Вторник, 07 ноября 2017 17:14

Мария Луиза Фон Франц Сны и видения Святого Никлауса из Флюэ Лекция 5

Мария Луиза Фон Франц

Сны и видения Святого Никлауса из Флюэ

Лекция 5

Институт Юнга

5 Июня, 1957.

Вы помните, что на последней лекции я упомянула тот факт, хотя это и не самое важное, что в процессе индивидуации, в случае некоторых людей, возникает симптом, что бессознательное желает, чтобы они были связаны с определенным местом. Это чаще встречается в примитивной психологии. В первобытных цивилизациях весь ландшафт обычно определяется психически: конкретная гора - это место, где можно получить конкретный опыт, лес - это место, где входит злой дух - магическое место, где прорывается тьма, некоторые пещеры предназначены для родов и т. д., как будто архетипические события географически связаны с разными местами. Рационально, мы можем сказать, что каждое место оказывает на нас некое психологическое воздействие, связанное с определенной архетипической ситуацией. Если вы подниметесь к Селисбергу, например, прогулка над знаменитым Рютли, где вы смотрите вниз на озеро, и где за поворотом перед вами внезапно открывается широкая перспектива, и вы видите все Альпы и другую часть озера четырех кантонов - вы сталкиваетесь с потрясающей панорамой. За два шага вы вошли в новый мир. Место известное в местной саге, и говорят, что если пастухи пасут свой скот здесь, то за поворотом оно схватит и заберет его. Вы стоите там со своим хлыстом, а скот ушел! Но вы должны не паниковать, а притворяться, что ничего не заметили, сломать кнут и звать скот, а через минуту они вернутся: если вы впадете в панику и начнете искать, вы можете упасть с высоты, или может произойти несчастный случай со стадом. Я могу только сказать, что в этом месте происходит какое-то затемнение вашего бессознательного, потому что вы ошеломлены видом и, естественно, это магическая точка, она символизирует психологическое явление. С одной стороны все во тьме и все против вас, и вдруг перед вами открывается новый мир. Это психологический опыт - все кажется черным и тоскливым, но вы мужественно держитесь без какой-либо особой надежды, и вдруг открывается новая перспектива жизни. Поэтому это место - типичное магическое место, и пастухи говорят, что оно забирает скот.

Это пример психологического воздействия ландшафта на наш образ или состояние ума. Это символизирует настроение. Когда эрцгерцог Альбрехт был убит Иоганном Паррицидой, последний следовал позади него все утро, не имея мужества убить, но когда они подошли к одному броду, мрачному месту со зловещей репутацией,  Паррицида закричал: «Должны ли мы допустить, чтобы этот ублюдок продолжал?» и убил его. Место подходило для этого! Броды во всем мире - это места, где духи внезапно затягивают вас в воду. Перекресток дорог также является «подходящим местом для совершения убийства». На Бухберге, в темной чаще леса есть место, где снова и снова случаются изнасилования, убийства и самоубийства, место привлекает такие дела. Естественно, крестьяне говорят, что там должно быть какое-то зло. Это северный склон, бессолнечный, с темными лесами внизу, и каждый думает - если бы я хотел покончить жизнь самоубийством, это именно то место, подходящее ситуации. Можно сказать, это связь с пейзажем через проецирование. Вероятно, в романтических пейзажных картинах есть попытка выразить такие «душевные» пейзажи, которые соответствуют определенным настроениям. В парапсихологической документации всегда появляется мотив локализованных призраков.

Есть два класса призраков - те, которых люди связывают с собой, и те, кто связан с местностью. Был знаменитый случай мистера Йоллера из Станса в 18 веке, человек продал свой дом с привидением и уехал в Цюрих, но как только он поселился там, явился призрак, очевидно, что он привез его с собой. Такие явления объясняют гипотезу о том, что призрак является автономным отщепленным комплексом, который проявляется в таком псевдо-экстериоризированном виде, то есть комплекс путешествует с человеком. В то же время есть другой вид призраков, который локально привязан к месту и не затрагивается людьми, которые приходят и уходят. Я лишь упоминаю об этом в связи с нашей проблемой относительно того, насколько сильно наше подсознание таинственным образом связано с пространственно-временным континуумом. Это может стать хорошим полем для исследования!

Позже мы посетим место, к которому святой Никлаус был привязан своим бессознательным, четырьмя огнями, показывающими ему, где строить свой скит. Я хотела бы услышать, какое впечатление вы получите от этого места, когда увидите его, что скажет вам ваш гений места. Это сырая дыра, абсолютно безвидная, место, которое поощряет интроверсию и концентрацию на себе. Это место не выводит вас из погружения в себя, как прекрасный вид. Там он ушел из мира, который для него был настолько обременителен эмоционально.

Если мы оглянемся на историю Швейцарии, интересно будет  увидеть, что вся страна следовала образцу, установленному святым Никлаусом. 15-й век был временем ее величайшего экстравертированного расширения, и после поражения Мариньяно Швейцария все больше и больше удалялась в свою раковину, отчасти по своей воле. Вальтелина (Valtelline) была отдана добровольно, после Первой мировой войны Форарльберг хотел присоединиться к Швейцарии безоговорочно, но швейцарцы отказались, хотя это не требовало ни усилий, ни затрат. Страна строго придерживалась своей позиции нейтралитета и отказа от экспансии. Это отношение совпадает с тем, что Юнг указал как типичное для швейцарского характера, а именно: Швейцария, насколько это возможно, пытается не проецировать свою тень на зарубежные страны, а «обнаруживать» ее в себе. Существует убеждение, что таков способ развития. Есть свободная пресса, каждый может напасть на каждого, любой может вывести скандал на страницы газет. Вся демократическая идея Швейцарии заключается в том, чтобы позволять внутренние бои и даже поощрять их, в результате чего швейцарцы сложные люди, но не во внешнем мире, где политически они довольно безвредны и приятны, поскольку не склонны проецировать за свои границы, а смешение языков и возможностей поощряет это.

Но есть следующий шаг, который еще предстоит сделать швейцарцу, а именно вернуть индивидуальности проблему с тенью, которая уже принята в стране, и Юнг считает, что это следующая задача, стоящая перед нами как отдельными людьми. Он убежден в том, что единственный способ избежать следующей мировой войны - если это сможет сделать достаточное количество людей.

Тот человек, который сделал это и пошел даже дальше швейцарской привычки «находить это в себе», был Св. Никлаус, и таким образом он повел себя как современный человек; он ушел от мира и провел всю битву внутри себя. Если бы он продолжил свою политическую жизнь, он не мог бы удержать свою тень, поэтому он уединился и принял тень внутри себя. С нашей точки зрения это кажется безответственным, и я бы сказала, что ему понадобилось бы больше сил, чтобы оставаться в трясине мира, но придерживаться позиции «башни» внутри. Мы должны строить башню внутри себя, не отступать внешне, но внутренне наращивать силу личности и концентрироваться на индивидуальной проблеме, чтобы не выскользнуть через черный ход. Святой Никлаус не мог этого сделать, потому что у него не было идеи психологического, как у нас. Он должен был сделать это в проецируемой форме - построить жилище отшельника и скрыться там, выразив это так. С помощью этого небольшого акта он спас Швейцарию и, хотя в хронологическом порядке это будет непоследовательно, я хотела бы предвосхитить то, что произошло позже.

Старые кантоны Швиц, Ури и Унтервальден вступили в ссоры с кантонами Берна, Люцерна, Цюриха и Фрибурга. Цюрихские кантоны контролировали определенные районы и вели революцию против сельских или деревенских кантонов, и в свое время гражданская война казалась неизбежной, война городских кантонов против сельских. Хотя они пытались примирить свои разные точки зрения, страсти набирали обороты, и это казалось непреодолимым, решено было объявить войну. Италия в это время была очень ожесточена против швейцарцев; Австрия только ждала возможности установить демократию, и Франция хотела вмешаться, поэтому, если бы случилась гражданская война, Швейцария была бы разорвана на части и полностью уничтожена. В школьных учебниках мы читаем, что в этот момент Св. Никлаус появился на «Соборе» (Сейме) Станса и сказал людям, чтобы они поддержали мир. Это псевдо-поэтическое представление фактов, но оригинальные летописцы 16-го века дают другой отчет: духовник Никлауса, который был на Собрании, когда было принято решение о войне, поспешил к Никлаусу, спрашивая, что они должны делать. Ему было сказано передать людям, чтобы они были разумными и держали мир во имя Бога - просто приятное правительственное послание! Святой отец вернулся с сообщением отшельника, обсуждения возобновились, и было решено продолжить переговоры. Таким образом, с несколькими разумными людьми он разработал компромисс, и в Музее Швица все еще есть версия соглашения, составленного Св. Никлаусом. После того, как все они были рассмотрены, был подписан договор, гражданская война была предотвращена, и Швейцария была спасена.

Удивительно то, что не фактическое послание Святого Никлауса спасло страну, то, что он совершил, было связано с тем, что Юнг называет бессознательной властью, которую он приобрел. Благодаря осуществлению процесса индивидуации он приобрел такую ​​«ману», и люди были в таком трепете перед его личностью, и он так много значил для них, что разумным банальным словом он мог остановить войну! Для меня это один из самых ошеломляющих примеров влияния одного человека на коллектив. Работать над собственной душой, пытаясь осознать все унизительное и грязное в собственной тени, и в то же время быть обескураженным новостями. Чувствовать, что когда-нибудь атомная бомба придет, помогает работе над собой, но не лучше ли наслаждаться жизнью, потому что в любом случае бомба заберет ее. Этот статистический аргумент против индивида настолько подавляюще силен и кажется настолько разумным, что я не знаю почти никого, кто время от времени не поддаётся этой мысли, это слишком ясно и слишком очевидно, чтобы не верить. И все же сны, появляющиеся в процессе индивидуации, указывают на то, что в индивиде есть нечто столь же сильное и даже гораздо большее, что может компенсировать все остальное. Принять такую ​​мистическую точку зрения кажется даже манией величия, но, несмотря на это, мы можем видеть, что это сработало: один человек, работающий над собой таким образом, спас всю страну от того, что могло стать европейским пожаром.

Это исторический пример, и он обнадеживает. По крайней мере, честные усилия с этой стороны кажутся стоящими, если такое возможно. Возможно, это и есть главная причина, по которой швейцарцы так поклоняются этому святому. Он совершил попытку отрезать себя от социума и без компромиссов повернуться к своему внутреннему голосу. Также впечатляет, что он не исключил экстравертированный аспект, поскольку он не доходил до того, чтобы не заботиться о людях, и если вы почитаете литературу в этой области, вы увидите, что в целом признано, что святой был очень разумным. Несколько дворян посещали его, обсуждали с ним политику и задавались вопросом, как это возможно, что крестьянин, который никогда, казалось, не беспокоился о мирских делах, видел всю политическую ситуацию в Европе и, не отчуждаясь от реальности, знал, что нужно делать. Святой Никлаус уделял основное внимание внутреннему развитию, и его уход от мира не означал побег от его собственной проблемы, но показывал важность для него внутренних переживаний и событий, в противоположность внешним.

До сих пор я давала вам биографию этого святого до того времени, когда он построил свой скит. В дополнение к видению четырех огней было еще четыре великих видения, прежде чем он построил скит, которые я собираюсь сейчас обсудить с вами. Эти видения не только иллюстрировали личную проблему, но и входили в религиозную ситуацию того времени. Ниже приводится то, что произошло во время одной из его депрессий, когда он решал, должен ли он уйти из мира или нет.

Видение трех посетителей: Трое мужчин выдающейся внешности, чье платье и осанка выдавали их благородное происхождение, явились ему, когда он был занят домашними делами. Первый вступил с ним в разговор следующим образом: «Никлаус, отдашь ты себя, тело и душу нашей власти?» На что он ответил немедленно: «Я никому не подчинюсь, кроме всемогущего Бога, рабом которого я хочу быть телом и душой». Получив этот ответ, трое отвернулись и рассмеялись. Обратившись к нему снова, первый сказал: «Если ты посвятишь себя вечному служению Богу, я обещаю, что, когда ты достигнешь 70-летнего возраста, милостивый Бог в жалости к твоим трудам, избавит тебя от бремени, поэтому в то же время я призываю тебя терпеть стойко, и в вечной жизни я дам тебе лапу медведя и флаг победившей армии, но крест, который напоминает тебе о нас, я оставляю тебе нести. По этим словам святой Никлаус понял, что если он сможет смело преодолеть многие искушения, он войдет в вечную славу, за которой последует могущественная армия.

Если вы посмотрите на это поверхностно, это видение выглядит довольно прозрачным мотивом. Эти трое должны были представлять Отца, Сына и Святого Духа, которые посетили его и пообещали ему вечную жизнь, и он умер, когда ему было ровно 70 лет. Но с современной психологической точки зрения есть некоторые вещи, которые мне кажутся несовместимыми с принятой интерпретацией. Интересно, что святой Никлаус, похоже, совершенно не знает, кто эти трое. Он ответил, что отдаст себя только служению Богу, так что очевидно, что он не совсем уверен, кто они, они могут оказаться дьяволом! Другое дело, что когда он говорит, что посвятил себя служению Богу, они начинают смеяться. Зачем? Иногда эти трое говорят о Боге, как о ком-то другом, а затем снова говорят: «я» дам тебе ... «я» скажу тебе, что, когда ты достигнешь 70-летнего возраста, Бог будет милостив к тебе. Они говорят так, как будто Бог кто-то другой, и все же иногда говорят в первом лице, а иногда как посланники. Комментаторы считают, что они были, возможно, тремя ангелами, а не самим Богом. Кроме того есть странный символ лапы - или когтя - медведя, который нельзя найти в христианском символизме и которого избегают и католические, и протестантские комментаторы.

Поэтому я предлагаю теперь взглянуть на это видение без каких-либо традиционных предрассудков и рассматривать его как сон современного человека, а это означает, с юнгианской точки зрения, что мы принимаем мотивы такими, какими они есть. Если не сказано, что это Троица, мы не воспринимаем ее как таковую. Вероятно, сам Св. Никлаус, вернувшись к нормальному состоянию сознания, думал, что это была Троица, поэтому, как ассоциация, это возможно правильно, но сам сон не говорит об этом. Мы должны принять трех дворян, которые напоминали святую Троицу, обсуждали с ним его образ жизни и обещали ему вечную жизнь, и определенную символическую роль. Мы не можем отделить этих трех дворян от того, что другой дворянин, который появлялся во сне до того, и сказал св. Никлаусу, что он не должен пытаться вести такую ​​особую жизнь. В то время, так как это не устраивало его сознательное отношение, он решил, что это дьявол разговаривал с ним. На этот раз он говорит, что это Святая Троица. Позвольте нам сказать, что эти три дворянина напоминают нам о другом, и что фигура дворянина, загадывающего загадки, напоминает Вотана, который также ездит на лошади и испытывает людей загадками. Это кажется произвольным, но я считаю, что я лишь подтверждаю свою идею, а именно - имя Вотана, Храмми, медвежья лапа или коготь, является одним из официальных титулов Вотана. Почему здесь три человека, если это связано с Вотаном? Вотан также иногда называл себя Бьорном, что означает «маленький медведь». Это был еще один титул, а также титул его другого бога Донара. Медведь был священным животным, и Вотан очень часто ходил по деревням и входил в крестьянские дома, просил поесть, а когда его спрашивали, будет ли он сено, отвечал, что его зовут Бьорн, а после того, как он уходил, крестьяне понимали, что их посетил неузнанный ими бог.

В Швейцарии медведь – весьма почитаемое священное животное. Вы найдете лапы медведя, прибитые к дверям в хлев, как защита от злых духов, хотя теперь обычно их заменяют подковой, которую легче найти, но лапы предпочтительнее из-за силы и власти, которые они представляют, сущности силы и власти в битве. В Швейцарии медведь подобен льву более южных стран. Медведь был также одним из самых распространенных защитных духов северных шаманов, которые, как правило, имели дух медведя как гарантию своей магической силы. В дохристианские времена его имя не произносилось, его называли «дедушкой» или «умным отцом», «старым», «святым человеком», «святой женщиной», «медоедом» или «золотой ногой», согласно идеи, что у него золотая нога. До 17-го и 18-го века такие имена сохранялись в России и Литве. Медведь, кажется, был бисексуальным архетипическим символом. В Греции он был священным для матери-богини Артемиды, а в Германии - для Фульгии, женского духа, следующего за героем. Лапы медведей также использовались в качестве защиты от сглаза. В старой Пруссии медвежьи лапы помещались в гробницы мертвых, чтобы дать им лапы и силы подняться в Загробный Мир. Здесь лапа сочетается с идеей проникновения в Запредельное и в вечную жизнь, Лавауд, лучший католический комментатор, пытался узнать что-то о медведе в Библии и цитирует место, где Исаия говорит: «Бог наблюдал за мной, как медведь, как лев в темноте, он заставляет меня сбиться с пути. Исайя жалуется, что Бог жесток с ним и похож на демона, ожидающего его в темноте, нападающего на него. У ужасного животного в Апокрифе также ноги медведя.

Согласно этим намекам в Библии, медведь имеет отношение к злу или к темной стороне Бога, к Богу в его разрушительном аспекте. Позже, как вы знаете, у Святого Никлауса было потрясающее видение темной стороны Бога. Славная армия, которая должна следовать за Никлаусом, согласуется с германской идеей героев, направляющихся в Вальгаллу, куда допускаются только те, кто умирает в битве. Есть, пить, драться и ссориться без присутствия женщин считалось прекрасной жизнью в Загробном мире, и если святой Никлаус идет со знаменем победоносной армии в Вальгаллу, он будет там одним из их лидеров. Действительно, он был знаменосцем в одно время. Все это может означать, что у него было какое-то германское, языческое видение, которое он интерпретировал по-христиански, но это не вся правда, потому что трое, которые, кажется, являются Вотаном, оставляют крест  святому Никлаусу и говорят, что он должен нести его до конца жизни, и что крест напомнит ему о них. Этот символ явно христианский и, очевидно, является известной христианской идеей imitatio Christi. Настоящий мотив Христа подразумевает несение креста, и ему говорят, что он должен это делать, пока не станет лидером армии в Загробном мире.

Крест, принятый психологически, а не богословски, представляет собой, - цитируя Юнга, - страдание становления сознания, моральный конфликт и неопределенность собственного мышления. Крест был истолкован как космос и его четыре элемента, и Христос был принесен в жертву ему. Но это также интерпретировалось как идея мучений между противоположностями, которые Христос добровольно принял на Себя, так что Божество претерпевает это страдание. Поэтому можно сказать, что нести свой крест - это принять свой конфликт, и кажется, что принятие крайнего конфликта - это способ получения флага и украшение лапой медведя. Медведь, следуя амплификации, которую я вам дала, представляет собой божественное животное. Бог появляется старым традиционным способом как животное, что относится к животному в богочеловеке. Этот религиозный опыт приходит через тело, благодаря собственной животной природе.

В языческих таинствах до того, как христианство было введено во всех этих странах, экстатическая идентификация с животной природой, сексуальные переживания или борьба, или любой другой типичный животный опыт переживался как божественная тайна. В дионисийских и элевсианских мистериях переживания психологически понимались как единство с Божественным, но в христианские времена они считались тайной, которую нужно постараться прожить, но затем молчать об этом. В германских племенах, в отличие от людей Средиземноморья, обожествлялся не столько сексуальный экстаз, сколько боевой инстинкт, который являлся мостом к переживанию Божественного, и это входило в обычай так называемого «становления Берсерком". Слово «серк» означает кожу или шубу, и Берсерк будет означать надеть медвежью шкуру в смысле одержимости. Одержание очень часто выражается в примитивных языках как надевание шкуры - ведьмы набрасывали покров или шкуру поверх кого-то, кто затем превращался в животное, это был способ околдовать. Это связано с примитивной маской; надев маску, вы трансформировались, но затем возникает ситуация, при которой маску невозможно снять. Дар «становиться Берсерком» изначально был врожденным. В некоторых благородных семьях это была унаследованная способность, позволяющая тем, у кого она была, удвоить свою личность. Великий герой сидел в зале замка, и когда его друг позвал на помощь, он начал безудержно зевать, и вдруг на поле боя появился огромный медведь, который убил всех врагов. Между тем тело героя лежало как труп в зале или возле огня, а потом он не помнил, что произошло. В состоянии Берсерка вы не видите героя, он, возможно, совершил великие дела в боевом  экстазе, а затем не осознает, что произошло. Оно также рассматривалось как страдание. Некоторые хроникеры говорили об этом как об одержимости, а другие – как о специфическом героическом качестве.

Мы знаем, что ошеломляющий аффект может привести к своеобразному поведению. Например, при шизофренических атаках люди могут совершать самые удивительные tour de force - ходить на больших пальцах или вскарабкиваться по стене лечебницы, как животное. Они могут совершать самые удивительные поступки, которые рационально были бы невозможны. Поэтому мы можем сказать, что супер-кульминация аффекта делает человека способным совершать удивительные вещи и субъективно несет опыт экстатического единства с Божественностью. Она обладает божественным качеством и может дать чувство unio mystica с Богом. Многие люди не хотят избавляться от своих аффектов из-за огромной радости, которую они испытывают через них, несмотря на то, что впоследствии им приходится расплачиваться. Всегда происходит столкновение с тем фактом, что анализанд однажды должен будет принять  решение относительно того, хочет ли он быть верным своему эмоциональному состоянию или стать более человечным.

Вотан - бог этого божественного аффекта. «Wut» означает ярость, и поэтому он является божественным преобразователем этого настроения и богом героев, которые умирают на поле битвы. Мы уже обдумывали то, что святой Никлаус должен обладать необузданным характером и очень сильным качеством Берсерка, и теперь этот элемент входит в его образ Бога, и можно сказать, что видение предвосхищает то, что он на самом деле увидел позже. Он не входил в эту человеческую сторону своего существа, и он оставил несостоявшимся определенное осознание своей собственной животной природы. Юнг считает, что мы не христианизированы полностью; более глубокие слои нашей природы остаются нетронутыми. Следовательно, если такой человек, как святой Никлаус, предпринимает попытку, он восстает против своей животной природы. Согласно христианскому учению, это должно быть укрощено любой ценой, что и предпринимается сознанием святого Никлауса, и поэтому он сознательно принимает распятие. Но каков религиозный опыт, который может дать медведь? Эта часть, которую христианство вырезало из своей программы, хотя в других религиях она принадлежит сущности жизни, но она была изъята из христианства из-за своей социальной разрушительности. Современный человек всегда сталкивается с вопросом о том, что нужно делать с животной природой. Святой Никлаус взял на себя крест и сделал это так совершенно, что ему было обещано, что в один прекрасный день он узнает, каков другой опыт.

Реализация религиозного опыта божественного животного в видении Святого Никлауса представляется, так сказать, опережая развитие. Вы могли бы сказать, что это поклонение единству с божественным животным. Это происходит в примитивных обществах очень часто, например, в средиземноморских античных тайных культах. С христианской Троицей этот элемент был отвергнут и отрезан от религиозной внутренней жизни. О видении Святого Никлауса мы можем сказать, что символом христианской веры будет несение креста, христианство учит нас, что мы должны только страдать от воздействия этого мира, и мы сами должны быть распяты, но никогда не попадать в него. Т.е. если я впадаю в ярость Берсерка, я должен это исправить и попросить Бога помочь мне избавиться от нее. Христианское учение говорит - то, что вы страдаете, это заслуга христианской жизни, которая надлежит человеку, что означает нести свой крест, это беспомощное страдание, принадлежащее этому миру, и рассматривается как этическая заслуга.

Везде, где в человеке существует такая ужасающая примитивность, что этот мир слишком силен и разрушителен для человека, христианское решение адекватно. Но если этот процесс заходит слишком далеко, если существует давняя традиция, где он практикуется, и где достигнут определенный момент, появляется еще одна проблема. Такие люди стали слишком христианами, они отрезаны от своих корней, они слабы, радость жизни и жизненная сила уходят, репрессированный мир становится разрушительным. А затем у нас есть благородный христианин с огромной взрывоопасной тенью - джентльмен, который идет в церковь в воскресенье, а в понедельник производит атомную бомбу и наслаждается фантазиями о том, как «они» ее получат. Наступает взрывное разрушение, и именно к этому привело христианство. Поэтому природа, похоже, думает по-другому: взять этот мир и опередить нас, сказать, что христианство - это нечто, что нужно для цивилизации. Тот, кто жил в примитивных странах, знает ценность этого. Если вы видели, как живут люди в нехристианских странах, где не заботятся о страданиях других, просто говоря, что это карма, вы осознаете огромную ценность христианской попытки самодисциплины и что гуманизация наших самых примитивных животных инстинктов это этап, который нужно пройти.

Но в видении Святого Никлауса у вас есть возвращение изначального мира, и его бессознательное говорит сначала, что вы должны нести крест, но после смерти вы будете нести лапу медведя. Решение проецируется в жизнь после смерти, программа слишком высока для этой жизни, но есть надежда, что того, чего никто не достигает здесь, можно достичь в следующей жизни. Таким образом, стать героем и достичь своего христианского отношения в то же время является невозможным идеалом. Поэтому святой Никлаус мог только страдать от христианской судьбы, страдать от воздействия этого мира, надеясь, что после смерти идеал может быть достигнут каким-то другим образом.

Образ проблемы этого человека был таким же, как и у многих других людей 15-го века; стремление к реальному объединению двух противоположностей, если животная природа может быть интегрирована без потери прежних ценностей. В коммунизме они возвращаются к язычеству, где у вас есть рабы и свободная жизнь, и если вы в ярости, вы просто убиваете. Огромная проблема - это опасность соскользнуть назад, что недостойно. В этом видении бессознательное очерчивает программу, в которой животное может быть интегрировано вперед и объединено с ценностями христианской цивилизации. Граница между регрессией в дохристианское состояние или прогрессией в постхристианское очень тонка. В эпоху святого Никлауса старого Вотана и его диких охотников все еще можно было найти в пугающих формах, и, таким образом, регресс был примерно таким же, как прогресс. Когда Клаус прятался в полуобнаженном виде среди кустов, это было соприкосновением и движением согласно тому, каким путем это обернется. Языческий мир так сильно его охватил, что сохранить христианский путь было почти невозможно. Единственная возможность, если вы затронуты этой проблемой, - погрузиться в себя, пока не обнаружите, куда это ведет.

Вотан, как было заявлено участником этого класса, представляет собой не только экстатический опыт борьбы и ярости, но и экстатическую радость смерти. Вся германская раса сильно зависит от этой тенденции к какому-то самоубийству в смерти, о чем говорится в книге «Письма немецких студентов с войны». Это письма от людей, которые позже умерли, описания, что они испытали и почувствовали в войне до того, как они пали, и мистическое стремление к смерти в них удивительно. Нет ненависти к врагу, нет реальной убежденности в нацистском идеале, но таинственное желание умереть и предсказание, что это будет восторженный религиозный опыт. Это всегда делало немцев такими опасными солдатами и давало им такую ​​огромную мощь. Это очень похоже на ярость Берсерка; вы можете назвать это инвертированной агрессивностью. Люди с таким внутренним убеждением склонны к самоуничтожению. Этот романтизм и стремление к опыту смерти вы встречаете в нескольких странах в типе puer eternus с проблемой матери. Вы имеете рано умирающего юного бога и небольшую тенденцию к мистицизму смерти. В германской расе это сочетается с проблемой агрессивности и рано умирающего героического юноши с аспектом ярости Берсерка. Архетипический образ, который управляет всем этим, - это бог Вотан.

Почему упоминается только медвежья лапа, а не весь медведь? И почему он получает украшение в Загробном мире, и в этой жизни только несет крест? Лапа медведя, очевидно, является признаком силы его природы, самого медведя. Медведь мертв, и остается только лапа, поэтому мы могли бы сказать, что это не медведь, а символ медведя, который он испытает после смерти, реинтеграция того, что означает медведь, должна произойти на символическом уровне. Это сублимация медведя, которая хочет интегрироваться в медведя в его героической форме, а это означает, что если этот мир обратится в постхристианское осознание, интеграция произойдет  на психологическом, а не на конкретном уровне, что означало бы регрессию в языческое поведение. Клаус будет нести лапу как своего рода символ и не станет самим медведем. Несение флагов с символами животных - это старый обычай германских священников; они проносят такие символы вокруг своих полей, чтобы способствовать плодородию. Поэтому можно сказать, что Св. Никлаус стал священником нового религиозного мироощущения, которое напоминает языческое, но на самом деле является дальнейшим развитием, следующим шагом по отношению к христианству.

Хотелось бы отметить, что германские священники, которые носили такие флаги с символами животных, носили длинные волосы и женскую одежду, как северные шаманы. Святой Никлаус носил длинную рубашку, женщина-шаман носила мужскую одежду, что является примитивным способом выражения целостности. Женщина-шаман бруктеров, которая, по словам Тацита, жила в башне, часто принимала делегатов из других деревень и давала им советы, так же как Святой Никлаус давал советы людям. Поэтому мы можем сказать, что он становится христианским отшельником с определенными чертами, которые представляют старого германского священника, и что чувство страха, которое он ранее испытывал при виде священника, должно было быть предвкушением его собственного будущего развития.

Я хочу прочитать несколько отрывков из «Символики духа», которые усиливают идею изменения от языческой к христианской проблеме. Юнг говорит, что христианский символ креста представляет собой этап, на котором человек осознает свой этический конфликт и свои собственные внутренние противоположности. В дохристианские времена, хотя люди знали, что у них есть тень, правая рука действительно не знала, что делала левая рука, тень просто выплескивалась повсеместно. Это объясняет социальную обстановку поздней языческой античности, которая привела к невыносимой ситуации. В христианстве человек впервые пробудился к этическому конфликту и факту своих социальных обязанностей. Внутри Троицы Христос принадлежит божественной форме сына. Отец представляет стадию, в которой тень просто проживается время от времени и также репрессируется. В эпоху Сына, Христа, мы стали осознавать этические проблемы.

Дохристианская стадия Отца

Стадия Сына

Стадия Святого Духа

Поклонение состоянию единства с Богом в Его двойной природе.

Христианство и Крест. Здесь отрезается животный элемент.

Здесь восстанавливается подчинение иррациональному.

 

Есть нечто, что выходит за пределы христианского креста - подчинение эго внутренней целостности. На этом этапе появляется символическая фигура, представляющая человеческую целостность. (Мы можем сказать, что Святой Никлаус является примером человека, который ассимилировал христианскую веру внутри себя и вышел за ее пределы, чтобы достичь цели интеграции с животной природой.) Интеграция божественного животного - серьезная проблема, так как только через экстаз можно получить полный опыт единства личности и единства природы. Если эксперимент отвергается, в каком-то смысле остается искаженность. Идея заключается в интеграции темной стороны без потери этических качеств, то есть здесь присутствует очень большая нравственная проблема.

Человек Берсерк - это человек, который пребывает в состоянии единства с целостностью через экстатические эмоции. В следующем видении Христос появляется как фигура Берсерка, не может быть более совершенного союза противоположностей. Христос появится как человек с медвежьей шкурой, так что вы увидите, куда направляется бессознательное.

 

Дорогие друзья. Если вас заинтересовал фрагмент из этой книги, мы рады вам сообщить что вы можете купить всю книгу в нашем магазине. Просто перейдите по ссылке https://castalia.ru/magazin/yungianskaya-psikhologiya/product/view/18/291.html и оформите заказ.

Наши партнеры Баннеры


Рекомендуем:
http://maap.ru/ – МААП – Московская Ассоциация Аналитической Психологии
http://www.olgakondratova.ru/ – Ольга Владимировна Кондратова – Юнгианский аналитик
http://thelema.ru/ – Учебный Колледж Телема-93
http://thelema.su/ – Телема в Калининграде
http://oto.ru/ – ОТО Ложа Убежище Пана
http://invertedtree.ucoz.ru/ – Inverted Tree – Эзотерическое сообщество
http://samopoznanie.ru/ – Самопознание.ру – Путеводитель по тренингам
http://magic-kniga.ru/ – Magic-Kniga – гипермаркет эзотерики
http://katab.asia/ – Katab.asia – Эзотерритория психоккультуры – интернет издание
https://www.mfmt.ru/ – Международный фестиваль мастеров Таро
http://www.radarain.ru/triumfitaro
http://www.agoraconf.ru - Междисциплинарная конференция "Агора"
классические баннеры...
   счётчики