Версия для печати
Среда, 28 января 2009 17:04

Ремо Рот. Мои воспоминания о Марии-Луизе фон Франц

 

 

 

Ремо Рот

Мои воспоминания о Марии-Луизе фон Франц

С тех пор, как она умерла, 17 февраля 1998 года, о ней было написано много. Поэтому я хотел бы ограничиться тем, что касается наших личных отношений.

Несколько месяцев спустя после публикации ее книги «О сновидениях и смерти», осенью 1984 года у Марии-Луизы началась болезнь Паркинсона. После этого она несколько раз говорила мне, что у нее отчетливое чувство, что болезнь была прямым эффектом от написания этой книги.

Она никогда не углублялась в детали, но я чувствовал, что она еще не нашла индивидуального решения проблемы развития так называемого тонкого тела (алмазного тела в восточном мистицизме) для жизни после смерти. Это было одной из основных тем ее книги, и я видел, что она интенсивно продолжала искать ответ.

Все тринадцать лет вплоть до своей смерти она стойко переносила тяжелую болезнь. Несмотря на то, что в конце концов ей было трудно даже говорить, трезвость ума и критический подход остались с ней. Мне было очень приятно, когда я осознал, что она, несмотря на болезнь, продолжала живо интересоваться моей работой, моими исследованиями о приложении теории Юнга о синхронистичности к психосоматическим и соматическим заболеваниям, которая сама основана на феноменологии тонкого тела. Снова и снова она давала мне символические подсказки о направлении в исследованиях, основанные на сновидениях, которые я слал ей по почте или рассказывал во время наших личных встреч. Поразительно, что ее советы были даны на символическом языке, сформулированные в крайне коротких утверждениях, и это давало мне простор для моих собственных творческих идей.

Таким образом, через интенсивные, продолжающиеся страдания, она оставляла мне индивидуальную свободу в исследованиях, и только благодаря этому могло появится на свет мое «Телесно-ориентированное воображение». К моему великому удовольствию, я также видел, что она начала использовать этот телесно-ориентированный метод для создания своего тонкого тела, который основан на комбинировании Активного Воображения и творческих прозрениях Парацельса, и был похож на современную интерпретацию «единого тела» Герарда Дорнеуса. Но эти тринадцать лет она была не только вдохновительницей своих близких друзей. Если бы некто попытался посмотреть на Марию-Луизу «внутренним глазом», он бы почувствовал, что она наконец нашла техники для развития своего тонкого или вечного тела, цель vita longa Парацельса, для жизни По Ту Сторону. Согласно учению Оригена, это есть главная цель жизни на земле (как она описывала в своей книге). И только через трансформацию физического в тонкое тело возможна индивидуальная жизнь по ту сторону.

Чем ближе была ее смерть, тем большего, я чувствовал, она добивалась в развитии своего тонкого тела для жизни после смерти, которое она описала в своей книге, проводя параллели со многими историческими примерами. Это была очень индивидуальная, полностью внутренняя трансформация, ее психологическая реализация unio corporalis Герарда Дорнеуса, которая не может быть описана словами, это была заключительная часть ее Делания в этом мире. Это развитие можно было воспринимать даже в ее физическом присутствии. Ее тело, всегда напоминавшее мне о привлекательной женщине, с течением времени превращалось в эльфоподобное существо. В то же время оно приобретало непостижимую ауру, которая ощущалась все сильнее к концу ее жизни.

Одной из целей алхимии было получение философского золота или камня. Как золото он обладал столь мощным воздействием, что преображал все вокруг себя в золото. Эта идея также называлась multiplicatio lapis (увеличение, разрастание камня): «излучение», исходящее от него, преображало всю вселенную к лучшему. В случае человеческого тела, целью алхимического делания было не менее, чем создание вышеупомянутого тонкого тела, которое обеспечит индивидуальную жизнь после смерти. Именно corpus mysticum (мистическое тело) было целью Делания «монахини-ученой» Хильдегарды фон Бинден 800 лет назад. Ее продолжавшееся всю жизнь физическое страдание было prima materia (первоматерия) в ее видениях, ныне известных. Я абсолютно убежден, что Мария-Луиза фон Франц, развивая прозрения Карла Юнга в своем опыте страдания нашла современное воплощение работы Хильдегарды. Хорген-Цюрих, 15 октября 1998 г.

 

Перевод Sedric