Вторник, 07 ноября 2017 14:59

Мария Луиза Фон Франц Сны и видения Святого Никлауса из Флюэ Лекция 9

Мария Луиза Фон Франц

Сны и видения Святого Никлауса из Флюэ

Лекция 9

Институт Юнга

10 Июля, 1957.

В прошлый раз мы остановились посреди видения, в котором Святой Никлаус видит сначала Бога Отца в белом облачении, потом Божественную Мать, также в белых одеждах, оба благодарны ему за то, что он сделал для их Сына. Затем внезапно Святой Никлаус замечает, что он сидит рядом с Христом, который тоже благодарит его за то, что он сделал, и он обнаруживает, что одет в точно такую ​​же одежду, что и сам Христос, а именно белый стихарь, забрызганный красным, возможно, кровью. Существует, кроме того, еще одна невидимая фигура, Святой Дух, посредник, поскольку он просит вначале Бога Отца поблагодарить Никлауса, а затем представляет его Божественной Матери, тем самым осуществляя связь между этими четырьмя фигурами. Итак, у нас есть небесный кватернион: Отец, Мать и Сын, а четвертый - святой Никлаус, который интегрирован в божественную четверицу. Четвертым элементом человек входит в кватернион, а функция Святого Духа - как quinta essentia, духа единства - делать четырех одним.

Это роль Святого Духа, Параклета, согласно традиции, и люди, исполненные Святого Духа, по Библии, будут делать еще больше, чем Христос, так что можно сказать, что Святой Дух является инструментом, с которым человек еще больше ассимилирует образ Христа, и способен просветить других людей так, чтобы они стали фигурами, параллельными Христу. Это было бы даже ортодоксальным христианским учением. Через его страдания от внутренних противоположностей, и благодаря его огромным усилиям по отношению к подлинным личным религиозным переживаниям, мы можем сказать, что Святой Никлаус подвергся распятию. Процесс индивидуации стал настолько реальным для него, что он был разорван противоположностями и поэтому был облачен в красный и белый цвета, как Христос, цвета алхимических противоположностей. Последними этапами философского камня являются альбедо, белизна, затем рубедо, покраснение, а небесный брак представлен как слияние красного и белого, и этот же символизм выражен в красных и белых одеждах Христа и Св. Никлауса.

Через страдание и процесс индивидуации Никлаус становится братом-близнецом Христа, выполняя, таким образом, роль философского камня, который был задуманная алхимиками как аналогия с братом-близнецом Христа. В главе О психологии и алхимии (немецкая версия с. 480-483, ред. 1944, английский перевод с. 339-341), о связи между символом философского камня и символикой Христа, Юнг говорит: «алхимики никогда не думали отождествлять себя с Христом, напротив, желанная субстанция, ляпис – вот что алхимия сравнивает с Христом. На самом деле это вопрос не идентификации, а герменевтический sicut «такой как» или «подобный», что характеризует аналогию. Однако для средневекового человека аналогия была не столько логической фигурой, сколько тайной идентичностью... Не зная об этом, алхимик, продвигая идею imitatio Christi, делает следующий шаг и достигает заключения, упомянутого нами ранее, что полная ассимиляция Спасителя позволила бы ему, ассимилированному, продолжить работу по искуплению в глубинах своей собственной психики, но этот вывод бессознателен...» (А именно, усиливая подражание Христу, насколько это возможно, чтобы достичь определенного состояния аналогии с ним, тогда у него также будет дар искупления других.) «...Сам творец не соответствует Христу, скорее он видит отсылку к Спасителю в своем чудесном камне». (Как видите, он не думает, я брат Христа, потому что я продвигаю его искупление дальше, но вот этот камень - нечто подобное.) «С этой точки зрения, алхимия кажется продолжением христианской мистики в подземной темноте бессознательного - действительно, некоторые мистики, уплотняли материализацию фигуры Христа даже до появления стигматов». (Можно сказать, что христианский мистицизм не зашел так далеко, как мог, алхимики пошли дальше по этому пути. Христианский мистицизм с его феноменом стигматизации дал больше внешней идентификации с Христом.) «Если бы алхимик сумел сформировать какую-либо конкретную идею своего бессознательного содержания, он был бы обязан признать, что он занял место Христа, или, точнее, что он, считающийся не Эго, но Самостью, взял на себя заботу спасти не человека, а Бога. Тогда он должен был бы признать не только себя аналогичным Христу, но и Христа аналогичным символом Самости. Этот грандиозный вывод не смог бы возникнуть в средневековом уме».

Первая часть этого ясна, а именно: если человек живет подражанием Христу до предела или даже еще дальше, то он отождествляется с Христом, он является аналогией, но не как Эго, только как весь он, во всей своей тотальности, поскольку, подобно аналогии Христа, он может выполнять дела Христа. Работа Христа - спасти человека, но следующий шаг - спасти Бога. В этом также разница между фигурой Христа и камнем философов. В христианском спасении Христос приходит спасти человека, что происходит с живыми существами, деревьями и животными, и камнями, остается неопределенным.

Алхимик говорил, что его мистическая цель состояла не в том, чтобы найти спасение для себя, он был заинтересован в том, чтобы спасти то, что он считал божественной сутью в материи, поэтому он попытался спасти Бога, так сказать, искупить божественную сущность в материи и божественную искру в творениях. Если проводить аналогию с нашей современной попыткой примириться с бессознательным, никто не интересуется бессознательным в надежде почувствовать себя лучше или получить более легкую жизнь – это эгоистическая идея, - мы идем на анализ с идеей получения избавления от определенных симптомов. Но через какое-то время, если этот этап будет преодолен, наступит поворотный момент в процессе индивидуации, когда человек начинает интересоваться этим для себя, никто больше не спрашивает, как мне получить сон, который может помочь мне почувствовать себя лучше, он спрашивает – в чем тайный, скрытый смысл бессознательного, и чего оно хочет от меня? И тогда вы становитесь слугой власти бессознательного, которое, если субъективно рассматривать, является сверхличным, а процесс индивидуации становится служением, работой по служению чему-то большему внутри, и теперь не спрашивает, принесет ли это мне страдание или счастье, но - как я могу помочь в реализации того, что глубже меня?

Задача - это больше не искупление Эго, или человека, как некая социологическая помощь, все это не отрицается, но, вместе с тем, это следующий шаг вперед. В конечном счете, единственная действительно интересующая вещь - служить процессу индивидуации. Этого предвосхитили некоторые мистики, которые от добрых поступков продвигались к состоянию абсолютных слуг божественного центра, независимо от их собственной ситуации или того, что это подразумевало страдания. Та же идея была бессознательно реализована в алхимии, поскольку алхимики находились в поисках той же линии, но с ними она не дошла до сознания, так что они только выразили ее символически. Им, вероятно, мешали некоторые христианские предрассудки, они не понимали, что сами пытались продвинуть христианскую мистику дальше, за ее прежние пределы.

В последнем видении Святого Никлауса выражается та же идея, а именно, что, по-настоящему, без компромиссов, проживая бремя собственного внутреннего процесса индивидуации, и взяв на себя все это, не осознавая того, он стал аналогией образа Христа и спасителем Бога. Это никогда не подчеркивалось теологами, это было пропущено. Но если вы читали «Ответ Иову», вы можете вспомнить, Юнг пытается указать на то, что решение Бога стать человеком и претерпеть муки распятия в конечном итоге связано с тем, что Бог Сам страдает от Своей собственной темноты.

Официальная версия заключается в том, что Бог должен был стать человеком, чтобы спасти нас, так что грехи были нашими, а Бог - великодушная фигура, которая стала человеком, чтобы спасти нас от наших грехов. Но если мы поймем, что человек не может нести груз божественной тени, и поэтому большая часть греховности человека не является его действиями, а навязана ему тенью Бога, вы можете сказать, что, если Бог решает стать человеком и быть распятым, Он принимает противоположности внутри себя и принимает страдания Его тени, спасая Себя. И это расплата за Его собственные противоположности, больше, чем за грехи человека. Становление Христом - это божественное развитие, благодаря которому Святой Никлаус пытается спасти себя от раскола. Каждый человек, который берет на себя эту же проблему противоположностей, хотя и в небольшом масштабе, становится как бы осознанием процесса, который действительно происходит в образе Самого Бога.

То, что у Никлауса было такое видение, показывает, что он этого не осознавал. Если мы спросим себя, в каком умонастроении у человека может быть такое видение, я могла бы предположить, хотя я не смогу это доказать. Поскольку мы знаем, что он был в депрессии в то время, я бы сказала, что настроение будет состоять в том, что он слишком лично воспринимал свои страдания, что он пытался поступить правильно, и не понимал, почему он это делает, и что он потерялся в ограниченных соображениях этого мира и не совсем понимал, что происходит на темном фоне его собственной души. В то время он не понимал своей задачи и того, что было скрыто от него, того, что происходило, что он стал подобен Христу. Он был вовлечен в процесс становления аналогией Христа. Такой человек должен быть кем-то, кто глубоко впечатлен своей собственной тенью, и кто, будучи подавленным этим мучительным осознанием, не понимает страдания от тени в более широкой связи. Будучи обеспокоенным тем, что казалось сознательным конфликтом, то есть, оставлением семьи и вопросом, как он мог наилучшим образом служить Богу, он не понимал, что означает более глубокий корень его страданий, беспокойства и несчастья, и поэтому бессознательное дало ему это видение, чтобы показать ему, что, пережив этот конфликт, он стал ассимилирован Христом.

Таким образом, каждый раз, когда кто-то проходит этот процесс индивидуации, это означает, что Бог частично становится человеком в нем, каждый процесс индивидуации - это процесс воплощения Божественности, как вы принимаете его в спроецированной зеркальной форме. В своей книге «Ответ Иову» Юнг говорит, что видение святого Иоанна в Апокалипсисе предвосхитило вторую часть конфликта Эона Рыб, которая началась около 1000 года н.э. и продолжалась до нашего времени. Он говорит, что в фигуре Христа только светлая сторона Бога стала человеком, Христом, рожденным  без греха. Было обращено особое внимание на то, что Он стал человеком, не затрагивая Своей темноты, и только световая сторона Бога воплотилась, это могло быть с целью создания прочной основы для дальнейшего воплощения. В видении Св. Иоанна идея состоит в том, что Бог снова воплотится, и на этот раз с его темной стороной, а также с его светлой стороной, а именно в ребенке женщины, которая бежала в пустыню. В видении Святого Никлауса вы видите, что он избран, чтобы стать одним из сосудов дальнейшего воплощения Бога. Тот факт, что это видение Девы Марии представлено на более высоком уровне, чем догма того времени, как богини матери рядом с Богом, а Святой Никлаус представлен как брат-близнец Христа, тесно связан с этим.

Дева Мария как человек всегда была представлена ​​христианскими богословами еще двумя другими фигурами в Библии. В Книге Премудрости Соломона есть женская фигура Премудрости Божией, которая всегда была с ним, божественное существо, которое было с Богом до сотворения. Теологи искусно идентифицировали эту фигуру с Христом и тем самым пропустили тот факт, что она является женской фигурой, и поэтому они исключили существенную особенность. Другие богословы отождествили фигуру Софии с Девой Марией. После смерти и Успения Девы Марии в Библии есть еще одна фигура, в Апокалипсисе упоминается женщина с короной звезд, которая рождает нового спасителя. Это, утверждают богословы, снова Премудрость Бога или снова Дева Мария, потому что они не знали, что еще сказать. Если вы примете интерпретацию Юнга в «Ответе Иову», вы можете сказать, что эта бедная постмарианская фигура Софии будет фигурой анимы, которая несет в себе процесс дальнейшего воплощения Бога в человеке, процесс индивидуации для каждого мужчины.

Интересно, что святой Никлаус, который претерпел этот процесс, был настолько поражен этой проблемой и много размышлял о фигуре Премудрости Божьей, с которой связано его дальнейшее видение. Он утверждал, что Дева Мария должна быть признана божественной и сверхличной фигурой, и он идентифицировал ее с олицетворением Премудрости Божьей.

Он также верил в Непорочное Зачатие, которое не было частью догмы его времени, а было принято позже. Но святой Никлаус, ожидая дальнейшего развития проблемы, верил в него, показывая, что его забота о фигуре Девы Марии была связана с тенденцией большего привнесения женского и психического элемента в фигуры божественности, включая больше человечности. Дева Мария, обычный человек, теперь вознеслась на небо, на этот раз как воплощение божественности; женщина, низшая фигура, была принята в небесном мире, что свидетельствует о компенсирующей бессознательной тенденции времени попытаться изменить одностороннее духовное осознание патриархальной религиозной системы, которая не допускает достаточно реальности для мира Эроса и обычного человека, проходящего процесс индивидуации. Тот факт, что Дева Мария появилась перед Никлаусом в яблоне, показывает еще один элемент, а именно: более широкое включение жизни Природы. Это другой недостаток в христианской религии, а именно – недостаток принятия Природы в ее красоте и природных особенностях. Официальный христианский символ - мертвый человек, висящий на мертвом дереве, а у Святого Никлауса есть живая женщина в цветущем дереве - таким образом, выражается целостность отличия бессознательной идеи. Символ Бога как мертвого человека, висящего на мертвом дереве, выражает мысль о том, что тотальность, изображаемая в распятии, может быть реализована только после смерти через полное унижение человека. Живая женщина будет изображать процесс индивидуации в этой жизни и в полном соответствии с Природой, как процесс живого роста и расцвета дерева.

Все предыдущие видения Святого Никлауса произошли до его отшельничества в Ранфте. Впоследствии он стал очень молчалив в отношении своей внутренней жизни. По словам его посетителей, он иногда был веселым и счастливым, а в другое время грустным и интровертированным; с ним, должно быть, случалось многое, о чем он никогда не упоминал по своей крестьянской сдержанности. Кроме того, в своем уединении он стал знаменитым человеком, окруженным многими людьми. Неизвестный человек может позволить себе больше рассказать о своей жизни, но после ухода святой Никлаус был настолько окружен общественным вниманием, что ему нужно было быть более осторожным, особенно, когда его проверяли зловредные богословы, которые изо всех сил старались его подловить.

Единственное видение во времена отшельничества, о котором мы знаем, было в период между 1474 и 1478 годами, что было бы за 13 или 14 лет до его смерти в 1487 году, когда ему исполнилось 70 лет. Поэтому ему, должно быть, был около 56 или 57 лет, когда у него было видение. Генрих Вольфлин сообщает, что у Святого Никлауса было видение, после которого все, кто его видел, чувствовали ужас, когда смотрели на него. У него был такой шок, что люди отворачивались от него в страхе после этого. Когда его спросили, почему так было, он сказал, что увидел пронизывающий свет, который представлял собою человеческое лицо, и что, увидев его, он испугался, что его сердце разобьется на мелкие осколки. И он был настолько ошеломлен, что отвернул свое лицо и бросился на землю, и из-за того, что он видел, его лицо стало ужасающим для других люди.

Другой биограф, немного менее надежный, французский гуманист Карл Бовилл, который также посетил Св. Никлауса и имел беседы с ним, описывает то же видение и говорит, что оно произошло в ясную звездную ночь, перед Святым Никлаусом появилось лицо, имеющее ужасное выражение, разгневанное и угрожающее. Кажется, у него было видение в течении ночи, и в двух отчетах он согласился с тем, что увидел лицо Бога, которое напугало его так сильно, что он почти потерял рассудок. Психологически символ его сердца, разбившегося о кусочки, должен означать шизофрению, то есть он не может выдержать этот опыт. Расчленение – взрыв, разрывание на небольшие фрагменты - это картина вспышки безумия. Но святой Никлаус бросился на землю, и снова у вас есть доказательства его основного, инстинктивного здравомыслия, что составляет разницу между шизофреником и нормальным человеком. Вместо того, чтобы сходить с ума, он знал, как цепляться за реальность, земля является основной физической реальностью человеческой жизни, и он цеплялся за нее, чтобы не вырваться из себя, пытаясь противостоять чему-то, выше человеческого понимания. Он показал предельную простоту и смиренное отношение, которое отсутствует у шизофреника, говорящего о том, что он сам Христос или Бог. Святой Никлаус не отождествлял себя с тем, что видел, но удерживал реальность, в которой он принадлежал, и, таким образом, смог перенести этот опыт. Эта картина сравнима с картиной отмщения Христа, как описано в Откровении 1, 13, где Он является мстителем с мечом, исходящим из Его уст.

Юнг также отметил, что это предельное и последнее видение связано с видениями, которые он имел прежде. Сначала он увидел звезду и свет на небесах, а затем был затронут светом, когда тот ударил его в живот, после чего он перестал есть, а теперь снова он видит свет, но на этот раз в форме человеческого лица. Свет становился все ближе и ближе. Вначале он только видит его вдалеке, на этот раз он видит своими собственными глазами его внутреннее содержание, свет обрел личное бытие.

Принимая это психологически, вы могли бы сказать, что это был процесс медленного приближения сознания к содержанию, и когда человек видит человеческое лицо, это означает, что теперь содержание достигло той стадии, на которой человек может иметь человеческую реакцию на него. Оно продвинулось на шаг и достигло уровня, где его можно понять или усвоить. Только когда оно достигает человеческой формы, вы можете его осознать. Св. Никлаус не говорит много об этом видении. Некоторые из тех, кому не нравится видение, критиковали этот факт, но каждый, кто имел такой внутренний опыт, знает, что чем он глубже, тем меньше о нем говорят.

Я хочу сначала продолжить описание Бовилла. Он говорит, что Святой Никлаус видел лицо, а на голове была тройная тиара или папская корона, посреди которой была сфера мира, а на сфере - крест. У лица была длинная трехкратная борода. Шесть лезвий меча без ручек, казалось, выходили из лица в разные стороны. Одно шло ото лба вверх и пронзало сферу и крест, широкой частью во лбу и острием вверху. Другие два исходили из глаз, имея свои острия в глазах и большую часть снаружи, два исходили из носа, с широкой частью в ноздрях, а у шестого была широкая часть вверху и острие во рту. Бовилл был затронут идеями пред-Реформации и ввел в свое описание отрицательную фигуру Папы. Мартин Лютер говорит, что это показывает злокачественность папской системы, и все видение показывает загнивание Католической Церкви и Папы. Итак, вы видите, что святому Никлаусу лучше было ничего не говорить, потому что это так сильно искажалось другими, что он должен был все больше и больше молчать об этом.

Интересен тот факт, что после этого видения Никлаус сделал его изображение в ските, так что вы видите его важность. Согласно рассказам, картинка не такая, как Бовилл описывает видение, но больше похожа на ту, что мы видели в церкви в Заксельне. Фактическая картина показывает лицо с бородой, с колесом, нарисованным вокруг него, с шестью острыми лучами внутри колеса, три выхода и три входа. В своих собственных комментариях о колесе Никлаус никогда не упоминает мечи, а говорит о спицах колеса, поэтому, вероятно, Бовилл увидел картину в темноте скита и подумал, что спицы представляют мечи, но сам святой никогда так не говорил, но дал длинное объяснение спицам колеса. Копия изображения, сделанного в его келье, находится в церкви в Саксенне, но лицо было нарисовано кем-то, кто не мог выдержать первоначального грозного лица, и превратил его в приятное лицо Бога. Можно заметить, что под ним есть другой образ, но церковь не хочет видеть угрожающее лицо.

Немец по имени Ульрих, бывший своего рода мистиком и странствующим паломником, каким хотел быть Никлаус, но о прошлом которого мы ничего не знаем, составил отчет, который был напечатан в Аугсбурге в нескольких версиях. Он говорит, что у него была беседа с Никлаусом, когда тот спросил его, видел ли он его волю и его книгу мудрости, и принес ему (Ульриху) рисунок, только со спицами, изображенными на нем, и дал паломнику следующее объяснение: я бы хотел дать тебе увидеть мою книгу, по которой я учусь, и чье учение я пытаюсь понять. Он показал рисунок колеса с шестью спицами, как изображено, и он сказал: «Видишь ли ты эту фигуру, Божественное Существо, которая находится в центре, которая является неделимым Божеством, в которой святые находят свою внутреннюю радость и удовольствие. Три точки, которые указывают на внутренний круг, это три человека, и они исходят от одного Божества и охватывают небеса и весь мир, который находится в их власти, и поскольку они исходят от божественной силы, они едины и неделимы в вечной власти. Как ты видишь, в колесе у внутренней поворотной точки внутреннего круга, есть большая ширина, которая заканчивается в маленькой точке. Как смысл  и форма спицы, так и весь могущественный Бог, который покрывает и окружает все Небеса, в форме маленького ребенка вошел и вышел из высшей Девы без нарушения ее девственности.

 

(Вы можете сказать, что Бог велик внутри, и когда он становится человеком во внешнем мире, он является беспомощным маленьким ребенком, рожденным от Девы, поэтому он сужает Себя, когда Он выходит.) Он также дал нам то же тонкое тело, как пищу вместе с Его неотделимой Божественностью.

Как ты видишь по этой спице, которая так широка во внутреннем центральном круге и мала на внешнем круге, так и все величие могущественного Бога в малой субстанции гостии.

Теперь посмотрим на еще одну спицу в колесе, которая также широка на внутреннем круге и мала на внешнем, то есть в значении жизни человека. За это короткое время мы можем, благодаря любви Бога, обрести невыразимую радость, которая не имеет конца. В этом смысл моего колеса.

Нельзя быть уверенными в том, принадлежат ли дальнейшие тексты святому Никлаусу или паломнику, поэтому я их опускаю.

Вы видите, похоже, произошло то, что вначале у святого Никлауса было ужасное видение, а затем он нарисовал его и покрыл его мандалой. Идея колеса и спиц, вероятно, происходит из мистических текстов. По всей вероятности, Святой Никлаус видел такие рисунки и договоры немецких мистиков, где Бог представлен как круг. Например, Сеузе представлял Его как неделимый круг. Идея мандалы широко распространена в немецкой мистике того времени, и святой Никлаус, вероятно, знал об этом и как-то почувствовал желание интегрировать это страшное лицо в такой рисунок мандалы. Юнг говорит о нем, что благодаря своему одиночеству и обращению к внутренним явлениям, Святой Никлаус так глубоко погрузился в себя, что у него был ужасный и прекрасный подлинный внутренний опыт. В этой ситуации догматическая идея божества в мандале была очень полезна, потому что она позволила ему усвоить видение Бога и спасла его от дезинтеграции.

Идея Юнга заключается в том, что он использовал традиционный образ круга и его догматическую интерпретацию, и с помощью этого рисунка мандалы, который послужил орудием порядка, он защитился от психологической диссоциации или от шизофренической вспышки. Мандала выполняет функцию объединения человека, сохраняя целостность человека от срыва, и является инструментом ассимиляции такого огромного опыта. Идея божества, являющегося кругом, является общей мистической идеей, но идея колеса оригинальна. Это мандала и имеет функцию наведения порядка во внутреннем хаосе. Она служит тому, как говорит Юнг, чтобы сделать этот опыт возможным для понимания.

Камень, брошенный  в тихую воду, создает круги волн, и таким же образом такое внезапное и сильное видение имеет продолжительный эффект.

Это похоже на шок, который нужно постепенно ассимилировать, проживая его снова и снова, и поэтому для интеграции нужно будет огромное духовное усилие. Шокирующий опыт нуждался в ассимиляции человеческим пониманием. Видение - это догадка, «Einfall», это то, что «падает» в ваш разум или происходит с вами. Такое видение, Юнг говорит, является мощным «Einfall» в первоначальном значении этого слова, и поэтому всегда нужно делать круги вокруг него, как круги от камня, который упал в воду. Поскольку учение того времени состояло в том, что Бог являлся наивысшим добром и совершенством, такое видение с его огромным контрастом  догматическому учению должно было иметь большой нравственный эффект, и поэтому потребовалось много лет, чтобы интегрировать его в сознание, и он это сделал с мандалой, как всегда делал человек с бронзового века, потому что даже палеолитический материал показывает мандалы.

Но даже если в Ранфте такого написано не было, и если Св. Никлаус никогда не видел круглого окна в церкви, он, вероятно, все же мог бы поместить свой опыт в эту форму, потому что она является архетипической. Это рефугиум [убежище], метод спасения себя, поэтому он поместил круг над ужасающим лицом.

Мы могли бы добавить еще один пункт к символике колеса, для чего мы должны перейти к значению числа шесть. Существуют две группы по три. Согласно символике чисел, три представляет собой любую динамическую творческую силу, а шесть представляют реакцию принимающего существа на творение, творческую эманацию и контрреакцию к центру, поэтому Р. Альенди в своей книге Symbolisme des Nombres1918, говорит, что шесть представляет собой напряжение между созданием и его создателем. В древности шесть были числом Афродиты и брака, что снова означает равновесие двух полюсов противоположностей. Таким образом, шесть это равновесие как динамический факт. Это полярность, благодаря которой встречное действие имеет тенденцию стабилизироваться в оппозиции. В неоплатонизме много говорится о мистических, магических колесах, символах отношения между верхней и еще более высшей сферами. Мы можем сказать, что колесо - это попытка заключить в форму динамический диалектический процесс, в котором святой Никлаус снова и снова пытался установить связь с шокирующим опытом до тех пор, пока процесс продолжается. Колесо поворачивается и держит процесс внутри себя, с постоянными усилиями по отношению к нему с одного угла и с другого, что является типичным способом ассимиляции очень важного символа. В нем все еще продолжался «процесс», и продолжался, вероятно, до его смерти. Это удручает и шокирует - думать, что человек, который посвятил всю свою жизнь Богу и тотальности, был вознагражден этим шокирующим и ужасающим опытом, это показывает, что процесс индивидуации не является детсадовским делом для тех, кто хочет безопасности и жизни, свободной от страданий.

Юнг говорит, что в приближении к смерти,  вечером долгой и значительной жизни иногда открывается вид на большие пространства, потому что в старости человек уже не озабочен перипетиями повседневной жизни, а находится в наблюдении за далекими вещами. В старости внешняя оболочка становится тоньше, и люди становятся чувствительными под маской не придания значения чему-либо, и тогда дух Бога может легче проникнуть и снова призвать человека к страху перед неизмеримым Божеством.

Опасный возраст для прорыва шизофрении находится между пубертатным периодом и тридцатью годами, и снова в старости, потому что в эти периоды сознание ослабевает, и если содержание бессознательного прорывается, и не хватает здоровой личности, чтобы его удерживать, происходит шизофрения. Святой Никлаус обладал потенциальностью этого опыта на протяжении всей своей жизни. Вероятно, это было неотрывное и мучительное качество его души, и, когда цветок раскрылся, видение появилось в конце его жизни, но в то время он смог ассимилировать его. Это также завершение мотива Вотана, который я пыталась показать вам, на протяжении всей серии видений, потому что божественная фигура смотрит с выражением гнева и угрозы. Имя бога Вотана связано в готском языке с яростью, жестокостью и неистовством, с одержимостью и безумством. Это же слово связано с идеей быть поэтическим, вдохновленным, и с бурей, смелостью, сексуальным импульсом и даже спермой и экстатической любовью. Все эти слова этимологически сродни, и Вотан, как говорили, смотрел на людей пронзительным взглядом, чтобы они были напуганы и потрясены. Ницше, чья болезнь была вызвана вторжением такого образа, отсылает к великому охотнику, неведомому богу, который насмешливо смотрел на него сквозь облака. Но его сердце разорвалось.

Если мы спросим, ​​почему это вотаническое влияние появляется снова, почему образ Бога, когда он прорывается, имеет такую ​​архаичную форму, я бы ответила, что это не был Вотан, хотя он несет удивительное количество черт, аналогичных этому богу, но также наличествуют особенности иудео-христианской божественности. Мы должны спросить, если образ Бога открывается из бессознательного человека и, если он имеет определенный фон, мы должны спросить, почему бессознательное берет старые архаические черты и наполняет их идеями? Должна быть цель. Мы можем сказать, что в иудео-христианском образе Бога не достает двух вещей. Во-первых, связи с Природой, хотя Бог раскрывал Себя в дожде или в горящем кусте или других природных явлениях, но связь Бога с окружающим космосом была намного слабее, чем у Вотана, который является бурей в лесу. Иудео-христианский бог - скорее сущность вне космической природы. Но есть еще одна особенность, которая так же подчеркнута, как в старой германской традиции, а именно отношение Бога к тому, что Юнг называет принципом синхронистичности. Вотан – изобретатель бросания рун, палочек с определенными рисунками на них, что-то похожее на И Цзин. Выводы делались в соответствии с тем, как палочки падали, это была техника оракула, которая по-прежнему применяется в некоторых африканских племенах. У шамана есть коллекция костей животных или палочек, а из узоров, которые они создают на полу, он может увидеть скрытые факты, это техническая помощь для визуализации бессознательного. Если мы воспринимаем эти мантические методы серьезно психологически, тогда мы должны освободиться от каузального рационального мышления.

Юнг внедрил в наше понимание серии событий идею синхронистичности, что означает принцип соответствия или подобия, который делает вещи, не имеющие причинно-следственной связи, как бы совпадающими в определенный момент. Тот факт, что я бросаю палочки, не дает победы, но он совпадает с ней, это история Just-So без причинно-следственной связи. Вотан был изобретателем этой техники, и ключевой позицией в синхронистичных событиях. Вы можете найти следы того же самого в еврейской традиции. Доктор Гурвиц сообщил мне, что у старых евреев была техника оракула, чтобы узнать волю Яхве. Это был архаичный пережиток, который был отброшен, в то время как в германской религии это был живой способ связаться с Богом, спонтанная связь с божественным в природе. Эти черты Бога важны для одинокого человека, который хочет узнать, где его место в окружающей природе, и устанавливает связь с Божественным, поскольку ему нужно его проявление. Как мне поможет, если я молюсь Богу и не получаю ответ? Как узнать, что я прикоснулся к чему-то реальному для меня? Если нет проявления, нет никакого намека на Божественное, нужно очень много веры, чтобы поверить в него. В христианской вере мы должны просто верить и надеяться на лучшее, но если у вас никогда не будет личного подтверждения, то вера становится трудной, и, как мы видим в нашей цивилизации, любая антихристианская пропаганда может уничтожить ее в нас, и она может быть отброшена, как иллюзия. Поэтому существует потребность в прямой связи с Богом, и наши глаза, естественно, обращаются к Природе и снова возвращаются к феномену чуда. И вы видите, что люди испытывают синхронистичные события, которые обычно принимают, как подтверждающие тот факт, что они касаются чего-то реального, что они реализуют нечто большее, чем они сами, что они «в потоке». Одна женщина, например, видела во сне, что встретила трех тигров, а на следующий день в обычном швейцарском сарае встретила трех тигров. Нет причинно-следственной связи, но это прямой опыт, который, естественно, сделает сон более реальным для нее и сделает ее более озабоченной его содержанием. Архаичный человек внутри нас примет это как знак, намек от богов, что этот сон действительно важен. Мы должны считаться с архаичным человеком внутри нас и уважать его как более старшего, чем мы сами.

Святой Никлаус, живущий в своей зеленой темной долине, видя перед собой только деревья, ни дома, ни какого-либо другого здания в поле зрения, существовал непосредственно в природе, и поэтому вполне естественно, что его опыт Бога включал природу. Опыт хотел достичь его в полной реальности. Святой Иоанн Креста также имел очень близкое отношение к природе, хотя и не такое близкое, как у Святого Никлауса. Это полное включение природы делает Святого Никлауса святым особого рода. Как христианский святой он обогащается и дополняется более архаичными чертами целителя, знахаря, шамана, и кажется, что в процессе индивидуации происходит возврат к более архаическому и языческому слою, ведущему к включению внешней реальности природы и примитивного физического человека. В этом смысле вы можете сказать, что его внутренний опыт и развитие предвосхитили особенности процесса индивидуации у современного человека, потому что через несколько сотен лет мы встретились с теми же вопросами и проблемами. В истории великие будущие события часто предвосхищаются через нескольких одиноких людей, а спустя какое-то время все больше людей открывают их, поэтому мы можем сказать, что мы сталкиваемся с теми же проблемами, которых святой Никлаус коснулся несколько сотен лет назад, так что в изучении и проживании его видений ( я не имею в виду, что мы должны подражать ему) мы можем узнать о наших собственных проблемах, и о тех, с которыми сейчас сталкивается цивилизация.

Дорогие друзья. Если вас заинтересовал фрагмент из этой книги, мы рады вам сообщить что вы можете купить всю книгу в нашем магазине. Просто перейдите по ссылке https://castalia.ru/magazin/yungianskaya-psikhologiya/product/view/18/291.html и оформите заказ.

Наши партнеры Баннеры


Рекомендуем:
http://maap.ru/ – МААП – Московская Ассоциация Аналитической Психологии
http://www.olgakondratova.ru/ – Ольга Владимировна Кондратова – Юнгианский аналитик
http://thelema.ru/ – Учебный Колледж Телема-93
http://thelema.su/ – Телема в Калининграде
http://oto.ru/ – ОТО Ложа Убежище Пана
http://invertedtree.ucoz.ru/ – Inverted Tree – Эзотерическое сообщество
http://samopoznanie.ru/ – Самопознание.ру – Путеводитель по тренингам
http://magic-kniga.ru/ – Magic-Kniga – гипермаркет эзотерики
http://katab.asia/ – Katab.asia – Эзотерритория психоккультуры – интернет издание
https://www.mfmt.ru/ – Международный фестиваль мастеров Таро
http://www.radarain.ru/triumfitaro
http://www.agoraconf.ru - Междисциплинарная конференция "Агора"
классические баннеры...
   счётчики