Версия для печати
Понедельник, 07 декабря 2015 10:05

Эстер Хардинг Женские мистерии Глава 9 Богиня-Девственница

Эстер Хардинг

Женские мистерии

Глава 9

Богиня-Девственница

На протяжении долгих веков человеческой истории женщина постепенно вырастала из чисто инстинктивной стадии, все еще представленной темной луной. Тенденция действовать без разбора, как животное, поверялась традиционными законами, которые мало-помалу стали регулировать поведение, особенно между полами. Демоническое, нечеловеческое проявление инстинкта — как прилив, который легко может затопить все человеческие ценности. Для предотвращения этого устанавливались традиционные стандарты и ценности. Но когда происходит прилив бессознательного инстинкта, он может смыть все предохранители и разрушить те ценности, что были выстроены веками цивилизации.

Однако сегодня жизнь в рамках традиционных законов стала настолько механической и стерильной, что множество людей снова ищут прямой контакт с источником жизни, а он может родиться лишь из более свободного отношения к инстинкту. Женщины особенно протестуют против ограничений, наложенных на них викторианской эпохой, считая их несправедливыми, предлагающими разные стандарты женщинам и мужчинам. Но как только женщина освобождает себя от чисто условных путей мышления и действования, в ней начинает бурлить нечеловеческий аспект инстинкта. Возможно впервые в жизни она обнаруживает, что привлекательна для мужчин, что способна их привлечь и удержать их внимание без особых усилий. Позволяя себе действовать в соответствии с инстинктом, без сознательной критики того, что она делает, и не обращая внимания на подтекст своих слов и нужд, она становится проводником бесконечной женственности, перед которой не могут устоять мужчины. Захваченность фемининным инстинктом у такой женщины может выглядеть как затопление бессознательным содержанием, угрожающее поглотить все человеческие качества, которыми она обладала когда жила жизнью, подчиненной обычным стандартам.

Если подъем инстинктивной фемининности, несущийся через женщину как часть ее луноподобного опыта, предоставить самому себе, то он опустит ее с человеческого уровня до инстинктивного животного. Лунные мифы и изображения из Главы 6 указывают на то, что она может стать рыбой. В своих проявлениях она скорее станет похожа на русалку, или одну из сирен, известных как губители мужчин. Эти мифологические создания, полу-рыбы, полу-женщины обычно заняты только собой, они аутоэротичны. Они завоевывают мужчин не ради их любви, а ради обретения власти над ними. Они не могут любить, они могут лишь желать. Их кровь холодна, в них нет человеческих чувств. В них живет инстинкт в его демонической форме, полностью вне-человеческий. Такая инстинктивная жизнь обладает странной притягательностью для мужчин, она захватывает и увлекает их внимание. Эти женщины крадут душу мужчины, но сами не испытывают ни страсти, ни желаний, ни скорби. Нижняя часть тела — рыбья, а не женская.

Возможно этот аспект фемининной природы соотносится с холодностью луны. Солнце светит собственным светом, а лунный свет — отраженный. Солнце яркое и горячее само по себе; луна сама по себе холодна и темна. Солнце повсюду представляет маскулинную силу, или силу ян, луна — фемининную, или инь. Тем не менее мы не думаем о женщинах как о холодных, а о мужчинах как о горячих. В целом мужчины считаются более бесчувственными, холодными; а женщины, так часто подверженные чувствам, воспринимаются как теплые или яркие. Но в то время как мужчины могут быть холодны и материалистичны по отношению к деловой части жизни, неплохо бы помнить, что есть тип женщин, ужасно холодных во всем, что касается чувств.

Эти женщины играют роль анимы для мужчины, играют технически, подавляя свои собственные реакции, чтобы получить то, что они хотят. Эта тема обсуждалась в главе «Все для Мужчин» в Путь Всех Женщин.1

Сравнительно редко можно найти мужчину, которого не трогает эротическая ситуация, но есть целый класс женщин, даже в эротике холодных как айсберги и расчетливых как биржевые брокеры. Этот аспект женской природы символизируют холод луны и бессердечность лунной богини. Несмотря на нехватку тепла и черствость, а иногда и из-за их равнодушия, этот безликий эротизм женщины привлекает мужчину; ведь ее истинное безразличие к нему и его благополучию может быть скрыто под видимой заинтересованностью. Если мужчина сам незрел в своем собственном эмоциональном развитии, его чувства остаются сентиментальны, и он будет тронут этим внешним интересом к его личной жизни. Он почувствует, что у этой женщины с ним особая связь, особенно в моментах, которыми интересуется и о которых заботится только мама. Это дает ему удивительное ощущение тепла и близости, почти телесного контакта, которому невозможно противиться. Так женщина находит щель в его личном достоинстве и сдержанности, и проникает через нее. Она проникает туда, где он мягок и уступчив, где его защиты больше не срабатывают. Его сознательное суждение о ситуации и об ее характере обнуляется, убаюканное наркотиком этого животно-подобного инстинктивного контакта. Он с готовностью заблуждается легкостью этой интимности и верит, что у женщины есть недоступное ему знание о нем самом, ведь кажется, что она знает о нем все, хотя он ей ничего не рассказывал. Это знание их глубоко связывает и часто воспринимается как доказательство сходства их природы. Мужчина чувствует, что она - его другое Я, его неизбежная спутница. И ему не приходит в голову, что он может быть жертвой обмана. Его чувства предают его. Он уязвим из-за недостаточного развития своего отношения к безличному Эросу. Только создав отношения с фемининным принципом, он сможет отличать фальшь и правду в женском отношении к нему.

Странным образом женщина может производить этот почти магический эффект на мужчин лишь тогда, когда сама не вовлечена в это, либо вовлечена из-за соревновательности, а не любви. Когда сама женщина застрахована от любви и воспринимает ее только как игру, технично, она играет роль Сирены, чтобы получить свои бонусы. Чем более искусна и невовлечена она, тем более вероятно, что мужчина безнадежно запутается.

По этой причине женщина, находящая удовлетворение в том внимании, которое она привлекает, и вознаграждении от своих поклонников, не должна влюбляться. Она может контролировать ситуацию лишь до тех пор, пока не вовлечена эмоционально,. Если она влюбится, то через надежды и страхи, радости и горести своей любви, станет частью пластичного материала жизни. Она больше не будет безличным актером в человеческой драме, но сама станет тем, с кем играют.

В пьесе Майя показан именно этот исход ситуации. Героиня — проститутка, вступающая в отношения с множеством мужчин. Она может играть роль матери, жены, возлюбленной, встречаясь с разными мужчинами и давая им, то что им нужно. Но когда появляется мужчина, любивший ее в девичестве, и требует, чтобы она предстала такой, какая она есть на самом деле, пропадает вся ее способность управлять ситуацией. Ее переполняют истерические эмоции, и она яростно выгоняет его. Перед ним она не может дольше играть роль и понимает, насколько она жалка, обнаруживает, что она абсолютно жалка, некомпетентна в роли реального человека. Ведь она растратила себя в пустой игре, и теперь нет «ее», той, которой она может быть.

Женщина этого сорта никогда не осознает себя и свои собственные инстинкты спонтанно и глубоко.Фемининность проявляется в ней только в присутствии мужчин, либо как ответ на мужское желание, либо, весьма часто, как проявление ее собственного желания завоевать мужчину. Ее сексуальность была подавлена, чтобы служить ее эго, и функционирует как часть ее стремления к власти. У такой женщины нет глубокого инстинкта или своей собственной страсти. Ее настроение и ее действия просто отражают мужские желания. У нее нет личного контакта с принципом Эроса, и если у мужчины нет желания, то сама она не может ему дать ничего. У нее есть технология, чтобы соблюсти свои интересы; ее собственная вовлеченность не эротична, но основана на желании удовлетворения эго и своей силы. Женщина этого сорта либо слегка осознает свою природу, либо вообще этого не осознает. Она может быть даже уверена, что влюбляется в тех мужчин, которых встречает и подчиняет себе. Но если ситуация приходит к точке, где от нее требуется что-то еще, кроме притворства, истинный характер ее чувств легко выходит на поверхность. Когда жизнь преподносит испытания, немедленно проявляется ее реальный эгоизм и холодность натуры. Если, например, она вышла замуж за того, кого «завоевала», он очень скоро обнаружит, что ее идея любви заключается в ожидании, что ее будут обхаживать и лелеять, а от него требуется бесконечная преданность, которая не должна пошатнуться даже когда она будет пробовать свои силы на других мужчинах — то есть покорять сердца всех, встреченных ею на пути. И ее хладнокровная эксплуатация его любви не останавливается на этом, ведь когда расчетливая любовь должна уступить место страсти, она как правило оказывается холодной или совершенно фригидной. Женщину этого сорта символизирует русалка, чей холодный рыбий хвост находится в темноте, и зловещая реальность, лежащая в основе ее очаровательной наивности, представлена ее вечной озабоченностью гребнем и зеркалом.

Этот аспект женской природы представлен темной луной, или самой ранней фазой растущей луны. Когда женщина живет только в этой фазе, она не человек, не индивид. Она в этом случае является олицетворением силы природы, или, вернее сказать, эффект, который она оказывает на мужчин, таков,как будто она является природной силой.

Когда месяц растет, оставшаяся часть лунного диска темна и не видна. Мы не видим черное тело в небе. Мы знаем, что луна все еще есть, но мы ее не можем разглядеть. В наилучшем варианте может быть виден слегка подсвеченный контур, но темная сторона луны не видна. Это может быть истолковано и так, что темная сторона женской луноподобной природы должна оставаться неясной. Это не просто чернота в ее природе, но то, что должно быть спрятано. Это что-то - в ночи, и не должно быть на свету. На изображении Фаз Луны (рисунок 18), женщина, представляющая новую луну — не видна. Кажется, что интуиция современных женщин научила ее, что темные аспекты женского цикла должны оставаться тайной. На самом деле, если делаются попытки вывести эти смутные движения фемининного духа на свет сознания, они либо исчезнут из поля зрения, либо станут враждебными и приобретут злую силу.

Новая, темная луна считалась, как мы ранее увидели, негативной, даже враждебной по отношению к мужчине. Например, во время службы Ужин Гекаты, пища оставлялась на перекрестках, на земле. Молящийся затем покидал это место и не смотрел назад, потому что не должен видеть богиню в ее темной фазе. Таким же образом нельзя смотреть и на лунный аспект женщины.

У современных людей Запада больше не стоит вопрос о необходимости удаления женщин во время менструации, они не боятся физического загрязнения, а также вообще не желают отделить женщин, как это принято у мусульман, но проблема, относящаяся к демонической притягательности женщин, психологическое состояние которых мы обсуждали, все еще остается нерешенной. В прошлом эта ситуация контролировалась тем, что у молодых и привлекательных женщин были наставницы и дуэньи, тщательно защищавшие своих подопечных от серьезных проступков, к которым тех мог привести недисциплинированный женский инстинкт. Сегодня наставниц нет, и молодежи дана полная свобода экспериментировать с жизнью, покоряясь диктату импульсов, та же свобода, которую принимают и более старшие, хотя от них ожидается более глубокое понимание жизни. Понимание жизни, однако, достигается только через познание себя и своих мотивов, и когда женское развитие все еще такое незрелое, что она подчинена импульсам, поднимающимся из бессознательного, направленным на привлечение мужчин и доминирование над ними, благодаря силе своей фемининной инстинктивности, она действует не согласно человеческим ценностям, но чисто эгоистическим и деструктивным образом.

Фемининная инстинктивность , однако, не обязательно деструктивна. Если она служит любви и культурному развитию, то она обладает великой силой и ценностью. Она не зла сама по себе; но и не добра. Это — энергия, которую можно использовать как для добрых, так и для злых целей. Однако, если энергию пустить на самотек, она произведет лишь нечеловеческий эффект. Она всегда будет течь с горы, разрушать, а не строить. Чтобы обратить ее на дело, с помощью которого можно достичь чего-то, необходимо человеческое вмешательство. Поэтому когда женщина отдается потоку этой инстинктивной энергии, ни любовь, ни психологические отношения не получатся. Она становится социально опасной. Но у нас нет никакой системы защиты мужчин от ее губительного влияния, и она, как правило, - последний человек, признающий, что оказывает разрушающие эффекты на своем пути, поэтому добровольно не собирается принимать регулирующие «табу». Более того, мужчины тоже не осознают опасности, поэтому они не хотят, чтобы женщина была отделена от них, до тех пор, пока несколько раз серьезно обжегшись, не станут настроены против всего женского рода. Но женщины обычно быстро распознают, когда одна из их представительниц находится на этой стадии развития и совершают бессознательные попытки выстроить вокруг нее психологическую стену. Старшие и более опытные женщины говорят, что она, возможно, сама получит по заслугам, а молодые, страдающие от уязвимости своих мужчин, испытывают к ней враждебность.

Иногда женщина сама может понять, что происходит, либо потому, что осознает барьеры, растущие между ней и другими женщинами, или, что более часто, из-за бедствий, преследующих ее увлечения. Тогда она может начать испытывать к себе отвращение и страстно желать измениться. Герберт Уэллс однажды написал рассказ о русалке, влюбившейся в человека, пришедшего искупаться к скалам, где она расчесывала свои волосы. В первый раз в своей жизни она действительно влюбилась. Но она была русалкой и и не могла любить как простая женщина. Несмотря на все свое желание, она не могла стать человеком. Все, что она могла сделать — это заманить своего любовника в водную могилу.

«Русалочья» фаза современной женщины может означать полное отсутствие психологического развития, женщина остается на животном уровне единения с природой, который никогда не затрагивает человеческое осознание, или, более часто, в наши дни женщина приходит к такому состоянию, потому что обнаружила подходящий способ сделать себя полностью стерильной, сухой, бесплодной, как Пустоши в легенде о Граале. Близящийся поток инстинкта напоминает потоп, с помощью которого Иштар увлажнила пустыню. Но в мифе все ее дети стали как рыбы в море, что стало причиной ее стенания. Однако ни одна женщина, пережившая это плодоношение, не желала бы вернуться обратно, к обычной позиции, которая означает контроль над темной фемининной силой, стремящейся выразиться через нее. Благодаря своему опыту переживания силы богини она знает, что обычная женщина — не настоящая женщина, а просто чуть больше, чем автомат. Но когда современная женщина освобождается от «да и нет Миссис Грюнди», она обнаруживает себя погруженной в инстинктивные желания и способы действия, которые угрожают затопить в ней все человеческое. Она не может вернуться назад, но должна спрашивать себя, есть ли путь вперед. Может ли она спастись от потопа и при этом не потерять качества жизнетворного увлажнения? В лунных мифах есть ответ на этот вопрос. Там неоднократно описывается, что когда луна посылает потоп на землю, она также обеспечивает средства спасения, лодку, которая перевозит избранных детей в новый мир, где они могут жить обновленной жизнью. Лодка, которую она предоставляет — это ковчег, лодка растущей луны, и в нем ее народ доставляется на солнце, к месту тепла и света.

Нужно спросить, каково психологическое значение этого ковчега, этой лодки-полумесяца. Вероятно освобождение от хладнокровного отношения бессознательных вод инстинкта, представленных темной луной, можно получить, выстроив другие отношения с лунной богиней. Вместо того, чтобы быть затопленным водами луны, посвященный может ступить на борт ее лодки и так стать одним из ее спутников. Это религиозный символ, очень нам знакомый. Решение возникает в принятии нового отношения к силам инстинкта, включая признание того, что они не человеческие, а принадлежат над-человеческому, или божественному, миру. Чтобы войти в лодку богини, необходимо признать инстинкт как религиозный дух, как проявление креативной жизненной силы. Когда достигнуто такое отношение, инстинкт не может более рассматриваться как средство для достижения выгод в личной жизни; вместо этого признается, что персональное Я, Эго, должно подчиниться требованиям жизненной силы, как божественному существу.

Главная характеристика богини в фазе роста — она девственница. Она не использует инстинкт для захвата мужчины. Она не хранит себя для выбранного мужчины, который должен отплатить ей своей преданностью, не применяет свой инстинкт для достижения безопасности, получаемой от мужа, дома и семьи. Она остается девственницей, даже будучи богиней любви. Она — вещь-в-себе. Она не просто фемининный партнер бога-мужчины, обладающая похожими чертами и функциями, но принявшая женскую форму. Наоборот, у нее своя роль, и ее качества не являются дубликатами качеств других богов, она Древняя и Вечная, Мать Богов. Ее божественная сила не зависит от ее отношений с богом-мужем, поэтому ее действия не зависят от необходимости примирения с ним или соответствия его качествам и отношениям. Ибо она божественна сама по себе, имея на это полное право.

Похожим образом действует и женщина-девственница - не потому, что следует желанию получить над кем-то власть, нравится, быть одобряемой, даже самой собой; не потому что хочет получить чей-то интерес или любовь, но потому, что она следует своей истинной природе. Ее действия могут быть неудобными. Она может быть вынуждена сказать «нет», когда было бы удобнее и более общепринято сказать «да». Но как девственница она не подвержена заключениям, которые делают женщины-недевственницы, неважно, замужние или нет. Я говорю, замужние или нет, потому что использую определение девственница в его психологическом смысле, что означает не внешние обстоятельства, но внутреннее отношение. Женщина с психологическим отношением к жизни, которое делает ее зависимым от мыслей других людей, которое заставляет ее делать и говорить вещи, на самом деле не одобряемые ею, - это не девственница в данном смысле слова. Она не вещь-в-себе, а всегда действует как женский аналог, либо дополняющий мужчину элемент. Этот «мужчина» может быть реальным - ее отцом, мужем, или тем, чье мнение она очень ценит, или это может быть довольно абстрактная идея о том, что думают люди, или даже более далекие мнения, сформулированные как «надо делать так, чтобы нравится» или «девушка должна так поступать, если хочет выйти замуж». Эти идеи и мнения — проявления мужского в ней, ее собственного анимуса, и она привязана к этому психологическому мужчине так же, как замужние женщины связаны со своими мужьями.2 Женщина с таким отношением — не вещь-в-себе, она зависима от кого-то или от чего-то внутри ее собственной психики. Ее качества определены другими, как качества египетской богини Нут соотносились с Ну, или как это происходило с римскими Фауной и Фаунусом. Женщина, психологически девственная, является такой зависимой. Она — это она, просто потому что это она.

Возможно это звучит непривлекательно. Шаг, направленный на освобождение от оков общества, может показаться агрессивным, уводящим от дисциплинированного и цивилизованного состояния. Но когда мотив не личен, а соотнесен с безличностной целью, а именно - посвящен установлению отношений с «богиней», с принципом Эроса, то и результат свободен от эгоцентризма и самолюбования.

Как может обычная женщина освободиться от ориентации на эго? Это сложная проблема, но возможно древние знания о луне прольют на это некоторый свет. Примитивное понимание луны, одновременно и жизнетворной, и уничтожающей жизнь, постепенно заменилось более развитым, мифом, относящимся к женскому принципу, как связанному с Лунной Богиней, девственницей, вещью-в-себе.

1 M. E. Harding, The Way of All Women (New York, 1933) .
2 Harding, op. cit., "The Ghostly Lover”.