Версия для печати
Понедельник, 08 июня 2015 19:47

Эдвард Эдингер Комментарии к "Эону" («Aion») Карла Густава Юнга Глава 8 Параграфы 150-161 Пророчества Нострадамуса

Эдвард Эдингер

Комментарии к "Эону" Aion») Карла Густава Юнга

Глава 8

Параграфы 150-161

Пророчества Нострадамуса

Юнг подготавливает почву для обсуждения Нострадамуса в первом параграфе седьмой главы, делая краткое утверждение:

«И ход нашей религиозной истории, и существенную часть нашего психического развития можно было более или менее точно предсказать как в плане времени, так и по содержанию, исходя из прецессии равноденствия в созвездии Рыб. Как мы видели, такое предсказание действительно было сделано и совпало с фактом раскола Церкви в XVI вeке. [Иными словами, в узловой точке 1500 года.] После него начался энантиодромический процесс, по контрасту с "готическим" стремлением ввысь, могущий быть описанным как горизонтальное движение вовне, состоявшее в географических открытиях и покорении Природы. Горизонталь пересекла вертикаль; духовное и моральное развитие человека пошло в направлении, все очевиднее становившемся антихристианским [что соответствует движению точки равноденствий через двух рыб: сперва по вертикальной, а затем, начиная примерно с 1500, по горизонтальной], и в результате мы сегодня оказались перед лицом кризиса западной цивилизации, исход которого представляется крайне сомнительным.»

Затем Юнг обращается к астрологическим пророчествам Нострадамуса. Для читателей «Эона» становился очевидно, насколько широко Юнг забрасывает сети. Кто бы мог подумать, что Нострадамус впишется в картину! И он вписался.

Человек, которого Юнг счел достойным целой главы в «Эоне», жил в 1503-1566, появившись на свет прямо в момент узловой точки 1500 года. Он родился в семье французских евреев, вынужденных обратиться в христианство под угрозой изгнания. Нострадамус прожил весьма драматическую жизнь. Оба его дедушки были известными врачами и астрологами - очень распространенное в те времена сочетание профессий - и состояли на герцогской службе, что тогда равнялось службе французской королевской семье.

Нострадамус рос не по годам развитым ребенком, за его образованием следил дедушка, заметивший его таланты. Нострадамус поступил в медицинскую школу в Монпелье и блестяще ее окончил. Он провел несколько лет как успешный странствующий врач, что в те дни было обычным делом, и заслужил репутацию благодаря храбрости, проявленной при лечении жертв чумы. В возрасте чуть за тридцать он обзавелся женой и двумя детьми. Спустя  несколько лет вся семья, за исключением Нострадамуса, погибла от чумы. Он вновь провел десять лет в странствиях как врач, и в сорок четыре года опять  женился на богатой вдове. Нострадамус пришелся по нраву королевскому двору и все чаще стал обращаться к записи рифмованных пророчеств - сначала о наступающем годе, затем постепенно продвигаясь все дальше и дальше от современности и родной Франции. Его пророчества снискали популярность, хотя они были довольно неясными и неопределенными. Нострадамус говорил, что начал писать или по крайней мере издавать пророчества в возрасте пятидесяти одного года.  Он утверждал, что обнаружил «необъяснимое и новое воодушевление, неудержимо возникающее в его уме, что принесло почти невыносимую лихорадку, пока он не сел за стол и не принялся записывать [пророчества].»

Нострадамус оказался захвачен активацией подсознательного. В  предисловии к пророчествам, оформленному как письмо сыну, он говорит, что воздерживался от записи видений в течение долгого времени, потому что люди могли быть оскорблены услышанным. Нострадамус цитирует слова Христа: «Не давайте святыни псам и не мечите бисера вашего перед свиньями». Однако он изменил свою точку зрения, и скорее всего причиной послужила его духовная, сводящая с ума лихорадка. Он делает интересное замечание: «В дальнейшем из-за вульгарного явления мне пришлось отступить от этого правила, чтобы в темных и загадочных выражениях, способных озадачить каждого, сообщить хотя бы о наиболее важных переменах в судьбах человечества.»

Выражение "вульгарное явление", как обычно предполагают исследователи Нострадамуса, относится к Французской революции, но я думаю, что "явление" может иметь отношение к видению прихода Антихриста. В другом абзаце он признается: «Бывает, что вдохновение и экстаз захватывает меня по нескольку раз в неделю.» И вновь он говорит, что его вычисления "были определены через движение небесных тел совокупно с чувствами, переданными мне моими предками, что приходило ко мне в определенные часы.» Другими словами, Нострадамус, размышляя над астрологическими образами и картами, был охвачен интенсивными эмоциями, которые он отождествил со следами своих предков в собственном теле. Далее Нострадамус пишет:

«Скрытые пророчества передаются нам духовным огнем, а иногда и через сознание, возбужденное от созерцания отдаленнейшей из звезд, когда увиденное записываешь без страха и без лишнего многословия... потому как все это проистекает от вечного Бога, несущего все блага.»

Таким образом, Нострадамус был твердо убежден, что его пророчества происходили от божественного вдохновения. В таком контексте мы попробуем рассмотреть одно особое пророчество, которое цитирует Юнг:

«Характеризуя год, о котором пойдет речь, среди прочего, также сочетанием Юпитер в соединении с Меркурием и Марс в противостоянии Меркурию он говорит: "И будет начало включать в себя продолжение, и начиная с. этого года будет организовано самое большое гонение на христианскую церковь, подобно которому не было в Африке, и будет. оно продолжаться до года тысяча семьсот девяносто второго, который будет считаться обновлением века... В это время и в этой стране адская сила выставит против Церкви Иисуса Христа мощь противника его закона, который будет вторым Антихристом и станет преследовать эту Церковь и ее истинного викария с помощью силы временных Королей, которые из-за своего невежества поддадутся соблазну языков, разящих сильнее, чем меч в руках безумного... преследование людей церкви возьмет свое начало в могуществе Северных королей, объединившихся с Восточными. И эти гонения будут продолжаться одиннадцать лет или немного меньше, и по завершении этих лет ослабеет главный Северный король."» (параграф 151)

Упоминание 1792 года обычно понимается в отношении Французской революции. По этой теме Юнг приводит несколько других фактов, которые приводят нас к дате 1789:

«Обе даты не лишены смысла, и наше знание последующих событий подтверждает, что происходившее тогда существенным образом предвосхищало развитие, продолжающееся и в наши дни. Воцарение "Deesse Raison" (Богини Разума) фактически предваряло собой антихристианские тенденции, далее уже не прекращавшиеся.» (параграф 155)

Юнг несколько раз ссылается на возведение на престол Богини Разума и подчеркивает знаменательную историческую важность этого символического события. Самое точное описание, которое я нашел, помещено в книге «Век Наполеона» Уилла Дюранта:

«Толпа санкюлотов [мятежников] ворвалась 16 октября 1793 года в аббатство Сен-Дени, опустошила гробницы французских королей и переплавила золото для войны.... 10 ноября мужчины и женщины из рабочих кварталов Парижа и их идейные вожаки прошествовали по улицам в пародийных религиозных одеждах в издевательской процессии; они ворвались в зал Конвента и заставили депутатов пообещать присутствовать тем же вечером на празднике в соборе Нотр-Дам, переименованного в Храм Разума. Там было обустроено новое святилище, в котором артистка Парижской Оперы, обряженная в трехцветный флаг и коронованная красным колпаком, выступала как Богиня Свободы [я предполагаю, что она была эквивалентом Богини Разума]; женщины яростно распевали "Гимн Свободе"... Прихожане плясали и пели в нефах, в то время как в боковых часовнях, как утверждали враждебно настроенные очевидцы, опьяненные свободой граждане справляли обряды любви. [Другими словами, совокуплялись.] 17 ноября... епископ Парижа, уступая требованию народа, предстал перед Конвентом, отрекся от своего сана, вручил президенту свой пастырский посох с перстнем и надел красную шапку свободы. 23 ноября Коммуна приказала закрыть все христианские церкви в Париже.»

Такова картина происходящего в Соборе Парижской Богоматери, переименованного в храм Богини Разума. Юнг подробно останавливается на этом вопросе в работе «Проблема души современного человека»:

«Не может быть никаких сомнений в том, что с начала XIX столетия, памятного века Французской революции, душевное постепенно и с постоянно возраставшей силой притяжения выдвигалось на передний план коллективного сознания. Символический акт возведения на престол Deesse Raison (Богиня Разума), по-видимому, означает для западноевропейского мира нечто сходное с вырубкой дубов Вотана христианскими миссионерами, ведь и там и здесь молния возмездия не покарала богохульников.

Пожалуй, это не просто шутка мировой истории, что именно в то время и именно француз, Анкетиль дю Перрон, путешествовал по Индии и в начале XIX века возвратился оттуда с переводом "Упнек хат", сборника из пятидесяти "Упанишад" [одновременно с возведением на трон Богини Разума], который впервые дал возможность Западной Европе глубже ознакомиться с загадочным духом Востока. Для историка, наверное, это всего лишь случайность, оторвавшаяся от исторической причинно-следственной связи. Однако мое предубеждение врача решительно не позволяет мне усматривать здесь случайность, ведь все произошло по психологическому правилу, имеющему в индивидуальной жизни непогрешимую законную силу: все важное, что обесценено в сознании и поэтому гибнет, компенсируется в бессознательном. Это происходит согласно принципу сохранения энергии, поскольку наши психические процессы тоже являются энергетическими. Ни одна психическая величина не может исчезнуть, не возместившись каким-нибудь эквивалентом. В этом состоит фундаментальное эвристическое правило повседневной психотерапевтической практики, никогда не отказывающее и всегда подтверждающееся. Врач во мне противится рассматривать душевную жизнь народа вне этого психологического принципа.»

Процитированный отрывок дает пример восприятия Юнгом истории человечества как истории очередного пациента. Он утверждает, что поскольку принесенные в сосуде христианства духовные ценности начали сильно обесцениваться, с Востока прибыла новая версия психической духовности. Знаменательно, что эта духовность оказалась принесена французом, так как именно французы короновали Богиню Разума.

Это историческое архетипическое событие, возведение на престол Богини Разума, представляет собой нечто, что, как мы видим, вновь и вновь переживается в жизни молодого индивида. Мы не наблюдаем это в наши дни столь часто, как в прежние времена, потому что уже нет такого количества людей, переживших религиозное воспитание в детстве, однако некоторые все еще встречаются. Мы встречаем друзей или пациентов, выросших в религиозной обстановке, которые в своей юности проходят через "французскую революцию", аллегорически возводя на престол Богиню Разума в Нотр-Даме. Это архетипическое событие, которое имеет место и индивидуально, и исторически.

Юнг продолжает рассмотрение пророчества Нострадамуса касательно явления Антихриста с упоминанием северных королей и расширяет его смысл, чтобы включить и идею власти с севера, и понятие более низкой или хтонической (подземной) триады:

«Что узурпатор с Севера захватит власть,14 легко понять, если учесть инфернальный характер Антихриста, являющегося не то дьяволом, не то сыном дьявола, то есть Тифоном или Сетом, чье огненное обиталище находится на Севере. Власть Тифона триадична: он имеет двоих союзников — на Востоке и на Юге. Эта власть соответствует "нижней триаде".» (параграф 156)

«Адам Скот считал, что на севере находится некая ужасная драконья голова, из коей исходит все зло. Из ее пасти и ноздрей извергается дым тройственной природы.» (параграф 158)

И затем идет ссылка на сноску 24, в которой Юнг говорит: «Аллюзия на низщую триаду».

Какова эта "низшая триада"? Ее алхимический образ мы находим в Алхимических Исследованиях — изображение  гермафродита, стоящего на трехголовой змее, которая идентифицирована как более низкая триада. Это изображение имеет особенную важность в толковании сновидений. Христианский эон характеризовался созданием верхней триады, представленной христианской Троицей, которой был столь очарован Иоахим Флорский. Но как утверждает Юнг, создание верхней троицы породило ее антагониста - низшую троицу. В «Аду» Данте обнаруживается поразительный образ. В самом начале мы видим низшую триаду, когда Данте сталкивается с тремя животными — рысью, львом и волчицей. Эта встреча предваряет его спуск в ад. В самой глубинной части ада он находит Сатану, заточенного в ледяную скалу:

22 Как холоден и слаб я стал тогда,
Не спрашивай, читатель; речь - убоже;
Писать о том не стоит и труда.

25 Я не был мертв, и жив я не был тоже;
А рассудить ты можешь и один:
Ни тем, ни этим быть - с чем это схоже.

28 Мучительной державы властелин
Грудь изо льда вздымал наполовину;
И мне по росту ближе исполин,

31 Чем руки Люцифера исполину;
По этой части ты бы сам расчел,
Каков он весь, ушедший телом в льдину.

34 О, если вежды он к Творцу возвел
И был так дивен, как теперь ужасен,
Он, истинно, первопричина зол!

37 И я от изумленья стал безгласен,
Когда увидел три лица на нем;
Одно - над грудью; цвет его был красен;

40 А над одним и над другим плечом
Два смежных с этим в стороны грозило,
Смыкаясь на затылке под хохлом.

43 Лицо направо - бело-желтым было;
Окраска же у левого была,
Как у пришедших с водопадов Нила.

46 Росло под каждым два больших крыла,
Как должно птице, столь великой в мире;
Таких ветрил и мачта не несла.

49 Без перьев, вид у них был нетопырий;
Он ими веял, движа рамена,
И гнал три ветра вдоль по темной шири,

52 Струи Коцита леденя до дна.
Шесть глаз точило слезы, и стекала
Из трех пастей кровавая слюна. (Песнь 34)

Кошмарное изображение ужасной адской троицы. Именно это Юнг именует низшей триадой, пользуясь нейтральной психологической терминологией. В подробностях Юнг рассматривает это изображение в другой работе, «Феноменология духа в сказках», интерпретируя сказку, где фигурирует трехногая лошадь. Волшебник купил у ведьмы первоначально четырехногую лошадь, но как только он доскакал до границы королевства ведьмы и пересек ее, двенадцать волков напали на него и оторвали одно из копыт лошади, так что волшебник остался с трехногой лошадью. В сказке повествуется и о других приключениях, на этом часть, которая касается низшей триады, заканчивается. Юнг считает, что трехногая лошадь представляет низшую или хтоническую триаду:

«...одна троичность всегда предполагает другую (на такое противоположение указывается в алхимии): верх предполагает низ, свет — тьму, добро — зло. С энергетической точки зрения противоположность предполагает потенциал, а там, где имеется потенциал, есть возможность события (ведь напряжение противоположностей стремится к уравниванию). Если представить себе четвертичность в виде квадрата и разделить его диагональю на две половины, то получится два треугольника, вершины которых смотрят в противоположные стороны. Поэтому, метафорическии говоря, если разделить целостность, символизируемую посредством четвертичности, на равные половины, то возникают две троичности противоположного направления. Как только на основании этого простого соображения мы выводим троичность из четвертичности, то проясняется и смысл охотника, похитителя принцессы, и почему его сивая кобыла стала из четырехногой трехногой (после того как 12 волков отгрызли ей ногу). Трехножие сивая кобыла заполучила в результате несчастного случая, который произошел с ней в тот момент, когда она намеревалась покинуть царство темной матери. Выражаясь психологическим языком, это скорее всего означает, что в тот момент, когда бессознательная целостность становится очевидной, т.е., покидает пределы бессознательного и переходит в область сознания, «одно» из «четырех» отстает и затаивается — horror vacui — в боящемся пустоты бессознательном. Благодаря этому возникает троичность, которой соответствует — как мы знаем не только из сказки, но и из истории символа — противоположная трочность, т.е., возникает напряжение и конфликт.» стр.167-168

Юнг утверждает, что отсутствующая у лошади четвертая нога соответствует низшей функции, которая остается связанной с матрицей в подсознательном. Вот очень точно представленная формулировка:

«Одна, пропавшая часть, которой обладают волки Великой Матери, является лишь четвертью, но она, однако, составляет вместе с тремя другими ту целостность, в которой снимается противоречие и разрешается конфликт.

Как теперь объяснить, что одна четверть, как свидетельствует символика, является также и троичностью? … Я прежде говорил, что три функции могут быть дифференцированы и только одна пребывает в плену бессознательного... Этой функции пособляют одна или две, более или менее дифференцированные вспомогательные функции, которые, однако, почти никогда не достигают той же степени дифференциации, или пригодности к правильному использованию. Поэтому они обладают более высокой степенью спонтанности по сравнению с главной функцией, которая в значительной степени оказывается надежной и уступчивой по отношению к нашему намерению. Четвертая, низшая, функция оказывается недоступной для нашей воли... Всегда, однако, она является и действует sua sponte. Из этого изложения следует, что даже дифференцированные функции лишь отчасти освободились от укорененности в бессознательном, в остальном же они прочно в нем засели и действуют под его господством. Трем дифференцированным функциям, которые находятся в распоряжении Я, соответствуют три бессознательные части, которые еще не оторвались от бессознательного. И так же, как трем сознательным и дифференцированным частям функций противостоит четвертая, недифференцированная функция, как более или менее мучительный и мешающий фактор, - точно так же высшая функция представляется злейшим врагом в отношении к бессознательному.» стр.171-172

Это означает, что когда дополнительные вторая и третья функции, подвергаются дифференцированию, они в действительности разделяются, и часть их идет с высшей функцией, а другая часть - с низшей. В результате образуется пара триад. Позади великих образов небесной троицы христианства и люциферианской троицы глубин ада стоит простая психология. Однако сталкиваясь с такими символическими образами, человек начинает чувствовать воздействие того, что это означает для двух троичностей, подвергнутых  разделению. Эти идеи приходят нам на ум каждый раз, когда мы сталкиваемся во сне с троичностью низшей природы, в особенности животной; что может считаться нишей троичностью.

Обращаясь к символическому образу севера, Юнг заимствует идею из пророчества Нострадамуса, где говорится, что начало Антихриста лежит во власти северных королей. Отталкиваясь от образа северных королей, Юнг обсуждает символику севера. Он цитирует множество библейских отрывков, пытаясь рассмотреть идею Антихриста, приходящего с севера, со всех сторон:

«И было слово Господне ко мне в другой раз: что видишь ты? Я сказал: вижу поддуваемый ветром кипящий котел, и лицо его со стороны севера. И сказал мне Господь: от севера откроется бедствие на всех обитателей сей земли. Ибо вот, Я призову все племена царств северных, говорит Господь, и придут они, и поставят каждый престол свой при входе в ворота Иерусалима, и вокруг всех стен его, и во всех городах Иудейских.» (Иеремия, 1:13-15)

Здесь мы видим прототип Антихриста с севера. Есть и другие библейские примеры зла, возникающего на севере:

«Как упал ты с неба, денница, сын зари! [Люцифер] Разбился о землю, попиравший народы. А говорил в сердце своем: "взойду на небо, выше звезд Божиих вознесу престол мой и сяду на горе́ в сонме богов, на краю севера"» (Исайя 14:12)

Таким образом, есть Люцифер, приходящий с севера. Иезекииль дает другую очень важную ссылку. Начало видения Иезекииля описано следующим образом: «И я видел, и вот, бурный ветер шел от севера, великое облако и клубящийся огонь, и сияние вокруг него, а из средины его как бы свет пламени из средины огня.» (Иезекииль l:4) Таким образом, и великое видение Иезекииля природы Бога берет свое начало на севере. Аналогичное упоминание содержится в Книге Иова (26:7).

В параграфе 158 Юнг говорит о христианском авторе, который цитирует Иезекииля и его видение Бога, прибывающего с севера; автор связывает это с приходом Антихриста. Юнг комментирует:

«Наш благочестивый автор неустанно размышляет о том, насколько примечательно, что пророческое видение Бога было принесено на крыльях северного ветра, окутанное дьявольским дымом тройного неведения.»

Материал, который излагает Юнг, указывает на то, что в подсознании этих благочестивых авторов и дьявольские, и божественные атрибуты исходят из одного и того же источника. Они включают и положительные, и отрицательные проявления Самости, реализации которой проникают в религиозный дискурс из подсознательного писателей, не понимающих. что они раскрывают. Таким образом, север - обиталище Сета, Тифона, Люцифера, Дьявола также и источник великолепнейшего проявления божества, которое дает нам Ветхий Завет.