Воскресенье, 09 июля 2017 13:16

Эдвард Эдингер Комментарии к Mysterium Coniunctionis Юнга Глава 25 Параграфы 707 – 737

Эдвард Эдингер

Комментарии к Mysterium Coniunctionis Юнга

Глава 25

Параграфы 707 – 737

 

  1. Соединение (продолжение)

Позвольте мне кратко вам напомнить три стадии coniunctio, которые Юнг описывает в последней главе.

Первая стадия coniunctio включает в себя процесс, вследствие которого изначальное состояние – unio naturalis –разделяется, и создается unio mentalis. Последний, unio mentalis, объединяет в себе душу и дух, и в то же время отделяет их от тела. Это равносильно mortificatio и в то же самое время смерти тела, так как приводит к sublimatio смешанных души и духа. Это также соотносится с символизмом albedo, выбеляющего процесса.

На второй стадии unio mentalis, созданный на первой, снова соединяется с телом. Согласно рецепту Дорна, это достигается путем смешения caelum с другими ингредиентами, из которых, вероятно, самый важный – кровь. На этой стадии возникает привнесение целостности, которая на первой стадии что-то вроде абстрактного осознавания, в телесное воплощение, когда человек проживает таким образом свою ежедневную жизнь. И эта фаза соотносится с алхимическим rubedo, называемым также краснение.

 Третья стадия включает в себя союз ранее соединенных субстанций с миром – по крайней мере, в упрощенной версии. Более строго говоря, третья фаза – создание или осознавание unus mundus – это трансцендентное, символическое состояние, которое не поддается понятному и адекватному описанию. Оно соотносится с наивысшим опытом объединения, в котором субъект и объект, внутреннее и внешнее выходят за пределы в опыте единой реальности, находящейся вне нашего понимания.

В сегодняшнем материале Юнг продолжает обсуждение этих трех стадий и начинает с цитаты текста о Ртути Альберта Магнуса, касающийся трансформации ртути от первоначального к ее высшему, совершенному состоянию. Я сначала прочту этот текст, а потом дам свои комментарии о Меркурии (чтосимволизирует ртуть), потому что этот основной алхимический символ глубоко в Mysterium не обсуждается. Юнг уже подробно разработал этот вопрос в своем эссе «Дух Меркурий»268, сопутствующемMysteriumтексте.

Символизм духа Меркурия настолько важен во всех наших встречах с автономной психэ, как для нас, так и для наших пациентов, что он должен занимать наивысшее положение в нашем сознании. Держа это в уме, давайте послушаем текст о Ртути, процитированный в 712 параграфе. Юнг приводит эту цитату как параллель к тексту Дорна о caelum  из нашей прошлой лекции. Идея состоит в том, что извлечение Меркурия из prima materia символически эквивалентно извлечению синего caelum из виноградных косточек. Они соотносятся с одним и тем же психологическим фактом.

Ртуть холодна и влажна, и Бог поместил ее во все сотворенные им минералы, а сама она воздушна и улетучивается при нагревании. Но поскольку она выдерживает огонь в течение некоторого времени, она выполнит великую и чудесную работу, и она одна является живым духом, и во всем мире нет ничего похожего на нее, что могло бы делать вещи, которые может делать она... Это вечная вода, вода жизни, молоко девы, источник, alumen, и [тот, кто] пьет ее, не умрет. Когда она жива, она выполняет определенную работу, а когда она мертва, она выполняет другую и величайшую работу. Это змей, который находит в себе наслаждение, оплодотворяет себя и рожает в один день, и убивает все металлы своим ядом. Она бежит от огня, но мудрецы с помощью своего искусства заставили ее выдерживать огонь, питая ее ее же собственной землей, пока она не стала огнеупорной, и затем она совершает работу и преображение. Она сама преображается, и она преображает... Она находится во всех минералах и способна на "symbolum" [соединение] с ними всеми. Но она возникает посередине между земным и водным, или посередине между… тонким живым маслом и очень тонким духом. От водной части земли она получила свой вес и движение сверху вниз, свою яркость, подвижность и серебряный оттенок... Но ртуть явно содержит и твердую субстанцию, подобную Монокалу, который, в силу своего безмерного веса, превосходит по тяжести даже золото. Когда она находится в своей природе, она обладает самой крепкой структурой… и объединяет природу, поскольку сама является не разделенной [или: неделимой]. Ее никак нельзя разделить на части, потому что она либо убегает от огня, как цельная субстанция, либо, как цельная субстанция, выдерживает огонь. Поэтому в ней обязательно можно увидеть причину совершенства.

Это описание автономной психэ,которая проявляется таким чудесным образом из темноты бессознательного. Я хотел бы привлечь ваше внимание к двум ее атрибутам, упомянутым в тексте.

Первое — в тексте сказано о «безмерном весе». Принимая во внимание, что мы имеем дело с феноменологией Самости - источником автономного духа психэ - это упоминание безмерного веса относится к аспекту Самости.

Это напоминает мне об одной из недавних концепций из астрономии, которая может помочь нам лучше понять этот психический феномен. Я говорю о концепции чёрной дыры.

Карликовая звезда на последней стадии развития резко сжимается и обрушивается на себя, так сказать, с огромной энергией, создавая таким образом черную дыру. Интересно, что эта идея появляется в наше время, потому что она, я думаю, соотносится и с психологией. Я не сомневаюсь, что когда-нибудь все наши космологические воззрения будут восприниматься как мифы, как это происходит сейчас с воззрениями Птолемея. То, что мы полагаем наукой сейчас, в будущем, с большой долей вероятности, будет рассматриваться как миф, другими словами, психологическая проекция. 

В любом случае, давайте вернемся к описанию черной дыры. Я взял его из Micropedia of the Encyclopedia Brittanica:

Черная дыра в космосе – это предполагаемый объект, чья масса настолько интенсивно сконцентрирована, что обычные космические свойства в ее окрестности радикально изменяются, и даже свет не может преодолеть гравитационное притяжение на определенном расстоянии от ее центра…

Черная дыра – одна из трех предполагаемых стадий эволюции звезд… Большинство свойств черной дыры не могут быть подвергнуты наблюдению. Пространство и время вокруг объекта настолько сильно искривлены, что свет не покидает дыры, материя не может быть оттуда извлечена, и все части попавшей туда материи уничтожаются. Неподвижный внешний наблюдатель не сможет увидеть феномены, возникающие внутри радиуса, на котором скорость покидания близка к скорости света. Этот радиус называется горизонтом событий или радиусом Шварцшильда. Горизонт событий – это определенное расстояние от черной дыры, внутри которого не происходит ничего или не может быть наблюдаемо.

Идея в том, что все они падают в дыру:

Как только центр достигнут, искривление пространственно-временного водоворота продолжает возрастать, становясь бесконечным в центральной сингулярности. В таких экстремальных условиях внешний наблюдатель не сможет связать осязаемое время с внутренними событиями, и, следовательно, с наблюдателем внутри радиуса Шварцшильда невозможна никакая связь. Вся материя обрушивается в черную дыру и вскоре сжимается до бесконечной плотности, фактически теряя в процессе все свойства своей отдельной идентичности.269

Я рассматриваю это как описание определенного аспекта феноменологии Самости. Когда этот аспект активирован, а это сжимающий внутрь аспект, а не взрывающий в разные стороны, тогда все либидо падает внутрь и ни одна его часть не может избегнуть действующей силы гравитации. Примером  такого феномена может служить кататоническая шизофрения. Я не знаю, наблюдает ли сейчас кто-нибудь кататоническую шизофрению в ее первозданной форме, потому что люди сейчас быстро получают медицинские препараты для коррекции этого состояния. Но это поразительный феномен, при котором человек, во всяком случае при взгляде со стороны, не имеет связи с окружающим. Другими словами, его «горизонт событий» такого размера, что ничего не может его покинуть.

У определенных пациентов есть меньшая версия того же самого феномена черной дыры. Термин, который использовала для подобного явления Элеанор Бертайн (Eleanor Bertine), одна из первых юнгианских аналитиков в Нью-Йорке: она называла людей с такой психологией «сосунки пустоты». Меньшей версией черной дыры. Такие люди приходили раньше и приходят к нам сейчас. Одним из способов узнать такую психологию становится ваше чувство истощения после пребывания в их горизонте событий. Если вы находились в этом пространстве, часть вас была всосана этим пустым ртом. Я думаю, что это феномен негативно констеллировавшейся Самости, которая в тексте Дорна обладает безмерным весом. Другими словами, гравитационным притяжением, психической гравитацией, притягивающей все в себя.

Вопрос: А что по поводу аутизма?

Это ранняя версия кататонической шизофрении, то же состояние.

Другим атрибутом, к которому я хочу привлечь ваше внимание, является неделимость. Все знание о неделимом атоме, о чем-то, что не может быть поделено на более мелкие части, я думаю, - это проекция Самости. Неделимость находится в самом корне анализа. Одна из самых основных операций в анализе - это отсекание, процесс все большего разделения: это отделить от этого. И мы продолжаем отсекать до тех пор, пока мы не доходим до того, что разделено больше быть не может, это неделимо. Это - ядро личностной идентичности, и его разделить нельзя.270

Чтобы проиллюстрировать этот феномен, я расскажу вам один восточно-индийский анекдот: ученик приходит к своему гуру и в большом волнении говорит ему: «Учитель, у меня был опыт просветления.» Гуру говорит: «Правда? Расскажи мне об этом.» И ученик очень подробно ему рассказывает. Гуру говорит: «Ну, это только маленькое просветление.» Ученик отвечает: «Нет, учитель, я чувствую, что это было большое просветление!». А гуру говорит: «Да? Ну, тогда большое.»

Это в точности повторяет действия аналитика, по крайней мере, мои действия. Я продолжаю отсекать, пока я не приближусь к чему-то, что невозможно разделить, и я признаю факт его существования. Но необходимо обладать живым опытом, невозможно знать наверняка делится ли оно дальше, пока вы попробуете его на зуб. Если вы мягкосердечно и преждевременно отложите свой нож, вы не достигнете настоящего ядра, перед вами будет делимое, а вы будете думать, что неделимое, и пациент не получит важнейшего опыта. Но когда вы достигаете этого неделимого, вы знаете это, потому что ядро проявляется через свою индивидуальность. 

Так как мы с вами говорим об этом тексте и духе Меркурии, я хочу призвать вас прочитать или перечитать эссе Юнга «Дух Меркурий». Оно особенно прекрасно и особенно значимо. Через символизм духа Меркурия мы имеем дело с автономной психэ во всех ее проявлениях. Чем более мы осознанны по отношению к ней, тем более мы замечаем ее действия внутри нас и вокруг. Чтобы подстегнуть ваш аппетит, приведу вам описание природы Меркурия из эссе Юнга:

 

(1)       Он состоит из всех мыслимых противоположностей. Таким образом, он есть ярко выраженная двойственность - но постоянно именуется единством, пусть даже его многочисленные внутренние противоположности в любой миг готовы распасться на столь же многочисленные разрозненные и по видимости совершенно самостоятельные фигуры.

(2)       Он и материален, и духовен.

  • Он - процесс превращения низшего, материального в высшее, духовное, и наоборот.
  • Он - черт, спаситель и психопомп, неуловимый трикстер, наконец - отражение Бога в матери-природе.
  • Он также - зеркальное отражение мистического переживания алхимика, которое совпадает с opus alchymicum.
  • В качестве такого переживания он представляет, с одной стороны, самость, с другой - индивидуационный процесс, а также, в силу неограниченности своих определений,- коллективное бессознательное.271

 

Заключительный параграф того же эссе дает нам возможность почувствовать, как Юнг воспринимал способ проявления духа Меркурия в мире:

Меркурий, бог двусмысленный, приходит на помощь в виде lumen naturae, как Servator и Salvator [Раб и Избавитель], лишь тем, чей разум устремлен к высочайшему свету, когда-либо воспринятому человечеством, и кто не доверяет, забыв об этом свете, исключительно своему cognitio vespertina[вечернему знанию, т.е. свету рациональности].272 Ведь если забыть о нем, тогда lumen naturae превращается в ignis fatuus [огонь глупцов], а психопомп - в дьявольского искусителя. Люцифер, который мог бы нести свет, становится духом лжи, чей голос в наше время, поддержанный прессой и радио, справляет неслыханные оргии пропаганды, увлекая к погибели бесчисленные миллионы людей.

Дорн в тексте также использует и другой термин – “Monocalus” (или “monocolus”, который, как отмечает Юнг, «возможно, является правильным прочтением»). В параграфе 720 Юнг говорит, что этот термин уникален – больше он нигде не появляется. Другими словами, это “hapax legomenon”, то есть слово, встречающееся лишь однажды. Я специально останавливаюсь на этом, потому что я думаю, что это часть феноменологии Самости. Hapax legomenon – это слово или выражение, появляющееся лишь один раз, оно уникально.

Одна из черт слова «уникальный» - то, что к нему нельзя прибавить описательных прилагательных, если быть грамматически точным. Неправильно будет сказать более уникальный или наиболее уникальный, или немного уникальный. Это соотносится с природой Самости. Она не может быть охарактеризована, конкретно описана или сравнена. Уникальные вещи – это единственные образцы всего вида, нет больше других представителей этого вида, чтобы с ними сравнивать. Это соотносится к психологическим фактом, по крайней мере, потенциально, - индивидуальная психэ, если она следует путем развития, становится уникальной. Во всем времени и пространстве есть только один такой ты. Конечно, это только потенциальное состояние, потому что пока человек живет полностью погруженным в коллективное состояние, его уникальность не реализуется. Пока это состояние не будет достигнуто, это только потенциальность.

На стадии unio mentalis можно соприкоснуться с идеей уникальности, но только теоретически. Но затем, чтобы жить в состоянии уникальности, привносить уникальность в реальность из плоти и крови, вам нужно достичь второй стадии coniunctio.

Чтобы амплифицировать термин “monocolus”, Юнг в параграфе 720 начинает говорить об одноногих изображениях, приведенных в середине Мysterium.273 Давайте взглянем на них. Это часть серии из пяти изображений, из которых приведены только четыре. Третье, кратко описанное Юнгом, осталось за кадром.

Первое изображение (рис. 25-1) озаглавлено «Двое одноногих», а текстовый материал указывает на то, что они соотносятся с двумя серами – желтой и белой. Король слева в желтом одеянии, а король справа – в белом. Я думаю, их можно рассматривать, как сиамских близнецов, - они соединены, не разделены. Также заметьте, что король слева в светской короне, а король справа – в церковной.

На втором изображении (рис. 25-2), «Открытии тайного», эти две короны объединяются: каждый из них теперь носит комбинированную корону – церковно-светскую. Также фигуры королей затемнены и смешаны: один из них в черном одеянии, другой – в голубом. Это указывает, как пишет Юнг в параграфе 721, на то, что скоро наступит nigredo.

На третьем изображении, том, которое не было показано, две фигуры разделены, и у каждой из них по две ноги. Юнг говорит в параграфе 722, что это относится к завершению nigredo и полному разделению двух сер, которые соотносятся с unio mentalis.

 

Рис. 25-1.

Два одноногих


Рис. 25-2.

«Открытие тайного»