Четверг, 08 марта 2018 08:54

Джозеф Хенриксон Тень и Самость Глава 33 Стиль и мотив в двух фильмах

Джозеф Хенриксон

Тень и Самость

Глава 33

Стиль и мотив в двух фильмах

Английский фильм «Огненные колесницы» получил своё название от произведения Уильяма Блейка «Мильтон, Поэма в двух книгах, чтобы оправдать путь Божий перед людьми». Первые строки, известные всем, кто знаком с известным гимном, начинаются так:

На этот горный склон крутой

Ступала ль ангела нога?

И знал ли агнец наш святой

Зеленой Англии луга?

И третья строфа провозглашает тему нашего фильма:

Где верный меч, копье и щит,

Где стрелы молний для меня?

Пусть туча грозная примчит

Мне колесницу из огня1.

Этот фильм получил премию американской киноакадемии, а некоторые критики подвергают сомнению этот выбор. Хотя «Нью-Йоркер» и хвалит его за технологическую лирику, он описывает фильм как «простодушную героическую сентиментальность; его привлекательность главным образом в том, что мы наблюдаем, как пара парней выигрывает гонки». Герб Каен в «Сан-Франциско Кроникл» говорил о нём, как о милом фильме, но едва ли достойном «Оскара».

Я считаю, что фильм «Огненные колесницы» действительно заслужил эту награду, и я хотел бы предложить некоторые причины, по которым судьи могли прийти к своему решению. Они смотрели его, так сказать, не просто как интересную историю (каковой он является), но как человеческую ситуацию, в которой жизнь имитирует искусство более натурально, чем это могло бы произойти в обратном направлении.

__________________________

Из Psychological Perspectives, 1982,13 (2), С. 190-195. Авторское право: 1982, Институт К.Г.Юнга, Лос-Анжелес. Переиздано с разрешения правообладателя.

1Перевод на русский язык С.Я.Маршака

Он пересказывает историю о том, как трое (а не двое) молодых людей из Англии и Шотландии выиграли состязания по ходьбе и бегу с препятствиями, выступая за Великобританию в 1924 году на Олимпийских играх, проводившихся в Париже. Бегуны – Гарольд Абрахамс, богатый молодой еврей из Кембриджа, Эрик Лиделл, шотландский студент-теолог, а также лорд Линдси, тоже обучавшийся в Кембридже – пришли к одной из самых великолепных побед своего времени, не смотря на значительное техническое превосходство других команд, особенно из США. Но эта история, какой бы она хорошей ни была, была бы не полной без особенно интересного изображения характеров, показывающего как эти люди, совершенно разного этнического и социального происхождения, отвечают на один и тот же базовый порыв и объединены в фатальной потребности выступить на самых серьезных спортивных соревнованиях и выиграть их.

Я предлагаю обсудить эту историю и её характеристику на двух уровнях: очевидный стиль её изображения и более глубокий, совсем не очевидный – мотивы, которые можно обнаружить в её характеристике.

Художественный стиль «Огненных колесниц» конечно героичен, но не «простодушен». Он выражен в радостной, но архаичной улыбке лорда Линдси, когда мы видим его бегущим по пляжу по краю прилива со всеми другими тренирующимися в его группе. Так мог бы выглядеть прекрасный юный атлет, готовящийся к забегу на Олимпии в 600 году до н.э. Победитель в таком забеге получал не приз, имевший какую-то коммерческую ценность, а оливковую ветвь и его короновали этими листьями, как отголосками раннего обновления природы, которая стала символизироваться рождением божественного ребёнка. Недавно отделившийся от заботы Матери Богини, считалось, что этот мальчик приходит на год и приносит с собой цветение разных времён года. Это зарождение Олимпийских игр, и лорд Линдси воплощает эту традицию в своей преданности красоте спорта, не для того, чтобы стать мастером. Поэтому его мотив не в том, чтобы продемонстрировать свои способности другим, а только чтоб доказать их самому себе. С житейской точки зрения ему нечего терять и нечего выигрывать, поскольку у него есть унаследованные титул и величественное загородное имение. Вместо того чтобы стремиться к признанию и бороться за него, ему нужно скорее найти освобождение от регламента его уверенного положения. Это его инициация в древнегреческом смысле.

Мотив Гарольда Абрахамса для участия в забеге абсолютно противоположен. Его мотив скрывается в комплексе неполноценности одарённого еврея, который страдал в то время от предрассудков высших слоёв общества, которые смотрели на евреев свысока, так же, как и на любых «иностранцев», не входивших в истеблишмент. Абрахамс компенсирует своё чувство социальной неполноценности с помощью отношения, которое делает недопустимой мысль, что он вообще может проиграть в гонке. В его конфликте с преподавателем его колледжа мы видим, как он постепенно осознаёт, что его задача – не просто выиграть в забеге или соответствовать университетской системе, а стать полноправным человеком. На практике это выражено в том, что он нанимает профессионального тренера, не смотря на чужие советы. Психологически это иллюстрирует базовый архетип инициации, когда он начинает вытеснять податливость индивида по отношению к исключительно племенной версии героического мифа. Тренер Абрахмса, Муссабини – наполовину итальянец, наполовину араб, и он становится архетипически правильным мастером инициации в обряде перехода, который соответствует во всех смыслах древним традициям, которые можно найти по всему миру.

Судьи премии Американской киноакадемии, возможно, увидели в таком изображении характеров лучшую причину для своего решения. Абрахамс – готовый герой, которого и хороший автор романов не придумал бы лучше. Более того, он представляет философию жизни, которая выходит далеко за пределы его подготовки к спортивному мероприятию. Следуя паттерну инициации, он учится отбрасывать свою потребность выиграть и начинает признавать свою человеческую уязвимость. Как я отмечал в многочисленных работах по теме инициации, такой тип обучения должен признавать возможность неудачной инициации. Это известно как “initiation manquee” в артуровской традиции, ассоциируемой с героическим поиском приключений. В этом принятии неудачи есть базовая психологическая мудрость. Оно обеспечивает покорность процессу, который должен, для достижения успеха, предотвращать инфляцию. Если инициируемый не имеет никаких сомнений в своём статусе прошедшего инициацию, он либо станет невыносимо самодовольным, либо в какой-то мере возвращается к роли героя. Муссабини выбивает эту инфляцию из Абрахамса, тренирует его не только с технической стороны, но и психологически, и в итоге отправляет встретиться с его девушкой, подальше от его триумфа, а вовсе не подбадривает разными способами. Так, позже его героизм может стать индивидуацией, реальной и для внутреннего, и для внешнего миров, а не будет загублен, став пустым переживанием героического эпизода в молодости.

Очень отличается победа другого члена триумвирата, Эрика Лиделла. Вот пример такого рода достижения, которое любит весь мир, потому что в нём нет никакой тени. «Религиозный Лиделл бежит в экстатическом состоянии, потому что «когда я бегу, я чувствую Его волеизъявление»», пишут в рецензии «Нью-Йоркера». В этом изображении христианского мейнстрима нет необходимости ссылаться на какую-либо инициацию в индивидуальном смысле. Она полностью поглощена духом открытого героического достижения.

Если между лордом Линси и Абрахамсом есть значимый житейский контраст, между Абрахамсом и Лиделлом мы видим ещё более резкий духовный контраст. Лиделл принадлежит традиции своих предков, телом и душой. Героизм в духовном предприятии превыше всего, и это почитается всеобщим одобрением. Абрахамс один и должен черпать свою силу из другого источника, который по самой природе никогда не приходит к чувству завершённости. Это отрицательное положение по отношению к правящей социальной группе, но несёт в себе особое значение для этой социальной группы. Точное слово, выражающее это – «лиминальность», творческое осознание, что всё, что считается конечным, должно неизбежно измениться в измеримом потоке жизни, в котором время временно становится вневременным. Так осуществляются все переходы, и в духе инициации лиминальность действительно означает трансформирующую силу Самости, способной привносить значимый переход для эго-сознания в определенные возрастные периоды жизненного цикла мужчин и женщин. Начинаясь на ранних этапах жизни, она может пойти любым путём – по основному направлению подчинения традиции или контркультурному отклонению от него. Но в конце крайности любого из этих движений должны встретиться, для того, чтобы культура выжила. В этой небольшой саге эти движения никогда не находятся в оппозиции. Лиделл и Абрахамс бегут независимо, но в гармонии друг с другом.

Есть особая правильность в типе женского опыта в жизни Лиделла и Абрахамса, и это представляет замечательную игру контрастов на протяжении всей истории. Девушка Лиделла пытается удержать его от занятий бегом. Она тоже честная христианка, которая будет сопровождать его в его миссионерской поездке в Китай. Она считает его занятия спортом опасным отклонением от духовной задачи, и можно почувствовать мамочкину заботу в её тревоге о нём. Лиделл снова без тени сомнения отказывается слушать о её беспокойстве за его безопасность и ведёт её и других доброжелателей вперёд к его неизбежной победе. Абрахамс – в определённый момент перестаёт уделять внимание своей девушке, которую приходится подбадривать лорду Линдси, чтобы она была терпеливой и сильной – впадает в невротический кризис сомнений в себе. Затем она приходит к нему и совсем не побуждает его оставить свою любовь к спорту, а поощряет его продолжать. С верным сочетанием одобрения и неодобрения и посредством нежелания усмирить его душевное состояние, подверженное влиянию анимы, она преодолевает это с помощью своей превосходной мудрости как настоящая женщина, которая любит своего мужчину, если он действительно станет им. Женщина Лиделла умоляет его пожертвовать спортом ради Божьего дара. Женщина Абрахамса даёт ему необходимую дополнительную силу. Обе выражают, в значимые моменты, необходимое компенсирующее отношение, которые необходимо было принять во внимание каждому из атлетов, чтобы обеспечить здоровое стремление выиграть.

Хью Гудзон, режиссёр этого фильма, отлично использовал сценарий Колина Велланда – и это ещё раз иллюстрирует превосходную способность английских фильмов воспроизводить исторический период не только в фактах, но и сути. Ещё один пример такой скрупулёзной приверженности эпохе показывали в этом году на британском телевидении в сериале «Возвращение в Брайдсхед», основанном на романе Ивлина Во о жизни в загородном доме в 1930-е, в декаду, непосредственно последовавшую за действиями, показанными в фильме «Огненные колесницы». Какая большая разница! Полный энтузиазма дух двадцатых здесь сменился депрессивным декадансом тридцатых. Что касается религии, если «Огненные колесницы» - мотивирующий стимул для христианства. «Возвращение в Брайдсхед» - хотя этого и не подразумевал автор – сокрушительный удар, нацеленный на его вырождение. В последнем здоровая патриархальность замещена нездоровой матриархальной силовой структурой, представленной леди Марчмейн, которая способна отравить маскулинный порыв к инициации в своем источнике. Есть, конечно, прекрасные сцены студенческой жизни в Оксфорде с идиллической гомоэротической романтикой Себастьяна и Чарльза, его друга; но затем, когда эта трудная сага отчаяния раскрывается, Себастьян упивается до смерти, а его друг становится ещё одной жертвой собственнических желаний леди Марчмейн – у него нет друзей, нет любви, и он вынужден принять католицизм, который он не может постичь с помощью чего-то более сильного, чем смутное чувство преданности всему, что эта семья, и особенно мать, желала ему в отсутствии его собственной.

После первой серии я решил больше не смотреть этот сериал. Разве я сам не пережил 1930-е и разве не прочувствовал всю их мрачную тревогу и без просмотра того, как это снова проигрывается, как будто бы это было что-то действительно памятное? Но, как и многие другие люди, я снова оказался перед экраном, вопреки самому себе. Многое можно сказать в пользу сериала, иллюстрирующего роман, и рассказчик заполняет пробелы отрывками авторских строк из самого романа. Их кумулятивный эффект оживляет не только роман, но и период, который он описывает. По мере развития действий в сериале мы начинаем чувствовать мотивы, которые лежат за художественным стилем его изображения, и самый просветляющий и катартический опыт, каким он оказался. Я говорю «мотив», как если бы это могло быть сознательно обозначено. На самом деле он был неосознанным, не только для героев в этом сериале, но и для всей Европы и Америки в тот период прямо перед Второй мировой войной.

Это был период, когда наиболее остро заявлялось о смерти Бога, провозглашённой Ницше. Зарождался экзистенциализм, и человечество всё больше и больше чувствовало свое одиночество в антропоцентрической культуре, которая вот-вот породит технические средства для собственного разрушения. Для нас хорошо почувствовать глубину этой трагедии – эта неспособность сделать осознанным то, что настолько пугающе очевидно сегодня с нависшей над нами опасностью ядерной войны. Хотя леди Марчейн умерла естественной смертью в своей кровати, разве дух Ореста в форме её сына Себастьяна в реальности не убивает эту современную Клитемнестру, восстановив – пусть только для последующей смерти – его отца, чьё личное влияние в детстве могло бы спасти его, и возможно изменить и её?

Мы переживаем трагедию как что-то ужасное, которое в противном случае не могло бы произойти, и в этом состоит катарсис. Вследствие этого, совершенно вымышленная версия греческой трагедии не может полностью представить трагедию современности, хотя Т.С.Эллиот пытался это сделать – и в какой-то мере ему это удалось в произведении «Воссоединение семьи». Возможно, невероятная форма трагедии, такая как «Возвращение в Брайдсхед», по этой причине может более удачно оживить опыт очищения через печаль и ужас.

Наши партнеры Баннеры


Рекомендуем:
http://maap.ru/ – МААП – Московская Ассоциация Аналитической Психологии
http://www.olgakondratova.ru/ – Ольга Владимировна Кондратова – Юнгианский аналитик
http://thelema.ru/ – Учебный Колледж Телема-93
http://thelema.su/ – Телема в Калининграде
http://oto.ru/ – ОТО Ложа Убежище Пана
http://invertedtree.ucoz.ru/ – Inverted Tree – Эзотерическое сообщество
http://samopoznanie.ru/ – Самопознание.ру – Путеводитель по тренингам
http://magic-kniga.ru/ – Magic-Kniga – гипермаркет эзотерики
http://katab.asia/ – Katab.asia – Эзотерритория психоккультуры – интернет издание
https://www.mfmt.ru/ – Международный фестиваль мастеров Таро
http://www.radarain.ru/triumfitaro
http://www.agoraconf.ru - Междисциплинарная конференция "Агора"
классические баннеры...
   счётчики