Вторник, 07 апреля 2015 11:41

Эстер Хардинг Родительский образ: травма и восстановление Глава 2 Вавилонский миф о возникновении сознания

Эстер Хардинг

Родительский образ: травма и восстановление

Глава 2
Вавилонский миф о возникновении сознания

Эта легенда о победе над родительским контролем и травме, которая за этим последовала, пришла к нам из далекого прошлого - это вавилонский миф о сотворении мира, известный как «Энума Элиш». Общие очертания этой легенды довольно широко известны, но кроме специалистов мало кто знаком с тем подробным описанием, который дает в своем переводе Сидни Смит, бывший ассириолог Британского музея17, и еще меньше людей знают о психологической значимости этого поучительного материала.
В интерпретации мифа я буду полагаться, главным образом, на перевод Смит, но также дополнительный материал будет использоваться из перевода Роджерса и Лэнгдона.18
Легенда была записана в вавилонское время, на глиняных табличках, и, частично, несколько версий сохранилось. Первые фрагменты были найдены во дворце и библиотеке Ассурбанипалы, Ниневия, в 1848 году, а другие части этого предания были найдены после. Эти существующие таблички были созданы около 668-632 г. до н.э. (примерная дата разрушительного пожара, уничтожившего дворец Ассурбанипал), но предания были записаны гораздо раньше. Вероятно, они датируются примерно 2000 г. до н.э. Когда обнаружили таблички, их доставили в Британский музей, но так как не было ни одного способа расшифровать клинописное письмо, которым они были написаны, они остались лежать в музейных подвалах и были переведены гораздо позже.
Перевод Сидни Смит сохраняет драматическую форму повествования. Он рассказывает нам, что используемая версия, вероятно, написана на реальных табличках из Британского музея, где-то после 800 г. до н.э., но надпись датируется 1580 г. до н.э., и это дает доказательство того, что история Мардука была известна в то время. Таким образом, материал, с которым мы имеем дело, действительно очень древний, и удивительно, что он понятен для нас сейчас, это показывает, насколько мало мы изменились за эти века.
Существует семь табличек с Вавилонским мифом, которые описывают сотворение мира и человека. Они являются частью легендарной истории о богах и их подвигах, которая была записана для того, чтобы подчеркнуть славу Бога-героя, который спас других богов от многих опасностей, и, наконец, создал человечество, чтобы оно служило богам. Этот Бог-герой был известен под другими именами в каждом из великих мегаполисов Шумера, Ассирии и Вавилонии.
Смит использует версию, в которой Мардук - герой, чьи подвиги стали возможным приходом человечества на космическую сцену. Мардук был божественным городом Вавилона. В других городах те же подвиги приписывают любимому богу этой местности. Так, например, в городе Сур, в местных легендах, одноименный бог имел такую же должность, какую Мардук занимал в Вавилоне, в то время как Энлиль занимал аналогичный пост в Ниппуре, и так далее. Около 2000 до н.э., Мардук начал приобретать все большую важность, пока, наконец, не стал главенствующим богом пантеона.
Миф был написан в форме поэмы, и, видимо, использовался в качестве основного Новогоднего ритуала, который проводили во время весеннего равноденствия.19
Во время одиннадцатидневного празднества, легенда читалась в полном объеме. Тот факт, что Новый год празднуется в день весеннего равноденствия, кажется для нас странным, ведь мы отмечали его во время зимнего солнцестояния, но до 1582 года мы тоже отмечали Новый год примерно 25 марта. Вавилоняне отметили особую точку на небе, где Солнце восходит в день весеннего равноденствия, когда день и ночь длятся одинаково, и рассчитали год с этой точки с отсылкой к зодиакальным знакам, которым они впервые дали названия и нанесли на карту. В этой легенде мы описали, как это было сделано. В западной культуре знаки зодиака по-прежнему известны под названиями, которые дали вавилоняне.
Вавилонская легенда о первотворении описала присвоение каждому богу конкретной позиции на небе. Один из "коварных планов", разработанных Мардуком, в том, чтобы установить для богов собственные пространства в этих обителях, на месте тех, которые существовали ранее, когда воцарился первобытный хаос. Эпоха, когда эта легенда была написана, соответствует переходу точки весеннего равноденствия с Тельца, Быка, на Овна, Барана, или часто его называют Агнец.
На шумерской печати 25 в. до н.э., Бог, возможно Адад, который соответствует Мардуку, изображен переступающим через быка, в то время как Шамаш, солнце, поднимается на своем орле. Иштар, в качестве утренней звезды, предшествует ему. 20 На алтаре Пальмира, датирующийся примерно началом христианской эры, Мардук показан как голый мальчик, возникающий из кипарисового дерева с бараном на плечах. Таким образом, Мардук здесь изображен тем, кто переносит знак Овна в виде барана в новую эпоху, в то время как в более раннем представлении, Мардук переступает через знак Тельца, изображенного как Бык, представитель эпохи, которая как раз проходила, что символизирует переход от Тельца к Овну, который состоялся около 2000 г. до н.э.21
Здесь мы, преимущественно, заинтересованы в психологической интерпретации материала, и особенно в том, чтобы бросить свет этих историй на архетипический фон психики. Наблюдая, как эти архетипы влияют на современных людей, мы должны смотреть на образы, которыми они были представлены, и их современные аналоги.
Миф рассказывает, что вначале не существовало ничего, кроме Апсу, Бездны Сладких (то есть, пресных) вод, вместе с его женским двойником, Тиамат, Бездной Горьких (соленых) вод. Эти легенды пришли от древних народов, живших в дельте, на основных землях Персидского залива, где и Тигр и Евфрат впадают в море. Это место являлось не четкой дельтой, а огромным болотом с множеством рек, разбивающих потоками плоскую землю, которая в результате часто затоплялась. Таким образом, Апсу олицетворяет Великую Реку и воды, которые льются с небес, то есть дождь, в то время как Тиамат олицетворяет океан.
Интересно заметить, что бездна или хаос представлена здесь двумя принципами или формами, и они обе имеют водную природу, в то время как в других мифах они представлены в виде воды и земли, либо неба и земли. Во многих мифах, бездна или пустота вообще не дифференцируется, ни как мужская, ни как женская. Разделение на эти первые противоположности понимается как первый акт творения. И в нашем мифе, также, времена до сотворения характеризуются тем, что воды смешаны, но не разделены на Апсу и Тиамат. В поэме утверждается, что процесс созидание начался тогда, когда небеса еще были безымянными, и эти воды смешались, возможно, в той болотистой области, где Тигр образовал большую дельту. Но таблички рассказывают нам, что тогда же был изобретен и способ строительства - делались плетеные циновки, которые размещали на болоте, а затем на них укладывали грязь, где она быстро запекалась в своего рода саманный кирпич. Текст гласит:

Все земли были покрыты морем.
……….
Мардук в спешке связал циновки на поверхности воды,
Он взял грязь и сложил ее на циновку.22

Здесь мы видим, как люди сталкиваются с затруднениями, попытавшись описать времена до появления человечества. Они были вынуждены внести прообраз человека, или, как здесь, бога-героя, однако они заявили, что он еще не был создан. Мы имеем такую же проблему в попытках представить, как все было до рассвета нашего личного сознания. Словно, если нет никого, кто имел бы об этом представление - то ничего не существует, следовательно, если что-то существует, то должен быть и тот, кто знает об этом. (Это, разумеется, соответствует современному философскому вопросу: существует ли мир, если никто не осознает его существование.)
Таким образом поэма утверждает, что изначально не было ничего, кроме бездны вод, но действие тут же переходит к сотворению героя, который приводит все в порядок. Эгоистическое сознание дает разные отчеты обо всем, что может существовать. В Вавилонском мифе о первотворении сказано, что ежегодно, во время церемоний в честь празднования Нового Года, люди могли почитать богов. Мы до сих пор делаем это, когда пересказываем священные истории нашей религии в соответствующие праздники. Верующие соучаствуют в событиях, о которых они слушают, и в какой-то мере усваивают ценности, дошедшие до них от богов и героев древности. Таким образом, психологическое воздействие производится с помощью идентификации с предками.
Говоря о тайнах дионисийского посвящения, изображенного на настенных росписях Виллы мистерий в Помпеях, Линда Фирс-Дэвид пишет:

До тех пор, пока старые мифы живы для человечества, участие в мистериальных культах является подлинным переживанием для человека, то есть, благодаря им участник может напрямую прикоснуться к архетипическим образам, может быть глубоко потрясен ими и тем самым спасен от животной коллективной психики, которая является всего лишь сумбуром. 23

Мэттью Арнольд сделал аналогичное наблюдение при рассмотрении ситуации афинских театралов, присутствовавших на представлении «Орестея», цикле драм, излагающих миф об Оресте и его судьбе. Арнольд пишет:

Ужасающая, старая мифическая история, на которой была основана драма, прежде чем она вошла в театр, прослеживается голыми контурами в разуме зрителя; она находилась в его памяти, как группа статуй, едва заметных, в конце длинной и темной аллеи: затем пришел Поэт, воплощая эти контуры, развивая события, не пустые слова, не чувства, капризно брошенные: удар за ударом, драма продолжалась: свет все четче проявлял статуи; все больше и больше они показывали себя прикованному взгляду зрителя: пока, наконец, последние слова не были сказаны, и перед ним оказывался, залитый ясным солнечным светом, образец бессмертной красоты.24

Зритель покидал театр глубоко впечатленным, изменившимся, по крайней мере, в определенной степени, ведь переживания, в которых он принимал участие, и, как говорит Фирс-Дэвид «напрямую дотронулся до архетипических образов», которые были возрождены искусством поэтов и актеров.
Пересказ христианских легенд или любой другой религии может дать такой же эффект, и это одна из причин, почему они составляют основную часть религиозного воспитания. Если рассказчик тронут архетипическими образами в рассказе, аудитория также будет захвачена ими. Это демонстрируется ежегодно, на примере волнующего действия пьес цикла Обераммергау в Германии, и подобное испытали многие религиозные люди на Причастии и еврейском Седер, но можно перечислить лишь эти два архетипически значимых ритуала, проходящих на Западе.
Миф, который мы рассматриваем здесь, намного старше Дионисийских мистерий или Орестеи. Однако, это тоже пересказанный миф о положении вещей, и, возможно, часть его также проигрывалась на соответствующих празднованиях. В очередной раз архетипические события проживались участниками, и они тоже менялись благодаря пережитому. В комнате посвящения на Вилле мистерий в Помпеях, первая сцена изображает служителя, который читает что-то из свитка, вероятно, мифы Диониса и Ариадны на Наксосе, в то время как послушник внимательно слушает. Но в последующих сценах, кандидат на инициацию принимает непосредственное участие в священном ритуале, так что влияние архетипических событий было огромным.
В христианских ритуалах священная история об искуплении разворачивается перед нами, и посвященные участвуют в ней через крещение и причащение. Но на сегодняшний день, обряды церкви утратили свою ману.25 Для тех, кто по-прежнему выражает нужды своего бессознательного, эти ритуалы действительно могут исцелить, но для большинства это не так. Они должны выискивать личную связь с бессознательным, с помощью которой они могут прожить искупительный обряд самостоятельно. И, по крайней мере для некоторых, поиск истины внутри себя приводит к столкновению с архетипическими образами, которые пробуждают в бессознательном картины древней истории возрождения и пути к индивидуализации. В самом деле, очень важно, чтобы дети и взрослые подвергались воздействию мифа и ритуала, потому что полезные архетипические образы таким образом активируются в бессознательном.
Вступительные строчки Вавилонской поэмы призваны дать возможность участникам новогодней церемонии понять, каков был мир до создания, так что они могли не только восхищаться работой, которую проделали боги и герои древности, но также и самостоятельно воодушевиться на совершение подобных подвигов.

В начале ничего не было.
Ни священных храмов, ни храмов богов на святых местах еще не было построено.
Тростник еще не взошел, деревья не выросли...
Не было построено ни одного дома. Не было построено ни одного города.26

Далее перечислены названия городов, которые еще не были построены. Это очень древние города, расположенные на юге страны, недалеко от Вавилона, где жили люди, которые написали этот рассказ. Это похоже на то, как если бы мы, пытаясь заставить людей осознать древность событий, сказали бы: «Все это произошло задолго до того, как Рим был построен. Троя еще не возникла. Доисторические пещеры Родезии не были заселены. Времена до всего этого были бездной мрака.»
Миф гласит, что до того времени, когда существовали эти древние, почти забытые города, была Бездна горьких вод, именуемая Тиамат. Она была матерью всего творения и зародилась в том месте, где океан был преобладающим фактором для существования, в болотах на берегу Персидского залива. Но пришло время, когда жители этих изначальных городов на болотах стали двигаться на север и постепенно это место стали назвать Землей двух рек - то есть, Ассирией -которая лежала между Тигром и Евфратом. В то время Апсу, Бездна пресных вод, занял преобладающее место в их понятиях. Ко времени появления табличек с надписями, Тиамат и Апсу занимают равную позицию создателей. В сознании людей, живущих на берегу залива, Мать занимала первое место, но позже, на определенном этапе развития, пришел Отец, и сменил ее.
Это сходится с изначальной матриархальной структурой первобытных племен. Патриархат, возможно, начал развиваться только тогда, когда собственность стала индивидуальной, новшество, связанное с основанием более или менее постоянных деревень, искусством одомашнивания животных и возделыванием земли. И, конечно, это также соответствует ранним переживаниям каждого ребенка. Мать это первоначальная действительность, источник жизни, тепла и пропитания, а Отец появляется на сцене позже.
В сохранившихся вавилонских мифах, не только эти воды являются источником жизни этой жаркой пустынной страны – не менее важны также рассказы о потопе. Эти легенды, возможно, были основаны на истории реальных паводков рек или морских наводнений, которые в далеком прошлом были пережиты на Персидском заливе, наводнения, которые привели к катастрофам и смерти. Поэтому и Апсу, Великая Река, и Тиамат, океан, имеют как милосердный, так и зловещий вид. Каждый из них может в любой момент разрушить границы, установленные богами, и вызвать наводнение, которое истребит народ.
Именно Боги устанавливают границы по этому счету. Бог в Ветхом Завете также определяет границы. Ведь когда Яхве рассказывал о своих достижениях Иове, он спросил его: "Кто затворил море воротами, когда оно исторглось?... и поставил запоры и ворота, и сказал «доселе дойдешь и не перейдешь и здесь предел надменным волнам твоим»? (Иов 38:8-11) Конечно, предполагаемым ответом, является то, что сам Яхве сделал это. Это говорит о том, что "воды" предшествовали его появлению, и что до него они были совершенно безграничны. И действительно, изначальная пара в Вавилонском мифе не знала пределов своей изобретательности. Это соответствует тому, что в персональных историях каждого человека, родители имеют неограниченную власть, как Апсу и Тиамат, а также им свойственны соответствующие двойственные качества.
Если мать и отец руководствуются исключительно материнскими и отцовскими инстинктами и сами не ставят никаких границ своей собственной власти в отношении ребенка - они попросту ведут себя так, как диктуют инстинкты. Это правда, что без их дара воспитания, жизнь, которую они дали ребенку, скоро будет угасать; но если кто-то из них оказывает избыток воздействия, то есть, если есть излишек родительского попечения, развивающееся сознание ребенка может быть поглощено или даже затоплено, так же, как оно может быть раздроблено, когда инстинктивные родительские обязанности отрицательны и родители, жестокие или пренебрежительные. Так что, как правило, необычно благостный родной дом, со снисходительными и все позволяющими родителями, действительно может привести к уничтожению ребенка, его развитие останавливается, и все усилия по достижению независимости засыпаются, тонут в добре.
Ради своего собственного психологического развития, родители должны проводить различия внутри себя между архетипическими материнскими и отцовскими ролями, которые они воспроизводят, и их собственной гуманностью, в качестве сознательных людей. Таким образом, они устанавливают границы над неограниченной властью и требованиями инстинкта; то есть, они направляют внутрь все, касательное инстинктивных желаний, как это сделали боги по отношению к Тиамат и Апсу (об этом мы еще узнаем). И также, они могут установить ограничения по отношению к своим детям, потому что, как человеческие индивиды, они должны надлежащим образом следить за своими личными потребностями, помимо родительской функции.
Они также должны понимать, что в отношении своих детей они проигрывают двойную роль; делая так, они дают детям возможность осознать этот факт. Потому что они несут функцию первоначальных богов, зачинателей жизни, а также второстепенных богов человеческой судьбы и чувств, которые должны устанавливать ограничения, в противном случае инстинкт будет безграничен. Иными словами, мужчина или женщина, становясь родителем, имеет архетипическую роль, но она должна быть ограничена человеческим сознанием и личностным развитием. Это напоминает ситуацию в психологическом анализе, где Аналитик также играет двойную роль. Из-за проекции, аналитик становится носителем архетипического символа, которого вызывает у анализанта чувство нуминозности, связанное с высшей ценностью; и при этом, аналитик является индивидуальностью, человеческим существом, с которым анализируемый должен развивать отношения взаимопонимания.
Утверждение в мифе о том, что Боги установили границы для безграничной власти Тиамат и Апсу, имеет и иное, очень важное значение. Когда человек вступает в контакт с коллективным бессознательным, не редко случается так, что мечты и образы ослепительной и пленительной силы начинают затоплять сознание, порою довольно рискованным путем. Для того, чтобы не стать поглощенным, необходимо найти какой-то способ установить границы для изобильных излияний сокровищ от сознания, а это, согласно мифу, могут сделать только Боги. Боги олицетворяют ту величественную силу, которая уже вырвана из сознания, она не поддается ни потоку разума, ни интеллектуальному пониманию, и, конечно же, не покорна воле власти. Если человек все еще имеет достаточно много сдержанных и дисциплинированных инстинктивных преследований, то он рискует быть заваленным, затопленным, или, возможно, стать излишне напыщенным от изобилия богатств бессознательного. Когда такое происходит, человек оказывается бессильным и уязвимым. Таким образом, когда активируется бессознательное, когда воды начинают подниматься, мы должны строить дамбы и защищать нашу человеческую ничтожность. Юнг, говоря о потребности людей иметь связь с вечным, предостерегает:

Ощущение вечного… можно достичь, только если мы ограничены до предела. Наибольшее ограничение для человека - "я": оно проявляется в переживании: "Я только это!" Лишь осознание нашего ограниченного заключения на себе формирует ссылку на неограниченность сознания… И познание себя для того, чтобы быть уникальным в нашей личной комбинации, в конечном счете ограничивается тем, какой способностью мы обладаем к познанию бесконечности. Но лишь тогда!27

В противном случае, воды потопа могут сокрушить нас.
Когда вавилоняне обыгрывали этот миф на Новый год, они напоминали людям о необходимости ограничений и контроля, как это было сделано с Тиамат и Апсу. Это вызывало в них желание поступать так, как поступал древний герой, и, таким образом, получить свою свободу. И аналогично, тогда, когда бессознательное угрожает сокрушить нас, мифы и легенды, особенно о наших собственных религиозных корнях, могут дать полезные символы, благодаря которым можно установить границы от вторгающихся наводнений.
Действительно, воды бессознательного могут угрожать затопить нас, но мы не отваживаемся узнать, как в целом это проверить, потому что без их питающих потоков, жизнь станет сухой и мы погибнем. Вавилоняне использовали древний гимн, даже в свои собственные праздники, как молитву реке, которую здесь славили, как богиню.

О Река, величие всего сущего,
Когда боги создали тебя, на твоих берегах они разместили милосердие;
На твоих берегах, Эйя, царь Апсу, построили свои обители.
Они дали тебе бесподобный поток.
Огонь, ярость, великолепие и течение,
Эйя и Мардук дали тебе.
Ты судья решений человеческих.
О, великая, сыскавшая известность Река, Река святилищ.
Воды твои высвободились: получи от меня мою молитву.28

В этой молитве река - божество, мощь потопа, гнева, величия и ужаса. Затем в поэме сказано, что река оценивает человечество. Конечно, это действительно так. Мы строим наши дамбы, и река оценивает их, демонстрируя, хорошо ли они построены или это низкопробная работа. Кроме того, мы строим наши психологические дамбы и сознательные убежища для эго, которые затем проверяются рекой бессознательного. Река показывает, является ли эта конструкция способной противостоять натиску разъяренного Апсу. Подобно тому, как разрушаются традиционные способы развития общества, можно ли остаться твердым в самом себе, защищенным от разрушения? Это испытание на берегу реки; проверка реальности на прочность всегда является частью испытания. Это тест, который многие люди вынуждены были пройти, не только в концентрационных лагерях и разрушенных войной городах, но и там, где моральные обычаи и условности проходят более или менее резкие перемены.
Однако, гимн продолжает: «О, великая река, воды твои высвободились», и заканчивается просьбой, «получи от меня мою молитву». Очевидно, что даже в те далекие времена, эта современная проблема уже присутствовала. Наш дом стал тюрьмой, так как наше сознание стало чересчур рациональным, и нам необходимо освобождение, которое могут дать только воды великой реки.
После этого вступления и отвращающей беду молитвы, поэма переходит к повествованию первичных событий. Сначала, в соответствии с Беросом в его «Истории Вавилонии», «не существовало ничего, кроме тьмы и бездны вод» 29. В одной из шумерских поэм, большинство из которых было утеряно, описано, что произошло потом:

В тот давний день, они создали небо и землю,
В ту давнюю ночь, они создали небо и землю.30

Первые строки нашего текста пытаются передать нам схожую сцену небытия, из которого был создан мир:

«Когда небеса еще были безымянными»

- это подразумевает, что ничего не существовало до того времени, когда боги осознали свое положение и дали имена. Тогда Апсу, подземное пресное море, изначальное порождение всех вещей, объединился с Тиамат, соленым морем, «носительницей всего».
Интересно, что вавилоняне описали все, что было до первого высшего существа, от которого возникла пара, но большинство мировых религий утверждают, что в природе всегда существовала противоположность мужчины и женщины. Апсу, пресная вода, был мужским началом и являл собой воды жизни, которые необходимы всем живым существам. Он, как правило, представлен в вавилонском искусств переполненной чашей, спускающейся с небес, часто в руках ангела. Но Тиамат, соленая вода, была создателем жизни, соленость которой аналогична сокам всех живых существ. Их кровь и слезы, воды утробы, высвободившиеся во время родов - все соленое и происходит из Тиамат, матери всех богов и демонов, всей жизни.
Хотя эти два изначальных существа имели разные функции, они были похожи, потому что оба имели водянистую природу – каждый являлся хаотическим и темным, каждый ненавидел, когда его беспокоили, а в особенности новые принципы, которые могли навести порядок и таким образом ограничить их бескрайнюю свободу.
Тиамат, вероятно, представляла изначальное состояние, описанное в Книге Бытия, являясь свободной и бесформенной. В гораздо более поздних Халдейских Мистериях это первичное состояние называют Бездной, или Глубинами. Тиамат представляется в виде дракона (рис. 1), или чудовищного рогатого змея. Апсу не персонифицировался в вавилонском искусстве, но представлен в виде вазы, переполненной водой (рис. 2), как указано выше.

 


Рисунок 1. Тиамат, изображенная в виде дракона
(Smith, «The Babylonian Legends of the Creation»)


Рисунок 2. Апсу, представленный как ваза, переполненная водой
(Langdon, «Semitic»)

 

В последствии, Апсу и Тиамат стали изначальным водным хаосом, который сегодня называется коллективным бессознательным, являющимся источником и началом всей психической жизни. Также, помимо этих изначальных, был еще один, Мумму, их камергер или посланник. У вавилонян, мумму означало «слово» или «высказывание», а Лэнгдон переводит его как «разум» или «умение».31 Так Мумму приблизительно соответствует Логосу.
Еще, вероятно, в 2000 г. до н.э., пустота, которая соответствует понятию «коллективное бессознательное» , задумывалась разделенной на две части, на противоположности, два существа или потенции, одержимых, в некотором роде, сознанием, которое появилось, возможно, просто потому, что пустота уже была поделена на противоположности. По крайней мере, нам говорят, что они сопровождались интеллектом, словом, названным Мумму. Данная ситуация напоминает нам о том, на что Юнг, в своей книге «Ответ Иову» неоднократно указывает - Яхве имел разум, характеризовался как индивидуальная персона в божестве, но он систематически консультировался с этим интеллектом, который мог информировать его о некоторых вещах, упущенных им из виду.32
В случае с Тиамат и Апсу, этот интеллект функционировал как указание, возникающее из глубин неведомой и непостижимой бездны, вещающее о том, как все должно быть. Это было творческое изречение бога, который является причиной всего возникающего в бытие. Миф о творении в книге Бытия начинается таким же образом, только с произнесенного указания: «И сказал Бог: да будет свет. И стал свет». (Быт 1:3)
Интересно обнаружить эту концепцию Разума в хаотической бездне. Она соответствует утверждению Юнга, что сны имеют значение и показывают своего рода сознание в бессознательном. Словно яркие искры в темноте. Эти так называемые рыбьи глаза, сияющие в океане, Юнг приравнивает к архетипическим образам в сновидениях. Он цитирует Ипполитов, которые утверждают, что тьма состоит из «яркости и искры света, заточенных в плен» и это «очень маленькая искра», тонко смешанная с темными водами.33
Мумму что-то вроде бессознательного сознания. Он, кажется, более непосредственным образом связан с Апсу, чем с Тиамат. Для Апсу это мужской принцип, включающий в себя сознание и мышление. Он является активной частью первичного хаоса, в то время как Тиамат, его супруга, является носительницей жизни, но без этой искры света она является ужасающей тьмой и инстинктивной эмоциональностью. Тем не менее, именно она обладает табличками Судеб. То есть, «судьба» находится в руках эмоциональных факторов, которые считаются примитивными: они не находятся под контролем и руководством рациональных и разумных сил. Это понимание прошло сквозь века. За Судьбы, которые кружатся и сплетают запутанную паутину жизни, всегда отвечают женщины. В нордической мифологии это Норны, Женщина-прядильщица в мифологии Навахо, и многие другие.
В Вавилоне, таблички Судьбы была задуманы как своего рода амулеты, который носили на шее. На нем были начертаны судьбы всех живых существ, в том числе богов. Кроме того, там были прописаны руны всех событий. Изначально она принадлежала Тиамат, матери-потенции, но в ходе нашей истории она перешла в другие руки, с роковыми последствиями для человечества, ведь сила определять судьбы принадлежала тому, кто носил таблички. Этот человек стал, в некотором смысле, абсолютным тираном, с гораздо большей властью, чем любой другой земной правитель.
Эти таблички играют значительную роль в истории борьбы героя с целью получения свободы от абсолютной власти Апсу и Тиамат, и более поздних богов. Вся проблематика судьбы и свободной воли связана с борьбой за право обладать табличками, борьба, которая была в конечном счете урегулирована с помощью религии, в Вавилоне. Когда Апсу был убит, его власть была разделена между младшими богами. Его положение было присвоено храмам и святилищам Эйя, Владыки вод, и Апсу, как божество, исчез со сцены. Но от Тиамат было не так легко избавиться. Разрешение проблем эмоциональной части психики, которую она представляет, нуждается в религиозности и обрядах, которые, как и в нашем мифе, сопровождаются жертвоприношениями, как, впрочем, обычно и происходит. В Вавилонском мифе есть объяснение, почему так происходит. Человеческая судьба находится во владении табличек Судьбы. Мы не можем иметь никакого мнения о нашей судьбе, никакого контроля путем свободной воли над нашей судьбой - если мы не будем уделять должное внимание той силе, которая все еще обладает табличками. В практическом смысле, пока мы не имеем религиозности в отношении страстных эмоций, которые присутствуют в нас, мы передаем нашу судьбу слепой власти, которую вавилоняне назвали Тиамат.
Борьба против Апсу и Тиамат, чудовищ хаоса, была предпринята для того, чтобы освободить мир от произвола бессознательного и создать новый порядок. Эту борьбу начали первые богов, дети изначальной пары, и она перешла на плечи более молодых богов. И, в конце концов, героям, предшественникам всего героического потенциала, пришлось взять на себя ответственность за завершение задач, которые были начаты богами. То есть, борьба против произвола судьбы впервые была осуществлена только инстинктивными реакциями, возникающими из бессознательного, и эти инстинкты символизируют богов. Но когда этот инстинктивный порядок сталкивается с эмоциональной сферой, только герой - героический элемент в самом человеке, имеющий сознание и способность планировать свои действия, может иметь какой-то шанс на успех.
Эта мифологема соответствует развитию сознания в человеческом существе. На самых ранних стадиях развития сознания, ребенок находится под контролем изначальных сил, представленных могущественными родителями. На этом этапе индивидуум все еще не осознает того, что он или она делает и почему, комплекс Эго еще не возник в сознании и реакции являются чисто инстинктивными. И только намного позже, когда самосознание возникает как "Я", это можно принять за борьбу героя, который выпирает свою челюсть и сжимает кулаки, говоря: "Я не это!" - пожалуй, в некоторой степени, даже сейчас это принято в качестве неизменной позиции.
Это восстание продолжается на протяжении всего детства и юности, но с увеличением осознания и силы адаптации, когда наступает около двадцати или двадцати пяти лет, молодой человек становится взрослым, готовым взять на себя взрослые обязанности и ответственность. Но эта внешняя победа над собственными родителями вовсе не обязательна, хотя, как правило, она влечет освобождение от архетипических родителей. И потому, если была достигнута подлинная свобода, необходимо дальнейшее развитие.
Вот почему некоторые люди берут на себя ответственность за внутреннюю, субъективную задачу героя, а именно - освобождение сознания от господства бессознательных сил. В ходе борьбы, как сказано в Вавилонском мифе, таблички, всегда являющиеся главным призом победы, передаются от одного человека к другому. Когда один из демонов завладел ими, все судьбы оказались под его властью, человечество понесло злой рок, и из-за бессознательных сил все были вынуждены делать зло, хотя в сознании они желали творить добро. И так же, когда все хотят мира, злой рок подталкивает их к войне. С другой стороны, когда бог-герой завоевал таблички, он, в свою очередь, определил ход событий.
К тому времени, когда была написана эта поэма, таблички стали частью священной сокровищницы храма, и каждый год все боги пантеона собирались на торжественном тайном совещании, чтобы определить судьбу на ближайший год, то есть, судьба мира был определена парламентом человеческих богов, и мнения людей, разумеется, никто не учитывал! Были сделаны судьбы известны через литья гороскопов, так как боги были связаны с созвездиями и звездами, где они, как считалось, имеют свои обители. По сей день, планеты и созвездия называются по именам богов и героев. Судьбы становились известны при создании гороскопов, так как боги были связаны с созвездиями и звездами, где, как считалось, они имеют свои обители. И по сей день, планеты и созвездия имеют названия богов и героев. На табличке, содержание которой касалось этого вопроса, было сказано: «Только звезды бесконечно неизменны; они определяют день и ночь и точно показывают очередность праздников»34. Однако - и это один из редких моментов в клинописной литературе, где есть намек на свободу воли человека - было постановлено, что мужчины должны иметь право реализовывать свои личные планы: «Умелый для умелого, дурак для дурака»35.
Аналогичные наставления и одобрения человеческой свободы и самостоятельности в условиях неизменных законов судьбы присутствуют в И-Цзин, китайском тексте, датируемом примерно тем же периодом, что и наш миф. В комментариях к пророческим высказываниям, основанным на вековых китайских учениях о мудрости, и в Гексаграмме 15 (Смирение), мы читаем:

Судьбы людей подчинены незыблемым законам, которые необходимо соблюдать. Но человек имеет силу самостоятельно сформировать свою судьбу, следовательно, какие-либо его поступки подвергают его влияниям доброжелательных или деструктивных сил.36

Это соответствует наставлению вавилонского мифа о том, что человечеству необходимо изучить положения и диспозиции богов и скрупулезно соблюдать их указания. Ибо только за счет предельной внимательности мы можем узнать, как адаптироваться к тому, чтобы сотрудничать с божественными силами и избежать катастрофы. В древнем Вавилоне религиозное отливание гороскопов проводилось для того, чтобы определить позиции и диспозиции богов. В настоящее время мы также должны тщательно соблюдать указания, приходящие из бессознательного. Таблички Судеб влияют на нас также, как на древних, путем невидимых сил и полномочий - факторов, исполнителей - которые стоят за кулисами и определяют наши судьбы без нашего ведома. Если мы обратим внимание на намеки бессознательного, мы сможем узнать, как приспособиться к психической ситуации, которая разворачивается в бессознательном, предвещая грядущие события.
Что касается человека, сны могут также дать представление о бессознательных тенденциях, в то время как в широком масштабе мифологемы они указывают на шаблоны, по которым события разворачивались в прошлом. И потому, когда архетипический шаблон образует созвездие и становится активным либо в индивидууме, либо в народе, связь с мифом может дать представление о том, каким образом будут развиваться события.
Эти мифологемы представляют собой архетипические модели, которые лежат в основе развития истории, но они также лежат в основе развития человеческого сознания в своей особой форме для каждой личности. Наш основной интерес к древним историям и космогоническим мифам связан с тем, что хоть они и дают легендарные отчеты о начале мира, они также являются отчетами о постепенной эволюции сознания человека. В них содержится, как бы, история человеческого опыта по отношению к самой жизни, со всеми ее проблемами, а также ее свершения, внутренние или внешние. Вековой опыт человечества оставил отпечаток в возможностях личности - врожденные модели поведения, которые мы называем инстинктами. Кроме всего прочего, существуют шаблоны работы психики, которые выражают себя в образах и, записанных во многих формах, историях.
Эти врожденные модели, или архетипы, являются, конечно, недоступными для сознания, но их образы легко увидеть, и, по сути, они лежат в основе наших снов, наших фантазий, нашего понимания других людей, а также самой жизни. Мотивы легенд, мифов и сказок также соответствуют архетипическим шаблонам, так что, изучая миф, например, мы могли одновременно есть и наблюдать, как человечество рассматривает бессознательное состояние, в котором мы были изначально находились, и как, благодаря смелости, растущему пониманию и инициативе, мы завоевали свободу, чтобы стать индивидуальностью с нашими собственными правилами.
Во вступлении вавилонского мифа сказано, что хаос изначально уже был разделен на противоположности и имел форму двух потенций, Апсу и Тиамат. В психологическом плане эти два изначальных существа являются основными архетипическими образы коллективного бессознательного. Когда стартовала наша история, они были единственной существующей жизнью. Поэтому кажется, что Апсу и Тиамат изначально были отделены друг от друга, и только потом смешали свои воды. Это смешение послужило началом изменений; в некотором смысле, это стало началом истории. Смешение их вод подобно браку изначальных противоположностей, что приводит к рождению нового порядка, и это можно, пожалуй, приравнять к гностической легенде о браке между Нусом и Физис, духом и материей.
Поэма описывает этот первый шаг творения следующим образом:

Когда небеса еще были безымянными,
А дом под ними не называли по имени,
Апсу, прародитель, старейший из существ,
Мумму, и Тиамат, породившая всех и каждого,
Смешали свои воды воедино.
Не было построено устойчивых террас, еще не было болот,
Когда еще ни один из богов не воплотился в бытие,
Имена еще не были записаны, судьбы не были назначены,
Тогда внутри них боги появились в бытие,
… и получили имена .37

Апсу, как сказано, был старейшим существом, прародителем богов, в то время как Тиамат была женщиной, матерью, которая породила их. Но, еще ничего не было названо - даже небеса. Затем боги пришли в бытие, во времена первых родителей, и получили имена.
Такой акцент на присвоении имен важен, в первобытном мышлении именем объекта является сам объект, его призрак или его дух. Полагали даже, что ничто не может существовать отдельно от своего имени, в то время как знание имени дает магическую силу влияния на объект. Многие древние папирусы состоят из списков имен, знание которых придает силу - силу вызывать божество и распоряжаться его содействием. Кроме того, маг имеет власть над джинном только зная его имя. Именно поэтому, имя человека, данное при рождении - то есть, его настоящее, индивидуальное имя - часто держится в секрете, потому как есть опасение, что некто, имеющий злой умысел, может использовать его, чтобы вынудить повиноваться себе или причинить вред. В некотором смысле, имя это личность. Это очень примитивное представление соответствует психологической истине и согласуется с такой философской теорией, что объект или действие существует для человека только тогда, когда он может назвать его, то есть, если он осознает его природу. Это также объясняет то, что мы испытываем разочарование, когда не можем вспомнить название чего-либо. Словно мы потеряли связь с ним, и, следовательно, бессильны перед ним. Таким образом, первым шагом в осознании и обретении власти в мире является именование вещей.
Возможно вы помните: первое, что сделали Адам и Ева – дали имена животным, поступок, на который сами животные не были способны. При развитии детей, изучение имен является очевидным первым шагом на пути к сознанию и чувству компетентности. И став взрослыми, если мы не будем давать вещам имена, мы не сможем их помнить или сравнивать с другими, уже известными объектами. Это также справедливо в отношении любого нового наблюдения. Например, парапсихологические и синхронистические феномены, вероятно, происходили всегда, но, с научной точки зрения, они не заслуживали внимания и были отклонены как фантазии, или возможно даже как обман. И только когда Рейн, а затем Юнг дали им названия, ученые стали проявлять желание исследовать их.
Таким образом, поэма негласно подразумевает, что хаос или бессознательное имели полной контроль над Вселенной, до возникновения силы именования. В Вавилонском предании, это было делом рук Мумму, разумного Слова, являющимся на самом деле Логосом. Он упоминается здесь, но его деятельность умалчивается. Его имя просто возникает между Апсу и Тиамат.
До этого момента в мифе утверждается, что первые существа являлись бездной вод, но теперь они имеют названия, словно с учетом их собственных имен. Сразу после того, как мы рассказали историю их деяний, будто это их биография - они становятся персонифицированными. Это именно то, что происходит в активном воображении, когда мы рассказываем о своем настроении или о любой другой бессознательной части психики. Мы персонифицируем его, даем ему имя, или, что более вероятно, оно рассказывает нам свое имя; затем мифическая история может начать разворачиваться, в результате чего сознание расширяется, включая ранее неизвестную часть психики.
В мифе, процесс творения продолжался несчетные века, в течение которых изначальная пара породила богов. Наконец, явились три бога: Ану, Энлиль и Эйя, великая троица ассирийского и вавилонского пантеонов. Ану был богом высших небес. Хлеб и воды вечной жизни и порядок рождения или бессмертия были под его учетом. Средний мир был обителью Энлиля, бога земли. Он являлся господином Ветров, и находился в пещере. Нижний мир – водное пространство, был сферой Эйя, водного божества. Позже он одолел Апсу, бездну пресной воды, и построил храм для себя, заместив Апсу. Эйя создатель человеческой формы.
Как только эти три бога были рождены, а также другие, чьи имена не упомянуты, пришли в бытие, они образовали содружество богов света и стали разрабатывать свои планы. Иными словами, они начали создавать порядок из хаоса. Поскольку боги были также связаны со звездами, их «планы» также были представлены процессом движения планет по небу, а сферы, которыми они управляли, были, несомненно, задуманы как реальные места на небе, что соответствует небесам, земле и водному подземному миру. Но постепенно, божественные пути стали также иметь духовное или психологическое значения. А тем временем, мы подходим к халдейским оракулам или Мистериям, где сферы богов означали многое из того, что мы теперь понимаем как планеты и зодиакальные дома в астрологических понятиях; то есть, они представляют собой психологические силы, имеющие судьбоносное влияние.
Это упорядочивание деятельности богов продолжалось в течение некоторого времени. Было немало дискуссий, возможно даже раздоров, в том числе и по определению границ их путей. Они имели трудности при постановлении нового порядка в областях, которые ранее принадлежали хаосу Апсу и Тиамат. И это понятно; мы также знаем, что может возникнуть конфликт и путаница, и есть риск, что глубоко в бессознательном произойдет потрясение, когда, посредством постепенного увеличения сознания, мы стремимся навести порядок в этой великой и неизведанной области коллективного бессознательного. Для вавилонян, это пространство также является неизведанной, непознанной бездной вод, огромной, как само небо, и неукротимой, как глубины под ним.
История продолжается:

Было создано братство богов.
Это обеспокоило Тиамат…
В самом деле, они расстроили живот Тиамат,
Песней в божественной обители.38

Видимо, они стремились создать пением порядок в бытие. Может быть, они использовали песню с целью контроля сознания и демонов беспорядка, так же как Давид изгонял безумие Саула музыкой. (1 Цар. 16:17-23) Музыка и ритм создают порядок; так, например, барабанный бой является инстинктивным актом упорядочивания времени, как ограничитель бесконечности и хаоса самого существования. Но Тиамат, воплощение страстных эмоций, не желает быть взятой под контроль порядка. Песни богов вызвали недомогание в ее животе, как сказано в мифе. Но боги продолжали петь, и, в то время как эта песня была приятна для их собственных ушей, она производила очень разное впечатление на непокорную пару:

Апсу (бездна вод) не может погасить их гнев,
И Тиамат молчит...
Их поступки неприятны ей…
Их действия не были хороши…

То есть, их действия не были хорошими в глазах Тиамат, так как совершенно очевидно, что когда боги установят новый порядок, ей и Апсу придется уменьшить свою сферу действий настолько, насколько это будет установлено богами при новом власти и они пострадают.

В то время Апсу, прародитель великих богов,
Кричал, взывая Мумму, управителя его дома, и сказал:
«…Ну, Тиамат, мы хотим поговорить»
Они подошли и легли внизу (на кушетку) рядом с Тиамат.
Они обсудили богов (их детей).
Апсу стал говорить,
«Тиамат, священная…
Их «путь» досаден для меня.
Днем я не нахожу мира, по ночам у меня нет спокойствия.
Воистину, я истреблю их. У меня будет свой «путь».
Да установится тишина; и будем мы отдыхать.»
Тиамат, услышав это,
Разгневалась и стала кричать на мужа,
[потому, что он предложил убить богов, ее детей]
Она мучительно рыдала, она свирепствовала в полном одиночестве,
Ее чувства были оскорблены.
«Что? Должны ли мы уничтожить то, что сотворили?
Пусть их «путь» неприятен, но давайте действовать по-доброму.»

Здесь мы видим восхитительную отсылку к женским «путям»: мы помешаем им, но сделаем это с добротой!
Но, видимо, Апсу разочаровался в этом женском намерении, потому он посоветовался о своем собственном, маскулинном «методе» с Мумму:

Мумму ответил и дал совет Апсу.
Совет был… неблагосклонным (по отношению к богам).

Он говорит об их радикальном, беспокойном пути. Но теперь это уже не беспокойный путь; таким образом, изощренная мужская логика дискредитирует противника, ибо, если путь проблемный, очевидно, он должен быть отменен.
Мумму продолжает:

«Отец, уничтожь проблемный «путь».
Тогда, воистину, днем ты найдешь мир, (и)ночью будешь иметь покой.»
Апсу услышал его, его лицо запылало,
Оттого, что он планирует зло против богов, собственных детей.
Мумму обнял его за шею,
Сел на его колени и поцеловал его.

Очевидно, Апсу был очень доволен собой. Он посоветовался с Мумму и нашел беспристрастное оправдание того, что он хотел сделать - последовать «пути сражения». Между тем, он относился к Мумму как к близкому духу. Апсу посоветовался с ним, обнял его, усадил на свое колено и поцеловал его. Подобный эпизод, когда бог сближается со своим духа, довольно распространен; это напоминает одну английскую фразу, «сидеть со своими чучелами», или «жить со своими чучелами». [Эти фразы схожи с нашим крылатым выражением «жить со своими тараканами» - прим. перев.] Чучело здесь значит марионетку или куклу, а фраза означает быть вместе с вашей невидимой марионеткой, вашим альтер-эго, и, размышляя над ситуацией, имея незначительные идеи, советоваться со своим интеллектом.
На самом деле, этот близкий дух является частью психики, но, поскольку это еще не осознано, он действует автономно. Таким образом, Апсу советовался с Мумму, своим интеллектом, ибо, в архаические времена, обдумывание еще не являлось сознательной функцией, и вместо этого оно олицетворялось как автономная часть личности.
В активном воображении мы пытаемся общаться именно с такими, отщепленными частями наших душ, таким образом, доводя их до сознания. Ведь если они остаются в бессознательном и мы не несем никакой ответственности за них, наши решения будут односторонними - они лишатся равновесия и не будут иметь необходимой твердости, сталкиваясь с трудностями, которые дает реальность.
Далее сказано о проблемах, которые возникли после совещания Апсу и Мумму, новости о котором распространились,

Все, что они планировали на собрании,
Рассказали богам их старшие сыновья.
Боги, когда услышали, стали бродить вокруг…
Они молчали, и были почти неподвижны.

Боги, очевидно, были очень обеспокоены планом Апсу, который намеревался уничтожить их, и сказано, что Эйя, владыка подземных вод, являющийся благоразумным богом, которому создатель дал понимание, стал искать слабости Апсу и Мумму, и приступил к созданию «формы», или образа, и установил ее. Затем, в тексте сказано:

Он создал для него крайне священное заклинание.
Повторил его и поставил ее (форму) в воду,
Напустил сон на него: он заснул.

Это довольно распространенная магическая практика. Эйя сделал чучело Апсу и Мумму, и это магическое действие было даже сильнее, чем использование их имен. Затем он произнес заклинание, и те, кого он изобразил - Апсу и Мумму – заснули и стали абсолютно беспомощными. Аналогичным образом, колдун вуду создает образ врага из воска, затем воск тает, и враг изгоняется прочь. В психологической практике, создание образов дает довольно четкое представление о силе или внутреннем влиянии, которое противостоит осознанию, например, с помощью медитации, размышлений или рисования. Все эти способы являются именованием того аспекта бессознательного, который тревожит личное психическое здоровье. Он становится реальным, почти конкретным, так что можно точно узнать, что взывает к вниманию.
Интеллект Эйя отображен в изобретении этой части магии, и в его способности сотворить достаточно священное или нуминозное заклинание, которое зачаровало самого изначального великого бога. Какие бы трудности не заключались в этой задаче, она была явно успешно решена, и далее, текст продолжается:

(Итак) он приказал Апсу лечь, и напустил на него сон.
Апсу вел себя именно так, как и его образ (форма).
Мужественная часть Мумму отделилась в водовороте.
[Вероятно, речь идет о вихре воды, водовороте.]

Первым действием Эйя покалечил разум бога и сделал его импотентом.

Он (Эйя) ослабил его (Мумму) суставы, снял его шапку,
Забрал свет и оставил его нищим.
Он преодолел его и убил Апсу,
Он связал Мумму и разбил его череп.

Стоит отметить, что хотя битва была против Апсу и он, действительно, был убит в бою, но, фактически, это было нападение на Мумму.
Он кастрирован и теряет свою силу, его влияние ослаблено, и, возможно, что идеи Апсу были плохо сформулированными и непоследовательными. Затем было сорвано то, что покрывало его голову, символ достоинства и самообладания был оторван от него, и его "свет" стал исчезать, вероятно, это означает, что глаза его были помещены так, что разум омрачился. Таким образом, он был полностью одолен. Видимо, это покорение Мумму сделало Апсу полностью беспомощным, потому что здесь говорится, что Эйя убил Апсу в тот момент, без борьбы. Мумму, однако, не был убит. Он был связан и его череп был разбит, что, наверняка, могло завершить его существование, но Мумму выжил и попал в рабство Эйя.
История к настоящему времени пояснила, как, благодаря бесконечным эонам, боги пришли в бытие и начали наводить порядок в хаосе. Но новый порядок, который они стремились создать, беспокоил древних богов. В частности, их возмущение обеспокоило Апсу. Если перевести это в психологические термины, означало бы, что естественное состояние, бессознательное функционирование жизни, было нарушено появлением сознания, с необходимостью упорядочивать вещи в связи с эго, ясной точкой в сумбуре вод. Или, выражаясь несколько иначе, названные богами, персонификации человекоподобного бога, способного к сознанию, который пытается упорядочить хаос. Но они были неспособны это сделать, потому что те, кто до сих пор определяли судьбы, были слишком сильны.
Соответственно, человечество пытается упорядочить хаос мира снаружи и хаотическое бессознательное внутри, сознательными действиями, забывая, что силы бессознательного определяют нашу судьбу, до тех пор, пока драконы бессознательного не будут преодолены по-настоящему героической борьбой.
Но, когда боги стали из-за всех сил наводить порядок, хаос (бессознательное) очень встревожился, особенно его возмутили речи богов, которые учредили собрания, законы и соглашения. Ведь, если молодые боги смогли научиться работать вместе, полномочия старых хаотичных богов оказались в большой опасности.
Сила гармоничной речи - то есть, взаимопонимания, играет важную роль в библейской истории о создании Вавилонской башни, где сказано, что «на всей земле был один язык и одно наречие». (Быт 11: 1) Так было после потопа, когда потомки Ноя начали размножаться.

Двинувшись с востока, они нашли в земле Сеннаар равнину и поселились там.
И сказали друг другу: наделаем кирпичей и обожжем огнем. И стали у них кирпичи вместо камней, а земляная смола вместо извести.
И сказали они: построим себе город и башню, высотою до небес, и сделаем себе имя, прежде нежели рассеемся по лицу всей земли.
И сошел Господь посмотреть город и башню, которые строили сыны человеческие.
И сказал Господь: вот, один народ, и один у всех язык; и вот что начали они делать, и не отстанут они от того, что задумали делать;
сойдем же и смешаем там язык их, так чтобы один не понимал речи другого.
И рассеял их Господь оттуда по всей земле; и они перестали строить город [и башню].
(Быт 11:2-8)

Одним из последствий появления Святого Духа в день Пятидесятницы было то, что многоязычная толпа собралась в Иерусалиме и "каждый слышал их говорящих его наречием" (Деяния 2: 6). Кажется, что когда Дух пребывает в каждом человеке, прекращаются разногласия о природе Яхве. Прежде чем воплощение и пребывание Святого Духа станет возможным, задачей Бога Ветхого Завета является поддержание человечества слабым и разобщенным, из страха, что они могут захватить прерогативы Бога. После миссии Христа задача изменилась, и теперь каждого отдельного человека необходимо было объединить со всеми остальными: «и будет одно стадо и один пастырь».
Анализируя конфликты в психике, самое главное, чтобы человек был в состоянии понять, что пытается донести каждая деталь. При серьезном конфликте значительно облегчит работу, если пациент ясно выразит конфликтующие безотлагательства, которые угрожают раздроблением. Анализант должен попытаться найти язык, который может понять аналитик.
Общий язык помогает создать глубокую связь, и если человек достаточно хорошо уравновешен типологически39, и в состоянии установить некоторое понимание между конфликтующими внутренними элементами, есть большая надежда на то, что угрозы со стороны бессознательного будут нейтрализованы. В случае, если человек обладает только одной хорошей функцией, к примеру, поддается сознательной воле, шансы на успех очень малы: с двумя хорошими функциями шансы выше; и с тремя – на которые можно надеяться, пока окончательная борьба не выиграна - можно действительно добиться успеха. Обладателем первого места будет взаимодействие с четырьмя функциями.
В мифе, Апсу, который попытался остановить действия богов, сыновей своих, был одолен в их первом походе, а из его тела были созданы священные места. Это означает, что бессознательное, в своей мужской форме, было, в каком-то роде, поймано и помещено в понятия и символы религии. Миф продолжает описывать, как это было достигнуто. Эйя поселился в храме, который он построил на покоренном теле Апсу, и назвал храм «Апсу». Там, в священном колодце, родился его сын, Мардук. Нам говорят, что когда

… его отец, который породил его, смотрел на него,
И сердце его радовалось, и был он рад, был наполнен радостью.
Он дал ему двойную божественную форму
Так что он был высок, превышая всех их.

Этот момент в поэме, по-видимому, используемый в ритуале и предназначенный, возможно, для хора, где кто-то произносит с восклицанием: «Чей сын? Чей сын?» и звучит ответ: «Сын бога солнца, сын богов, облаченный в яркую славу, он (освещает) храм богов».
И так родился герой, которому суждено было продолжать эволюцию сознания. Его рождение было признано всеми богами, названными и безымянными, как будто было предчувствие того, что он должен сыграть важную роль.

 

Бой Мардука и Тиамат (Ассирийская печать на цилиндре)

 

[17 Smith, The Babylonian Legends of the Creation and the Fight between Bel and the Dragon as Told by Assyrian Tablels from Nineveh.]
[ 18 Robert Williams Rodgers, «The Religion of Babylonia and Assyria»; Stephen Herbert Langdon, «Semitic»,]
[19 См D. Stephenson Bond, «The Archetypes of Renewal: Psychological Reflections on the Aging, Death and Rebirth of the King», гл. 2]
[20 см. Langdon «Semitic», стр. 60]
[21 В начале христианской эры, солнце перешло в знак Рыб, знак Христа, и Агнец пал. Двойной знак Рыб символизирует Христа и его противоположность, Антихриста, на данный момент этот знак почти пройден, мы уже находимся под влиянием Водолея, который также показан на многих вавилонских барельефах после Рыб]
[22 Smith «Babylonian Legends», стр. 8]
[23 «Women's Dionysian Initiation», стр .73]
[24 В предисловии к изданию «Поэмы» 1853 г.]
[25 Мана - меланезийское слово с отсылкой на завораживающие и сверхъестественные качества богов и священных предметов. "Личная Мана" воплощает магическую силу. См The Mana-Personality, «Two essays on Analytical Psychology», CW 7. – ред.]
[26 Smith «Babylonian Legends» стр.8]
[27 «Воспоминания, сновидения, размышления», стр. 325]
[28 Langdon «Semitic»,стр. 105]
[29 Цитата из книги Sidney Smith «Babylonian Legends», стр. 11. Бероз был жрецом Бель-Мардука, то есть Господа Мардука, в Вавилоне, около 280 г. до н.э.]
[30 Langdon «Semitic»,стр. 289]
[31 Ibid., стр. 290.]
[32 Psychology and Religion, CW 11, pars. 560ff.]
[33 Aion, CW 9ii, par. 344]
[34 Langdon «Semitic»,стр. 314]
[35 Ibid.]
[36 The I Ching or Book of Changes, стр. 64]
[37 Smith «Babylonian Legends», стр. 34]
[38 Этот и последующие отрывки из «Babylonian Legends», стр. 36ff]
[39 См. Psychological Types, CW 6, стр. 899f., 983ff.]

Наши партнеры Баннеры


Рекомендуем:
http://maap.ru/ – МААП – Московская Ассоциация Аналитической Психологии
http://www.olgakondratova.ru/ – Ольга Владимировна Кондратова – Юнгианский аналитик
http://thelema.ru/ – Учебный Колледж Телема-93
http://thelema.su/ – Телема в Калининграде
http://oto.ru/ – ОТО Ложа Убежище Пана
http://invertedtree.ucoz.ru/ – Inverted Tree – Эзотерическое сообщество
http://samopoznanie.ru/ – Самопознание.ру – Путеводитель по тренингам
http://magic-kniga.ru/ – Magic-Kniga – гипермаркет эзотерики
http://katab.asia/ – Katab.asia – Эзотерритория психоккультуры – интернет издание
https://www.mfmt.ru/ – Международный фестиваль мастеров Таро
http://www.radarain.ru/triumfitaro
http://www.agoraconf.ru - Междисциплинарная конференция "Агора"
классические баннеры...
   счётчики