Понедельник, 08 февраля 2016 12:02

Эдвард Эдингер Комментарии к Mysterium Coniunctionis Юнга Параграфы 51-103

Эдвард Эдингер

Комментарии к Mysterium Coniunctionis Юнга

Параграфы 51-103

Сегодня мы разбираем несколько основных образов:

1. Загадка

2. Гробница

3. Энигма Болоньи и ее семь интерпретаций

4. Дерево и древесный дух

5. Могильный дух

а) Сон о черных и белых магах

б) Текст Сениора

6. Миф о Кадме

Сегодняшнее обсуждение будет особенно сложным, поэтому не впадайте в уныние, если столкнетесь с затруднениями. С помощью этого обсуждения мы увидим, как Юнг мог раскрыть психэ в определенном материале, и, надеюсь, это станет понятно в процессе.

1. Загадка

Вся эта секция касается предполагаемой надписи на гробнице, которая, хоть и кажется поддельной, в течение нескольких веков привлекала к себе пристальное внимание. Она построена в виде загадки – так по-другому называют энигму. Тема этой загадки важна в фольклоре и другом материале бессознательного. Классический тому пример – это загадка сфинкса, столкнувшегося с Эдипом. Пару недель назад мы с вами сами видели ее в сказке “Дьявол и его бабушка”. Дьявол задавал своим жертвам загадки, и, если они могли их отгадать, он освобождал их из своего плена. И вы помните, что с помощью его бабушки они отгадывали их.53

В Ветхом Завете есть два основных примера архетипа загадки. Загадка лежит в основе полной истории Самсона:

Из ядущего вышло ядомое, и из сильного вышло сладкое.54

Другой важный пример в Ветхом Завете – это загадки, которые загадывала Царица Савская Царю Соломону.55

Это путь, которым обычно бессознательное являет себя эго, - в виде загадки. Когда бессознательное проявляется, мы постоянно спрашиваем себя: “Что это значит?”. Каждый сон – это загадка. Я думаю, что, в конечном счете, за всеми этими проявлениями лежит загадка человеческого существования. Александр Поуп (Alexander Pope) в своей поэме “Опыт о человеке” дает описание этой величайшей загадки. Вот строки об этом:

Вотще за Богом смертные следят.
На самого себя направь ты взгляд;
Ты посредине, такова судьба;
Твой разум темен, мощь твоя груба.
Для скептицизма слишком умудрен,
Для стоицизма ты не одарен;
Ты между крайностей, вот в чем подвох;
И ты, быть может, зверь, быть может, Бог;
Быть может, предпочтешь ты телу дух,
Но смертен ты, а значит, слеп и глух,
Коснеть в невежестве тебе дано,
Хоть думай, хоть не думай — все равно;
Ты, смертный хаос мыслей и страстей,
Слепая жертва собственных затей,
В паденье предвкушаешь торжество,
Ты властелин всего и раб всего.
О правде судишь ты, хоть сам не прав,
Всемирною загадкою представ. (пер. В.Микушевича)

Эта поэма также подходит для обсуждения нами главы из Юнга, названной “The Paradoxa”, так как парадокс человека вдохновил поэта на эти стихи.

2. Гробница

Надпись, о которой мы говорим, располагалась на гробнице, а гробница – это символ бессознательного. Я напомню вам, например, о первой иллюстрации в Человеке и его символах: это туннель, который ведет в гробницу одного из египетских фараонов (рис. 5-1). Гробница, с одной стороны, символизирует мир мертвых. Также символически она близка к образу утробы: это не только вместилище для мертвеца, но также и обозначение рождения воскресшей личности. А в алхимии гробница была одним из образов, обозначающих алхимический сосуд. Они говорили о нем как о своей гробнице, потому что он служил контейнером для процесса трансформации, а основная черта этого процесса – это смерть и возрождение. Все это относится к образу гробницы с надписью.

Другим подходом является то, что гробница символизирует психическую основу существования. Живущее эго окружено образом гробницы: с одной стороны, гробница означает могилу предков – лоно, из которого родилась наша психэ, – нашу связь с прошлым. С другой стороны, гробница означает пустоту, дыру, куда мы уходим, когда умираем, и таким образом завершаем круг, который связывает нас с предками. Так, гробница символизирует психическую основу и психическое окружение существования.

Рисунок 5-1. Вход в гробницу египетского фараона Рамзеса III

В отношении фразы «психическая основа» я бы хотел привлечь ваше внимание к особенно содержательному предложению в параграфе 55, где Юнг говорит:

[Автору эпитафии никогда] присниться не могло, что… она приведет его современников и потомков к вопросу о природе психической основы – вопросу, который, по прошествии многих веков, заменит определенность установленной истины.

Вот то, что делает глубинная психология. Глубинная психология – это исследование психической основы, и это такое исследование, которое заменяет метафизические несомненные факты прошлых веков.

3. Надпись и ее интерпретации

Позвольте начать с чтения надписи (параграф 51). Тут две фигуры, и вместо того, чтобы называть их полными именами, я хотел бы назвать их Crispis и Priscius. Так легче их запомнить.

... Crispis, не женщина, не мужчина и не что-то среднее, не девушка, не юноша, не старуха, не девственница, не шлюха, не праведница, но все.

Неуязвимая ни для голода, ни для меча, ни для яда, но для всего. — Ни на небесах, ни на земле, ни в воде, но везде имеющая место для отдыха.

... Priscius, не муж, не любовник и не родственник, не скорбящий, не радующийся и не плачущий, не холм, не пирамида, не гробница, но все. Он знает и не знает, (что) он возвел и для кого.

(Это гробница, в которой нет тела.

Это тело, вокруг которого не возведена гробница.

Но тело и гробница — это одно и то же.)

Юнг оставляет очень красочную ремарку в параграфе 52, что эта надпись играла роль «липучки», на которую слетались все постижимые мысли, жужжавшие в человеческом разуме». Я думаю, это прекрасный образ – липучка. Если взглянуть на это со стороны, липучка висит везде. Она повсюду. Я не знаю, есть ли среди вас люди, знакомые с липучкой. Возможно, в современном мире ее используют не часто, но раньше моток липучки свисал с потолка везде. Она была очень липкой, и как только муха дотрагивалась до нее, она уже была не жилец. И к концу дня у вас уже была липучка, черная от мух. Во всех старых цирюльнях и салунах, деревенских магазинах и мясных лавках, в местах, как эти. Юнга привлекала эта надпись, Энигма Болоньи, потому что она была ярким примером психологической липучки. По своей природе таинственная, загадочная сущность привлекала психологических мух, и они прилеплялись. Как только вы поймете эту идею, вы увидите, что такие сущности дают ценнейшие возможности исследования феноменологии психэ.

Итак, что же привлекла к себе эта липучка? Для того, чтобы упростить и систематизировать большой объем информации, которую приводит Юнг, я разделил ее на семь разных интерпретаций, спроецированных различными комментаторами на эту липучку. Позвольте мне сказать по паре слов о каждой из них.

1. Алхимическая интерпретация. Энигма привлекала к себе внимание алхимиков. Хотя она и обросла некоторыми деталями, которые Юнг тщательно изучил, по сути алхимическая интерпретация состоит в том, что надпись относится к процессу превращения prima material в lapis. Crispis, одна из усопших, похороненных в гробнице, представляет собой prima materia, захороненную в гробнице алхимического сосуда алхимиком, философом Priscius, который и сделал этот сосуд, гробницу. Prima materia проходит через алхимический процесс превращения и является в виде lapis, этой многогранной парадоксальной вещи, которая не то и не это, «а все».

2. Персоналистическая или редукционистская интерпретация. Согласно этой интерпретации, Crispis, похороненная в гробнице, была нареченной женой Priscius. Иногда во времена античности дочь выдавали замуж за перспективного жениха, когда она была еще в утробе матери, когда она еще не родилась. Это и был случай Crispis, но, к сожалению, ее мать не смогла ее выносить, поэтому она никогда не стала женой (параграф 67). В этом случае вся надпись сводится к неудаче в личной жизни – персоналистическая интерпретация.

3. Спиритуалистическая интерпретация. Priscius был реальным человеком, а Crispis была злым духом, который им овладел, и этот злой дух обратился в гамадриаду – духа, обитающего в дереве (параграф 69 и далее). Мы также можем назвать эту интерпретацию мифологической, потому что Юнг амплифицировал ее с обсуждением мифа о Кадме. Спиритуалистическая или мифологическая интерпретация, таким образом, говорит, что надпись относится к существу, Crispis, которое является спиритуальной или мифологической сущностью, живущей в дереве или связанной с ним.

4. Философская интерпретация. Согласно ей, Crispis персонифицирует собой философскую идею anima mundi. Она представляет собой сущность, которая создает вечные формы вещей и которая описывается этой замечательной фразой: «Она содержит в себе эго всего человечества» (параграф 93). Другими словами, она – персонификация платоновского царства вечных идей или того, что нео-платонисты называют умопостигаемым миром. Это царство вечных форм и потенций, зеркальный образ, по которому созданы вещи на земле. Эта интерпретация спроецирована философом.

5. Эротическая интерпретация. Crispis – это шлюха или нимфоманка, которая стала жертвой божественного Эроса. Юнг указывает в параграфе 98, что эротическая интерпретация в своей основной форме – по-прежнему одна из возможных опций среди современных школ психотерапии.

6. Церковная интерпретация. Согласно ей, этот памятник относится к Церкви. По этому поводу Юнг делает резкое замечание в параграфе 100. Он говорит, что несмотря на крайне «избитые» аргументы против этой интерпретации, эта идея имеет некоторую психологическую ценность, потому что:

Символ Церкви отчасти выражает и отчасти заменяет все тайны души, которые гуманистические философы спроецировали на надпись...

Это выражено очень четко – «Символ Церкви отчасти выражает и отчасти заменяет все тайны души, которые гуманистические философы спроецировали на надпись...»

7. Психологическая интерпретация. В этой интерпретации Crispis – это коллективное бессознательное, которое проходит через трансформацию, когда оно было открыто. Вот что говорит Юнг в параграфе 101:

Толкования, которые мы здесь рассматриваем... тождественны психическому содержимому, которое выпало из этих догматических рамок во времена Возрождения и Великого Раскола [раскола Реформации], поскольку они писались в состоянии секуляризации, в котором они были отданы на милость "имманентного" принципа объяснения, то есть натуралистического и персоналистического толкования. Открытие коллективного бессознательного отчасти изменило эту ситуацию, поскольку, в рамках психических ощущений, коллективное бессознательное занимает место платонового царства вечных идей. Вместо этих моделей, дающих форму сотворенным вещам, коллективное бессознательное через своих архетипы, a priori создает условия для придания смысла.

Это полный 101-ый параграф. Это очень важный параграф, и, я надеюсь, вы перечитаете его и поразмышляете над ним. В этом параграфе заключена основа юнгианской психологии, и как только вы поймете ее, вы будете ей обладать! До тех пор, пока вы не ухватите ее, есть вероятность “тонуть” в таких понятиях как “архетип” и “коллективное бессознательное”, и других неясных вещах, как эти. Психическое содержимое, которое выпало из своих догматических рамок во время Возрождения и “Великого Раскола”, попало в бессознательное человека и и поэтому доступно для эмпирического обзора и разработки психологическими методами.

Эти семь интерпретаций – это действительно своего рода перечень различных подходов к психэ. Я полагаю, что может быть еще несколько – это могла бы быть литературная интерпретация, а также художественная, возможно, музыкальная – но большинство из них мы с вами обсудили.

4. Дерево и древесный дух

Вы помните, что в одной интерпретаций Crispis считалась гамадриадой, древесным духом. Вот несколько примеров с образом дерева, которые Юнг почерпнул из алхимии и опубликовал в своем эссе “The Philosophical Tree”56: дерево посреди фонтана, дерево посреди брачной купальни, дерево или столб в центре бассейна, с которого в некоторых случаях свисает змей, иногда русалка, образ космического столба в центре купальни (рисунок 5-2), образ мирового древа, дерево Сефирот, о котором я говорил во второй лекции.57

В древнеиндийских текстах, Упанишадах, есть упоминание о космическом древе:

Наверху ее корень, внизу – ветви, это вечная смоковница. Это чистое, это Брахман, это зовется бессмертным. В этом утверждены все миры, никто не выходит за его пределы. Поистине – это – То. Весь этот мир, что существует, движется в жизненном дыхании, из которого он вышел.58

Тот же образ возникает и в Бхагават-Гите, где есть такие стихи:

Говорят, у ашваттхи бессмертной
корни кверху растут, ветви - книзу,
ее листья - ведийские гимны,
кто так знает ее - знаток Веды.59

Рисунок 5-2. Космический столб в центре купальни

Часто с образом дерева ассоциируют древесного духа, скорее всего, представляемого в виде змеи, – иногда обвивающейся вокруг дерева, – или, в другом случае, дух имеет женскую персонификацию. Это образ психэ как объективного, органического процесса. Это как бы автопортрет психэ в своей целостности. Образ космического дерева сопровождает парящий дух, который живет в нем, или обитает в его окрестностях. Тот же образ есть и в Книге Бытия, где Древо Познания Добра и Зла было местом обитания змея, соблазнившего Адама и Еву (рисунок 5-3). Древесный дух соотносится в автономным духом – той подвижной, живой сущностью, которая сопровождает объективную реальность психэ.

Рисунок 5-3. Древо Познания Добра и Зла

5. Могильный дух

Могильный дух– похожий дух, который парит вокруг могилы или гробницы. Идея в том, что в могиле обитает привидение или дух, это и есть могильный дух. Он также часто изображается в виде змея. И, как в случае с древесным духом, этот образ соотносится с автономным живым существом, объективной психической сущностью, которая парит в бессознательном. Юнг приводит несколько примеров, о которых я хотел бы поговорить.

а) Сон о белом и черном маге (параграф 79)

Юнг цитирует этот сон по крайней мере пять раз в Собрании сочинений, и он подробно обсуждает его в “Archetypes of the Collective Unconscious”.60 Я призываю вас прочесть это, так как это очень важный материал. Тот факт, что он столько раз ссылается на него, указывает на важность, которую он придавал этому сну. Он приснился молодому студенту, изучавшему богословие, который имел сомнения в своей вере:

Сновидящий стоял в присутствии красивого старика, одетого исключительно в черное. Он знал, что это был белый маг. Этот персонаж только что закончил произносить обращенную к нему довольно длинную речь, но сновидящий уже не мог вспомнить, чему она была посвящена. Он помнил только завершающие слова: "А для этого нам нужна помощь черного мага". В этот момент открылась дверь и вошел еще один старик, совершенно похожий на первого, с той лишь разницей, что одет он был во все белое. Он сказал белому магу: "Мне нужен твой совет", но бросил косой, вопросительный взгляд на сновидящего, после чего белый маг сказал: "Ты можешь говорить свободно, он — невинен". Тогда одетый в белое черный маг поведал свою историю. Он прибыл из далекой страны, в которой случилось нечто необычайное. Страной повелевал старый король, который почувствовал приближение смерти и поэтому искал для себя достойную гробницу. В этой стране с древних времен осталось множество гробниц и король выбрал для себя самую красивую. Легенда гласила, что то была гробница девственни цы, умершей много лет тому назад. Король приказал открыть гробницу, чтобы произвести в ней подготовительные работы. Но когда кости были вытащены на дневной свет, они неожиданно обрели жизнь и превратились в черную лошадь, которая умчалась в пустыню.

Это могильный дух – черная лошадь, которая находилась в гробнице, и стала видимой, когда гробницу вскрыли.

Черный маг услышал эту историю и не медленно отправился в погоню за лошадью. В течение многих дней он пересекал пустыню, пока не достиг пастбищ на другом ее краю. Там он увидел пасущуюся лошадь и там он сделал открытие, по поводу которого и хотел посоветоваться с белым магом. Ибо он обнаружил утерянные ключи от рая и не знал, что ему с ними делать.

Этот сон можно обсуждать на нескольких уровнях и рассматривать с нескольких точек зрения, но я бы хотел рассмотреть его с точки зрения западного Богообраза. Белый маг – это хороший, великодушный Богообраз, который исчерпал все свои силы и теперь должен обратиться за помощью к своему темному собрату – дьяволу. Замечательно, что дьявол в то же самое время обнаружил свою нужду в светлом собрате и пришел к нему. Это встречное движение происходит одномоментно. Это означает, что если наступает подходящий момент, сознательная и бессознательная доминанты готовы к встрече друг с другом.

Смерть старой доминанты обозначена фактом умирающего короля. Это соотносится с тем, что Богообраз, коллективная доминанта Западной психэ, угасает. При приготовлении к своей смерти он открывает старинную гробницу, другими словами, он открывает бессознательное. Это активирует феминный принцип, который был мертв и захоронен в этой самой гробнице, в бессознательном. Как только гробница была вскрыта, в бессознательное проникло сознание, и поскольку сознание отважилось на такой шаг, произошло возвращение к жизни: могильный дух, представленный черной лошадью, воскрес и стал видимым.

Платон установил базовый символизм образа черной лошади для Западной психэ. В его символическом образе возницы, управляющем белой и черной лошадью, черная лошадь представляет порочные страсти.61 Если человек следует своим порочным страстям, он окажется в пустыне. Это как раз то место, куда ускакала наша лошадь из сна и куда последовал за ней маг – в пустыню, место отчуждения и забвения.62 Но замечательно то, что этот темный опыт также приводит к обретению ключей от рая, открытию связи с утраченной целостностью – Самостью.

Для этого образа Юнг дает глубокую амплификацию из отрывка из Исайи, который говорит о мессианском веке, где примирятся все противоположности: «Тогда волк будет жить вместе с ягненком, и барс будет лежать вместе с козленком.»63 Этот мессианский век, приход Самости, наступит после смерти старого Богообраза, после преследования черной лошади страстей в пустыне, и после открытия гробницы, которая была долго запечатана. Другими словами, это все следствия исследования бессознательного. В этом процессе происходит примирение светлого и темного аспекта божества и двух аспектов фигуры мага.

Можно еще долго говорить об этом сне, но вот что вам даст понимание, почему Юнг многократно обращался к нему и придавал ему большую важность. В обсуждении этого сна в «Archetypes of the Collective Unconscious” Юнг говорит, что иногда бывает трудно понять природу. Зачем природа послала этот сон такому невинному человеку? Но затем Юнг говорит, что он слушал и он понял, что это означает! И поэтому молодой студент-богослов выступает в роли посредника, с помощью которого природа общается с Юнгом. Кто-то вслушивается, и сон не утрачивается.

б) Текст Сениора

Вот второй пример могильного духа. Юнг разделяет это на две части, и тут можно запутаться. Первая часть приведена в параграфе 77, и затем продолжается в параграфе 80. Я не буду читать оригинал, потому что я боюсь запутать вас еще больше. Вместо этого я резюмирую текст.

Вот образ ребенка, готового родиться. (Помните, об этом говорили алхимики, и ребенок – это filius, который должен родиться из алхимической реторты.) К его рождению должен быть построен дом, и этот дом – алхимический сосуд. Текст повествует, что этот дом – на самом деле гробница, населенная то ли ведьмами, то ли змеями, то ли ими обоими, которые питаются кровью принесенных в жертву черных козлов. Ведьмы/змеи – это символические образы могильного духа.

Эти дьявольские существа дерутся друг с другом, совокупляются друг с другом, зачинают и рожают в нечестивом смешении, в этом бардаке. Текст говорит, что они остаются в этом состоянии, в этом могильном доме, сорок дней. Сорокадневный период имеет много символических ассоциаций, и одна их них – это продолжительность опуса. В завершении этого срока мужские особи змей разбрызгивают свою сперму на белый мрамор или «в образ [или дух, который живет в мраморе]». Вóроны собирают их семя и уносят его на вершины гор. Затем вóроны становятся белыми и множатся.

Это описывает процесс, происходящий в алхимической реторте, и об этом легко забыть из-за красочности этого образа. Ребенок, который должен родиться из этого сосуда-гробницы – lapis, сын философов. Но содержимое сосуда черно, порочно, подло: змеи, ведьмы и кровь черных козлов. Это настоящее ведьмино зелье. Но это красочное описание придает и психологическую важность, потому что оно соотносится с определенным аспектом бессознательного материала при первом с ним столкновении – он очень неприятен. И очень важно, чтобы этот отвратительный материал был удержан в течение сорока дней. Если он проникает в окружение, результатом будет все виды зла, порока и параноидальности. Это и есть значение черной лошади: порочные страсти, составляющие могильный дух, гнусное содержимое, живущее на дне психэ, в окрестностях гробницы. Это аспект темной изначальной психэ. Но если оно подвергнуто сорокадневному удержанию (соотносящемуся с сорокадневным искушением Христа в пустыне), оно преображается.

Эта трансформация описывается очень интересным образом семени змея, изливающегося на белый мрамор. Вы помните, что мы встречали тот же образ в манихейском мифе: образ соблазнения архона, в котором Свет, который был до этого проглочен архоном, извлекается из него средствами соблазнения, и он эякулирует им.64 Творческая сила извлекается из темного содержания – из рептильного уровня психэ – и переносится в высшие сферы, к вóронам. Это образ sublimatio.65 Эффект, который оказывает эта сила на птиц, - это превращение их из черных в белые. И тогда имеет место multiplicatio.

Это иллюстрирует тот процесс, который происходит иногда в анализе. Человек может столкнуться с темными зонами достаточно неожиданно и внезапно. Если он с ними уже знаком или подозревает, что они здесь есть, тогда они не застанут человека врасплох. «О, да, я это узнаю! Это относится к тексту Сениора.» Очень полезно быть знакомым с такими образами.

6. Миф о Кадме

Миф о Кадме представляет собой еще один пример духа дерева. Снова у нас есть змей, связанный с деревом. Позвольте мне дать вам краткое описание, немного отличающееся от того, который использовал Юнг, но по сути то же самое.

Кадм был сыном царя Финикии. Его сестра, Европа, была похищена Зевсом и отец Кадма отправил его на ее выручку. В ходе своих поисков он пришел во Фракию. Там его мать, которая сопровождала его, умерла. Кадм обратился к Дельфийскому Оракулу и получил от него указание более не искать свою сестру, но следовать за коровой, которая ему повстречается, и основать город на месте, где она ляжет.

Он так и сделал. Он намеревался принести корову в жертву и послал своих помощников найти источник с водой. Там они столкнулись со змеем, который охранял источник. И змей их убил. Затем Кадм сражается с этим змеем или драконом (в греческом слово «дракон» означает змей – это тот же самый образ). С большим усилием он убил дракона и пригвоздил его к дубу (рисунок 5-4). Как говорит Юнг в параграфе 85: «Это представляет изгнание опасного демона в дуб». Вот отсюда происходит связь с деревом и древесным духом.

По приказанию Афины и после смерти дракона Кадм посеял драконьи зубы в землю. Из этих зубов возникло войско вооруженных бойцов, которые стали убивать друг друга. Из них осталось только пятеро. Эти пять выживших помогли Кадму построить город Фивы, и когда эта задача была выполнена, Кадму была дарована Гармония, дочь Ареса и Афродиты, которая стала его женой.67

Юнг дал очень четкую интерпретацию этого мифа, и я хотел бы вам ее зачитать. Вот параграф 86:

Рисунок 5-4. Кадм пронзает змея

Психологический смысл мифа не вызывает сомнений [не вызывает сомнений у Юнга!]: Кадм утратил свою сестру-аниму, потому что она улетела с высшим божеством в царство сверхчеловеческих и недочеловеческих существ — в бессознательное.

- в сверхчеловеческий, потому что она была похищена Зевсом, но в недочеловеческий, потому что Зевс ее похитил в форме быка и потому, что позднее она была обращена в корову.

Боги приказывают ему [Кадму] не опускаться до кровосмешения и поэтому обещают ему жену. Его сестра-анима, действуя в качестве психопомпа в форме коровы (чтобы соответствовать быку-Зевсу), ведет его к его предназначению -убийству дракона, ибо переход от отношений брат-сестра к экзогамии является непростым делом.

Другими словами, битва с драконом стоит между инцестуозным уровнем организации либидо и экзогамным уровнем.

Но когда он добивается победы, он обретает "Гармонию", которая ведь является сестрой дракона. Стало быть, дракон — это явная "дисгармония", что доказывают выросшие из его зубов вооруженные люди. Они убивают друг друга, словно иллюстрируют изречение псевдо-Демокрита о том, что "природа покоряет природу", которое является не чем иным, как концептуальным определением уробороса. Кадм крепко держится за Гармонию, в то время, как противоположности, в спроецированной форме, убивают друг друга. Этот образ представляет путь, по которому развивается раскол: это его собственное поле битвы.

Это очень важный материал. Если человек захвачен крупным комплексом, который активирует или содержит в себе драконовский компонент, тогда активируется конфликт противоположностей – вооруженные люди, возникшие из зубов дракона.

Невероятно важно в этой точке крепко держаться за состояние гармонии в эго, пока комплекс проходит через процесс саморазрушения. Другими словами, очень важно не идентифицироваться с процессом трансформации, происходящем в комплексе. Идентификация с ним будет похожа на пребывание в гуще этих вооруженных людей, которые уничтожают друг друга: вы погибнете среди них, потому что попали в идентификацию с ними. «Кадм крепко держится за Гармонию, в то время, как противоположности, в спроецированной форме, убивают друг друга. Этот образ представляет путь, по которому развивается раскол: это его собственное поле битвы.»

Вот та же самая идея, что и предыдущая, - удержание этого дьявольского хаотичного беспорядка ведьм/змей в сосуде-гробнице на сорок дней. Удержание – вот что важно. Сознание получает опыт того, что происходит в бессознательном, но не идентифицируется с этим. Это очень трудно сделать, но невероятно важно.

53 – см.выше, стр.51

54 – Книга Судей 14:14, обсуждение в Эдингер, Bible and the Psyche, стр.72

55 – там же, стр.95

56 – см. Alchemical Studies, CW 13, пар. 304 и далее

57 – см.выше, рис. 2-3, стр.39

58 – Катха Упанишада, II, 6, 1, процитировано по Mysterium, пар. 158, сноска 211.

59 – процитировано в «The Philosophical Tree», Alchemical Studies, CW 13, пар. 412

60 – The Archetypes and the Collective Unconscious, CW 9i, пар. 70 и далее

61 – см. Платон, «Федр»

62 – см. Эдингер, Ego and Archetype, глава 2

63 – Исайя 11:6

64 – см.выше, стр 49 и далее

65 – см. Эдингер, Anatomy, глава 5

66 – там же, стр, 227 и далее

67 – Funk and Wagnalls Standart Dictionary, стр. 179

Наши партнеры Баннеры


Рекомендуем:
http://maap.ru/ – МААП – Московская Ассоциация Аналитической Психологии
http://www.olgakondratova.ru/ – Ольга Владимировна Кондратова – Юнгианский аналитик
http://thelema.ru/ – Учебный Колледж Телема-93
http://thelema.su/ – Телема в Калининграде
http://oto.ru/ – ОТО Ложа Убежище Пана
http://invertedtree.ucoz.ru/ – Inverted Tree – Эзотерическое сообщество
http://samopoznanie.ru/ – Самопознание.ру – Путеводитель по тренингам
http://magic-kniga.ru/ – Magic-Kniga – гипермаркет эзотерики
http://katab.asia/ – Katab.asia – Эзотерритория психоккультуры – интернет издание
https://www.mfmt.ru/ – Международный фестиваль мастеров Таро
http://www.radarain.ru/triumfitaro
http://www.agoraconf.ru - Междисциплинарная конференция "Агора"
классические баннеры...
   счётчики