достижении поставленных целей. О том же сообщал и сам расклад: на уровне психики обращение Горданы к проблеме материнства произошло раньше, чем того требовала ее индивидуальная динамика развития, поэтому некоторые важные стадии еще не были пройдены.

Я чувствовала, что для нее чтение было непростым, что могу сказать и о себе. Свой ответ она объяснила так: «Некоторые детали моей ситуации, продемонстрированные раскладом, мне уже были известны. Мысль же о том, что становление более женственной является необходимым для меня шагом, и впереди меня ждут серьезные внутренние изменения, кажется мне новым, и о том, насколько оно верно, еще стоит подумать». В необходимости повторной сессии она не была уверена. «Мне требуется некоторое время, чтобы понять, насколько данная информация помогла мне и насколько она была верна». Гордана также отметила, что чтение для нее стало важным и значимым, и написала следующее: «Это было интересно, и я открыта к тому, чтобы рассмотреть то, что было предложено раскладом и могло бы привести к новому пониманию проблемы».

В целом же Гордана отозвалась о чтении так: «Интересный опыт. Судить о валидности самого метода я смогу лишь увидев, как пойдет моя личная жизнь в дальнейшем. Я запомню все, что было сказано, и посмотрю, как оно сможет помочь мне в принятии последующих решений».

 

15. АНИТА

Анита сказала, что зачислена в колледж Пасифик Оукс она была совсем недавно. Чернокожая женщина, обозначившая свою возрастную группу между тридцатью и сорока, основной причиной для обращения к чтению для нее стала личная проблема, или, согласно ее уточнению, финансовая ситуация в семье. Она спросила, затронет ли чтение ее мужа, поскольку о нем она беспокоилась в первую очередь. В качестве целей своего чтения она отметила обретение понимание настоящего, будущего и значимых других, рассмотрение возможных вариантов действий и просто получение поддержки. Расклад Аниты представлен на рис. 8.15.

И действительно, расклад оказался сосредоточен на муже Аниты, мужские энергии нашли отражение в первой же карте, большом аркане Император. Туз мечей во второй, перекрывающей первую позиции указал на непрекращающуюся борьбу, целью которой было преодоление множества существующих на данный момент препятствий. Для мужа Аниты, в своих действиях движимого архетипом Отца, который и спроецировался на карту Императора, было важно сохранять свой статус добытчика и главы семьи, что, согласно Тузу мечей, становилось для него все сложнее и сложнее. В то время, как сам он воспринимал себя всемогущим, на деле все обстояло иначе. Мужу Аниты требовалась психологическая компенсация и возможность отстоять свое положение, принимая личину Короля мечей, то есть проявляя силу характера, особенно в тех неблагоприятных условиях, о которых говорил Туз мечей. Но что привело к возникновению таких условий? Быть может, у него складывалось ощущение, что с ним обошлись несправедливо, как о том позволяла предположить семерка мечей в третьей позиции, говорящая о корнях проблемы? И Анита подтвердила, что рабочее место, на которое он рассчитывал, досталось кому-то другому. Итак, источником существующей проблемы было переживание ее мужем собственного поражения, которое, с учетом его стремления быть опорой семьи и обеспечивать ее защищенность и безопасность (десятка пентаклей в пятой позиции), стало серьезным эмоциональным потрясением. И тогда как сам супруг пытался


самостоятельно справиться с этой тяжкой ношей ответственности (десятка жезлов на одиннадцатой позиции), Анита — и говорящая об этом карта контрастировала со всеми остальными — погружалась в безнадежную и всепоглощающую тоску, как то демонстрировала десятка мечей в последней, четырнадцатой позиции расклада. Судя по изображению на карте, она была раздавлена чувством того, что их семья рушится, словно под действием проклятья.

Неспособная сдерживать свои негативные эмоции, она проявляла склонность к деструктивному поведению, как о том говорила пятерка мечей на четвертой позиции. Вероятно, она инициировала ссоры с мужем, обвиняя его во всех неудачах, вместо того, чтобы поддержать его в этих тяжелых обстоятельствах? И Анита подтвердила, что ссоры действительно случались, и фактически она и правда винила его в том, что на них обрушилось это проклятье. Негативная энергия, проецируемая вовне Анитой только утяжеляла тот груз забот, с которым приходилось справляться мужу, и он становился едва выносимым (десятка жезлов), одной только соломинки не хватало, чтобы сломать ему хребет! Угрожала ли она разводом, при этом все равно оставаясь из-за детей? Рыцарь мечей (стоявший на вспомогательной позиции) говорил о поспешных суждениях и импульсивном поведении, но его хаотичные действия, однако, оставались в границах, поставленных Пажом кубков, стоящим на той же позиции и указывающем на детей в их семье.

Десятка мечей также предполагала и то, что хотя коллективному бессознательному и было известно об эмоциональном состоянии Анитой, переполненной избытком чувств, ее собственное видение ситуации никак не помогало благополучию семьи. Ей требовалось принять существующие в настоящем ограничения и всеми силами держаться за самое дорогое (четверка пентаклей в шестой позиции), а именно, за свою семью. Только сама Анита могла собрать всю свою силу воли и выбраться из сложившегося внутрисемейного конфликта.

Большой аркан Колесница на шестой позиции утверждал в мысли о том, что у нее найдется сопоставимый запас позитивной энергии, чтобы перебороть собственные негативные эмоции и выходящие из-под контроля деструктивные позывы. На данный момент в приоритете стояла концентрация на последствиях в долгосрочной перспективе, как то предлагал Маг, и Анита имела все силы для того, чтобы добиться благоприятных результатов в будущем. Маг был тем ангелом-хранителем, который защищал ее семью, несмотря на все обстоятельства настоящего. И Аните следовало прислушаться к его ненавязчивому предложению, воспользовавшись теми инструментами с его стола, которые он ей предоставил.

Позиция неминуемых событий будущего, которую и занимал Маг, вселяла уверенность в том, что Анита безусловно обретет ощущение осмысленности всего происходящего и будет в состоянии воспользоваться силой воли, ведь управление своими эмоциями (как на то указывали вожжи в руках Колесничего, стоящего в той же позиции) позволит преодолеть возникшие препятствия и избавиться от самовнушения относительно того, что она попала в порочный круг (Мир в седьмой позиции) непрекращающихся неудач. Здесь Анита следуя свободным ассоциациям с моим толкованием, сказала, что неприятности ее мужа начались со смертью его отца, произошедшей совсем недавно (конечно, ведь Император воплощает отцовский архетип и часто указывает на реального отца), и теперь она поняла что-то относительно истинной сути проблемы. Необходимость проявления сочувствия и оказания эмоциональной поддержки мужу, когда тот переживал сильнейший стресс — основное сообщение коллективного бессознательного, выраженное в составляющих расклад Аниты картах — нашла подтверждение в ее ассоциациях.

 

Здесь Анита высказала, что для нее действительно важно было услышать свой собственный голос, и в этом проявила себя терапевтическая сторона чтения. Что до позиции надежд, то она говорила о любви и благополучии. На десятке кубков была изображена картина долгой и счастливой семейной жизни, построенной на общих интересах и взаимоподдержке супругов. Десятая карта, четверка кубков, формулировала важный для Аниты совет, касающийся того, как следовало изменить свое поведение, чтобы должным образом повлиять на мужа: в отношении работы ей не следовало давить на него, увеличивая и без того высокое напряжение и тревогу, наоборот, следовало позволить всему идти своим чередом, не создавая из этой неприятности проблему, даже если в ближайшее время мужу и не поступит иных предложений. Этим она безусловно поможет облегчить лежащее на его плечах бремя забот (десятка жезлов).

Но как выбраться из того мрачного настроения, в котором находится ее ум (десятка мечей), спросила Анита. Тогда ей было предложено вытянуть карту, получив совет коллективного бессознательного, и картой оказался Паж пентаклей. Новые идеи, начинания, сам процесс обучения должен был заполнить разум Аниты, и не только — само заведение (колледж Пасифик Оукс) могло выступить для нее как система поддержки: Паж на карте Таро бережно держал золотой пентакль новых познаний, которые Анита должна была приобрести в процессе обучения.

После Анита заполнила анкету. Она ответила утвердительно на вопрос о том, помогло ли чтение в достижении ее цели, добавив, что оно было «весьма богатым на озарения, связанные с моим поведением и чувствами в отношении супруга». Она не была уверена в необходимости повторного сеанса и указала, что чтение стало для нее важным и ценным, а также «очень позитивным». В целом же она отозвалась о нем так: «Это простое послание от Таро определенно дало мне сил».