IZM – баннер

Shop.castalia баннер

Что такое Касталия?

     
«Касталия»
                – просветительский клуб и магазин книг. Мы переводим и издаём уникальные материалы в таких областях как: глубинная психология, юнгианство, оккультизм, таро, символизм в искусстве и культуре. Выпускаем видео лекции, проводим семинары. Подробнее...
Среда, 08 августа 2012 00:11

Джеффри Ральф «Юнг и алхимическое воображение» Введение

Джеффри Ральф

«Юнг и алхимическое воображение»

Введение

Когда мне было 22 года, я пережил духовное пробуждение. Прежде, чем я когда-либо услышал о том, кто такой Юнг или алхимия, духовный поток промчался через мою душу и подарил опыт, который, как я считал ранее, никоим образом не может существовать. Я был юн и чрезвычайно невежественен, и не мог привести к концепции тот опыт, который мне удалось пережить. Испытывая потребность понимания, я искал учителей и традиции, которые могли бы в этом помочь. Я ничего не находил до тех пор, пока не обнаружил труды К.Г.Юнга. Хотя его идеи и сложность его сочинений озадачили меня, в своем сердце я знал, что нашел родственную душу. Я чувствовал, еще задолго до того, как смог обрести понимание, что Юнг послужит основой, которая поможет расшифровать те видения, которые я испытал.

Изучение Юнга познакомило меня с ранними традициями, которые также подавали голос из моих глубин. Наиболее важной из них была алхимия. Для меня алхимия была огромным котлом образа и символа, хаотической смесью разумного и причудливого, привлекательного и ужасного. В основе всего этого стоял привлекательный образ философского камня, магической субстанции, обладающей силой преобразовывать металлы, излечивать болезни, раскрывать тайны духа и даровать бессмертие своего счастливому творцу. Это был образ камня, большего, чем другие, который захватил моё воображение и подтолкнул к изучению алхимии – исследованию, которое продолжалось более двадцати лет.

Первоначально я не искал интеллектуального понимания происхождения алхимии, не желая попасть в умы ранних алхимиков, отслеживая то, что они могли умышлять в своих писаниях. Скорее, символы, которые они создали и образы, которые они использовали – вот что занимало мое внимание. Я чувствовал, что если смогу понять значение этих символов, то смогу и разобраться в собственном переживании и переживаниях, которыми делились со мной клиенты. Я, как предполагаю, являюсь мистиком. Я никогда не чувствовал себя уютно в рамках организованной религии, но искал свой путь и расшифровывал собственные истины. Хотя без Юнга или алхимии, мои усилия оказались бы тщетными.

Я продолжал свое исследование внутреннего мира более тридцати лет. И я до сих пор нахожу в символическом языке алхимии много полезного для понимания внутренних территорий. При написании настоящей книги я был намерен поделиться ключами к пониманию того, что алхимия собой представляет и открыть некоторые секреты внутреннего мира. Я не утверждаю, что это получилось точно, и предполагаю, что мое понимание есть только одно из возможных. Однако я верю, что сочетание моего собственного внутреннего опыта и работы со многими другими в процессе анализа создает уникальный взгляд на духовные измерения алхимии, которые, в свою очередь, освещают духовный путь индивидуации.

Не может быть никакой надежды на понимание моей точки зрения на алхимию без принятия во внимания юнгианской модели, которая служит моей отправной точкой. По этой причине, я затрону некоторые основные идеи юнгианской теории – такие как Самость, активное воображение, толкование сновидений и трансцендентная функция. Мой подход к этим концепциям не подразумевает теоретика, пытающегося пояснить теоретические концепции Юнга. Я подхожу к Юнгу так, будто быон был алхимиком, последним в долгой традиции духовных учителей. Из-за целей этой книги, я не заинтересован в полном пояснении Юнга, но только в тех аспектах его работы, которые разъясняют духовный смысл алхимических символов. Другими словами, я рассматриваю алхимические образы, чтобы понять внутренний опыт и исследую Юнга для понимания алхимических образов. Обратное также верно. Понимание внутреннего опыта проливает свет на значение алхимических образом, что, в свою очередь, развивает понятия, сформулированные Юнгом.

Есть те, кто могут возражать против взглядов Юнга и ставит под сомнение его роль как духовного учителя или внутреннего алхимика. По моему мнению, однако, наиболее важный вклад Юнга – это не вклад практикующего психолога, но мирового учителя, того, кто вновь привнес мудрость многих древних традиций в современный Западный мир. На самом деле, Юнг не был практикующим алхимиком, но признавал и почитал алхимическое воображение, творческий мир, в котором многие алхимики жили и работали. В алхимическом воображении мир может быть усовершенствован, болезнь побеждена, материя преобразована в дух, а дух в материю. В творческой вселенной противоположности соединяются, создавая магическое третье, которое выходит за рамки обыденного сознания. По сути, приверженность Юнга к процессам трансформации и сотворению нового психического центра, который он называл Самостью,помещает его в творческий мир алхимика.

Конечно, многие сегодня отвергают духовный аспект психологии Юнга и отказываются от рассмотрения его как своего рода пророка. И они не полностью неправы. Было бы ошибкой возносить Юнга на потустороннюю позицию и сделать его учение современным писанием. Он сам бы не одобрил этого. И тем не менее, Юнг был великим учителем. В модели, которую он представил для духовного исследования, мир приобрел великое наследие. В последние годы юнгианский мир резко отказался от духовного измерения работы Юнга, предпочитая ограничивать её перспективу до узко клинической и личной сферы. Это большая потеря. Вопреки самосознательным протестам многих по поводу того, что они превзошли Юнга, что он устарел и вышел из моды, глубинные аспекты Юнгианских работ еще только должны быть поняты. Я считаю, что Западный мир находится в поиске новой парадигмы внутреннего развития и духовного пробуждения. Исследуя и расширяя духовную модель Юнга, я надеюсь внести свой вклад в этот поиск. Как духовный учитель, Юнг предлагает современный путь к просветлению.

Я был очень счастлив иметь в качестве одного из учителей в Цюрихе покойную Марию-Луизу фон Франц. Своим понимание духовного вклада Юнга я во многом обязан ей. В последующих страницах я рассматриваю это наследие и его обоснованность сегодня, а также его пользу для проникновения в секреты алхимических символов. В первую очередь, однако, я сделаю рабочий обзор природы и истории алхимии.

НАЧАЛА АЛХИМИИ

Существует немало разногласий по поводу происхождения и исторического развития алхимии. Многие вопросы о природе алхимических школ и их отношение друг к другу остаются без ответа. Тем не менее, можно подвести итог исследованию алхимии таким образом, чтобы сохранить единодушие среди ученых.

Термин алхимия происходит от двух корней: al, что означает по-арабски артикль, подобный английскому «the» и chemia. Но неясно, что на самом деле означает chemia. Существует две формы термина на греческом: chemiaи chymia. Первая относится к процессу получения сока, тогда как последняя связана с извлечением металла из руды. В обоих формах, трансмутативный процесс составляет общий элемент, как преобразование данной субстанции в нечто более высшее [1]. Следовательно, мы могли бы думать об алхимии, как об искусстве трансмутации.

Мы можем удобным образом разделить историю алхимии на три основных этапа: эллинистическая алхимия (от примерно 200 г. до н.э. до 600 г. н.э.), арабская алхимия (до 1000 г. н.э.) и латинская алхимия, которая существует примерно с 1100 до 1700 гг.

Как нам известно, отцом алхимии был писатель по имени Болос из Мендеса, чья жизнь окутана тайной. Вероятно, он жил и писал в эллинистическом Египте, но когда именно, остается неясным. Джек Линсдэй, чьи работы по ранней алхимии остаются непревзойденными, считал, что в сборниках и работах Болоса объединены основные темы ранней алхимии в том виде, в котором она существовала многие века [2].Многие считают, что корни алхимии лежат в традициях древнего Египта, и Болос определенно использует образы и идеи, которые вытекают из египетских практик. Кроме того, Болос был первым, кто ввел воображаемый элемент в мир алхимии, ведь его открытие основных принципов алхимической работы произошло магическим образом.

Сам Болос писал, что изучал алхимию с мастером по имени Останес, который, к сожалению, умер до выявления полной природы работы. Хотя Болос работал над разгадкой секретов, ему мало сопутствовал успех. Не сдаваясь, Болос вызвал дух умершего Останеса при помощи магического ритуала. Хотя ему успешно удалось вызвать дух своего учителя, стражи умершего не дали Останесу говорить. Он успел сказать только то, что «книги в храме» [3].

Болос отправился на поиски книг, но не смог найти их. Позднее он принял участие в банкете с сыном Останеса и одна из построенных колонн открылась сама собой. Сон рассказал Болосу, что колона содержала книги его отца, но когда они посмотрели внутрь, то нашли только одну формулу: «Природа в восторге от другой природы, природа побеждает другую природу, природа доминирует над другой природой» [4]. Болос осознал, что все секреты алхимии содержались в этой одной формуле.

Таким образом, знаменитая троичная формула, используемая алхимиками до XVII века, была откровением, полученным в результате диалога с призраком. Линдсэй правильно указывал, что в целом сцена и характер её откровения напоминает другие герметические трактаты, такие как «Книга Поймандра» [5]. То, что Болос изображает начало священного искусства как визионерское событие, демонстрирует, что не только сама алхимия рассматривалась как одно из магических искусств, но что визионерский опыт является неотъемлемой её частью с самого начала.

Греческая или эллинистическая алхимия не обладает исключительно визионерским характером, ибо есть несколько путей, посвященных практической стороне работы, такие как проектирование строительства известной «Купальни Марии», веками использовавшейся честолюбивыми алхимиками.Но визионерскому элементу нельзя отказать в наличии. Зосима, один из наиболее важных греческих алхимиков, записал серию видений, в который выразил некоторые сущностные секреты работы. Я не могу обсуждать эти видения в деталях, частью они описывают ряд подобных сновидениям откровений, в которых Зосима получил озарение по поводу природы «божественных вод». Он увидел несколько персонифицированных фигур, которые представляли тайную субстанцию и вели с ним диалог и прошли через кровавые и насильственные операции. Эти фигуры в их диалоге с Зосимой, и в муках, которые они прошли, раскрыли различные аспекты того, что в алхимии именуется opus[6]. Греческие алхимики интегрировали практические и провидческие аспекты алхимии, но поздние особенности, кажется, сдержали большую часть их сил.

Когда арабы завоевали восточные провинции Византийский Империи, они взяли себе часть мира, где процветала алхимия. В Египте и Сирии они исследовали алхимические писания, и вскоре переняли учение трансмутации.Существовало несколько арабских школ алхимии; несколько были посвящены физической алхимии, а остальные духовной алхимии.

Наиболее известным арабским алхимиком и тем, кто попытался соединить духовные и практические стороны алхимии, был Джабир ибн Хайян, который, как предполагается, умер около 800 года. Как и в случае многих ранних алхимиков существуют значительные расхождения относительно его жизни. Некоторые задаются вопросом, существовал ли он вообще, или же, могли ли приписанные ему работы быть написаны одним человеком. Его теории сложны и трудны, и, временами, таинственны до крайности.

Но его работа была далека от бессмысленности; она представляет собой сложную философию, корни которой уходят в неоплатоническую мысль. Джабир отвергает идею эмпирического исследования в пользу точки зрения о том, что исключительно вечные истины формируют базис науки [7]. Система Джабира сочетает тайну чисел и букв с процессами алхимической трансмутации. Для него секрет сотворения магического камня зависит от правильного баланса, который достигается через понимание внутренней сути вещей. Очевидно, что его система была очень сложной, и хотя не откровенно провидческой, все же она связывалась с магическими практиками, связанными с комбинациями чисел и букв. В то же время, его система основана на силе ума, способного проникать в сущность вещей:

«Приступайте с пониманием, что это искусство, которое требует особых навыков; более того, это величайшее из всех искусств, ведь оно [посвящено] идеальной сущности, которая пребывает исключительно в разуме» [8]

Очень многое еще требует изучения, не только о Джабире, но и в случае остальных арабских алхимиков, а также взаимоотношений между алхимией и исламским мистицизмом, известным как суфизм.

Суфийская мистическая традиция имеет большое значение, поскольку предлагает сложную теорию воображения и уникальный взгляд на значение алхимии. Суфийский взгляд на алхимию объединяет теорию воображения с задачей создания тонких тел и созерцания сердца вселенной. Для суфиев алхимия - это прежде всего духовная работа, основанная на провидческих состояниях и опытах. Например, один автор, обсуждая, как духовные и материальные тела взаимодействуют в алхимической работе, замечает, что алхимические операции были бы немыслимы, если бы производились над материальными телами, но как только мы признаем, что работа применяется к духовным телам, работа становится полностью вразумительной.

Суфийские алхимики понимали, что материя, над которой они производят операции, не является чисто физической по своей природе, но больше относится к миру Благодати. Хотя единение физического и духовного является темой, проявляющейся в алхимии всех периодов, суфии наиболее явно выражали потусторонний характер делания. Когда тело становится духом, а дух становится телом, мы входим в новую реальность опыта, которую я называю психоидом. Я обсуждаю природу психоидального опыта в соответствующем контексте, но стоит заметить, что суфии разработали это понятие столетия назад.

Далее алхимия мигрирует в Западную Европу (около XIII столетия), где процветает на протяжении сотен лет. Хотя она всегда оставалась подпольным течением, которое никогда не получало официального одобрения, алхимия все же была популярна среди людей всех слоев общества. Герцоги и короли, епископы и папы – все интересовались алхимией в то или иное время. Существуют сотни текстов, от бесценных до банальных, написанных во времена XIII-XVIII веков. Существовали алхимики, которые верили в физическую природу делания и посвящали себя лабораторной работе таким путем, который часто затем предвосхищался в научных опытах. Но были также многие, кто писал об алхимии с духовной и визионерской точки зрения, а также еще больше было тех, кто пытался соединить эти два потока.

Одной из ранее опубликованных работ, доступной нам и демонстрирующей внутренний и провидческий аспект алхимии, является «AuroraConsurgens» («Восходящая Аврора»), которая была приписана Фоме Аквинскому. Мария-Луиза фон Франц написала проницательный анализ этой работы, в котором продемонстрировала её экстатическое качество. В действительности, она была убеждена, что автор написал большую часть работы в экстатическом состоянии. Текст был преисполнен страсти и напоминал любовные стихи, написанные женской Мудростью. Автор приводит цитаты из Библии с явными отсылками к алхимическим процедурам и провозглашает появление небес на земле для того, что вступит с Мудростью в брак и сотворит философский камень [10].

Смешивание религиозной образности и алхимического процесса не типично для алхимии Западной Европы. Существуют множественные сопоставления философского камня с Христом и другие отсылки к Книге Бытия, а также к книгам мудрости в Библии. Алхимическое дело явно имело религиозный привкус для писателей Средних Веков и Ренессанса, для которых сотворение философского камня было чудом. К тому же, алхимия того времени обладала отдельными провидческими элементами и чертами откровения. Можно найти отсылки к сновидениям и видениям, а также записанным диалогам между алхимиками и алхимическими духами, такими как Меркурий, Сера и Природа. Хотя некоторые из этих диалогов служат дидактическим целям, другие отражают подлинные внутренние переживания. Кроме того, есть некоторые примеры провидческого материала, который никогда не предназначался для публикации. К примеру, Джордж Старки, алхимик, писавший в XVII веке, связывал одно из своих сновидений в написанном письме со своим покровителем. В этом сновидении он работал в своей лаборатории, когда вдруг материализовалось духовное существо. Отходя от шока и убеждая себя, что призрак не является злым, Старки спросил его о природе алхимического alchabest, или изначального материала. Духовная сущность открыла ему эту природу, и хотя Старки не понял того, что услышал, интеллектуально, он знал, что это истина [11]. Откровение рецепта магической субстанции является общей темой в алхимических писаниях; алхимики часто предупреждали, что успех в работе может быть получен только через снисхождение Божественного откровения.

Я могу привести другие примеры, иллюстрирующие связь визионерских состояний с алхимией на протяжении трех периодов её развития. Однако, уже упомянутых должно быть достаточно для осознания богатства визионерской традиции, связанной с Великой Работой с самого ее зарождения.

Интерес к алхимии продолжается и сегодня, и наиболее часто делится на две главные ветви – внутреннюю и практическую. Как и следует из названия, последняя связана с работой в лаборатории и надеждой сотворения целительного зелья и трансмутации всех видов. Первая же связана с внутренним опытом, направленным на трансформацию личности или помощь в получении переживания божественных истин. Великий разрыв между внутренней и практической алхимией появился только последние несколько веков, на протяжении же большей части своей истории алхимия удерживает эти противоположности в единстве. Алхимик средних веков не делал различия между религиозной природой алхимии и её практическим использованием и приложением. Хотя в отношении раскола часто сетуют на уничтожение истинной алхимии, это вполне может быть частью продолжающейся эволюции алхимии при её движении в третье тысячелетие. Союз духа и материи, который представляла алхимия, безусловно, умер, но это не исключает появления возможности нового единения. История алхимии еще не завершена, и ныне традиция продолжается различными путями. Литературные критики, психологи, практики алхимии и следующие эзотерическими путями всё еще пишут о ней и вынашивают образы, из которых она рождается. Более того, люди все еще испытывают откровения и видения, которые играли столь важную роль в создании и развитии алхимии, и понимают их в терминах, сходных с древними и средневековыми алхимиками.

Алхимия имела длинный и разнообразный жизненный путь. Алхимики трех периодов, о которых я говорил, не всегда соглашались друг с другом, но есть много того, в чем они единодушны. Цели, к которым они стремились, были схожими. Сотворение золота из малоценных металлов было целью, которая оставалась неизменной на протяжении всей истории алхимии. Вне сомнения, комментаторы все еще спорят о природе золота, которое пытался сотворить алхимик. Некоторые алхимики, казалось, имели намерение сделать фактическое, физическое золото, тогда как другие имели ввиду более духовное «золото». В любом случае, однако, золото было образом конечного результата работы.

Многие алхимики, особенно после Парацельса (умершего в 1541 году), были врачами, искавшими не столько золото, сколько целительный эликсир. С этой целительной субстанцией они надеялись найти средства облегчения страдания своих собратьев. Некоторые даже надеялись отыскать эликсир для продления жизни за пределы её общепринятой продолжительности и даже намекали на возможность физического бессмертия.

Создавая золото или целительное зелье, большинство алхимиков верило, что они должны сначала создать философский камень, и что только он имеет силу осуществления трансмутаций и исцелений. Камень также имел и другую возможность – открытие его обладателю Божественной тайны. Хотя имелись и другие полезные побочные следствия его создания, по сути, камень был целью всех алхимических усилий. С ним могут быть достигнуты все остальные цели; без него их трудно или невозможно достичь. Было бы справедливо сказать, что во всех их усилиях и всех процессах, над которыми они работали, конечным намерением было создание философского камня.

Главные процессы, посредством которых алхимики осуществляли эту задачу, остаются неизменными на протяжении истории алхимии. В самом начале алхимик находил правильный материал, из которого делал камень. Природа этого материала остается одним из величайших секретов алхимии, который никогда не раскрывался - возможно, из-за того, что ответа на вопрос об этой тайне не существовало. Но существовали тысячи рекомендаций, подсказок и скрытых намёков на идентичность этого неуловимого вещества, которое называлось primamateria.

Обычно алхимики получали субстанцию, которая, как они считали, содержала таинственную primamateriaи подвергали её ряду операций. Целью их было разрушить первоначальную форму и свести вещество к «предформенному» состоянию. Это состояние и было primamateria. Другими словами, primamateriaесть материя перед своим формированием, что алхимики называют «хаосом», среди прочих вещей. Сведя субстанцию к этому хаотическому состоянию, алхимики считали, что они фактически «убили» первоначальный материал. Таким образом, процесс, при котором материал терял свою первоначальную форму и становился хаосом, стал известен как mortificationили nigredo. Алхимики поясняли это процесс как имеющий черный цвет и часто неприятный запах.

Жидкое, хаотическое состояние часто сравнивали с ртутью. Таким образом, алхимическая ртуть часто означает primamateria, хотя алхимики особо указывали, что используемая ими ртуть не является обычной ртутью.Ртуть содержит внутри себя серу, которая, если ее удалить и отделить от ртути, может потом заново объединиться с ней так, чтобы сотворить новую форму. Сера и ртуть взаимодействовали, боролись друг с другом, а затем воссоединились, т.е. материал прошел последовательные изменения. Если сера и ртуть объединились сбалансированно, то получался философский камень.

Хотя существует множество вариаций на эту тему, алхимическая драма содержит смерть первоначальной субстанции, что приводило к его свертыванию к первоначальному состоянию. Далее алхимик разделяет primamateriaна её составляющие, серу и ртуть. Части затем воссоединяются, чтобы создать новую субстанцию – философский камень. Алхимия исходит от разделения и воссоединения, solveetcoagule, процедуры, которая может повторяться множество раз.

Существовал ряд процессов, которые алхимики использовали для осуществления этих изменений. Хотя имела место масса алхимических процессов, есть пять, которые наиболее часто встречаются в алхимических текстах. Nigerdoявляло собой сведение вещества к его первоначальному состоянию и вызывалось одной из других главных процедур. Хотя nigredoможет происходить в начале работы, оно также может иметь место в другое время, когда алхимик уничтожает субстанцию для того, чтобы снова её трансформировать.

Не существовало определенного порядка для других процессов, и не было общего согласия среди алхимиков по поводу взаимоотношений среди процессов. Solutioбыло процессом сжижения, превращения твердого тела в жидкость. Часто трансформация из твердого в жидкое демонстрировала, что старая форма разрушалась и сводилась к хаосу. Сжижение также рассматривалось как сведение материи к ртути, или её поглощение ртутью. Separatioозначало расщепление на компоненты primamateria, тогда как coniunctioих новое воссоединение. Разделение может продолжаться единением множество различных раз на протяжении работы.

Огонь был центральным символом алхимического лексикона. Calcinacio, процесс горения субстанции и превращения её в пепел, служил методом очищения. Огонь также осуществлял разделение, отделение золы (или тела материала) от духа, который поднимался к вершине алхимического сосуда в виде пара. Когда алхимики особо устремлялись к сотворению пара, этот процесс назывался sublimatio. И когда они желали заново объединить плоть и дух, они совершали coagulatio, что вновь сворачивало жидкое в твердое (или воссоединяло пар с пеплом).

Все эти процессы, направленные на начальном этапе на получение требуемой primamateria и затем на трансформацию её различными способами, в конце концов, трансмутировали её в философский камень. Но даже теперь алхимик не может отойти от дел! Через процесс multiplicatio, он может увеличить силу своего камня – и в качественном, и количественном смысле. Теоретически, сила, с которой камень может быть «инвестирован» безгранична, и multiplicatio может повторяться множество раз.

Алхимики также ассоциировали изменения цвета с последовательной трансформацией материи. Как отмечалось ранее, nigredoсвязывалось с черным цветом. После многочисленных процедур материал будет начинать постепенно возвращаться к жизни. Движение от смерти к новому росту алхимики часто обозначали зеленым цветом. Возвращение к жизни также может ассоциироваться с появлением многих цветов – эта фаза называлась хвост павлина, caudispavonis. Так как субстанция продолжала расти и изменяться, она могла достичь подлинного состояния покоя, которое часто называлось первым камнем. На этой стадии она могла восстановить форму и обрести силу сотворения серебра из металлов. Этот этап связывался с белым цветом, и поэтому именовался albedo.

Некоторые алхимики было довольны остановиться на этой точке, ибо для них albedoобозначало формирование мощного камня. Большинство, однако, желали создать второй камень, с его силой трансформации металлов в золото. Для этого они подвергали материю, ставшую белой, еще одной смерти и делали её еще раз черной. Впрочем, когда она возвращалась к жизни в этот раз, то являла собой совершенно новый уровень бытия. Это новое состояние было связано с красным цветом. Когда материал становился золотым или красноватым, он входил в конечное состояние, известное как rubedo. Некоторые алхимики говорили о состоянии, в котором желтый цвет мог показаться между белым и красным, но большинство объясняли цвета изменений как движение от черного к белому и красному.

Цветовой символизм был важен для алхимии, и алхимики тщательно отмечали изменения в цвете материала. Как отмечает Джек Линдсэй, изменения «в качестве, которое было также изменением во внутренней организации, связывалось (или отождествлялось) с цветовыми изменениями» [12]. Следовательно, для алхимиков, когда субстанция приходила к изменению в цвете, это было одновременно перемена в её внутренней природе. Поэтому цветовые изменения символизируют трансмутацию субстанции, и её движение от одного уровня бытия к другому.

Это только краткий обзор некоторых наиболее важных процессов и стадий алхимической работы. О них было много написано, и те читатели, которые заинтересованы в более глубоком изучении процессов и их психологических значений могут обратиться к чтению великолепной работы Эдварда Эдингера об алхимии и анализе – «Анатомия психе», или же к работе Марии-Луизы фон Франц «Алхимия».

Алхимия была традицией, которая продолжалась две тысячи лет. Несмотря на многочисленные изменения, она сохранила замечательное единство и преемственность на протяжении веков. Алхимики одного периода были в состоянии разумно общаться с другими, отделенными от них веками, без особого затруднения. Алхимия была странной смесью визионерских состояний и опытов и физической работы с материальными субстанциями. Эта книга посвящена первым из этих элементов. Алхимия предоставляет модель и карту для определения внутреннего опыта, а также символическую систему для их выражения.

Можно получить несколько карт из алхимической литературы, но я использую предоставленную алхимиком Герхардом Дорном, который писал в XVI веке. Я буду говорить об этом человеке и его работе более детально, но сейчас мне следует только указать, что его определение алхимического opus выделяет три основных плато. Каждое характеризуется как сотворение единения, которое производит камень на различных уровнях совершенства. Самое главное, каждое из них также связывается с определенными психическими переживаниями. Юнг обсудил первые два единения, создающих философский камень в своем монументальном труде «MysteriumConiunctionis» [14], но вопрос третьего единения там только затронут. Я предлагаю обсудить природу этого третьего шага более детально. Для того, чтобы это сделать, мне следует представить две спорные идеи – психоидного мира и центра этого мира, что я называю самостью психоида.

Каждый уровень единения в формулировке Дорна может быть понят как кристаллизация нового центра психе, который Юнг называл Самостью. Первая стадия соединяет сознание и бессознательное; вторая делает это единение постоянным; третья соединяет уже сотворенную самость с центром, который выходит за пределы человеческой психики, центром, который может быть назван Божественным. Я предполагаю, что хороший путь к понимаю алхимических символов и процессов – это воспользоваться терминами карты Дорна и природой центра, созданного на каждом предыдущем этапе пути. Первые два центра являются психическими, но последний – психоидный в том, что он создает центр, которой является частью транспсихического. Никто, по моему опыту, не описал третью стадию в деталях, и мое обсуждение можно оспорить. Тем не менее, оно дает толкование алхимических образов и понимание внутренних переживаний, которые являются новыми и показательными. Поэтому одной из главных тем этой работы будет природа психоида и опыт третьего уровня единения.

Я также занимаю позицию, согласно которой алхимические образы символически изображают психологические состояния и переживания. Было бы неверно сегодня предполагать, как делают многие, что эти образы всего лишь метафоры для обычных жизненных событий (или даже аналитических экспериментов). Да, они являют собой глубокие метафоры для этих вещей, но помимо этого, они являются символическим выражением состояний сознания и чувственных видений, которые уникальны сами по себе. Не будет ошибкой воспринимать алхимию как метафору. Но так же верно подходить к ней как к руководству по фактическому опыту трансмутации, в котором золото бытия создаётся в просветленном сознании. Я применяю этот последний подход к алхимии и обсуждаю природу сознательного и трансцендентного опыта, который алхимия описывает и взращивает. Чтобы успешно сделать это, необходимо обратиться к Юнгу и извлечь из его работ модель духовного опыта, которая смогла бы расшифровать алхимию.

 

ПримечаниякВведению

 

<!--[if !supportLists]-->1.<!--[endif]-->Jack Lindsay, Tbe Origins of Alchemy in Graeco-Roman Egypt (New York: Barnes and Noble, 1970), p. 68.

<!--[if !supportLists]-->2.<!--[endif]-->Jack Lindsay, The Origins of Alchemy in Graeco-Roman Egypt, p. 101.

<!--[if !supportLists]-->3.<!--[endif]-->Jack Lindsay, The Origins of Alchemy in Graeco-Roman Egypt, p. 102.

<!--[if !supportLists]-->4.<!--[endif]-->Jack Lindsay, The Origins of Alchemy in Craeco-Roman Egypt, p. 103.

<!--[if !supportLists]-->5.<!--[endif]-->Jack Lindsay, The Origins of Alchemy in Craeco-Roman Egypt, p. 103. For The Book of Poimandres, see Walter Scott, Hermeticia (Boston: Shambhala, 1983), pp. 115-285.

<!--[if !supportLists]-->6.<!--[endif]-->For a full discussion of Zosimos and his visions, see Lindsay, chapters15 and 16.

<!--[if !supportLists]-->7.<!--[endif]-->Syed Nomanul Haq, Names, Natures and Things (Boston: Kluwer AcademicPublishers, 1994), p. 66.

<!--[if !supportLists]-->8.<!--[endif]-->Syed Nomanul Haq, Names, Natures and Things, p. 197.

9. See Shaikh Ahmad Ahsa'i, in Henry Corbin, Spiritual Body and Celestial Earth (Princeton: Princeton University Press, 1989), p. 209.

<!--[if !supportLists]-->10.<!--[endif]-->Marie-Louise von Franz, Aurora Consurgens, Bollingen Series LXXVII (New York: Pantheon, 1996), pp. 129-131.

<!--[if !supportLists]-->11.<!--[endif]-->William R. Newman, Cehennical Fire (Cambridge, MA: Harvard University Press, 1994), p. 65.

<!--[if !supportLists]-->12.<!--[endif]-->Jack Lindsay, The Origins of Alchemy in Graeco-Roman Egypt, p. 116.

<!--[if !supportLists]-->13.<!--[endif]-->Edward Edinger, Anatomy oj the Psyche (La Salle: Open Court, 1994);

Marie-Louise von Franz, Alchemy (Toronto: Inner City Books, 1980).

<!--[if !supportLists]-->14.<!--[endif]-->C. G. Jung, Mysterium Coniunctionis, Collected Works, vol. 14, R. F. C. Hull, trans., Bollingen Series XX (Princeton: Princeton University Press,1963, 1970).

 

JL VK Group

Социальные группы

FB

Youtube кнопка

Обучение Таро
Обучение Фрунцузкому Таро
Обучение Рунам
Лекции по юнгианству

Что такое оккультизм?

Что такое Оккультизм?

Вопрос выведенный в заглавие может показаться очень простым. В самом деле, все мы смотрели хоть одну серию "битвы экстрасенсов" и уж точно слышали такие фамилии как Блаватская, штайнер, Ошо или Папюс - книги которых мы традиционно находим в "оккультном" разделе книжного магазина. Однако при серьезном подходе становится ясно что каждый из перечисленных (и не перечисленных) предлагает свое оригинальное учение, отличающееся друг от друга не меньше чем скажем индуисткий эзотеризм адвайты отличается от какой нибудь новейшей школы биоэнергетики.

Подробнее...

Что такое алхимия?

Что такое алхимия?

Душа по своей природе алхимик. Заголовок который мы выбрали, для этого обзора - это та психологическая истина которая открывается если мы серьезно проанализируем наши собственные глубины, например внимательно рассмотрев сны и фантазии. Мой "алхимический" сон приснился мне когда мне было всего 11 и я точно не мог знать что это значит. В этом сне, я увидел себя в кинотеатре где происходило удивительное действие. В закрытом пространстве моему внутреннему взору предстал идеальный мир, замкнутый на себя.

Подробнее...

Малая традиция

Что есть Малая традиция?

В мифологии Грааля есть очень интересный момент. Грустный, отчаявшийся Парсифаль уходит в глубокий лес (т.е. бессознательное) и там встречает отшельника. Отшельник дает ему Евангелие и говорит: «Читай!» И в ответ на возражения (а ведь на тот момент Парсифаль в своем отчаянии отрекся и от мира, и от бога), уточняет: «Читай как если бы ты этого никогда не слышал».

Подробнее...

Наши партнеры Баннеры


Рекомендуем:
http://maap.ru/ – МААП – Московская Ассоциация Аналитической Психологии
http://www.olgakondratova.ru/ – Ольга Владимировна Кондратова – Юнгианский аналитик
http://thelema.ru/ – Учебный Колледж Телема-93
http://thelema.su/ – Телема в Калининграде
http://oto.ru/ – ОТО Ложа Убежище Пана
http://invertedtree.ucoz.ru/ – Inverted Tree – Эзотерическое сообщество
http://samopoznanie.ru/ – Самопознание.ру – Путеводитель по тренингам
http://magic-kniga.ru/ – Magic-Kniga – гипермаркет эзотерики
http://katab.asia/ – Katab.asia – Эзотерритория психоккультуры – интернет издание
https://www.mfmt.ru/ – Международный фестиваль мастеров Таро
классические баннеры...
   счётчики