MAAP_conf_2017_banner

IZM – баннер

Shop.castalia баннер

Что такое Касталия?

     
«Касталия»
                – просветительский клуб и магазин книг. Мы переводим и издаём уникальные материалы в таких областях как: глубинная психология, юнгианство, оккультизм, таро, символизм в искусстве и культуре. Выпускаем видео лекции, проводим семинары. Подробнее...
Воскресенье, 05 июня 2011 16:10

Эмма Юнг Легенда о Граале Глава 21 Мерлин как лекарь и пророк

Эмма Юнг

Легенда о Граале

Глава 21

Мерлин как лекарь и пророк

Удивительный рассказ о том, как юный Мерлин открывает людям, что два сражающихся дракона, красный и белый, в ответе за обрушение башни короля Вертижье, можно найти и у Гальфрида Монмутского, и у Робера де Борона. Психологически именно Мерлин указывает на проблему противоположностей, которая снова ушла в бессознательное – проблема, о которой люди того времени, разумеется, ничего не знали, но, тем не менее, чувствовали, как она прорывается под них.

Красный и белый драконы играют важную роль как мотив алхимического символизма, где они также отображают психическую проблему противоположностей. Бернард Тревизанский, итальянский алхимик XV века, описывает эту проблему в следующей притче (1). Он идет в сад, место "химической" трансформации, и там находит замок, "в котором жили два дракона, один красен и тяжел трупом (2), другой бел и бескрыл. Они пришли вместе и обняли один другого в жаре солнца, что было в Овне. Они играли вместе, пока соединившиеся драконы не исчезли и оба вместе не превратились в черных воронов. Затем вороны увлажняли друг друга, пока не побелели, и пока солнце не вошло в знак Льва; и пока, затем, ворон, ставший белым, стал красным, как кровь у последнего, и в этой работе преобразился в соединение".

Возможно, что легенда о Мерлине была известна графу Тревизанскому и что он включил ее в свою систему алхимических идей. Представление противоположностей драконами показывает, что расщепление находится очень глубоко внизу, в мире инстинктов, и что пока связи с ним нет.

Однако, согласно алхимической точке зрения, эти противоположности должны быть объединены, поскольку красный и белый – это цвета жениха и невесты, которые вместе приходят на "химическую свадьбу". Следовательно, отделяется нечто, что в природе должно быть объединено; и именно Мерлин обращает внимание людей на ошибочное положение вещей. Это показывает, что он – тот, кто может привнести бессознательную проблему противоположностей в сознание и таким образом может служить "носителем света" для людей. Однако согласно Vita Merlini Гальфрида, он уходит в лес, подальше от людей, поскольку он обезумел от страданий в результате битвы между скоттами и бриттами (Мерлин был бриттом). В этой битве три брата вождя бриттов – возможно, и вождя Мерлина – были убиты. В лесу Мерлин ведет жизнь дикого животного, и когда его случайно находят, посланцы его сестры Ганиэды вынуждены успокоить его песней и лирой, прежде чем могут захватить его силой, чтобы вернуть в мир людей. При виде толпы людей его безумие снова приходит. Его освобождают и он снова может вернуться в лес. Он хочет остаться там и даже дает согласие на то, чтобы его жена Гвендолина вышла за другого, хотя и сообщает, что он придет на свадьбу с весьма необычным подарком. Через несколько дней после того, как он прочел по звездам, что Гвендолина скоро снова выйдет замуж, он появляется перед домом новобрачных верхом на олене и ведя с собой навьюченного оленя. Он зовет Гвендолину, которую эта картина очень позабавила. Но когда в окне появляется ее жених, Мерлин срывает оленьи рога и бросает их в голову соперника, расколов ему череп. Затем он скачет обратно в лес на своем олене. Переплывая реку, он теряет равновесие и падает в воду. Его вылавливают слуги его сестры и доставляют к ней.

Он снова пойман, и его тоска по лесу отнимает всю радость его жизни. Для захватившей его нет альтернативы, кроме как уступить его тоске и освободить его. Однако, он разрешает сестре обеспечить ему некоторый комфорт. Она строит ему в лесу дом, с семьюдесятью окнами и дверями, где он может посвятить себя астрономическим наблюдениям. Вместе со слугами, Ганиэда делает себе маленькую тропинку, чтобы бывать с ним. Летом Мерлин живет на открытом воздухе; когда же начинается зимний холод и он не может найти никакой еды, он возвращается в свою обсерваторию, где, снабженный едой и напитками с помощью сестры, "он исследует звезды и знаки, чтобы узнать грядущее" (4). Затем он учит ее пророчествам и хвалит ее как равную себе.

Стоит отметить, что когда Мерлин раскрывает бессознательный конфликт, символизируемый двумя драконами, он все же не в состоянии вынести бессмысленную борьбу людей друг с другом; в более глубоком смысле эти два мотива связаны один с другим. Именно бессознательное, рассматривающее внутреннюю проблему противоположностей, приводит к войне и препятствует королевской свадьбе белого и красного. Мерлин, который явно знает об этом, в отчаянии от глупости людей, которые не могут увидеть этого.

В том образе жизни, которого он придерживается с этих пор, в лесу со своей сестрой, отдаленный не только от других, но и от своей жены, посвятив себя наблюдению за звездами и пророчествам, кажется, что он принял довольно много из природы священника-друида и кельтского барда. Более того, он напоминает общий облик примитивного лекаря, и он включает этот облик в свою общую систему личности священника (5). Шаман, лекарь и аналогичный образ кельтского друида воплощают, такими, какими они были, тип религиозного человека, который, в полной независимости и в одиночестве, открывает для себя прямой личный доступ к коллективному бессознательному и пытается жить по указаниям его духа-хранителя, т.е. своего бессознательного. В результате он становится источником духовной жизни для своего окружения. Как показал Мирча Элиаде (6), состояние временного помешательства часто являются признаками шамана и лекаря. Более точно, нарушение психического баланса, которое характеризует ранние этапы и инициацию новичков, часто сопровождается погружением в воду; это случается и с Мерлином (7). Однако, эскимосы отличают форму душевного расстройства и психической болезни, когда сам шаман ищет лекарство от своей болезни, в то время как обычный человек, страдающий от душевной болезни, этого не делает. Действительно, рядом с бредящим Мерлином разливается поток, водами которого он исцеляется и впоследствии способен исцелять других. Потому его безумие нужно рассматривать как инициацию, посредством которой он входит в более тесный контакт с силами иного мира. В результате излечения он посвящает себя, как и многие шаманы, изолированной жизни в лесу в служении божественному. Параллели с жизнью Мерлина можно найти не только у первобытных народов, но также в иудео-христианской и исламской традициях, в частности, жизнь пророка Илии, в которой, в ее легендарном изложении, можно найти моменты, очень сходные с историей Мерлина (8).

На эту параллель впервые обратила внимание Хелен Адольф: Илия среди евреев считается "пророком", его пророческая деятельность продолжается и в Птичьем Гнезде, где "переплетены изображения всех народов, которые объединяются против Израиля!". И Мерлин является devins, и в своей прощальной речи он говорит, что в esplumoir "je profetiserai tou que nostre Sire commandera." [я скажу в пророчестве то, что прикажет наш Господь]

Илия не умер, но был вознесен на небеса… То же самое и с Мерлином: "Lor dist que il ne poroit morir devant le finement del siecle." [Говорят, что он не может умереть до скончания веков]

Илия записывает деяния людей и хроники мира, так же, как Мерлин и Блез.

Илия показан в тесной связи с Мессией сыном Давидовым… и с Мессией сыном Иосифовым (или Эфраимом), который будет убит Антихристом, но оживлен Илией. Это напоминает нам о Мерлине, который после судьбоносной битвы, в которой Артур серьезно ранен, идет в свой esplumoir, ожидая часа, когда Артур (который таким образом представляет сразу Мессию сына Давидова и Мессию сына Иосифова) вернется с Авалона.

Наряду с другими сходными чертами, Адольф подмечает, что:

Именно Мерлин показывает Персевалю дорогу, которая ведет к дому Короля-Рыбака. Кажется, что он знает о Граале все. Согласно иудейской традиции, все знание, особенно все тайное знание, исходит от Илии. Ему также приписывается честь основания Каббалы. "Чем был Моисей для Торы, тем был Илия для Каббалы".

Кажется, что вполне достаточно свидетельств в пользу нашего предположения, что существует связь между Мерлином-провидцем и Илией-пророком. И мы будем еще более склонны допустить такую возможность, если примем во внимание, что уже существовала связь между иудейской традицией и артуровским циклом. Я имею в виду легенду о Соломоне и Асмодее, о которой говорят, что она вдохновила некоторые части истории жизни Мерлина. Конечно, легенда о Соломоне в средние века была популярна и распространилась по всей Европе. Но Илия разделил честь быть героем как иудейской, так и христианской традиции… Более того, мы в состоянии показать, что существовала связь между Асмодеем и Илией, так что одним фактом, что образ Мерлина позаимствован у Асмодея, он также идет по следам пророка (9).

Возможно, что служитель церкви Элай, который, согласно легенде, записал пророчества Мерлина, в действительности был Илией (10). В легенде Илия появляется как религиозная пророческая личность, в которой есть также мошеннические и даже какие-то демонические черты, которые так часто характеризуют типичного языческого лекаря и которые также так явственно отображаются в Мерлине. Так, Илия доходит до того, что убивает человека; он обращается блудницей, чтобы спасти набожного раввина; и он постоянно играет шутки с людьми, путешествуя неузнанным по земле вместе с Хызром. С подобными чертами он становится персонификацией архетипа трикстера (11), чьей функцией, среди прочего, является компенсировать предрасположенность к ригидности в коллективном сознании и держать открытыми подходы к иррациональным глубинам и к богатствам мира инстинктов и архетипов (12). Однако пророк, подобный Илии, не есть только пример индивидуализованной личности, но, как объясняет Юнг (13), и даже как показывает его имя, он есть также человеческая персонификация Яхве, т.е. Бога. В легенде он идентифицируется с Метатроном, фигурой, которая в Pistis Sophia называется "малый Яхве" (14). Таким образом, его образ представляет аспект высшего Бога, в той мере, в какой процесс индивидуации, видимый с "другой" – архетипической – стороны, на самом деле изображает процесс инкарнации божественного (15). В более позднее время с Метатроном идентифицировались Енох, Илия и Иоанн Креститель. В Pistis Sophia Иисус говорит: "Я нашел Елисавету, мать Иоанна Крестителя, когда она еще не была им беременна, и я посеял в ней силы, которые я получил от малого Иао [Яхве], Добра, которое в Середине, чтобы он смог приготовить мой путь… И так сила малого Иао, который в Середине, и душа пророка Илии – они были соединены в теле Иоанна Крестителя" (16). Они представляют "совершенного человека" и Ветхого Деньми (17). Как и Иоанн Креститель, Илия необыкновенно волосат, как будто животные в нем еще представлены довольно сильно. Такая же заметная волосатость еще раз представлена в Мерлине. Наша история рассказывает, что Мерлин унаследовал свой физический облик от своего отца, и те, кто присутствовал при его рождении, пришли в ужас от его волосатого тела. Далее он описывается как близкий к животным, потому что он все время возвращается в лес – по этой причине он известен как Мерлинус Сильвестр – и что он кажется пастухом диких зверей. Эта последняя черта особенно наглядна в Vita Merlini (18), в которой Гальфрид доходит до того, чтобы напрямую сравнить его с Орфеем (19).

Он живет в лесной обсерватории с тремя доверенными спутниками (четверица): своим учеником бардом Телгессином или Талесином, своей сестрой Ганиэдой и бывшим душевнобольным, который вылечился, испив из исцеляющего фонтана, который появился возле дома Мерлина (20).

Особенно хорошо известен смех Мерлина: это результат его более глубокого знания незримых связей. Например, он громко смеется, когда видит сидящего бедняка в лохмотьях, или когда видит юношу, покупающего себе пару обуви. Причина в том, что бедняк, сам того не зная, сидел на зарытом сокровище, а юноше была судьба умереть на следующий день (21). Одиночество Мерлина можно понять. Его всеобъемлющее знание, которое дает ему возможность проникновения в бессознательные связующие процессы, изолирует его от обычных людей, которым его реакции должны были казаться бессмысленными. По этой причине он остается в лесу в добровольно выбранном состоянии бедности и отказа от любви и отказывается позволить себе быть вновь затянутым в мир блестящими искушениями. Ибо, как он говорит, "Ничто не может мне дать удовольствие из того, что может забрать меня отсюда, из моего Калидона, который в моих глазах всегда приятен" (22). Калидон – это дубовая роща, в которой он живет и которая намекает на Вотана (23). В этой роще он служит лишь Богу, а к излеченному от душевной болезни человеку он обращает важные слова: "Теперь ты должен колеблясь идти вперед к твоей встрече с Богом, который вернет тебя вновь тебе, и теперь ты можешь остаться со мной, для того чтобы, вновь в послушании Богу, искупить дни, в которые безумие похитило тебя" (24). Талесин подобным же образом отказывается от своих научных призваний для того, чтобы следовать за своим учителем, и Ганиэда, сестра Мерлина, отказывается от своего романа, чтобы они могли жить вместе, вчетвером. В конце концов, в преклонном возрасте, известный своей святостью и окруженный духовными учениками, Мерлин удаляется от всего общества и уходит в вечное безмолвие (25).

Решающим фактором в лесной жизни Мерлина оказывается его полное религиозное подчинение, т.е. его кропотливое внимание к божественному, которое помогло ему воплотить что-то из божественного знания и тайны в себе. И таким образом живая реальность бессознательного получила возможность проявить себя через него. Словно бы часть бессознательного, (дополнительное бессознательное психическое) человека, которое объединяет его с животным миром и с Космосом (26), боится тисков сознания и может жить лишь тогда, когда человек до какой-то степени добровольно сдается коллективной адаптации и превосходству сознания и его собственной свободной личной воле, так что он может предложить возможность жизни этой более архаичной и в то же время более возможной части себя. При этих условиях такой акт подчинения дает ему предчувствие будущего, которое простирается далеко за текущий момент, так же как, например, мотивы легенды о Граале простираются за Средние века до нашего времени и, возможно, будут простираться и далее. Таким образом, Мерлин становится вплетенным в легенду образом цельного человека, homo quadratus или homo altus алхимии, в котором обычный человек стал одним с целостностью, превышающей его. Его отказ от суждений о самоуверенном, одностороннем сознании и от самопроизвольной эмфазы побуждает его временами появляться в качестве jocosus, дурака, который не так уж редко встречается со странными неудачами, такими, как погружение в воду после мести своему противнику. Эти странные неуместности со стороны Мерлина вызывают в памяти комментарии Юнга по поводу архетипического трикстера: "Трикстер – это примитивное "космическое" существо божественно-животной природы, которое, с одной стороны, выше человека благодаря своим сверхчеловеческим качествам, с другой стороны – ниже него из-за своей глупости и бессознательности. Он не соответствует и животным из-за своей необыкновенной неуклюжести и отсутствия инстинктов. Эти недостатки – знаки его человеческой природы, которая не так хорошо приспособлена к окружающей среде, как животная, но, вместо этого, имеет перспективы более высокого развития сознания, основанные на заметном рвении к научению, как должным образом и подчеркнуто в мифе" (27). Таким образом, архетип трикстера всегда появляется как фигура исцеляющая, когда коллективное сознание находится в опасности упрямого закоснения в односторонности. Вновь и вновь он держит открытыми подходы к божественно-животным слоям психики, и такой, очевидно была и задача Мерлина в средневековой культуре.

Наблюдение за звездами, которому он посвящает свои преклонные годы, также имеет значение. От Цезаря нам известно, что кельтские друиды наблюдали за звездами (28), и в этом отношении Мерлин воплощает этот тип целителя или священника. В те времена небесные тела были еще великими провозвестниками судьбы и будущего. Их астрологическая – т.е. символическая – группировка разрешала проекциям коллективного бессознательного быть воспринятыми, и в них можно прочесть многовековые "созвездия" архетипов, таким образом широко предвещавшие нашу культурную историю и духовную судьбу (29). Через эту любопытную жизнь в лесной обсерватории Мерлин, как видится, слит с unus mundus, в союз с истоками всего космического и психического бытия, единство которого наиболее ясно предвещается в феномене синхронистичности, частью которого являются также, конечно же, и астрологические совпадения (30). Наблюдая его, понимание иногда слегка затрагивает "абсолютное знание" бессознательного и потому наполнено предчувствиями, которые простираются далеко за пределы любой сознательной рефлексии и способны предвосхитить будущие возможности человеческого развития – именно это и есть то, что составляет суть пророческого дара.

1 Des Bernardi Graf en von der Marck und Tarvis Chymische Schriften, перевод на немецкий Joachim Tanck, pp. 293.

2 Телом

3 Согласно Faral, La Légende Arthurienne, Vol. III.

4 Faral, op. cit., pp. 323-24:

Cumque venire hiems rigidis hirsuta procellis, Quae nemus et terras fructu spoliabat ab omni, Deficeretque sibi pluviis instantibus esca, Tristis et esuriens dictam veniebat ad aulam: Illic multotiens aderat regina dapesque Et potum pariter fratri gavisa ferebat, Qui, postquam variis sese recreverat escis Mox assurgebat, complaudebatque sorori. Deinde domum perargrans ad sidera respiciebat, Talia dum caneret, quae tune ventura sciebat.

5 Ср. также Parry, "Vita Merlini" pp. 36.

6 В Shamanism, pp. 28 ff, Мирча Элиаде показал, что этот тип священника-целителя соответствует типу, распространенному во всем мире, и что аспекты и фазы развития его личности соответствуют, как показано Юнгом, процессу индивидуации.

7 Лишь после публикации немецкого издания этой книги автор (М.-Л. ф. Ф. ) к своему удовольствию обнаружил, что Brigit Benesнашла связи с шаманизмом в легенде о Buile Suibne {Zeitschrift fur keltische Philologie). Как ирландская параллель Мерлину, Суибне, вместе с Лайлокеном и Мирдином (также аналогичным Мерлину) во многом связана с шаманизмом (р.313). Суибне ассоциируется с оленем: "Вот мои олени, от одной речной долины до другой"

8 Ср. "Elie le Prophete" in Etudes Carmelitaines, Vol. II, и особенно предисловие Юнга здесь

9 См. "The Esplumoir Merlin;' Speculum XXI, pp. 173, и другую литературу, упомянутую там.

10 Ср. Zumthor, op. cit. p. 198.

11 Ср. Paul Radin, The Trickster, с комментариями Карла Кереньи и К.-Г. Юнга.

11 Ср. Jung, "Transformation Symbolism in the Mass" in Psychology and Religion, par. 427.

12 Ср. ibid., особенно pp. 210-11.

13 "Elie le Prophete", pp. 15.

14 По поводу Метатрона как "малого Яхве" ср. H. Bietenhard, Die himmlische Welt in Urchristentum und Spdtjudentum, особенно p. 157.

15 Ср. Jung, "Transformation Symbolism in the Mass" in Psychology and Religion, par. 427.

16 Pistis Sophia, pp. 9-10; Bietenhard, op. cit., p. 157.

17 Ср. Charles Allyn Williams, "Oriental Affinities of the Legends of the Hairy Anchorite". Williams также цитирует параллельный образ Илии.

18 Согласно Faral, op. cit., Vol. III.

19 Ср. Zumthor, op. cit., p. 43. Еще одной параллелью может быть Энкиду в "Эпосе о Гильгамеше"; см. Williams, op. cit.

20 Ibid., p. 40. Душевнобольной сошел с ума, потому что он съел отравленный плод одной любви из оставленных Мерлином.

21 Ср. ibid., p. 42; другие примеры можно найти на p. 41.

22 Verses 1237-38. Ср. Zumthor, op. cit., p. 40.

28 Verse 1239, ibid., p. 43:

Tune Merlinus ait: tibi nunc cunctanter eundum est in agone Dei qui te tibi reddidit et nunc mecum maneas, ut quos tibi surrepiebat vis verunca, dies iterum reparare labores obsequio Domini. .. .(Parry, op. cit., p. 113) ("Тогда Мерлин сказал: Ты теперь должен продолжать служить Богу который восстановил тебя таким, каким ты видишь теперь себя (букв. К себе), ты, кто так много лет жил в пустыне, как дикий зверь, ходя без чувства стыда. Теперь, когда ты восстановил свой рассудок, не избегай кустов или зеленых полян, где ты жил, когда был безумен, но останься со мной, чтобы ты мог стремиться служить Богу за те дни, которые сила безумия отняла у тебя…".—Verse 139, Canto XA, 2014, i).

24 Verses I449 ff,

25 Ibid., p. 44.

26 По поводу этой идеи, ср. Aion, pars. 26 ff.

27 Archetypes and the Collective Unconscious, par. 473.

28 De bello Gallico, VI ,i8.

29 Ср. Aion, особенно par. 128, и, также авторства Юнга, "Flying Saucers, a Modern Myth" в Civilization in Transition.

80 Ср. Jung, Mysterium Coniunctionis, par. 662, и "Synchronicity: An Acausal Connecting Principled" в The Structure and Dynamics of the Psyche, passim.

Пер. Яна Знаменская.

JL VK Group

Социальные группы

FB

Youtube кнопка

Обучение Таро
Обучение Фрунцузкому Таро
Обучение Рунам
Лекции по юнгианству

Что такое оккультизм?

Что такое Оккультизм?

Вопрос выведенный в заглавие может показаться очень простым. В самом деле, все мы смотрели хоть одну серию "битвы экстрасенсов" и уж точно слышали такие фамилии как Блаватская, штайнер, Ошо или Папюс - книги которых мы традиционно находим в "оккультном" разделе книжного магазина. Однако при серьезном подходе становится ясно что каждый из перечисленных (и не перечисленных) предлагает свое оригинальное учение, отличающееся друг от друга не меньше чем скажем индуисткий эзотеризм адвайты отличается от какой нибудь новейшей школы биоэнергетики.

Подробнее...

Что такое алхимия?

Что такое алхимия?

Душа по своей природе алхимик. Заголовок который мы выбрали, для этого обзора - это та психологическая истина которая открывается если мы серьезно проанализируем наши собственные глубины, например внимательно рассмотрев сны и фантазии. Мой "алхимический" сон приснился мне когда мне было всего 11 и я точно не мог знать что это значит. В этом сне, я увидел себя в кинотеатре где происходило удивительное действие. В закрытом пространстве моему внутреннему взору предстал идеальный мир, замкнутый на себя.

Подробнее...

Малая традиция

Что есть Малая традиция?

В мифологии Грааля есть очень интересный момент. Грустный, отчаявшийся Парсифаль уходит в глубокий лес (т.е. бессознательное) и там встречает отшельника. Отшельник дает ему Евангелие и говорит: «Читай!» И в ответ на возражения (а ведь на тот момент Парсифаль в своем отчаянии отрекся и от мира, и от бога), уточняет: «Читай как если бы ты этого никогда не слышал».

Подробнее...

Наши партнеры Баннеры


Рекомендуем:
http://maap.ru/ – МААП – Московская Ассоциация Аналитической Психологии
http://www.olgakondratova.ru/ – Ольга Владимировна Кондратова – Юнгианский аналитик
http://thelema.ru/ – Учебный Колледж Телема-93
http://thelema.su/ – Телема в Калининграде
http://oto.ru/ – ОТО Ложа Убежище Пана
http://invertedtree.ucoz.ru/ – Inverted Tree – Эзотерическое сообщество
http://samopoznanie.ru/ – Самопознание.ру – Путеводитель по тренингам
http://magic-kniga.ru/ – Magic-Kniga – гипермаркет эзотерики
http://katab.asia/ – Katab.asia – Эзотерритория психоккультуры – интернет издание
https://www.mfmt.ru/ – Международный фестиваль мастеров Таро
классические баннеры...
   счётчики