IZM – баннер

Shop.castalia баннер

Что такое Касталия?

     
«Касталия»
                – просветительский клуб и магазин книг. Мы переводим и издаём уникальные материалы в таких областях как: глубинная психология, юнгианство, оккультизм, таро, символизм в искусстве и культуре. Выпускаем видео лекции, проводим семинары. Подробнее...
Вторник, 07 мая 2013 18:40

Мария Луиза Фон Франц Миф Юнга для современного человека Глава 4 . Зеркальная Симметрия и Полярность Психе.

Мария Луиза Фон Франц

Миф Юнга для современного человека

Глава 4 .

Зеркальная Симметрия и Полярность Психе.

Как мы предположили в предыдущем параграфе, эго-сознание – “маленький огонек” –и сфера бессознательного имеют по видимости схожую кватернерную структуру зеркально-симметричные отношения, взаимопроецируясь друг на друга.

Проекция, была изначально Фрейдовским термином, который Юнг затем также стал использовать, но в другом контексте[1]. Не сложно понять на примере повседневной жизни, что имеется в виду под проекцией. Это склонность видеть в других особенности и модели поведения, которые свойственны нам самим, но которых мы в себе не осознаем. Всегда существуют элемент проекции, когда мы страдаем от чрезмерного эмоционального увлечения, будь то любовь или ненависть. Другими словами проекция это непреднамеренный перенос чего-то бессознательного в нас на внешний объект.

Феномен проекции коренится в конечном счете в изначальном и универсальном психологическом феномене, который Юнг назвал “архаической идентичностью”, состоянии в котором примитивный человек, ребенок и до некоторой степени каждый взрослый не отделяет себя от окружающего мира и поэтому более или менее смешан с ним.

Наша инстинктивная эмпатия с людьми, животными и даже неодушевленным объектами также имеет источник в архаической идентичности[2]. В концепции проекции Юнг видит в первую очередь инструмент пригодный для прояснения множества непониманий между людьми и группами, и в этом практическом ключе, концепция сегодня достаточно широко используется. Но выявление проекции, в особенности, когда она включает негативное содержение, которые воспринимаются как зло и проецируются на других людей, это нравственное достижение, т.е. достижение в области чувства. Необходимость выявления проекции возникает, когда появляются осознанные или полуосознанные сомнение в непогрешимости своего способа смотреть на вещи и когда на сознательном уровне этот способ фанатически защищается. Сомнение и фанатизмы являются, таким образом, симптомами которые указывают на то, что настало время для выявления некоторых проекций. Поскольку выявление проекции подразумевает значительное моральное усилие, это, как правило, не популярное занятие. Если бы Юнговская концепция проекций получила широкое признание, результатом были бы глубокие и далеко идущие изменения, все научные и религиозные доктрины должны были бы быть протестированы на наличие проекции. Таким образом мы больше не смогли очернять как “суеверия” живые религии и культуры других народов- как это многие религиозные и цивилизующие миссии бесстыдно делают сегодня. Только то, что отжито и поставлено под вопрос самими людьми может быть названо проекцией. И даже тогда отжитые верования или иные содержания не могут быть просто причислены к проекциям. Людям надо помочь увидеть их как психическую, нежели как конкретную внешнюю правду.

Множество нерешенных загадок кроется до сих пор за концепцией проекции, однако, по моему мнению задача будущей психологов – исследовать их. Не является ли вся наша картина мира проекцией?( как понималось это в индуизме или Лейбницем в его монадах “без окон”) . И что делает возможным для нас в определенное время выявление проекции –т.е. акт понимания того, что до сих проецировалось?

По Юнгу ассимиляция проекций включает 5 стадий[3]. На первой стадии, уровне архаической идентичности, человеческое существо переживает проекцию, как если бы она была восприятием реальности. Однако если появляются сознательные или бессознательные сомнения и если поведение объекта конфликтует с идеями индивидуума о нем, тогда начинается дифференциация между спроецированным образом и действительным объектом; это вторая стадия ассимиляции проекции. На третьей стадии появляется моральное суждение о содержании проекции. На четвертой стадии индивидуум обычно объясняет проекцию как ошибку или иллюзию. На пятом уровне, однако, он спрашивает себя откуда этот ложный образ мог прийти; тогда он осознает его как образ психического содержания изначально принадлежавший его собственной персоне. Однако если этого не происходит, тогда внешние факторы вновь принимаются во внимание и цикл начинается по новой.

История химии и физики дает нам пример этого. В древности ученые люди – алхимики делали множество фантастических утверждений о материи и принимали их за истинные описания. Впоследствии было доказано, что большая часть из них не согласуется с действительным поведением материи, и были получены новые модели – то что в наши дни мы называем научными гипотезами объясняющие природу и поведение материи. Прежние данные были признаны суевериями и ошибками. Юнг показал ошибки объясняются тем, что алхимики описывали психическое содержание и, хотя их утверждения не являются истинными в приложении к поведению материи, они дают адекватную картину некоторых психических содержаний коллективного бессознательного[4]. Хотя до сих пор было мало уделено внимания этой юнговской идее, современные исследователи фундаментальных проблем наук уже довольно близки к ней, т.к. сегодня является общепризнанным, что научное знание зависит от созданных исследователем моделей. Это также является причиной того, что предсознательное истоки наших концептуальных моделей, которые наблюдаемы в сновидениях до сих пор должным образом не исследовались, т.о. аспект проекции свойственный каждой модели до сих пор по большому счету игнорируется.

Появление проекции вероятно связано с зеркально-симметричными отношениями между эго-комплексом и центром бессознательной персональности. Способность сознания, отражать, из которой вытекают все его высшие функции, тесно связана с этими взаимоотношениями.

Сегодня концепция симметрии и полярности доминирует по большей части, если не исключительно в области атомной физики и широких областях естественных наук, в особенности биологии.[5] С самого начала своей работы Юнг применяет этот подход в психологии, говоря с одной стороны полярность между эго-сознанием (номер1) и бессознательным (номер 2), и с другой стороны о полярности между материей(биологической основой) и духом (т.е. придающим форму, упорядочивающим фактором). И если в естественных науках полярности сейчас обычно рассматриваются как симметрии, т.к. полюса являются взаимозаменяемыми, Юнг также постепенно приходит к выводу что в психической сфере полярности могут переходить друг в друга.

В практическом плане, однако, симметрия является вопросом полярностей, зачастую прямых противоположностей. В своих воспоминаниях Юнг дает драматическое описание первого типа полярности. Он рассказывает о том, как в его собственной жизни были поляризованы сознательное и бессознательное и в этом отношении его убеждения совпадают с аналогичными убеждениями Фрейда. Он, однако, не сходится с Фрейдом в отношении второго рода психической полярности, а именно в напряжении между духом и материей, т.к. Фрейд был полностью убежден, что психические процессы имеют единственным своим источником материю. То, что Юнг имел ввиду под словом “Дух” следует рассмотреть в связи с этим более пристально.

В немецком языке слово Geist (здесь переводимое как “дух”) имеет множество различных значений. Оно может, к примеру, обозначать нечто противоположное материи, нечто нематериальное, то, что некоторые философы идентифицируют с Богом или рассматривают в качестве базовой субстанции психических процессов. Под Geist Вильгельм Вундт понимает

“ внутреннее бытие, взятое как независимое от внешнего бытия”. Словом Geist другие философы обозначают определенные психические способности, такие как мышление и рассудок, тотальность интеллекта, воли, память, фантазию и стремление к идеалу, или в некотором отношении сознание. Слово (дух времени или века) обычно указывает на определенные идеи суждения, мотивы являющиеся общими для коллектива. Идея Geist имеет тенденцию и к персонификации. Говорят о духе Песталоцци, Гете и т.д., почти в смысле посмертного существования души умершего; это реликт изначального употребления слова[6]. "Холодное дыхание духов" указывает, с одной стороны, на древнюю связь ynkh со ynkroz и ynkoz , что означает "холодный", а с другой стороны, на первоначальное значение слова pnevma , что просто означает "воздух в движении". Также слова animus и anima родственны anemos ( ветер). Немецкое слово Geist, по-видимому, в большей степени связано с вспениванием и возбуждением. “[7] Юнг затем определяет слово Geist (дух) как “ функциональный комплекс, который первоначально, на примитивной ступени ощущался как невидимое, духовное— а presence — присутствие…”[8] Поэтому, если в индивиде происходит нечто психическое, что он ощущает как принадлежащее себе самому, то это и есть его собственный дух. Однако если происходит психическое, которое кажется ему чуждым, тогда это дух кого-то другого, который может также рассматриваться как еще неинтегрированный аспект бессознательного. Духовный аспект бессознательного обладает способностью спонтанных движений и независимо от внешних чувственных стимулов он продуцирует образы и неожиданные мысли во внутреннем мире воображения и даже осмысленно упорядочивает их. Наиболее ясно это можно понять, размышляя о неизвестном Нечто, продуцирующем сны.

Из обрывков дневного опыта, всевозможных воспоминаний и других неизвестных источников, оно создает серию изображений и сцен, которые обычно так поражают сознание своей чуждостью, что оно склонно игнорировать сны как сущий бред. При более пристальном исследовании, однако, эта композиция оказывается очень умным, полным смысла отчетом о внутренних процессах, часто превосходящим сознательные отчеты.

Дух, т.о., согласно Юнгу является в первую очередь создателем сновидений: принципом спонтанных психических движений продуцирующих и упорядочивающих символические образы свободно и в соответствии со своими внутренними законами.

Феномен “духа” может быть сегодня обнаружен путем исследования поведения животных. Зоологи, как известно, ссылаются на “элементарные поведенческие паттерны”[9] под которыми понимаются специфические инстинктивные моторные факторы свойственные как животным, так и человеческим существам, такие как ненависть, любовь, родительская забота в брачное время, агрессия и т.д. Эйбл-Эйбесфелдт, к примеру, рассматривает различные формы приветствий и поцелуев среди человеческих существ, пытаясь реконструировать общечеловеческое “элементарное поведение”, чтобы сравнить его с аналогичным поведением у животных, которое могут быть сведено, по его мнению, к нескольким базовым элементарным примордиальным побуждениям используемым во время брачных ухаживаний, которые впоследствии получают переносное значение.

Побуждение к реализации подобных инстинктивных факторов поведения может исследоваться в человеческих существах не только снаружи, в сравнении с их обычным поведением, но и изнутри. В мужчинах и женщинах они появляются почти одновременно с элементарными поведенческими моделями, но только во внутренней области наблюдения, фантастических образах, внезапных мыслях или понятий который сильно заряжены эмоциями, “инспирированными” идеями и чувствами(т.е.ценностными реакциями) которые подобно физическим импульсам к действию являются аналогичными или даже тождественными у всех людей. Достаточно только сравнить любовные поэмы или героические эпосы со всего мира, или мифы и сказки самых разных народов, чтобы убедится что они следуют некоторым общим базовым паттернам. Динамика, порождающая подобные внутренние символические паттерны психе, это то, что Юнг понимал под словом “дух”. Эти поднимающиеся внутренние образы придают побуждениям специфическую форму[10]. Среди примитивных народов мы можем обнаружить эти.факторы, препятствующие инстинктивным побуждениям.Как правило, они состоят из традиционных ритуалов и обычаев.

Они не только выражаются в форме побуждения, но и запускают его[11].

Они образуют базовые элементы всех религий, и тесная связь между религией и инстинктом в широком смысле может быть объяснена во многом этой примордиальной связью побуждений с символическими образами. Религия, говорит Юнг “на примитивном уровне является регулирующей психической системой, координирующей динамизм инстинктов”[12] –регулирующей психику системой является придающий форму дух. Примитивные народы, однако, переживают дух как автономное “иное”, подобно тому как сам Юнг в молодости воспринимал свой номер 2 в качестве таинственного “объективного пcихического” присутствия. С развитием сознания некоторые аспекты начинают ощущаться как принадлежащие персональности[13], функции собственной психики и “собственного” духа. Уцелевшие рудименты примитивной точки зрения можно обнаружить к примеру в доктрине Святого Духа или “злого духа”(Сатаны) в Христианстве. В этом отношении религии служат напоминанием о примордиальном характере духа.[14]

Между полюсами, эго-сознание/бессознательное и между полюсами, материя/дух, существует градиент энергии, который вызывает энергетические процессы и течение психической энергии.[15] Поэтому Юнг, также как и Фрейд рассматривает психическую жизнь как энергетический процесс. В противоположность Фрейду, однако, он не рассматривал эту энергию как психосексуальное либидо, но скорее как нечто неограниченное по содержанию.[16]

Только в области действительного опыта она появляется как сила, побуждение, желание, воление, работа и т.д.[17]

В настоящий момент не существует технологий для измерения психической энергии. Однако, интенсивность некоторых мыслей или эмоций может быть оценена, к примеру, посредством чувственной функции.[18] Качество аффектов может быть также отчетливо воспринято.[19]

“ У нас есть очень тонкое ощущение количества и качества аффектов у окружающих нас людей.”[20] (Можно добавить, что даже животные, например собаки, имеют способность оценивать интенсивность наших эмоций).

Физическая энергия, как хорошо известно, подчиняется закону энтропии, и каждая затрата энергии сопровождается определенным снижением градиента, с безвозвратной потерей энергии в форме тепла. Психическая энергия также по—видимости подчиняется этому закону, по крайней мере в некоторой степени. Во всяком случае это возможно, но остается не доказанным, что духовная динамика подчиняется закону нагэнтропии, т.е. может увеличивать градиент.

Совершенно не знакомый с работами Юнга, и исходивший из чисто кибернетических соображений, французский физик Оливер Коста де Бойнерегард недавно постулировал космический “инфра-психизм” который подчиняется закону нагэнтропии.[21]

Психическая энергия колеблется между полюсами: с одной между экстраверсией и интроверсией, с другой между регрессией и прогрессом. Последнее есть движение назад в прошлое и вперед к активной жизни(движение внутрь и наружу) в смысле дальнейшего развития, в то время как первое является временным возвращением к прошлым жизненным формам для того чтобы вернуть потерянную ценность и включить ее в настоящую психическую ситуацию или чтобы иметь возможность использовать их энергию в новых предприятиях.[22] (reculer pour

mieux sauterl).

Еще одна пара полярных концепций привлекла к себе Юнга, как полезная в исследовании психических феноменов – это каузальность и финальность. С одной стороны каждое психическое событие может быть сведено каузально к прошлым событиям (к примеру, травматические детские опыты, как продемонстрировал Фрейд);

С другой стороны они могут быть поняты, только если мы взглянем на них с точки зрения их назначения или цели[23]. Оба этих антиномических подхода необходимы, по мнению Юнга, если мы хотим получить подлинное описание психических событий. Оба подхода являются комплиментарными друг к другу в смысле, предложенном Нильсом Бором, который сказал:

“Является хорошо известным фактом, что существуют биологические связи которые согласно своей природе описываются не каузально, но финально, т.е. по отношению к их цели. Можно вспомнить к примеру процесс выздоровления, после того как организм был ранен. Финальная интерпретацци состоит в типично комплементарном отношении к описания в соответствии с известными физико-химическими или атомно-психическими законами…Два тип описаний взаимнодополнительны, но не являются необходимо противоречивыми”.[24]

В точно таком же ключе рассуждает Юнг, что психические процессы и в особенности сновидения, должны описываться одновременно каузально и в отношении их цели или назначения. Психическое исцеление может быть понято только с финальной точки зрения, тогда как каузальная точка зрения более пригодна для установки диагноза[25].

Юнговский финальный или энергетический подход, также как и каузальный ведет к очень важным результатам в двух тесно связанных областях психологии: интерпретации снов и терапии. Для Фрейда сон служил средством выявления репрессированных, как правило, инфантильных бессознательных желаний, и он надеялся, что это выявление может оказать исцеляющий эффект. Для Юнга, однако, сон содержал гораздо больше чем это. Он указывает в символической форме на цель, к которой стремится градиент психической энергии-

Таким образом, сон содержит символическое предупреждение о развивающихся тенденцих.[26]

Поэтому направление терапии должно зависеть от собственных снов пациента. Это главная причина того, что в Юнгианской терапии не может быть ни техники, ни метода, ни произвольной лечебной цели к которой стремится врач. Вопрос скорее в поиске понимания специфических энергетических тенденций к исцелению и росту у каждого отдельного пациента, дабы усилить их через участие сознания и помочь им прорваться в сознательную жизнь пациента.

Однако, как мы уже сказали, тайным поэтом и правителем сновидений является “дух”, активный ,динамический аспект псиехе. Дух является реальным культурообразующем фактором в человеческих существах. Вероятно, что человечество постепенно поднимаясь из животного царства, медленно накапливая избыток энергии который не мог найти полного выхода в инстинктивных поведенческих моделях[27] и поэтому не нашел применения в изначально неизменном естественном окружении.[28] Избыток энергии начал манифестироваться в создании символических ритуалов и фантастических образов. Поэтому, по мнению Юнга символы не являются изобретенными или придуманными людьми, но продуцируются бессознательным посредством т.н. откровении или интуиции.

Вполне вероятно, что многие исторические религиозные символы появились непосредственно из снов[29] или были инспирированы снами. Ритуал, вероятно, может также происходить иногда из неосознанных движений, в особенности движений рук. Мы знаем, что среди примитивных людей выбор персонального тотема или бога как персонального защитника и покровителя часто определяется сновидениями, даже сегодня. В течении предыдущего развития культуры, тенденция пресекать индивидуальное формирование символов, в интересах установленных коллективных символов становилась все более явной. Первая ступень в этом направлении было установление политеистических религий во многих цивилизациях прошлого, наряду с подавлением политеистических склонностей и тенденций.[30]

Как только, однако, официальные религиозные формы распадаются, формирование оригинальных индивидуальных символов возобновляется.

Это свойственно духу, или символообразующей функции придавать множеству инстинктивных побуждений унифицированную структуру. Применительно к животной жизни Конрад Лоренц говорит, например, о “парламенте инстинктов”; в человеке символо-формирующая функция бессознательного будет соответствовать президенту такого парламента. Эта функция является spiritus rector (духовным наставником) процесса индивидуации, описанного в предыдущей главе.

Человек, по мнению Юнга, является пиродным существом, полным примитивных животных инстинктов с одной стороны, а с другой – духовного наследия состоящего из структурных склонностей порожденных символо-формирующей функцией психе. Эти структурные символические паттерны помогают держать инстинктивные побуждения в узде. “Ум, как наследуемый активный принцип, состоит из суммы умов преджествующих умов, “невидимых отцов” полномочия которых рождаются заново вместе с ребенком”.[31] В то время как Фрейд видел фундаментальный человеческий конфликт в коллизии инстинкта с коллективным сознанием (суперэго), Юнг считал, что оба полюса присутствуют в природе, или в человеческом бессознательном, что оба они всегда были там и ни одна не является эпифеноменом другой. Недавние открытия в области поведения, показывающие, что рудименты ритуалов, трансформирующие элементарные инстинкты в новые формы приложения наблюдаются даже в животном царстве, по моему мнению, придают дополнительную силу Юнговской гипотезе. До сих пор является открытым вопросом, воспринимают ли животные внутренние символические смыслообразы, когда реализуют инстинктивные паттерны. На данный момент мы вынуждены довольствоваться в этом отношении изучением человеческих существ, т.к. возможность вербальной коммуникации отсутствует у животных.[32]

Креативная функция символо-формирующей психической динамики – или духа – всегда действует через отдельных индивидуумов.

Только в индивидууме творятся новые идеи, артистические инспирации, конструктивные прозрении и фантазии. Иногда они потом принимаются на вооружение и имитируются группами, для которых индивидуум является частью. Это мнение Юнга также подтверждается поведенческими исследованиями. Было показано, что только одиночны животные первыми опробируют новые поведенческие модели ( К примеру, оставаясь в определенном месте в поисках пищи, вместо того чтобы продолжать традиционный миграционный маршрут). В случаях, когда модели оказываются успешными они затем имитирутся группами. Творческий дух, таким образом, оказывается безусловно связанным с принципом индивидуации. Групповой вклад состоит лишь в детализации и в консолидации новых форм поведения.[33]

Учитывая все это, должно быть очевидно почему сны, наиболее типичные и важные манифестации символоформирующей динамики психе, играют центральную роль в Юнговской психологии[34]. Наряду с инспирациями и непринужденными фантазиями, они являются реальными манифестациями духа. Даже во время поступления в университет, когда он размышлял о маленьком огоньке, Юнг был поражен высшей осмысленностью сна, предложившего новое полное смысла отношение к жизни. В течении своего дальнейшего развития он продолжал открывать все больше и больше о lumen naturae открывавшем себя в сновидениях. На этом пути он выработал некоторые новые подходы для приближения к этому внутреннему источнику света.[35] Прежде всего, он рекомендовал твердо удерживать в голове все персональные ассоциации приходящие на ум в связи с каждым индивидуальным снообразом . Если это сделано, тогда, становится очевидной широкая связь между отдельными образами и событиями.

В случае когда появляются универсальные мифологические символы, такие к примеру как огонь, небеса, звезды, деревья , и у спящего не возникает с ними никаких особых ассоциаций, тогда следует привлечь общечеловеческие ассоциации, расширенное историческое понимание таких символов. Большинство снов имеют также динамическую структуру, что заслуживает особого внимания. Эта структура схожа с классической драмой в том, в том что сон начинается с экспозиции( оглашения времени и места и основных персонажей), за которым следует период осложнений(начало действия во времени, называемое “завязка”), peripeteia (движения назад и вперед, вниз и вверх по сюжету) и лизис(или катастрофа)[36] т.е. заключительный аккорд, который или вносит решение или негативный шоковый эффект, на этой точке сновидец обычно просыпается. Если все эти данные осторожно исследовать, они дадут базис для толкования “значения” сновидения. Это токование не может, однако, быть окончательной и исчерпывающей формулировкой значения сновидений, т.к. значение сновидений никогда полностью не формулируется.

Скорее толкование является попыткой настроить сознательную позицию таким образом, чтобы было возможно вызвать искру из сновидения, и стимулировать психический инсайт сопровождаемый шоком и озарением. Интерпретация сновидения, т.о. является корректной только тогда, когда она кажется “очевидной” , когда стимулирует и вызывает эмоциональное изменение личности. Образы сновидения следует обдумывать до тех пор[37] ,пока не наступит подобная реакция. Хотя Юнг и разработал некоторые общие научные принципы своего искусства интерпретации, толкование не является простым “методом”, но в некоторой степени, практическим искусством. Даже после интерпретации тысячи сновидений, всегда остается осознание того какими непостижимыми они являются, и сколько еще предстоит узнать о них.

“Личное уравнение” интерпретатора также должно быть учтено, т.к. чем более он развит, те больше он “видит” в снах других людей.[38]

Одним из наиболее важных вкладов Юнга в искусство толкования сновидений является дополнение толкованием на субъективном уровне Фрейдовского толкования на объективном уровне. Рассмотренный на субъективном уровне сон является внутренней драмой, в которой сновидец является одновременно зрителем, поэтом, драматургом, режиссером и всеми персонажами сна. Все актеры воплощают спроецированные элементы психики сновидца, среди которых разыгрывается драма. Интерпретированные на объективном уровне сны дают нам в символической форме, ориентацию по отношению к “объективным” людям и вещам, которые являтся частью нашего бодрственного мира. (К примеру, сновидец может получить предупреждение о ком-то, кто окажется враждебным, не зная об этой враждебности во время сновидения). Интерпретация на субъективном уровне почти всегда более значима т.к. только очень редко мы можем изменить внешний мир, тогда как инсайт, позволяет совершить изменение в себе.

Так, к примеру со зловещими фигурами в снах всегда более полезно заметить соломинку в собственном глазу, чем бревно в чужом. Должен ли сон восприниматься на субъективном или объективном уровне редко однозначно обозначено самим сном. Здесь важно скорее, что подсказывает чувство сновидцу или его консультанту.

Таким образом, интерпретация сновидений является не только интеллектуальной, но и этической процедурой. Хотя некоторые интерпретации часто вызывают “озарение” и у сновидца и у аналитика, это еще не докозательство их истинности. Слава Богу, есть и другое средство контроля, а именно серии снов. Если сон был ложно интерпретирован, т.е. в нездоровом для сновидца ключе, тогда в течение ближайших ночей появляется корректирующий сон, проливающий свет на некоторые неясности предыдущего сна. Объективного, общезначимого научного метода однозначного толкования сновидений просто не существует, по мнению Юнга. Единственным окончательным критерием успешности этого искусства является вопрос: оказал ли такой способ обращения со сном исцеляющий эффект или нет?

Сон остается таинственным посланником психической реальности[39] к которому посредством понимания мы можем только приблизится, но никогда не можем полностью исчерпать сознательной интерпретацией. Юнговский подход к сновидениям является не аналитическим, а синтетическим и конструктивным, что означает, что он больше значения придает целительным тенденциям в бессознательном, чем причинной деривации к беспокойствам. Неожиданное подтверждение символической репрезентации сновидений дали чисто внешние исследования сновидений (проведенные главным образом в Америке) посредством электроэнцефалограммы. Отсюда напрашивается вывод, что сон является нормальной функцией в жизненном процессе, который стремится к гомеостазу.[40]

Согласно Фрейду сон скрывает психическое содержание, которое нужно открыть. (сон может к примеру сказать “трость”, а иметь ввиду “пенис”). Юнг отказался от этой точки зрения. По его мнению сон ничего не скрывает, а просто является частью чистой природы. Причина того что мы не всегда понимаем его кроется в полярности между Номером1 и Номером 2 –нашего эго-сознания и бессознательного. “Мы должны поэтому принять, что сон является тем чем он является, не больше не меньше.”[41] Кто-то может- вполне оправданно –найти досадным, что сон обращается к нам на относительно непонятным языке, особенно когда, к примеру предупреждение об опасности столь туманно, что понимаем его только когда происшествие действительно случится.

Причина этого кроется не в “цензоре” как полагал Фрейд, а скорее в том факте, что концентрированная яркость нашего эго сознания дает эффект затемнения мира снов, также как электрический свет мешает нам отчетливо видеть пламя свечи. Условие бессознательности хранит идеи и образы на гораздо меньшем уровне напряжения; они теряют ясность, их связи с друг другом становятся менее прочными, становясь только смутными аналогиями. По видимости к ним не приложима наша логика и временная шкала. Таким образом “сон не может продуцировать определенные мысли. Если он начинает делать это, он перестает быть сном т.к. пересекает порог cознания.”[42] Это означает ту часть духа, которая еще не является частью личности, но которая находятся в своем первоночальном состоянии части чистой природы[43] и из которой появляется наше эго-сознание с контраионно-фокусирующими функциями.

Попытка воссоединить эти более или менее дифференцированные функции с их корнями, тем самым предохраняя наше сознательное эго от того чтобы стать через-чур автономным и, вследствии этого, отрезанным от инстинктов и является целью усилий направленных на понимание снов. Если это понимание достигнуто, тогда сновидческая активность бессознательного оказывает оживляющий и творчески инспирирующий эффект на сознательное и это эффект потом способствует психологической интеллигентности и здоровью.

Юнговское отношение к снам и его путь понимания их связаны с решением, сделанным им после сна с маленьким огоньком, вызвавшим глубинные внутренние изменения. Он решил тогда иденцифировать себя с Номером 1 и проживать его жизнь, но при этом никогда не забывать о Номере 2 и не поворачиваться к нему спиной как поступают многие в аналогичный период жизни. “Я всегда старался” –пишет он –“подготовить пространство для всего что приходит ко мне изнутри”[44]. Отрицание Номера 2 было бы насилием над собой[45] и лишило бы Юнга объяснения возможности понять источник своих снов, в которых он ощущал работу высшего разума. Множество современных “просвещенных” мужчин и женщин, однако, позволяют себе полностью отделится от своего Номера 2.

В результате они вынуждены искать через страдания и нервозы, путь назад, к новому пониманию и признанию роли Номера 2 в своей жизни, не чтобы отождествится с ним или с его мудростью, а чтобы поддерживать диалог с ним[46].

Дальнейшие исследования показали Юнгу, что сны имеют своеобразные компенсаторные отношения с сознанием, другими словами они более или менее уравновешивают односторонность сознательной установки[47] как это происходит в биологических процессах или поддерживают то, чего не хватает до целостности индивида. В этом смысле они являются выражением саморегулирующего процесса в психической полноте индивидуума, внутри которой бессознательное по всей видимости находится в комплементарных ( в том смысле этого слова, в котором его употребляют физики) отношениях с сознанием.[48]

Стабильная кооперация между сознательным и бессознательным содержанием, которая столь желаема в жизненном процессе зависит от трансцендентной функции, которая сама по себе является одним из аспектов символо-формирующей стороны бессознательного.Она обладает целенапраленной тенденцией сближать сознательное и бессознательное.[49] Наше эгосознание склонно концентрироваться исключительно на адаптации к текущим обстоятельствам. По этому оно не замечает или игнорирует бессознательный материал, т.к он не служит целям адаптации, или не обладает достаточной энергией чтобы стать осознанным или еще не готов стать осознанным. Благодаря этой концентрации эго может легко развиться односторонность, которая не согласуется с инстинктивной целостностью. Только трансцендентная функция –т.е. символоформирующей дух –может сделать органически возможным переход от односторонней позиции к новой, более полной.[50] Рисуя символически новые перспективы жизни, она открывает новые пути роста. Сон никогда не указывает прямо на что-то известное , но всегда на некий комплекс данных еще не постигнутых нашим эго-сознанием[51]. Он указывает на смысл, который мы никогда еще осознанно не переживали.

Интенсивный контакт с бессознательным важен, таким образом, не только в случае умственных расстройств, в силу того целительные тенденции психической саморегуляции достигают сознания этим путем. [52] Подобные контакты также полезны для каждого, а в случае креативных талантов обычно необходимы и как правило присутствуют[53] как было в случае самого Юнга. По моему мнению, это связано с тонкой позицией, которую она занимает между полюсами бессознательного: духом и метерией, субъективным и объективным уровнем, каузально-редукционной/финально-перспективной интерпретацией и т.п. Некоторые критики обвиняют Юнга в позиции слишком удаленной от бессознательного[54], другие –в переоценке бессознательного[55]. Но именно эта тонкая балансированная срединная позиция, является по моему мнению, принципиально важной в Юнговской концепции сновидений. Она делает возможным понимание психики как живой системы оппозиций, без одностороннего интеллектуального насилия, таким образом, приоткрывая дверцу для любого глубинного опыта. То, что раньше было субъектом для фракционных ссор между различными научными школами, только совсем недавно стало глобальной проблемой. Сторонники галлюциногенных наркотиков стали жертвой односторонней переоценки бессознательного, в то время как рационально и политически ориентированные движения и партии надяется изменить мир одними сознательными социальными мерами, полностью игнорируя бессознательное. Но сейчас, быть может, этот раскол дошел до точки, когда все больше людей будут прислушиваться к Юнгу, как к стороннику срединного пути, который мы должны искать снова и снова.

На примере поборников крайних точек зрения хорошо наблюдать, противостояние бессознательного и односторонней сознательной позициеи, и каким деструктивным это противостояние может быть. Наркоманы часто мучаются от кошмарных снов и видений, которые предостерегают их от дальнейшего падения в бессознательное (бэд трипы), а сны политико и социально ориентированных реформаторов обычно критикуют их интеллектуализм, инфляцию и отсутствие чувства.



[1] Согласно Фрейду мы проецируем на внешние объекты только желания и импульсы, которые мы подавляем. По Юнгу любое бессознательное содержание –не только то что мы подавили –может проецироваться. Юнг определяет проекцию(Psychological Types, CW 6, par. 783) как “ переложение субъективного внутреннего содержания (события) во внешний объект. Проекция основывается на архаическом тождестве (см.) субъекта и объекта, но называть это явление проекцией можно лишь тогда, когда возникает необходимость распадения этого тождества с объектом. Возникает же эта необходимость тогда, когда тождество становится помехой, то есть когда отсутствие проецированного содержания начинает существенно мешать приспособлению и возвращение проецированного содержания в субъекта становится желательным. “ (Выделение автора). Юнг проводит дальнейшее различение между активной и пассивной проекцией, последняя является “чувством к”, вторая актом суждения.

C. G. Jung: His Myth in Our Time.

[2] Юнг: “Я использую термин идентиность для обознаения психологического соответствия. Это всегда бессознательный феномен…унаследованный от изначальной неразличимости субъекта и объекта..это не уравнение..Но идентичность также делает возможной осознанную коллективную..социальную позицию. CW 6, pars. 741-42. L. L?vy-Briihl coined the expression

78

[3] 'Cf. Jung, "The Spirit Mercurius," CW 13, pars. 247-48, где процесс иллюстрируется идеей “злого” духа.

[4] Подробнее о теме Алхимия см.11, 12 и 13.

[5] В следствии релятивизации принципа паритета. Cм. Karl Lothar Wolf, "Symmetric und Polaritat," Studium

Generate, 2 (July 1949), pp. 221ff. Cf. further Vilma Fritsch, Links und

Rechts in Wissenschaft und Leben, pp. 153ff.

[6] Cf. Jung, "The Phenomenology of the Spirit in Fairytales," CW

y i, par. 387.

[7] Ibid., par. 387.

[8] Ibid., par. 388.

[9] ° Cf. Konrad Lorenz, On Aggression, and Irenaus Eibl-Eibesfeldt,

Liebe und Hass.

[10] Это не значит что в животном царстве такие побуждения как агрессия, сексуальность и т.п. являются беспредельными; они до определенной степени ограничиваются контримпульсами; к примеру импульс агрессии сдерживается сексуальной периодичностью и т.п.

[11] Cf. Jung, Mysterium Coniunctionis, CW 14, par, 602.

[12] "Ibid., par. 603.

[13] В работе Number and Time я попыталась объяснить это в свете истории математики.

[14] Юнг постоянно предупреждал об опасности иллюзии, считать дух собственностью.Дух угрожает человеку инфляцией, что

поучительнейшим образом доказало наше время. Опасность становится тем

острее, чем более внешний объект приковывает наш интерес и чем более мы

забываем, что вместе с дифференциацией наших связей с природой рука об руку

идёт точно такая же дифференциация с духом, создающая тем самым необходимое

равновесие. Если внешнему объекту не противостоит внутренний, то это

порождает необузданный материализм, спаренный с обманчивым

самопревозношением или самоуничтожением автономной личности, – что, так или

иначе, является идеалом тоталитарного «народного» государства.” —"Phenomenology of the Spirit,"

CW 9 i, par. 393.

[15] Т.о Юнг рассматривает психическую жизнь как напряжение между двумя полюсами материи и духа, изначально представленные в примордиальных образах матери-земли и отца-духа. Cf. Man and His Symbols, pp. 94ff.

[16] Cf. Symbols of Transformation, CW 5, Part 2, Chapter 2; and "On

Psychic Energy," CW 8, pars. 54ff.

[17] См. фундаментальное юнговское исследование "On Psychic Energy," CW 8. Психическая энергия по видимости находится в отношении взаимодействия с физической энергией. Так психическая энергия по видимости подчиняется принципу эквивалентности, гласящему что “ Если в одном месте затрачивается энергия, в другом месте появляется то же количество энергии в той же или иной форме.” Подчиняется ли она закону сохранения не известно, т.к. мы можем рассматривать только отдельные системы.

[18] Аффект может быть лучше всего измерен косвенно, через физические симптомы, такие как учащения пульса, дыхания или психогальанические феномены.

[19] "On Psychic Energy," CW 8, par. 25.

[20] Cf. Jung, Symbols of Transformation, passim, and "On Psychic

Energy," pars. 48ff.

[21] Более подробное обсуждение можно найти в моей работе Number and Time, pp. 17.См. также "Entropy, Negentropy and the Psyche." Согласно Юнгу психический символ или символический акт является своего рода машиной трансформирующей энергию, и возможно даже увеличивающей ее. Весенняя церемония Вачанди в Австралии может послужить тому примером. “Они выкапывают яму в земле, овальную по форме и обставленную кустами, похожую таким образом на женские гениталии. Затем они танцуют вокруг этой ямы держа перед собой копья имитирующие пенис. Проходя круг они опускают копья в отверстие с криками 'Pulli nira, pulli nira, wataka!' (не яма, не яма, а пи..”) В течении церемонии никому из участников не разрешается смотреть на женщин.

“Посредством ямы Вачанди создают аналогию женских гениталий, объекта естественного инстинкта. Посредством.. криков и экстатических танцев они убеждают себя, что яма на самом деле влагалище. …Не может быть со мнений что это канал энергии и перенос ее посредством танца( являщегося в действительности брачной игрой, как и у птиц и других животных)” On Psychic Energy," pars. 83-84 Таким образом магический образ или символ являются машинами трансформирущими энергию.

[22] Cf. "On Psychic Energy," par. 77.

[23] Ibid., pars. 2-3. Cf. also par. 4, n. 5.

[24] Speech cited by Werner Heisenberg in Der Teil und das Game,

pp. 128-29.

[25] Последнее в любом случае не так важно по мнению Юнга, как в физической медицине, т.к. диагноз в психиатрии не предполагает соответствующей терапии; терапия как правило совершается в ней независимо от диагноза

[26] В древности этот аспект рассматривался как истинное толкование сна и сны всесте с их толкованиями рассматривались главным образом в связи с прогнозом будущего.

[27] Cf. Jung, "On the Nature of Dreams," CW 8, pars. 530ff.

[28] Cf. "On Psychic Energy," CW 8, pars. 91-92.

[29] Cf. ibid., par. 92; and two examples in Marie-Louise von Franz,

"The Process of Individuation," Man and His Symbols, pp. 160ff.

[30] Эта стародавняя функция присутсвует и сегодня , несмотря на тот факт, что на протяжении долгих веков ментальные тенденции подавляли индивидуальное символо-формирование. Одной из первых шагов в этом направлении было установление государственной религии, следующей –уничтожение политеизма. "On Psychic Energy," par. 92.

[31] Ibid., par. 101.

[32] Если сегодняшние Американские попытки обнаружения “речи” у дельфинов шимпанзе окончаться успехом. Это может пролить некоторый свет на ситуацию.

[33] Доказано, что группы могут также работать творчески, однако при более тщательном исследование оказывается, что там также каждый отдельный человек должен “заниматься своим делом” как говорят хиппи. Небольшие инновации и стимуляции порой исходят из групп, однако гениальные, значимые креативные действия всегда происходят от единичных персон идущих своим жизненным путем. Cf. Donald C. Pelz and Frank M. Andrews,

"Autonomy, Coordination and Stimulation in Relation to Scientific

Achievement," Behavioral Science, 11:2 (March 1966).

[34] И рассматриваются совершенно различно во Фрейдовской школе и экзистенциальной теории.

[35] Поэтому я не говорю о “методе интерпретации” т.к. это более вопрос искусства чем метода.

[36] Иногда лизинг отсутсвует и открываются некоторые условия, о которых я не могу говорить здесь.

[37] В противоположность Фрейдовскому методу свободных ассоциаций, ведущего от образов к комплексам. Cf. Jung in Man and His Symbols,

pp. 26ff.

[38] Я не хочу входить здесь поднимать здесь философских вопросов. Это по моему мнению преждевременно. (Cf. Detlev von Uslar, Der

Traum als Welt.) Перед этим мы должны получить в этих гораздо больше опыта чем имеем сейчас.

[39]

Медард Боос делает специальное ударение на этом, иронично отмечая, что это не было точкой зрения Юнга. Cf. Detlov von Uslar, passim.

[40] Cf. W. Dement, "Die Wirkung des Traumentzugs," in Jutta von Graevenitz, Bedeutung und Deutung des Traumes in der Psychotherapie, о связи между биологическими линиями исследования снов и Юнгианскими воззрениями см. Stefan Vlaikovi?, Biologie des Traumens in tiefenpsychologischer(неопубликованная диссертация) Некоторые аспекты были также исследованы Клинике Карла Юнга(Цурих) и также. неопубликованы

[41] Two Essays, CW 7, par. 162.

[42] "Jung in Man and His Symbols, p. 64.

[43] Недавние биологические исследования снов показали, что похоже после рождения мы постепенно выходим из “перманентного” или “вечного” сна.

[44] Memories, p. 45/55.

[45] Cf. ibid., p. 89/94.

[46] Людвиг Бесвангер и Медард Боос оба видят смысл и цель понимания снов( без интерпретации) в тотальном объединении изолированного эго с общим психическим миром человечества. В Гегелевской традиции они перенимают Welt der Dinge (Мир вещей). Таким образом они устраняют поляризацию так необходимую для жзни. См. отличный обзор различных взглядов на природу сновидений: Jutta von Graevenitz, pp. 360ff.

[47] Cf. Jung, "On the Nature of Dreams," Structure and Dynamics,

CW 8, pars. 530-69, esp. pars. 555ff, где даны примеры. Более ранне упоминание: "The Psychology of Dementia Praecox," CW 3, pars. Iff.

[48] Cf. Jung, "The Transcendent Function," CW 8, esp. pars. 137-39.

[49] См. там же : Это отсутствие параллелизма не есть случайность или непреднамеренность; оно обусловлено тем, что бессознательное ведет себя в компенсаторной или комплементарной манере по отношению к сознательному”. Бессознательное кроме того “содержит в себе все комбинации фантазии, которые еще не достигли порога интенсивности, но с ходом времени и при благоприятных обстоятельствах, вероятно, проникнут в сознание

[50] Cf. ibid., par. 145.

[51] Cf. ibid., par. 148.

[52] Cf. John W. Perry, The Far Side of Madness.

[53] Cf. "The Transcendent Function," par. 135.

[54] Medard Boss, к примеру.

[55] Главным образом сторонники бихевиористкой теории.

 

 

JL VK Group

Социальные группы

FB

Youtube кнопка

Обучение Таро
Обучение Фрунцузкому Таро
Обучение Рунам
Лекции по юнгианству

Что такое оккультизм?

Что такое Оккультизм?

Вопрос выведенный в заглавие может показаться очень простым. В самом деле, все мы смотрели хоть одну серию "битвы экстрасенсов" и уж точно слышали такие фамилии как Блаватская, штайнер, Ошо или Папюс - книги которых мы традиционно находим в "оккультном" разделе книжного магазина. Однако при серьезном подходе становится ясно что каждый из перечисленных (и не перечисленных) предлагает свое оригинальное учение, отличающееся друг от друга не меньше чем скажем индуисткий эзотеризм адвайты отличается от какой нибудь новейшей школы биоэнергетики.

Подробнее...

Что такое алхимия?

Что такое алхимия?

Душа по своей природе алхимик. Заголовок который мы выбрали, для этого обзора - это та психологическая истина которая открывается если мы серьезно проанализируем наши собственные глубины, например внимательно рассмотрев сны и фантазии. Мой "алхимический" сон приснился мне когда мне было всего 11 и я точно не мог знать что это значит. В этом сне, я увидел себя в кинотеатре где происходило удивительное действие. В закрытом пространстве моему внутреннему взору предстал идеальный мир, замкнутый на себя.

Подробнее...

Малая традиция

Что есть Малая традиция?

В мифологии Грааля есть очень интересный момент. Грустный, отчаявшийся Парсифаль уходит в глубокий лес (т.е. бессознательное) и там встречает отшельника. Отшельник дает ему Евангелие и говорит: «Читай!» И в ответ на возражения (а ведь на тот момент Парсифаль в своем отчаянии отрекся и от мира, и от бога), уточняет: «Читай как если бы ты этого никогда не слышал».

Подробнее...

Наши партнеры Баннеры


Рекомендуем:
http://maap.ru/ – МААП – Московская Ассоциация Аналитической Психологии
http://www.olgakondratova.ru/ – Ольга Владимировна Кондратова – Юнгианский аналитик
http://thelema.ru/ – Учебный Колледж Телема-93
http://thelema.su/ – Телема в Калининграде
http://oto.ru/ – ОТО Ложа Убежище Пана
http://invertedtree.ucoz.ru/ – Inverted Tree – Эзотерическое сообщество
http://samopoznanie.ru/ – Самопознание.ру – Путеводитель по тренингам
http://magic-kniga.ru/ – Magic-Kniga – гипермаркет эзотерики
http://katab.asia/ – Katab.asia – Эзотерритория психоккультуры – интернет издание
https://www.mfmt.ru/ – Международный фестиваль мастеров Таро
классические баннеры...
   счётчики