IZM – баннер

Shop.castalia баннер

Что такое Касталия?

     
«Касталия»
                – просветительский клуб и магазин книг. Мы переводим и издаём уникальные материалы в таких областях как: глубинная психология, юнгианство, оккультизм, таро, символизм в искусстве и культуре. Выпускаем видео лекции, проводим семинары. Подробнее...
Среда, 07 августа 2013 21:52

Томас Мур Душа секса Глава 1. Нимфа Секса. Божественный Эрос и человеческая сексуальность

Томас Мур

Душа секса

Глава 1.

Нимфа Секса.

Божественный Эрос и человеческая сексуальность

Мы имеем обыкновение говорить о сексе только как о чем-то физическом, но, несмотря на это, ничто другое не имеет в себе больше души. Секс забирает нас в мир интенсивных страстей, чувственных прикосновений, захватывающих фантазий, многих уровней значений и тонких эмоций. Это Он оживляет воображение вкупе с фантазией, мечтами и памятью. Даже если секс происходит без любви, будучи пустым или манипуляторным, все же он имеет сильный резонанс в душе, и даже плохой сексуальный опыт оставляет прочное, запоминающееся впечатление.

В общем, мы относимся к телу как к скелету, завернутому в мышцы и нафаршированному органами. Когда приходит болезнь, мы идем к доктору, и нас ожидают рентгеновские лучи, пилюли или хирургия. Мы не говорим о том, как мы живем и о тех сильных чувствах, которые могут быть связаны с болезнью, или смыслом жизни. Мы разделяем тело, разум и эмоции как расположенные в отдельных отсеках, которые между собой не связаны.

Философия, характеризующая нашу культуру, где тело рассматривается вне связи с нашими эмоциями, чувством смысла и нашим опытом, имеет глубокие последствия для сексуальности. Мало того, что мы имеем дело с сексуальными проблемами механическим путем, мы вполне можем приближаться к своим любовникам также механизировано – без глубокого вовлечения тела и духа, которые дают сексу его глубину и человечность.

Восставая против этой точки зрения, поэт восемнадцатого века, Уильям Блейк, использовавший силу слов для борьбы с рационалистическим и механическим мышлением своего времени, сделал утверждение, которое можно было бы напечатать внизу каждой страницы данной книги:

Человек не имеет Тела, отличного от Души, ибо то, что называется Телом есть часть Души, распознаваемая пятью Чувствами, главными входами для Души в этот век.

Если мы не утеряли полностью воображение, то когда мы смотрим на тело, мы видим душу, а когда мы занимаемся сексом, мы переживаем тело как путь к наиболее проникновенным тайнам души.

Порой возникает соблазн представлять секс как нечто исключительно физическое. Тогда нам не приходится иметь дело с чувствами, индивидуальностями и последствиями. Мы можем попытаться избежать сложностей, которые всегда возникают во взаимоотношениях и искать освобожденного секса в «свободной любви». Как было бы приятно, думается нам, заниматься сексом без обязательств, болезненных эмоций, расставаний и воссоединений. Но душа имеет свою собственную жизнь и свою собственную волю. Она не будет подчиняться нашим манипуляциям. Попытка иметь секс без последствий может неожиданно привести к обратному эффекту, и посредством бессмысленных сексуальных чувств мы можем прийти к самому большому эмоциональному беспорядку в нашей жизни.

Это человеческое тело, которым мы обусловлены, рассматриваемое как система химических веществ, шкивов, помп и водопроводной системой, является выразительной сущностью величайших утонченностей и оттенков. Это тонкое тело живо, прозрачно, преисполнено значений, поэтики, выразительности в каждом органе и части, тесно связано с эмоциями и чувством, и, что не менее важно, красиво. Это есть тело, которые вовлечено в секс, тело с такой душой, что любая попытка отрицать её слои смыслов, скорее всего, вернется обратно, дабы преследовать нас.

Очевидно, что тело может быть соответствующим образом изучено, измерено и обработано только на химическом и психологическом уровне. Но в тоже время тело бесконечно больше, и чтобы понять его сексуальность, нам следует основательно выйти за пределы научного воображения. Мы можем обратиться к художникам, поэтам и мистическим писателям, к ритуалам и образам религий, для получения полной картины сексуальности и обнаружения множества способов для тела быть сексуально выразительным.

Ключ к тому, чтобы следовать дальше по этой книге, лежит в отказе от нашей привычки смотреть на тело и его сексуальность материалистически, принципиально осознав, что нет такого понятия как человеческое тело без включения эмоций и воображения. Значительная часть человеческой сексуальности недоступна для материалистической точки зрения. За её пределами лежит целый мир сексуальных смыслов. Рассматривая сексуальные мифы, среди которых мы живем, и на наши духовные отношения, неважно, насколько развитыми и сознательными они могут быть, мы можем обнаружить корни своих желаний и источники удовлетворения. Там скрыты тайны, имеющие критическое значение для наших проблем и несбывшихся надежд, там способ обучать молодых сексуальности и средства примирения между сексом и моралью, между телом и духом.

Вызывание Венеры

«Гомеровский Гимн Афродите», древняя история о сексе, поясняет то, что я считаю ключом к сохранению «человеческого» в человеческой сексуальности. Зевс, божественный правитель жизни, хочет удостовериться, чтобы сочетались бессмертные и люди. Эта великая тайна, связанная в христианстве с воплощением, рассматривает состояние человека, в котором духовность и ординарная жизнь идут вместе с целью завершения нашей человечности. Мы состоим из духа и тела с живой душой между ними, и любое олицетворение духа – это воплощение. Итак, история начинается с Зевса, вселяющегося в Афродиту, богиню секса, мечту смертного человека.

По мере развития сюжета Афродита идет к своему храму в Кипре, принимает ванну, мажет тело и облекается в красивые одежды и золотые украшения. Затем она находит Анхиса, молодого пастыря, и выдает себя за молодую девственницу. Пораженный её красотой, Анхис не подозревает, что она может быть богиней, но она говорит, что является дочерью правителя Фригии. Гермес похитил её из дома, говорит она, чтобы она стала супругой Анхиса и матерью их детей.

Будучи убежденным в том, что она смертная, Анхис занимается с ней любовью, но затем она пробуждает его ото сна и открывает себя в своей Божественной славе. «Когда я впервые увидел тебя, я знал, что ты Божественна», говорит Анхис, беспокоясь о последствиях соития с Богиней, в том числе о потере потенции. Она же уверяет его, что все в порядке и в согласии с Божественной волей. Их сын вскормлен большегрудыми нимфами, обитающими на высоких горах - теми самых, что, по её словам, долго живут, вкушают Божественную пищу и занимаются любовью с Гермесом в закоулках очаровательных пещер. Затем она дает Анихису предупреждение:

"Если ж какой-нибудь смертный о матери спросит, приявшей

"В страстных объятьях твоих многомилого сына под пояс,

"То отвечай, - и навеки запомни мое приказанье! -

"Что родила тебе сына того цветколицая нимфа

"Из обитающих здесь вот, на этих горах многолесных. [1]

Этот прекрасный эротический гимп Богине секса предлагает множество очаровательных инсайтов, но темой, занимающей меня годами, является идеи о том, что секс есть часть и преходящего, и вечного. Сын, которого Афродита и Анхис зачали при своем замечательном свидании, Эней, далее проложит путь к основанию Рима. Это могущественное творение есть указание на то, что занятие любовью между человеком и божеством, единение духа и тела, может быть чрезвычайно плодотворным.

Последний комментарий Афродиты также намекает, что один из партнеров в сексе более чем человек – он или она является нимфой. Мужчина или женщина могут воодушевить такую глубокую фантазию и эмоцию, что через любящие объятия с телом нашего партнера мы можем прорваться через ограничения человеческого состояния, прикоснувшись к иному уровню реальности. Духи секса приходят к нам из другого мира и не могут быть сведены к составляющим человеческой личности. Секс с душой – это всегда форма сообщения с другим уровнем существования, и его качество может быть основной причиной его непреодолимого притяжения.

Я нахожу эту нимфу изображенной во многих местах: в прекрасных Кикладских фигурах Средиземноморья, где она показана почти без лица, сооружение её тело и грудь малы, а лобковая область представляет собой блестящий треугольник; в обнаженных фигурах Лукаса Кранаха; в Африканских, вырезанных из дерева женских статуях; в фотографиях Эдварда Вестона; и почти в каждом изображении Мэрилин Монро. В этих образах нимфа присутствует в заданной форме, но я также чувствую её, незримую, в определенных рощах, садах и спальнях. Я чувствую её запах в некоторых духах, и я ощущаю её в шарфе. Я вхожу в её окружение всякий раз, когда посещаю определенные необыкновенные магазины и салоны, где она представлена во всей своей красоте и где деликатные владельцы магазинов представляют собой ризничих Богини чувственности.

Кикладская фигура

Когда Афродита говорит, что она цветочная нимфа, она также выявляет нечто важное о себе и своей сексуальности. Божественное наслаждение, предоставленное Анихису, пришло из простой красоты цветка. Римская коллега Афродиты, Венера, почиталась как Богиня садов. Природная красота, а не только функциональность её органов, являет сущность сексуальности. На самом деле, эта книга вдохновляет весь путь через простое откровение Богини: если вы хотите узнать что такое секс, долго и упорно думайте о цветке, особенно о его красоте и его обращению к чувствам. Затем думайте о природе и своем собственном месте в ней. Все, что заставляет цветок сиять с очарованием – является сущностью вашей собственной сексуальности.

Нечто глубинное в человеческой натуре нуждается и жаждет вкуса вечности – по крайней мере, краткого освобождения от неумолимого темпа времени. Обычно мы не помещаем вечность в список потребностей, но душа только наполовину удовлетворяется вещами этого мира. Традиционная литература утверждает снова и снова, что душа требует освобождения от времени и места. Она нуждается в регулярных экскурсиях из занятой жизни, требует взаимоотношений и непрерывной продуктивности. Для монаха, созерцание является одним из видов освобождения от времени и занятости, тогда как для среднего человека для той же самой цели используется секс.

Душа хочет единения не только с другими персонами, но также и с совершенно другим измерением, которое мы можем назвать вечным, бессмертным, мифическим или множеством других имен. Как мы увидим в конце нашего путешествия через множество реальностей секса, душа жаждет тайного любовника, который является живым и переступает пределы известного партнера. Мы также увидим, что этот мир, включающий нашего любовника из крови и плоти, необязательно является препятствием, но предлагает позитивный путь к вечной и духовной реальности.

Краткая сексуальная игра Анхиса и Афродиты дала рождение целой цивилизации, и когда наш секс имеет душу, она также создает миры – семьи, общины, дружеские отношения и личную жизненность. Без мистерии измерение секса не полностью человечно, и оно может ощущаться неполным или даже пустым. Секс не является чем-то оторванным от жизни, но включенным в каждый аспект. Богиня – просто цветочная нимфа, но древние также называли её душой мира.

В Гомеровском Гимне, Афродита представляет себя и богиней, и смертной. Раньше я думал об истории, рассказанной ей Анихису, как о средстве манипуляции, аспекте её умения обольщать и убеждать, но сейчас я предполагаю, что здесь происходит нечто большее. Весь рассказ являет собой воплощение – речь о бессмертном, облеченном в человеческую плоть. История, что она рассказывает Анхису, дает ей человеческую семью и место, контекст, который по общему признанию продолжается лишь короткое время занятия любовью, но это придает их сексу как человеческие, так и Божественные свойства.

Нимфа секса являет собой сущность занятия любовью, но также очевидно, что она есть человеческий партнер. Мы нуждаемся в мужчине или женщине, которые бы вызвали этот дух для нас. Сексуальное притяжение – это не только чисто физическое явление. Душа всегда находится в поиске того, что завершит её желания, а наши физические глаза никогда не разделены с глазами души.

Она также помогает выбрать место для любви, подходящее для нимфы, ибо эти природные духи показывают себя только в определенных местах и в определенное время. Марсилио Фичино, Флорентийский философ пятнадцатого века (подкованный в знаниях и магии) учил, что благодаря некоторой степени ловкости мы можем привлечь различные виды духа, включая сексуальных духов, нуждающихся в полноценной человеческой жизни. Все наслаждение от секса в том, чтобы воплотить, низвести духа, который оживит наш физический мир и приютит эрос.

Многие люди знают, что можно совершить все положенные движения в сексе и даже получить оргазм, но все равно присутствовать при этом не полностью. Иногда сексуальный отклик может чувствоваться как незавершенный. Человек может быть бессильным, эмоционально холодным или по каким-то иным причинам не способным вовлечься в занятие любовью полностью, несмотря на свое намерение полного присутствия. В области секса стремление не так важно как в нашей ординарной жизни. Обычно мы объясняем сексуальные проблемы в личностных терминах, как будто бы вина лежит на эго, но Гимн учит нас, что секс более таинственен и не так зависит от эго, как мы могли этого ожидать.

Занятие любовью – это целый ритуал, который приглашает к присутствию Богиню секса. Любовь и влечение, что мы ощущаем по отношению к нашему партнеру, приготовления для занятия любовью, и все действия, входящие в прелюдии мы совершаем для вызова Нимфы Секса, так, чтобы то, что происходит между людьми, вдохновлялось и переплеталось с этим духом. Без присутствия нимфы, секс становится механическим. Он будет лишенным души, поскольку душа требует наше присутствия и во временном, и в бесконечном аспектах. Если мы отбросим вертикальное измерение и глубину наших чувств, наши высокие устремления - в любой активности, включая секс, то мы «отключим» душу и потеряемся в функциональном опыте, который может ощущаться как пустотелый.

Когда дух или гений секса входит в занятие любовью благодаря призывающим словам, прикосновениям и действиям, душа секса присоединяется к игре, и любовники чувствуют необъяснимую глубину в своем единении. Сексуальный опыт может быть естественным и даже чудесным. Мы можем думать о сексе как о чем-то, что мы должны делать, со знанием дела и здоровыми мотивами. Но здоровье и техника, какими бы они ни были ценными, недостаточны для призвания глубин секса, которая взывает к воображению, благоговению и полному присутствию.

Занятие любовью – это ритуал, подобный всем другим религиозным ритуалам мира, пытающийся достичь присутствия духа, который делает человеческую активность магически эффективной. Как и все ритуалы, секс требует искусства, внимания к деталям и постоянного воображения. Он призывает к своего рода смирению, присущему религиозному ритуалу, где практик не вынуждает, но просит присутствия Бога или Духа. Мы можем пойти на обед, привлекательно одеться, иметь интимные беседы, слушать музыку – все с мыслью о призвании духов сексуальности. В разгар занятия любовью мы можем руководствоваться глубинной интуицией и воображением, делая конкретные вещи, которые не только радуют нас и нашего партнера, но и уводят нас от холодного мира эго и помещают нас в теплоту, подобное сновидению облако сексуального транса и очарования. В этом чарующем облаке Афродиты (ученые связывают имя Афродиты с «сияющим облаком») мистерия, которая есть секс, происходит эффективно и ярко, как будто бы это было таинством религии этой Богини, задачей которой является углубление человеческой сексуальности, придавая её больше чем человеческий уровень смысла.

Эрос и Душа

В настоящее время слово «эрос» было испорчено отсылкой к плану физических сексуальных актов и даже к самым низшим видам секса. Это слово действительно отвратительно для некоторых людей, что удивительно, так как в классической литературе оно подразумевало высокий духовный, комический и возвышенный вид любви. В греческой литературе эрос – это не что иное как магнетизм, который удерживает всю Вселенную вместе, и человеческая любовь во множестве форм является просто участником в этом величайшем эросе.

Древний поэт Гесиод писал около 800 г.до н.э. о происхождении вещей, помещая Эрос среди первых существ, но также предупреждал о страшной силе эротики и, возможно, именно та самая тенденция, которая подавляет нас, заставляя людей опасаться Эроса. Гесиод писал:

«И, между вечными всеми богами прекраснейший, — Эрос.

Сладкоистомный — у всех он богов и людей земнородных

Душу в груди покоряет и всех рассужденья лишает». [2]

Позднее, греческий философ Эмпедокл учил, что вся Вселенная работает на принципах любви и борьбы. Он отождествлял любовь и с Эросом, и с Афродитой, соединенных притяжением, что держит все вещи связанными и действующими в гармонии с соблазнами и желаниями, которые мы обычно называем сексуальными. Связь между этим величайшим понятием Эроса и обычной сексуальностью есть ключевая идея в нашем исследовании души секса. Мы не хотим оставлять секс позади и фокусироваться на некоторой бесплотной и общей идеи эротической жизни, но также мы бы не хотели сводить секс до физического поведения. Баланс где-то посередине - ценный способ узреть эротику внутри секса, расширяя нашу идею сексуальности без потери непосредственности и близости.

Многие писатели, поясняющие эротическую жизнь, помогают создать картину Эроса, что может быть полезно в углублении нашего понятия сексуальности. Например, Платон, говорит о любовниках, что «глубокое понимание исходит из их любви». Эрос представляет собой руководство к познанию, и по этой причине архетипические фигуры мудрости Сократа и Платона, называют себя любовниками [3].

В некоторых культурах считается, что для занятия сексом с человеком нужно знать его на глубоком уровне, и занятие сексом впервые – это познание жизни совершенном новым и преобразующим способом. Секс является своего рода Гнозисом или Святым Знанием. В сексе мы узнаем человека более чем определенным образом. Секс раскрывает многое, что пребывает в бессознательном, и с таким раскрытием на физическом уровне отражается сбрасывание защитной оболочки с самой души.

В сексе мы также открываем силу и направление наших глубинных желаний. Удовольствия, что мы можем найти в сексе – нежный секс, агрессивный секс, изобретательный и исследовательский секс, садомазохические игры, одевания и раздевания, части тела и виды поцелуев, места и окружения – все предпочтения так тесно связаны с иллюстрацией того, кто мы есть, куда наша душа хочет привести нас и что из себя представляют наши комплексы, помехи и подавления. В сексе мы наблюдаем сокрытые части души со всеми её частностями.

В своих семинарах о сновидениях, К.Г.Юнг однажды заметил, что «люди думают, что эрос есть секс, но вопреки всему, Эрос есть связанность» [4]. Эрос не является только физическим выражением, свойственным одному лишь сексу, но скорее комбинация физического и эмоционального. Скорее, это значимая связь, устанавливаемая через секс, чувства и понимание людей, занимающихся любовью. Этот эрос, что мы ощущаем в сексе и романтике, также является широким магнетизмом, скрепляющим Вселенную, духом-посредником, удерживающим планеты на орбите и устанавливающим смену времен года. То, что мы ищем в сексе, не есть только телесное удовольствие, но ответ на потребность души во всем, что предлагает эрос, ради совместного мира и целостной жизни, которая является творческой и движется благодаря любви.

В своей элегантной книге «Эрос горьковато-сладкий», Энн Карсон отмечает, что Греки играли со словом «eros», добавляя к нему «pt» и получая «pteros», т.е. «крыло». Когда пенис изображается с крыльями, или когда женщина-птица, подобная сиренам, искушает и соблазняет, это есть идея летучего, величественного эроса, находящего прямое выражение. Когда Греки и Римляне персонифицировали Эрос в их искусстве и литературе, они иногда представляли его в виде молодого человека с большими и прекрасными крыльями. Эрос перемещается по воздуху, и ему свойственно перемещать нас, как говорит Энн Карсон, «отсюда туда». [5] Когда мы долго ждем чего-то или кого-то, нас приглашают к движению, парению в духе по ту сторону status quo и вхождению в новый мир. Может быть, это еще одна причина, по которой мы боимся эротического и сексуального – это беспокоит нашу текущее равновесие. С другой стороны, это также источник жизненной силы и воодушевления.

Жорж Батай, французский писатель, который посвятил свою жизнь изучению эроса, говорит, что эрос всегда предполагает своего рода трансгрессию. «Если мы не видим, что трансгрессия имеет место, мы более не чувствуем свободы, которая преисполняет завершенность требуемого сексуального акта» [6], пишет он. Сейчас это сильное утверждение, которое легко может быть неверное истолковано, будет милым образом соответствовать страху многих людей, считающих эротизм злым и греховным по своей природе. Но трансгрессия в сексе может быть скорее психологической, чем буквально моральной.

Так как эрос заманивает нас в новые миры, это может приводить к нарушению старых режимов и даже правил поведения, и поэтому может ощущаться как преступление. Первый сексуальный опыт пересекает запреты, которые могли иметь место долгое время. Первая близость с конкретным любовником разрывает резерв, который сохранял пару внутри определенных ограничений в их контакте друг с другом. Первый эксперимент с новым стилем занятия любовью может быть связан с нарушением правил или привычек. Предельная точка сексуальных экспериментов может переживаться вместе, во взаимной щедрости и соучастии, радости выхода за пределы правил и ожиданий. В этом духе общины часто отмечают важные религиозные праздники с оргиями и другими видами сексуальной распущенности, врываясь в реальность духа посредством сексуального пересечения границы.

На протяжении своих работ Платон обсуждает роль Эроса в жизни, но особенно это происходит в «Симпозиуме», где Сократ учит природе любви. «Эрос», пишет Платон, «оживает в красоте в связи с телом и душой». Это тот аспект Эроса, который может быть легко упущен из виду или же принят слишком пренебрежительно. В наших эротических желаниях мы можем быть в поисках красоты, чистоты и простоты. Однако, будучи близким или далеким в отношении культурных идеалов красоты, любовник приглашает нас к душе красоты и собственной красоте души.

Мы живем в мире, который уделяет мало внимания красоте. Мы пытаемся строить функциональные города, но имеем мало красивого и делаем дома, которые являются удобными и доступными, но необязательно красивыми. Мы верим, что красота невозвратима. Но для души красота важнее, чем что-либо другое, и поэтому она играет важную роль в наших желаниях и страстных устремлениях. Она лежит в сердце сексуальности и несет ответственность за большее удовольствие, что мы в ней обнаруживаем.

У Платона мы обнаруживаем, что Эрос является дитем Желания и Изобилия. Наши эротические жизни могут одно время быть преисполненными, а в другое время – пустыми, или даже полными и пустыми в одно и то же время. Если мы знаем, что пустота и полнота являются естественными для нашей эротической жизни, то мы можем жить сочувственно с этим естественным ритмом, вместо того, чтобы требовать от Эроса постоянной преисполненности, и чувствовать что что-то ненормально или дефектно, если это не так.

Один человек в своей середине пятидесятых как-то сказал мне, что он был озадачен лицезрением своих сексуальных сновидений, страстных желаний и фантазий, уменьшенных в средине его жизни. Он считал, что это изменение может быть связанным с его возрастом, и, в то же время, он, наконец, нашел партнера, с которым мог жить и которого любить. Иногда мы ожидаем, что Эрос будет ощущаться пустым, но вместо этого обнаруживаем удивительную полноту. В других случаях мы можем считать, что жизнь будет эротически полной, когда же на самом деле ощущаем нечто от пустоты.

В конце двадцатого века, мы жаждем сексуального удовлетворения, но не уделяем внимания Эросу в целой жизни. Наша тяга, кажется, никогда не находит удовлетворения, или, если это и случается, то лишь на какое-то время и вне связи с остальной жизнью. Некоторые упорно работают целый день за компьютером, а затем приходят домой посмотреть сексуальные фильмы по кабельному телевидению. В их жизни Эрос и работа находятся в разных категориях. Размышляя буквально и негативно об эротической жизни, мы не отдаем Эросу почетное место среди наших ценностей, и в то же время мы перегружены нашими желаниями и нашими базовыми, но непонятными аппетитами.

Как говорили Греки, секс и Эрос связаны подобно матери и сыну. Если мы сможем восстановить чувство святости Эроса и его творчества, Божественного места в природе вещей, мы сможем увидеть, каким нелепым был наш взгляд на секс, и мы сможем восстановить его без морализма в центре жизни, где он мог бы предложить жизненность и близость непревзойденной силы. Прежде чем мы сможем придать глубину и богатство нашей сексуальности, мы обнаруживаем ценность глубинного удовольствия и желания, и в то же самое время расслабляем свое тревожное внимание контроля за эмоциями, оправданиями наших жизней через работу и сдержанность, и нашей верой в ценность подавления и страдания.

В нашем обществе секс причиняет боль глубоким мазохизмом, который находит искаженное удовлетворение в подавлении желаний. Этот мазохизм является симптоматической и разрушительной формой капитуляции. Вместо того чтобы войти в наши страсти, позволяя эмоциям течь через наше тело и психику, щедро предлагая себя для близости, мы отрекаемся от радости жизни в пользу какой-либо найденной нами власти, и находим множество авторитетов, готовых осудить нас за наши желания и удовольствия.

В самом сердце секса лежит глубокое утверждение бытия, дающее нам причину для жизни, оптимизма и энергии. На каждом шагу этот процесс может быть ослаблен и ранен страхом жизненности и отсутствием доверия к жизни, другим и самому себе. Везде нам говорят об установке ограничений на Эрос, об осторожности не потерять себя в своей страсти. Но если мы будем слушать эти тревожные предостережения, мы можем приобрести в итоге только капельку самообладания за счет страсти жизни. Эрос может уйти в подполье, как кипящее, темное желание, и поверхность жизни окажется механистической и контролируемой, унылой и лишенной чувства юмора.

Если кто спросит, кто твоя возлюбленная, наставляет Афродита пастуха, скажи им, что это цветочная нимфа, которую можно найти в лесу. Сексуальное желание всегда приглашает душу в иные миры через нимфу, ответственную за красоту и жизненность наших лесов и их растений с цветами. Секс дает нам связь с глубинной природой и корнями. Таким образом, он раскрывает источник, из которого происходят наши жизни.

«Орфический Гимн Эросу» называет его «величайшим, чистым, прелестным и сладостным» и молится ему для изгнания дурных наклонностей из наших сердец. Какое изменение в сердце требуется от нас, чтобы вызвать дух желания и удовольствия, избавления от зла? Все же секс имеет способность умиротворить наше бушующее и страдающее сердце, если только мы сможем даровать ему свою душу.

Перевод Сергей Коваленко

JL VK Group

Социальные группы

FB

Youtube кнопка

Обучение Таро
Обучение Фрунцузкому Таро
Обучение Рунам
Лекции по юнгианству

Что такое оккультизм?

Что такое Оккультизм?

Вопрос выведенный в заглавие может показаться очень простым. В самом деле, все мы смотрели хоть одну серию "битвы экстрасенсов" и уж точно слышали такие фамилии как Блаватская, штайнер, Ошо или Папюс - книги которых мы традиционно находим в "оккультном" разделе книжного магазина. Однако при серьезном подходе становится ясно что каждый из перечисленных (и не перечисленных) предлагает свое оригинальное учение, отличающееся друг от друга не меньше чем скажем индуисткий эзотеризм адвайты отличается от какой нибудь новейшей школы биоэнергетики.

Подробнее...

Что такое алхимия?

Что такое алхимия?

Душа по своей природе алхимик. Заголовок который мы выбрали, для этого обзора - это та психологическая истина которая открывается если мы серьезно проанализируем наши собственные глубины, например внимательно рассмотрев сны и фантазии. Мой "алхимический" сон приснился мне когда мне было всего 11 и я точно не мог знать что это значит. В этом сне, я увидел себя в кинотеатре где происходило удивительное действие. В закрытом пространстве моему внутреннему взору предстал идеальный мир, замкнутый на себя.

Подробнее...

Малая традиция

Что есть Малая традиция?

В мифологии Грааля есть очень интересный момент. Грустный, отчаявшийся Парсифаль уходит в глубокий лес (т.е. бессознательное) и там встречает отшельника. Отшельник дает ему Евангелие и говорит: «Читай!» И в ответ на возражения (а ведь на тот момент Парсифаль в своем отчаянии отрекся и от мира, и от бога), уточняет: «Читай как если бы ты этого никогда не слышал».

Подробнее...

Наши партнеры Баннеры


Рекомендуем:
http://maap.ru/ – МААП – Московская Ассоциация Аналитической Психологии
http://www.olgakondratova.ru/ – Ольга Владимировна Кондратова – Юнгианский аналитик
http://thelema.ru/ – Учебный Колледж Телема-93
http://thelema.su/ – Телема в Калининграде
http://oto.ru/ – ОТО Ложа Убежище Пана
http://invertedtree.ucoz.ru/ – Inverted Tree – Эзотерическое сообщество
http://samopoznanie.ru/ – Самопознание.ру – Путеводитель по тренингам
http://magic-kniga.ru/ – Magic-Kniga – гипермаркет эзотерики
http://katab.asia/ – Katab.asia – Эзотерритория психоккультуры – интернет издание
https://www.mfmt.ru/ – Международный фестиваль мастеров Таро
классические баннеры...
   счётчики