Среда, 05 октября 2016 13:10

Марко Пази Алистер Кроули и искушение политикой. Часть 1

Марко Пази

Алистер Кроули и искушение политикой.

Часть 1

Признательность

Точкой отсчета для этой работы послужила защита диссертации на соискание ученой степени по философии в университете Милана в 1994 году. Учитывая длительный и сложный период ее создания,она удалась, благодаря большому количеству людей. Во- первых выражаю признательность Джорджио Галли, тому, чьи идеи явились основой моих исследований. Без него-и говорю это без всякого страха впасть в риторику- не было бы этой книги. Его терпение и интуиция помогали мне на протяжении всего времени от первого бесформенного проекта до финальных предложений обзора. Моя благодарность ему намного больше, чем я могу выразить в нескольких строках. Джулио Джиорелло, первоначально мой второй научный руководитель, следил за моей работой с первых фраз и часто подбадривал меня, когда мои исследования, казалось, заходили в тупик. Пьетро Адамо стал поистине “ неожиданным спасением”, благодаря которому была издана эта книга. Кроме этого, он обеспечил необходимую поддержку, на протяжении деликатных и особенно значимых завершающих стадий. Мою благодарность невозможно выразить словами. Массимо Интровине, бесценный советчик, который был первым читателем чернового варианта. Также я обсуждал части моей работы Антуаном Фэвром и Жан-Пьером Лораном. Их эрудиция и опыт были огромной помощью для меня. Моя особая благодарность Гэбриелу Манделу, давшему мне надлежащий совет в моменты неуверенности и сомнений. Также я обсуждал определенные аспекты моих исследований с Кристофером Макинтошем и его дружеское участие очень помогло и вдохновило меня. Г.Томас Хакл читал первоначальный вариант данной книги. Его поддержка, также как советы и материалы, любезно предоставленные в мое распоряжение были очень важны для меня. Сердечная благодарность Изабелле Франциски из издательства Франко Ангели, за издание книги, за точный и внимательный подход. За профессиональный советы и терпение, которыми, я надеюсь, никогда не злоупотреблял.

OTO Интернейшенл правообладатель трудов Кроули, любезно позволивший мне воспроизвести его изданные и неизданные материалы. Особенная благодарность Уильяму Бризу, Билли Хейдрику и Тони Ланотти за их великодушную помощь в предоставлении важных документов из архивов ОТО.

Спасибо Марии Бабвасингх, Мартину П. Старр, Тобиасу Чартону, Педро Тейксериа да Мота, Виктору Белейм,Питеру-Роберту Кунигу, Кристиану Буше, Марсио Форигоне, Дане Ллойд Томас, Дэвиду Гаттеньо, Ласло Тоту и Хавьеру Аккару за показанные мне интересные опыты, обеспечившие меня материалом.

Я очень обязан работникам различных библиотек. В особенности, я хотел бы поблагодарить бывшего директора Варбургского института Лондона Уилла Ф. Райана, а также Джона Перкинса; Андреа Кассинаско из Цеснурской библиотеки в Турине и Франсуа Роньона из Парижской библиотеки Пюто Масоник. Персонал Центрального архива Рима, Национальной парижской библиотеки и Британской библиотеки Лондона. Национальной библиотеки Лиссабона. Своей помощью они во многом облегчали мою работу. Я должен также выразить мою благодарность команде Пессоа, за возможность использовать неизданные документы Фернандо Пессоа, хранящиеся в их коллекции.

На персональном уровне моя признательность Марко Баттара, который проявлял чуткость в особенно деликатных вопросах. Леле и Фулвио Сигно, помогавшим мне в приобретении книг за границей. Барбаре Порта и Гаэтано Валенти, предоставившим мне кров во время исследований в Риме и Стефану Бланшару в Лондоне. Клаудио Феррара за его отзывчивость. Сердечные воспоминания о моей бабушке, в чьем доме в Савоне я провел замечательное время во время написания первой версии этой книги.

В заключении, огромная благодарность той, кто помогала и поддерживала меня, той, перед кем я в неоплатном долгу, моей матери Анне. Нет нужды в словах; она знает все и этого достаточно.

Введение

Почему же следует проявить серьезный интерес к такой эксцентричной личности как Алистер Кроули? Хотя ученые начали проявлять интерес к нему и количество серьезных исследований, посвященных ему, медленно растет, до сих пор легче найти книги, описывающие его в сенсационной манере, как бугимена или шарлатана или одновременно того и другого, совсем как при жизни. Подчас, даже те авторы, которых можно назвать пионерами в критических и исторических изучениях эзотерических движений и которые должны были защищать предмет своих исследований от подозрений и попыток “маргинализации” не могли удержаться от громогласных выражений презрения, когда дело касалось Кроули. Яркий пример можно найти у Гершома Шолейма в его “Основных тенденциях иудейского мистицизма”, которые являются значительной вехой в изучении еврейского мистицизма. Шолейм описывает использование Кроули определенных кабалистических идей как “ярковыраженное шарлатанство” и замечает более резким тоном: “не стоит тратить впустую слова по поводу сочинений Кроули”.

С появлением новых объектов исследования, таких как история западного эзотерицизма или новые религиозные движения, ученый мир приступил к исследованию личности Кроули более методично и с большим вниманием как к писателю. Фактически, пришло понимание, что Кроули представляет собой существенный источник для понимания различных категорий вновь возникших религиозных движений, начиная от неопаганизма и заканчивая сатанизмом. А с развитием академического подхода в изучении эзотерических движений, ученый мир начал избавляться от предрассудков в виде “консервативной позиции”, такой как у Шолейма и расширил поля исследований, включая авторов и направления, которые проникли в сферу научных исследований, только последние несколько лет.

Будучи, тем не менее, убежденным, что такого автора как Алистер Кроули следует считать законным и достойным уважения объектом научного изыскания, я решил сфокусироваться на необычном аспекте его персоны, а именно на отношении к политике. Изучение cвязи между эзотерикой и политикой, особенно в последние двести лет, есть нововведение само по себе. Например, хорошо известное исследование Георга Мосса о культурном происхождении Третьего Рейха, впервые изданное в 1964, представляло историю движений и течений, предшествующих Первой Мировой войне, и может быть размещено в, так называемой, “серой зоне” между эзотерикой и политикой. Исследовательская работа Мосса в этом направлении была продолжена шотландским ученым Джеймсом Уэббом, на этот раз в свете растущих европейских перспектив и увеличивающегося интереса к конкретно эзотерическим аспектам. Уэбб предположил, что одним из характерных исторических феноменов западной истории в течении последних двух столетий было, так называемое, “бегство от разума”. Этот побег, по его мнению, являлся реакцией “на образ мыслей и общество, появившиеся как производное от рационализма 18 века” или, иными словами, отказ от современности с его рационалистическими и материальными аспектами. Феномен, особенно проявляющийся, согласно Уэббу, в условиях социальной или политической напряженности.

Хотя, исследования Уэбба и сегодня кладезь информации, его основные тезисы все же несколько устарели.Такого рода подход предполагает, полярность между двумя конрастными расходящимися силами, которые Уэбб определяет как рациональность и иррациональность. Конфликт между этими двумя идеологическими силами, согласно ему, “одна из величайших сражений 20 века. К сожалению, вопрос как определить эти два понятия в историческом контексте, остается открытым. Когда данный феномен подвергается тщательному разбору- даже принимая как само собой разумеющееся и недвусмысленное определение рациональность-границы между рационализмом и иррационализмом, как правило, становятся весьма размытыми.

Сравнительно недавно , Жан-Пьер Лоран и Джоселин Годвин представили новую версию данного вопроса. Основной момент их работы-то, что намного легче опознается и определяется в историческом отношении: а именно отношение оккультных течений не столько к рациональности, но к христианству. Эти новые данные, особенно, изменение дистанции между оккультным и эзотерическим движением и христианством в течении 19 го столетия- расстояние, которое частично может быть измерено в повторяющихся тематических понятиях, берущих начало в Просвещнии- делает анализ данного явления более конкретным и предлагает нам более четкое видение внутренних и внешних динамических проявлений в различных оккультных течениях. В случае Кроули, это, несомненно, более понятно структурно, чем в контексте, представленном Уэббом. Фактически, как я надеюсь, сделать это отчетливо ясно в моем анализе, это невозможно, или, по крайней мере, в высокой степени проблематично- говорить о “бегстве от разума”, говоря о Кроули, в то время как рассуждать о “побеге от христианства”, вполне обоснованно.

Согласно Годвину, который изучал феномен оккультизма, в частности, в Англии, это может быть связано с возможным различием между левым крылом эзотерицизма с либеральными и прогрессивными тенденциями и реакционным и консервативным правым крылом. Примером первого может служить теософия мадам Блаватской. Традиционализм Рене Генона, с другой стороны, можно отнести к последнему типу. Если мы принимаем это различие, то кажется, что Кроули, на первый взгляд, относится к левым, чем к правым. Но, очевидно, в его случае, все гораздо сложнее. Как мы увидим далее, можно говорить о существовании двух Кроули: один рационалист, симпатизирующий ценностям просвещения, другой-романтик и реакционер. Первый учился в Кембридже, верил в прогресс и отрицал христианство с позиции позитивиста и либерального философа. Второй же не верил в прогресс и положительные аспекты современной цивилизации и жаждал вернуться к феодальному строю. В этом смысле можно было бы также сказать, что Кроули являл собой пример кризиса, характерный для позднего викторианского, а затем и эдвардианского общества. Кроули выразил данный переходный период очень ясно, даже если для него самого он остался незавершенным.

Еще один важный прецендент в изучении политики и эзотерики можно найти в работах Джорджио Галли. Фактически, мои исследования развивались изначально из его трудов. Имя Кроули появляется в его книгах несколько раз в связи с историческимим событиями, детали которых еще не до конца выяснены (например, побег Рудольфа Несса в Британию). Данная работа-попытка предложить несколько новых фактов в этом направлении.

Более детально о содержании этой книги, могу сказать, что в моих исследованиях я сосредоточился на двух моментах одновременно: фактах и идеях. Что касается первых, то Кроули, возможно, является обладателям своеобразного рекорда: количество клеветы и просто глупых легенд вокруг его личности поистине ошеломляет, и одна из первых задач, стоящих перед серьезным исследователем, желающим приблизиться к нему, пролить немного света в этом нагромождении лжи и истины. Таким образом, я в первой главе предлагаю короткий обзор его жизни, тем самым подводя читателя к содержанию последующих глав.

Во второй главе я более детально фокусируюсь на идеях Кроули. Я пытаюсь подробно анализировать его тексты, чтобы вывести на первый план их возможный политический подтекст. Кроули не писал в открытую на политические темы, но я убежден, что основная часть его трудов изобилует увлекательными политическими намеками. Я отвожу значительное время его юности и становлению политической восприимчивости. В этой главе я также коснусь довольно чувствительной темы, относительно его терпимой позиции к радикальной политике того времени и, особенно, к нацизму.

В третьей и четвертой главах я буду пытаться воссоздавать события политического значения, в которые был вовлечен Кроули. В третьей главе я рассуждаю, в частности, об отношениях, которые он имел с разными личностями, имеющими политическое влияние в то время, такими как, например, генерал Британской Армии и активист правого толка Дж. Ф.С. Фуллер, английский журналист и политик Том Дриберг, московский корреспондент “Таймс” Вальтер Дюранти, авантюрист Джеральд Хамильтон и британский офицер секретных служб Максвелл Найт. Последний представляет особенный интерес, поскольку его отношения с Кроули позволяют мне пролить некоторый свет на прошлое Рудольфа Хесса, бежавшего в Шотландию в 1941 году. Особенное значение имеет неожиданная встреча Кроули с португальским поэтом Фернандо Пессоа, которая является основной темой четвертой главы. Эта встреча была очень значимой для обоих, по причине слухов, окружавших их и из-за личности самого Пессоа. Будучи не только поэтом, но и политическим философом и эзотериком, он имел идеи, представляющие определенное значение для этой книги. Я также считал, что это было тем, что пробудило интерес у других поругальских интеллектуалов, то, что они были друзьями. Этот факт был отвергнут пессоанскими специалистами- даже теми, кто обращал внимание на отношения с Кроули.

В пятой финальной главе, я изучаю как Кроули был воспринят определенными кругами, в особенности консерваторами и движением теории заговора. Традиционализм Генона рассматривает Кроули как представителя так называемой контр-инициации, сам Генон характеризовал его как “теневая фигура” и “марионетку” в руках левых и порочных сил. Это точку зрения, тем не менее, не разделял другой известный традиционалистский философ Джулиус Эвола. Я попытаюсь уточнить причины этих расхождений. А также вкратце обсудим отношения Кроули с еще одним представителем традиционализма Анандом К. Кумарасвами во время его длительного пребывания в Соединенных штатах. Геноновское мнение о Кроули было близко к “теории заговора”, которая выходит далеко за рамки его реального влияния и, собственно, его намерений. Беспокойство вокруг образа Кроули как опасного возмутителя спокойствия, было, несомненно причиной почему итальянская политика завела на него досье в 1930 году, об этой нелепой истории также пойдет речь в этой главе.

В конце книги читатель найдет два приложения. Одно из них эссе Х. Томаса Хакла, об образе Кроули с точки зрения итальянского традиционалиста Джулиуса Эволы. Хакл имел возможность копаться глубоко в этом вопросе и обнаружил много нового.

Во втором приложении читатель найдет подборку документов, которые обсуждались на протяжении всей книги и представляют определенный интерес к предмету.

Я надеюсь этим исследованием внести свой вклад в “нормализацию” Алистера Кроули как объекта научного исследования. Верю, что сегодня, спустя более чем 60 лет после его смерти его можно изучать таким каким он был: сложным интригуюущим творцом, который оставил множество работ, примечательных в своем объеме и разнообразии и до сих пор оказывает значительное влияние на некоторые новые религиозные движения и сегодня. Спорные аспекты в личностных проявлениях и деятельности человека, который подобно Семирамиде Данте, “сделал страсть своим законом”, определенно, не может проигнорирован или преуменьшен, но ничто не может быть использовано как предлог для отрицания значительности его трудов и идей.

Необъяснимая жизнь

…. один Кроули, личность с необъяснимой жизнью…

(В. Б. Йетс, из письма к леди Грегори 28 апреля 1900)

Вопрос статуса

В этой главе я буду возвращаться к наиболее ярким моментам жизни Алистера Кроули. Но сначала я бы хотел сделать несколько упоминаний об источниках, необходимых для такого специфического субъекта. Кроули привлекал внимание большого количества авторов и в последние шестьдесят лет было издано большое количество биографий и монографий.

Джон Саймондс (1914-2006), которого сам Кроули назначил на должность литературного агента, автор биографии, которую многие считают “стандартной”. Кроули перед смертью, якобы, попросил Саймондса позаботиться о публикации неизданных работ и подготовке к переизданию того, что было издано при жизни, также дал поручение позаботиться о том, чтобы пожелания относительно возвращения авторских прав были выполнены. В силу вышесказанного, после смерти Кроули, Саймондс имел возможность изучить все оригинальные материалы, дневники и письма и его работа основана на этих данных. Между 1951 и 1997 годами, Биография Саймондса была издана несколько раз, с изменениями и дополнениями. Практически, все, кто имел хоть какой-то интерес к Кроули обращался к работе Саймондса. Однако, имеются и критические высказывания- подчас, слишком грубые, резкие и, как правило, из “кроулевского окружения”.

Какие же недостатки видят критики в биографии Саймонда? Главным образом, его обвиняют в пристрастности и необъективности, представлении только негативных черт в характере Кроули и отсутствии понимания и, по крайней мере, цели данной работы. Это правда, и, если внимательный читатель сравнит источники, которыми пользовался Саймонд и проанализирует как он их использовал, то не сможет не заметить как спорна его бигография в некоторых моментах и насколько она враждебно предвзята по отношению к Кроули. Вазможно, стоит привести пример. Ccылаясь на то, как Кроули “исцелял” невроз одного из своих учеников, Саймондс писал:

“Кроули излечивал психозы и неврозы по своему мудро. Он видел, что разум или психо разделен на сознательный и бессознательный уровень; это было частью оккультной традиции. Понятие “бессознательное” как динамичная и побудительная сила, он взял у Фрейда, без всякой благодарности. Это было бы тяжело для Кроули самому создать и задокументировать что-либо. Саймондс не скрывал, что поддерживает требования Гранта; фактически, он посвятил третье издание биографии самому Гранту, которого представил в образе “Х-Глава Ордена Восточных Тамплиеров”. Работы Гранта интересны тем, что созданы в большей степени на основе первоисточников, что делает их трудными для восприятия, но ими следует пользоваться для научных работ и сегодня. Его сугубо личная интерпретация персоны Кроули имеет право как точка зрения, но оказываются далеки в некоторых отношениях от намерения самого Кроули. Что касается биографических данных, то Грант добавляет некоторые детали, основанные на его личных воспоминаниях, в особенности в отношении последних лет жизни Кроули.

В последние несколько лет появилось несколько других биографий Кроули. В особенности, я бы отметил таких авторов как Чарльз Ричард Каммел, Францис Кинг, Колин Вилсон, Роджер Хатчинсон, Мартин Бот, Лоран Сутэн, Ричард Кащинский и Тобиас Чартон. Каммел, подобно Саймондсу, знал Кроули лично, в последние годы его жизни и был более всего поражен его поэтическим талантом. Факт, что Кроули сам попросил Каммела стать его биографом в последний 1930 год, после того как потерял надежду на публикацию его “Откровений” целиком. Каммел смог выполнить эту просьбу только после смерти Кроули и книга не издавалась вплоть до 1951 года, в том же году вышла и биография Саймондса. Заключительные главы биографии Каммела замечательны; он вспоминает свою дружбу с Кроули, делится некоторыми деталями последнего периода его жизни и его суждения определенно более объективны, чем у Саймондса. Но, кроме этого, его книга дополнена текстом из “Откровений” (полученными от самого Кроули, поскольку были опубликованы лишь частично), без добавочной информации.

То же самое можно сказать о биографии Франциска Кинга, впервые изданной в 1977 году. Книга Колина Вилсона, развивающая идеи представленные ранее в главе его классического научного труда, посвященного феномену оккультизма, не является биографией в прямом смысле, скорее попыткой интерпретации в том же духе, что и Regardie. С моей точки зрения, однако, его исследования не предлагают какого-то нового видения для понимания Кроули; наоборот, в книге показано много неточных знаний работ и идей Кроули. Биография Хатчинсона предлагает некоторую не известную ранее информацию, особенно касающуюся темы данного труда. Тщательно анализируется время, проведенное Кроули в Соединенных Штатах, его деятельность в прогерманской пропаганде, включая досье, которое английская полиция вела на него долгие годы.

Я также рецензировал биографии Бута, Сутэна и Кащинского и могу представить читателю обзор статьи, в которой пишу об этом. Здесь, я просто упоминаю, что все трое представляют серьезную альтернативу Саймондсу в написании биографии. В особенности Сутэн, пытающийся докопаться до сути кроулевской психологии, что не делал до этого ни один другой автор. Книга Кащинского дает в основном, приглаженный, местами стерильный образ Кроули (очевидно, в попытке как-то сбалансировать предвзятую враждебность Саймондса),основанный на внушительном количестве исследований и это очень хорошее подспорье для изучения, не только потому что, некоторые факты и события из жизни Кроули, получили очень мало внимания у предыдущих биографов или не были освещены совсем, но также из-за количества полезных ссылок и отзывов. Биография была недавно переиздана в расширенной редакции, что существенно улучшило ее в сравнении с первой книгой.

Только две примечательные биографии были выпущены после моей обзорной статьи в 2003 году. Первая принадлежит Тобиасу Чертону, который также как и Кащинский симпатизирует Кроули и его книга может считаться еще одной попыткой “в установлении документальной честности”, представляя более положительный образ действий Кроули, его мотивов и идей. Теперь, как и в случае с книгой Кащинского, это означает использование серьезных доказательств для опровержения диких и необоснованных обвинений и намерение должно быть оценено по достоинству. И, несомненно, то, что Чертон использовал прежде неизвестные источники, дает представление о некоторых эпизодах в жизни Кроули в новом свете. Но я менее склонен к экзальтации Чертона, когда он представляет Кроули как “выдающегося ученого, сопоставимого по уровню с Фрейдом или Юнгом” или когда он рассуждает о кроулевских “пяти принципиальных достижениях”, более подходящих для духовного дневника, чем для научного труда.

Вторая значимая книга о Кроули была опубликована в 2003 году Ричардом Б. Спенсом и называется “Секретный агент 666: Алистер Кроули, Британская разведка и оккультизм”. Это не настоящая биография в прямом смысле, но монография, посвященная всем возможным доказательствам сотрудничества Кроули со спецслужбами различных стран, и в особенности английской. Очевидно, исследование Спенса несет в себе те аспекты, которые также уместны в моей книге и я говорю об этом более подробно в следующих главах. Но несколько общих комментариев будут уместны здесь. Спенс изначально интепретирует, что якобы всю свою сознательную жизнь Кроули имел постоянную, продолжительную вовлеченность в секретную деятельность. Почти любое событие в жизни, поездка, отдельная случайная встреча с кем бы то ни было, рассматривается под этим углом зрения и трактуется соответственно. Спенс- профессор университета Айдахо, несомненно, обладает глубокими знаниями по истории секретных служб и является авторитетным экспертом в этой области. Его книга представляет собой внушительное количество архивной работы и использование интересного и нового материала. Мне кажется, тем не менее, что навряд ли Спенсу удалось обнаружить неопровержимые улики того, что Кроули был “спецагентом” и, поэтому, был вынужден возвращаться к гипотезам и спекуляциям, которые иногда шиты белыми нитками в своей неправдоподобности. Это правда, что, по своей натуре, Кроули был скользкий и неуловимый тип. На проблема в том, что когда все построено на серии недоказанных аргументов, начинаешь сомневаться в надежности целой конструкции. Если внимательно изучить фактические доказательства, из тех, что доступны и которые Спенс собирал с большим вниманием, то получается, что несколько раз в жизни Кроули действительно информировал секретный службы, но действовал,скорее, больше по собственной инициативе, чем по заданию. Но быть добровольным информатором, конечно же, не тоже самое, что быть задействованным на постоянной основе как агент спецразведки.

Существует еще одна проблема, которая отличает подход Спенса от моего. В своей книге Спенс пытается доказать, что, несмотря на то, что Кроули был вовлечен в деятельность секретных служб-и это было всегда- он был просто преданным англичанином. Даже когда эти доказательства свидетельствуют об обратном, все это изложено и опубликовано в виде докторской диссертации в 1998 году.

Буше, который был не только активистом во французских кроулеанских кругах, но и в ультра-правых политических, проявлял особенный и не невинный интерес к отношениям Кроули с политиками и его книги дают справедливое представление о идеях и работах Кроули.

Но реальным поворотным моментом в научном исследовании Алистера Кроули стала недавнее издание антологии эссе под редакцией Генриха Богдана и Мартина П. Старр, выпущенное Оxford University Press, в котором есть и мой вклад. Эта книга свидетельство того, что, что Кроули сегодня представляет собой интерес для серьезных научных исследований и фактически наиболее значительный пример материализации общей тенденции последних пятнадцати лет.

Несколько хорошо известных академических специалистов в области новых религиозных течений и западного эзотерицизма внесли свой вклад в книгу такие как Генрих Богдан, Алекс Оуэн, Массимо Интровинь, Рональд Хаттон и Хью Б. Урбан и написавший предисловие Ваутер Дж. Ханеграфф.

Закончив обзор существующей ныне литературы, я приступаю к описанию наиболее значимых моментов жизни Кроули, уделяя особо пристальное внимание тем аспектам, которые послужили целью для написания этой книги. Моими основными источниками будут биографии Саймондса, Сутэна и Кащинского.

Рождение и юность (1875-1898).

Эдвард Александр Кроули (он принял гэльский вариант его имени Алистер в 20 лет) родился 12 октября 1875 года в Лемингтоне, Уорвикшир в семье Эдварда Кроули (1830-1887) и Эмили Берты Бишоп (1848-1917). Его отец владел долей в процветающем железнодорожном бизнесе, принесшей семье значительное благосостояние. Оба родителя были членами фундаменталистской христианской секты Плимутское братство или Дарбиты, отличавшейся особенной строгостью нравов и буквальным толкованием Библии. Родители его отца были Квакерами, но сам Эдвард Кроули принял Дарбизм и позднее решил оставить предпринимательскую деятельность и стать странствующим проповедником. Юный Кроули был обязан принимать участие в ежедневных чтениях Библии и в течении долгого времени ему была доступна только эта книга. Это сыграло огромную роль в его интеллектуальном развитии: несмотря на то, что он постепенно отказался от Христианства, он остался верен образам и символам Ветхого и Нового Завета, демонстрируя пристрастие к пророческим текстам. В молодые годы он был пленен образами зла из Книги Откровений: зверь, выходящий из земли и блудница, облаченная в пурпурное и алое. Впоследствии эти религиозные доктрины были им переработаны и заново истолкованы.

Кажется, что в жизни юного Кроули не было ничего особенного (если не считать, конечно, религиозный фанатизм его семьи) вплоть до смерти его отца, скончавшегося от рака в 1887 году. Это событие явилось поворотным моментом: с момента похорон, как говорил сам Кроули, он вступил в новую фазу, ознаменованную бунтом и сопротивлением. В нем появилось непримиримость как по отношению к религиозности и ограниченности его матери и ее семьи, так и к жестким правилам дарбитской школы-интерната, которую он обязан был посещать. Как результат суровой дисциплины, царившей там, здоровье Кроули было серьезно подорвано. К физической слабости добавились моральные страдания и доктора посоветовали немедленно забрать мальчика из школы, нанять частных наставников для домашнего обучения и проводить как можно больше времени на свежем воздухе. Все это имело значительные последствия для его развития. Последовав одному из советов, семья совершила фатальную ошибку: наставник, вместо продолжения религиозного образования, приобщил воспитанника к разнообразным светским удовольствиям, включая курение, алкоголь, скачки, биллиард, азартные игры и женщин. Воспитатель был изгнан, но слишком поздно. Впоследствии, Кроули, с намеком на библейский текст, так описывал, последствия этого эксперимента: “Мои глаза открылись и я стал богом, познавшим добро и зло.

Другой совет привел к страсти к скалолазанию, которой Кроули предавался всю последующую жизнь.

В своей автобиографии Кроули приводит описание своих политических идей того периода. Я обращаюсь к этой теме более подробно во второй главе, упомяну, что сам он считал себя “реакционным консерватором” и якобитом. В чем мы уже сейчас можем видеть романтические черты его натуры.

В октябре 1895 Кроули начал обучение в Тринити колледж в Кембридже. Университетский опыт оказал на него глубокое воздействие, несмотря на то, что он так и не получил степень после трехлетнего пребывания. Когда он поступил и переехал в Кембридж, то наконец-то почувствовал себя свободным от опеки матери и учителей, связывающей его. Он изучал классику с энтузиазмом, как древнегреческую так и современную и начал публикацию написанных им поэм полностью за свой счет. Его первой книгой было “Место кровопролития” (1898) ,далее последовали, среди прочих, “Песни Духа”(1898) и “ Призыв к Американской республике” (1899). Первым его издателем был Леонард Смитерс (1861-1907), который также издавал работы Оскара Уайльда (1854-1900) и Обри Бердслея (1872-1898). Во время каникул он совершил длительное путешествие в Скандинавию и в Альпы. В 1896, в возрасте 21 года, он унаследовал значительное состояние, оставленное отцом, став, таким образом, полностью финансово независимым от своей семьи.

В это же самое время его начинает привлекать мистика и оккультизм. Вначале, он прошел через намерение посвятить себя сатанизму. Это продолжалось до 1898 года, когда он начал контактировать с Артуром Эдвардом Уайтом (1857-1942). Уайт посоветовал ему прочесть классику мистицизма: “Облако над Святилищем” Карла фон Эккартсгаузена. Это произведение вызвало у Кроули страстное желание стать частью “тайного общества Света”, чьи служители наблюдали за благоденствием человечества. В тот же год Кроули встречается с двумя людьми, которым суждено было значительно повлиять на ход его жизни. Одним из них был Оскар Экенштейн (1859-1921), железнодорожный инженер и альпинист; вторым- Джордж Сесил Джонс (1873-1960), химик по профессии и член Герметического Ордена Золотой Зари. Позже, я вернусь к дружбе Кроули с Экенштейном. Также на него повлияла встреча с Алланом Бенеттом. Между прочим, он был очень плодовитым поэтом: опубликовал несколько произведений в стихах, а также эссе в роскошных изданиях. Среди наиболее значительных работ того периода “Кармен Секулер” (1901), “Тангейзер” (1902) и “Берашит” (1903). Это была первая попытка написания эссе о магии.

Весной 1900, вскоре после вовлечения в конфликт между Матерсом и лондонскими адептами, он путешествует по Мексике, где к нему присоединяется Экенштейн. Вместе, они взбираются на самые высокие местные горные пики. Через несколько месяцев, Кроули решает ехать на Цейлон (Шри-Ланка), для встречи с Бенеттом, который жил на острове и собирался принять буддизм. Пересекая Тихий океан, он посетил Гавайи и Японию, прежде чем добраться до своего друга. Вместе с Бенеттом он начал изучать тексты на хинди и буддистские традиции и практиковать различные формы медитации и йоги. В 1902 году он встретился в Дели с Экенштейном. Они запланировали очередную горную экспедицию, более амбициозную, чем мексиканские восхождения: покорить вершину К2.

В то время самая высокая горная вершина в цепи Каракорум была не достигнута,также как и горы Азии, выше 8000 метров (так называемые “восьмитысячники”). Экспедиция не была успешной, в основном, из-за неблагоприятных условий- но еще и потому что это была первая попытка когда-либо покорить эту вершину, достичь высоты, до которой не добралась ни одна из предыдущих альпинистских экспедиций.

В конце 1902 года Кроули вернулся в Париж и обосновался там. Некоторое время он предавался богемному образу жизни, вращаясь среди художников и писателей, включая Огюста Родена (1840-1917), Марселя Швоба (1867-1905), и Уильяма Сомерсета Моэма (1874-1965). Весной 1903 года он покинул Париж, чтобы провести какое-то время в своем имении в Шотландии. Там он встретил Роуз Эдит Келли (1874-1932), сестру одного из своих самых близких друзей, английского живописца Джералда Ф. Келли (1879-1972). Они поженились и отправились в длительное путешествие на Восток. На обратном пути произошло второе из двух грандиозных событий в духовной жизни Кроули (первым было, как мы видели, его принятие в Орден Золотой Зари). Кроули объявляет, что, во время пребывания в Каире, между 8 и 10 апреля, он “получил” от сверхчеловеческой сущности текст Книги Закона. Этот текст будто был продиктован ему непосредственно некой сверхсущностью, именуемой Айвасс, которую он впоследствии идентифицирует как его Святого Ангела-Хранителя. Это было событие решающей важности в жизни Кроули: достаточно привести один пример, после этого он начал использовать новый календарь, начало которого совпадало с датой этого откровения. По мнению Кроули Книга Закона должга была стать фундаментальным священным текстом новой религии, в которой сам он должен быть пророком: религии Телемы. На самом деле, Кроули не принял на себя роль пророка немедленно, как предписывала ему Книга Закона. В некоторой степени, когда его интерес к магии постепенно возрос после буддистского периода, он опять почувствовал связь со старой системой символов традиционной магии, которую он изучал, в Золотой Заре.

После возвращения в Европу, Кроули с женой провели несколько месяцев в Париже, перед тем как обустроиться в Шотландии. В Париже Кроули был инициирован как франкмасон Великой Французской ложи, не подчиняющейся великой английской ложе. В это время он публикует более значимые труды, такие как драма “Почему Иисус заплакал” (1904) и начал компиляцию ранних сочинений для 3-х томного издания “Собрания сочинений” (1905-1907). Весной 1905 года он предпринял попытку покорения еще одной азиатской горной вершины- Канченджанга. На этот раз Кроули сам возглавил экспедицию, Экенштей не принимал в ней участия. Попытка закончилась провалом, еще хуже было то, что один из альпинистов и носильщик погибли в результате серьезных противоречий между Кроули и остальными членами экспедиции. После этого Кроули решил остаться в Азии на некоторое время и написал своей жене, чтобы она присоединилась к нему. Верхом они объехали весь Южный Китай. В течении этого путешествия он практиковал наиболее значимый ритуал придуманный им самим: Аугоейдес. Хотя, Саймондс не объясняет в чем заключался данный ритуал, который длился тридцать две недели, для самого Кроули он был черезвычайно важен и он посвятил ему много страниц в своей автобиографии.

Стоит отметить, что даже после того как Кроули покинул Орден Золотой Зари и прошел через буддистский период, он продолжал работать с системой символов и степеней, которые изучал во время пребывания в Ордене и продолжал следовать их схемам. Фактически, этому был посвящен значительный период его жизни вплоть до середины 20х годов. Это означает, что каждая достигнутая им “степень” в этой системе означала конкретную фазу его жизни и оказывала влияние на его выбор и развитие. Значение Аугоейдеса, согласно Кроули, состоит в том, что “необходимо завершить работу Второго ордена до того, как я смог бы привнести мою работу в Третий”. Аугоэйдос был длительный воображаемый ритуал инициации. Во время путеществия по Китаю, Кроули представлял себя находящимся в храме и выполняющим ритуальные жесты, конечной целью этого было посвящение в более высокую ступень.

Дорбравшись до восточного побережья Индокитая (современный Вьетнам), Кроули и его жена продолжили дальнейшее путешествие раздельно: в то время как она возвращалась в Европу обычным путем (на корабле, через Суэцкий канал), он направился на восток и после остановки в Шанхае, пересек Тихий океан, Америку и Атлантику. В июне 1906 года он вернулся в Англию. Таким образом, период его длительных путешествий вокруг света был завершен.

Логос Эона.

После возвращения из Китая, Кроули познакомился с офицером Британской армии капитаном Джоном Фредериком Чапрльзом Фуллером (1878-1966), с которым был в переписке около года. Позднее Фуллер получил известность как теоретик военного дела, в особенности танкового. Также он стал активистом британского фашистского объединения (партии, основанной сэром Освальдом Мосли в 1930 году), и был приглашен на празднование 50 летнего юбилея Гитлера в 1939 году. Фуллер принимал участие в конкурсе, организованном Кроули на лучшую критическую статью о его работах, и выиграл его. Кроули опубликовал эту статью и Фуллер стал одним из его близких соратников.

1907 и 1908 годы прошли относительно спокойно, были опубликованы некоторые работы (Konx Om Pax, 1907; Амфора, 1908), несколько поездок в Северную Африку, но его брак был близок к своему завершению. В это время, благодаря Фуллеру, у Кроули появилось несколько юных обожательниц, в основном, студенток Тринити колледжа. Понятно, что его репутация стала проблемой, настолько, что руководство Тринити колледжа стремилось предотвратить его контакты с другими студентами. Один студент, не поддавшись прессингу, стал последователем Кроули немедленно, другой десять лет спустя. Первый был Виктор Нёбург (1883-1940), ставший впоследствии известным поэтом и наставником Дилана Томаса, вторым был Норман Муд (1889-1934), математик.

1909 год стал важным по двум причинам. Во-первых, Кроули обнаружил манускрипт Книги Закона, который считался утерянным. С этого времени, его убеждение, что он является пророком новой религии, только возрастало. Во-вторых, вместе с Георгом Сесилом Джонсом, его старым знакомым по Золотой Заре, он организовал собственную магическую группу А..А. Это была, по существу, измененная версия Золотой Зари, в большей степени вдохновленная ее системой ступеней и символов, но с представлением определенных духовных техник, изученных Кроули во время его поездок на Восток. Наряду с основанием Ордена, он начал выпускать журнал “Равноденствие”, который был представлен как официальный печатный орган А…А. Редакционная программа предусматривала одну публикацию каждого издания в день равноденствия, что подразумевало два выхода в год на протяжении пяти лет. Многие материалы для Экинокса были написаны самим Кроули, но также многими его друзьями, работавшими в то время в журнале и, особенно, Фуллером. Писатель Франк Харрис (1856-1931) также был среди них. В том же году Кроули развелся с женой, их отношения со временем все более ухудшались.

1909 год был важен еще и по другой причине. Ноябрь и декабрь Кроули провел в Алжире, с Виктором Нёбургом, где они совершили серию выходов в астрал, по енохианской системе. Эти эксперименты были особенно для магической карьеры Кроули, его пересечения с Абиссом постепенно подводили его к достижению степени Магистра Храма.

Весной 1910 года Матерс ходатайствовал о запрете выхода третьего выпуска Равноденствия. Он хотел помешать также и публикации ритуалов Золотой Зари, но, в итоге, Кроули выиграл дело. Этот важный эпизод судебного разбирательства имел очень большой резонанс, как в стране, так и за рубежом, особенно в эзотерических кругах. Имя Кроули приобрело широкую известность и у него появились многочисленные связи в массонских кругах и среди международных оккультистов. Одним из тех, кто вышел на контакт и встретился с Кроули был Теодор Рёсс, который был занят в нескольких массонских предприятиях в германии и не только, и планировал создание нового инициатического ордена. Позднее, он стал ОТО. Также, очевидно, что Рёсс был агентом немецкой разведки.

В тот же год, в Лондоне, Кроули организует и представляет публично серию ритуалов “Обряды Элевсин”. Было опубликовано несколько положительных отзывов, но несколько газет жестоко раскритиковали увиденное и атаковали Кроули, обвиняя его самого, учеников и его друга Георга Сесила Джонса в аморальном поведении. Это можно рассматривать как начальное звено в череде бесконечных провокационных нападок на Кроули, которые не закончились даже с его смертью. Именно тогда началось формирование его зловещего образа. Кроули, несмотря на прессинг со стороны его друзей отказался подать на газеты в суд за клевету. Джонс, тем не менее судился и проиграл. Ценой, заплаченной Кроули за неудачный исход этого дела и, как следствие, за плохую репутацию, стала определенная степень изоляции и размолвка со многими друзьями, включая Фуллера и Джонса.

В это же время, вдобавок к “Ритуалам Элевсин”, он опубликовал сборник поэзии “Крылатый жук” (1910) и драму в стихах “Мировая трагедия” с замечательным предисловием (1910). Последняя является очевидной для понимания его позиции по отношению к христианству. В 1912 году состоялась еще одна встреча с Теодором Рёссом, особо примечательная тем, что привела к созданию английской ветви ОТО и Кроули был назначен Великим Мастером. Рёсс также посвятил Кроули в сокровенные тайны ОТО, особенно в техники сексуальной магии. Передача этого секрета имела особую важность для Кроули. С этого времени, он стал проводить значительное количество времени, экспериментируя с этим видом магии. Его возлюбленные, некоторым из них Кроули присваивал титул; “блудница”, также некоторые его адепты “ассистировали” ему в этих действиях. Также в 1912 году были опубликованы первые из двух частей “Книги четырех”, где впервые были представлены магические идеи Кроули в систематизированном виде.

В 1913 году вышла “Книга лжи”, собрание наиболее загадочных очерков, в которых были выведены некоторые важные аспекты его доктрины. В том же году Орден А….А, основанный Кроули насчитывал 88 членов, довольно солидное количество для подобной организации. В январе 1914 года он представил в Париже серию заклинаний, которые были его первой экспериментальным применением техники сексуальной магии. Его ассистентом был Виктор Нёбург. Также участником, по крайней мере одного из этих ритуалов был Вальтер Дюранти, ставший впоследствии очень известным журналистом, московским корреспондентом “Нью-Йорк Таймс”. Более подробно о Дюранти в третьей главе.

К началу Первой мировой войны Кроули находился в Швейцарии. Он вернулся в Англию и, согласно одной из версий, пытался получить работу в разведывательной службе, но был отвергнут. К этому моменту его наследство было почти полностью растрачено и в октябре он отбыл в Соединенные штаты, где планировал встретиться с американским коллекционером Джоном Куинном, чтобы продать часть книг. Он намеревался пробыть там две недели, но остался в Штатах более чем на пять лет. Так начался кроулевский “американский период”. В это годы, впервые в жизни он переживал нужду и некомфортные жизненные условия, по крайней мере в сравнении с роскошью и достатком, к которым он привык.

В первые месяцы 1915 года он начал сотрудничество с германской пропагандой. **********************************************

Кроули был выслан из Италии в 1923 году. В течении этого времени Аббатство посетило большое количество гостей, преимущественно из Англии. Периоды покоя и духовных поисков чередовались с ссорами и конфликтами и ситуация в Аббатстве часто была далека от идиллии. В конце 1921 года ставшая привычной напряженная ситуация между обитателями достигла критической точки настолько, что привлекла внимание местной полиции и привела к тотальной инспекции Аббатства.

В 1922 году Кроули на время покинул Аббатство, чтобы уединиться в Фонтенбло. Целью поездки было желание избавиться от пристрастия к героину, который он употреблял с 1919 года. Однако, попытка не увенчалась успехом, он продолжал употреблять наркотики до самой смерти. В мае он едет в Лондон и пытается собрать немного средств для Аббатства. Он публикует несколько статей в литературном журнале “English Review”, и заключает контракт с издательством на написание романа “Дневник наркомана”, в котором описывается его опыт употребления наркотиков, в особенности, кокаина и Аббатство Телемы. Сразу после издания книги вышла разгромная статья в “Sunday Express”, обвинившая Кроули в поощрении безудержного употребления наркотиков. Кроули также приступил к написанию биографии “Признания”, но издания не получилось по причине многочисленных атак, подогреваемых сенсационной прессой.Первые два тома были выпущены только в 1929 году.Кроули возвращается в Чефалу,в октябре 1922 года, проезжая Рим в те же самые дни, когда фашисты маршируют по городу.

В феврале 1923 года в Аббатстве произошло трагическое событие: Рауль Ловедей (1900-1923), ученик, которого Кроули встретил во время последней поездки в Лондон, умер, возможно от брюшного тифа, после употребления зараженной воды. Пока он был болен, его жена, которая была с ним в Аббатстве, пожаловалась британскому консулу в Палермо на условия проживания. После смерти Ловедея, она вернулась в Англию и дала несколько интервью тем скандальным изданиям, которые уже использовали имя Кроули как материал для своих статей, особенно “Джон Булл” и “Sunday Express”. В результате,компания против него в прессе стала еще более жесткой. 23 апреля 1923 года его выслали из Италии. За день до этого, в Аббатство прибыл новый ученик, Норман Мудд, который в 1908 году был одним из участников кэмбриджской группы последователей Кроули.

Кроули уехал в Тунис, где оставался до конца года. Там он пишет и издает за свой счет “Песни Италии”, маленький сборник стихов, высмеивающих Муссолини и фашистский режим. В 1924 году он вернулся во Францию. Там он встретил Фрэнка Харриса, который в это время проживал в Ницце; совместно они пытались организовать коммерческий проект, который не принес, в итоге, никакого результата. В конце концов он вернулся в Париж, где к нему присоединились его ученики. Кроули оставался во Франции до сентября 1924 года, затем он вернулся в Тунис со своей новой возлюбленной Дороти Олсен.

Весной 1925 года он запускает проект “World Teacher Campaign”. В это же время Теософское общество, возглавляемое Анни Безант (1847-1933) и Чарльзом Уэбстером Ледбитером (1854-1934), прилагало все усилия, чтобы представить миру молодого Джидду Кришнамутри (1895-1986) как духовного мастера. Безант cтала опекуном Кришнамутри за несколько лет до этого, когда он был еще юношей, будучи убежденной, что он обладает всеми качествами, необходимыми для нового мирового Учителя. Кроули решил блокировать этот проект через кампанию в прессе, ‘сорвать маску с Кришнамутри”, в котором он видел ложного мессию. Истинной целью Кроули было, естественно, преподнести себя самого как истинного “Мирового Мастера”. Хотя кампания вызвала некоторое волнение в Европейской прессе, особого успеха она не имела. Примерно в это же время он также встречался с Георгием Гурджиевым (1866?-1949) в его институте “Гармоничного развития человека” в Авоне, близ Фонтенбло.

Между тем, Теодор Рёсс скончался в 1923 году,не оставив никаких четких инструкций, кому следует быть лидером ОТО. В конце 1924 года Кроули был признан двумя членами Ордена самого высокого ранга, как приемник Рёсса.

Международное признание произошло позднее, летом 1925 года, когда Немецким движением Розенкрейцеров (которое включало германское отделение ОТО и “Пансофию”,родственную эзотерическую организацию),было организовано заседание в Вейде, Тюрингия. Кроули был приглашен для участия и результатом встречи стало разделение Розенкрейцеров на две группы: одна признала Кроули международным главой, вторая отвергла его. Возможно, наиболее серьезной причиной, помимо плохой репутации Кроули,стало то, что признание Кроули лидером, безоговорочно означало бы и принятие его религиозной концепции, по существу основанной на Книге Закона. Очевидно, что некоторые из немецких эзотерических групп были готовы признать в Кроули духовного учителя, но не пророка новой религии.

Во фракции, поддерживающей Кроули, наиболее видными фигурами были Карл Джермер (1885-1962), бизнесмен и Марта Кюнцел (1857-1941), в высшей степени активная личность в мире немецкой эзотерики, которая была знакома с мадам Блаватской и вовлечена в Теософское сообщество. Джермер, в последующие годы была основным спонсором Кроули, поддерживая его, как финансово, так и организационно. Клгда в 1947 году Кроули скончался, она наследовала его место главы международной организации ОТО. После их встречи в Тюрингии, ДЖермер покинул Германию, чтобы работать в тесном контакте с Кроули. Кюнцел вскоре тоже стала одной из неутомимых сторонниц Кроули в Германии. ЕЕ персона вызывает интерес не только потому что ее имя связано с Кроули и его предполагаемыми контактами с Адольфом Гитлером- к которым я вернусь позднее.

В ноябре 1925 года, будучи в Тунисе, Кроули общался с молодым студентом из Оксфорда Томасом Дрибергом (1905-1976). Впоследствии, он стал хорошо известным журналистом, сделал политическую карьеру, был избран в Парламент от Лейбористской партии, стал государственным секретарем. В студенческие годы, Дриберг соединял в себе страсть к эзотерике и активную деятельность в Коммунистической партии. В 1926 году он вел насыщенную переписку с Кроули, в которой выражал намерение стать его последователем. Хотя, этого не случилось- и в 3 главе мы узнаем почему-они оставались друзьями и часто навещали друг друга, особенно после возвращения Кроули в Англию в 1932 году.

Между 1926 и 1929 годами основным местом пребывания Кроули был Париж.В октябре 1928 года к нему присоединился новый ученик, с которым он несколько лет состоял в переписке: Исраэл Регарди, он был немногим старше 20 лет. В этот же период, Кроули у Кроули появился еще один молодой последователь его учений: Джеральд Йорке (1901-1983). Он оставался учеником Кроули до 1932 года, затем последовал временный разрыв, но позже, дружеские отношения между ними были восстановлены. Спустя годы, Йорке собрал внушительного качества коллекцию “Кроулеана”, включая первые или редкие издания книг, рукописей и документов. Позднее она была подарена библиотеке Варбургского института в Лондоне, где хранится и по сей день.

В марте 1929 Кроули был выдворен из Франции. Кажется, что несколько обстоятельств были причиной этого эпизода. Высылка вызвала резонансные отголоски в международной прессе. Кроули, для того, чтобы добиться британского гражданства для своей последней Блудницы, Марии Терезы Феррари де Миримар, никарагуанки, и таким образом привезти ее в Англию, женился на ней в Лейпциге в августе 1929 года. В этом же месяце он вернулся в Англию с новой женой и Регарди и поселился в коттедже в Кенте.

Затем, он, наконец-то, нашел издателя: небольшой издательский дом “Мэндрейк”, возглавляемый Перси Реджинальдом Стефенсеном (1901-1965). Стефенсен написал книгу о Кроули, пытаясь показать, что многие слухи, распространяемые о нем ложной прессой, беспочвенны и выпускает несколько трудов Кроули, которые оставались неизданными в течении долгого времени, включая роман “Лунный ребенок”и первые два тома “Признаний “ (1929a). В том же году Кроули издает за свой счет “Магию в теории и на практике”, идеальное продолжении “Книги четырех” и его теоретическую основу о магии.

Весной 1930 года Кроули путешествует в Германию вместе с женой. Он обдумывает подготовку к выставке его картин, и выбирает место для нее. В Берлине он встретил 19-летнюю художницу Ханни Джагер (1910-1933) и влюбляется в нее. Он возвращается с ней в Англию, бросив свою жену в Германии. В конце августа Кроули и Джагер уезжают из Англии в Лиссабон. Около четырех лет Кроули поддерживал контакт с Фернандо Пессоа (1883-1935), известным португальским поэтом. Пессоа, большой поклонник эзотерики, был очарован личностью Кроули. Как мы увидим в четвертой главе, возможно, Кроули отправился в Португалию, с намерением создать там ответвление ОТО, возглавляемое Пессоа. В течении своего временного пребывания в Португалии, произошел один из наиболее курьезных случаев в жмзни Кроули: его ложное самоубийство. При содействии Пессоа, он проделал трюк, чтобы заставить людей поверить, что он совершил суицид, бросившись со скалы в Атлантический океан. После того, как половина всех европейских газет оповестили о его гибели, он саокойно объявился в Берлине. Я буду исследовать этот эпизод в контексте его отношений с Пессоа. Некоторые авторы намекали на некий загадочный аспект всего этого: источником стало упоминание, сделанное Рене Геноном в письме Джулиусу Эвола, 29го октября 1949, в котором он заявляет, что Кроули путем ложного самоубийства хотел тайно вернуться в Германию, для того, чтобы стать советником Гитлера. Я обязательно вернусь к этому событию в 4 и 5ой главе.

С конца сентября 1930 года до середины 1932, Кроули жил в Берлине. Там он общался и приятельствовал с Альфредом Адлером(1870-1937), Адольфом Хаксли (1894-1963), Кристофером Ишервудом (1904-1986) и, что наиболее важно, с Джеральдом Хамильтоном (1890-1970), британским авантюристом, который в это время имел связи с Немецкой Коммунистической партией. Поздней весной 1932го, Кроули вернулся в Англию.

Наши партнеры Баннеры


Рекомендуем:
http://maap.ru/ – МААП – Московская Ассоциация Аналитической Психологии
http://www.olgakondratova.ru/ – Ольга Владимировна Кондратова – Юнгианский аналитик
http://thelema.ru/ – Учебный Колледж Телема-93
http://thelema.su/ – Телема в Калининграде
http://oto.ru/ – ОТО Ложа Убежище Пана
http://invertedtree.ucoz.ru/ – Inverted Tree – Эзотерическое сообщество
http://samopoznanie.ru/ – Самопознание.ру – Путеводитель по тренингам
http://magic-kniga.ru/ – Magic-Kniga – гипермаркет эзотерики
http://katab.asia/ – Katab.asia – Эзотерритория психоккультуры – интернет издание
https://www.mfmt.ru/ – Международный фестиваль мастеров Таро
http://www.radarain.ru/triumfitaro
http://www.agoraconf.ru - Междисциплинарная конференция "Агора"
классические баннеры...
   счётчики