MAAP_conf_2017_banner

IZM – баннер

Shop.castalia баннер

Что такое Касталия?

     
«Касталия»
                – просветительский клуб и магазин книг. Мы переводим и издаём уникальные материалы в таких областях как: глубинная психология, юнгианство, оккультизм, таро, символизм в искусстве и культуре. Выпускаем видео лекции, проводим семинары. Подробнее...
Пятница, 04 декабря 2009 00:28

Эмма Юнг Легенда о Граале Глава 4Парсифаль впервые попадает в Замок Грааля

 

 

 

 

 

 

Эмма Юнг

Легенда о Святом Граале

 

 

 

 

 

 

 

 

 

Глава IV

Парсифаль впервые попадает в Замок Грааля

В те дни считалось женоподобным и недостойным рыцаря долго потакать себе в почитании женщины; такое самопотакание клеймилось тогдашними поэтами как ацедия, вялость, например, Кретьеном в «Эреке и Энид» и «Рыцаре со львом».[1] Так что Парсифаль не задержался в Бельрепейр. К этому моменту его жажда действия окрашена желанием найти мать и привезти ее к Бланшефлор. Но корни его стремления еще глубже; посмотрим, что вело его.

Бездумно прогуливаясь верхом, он добрался до глубокой реки. Он решает, что дом его матери должен быть на противоположном берегу, но поблизости нет переправы, а дорога дальше не ведет. Словно в ответ на молитву, чтобы Бог помог ему достигнуть цели, он видит рыбака, показывающего ему дорогу к Замку Грааля. Он, правда, не находит там матери; но он приходит в иной мир, который соответствует матери, в земли, в которые «можно попасть лишь случайно», как говорит Вольфрам, в мир снов и фантазий – в бессознательное.

На то, что наш герой готов вступить в бессознательное, указывает изменение атмосферы, которая теперь стала магической. Мы уже видели, что иной мир играет важную роль в «Breton contes» и в кельтском сказочном мире. Важно отметить, что галлы или кельты, как сообщает Цезарь,[2] считали Диспатера, бога подземного мира, своим предком. Он, должно быть, изначально был богом земли, заменившим еще более древнее материнское божество.[3] Согласно ирландским и уэльсским сообщениям, этот иной мир часто считался находящимся под землей. Считалось, что мистическое население Ирландии, Туата де Дананн, «народ богини Дану» удалился в холмы (имеются в виду погребальные курганы) и жил там в вечной юности и красоте в великолепных дворцах, названных сидх. Другими ирландскими именами для этого мира были Маг Мор (Великая Равнина) и Маг Мелл (Славная Равнина, а также Иной Мир, Земля Юности, Земля Живых и, без сомнения, не без христианского влияния, Земля Обетованная). Иногда его располагали под водой и называли «Землей под Волнами» или «Зеленым Островом Запада», «Землей за Морем». Часто его также называли «Островом Женщин», потому что такой остров может быть населен только женщинами.[4] Или же, что известно всем нам, его можно встретить прямо посреди обычного мира, но, скрытый магическим туманом, он становится видимым только при особых условиях и для особых людей. То же произошло и в нашей истории. Парсифаль, прибывая к концу дороги,[5] видит рыбака, который показывает ему путь к замку. Замок неожиданно появляется у него перед глазами, когда он решает, что рыбак его разыграл; он видит ворота открытыми, как и ожидалось, а Короля-Рыбака, ныне страдающего повелителя Замка, сидящим в большом зале в ожидании Парсифаля. Все это похоже на сон, как и последующие события. Парсифаль, будто во сне, неожиданно попадает в это место, явно имеющее архетипический характер, что объясняет нуминозную атмосферу Замка Грааля.

Особенная иномировая недоступность Грааля вызывает связь земель замка с подземным миром. Пофиле, например, связывает это с легендой о Вилль де И (Ville d’Ys), затонувшим бретонским городом, который появляется время от времени. Браун и другие исследователи считают так же.[6] Однако Замок Грааля, похоже, следует интерпретировать как бессознательное, которое в некотором смысле можно считать подземным миром, потому что это мир бессмертных образов. Обращение к бессознательному и внимание к его содержаниям в сновидениях и фантазиях часто отражается как спуск в подземный мир, и этот мотив часто повторяется как типичный поступок или задача героя.[7] Однако в той же мере, в какой бессознательное содержит жизнь и будущее, то есть рост и развитие, оно является и царством мертвых, и хранилищем всего отошедшего. Потому Замок Грааля можно сравнить с бессознательным, поскольку каждый, проникший в него, может из него вернуться.

Приветствуя гостя и извиняясь за то, что не может подняться из-за слаботи, повелитель Замка, седой и одетый в дорогие наряды и соболью шапку, предлагает Парсифалю сесть рядом и рассказать, зачем он прибыл. Узнав, что гость покинул Бельрепейр сегодня утром, он с трудом верит, что тот смог преодолеть такое расстояние всего за день. Эта особенность расстояния объяснена в «Парсифале» Вагнера. На пути в Замок Грааля Парсифаль говорит:

– Я едва двинулся – но кажется, что бегу.

На что его спутник отвечает:

– Сын мой, пойми, что Время и Пространство здесь одно.

То есть это безвременное измерение, которое нам знакомо по сновидениям.

Учитывая любопытные события, выпавшие на долю Парсифаля, можно смело счесть весь эпизод сном или спуском в коллективное бессознательное. Хорошо известно, что «большие сны», определяющие жизнь юноши, часто случаются в период полового созревания,[8] так что не будет ошибкой расценить произошедшее с Парсифалем так же.

После того, как Король и Парсифаль немного поговорили, входит паж и преподносит «богатому человеку», как здесь назван повелитель Замка, в дар меч, сопровождая это следующими словами: «Белокурая дева, племянница, посылает вам это; наградите им кого пожелаете». Существует только три таких меча, а кузнец, выковавший их, умрет, так что не сможет сделать больше. Дева надеется, что получатель оценит его по достоинству. На лезвии написано, что он сделан из столь качественной стали, что сломается только в опасных обстоятельствах, известных лишь тому, кто выковал его. Владелец дарит его Парсифалю, отмечая, что это исключительно редкое и драгоценное оружие и предназначалось оно именно ему. У Вольфрама меч отсутствует, вместо него племянница Короля посылает Парсифалю свой плащ. Во многих других версиях[9] меч разломан на кусочки и предсказано, что рыцарь, которому суждено хранить Грааль, должен будет восстановить его. Полюбовавшись некоторое время мечом, Парсифаль откладывает его с другим оружием. Затем следует описание видения истинного Грааля, которое ввиду исключительной важности мы рассмотрим детально.

Большие свечи, как на алтарях, освещают чертог. Пока Король-Рыбак беседовал с Парсифалем, паж, несущим белое копье, входит из расположенной рядом комнаты и проходит между огнями и двумя людьми, сидящими в креслах. С острия на древко падает капля крови и стекает по нему до руки пажа. Как и другие присутствующие, Парсифаль замечает это, но, помня увещевания учителя, не задает вопросов, не позволяя себе говорить об этом. Входят еще два пажа, несущих большие канделябры с зажженными свечами. Между ними идет дева, грациозная и прекрасно одетая; в ее руках – Грааль из чистого золота, богато украшенный драгоценными камнями, которые лучатся таким ярким светом, что затмевают огонь свеч. Вслед за носительницей Грааля идет девица, несущая серебряное резное блюдо. Как и паж с копьем, две девы проходят мимо кресел из одной комнаты в другую. И сейчас Парсифаль не осмеливается задать вопрос. Теперь король отдает приказ принести воду для омовения и приготовить стол к ужину. Перед креслами устанавливается широкий стол из слоновой кости на двух эбонитовых опорах, покрытый снежно-белой скатертью. На первое сервируется лань под соусом из перца, а в золотые кубки наполняются прекрасным вином. Тем временем перед ними снова проносят Грааль – и Парсифаль замечает, что это происходит перед каждым блюдом. И несмотря на то, что это его удивляет, он не осмеливается спросить, что это значит. Он решает следующим утром осведомиться об этом у одного из слуг. После ужина хозяин некоторое время беседует с гостем в окружении фруктов и напитков. Владелец Замка желает спокойной ночи и его уносят четыре слуги. Парсифаль отправляется в постель, приготовленную для него в большом зале и спит до утра. Проснувшись, он видит доспехи и оружие рядом с собой, но рядом нет никого, чтобы помочь надеть их, так что ему приходится сделать это самому. Все двери в зале, кроме той, через которую он вошел, закрыты, и никто не отвечает на его стук и зов. Во дворе ожидает его лошадь, уже оседланная, ворота открыты, мост опущен, и Парсифаль готовится покинуть пустынный замок. Мост поднимается как раз тогда, когда он оказывается на нем, так что лошади приходится прыгать. Он оборачивается и вызывает того, кто поднял мост, показаться, чтобы задать ему вопросы, но никто не отвечает. Ему ничего не остается делать, кроме как продолжить путь.

У Вольфрама эпизод в Замке Грааля развивается похожим образом. Однако местами он отличается, и мы обсудим эти отличия.

Парсифаль покидает Бельрепейр и жену Кондвирамурс, чтобы выйти в мир и завоевать славу рыцаря. Психологически важного мотива поиска матери здесь нет. Вместо реки Парсифаль прибывает к озеру, где тоже находит рыбака, направляющего его в крепость.

События в Замке Грааля и особенно процессия Грааля у Вольфрама гораздо более проработаны. Есть также особенности, отсутствующие у Кретьена, которые позволяют нам предположить наличие другого источника. Подчеркивается, например, что, завидев кровоточащее копье, присутствующие сорвались в громкие стенания. У Кретьена компания особенно не упоминается; просто отмечено, что это были пять сотен рыцарей, занявших места вокруг гигантского очага. Вольфрам, напротив, детально описывает устройство сотен столов и сидений, занятых четырьмя сотнями рыцарей, участвовавших в банкете. Носитель Грааля (Repanse de Schoye) сопровождается процессией из двадцати четырех дев в разноцветных одеяниях, некоторые из них несут канделябры, а другие – драгоценную крышку стола из «гранатового гиацинта» и ножки из слоновой кости к ней, а также два серебряных ножа, значение которых мы обсудим позднее. Сам Грааль несут на «темно-зеленом ахмарди», т.е. зеленой шелковой материи, и это не сосуд, а камень.

Торжественная, яркая процессия поневоле заставляет вспомнить мистериальные фестивали античности, в которых процессии несли священные объекты. В последней книге «Золотого Осла» Апулей помещает картину процессии в честь Исиды, а Рене и Анри Коэны идут еще дальше и предполагают ее настоящей моделью процессии Грааля у Кретьена. Апулей описывает героя как мистигога, облаченного в плащ с изображенными на нем грифонами и драконами, и отождествляет его с богом солнца. Это было заключительным актом его посвящения на службу Исиде. Вид Носительницы Грааля напоминает Парсифалю о том, что он носит плащ, который она дала ему по прибытию в замок. Обильный ужин с многочисленными блюдами описан в самых мелких подробностях и подчеркивается, что каждый получал ту еду, которую желал, и «все благодаря силе Грааля».

Когда стол был прибран, ужин закончен, а процессия удалилась туда же, откуда появилась, Парсифаль замечает сквозь открытую дверь «прекраснейшего старика из всех, кого он когда-либо видел» с волосами, белыми, как снег. Это тот же король, которому у Кретьена преподносят гостию в Граале. Глазея на все это, Парсифаль, чересчур буквально следующий советам своего учителя, воздерживается от вопросов, которые у него возникают. Хозяин желает ему доброй ночи, и Парсифаля провожают в комнату, где для него приготовлена роскошная постель. Юные пажи раздевают его, а четыре девицы приносят «кроваво-красный сок, вино и кларет, и … на белой скатерти фрукты, растущие только в Раю». После того, как девицы удалились, Парсифаль ложится отдохнуть, но его сон прерван, ибо «gesellecliche unz an den Tac, was bi im strengiu arbeit, ir boten kiinftigiu leit, sanden ime in sldfe dar», а это значит, что он, как и его мать, отравлен дурными снами.

Как у Кретьена, утром он находит замок пустым, тихим и удаляется, так и найдя никого, чтобы поинтересоваться состоянием дел в этом месте.

Парсифаль видел таинственный Замок, больного Короля, кровоточащее копье и Грааль, раз он не спросил, что они значат, они исчезли, так и не открыв своих тайн. Потому весь эпизод был вроде сна или, можно сказать, инициатического сна.

Желая найти мать, Парсифаль попадает в замок, в который трудно попасть – то есть в бессознательное, что означает – в «землю матерей». Здесь оно описано не так; но таким оно появляется позже, в другом контексте, в виде фантастического замка Chastel merveilleux (Замок Чудес), также называемого Chateau aux pucelles (Замок Дев), который от наложенного заклятия освобождает двойник Парсифаля, Гавейн. В этом замке живут настоящие матери, престарелая мать Артура и мать самого Гавейна, а также многие другие женщины и дети. Напомним, что у кельтов иной мир часто назывался «Островом Женщин», потому можно заключить, что эти магические замки действительно были иным миром, то есть бессознательным.

В любом случае, в Замке Грааля Парсифаль землю матерей не находит. Напротив, он находит там мир «отцов», которые, однако, все равно принадлежат женской стороне. Богатый Рыбак, как назван повелитель Замка Грааля, двоюродный брат Парсифаля, согласно Кретьену, тогда как загадочный старый король, которому принесена в Граале гостия – его дядя, брат его матери, которому в примитивных обществах часто приписывалась роль «духовного отца». Согласно Вольфраму, Анфортас, Король Грааля – брат матери Парсифаля, а Repanse de Schoye – его тетя.[10]

Мы помним, что перед отъездом Парсифаля мать рассказала ему о судьбе отца и братьев, но он не проявил особенного интереса, полностью погруженный в свои грандиозные планы. Однако, похоже, что история матери породила своего рода пост-эффект в бессознательном юноши, и из него появились отцовские образы, с которыми он встречается в Замке Грааля. Это мы часто можем наблюдать в реальной жизни: опыт, которому сознание не придало значения, активирует бессознательные содержания; в свою очередь, эти содержания порождают соответствующие сны. Это одна из примечательных психологических тонкостей у Кретьена, которая не может не вызывать удивления.

Примечательно также, что (у Вольфрама) страж Грааля – брат матери Парсифаля, или же его дедушка, или предок с материнской стороны.[11]

Весьма вероятно, что все это связано с феминным элементом, который в то время выражался в «служении женщине». Особенности, связанные с женской линией, которые могут указывать на древнейший уклад общества и кельтские влияния, разбросаны по всей этой литературе. Более вероятно, что это связано с давлением бессознательного, которое у мужчины обладает феминными чертами.

В любом случае, были ли это предки по материнской линии или по отцовской,[12] в Замке Грааля герой встречает отцовские фигуры, за исключением Носительницы Грааля, которую можно считать анимой.

Предки или духи предков также играют важную роль в инициатических снах и церемониях так называемых примитивных обществ. Установление отношений с духами предков является сущностью ритуалов инициации.[13] Только так юноша может стать полноценным членом племени. Подобным же образом Парсифаль проходит инициацию в Замке Грааля: к этому времени он уже стал членом братства благодаря посвящению в рыцари, дарованному ему учителем Горнеманом, здесь же он знакомится со своими духовными предками, так сказать. Для него, «сына вдовы», это вдвойне важно, потому что через связь с мужскими членами семьи он некоторым образом обретает отца. Важность маскулинного элемента впервые превращает юношу в настоящего мужчину. Важность для нашей истории мотива родства подтверждается его появлением во всех версиях, а в некоторых особенно подчеркивается, что получивший Грааль не только становится величайшим героем, но в то же время и потомком или родственником Короля Грааля.

В ритуалах инициации новичка наставляют и посвящают в племенные мистерии предки или духи предков. Таким же образом сокровища Короля Грааля являются Парсифалю как священные реликвии племении. Прежде чем мы обратимся к изучению этих реликвий, возникает вопрос, членом какой семьи стал Парсифаль.[14] В данном контексте маскулинное очевидно не указывает на действительного физического отца или обычную маскулинность, скорее на того маскулинного духа, который соответствует миру отцов, и который здесь следует понимать как высшие состояния сознания. Этого недоставало юному Парсифалю, которым ранее управляли лишь инстинкты. Его мать уже говорила ему, что происходит из очень благородной семьи, а от отшельника Тревризена он позднее узнает, что она была сестрой отшельника и старого Короля Грааля. В этом подчеркивании материнской и особенно духовной родословной можно увидеть намек на то, что это вопрос не физических/мирских, а психических/духовных отношений. Оба брата матери, дяди Парсифаля, описаны как не принадлежащие миру сему; отшельник живет хлебом и виноградом, которые каждый день приносит ему ангел, и старый Король Грааля (отец Богатого Рыбака) сказал:

 

il est si esperitans,

quHa sa vie plus ne convient

que I'oiste qui el graal vient.

 

он столь духовен,

что ничто здешнее ему не нужно,

кроме Гостии, которую несет Грааль

 

Если Парсифаль принадлежит этой семье, это относится скорее к духовному Парсифалю, высшему человеку внутри.

В тех версиях, которые связывают Грааль с Иосифом Аримафейским, род Короля Грааля идет от Иосифа или Никодима, а тот, кто получит Грааль, должен доказать свою принадлежность к семье. Так он связывается с Христом, что подтверждает гипотезу о том, что под «героем Грааля» понимается высший человек, в религиозном смысле этого слова. Вот два разные аспекта, которые мы можем проследить во всей работе. С одной стороны, описанные события можно считать символическими представлениями архетипического развития героя, что уже объяснено;[15] с другой стороны, они обладают более глубоким измерением, которое указывает непосредственно на проблемы христианской эры. Рассмотренная в этой связи, фигура Парсифаля оказывается увязанной с проблемами психологического развития христианской эры, в которой ему суждено сыграть роль некоего спасителя. Как Христос был предсказан длинной цепью предшественников, разделенных на три группы по сорок человек,[16] так и Парсифаль здесь связывается с жизнью Христа, так что это можно считать намеком на то, что он является своеобразной параллелью Христа. Роль Парсифаля как христоподобного искупителя будет разъяснена позже.

Мы подошли к описанию процессии Грааля, где также появляются женские образы. Чётко изображена несущая Грааля, племянница или дочка Короля Грааля (у Кретьена она сестра Богатого Рыбака, тётка Парсифаля). Как уже говорилось, её можно рассматривать как образ анимы, персонификацию внутренней психической реальности, поскольку она как дома в мире снов, где происходят все события в замке. Одной из задач анимы является продемонстрировать содержание мира снов, образы подсознания, с которыми и столкнулся Парсифаль. То, что эта роль принадлежит аниме, доказывается, помимо прочего, тем фактом, что восприятие или видение внутренних образов требует особой женской восприимчивости, а способность уловить и понять увиденное возможно благодаря мужскому складу ума. К этому можно добавить, что личная анима мужчины, его собственный женский аспект, в основном недоступен ему, ибо находится в подсознании. По этой же причине функции, соответствующие этому аспекту, также ведут к бессознательному. В дальнейшем мы будем подробнее обсуждать образ анимы, ибо она также является компенсацией Бланшефлор. Но вначале давайте обратим внимание на те вещи, на которые герою было позволено взглянуть, помимо хранителя Грааля и архетипической анимы. Это меч, копьё, Грааль, стол, резное блюдо, и (у Вольфрама) два ножа.[17] В этих предметах символически раскрывается весь смысл легенды о Граале.

 

 

[1] R. Bezzola, «Le sens de I'Aventure el de VAmour».

[2] «De Bello Gallico», VI, 18

[3] Ср. J. A. McCulloch, «The Religion of the Ancient Celts», p. 44.

[4] Ср. E. Faral, «La Ligende Arthurienne», Vol. I, p. 133.

[5] Часто наблюдаемый в сновидениях факт – сны исключительного, архетипического характера обычно появляются, когда человек оказывается в критической ситуации, из которой нет выхода. Парсифаль находится в такой ситуации, когда прибывает к берегу реки. Ср. Jung и Kerenyi, «An Introduction to a Science of Mythology» (английское название), «Essays on a Science of Mythology» (название в США), особ. pp. 86.

[6] «In The Origin of the Grail Legend». Ср. также F. Kampers, op. cit.

[7] Например, Одиссей в «Некии», 11 книге «Одиссеи», или Эней в шестой книге «Энеиды».

[8] Пример тому – «Речи Черного Лося». Черный Лось – недавно умерший лекарь у индейцев Огалала (сиу), вспоминающий свои видения и жизнь.

[9] Например, у Роберта де Борона. Другие примеры: ср. Weston, «Legend of Sir Perceval», Vol. I, pp. 138.

[10] Ср. также Nelli, «Le Graal dans l'Ethnographie». Как указано у Вольфрама, Киот считался первым открывшим в каких-то древних хрониках, что Дом Анжу был выбран Хранителями Грааля, вероятно через союз Гамурета Анжуйского и Херзлойдой, дочерью или внучкой Короля Грааля, Фримуртеля или Титуреля, и сестрой Анфортаса и королевой Уэльса и Норгала; что снова возвращает нас в Британию, где Генрих II Анжуйский был королем во время составления этих поэм.

[11] Согласно первой книге Вольфрама, происхождение Парсифаля было таково: Гамурет, младший сын Гандина, Короля Анжуйского, поступил на службу Баруху из Балдака (Багдада), могущественнейшему монарху того времени, и сражался на Востоке. Он влюбился в темнокожую  Белакан, которую тайно бросил в поисках новых приключений. Он оправдывал свой поступок тем, что не мог жениться ввиду цвета ее кожи и иной религии. Она родила ему светленького Фейрфица. Отец Гамурет сам был сыном Адданца, двоюродного брата Утер Пендрагона. Двух братьем, отцов соответственно Утера Пендрагона и Адданца, звали Лазалиец и Принкус. Отцом их был Мазадан, который был унесен к Феймурген (Фата Моргана) ее феями. Семья Гамурета произошла от этого Мазадана и его фей.

[12] В тех версиях, которые связывают Грааль с Иосифом Аримафейским, именно предки с отцовской стороны являются Хранителями Грааля, а задачей Парсифаля является поиск своего дедушки и поступление к нему на службу.

[13] Ср. Hastings, Encyclopedia, Vol. VII, «Initiation».

[14] Членство в обществе, племени, нации, церкви или другой группе имеет исключительную важность, поскольку оно гарантирует поддержку и защиту, без которой отдельный человек сможет действовать только с большими затруднениями, если вообще сможет. Важно также отметить, что в той нации, к которой принадлежали Парсифаль, Артур и другие, клан обладал исключительной властью. Но в данном случае мы сталкиваемся с вопросом гораздо большей важности, потому что поэма Кретьена уделяет не так много внимания социальному развитию Парсифаля, как психическому.

[15] Макс Верли считает, что как «универсальное эго» Парсифаль – фигура объективной значимости, и по этой причине роман о его саморазвитии – это также романтическая аналогия искупления человека. Иными словами, Парсифаль – это внутренняя фигура.

[16] Соответствующие сорока Ка египетских фараонов.

[17] Они были внесены вместо блюда для того чтобы убрать яд, скопившийся в ране Анфортаса, однако есть версия, что Вольфрам просто плохо перевёл с французского tailleoir (тарелка) как «нож» (от tailler, «резать»). Однако стоит отметить, что в «Legende de Fecamp», где говорится о Святой Крови, два ножа были использованы Иосифом Аримафейским для удаления крови из Христовых ран.

 

 

 

JL VK Group

Социальные группы

FB

Youtube кнопка

Обучение Таро
Обучение Фрунцузкому Таро
Обучение Рунам
Лекции по юнгианству

Что такое оккультизм?

Что такое Оккультизм?

Вопрос выведенный в заглавие может показаться очень простым. В самом деле, все мы смотрели хоть одну серию "битвы экстрасенсов" и уж точно слышали такие фамилии как Блаватская, штайнер, Ошо или Папюс - книги которых мы традиционно находим в "оккультном" разделе книжного магазина. Однако при серьезном подходе становится ясно что каждый из перечисленных (и не перечисленных) предлагает свое оригинальное учение, отличающееся друг от друга не меньше чем скажем индуисткий эзотеризм адвайты отличается от какой нибудь новейшей школы биоэнергетики.

Подробнее...

Что такое алхимия?

Что такое алхимия?

Душа по своей природе алхимик. Заголовок который мы выбрали, для этого обзора - это та психологическая истина которая открывается если мы серьезно проанализируем наши собственные глубины, например внимательно рассмотрев сны и фантазии. Мой "алхимический" сон приснился мне когда мне было всего 11 и я точно не мог знать что это значит. В этом сне, я увидел себя в кинотеатре где происходило удивительное действие. В закрытом пространстве моему внутреннему взору предстал идеальный мир, замкнутый на себя.

Подробнее...

Малая традиция

Что есть Малая традиция?

В мифологии Грааля есть очень интересный момент. Грустный, отчаявшийся Парсифаль уходит в глубокий лес (т.е. бессознательное) и там встречает отшельника. Отшельник дает ему Евангелие и говорит: «Читай!» И в ответ на возражения (а ведь на тот момент Парсифаль в своем отчаянии отрекся и от мира, и от бога), уточняет: «Читай как если бы ты этого никогда не слышал».

Подробнее...

Наши партнеры Баннеры


Рекомендуем:
http://maap.ru/ – МААП – Московская Ассоциация Аналитической Психологии
http://www.olgakondratova.ru/ – Ольга Владимировна Кондратова – Юнгианский аналитик
http://thelema.ru/ – Учебный Колледж Телема-93
http://thelema.su/ – Телема в Калининграде
http://oto.ru/ – ОТО Ложа Убежище Пана
http://invertedtree.ucoz.ru/ – Inverted Tree – Эзотерическое сообщество
http://samopoznanie.ru/ – Самопознание.ру – Путеводитель по тренингам
http://magic-kniga.ru/ – Magic-Kniga – гипермаркет эзотерики
http://katab.asia/ – Katab.asia – Эзотерритория психоккультуры – интернет издание
https://www.mfmt.ru/ – Международный фестиваль мастеров Таро
классические баннеры...
   счётчики