Перевод

1. Коллекция сновидений Шарлотты Бера

Темные тучи над Европой

 

1.Коллекция сновидений
 Шарлотты Бера

1933 год. Немецкая экономика в руинах, безработица ужасающая.
 К власти приходит Национал-Социалистическая Партия Трудящихся
 (НСДАП). Конституция аннулирована, новое правительство выпу-
 стило первую серию декретов и запретов. Даже тогда только немногие
 догадывались о грядущих потрясениях в Германии, хоть сам факт
 прихода к власти этой партии уже свершился.

Если бы не коллекция документов из мира сновидений, внутреннего
 мира людей в этой стране, было бы неразумно предполагать, что все
 развитие ситуации, вплоть до террора национал-социалистов, было обе-
 спечено только внешними факторами: экономическими, политическими
 и социо-психологическими. Конечно, они сыграли свою большую роль,
 но есть еще один, четвертый аспект: бессознательная движущая сила из
 внутреннего мира немцев того времени.

Используя в качестве примера время перед Второй Мировой войной,
 я хочу показать, что интерпретация важных снов людей может указать
 путь к пониманию сложностей коллективной ситуации того времени.
 Преимущество этого исторического материала в том, что мы можем
 взглянуть назад и с расстояния более объективно судить, насколько
 здесь прослеживается связь между внутренним и внешним миром. Это
 поможет нам объяснить внешние события в свете этих образов. В своей
 книге DasDritteReichdesTraumes(Третий Рейх снов) журналист
Шарлотта Бера привела более 300 снов, которые она собрала с риском
для своей жизни и здоровья.[1] Она была наполовину еврейка и изначально
симпатизировала коммунизму. Но скоро она поняла, что эта идеология
тоже скрывает в себе черты будущей тоталитарной системы. И тогда она
от нее отказалась. Бера замаскировала описание снов из-за страха, что
их обнаружат. Например, она заменила слова Партия на Семья, Дядя
Ганс, Густав и Герхард стали обозначать Гитлера, Геринга и Геббельса,
простуда — арест и т.д. Бера прятала эту коллекцию в обложках книг.


Позже она разослала этот материал по разным адресам за границей до
 1939 года, когда она сама эмигрировала в Америку.[2] Она опубликовала
часть коллекции в Америке во время войны, а все собрание вышло в
Германии после войны. Текст потом был переведен на английский и
опубликован под названием TheThirdReichofDreams.[3]

Для большинства людей в Германии того времени было
 совершенно непонятно, насколько стремительно национал-социализм
 распространился и вырос в массовое движение, сметая на своем пути
 всю оппозицию с неумолимостью лавины. Что же за движущая сила
 стояла за этим движением? Что же так овладело людьми?


2.      Примеры снов

Коллекция снов Шарлотты Бера прекрасно показывает, как
 политические события могут проявляться в архетипических снах. Как
 говорила сама Шарлотта, наиболее яркие сновидения приходили в ранний
 период укрепления нацистов во власти в конце января 1933 года.[4] Эти
ранние сны в наиболее живых и ярких образах показывали структуру и
настоящую природу тоталитарного режима и указывали на неожиданное
развитие дьявольски зловещих событий, стоявших на пороге. Шарлотта
Бера сравнивала сны с сейсмографом бессознательной психической
активности и писала: «Так образы сновидений могут помочь объяснить
структуру реальности, которая находится в точке, где она превращается
в кошмар.»[5] Шокирует, когда читаешь, как быстро после прихода к
власти нацистов сны стали проявлять ситуацию, которую многие немцы
не хотели замечать, несмотря на такие неоднозначные события как
отмена Конституции, массовые аресты и строительство концлагерей
для граждан.

Давайте внимательно рассмотрим некоторые сны из коллекции Бера.
 Первый — от мужчины возраста около тридцати пяти лет (точное время
 сна не указано):

№2, Сон о Гитлере как клоуне

По воскресеньям я должен собирать деньги для нацистов.
 И я подумал: ну, ладно, я хочу тишины и покоя, возьму-ка
я лучше подушку и одеяло, а не банку для сборов, и ничего
делать не буду. Но спустя один час появился Гитлер.
На нем были блестящие лакированные высокие сапоги, как у
дрессировщика львов, и переливающиеся сиреневые атласные
штаны, как у циркового клоуна. Он подошел к группе детей
и поклонился вычурно и неискренне. Затем с совершенно
другим отношением он подошел к группе подростков. Затем к
пожилым дамам, как будто собравшимся на послеобеденный
чай, и с ними он стал еще более дразнящим. Мне стало
неловко под моим одеялом, и я испугался, что он подойдет ко
мне и увидит, что я притворяюсь спящим, и у меня нет банки
для сборов. Одновременно я думаю, какой бы героический
ответ мне дать: например, я нахожусь здесь, потому что я все
знаю о концлагерях, и я против них. Гитлер ходит кругами.
Как это ни странно, другие люди его совсем не боялись, один
из них даже не вынул сигареты изо рта, когда говорил с ним,
многие улыбались. Как это может быть?

Время, назначенное мне для сборов, закончилось. Я взял
 свою подушку и одеяло и пошел вниз по ступенях станции.
 Когда я спустился, я взглянул наверх. Гитлер стоял наверху и
 довершил свой образ пением фрагмента из “Opera Magica”,
 резко жестикулируя, исключительно чтобы привлечь пу-
 блику. Все аплодировали, он поклонился и побежал вниз
 по ступеням. И я снова поразился его сиреневым атласным
 штанам.

Я огляделся, но нигде не увидел его знаменитых
 телохранителей. У него был просто водитель, одетый в
 гражданское [...] Может быть, он и не такой плохой...
 Возможно, все мои попытки ему противостоять — это просто
 трата времени. Внезапно я заметил, что вместо моего одеяла
 и подушки я держу банку для сборов.[6]

Этот сон представляет нам фигуру Гитлера в магически-
 привлекательном обличье. Этот эффект был таким, что даже сновидец,
 которыйсначалабыл пассивным, авскореготовымк протесту,постепенно
 обнаруживает, что готов собирать деньги для нацистов. Что же это за
 магическая сила, лежащая за возможностью этого дрессировщика или
 клоуна по имени Гитлер, создающая иллюзии и влияющая на людей


Мы не можем разделить убежденность Шарлотты Бера о том, что
 этот сон происходит своими корнями из внешнего мира Третьего Рейха.
 Опыт современной психологии показывает, что сны могут отображать
 надличностное измерение внутреннего мира самого сновидца. Все, что
 мы видим во снах, изначально принадлежит нам, нашему «внутреннему
 театру». Вот почему этот сон поднимает вопрос о том, какая сила про-
 является во внутреннем мире сновидца.

Иллюстрация 1. Построение подразделения СС «Адольф Гитлер».10
 

Неважно, насколько по-клоунски Гитлер выглядит в своих атласных
 штанах, ведь есть что-то необъяснимое в том, как сновидец подпадает
 под его магическую власть. Это, конечно, может быть компенсаторным [7]
обесцениванием внешнего Гитлера. Но для сновидца, который сначала
пассивно-критичен во сне, это не представляло бы такого интереса,
чем факт того, что Гитлер излучает волшебную гипнотическую силу,
которая незаметно его завлекла. Нам нужно понять ее происхождение.
Подчинение и обретение власти над людьми не приходит просто извне,
есть что-то в самих этих людях, что и совершает эту работу. В своей
книге Hitlerinunsselbst(Гитлер внутри нас) швейцарский доктор
и философ культуры Макс Пикар пытается привлечь наше внимание
к этому недооцененному внутреннему аспекту проблемы нацистской
Германии.[8] Даже само название книги обращает наш взгляд на
внутренний мир.

Мы попытаемся более подробно рассмотреть эту сверхъестествен-
 ную и волшебную силу с помощью снов того времени. Например, домо-
 хозяйка среднего возраста видела следующий сон в 1933 году:

№3, Сон о предательской кафельной печи

Воин-штурмовик стоит перед большой, синей,
 старомодной кафельной печью в углу нашей гостиной,
 вокруг которой мы все время сидели и болтали вечерами.
 Он открывает дверцу печи, и печь резким и пронзительным
 голосом начинает говорить: все, что мы говорили против
 Правительства, все шутки, которые мы произносили. Боже
 мой, думаю я про себя, что же сейчас будет после того,
 что я говорила о Геббельсе. Но в то же время я понимаю,
 что одно предложение погоды не сделает, потому что все,
 что мы здесь приватно обсуждали — это общеизвестные
 факты. И одновременно я осознаю, что я всегда смеялась
 над возможностью установки встроенных микрофонов, и в
 глубине души я по-прежнему в них не верю. Даже когда
 штурмовик связывает мне запястья (для этого он использует
 поводок нашей собаки), чтобы забрать меня, я думаю, что



он шутит. Я даже говорю громко: «Вы же это не серьезно,
 этого не может быть!».12

В той же коллекции мы находим похожий сон другой домохозяйки
 (дата сна неизвестна):

№4, Сон о говорящем прикроватном светильнике

Мой прикроватный светильник говорит резким голосом,
 как офицер. Моя первая мысль — выключить свет и
 погрузиться в темноту. Но потом я говорю сама себе: это
 не поможет. Я поспешила к своей подруге, у которой есть
 сонник, и стала искать слово «светильник». «Светильник
 просто указывает на «серьезное заболевание». Сначала я
 почувствовала облегчение, но потом мне пришла мысль, что в
 наши дни в целях безопасности «заболевание» используется
 как шифр для «заключения». Я снова не знаю, что делать,
 будучи полностью во власти резкого голоса, даже если никто
13
не приходит арестовывать меня.

И, как пишет Бера, зеленщику приснился такой же сон (дата сна
 неизвестна):

№5, Сон об осуждающей диванной подушке

Я вижу сон о диванной подушке, которая обладает даром
 речи и свидетельствует против меня, без конца перечисляя
 наши семейные разговоры.14
 

Эти сны объединяет один мотив —печь, светильник и подушка безжа-
 лостно обращаются против людей, которые живут рядом с этими объ-
 ектами. Это опасность, скрывающаяся за внешним уютом теплой печи,
 светом лампы и комфортной подушкой, которые, с точки зрения совре-
 менного взгляда на мир, не более, чем мертвая материя. Но во этих трех
 примерах все это совсем не так. «Мертвая» материя не только оказы-
 вается удивительно живой, но и ведет себя очень коварным образом.
 Эти объекты осуждают людей, которым они принадлежат! Когда они
 начинают жить и говорить, они осуждают своих хозяев в самой интим-
 ной сфере, и начинается ад кромешный. С христианской точки зрения
 Дьявол - Владыка мира сего и, таким образом, всей материи. Иисус
 говорит в Новом Завете (от Иоанна 18:36): «Царство Мое не от мира
 сего» Христианство оставляет этот мир противнику Господа, Дьяволу.
 На протяжении дальнейшего развития христианской цивилизации не-
 бесный образ Божий укреплялся, тогда как в 19 веке божественность
 Природы (деревьев, источников и т.д.) и самой материи потеряла свою
 магию, и в результате Природа и материя больше не воспринимались
 божественными и не почитались. У нас больше нет мировой души (anima
 mundi), мир утратил свою душу.[9] В этих трех снах материя, которую
считали мертвой и более не почитали, снова обрела свою жизненность
и дала Человеку болезненной сдачи. Она существует независимо и по
своим правилам, и должна быть признана. В этих снах материя сотруд-
ничает с нацистами, проявляясь как угрожающая опасность.

Один особо яркий сон, который может послужить иллюстрацией к
 глубине этой коллективной проблемы, пришел к девочке (точное время
 сна не указано):

№6, Сон об ангеле-хранителе

Я вижу сон о том, что я просыпаюсь в середине ночи
 и вижу, что два маленьких ангела, которые висят над
 моей кроватью, больше не смотрят вверх, а глядят вниз,
 внимательно меня разглядывая. Я настолько напугана, что
 я заползаю под кровать.[10] [11]

Шарлотта Бера говорит, что эти два маленьких ангела во сне были
 «одними из самых распространенных репродукций путто фигурок
 Сикстинской Мадонны». Она продолжает: «С ней (с девочкой) ни-
 когда такого не происходило, чтобы ангелы, которые действительно
 висят на кроватью и охраняют ее сон, разглядывали ее — внимательно
 ее разглядывали
[...].»17

Из этого сна очевидно, что рост и развитие нацистского движения
 связаны с некоторым переворотом. Маленькие ангелы, которые
 раньше смотрели только на любящего Бога, теперь смотрят на
 земной мир. Вместо того, чтобы защищать ребенка во сне от зла,
 ангелы внимательно ее разглядывают. Это указывает на переворот
 христианского Богообраза. Этим односторонним знанием о любящем
 Боге на Небесах как о чистом благе (summumbonum), дохристиан-
ские божества, несшие и благо, и зло, были полностью вытеснены в
бессознательное за несколько веков. Темная сторона Бога, которую
Ветхий Завет почитал как естественную его черту (давайте, напри-
мер, вспомним Ноя и Иова), затем, в Новом Завете, была отделена
от Богообраза и присвоена Дьяволу, Князю мира сего, «мира» в
том смысле, что он противоположен Царству Божьему. Во время
нацистского движения подавленная противоположность любящего
Бога смогла подняться на поверхность, и, как показано в этом сне,
маленькие добрые христианские ангелы вдруг стали смотреть вниз,
как бы проверяя, вместо того, чтобы смотреть вверх на любящего
Бога. Высшая ценность, Богообраз, перевернулся вверх ногами для
этих маленьких ангелов. И сейчас можно найти такие примеры в
диктаторах, которым поклоняются, в идеализации материального
государства, в материализме и знании о высшей расе и проч. (илл.2)


 

Иллюстрация 2. Эта фотография - пример жестокого и вероломного переворота
 всего того, что ранее воспринималось как добро и зло. В начале апреля 1933 года,
 через два месяца после прихода к власти нацистской партии (НСДАП), мюнхенский
 юрист доктор Микаэль Зегель (1882-1979) подал жалобу в полицейское управление
 на «защитный арест» клиента. Его брюки обрезали выше колен и заставили идти
 без обуви через город с доской, повешенной ему на шею, на которой было написано:
 «Я больше никогда не буду жаловаться в полицию».[12]

Таким образом, маленькие ангелы, внимательно смотрящие на
 ребенка, представляют собой тоталитарный контроль нацистского
 режима, чья идеология сделала высшей ценностью все низшие,
 подавленные христианством ценности. Эта высшая ценность была
 противоположностью любящего Бога — Дьяволом. Для германских
 народов им был дохристианский Вотан, превратившийся в христиан-
стве в Дьявола. Вотан/Один — главный бог в скандинавской мифоло-
гии и эддической поэзии. Как пишет Рудольф Зимек в “The Edda” на
страницах 48-59, он действует как отец богов, бог войны и мертвых,
бог культуры, который принес поэзию и руны, бог магии и экстаза с
шаманскими чертами.[13] Он — великий волшебник и мастер иллюзии.
Это поможет нам лучше понять магическую силу дрессировщика
львов или циркового клоуна, названного Гитлером в первом сне. Все
это происходит от архетипа Вотана. Но, как и любой архетип, Вотан
обладает не только опасной и демонической стороной, которая может
околдовывать людей, но также и конструктивной, культурной стороной,
как выше уже упоминал Рудольф Зимек.

В 1935 году в своей статье Вотан (Collected Works 10, пар.394)
Юнг основательно описал этот архетип: «Римляне идентифицировали
Вотана с Меркурием, но его характер не совпадает с характером кого-
то из римских или греческих богов, хоть и наблюдается некоторое
сходство. [...] Во всяком случае, немецкий бог представляет цельность,
относящуюся к первобытному уровню, к психологическому состоянию,
в котором человеческая воля почти идентична божественной и,
 значит, целиком в руках судьбы
. Но существовали греческие [рим-
ские] боги, помогающие человеку против других богов, а отец Зевс
[или Юпитер] находится на подступах к идеалу благодетельного,
просвещенного деспота.»[14] В этой работе Юнг также отметил особую
проблему немцев, а именно христианизацию кровью и мечом во времена
Шарлеманя (8-9 век). Христианская культура не входила шаг за
шагом в жизнь людей, как это было с римскими подданными, а вместо
этого произошёл гигантский скачок от политеизма сразу к монотеизму.
Рядом с Вотаном, «как с богом цельности примитивного уровня», как
называл его Юнг, не было другого божества, которое бы могло помочь
Человеку против его (Вотана) деструктивной части. Поэтому немцы
были отданы на милость бога бури, когда христианский бог больше не
мог их защитить. Как дохристианский бог цельности, он соотносится с
тем, что находится на уровне земной тени Христа, или, другими словами,
с Антихристом. И, в действительности, Гитлера часто сравнивали с
Антихристом.


Иллюстрация 3. Перекличка в концлагере Заксенхаузен. На заключенных направлен
 пулемет. Если кто-то из них отсутствует, другие в наказание будут стоять по
 стойке «смирно».21
 

Этот полный переворот от благодати одностороннего христианского
 «благого Бога» к дьявольскому контролю за всем прекрасно выражен
 в следующем сне женщины, «достигший своего тридцатилетия, не
 имеющей профессии, капризной, либеральной, образованной. Сон
 приснился ей в начале 1933 года.»[15] [16]

№7, Сон о запрещённых словах

Чёрные школьные доски висят на каждом углу. Они
 закрывают запрещённые таблички с указанием названий
 улиц, и белыми буквами на чёрной поверхности доски написан
 список из тридцати слов, которые нельзя произносить.
 Первое - «Господь». Может быть, я видела надпись
 на английском, а не на немецком. Я забыла остальные,
 а, может, я их не видела, за исключением последнего,
 которое было «Ich/Я» (это слово было написано боль-
шими буквами)
.
«Это», - добавила она, - «возможно, было видением из

23

старых времен».[17]

«И, в действительности», - пишет Бера, «видение представляет
 собой смотрение, а пустое место между безбожием и безличностью,
 которое все государства 20 века использовали как поле для приложения
 своей силы, невероятно ясно видно в этом радикальном контролем над
 языком, первая заповедь которого: «Не произноси Имени Божьего»,
 а последняя запрещает использовать «Ich» (я).»[18] Сон выражает
ясное послание о том, что два слова «Бог» (Господь) и «Ich» (я)
(индивидуальность) запрещено произносить и, следовательно, думать.

Параллель к этому сну можно найти в другой культуре — в книге
 «Мы» русского писателя Евгения Замятина, которую очень стоит
 прочитать.25 Замятин был инженером, непоколебимым и видным
 революционером до ранних дней русской Революции, а в 1918 году он
 был посажен в тюрьму по нескольким обвинениям. Но когда он стал
 осознавать растущие тоталитарные черты новых правителей, пришед-
 ших после Октябрьской революции, он разочарованно отвернулся от них
 и за четыре года до начала сталинской диктатуры написал тревожную
утопическую книгу «Мы». В ней он описывает наш мир через 200 лет.

В этом новом мире превалируют только здравый смысл и конкретный
 внешний мир, и есть только одно государство — Единое Государство.

Единоличный правитель, так называемый Благодетель, использует свою
 администрацию для того, чтобы всем всего хватало. В этом Государстве,
 однако, никому не позволено иметь свое мнение. Все на одной волне:
 Мы — от Бога, я — от дьявола. Сны и любовь, не одобренные Государ-
ством, рассматриваются как болезнь, а слово душа относится к словарю
непросвещенных, отсталых предков. Высшая ценность — это более не
Бог, а диктатор, а индивидуальная Самость, появившаяся от дьявола,
должна быть искоренена. Есть что-то пугающее в аналогии между этой
утопией и представленным здесь сном.

В более позднем сне этой же женщины религиозную проблему мож-
 но увидеть еще более ясно:

№8, Сон об опере «Волшебная флейта»

Я сижу в ложе оперного театра. Театр огромен, с большим
 количеством рядов. Я красиво одета, мои волосы элегантно
 уложены, у меня новое платье, и я ловлю множество вос-
 хищенных взглядов. На сцене моя любимая опера — «Вол-
 шебная флейта». После слов «это, несомненно, Дьявол» в
 зал зашел строй полицейских, которые направлялись ко мне.
 Их шаги отдавались громким эхом. У них были сведения от
 машины, что при слове Дьявол я подумала о Гитлере. Я ста-
 ла умолять о помощи всех людей в роскошных нарядах. Они
 смотрели вперед, не поворачиваясь. На их лицах не было и
 следа сожаления. Но в соседней ложе был пожилой мужчи-
 на, который смотрел на меня по-доброму, но когда я попро-
 бовала посмотреть ему в глаза, он плюнул в меня.[19]

Мотив машины, которая может контролировать мыслительные
 процессы, похож на мотивы снов № 3-5 о печи, лампе и диванной
 подушке. В этом сне полиция представляет собой орган, который вы-
 полняет указания машины, способной читать мысли и вскрывать и
 разоблачать кощунственные помыслы о фюрере. Психологически это
 значит, что на словах «это, несомненно, Дьявол»[20], эго-сознание в этом
сне изолировано от остального содержания психэ и, таким образом, пе-
рестает функционировать. В данной ситуации не печь, лампа или диван-
ная подушка разоблачают женщину, а машина. Машины — это объекты,
произведенные людьми и созданные для помощи людям, по существу,
они представляют собой расширение человеческого сознания. Но здесь
происходящее с людьми похоже на то, что творится с учеником чародея
в балладе Гете:

Вызвал я без знанья

Духов к нам во двор.[21] [22]

Помощь превратилась в тиранию, технический прогресс и
 возможность контроля достигли того предела, где даже мысли не
 могут быть свободны. Мы узнали - и я специально повторюсь - о
 «солидарности» материи с нацистами из снов о печи, лампе и диванной
 подушке. Между 1946-1948 годами Джордж Оруэлл написал свою
 книгу «1984» почти как продолжение того, что мир пережил под
 террором нацистов. В этом жутком видении будущего Государства
 тотальной слежки он также описал желание сопротивляться власти —
 мыслепреступление.[23]

Это возвращает нас к центральному аспекту всей коллекции снов

Шарлотты Бера, а именно попытке разрушить независимость индиви-
 дуального сознания и его связи с бессознательным. Об этом говорится
 во сне молодой женщины. Сон пришел к ней летом 1933 года:

№9, Сон о запрете снов I

Мне снится, что мои сны только о прямоугольниках,
 треугольниках и восьмиугольниках, которые выглядят,
 как рождественские печенья, потому что сны, конечно,
29

запрещены.[24]
 

Принимая во внимание сложности, которые испытывала Бера при
 сборе сновидений, - люди просто боялись говорить с ней о своих снах —
 поразительно, что она слышала следующий сон в той или иной форме не
 менее 6 раз (!):

№10, Сон о запрете снов II

Сны видеть запрещено, но я по-прежнему их вижу.[25]

В дополнение к приведенным выше снам мы располагаем большим
 количеством похожих снов из коллекции Бера, которые все указывают
 на то, что автономия эго-комплекса и, соответственно, индивидуального
 сознания уничтожена тем, что было подавленным автономным
 комплексом, известным как Дьявол, или Вотан для древних германцев.

Депрессия начала 1930-х годов породила стойкое желание нового
 порядка. В то же время чувство задетости Версальским мировым
 договором добавило масла в огонь стремления возместить ущерб,
 стремления «снова стать кем-то». В добавление к этому демократия
 Веймарской республики более не могла справиться с громадной пробле-
 мой безработицы. И когда в такой отчаянной ситуации пришел человек
 и дерзко сказал: «Я беру на себя ответственность и принесу спасение»,
 сорвав невероятные аплодисменты толпы, это проложило путь к захва-
 ту власти и Gleichschaltung (гляйхшальтунг (нем.) - термин, который
использовался национал-социалистами в Германии для обозначения
захвата контроля над общественными и политическими процессами —
прим.пер.) — уравниванию людей — и было равносильно национальному
рабству, как это показывают сны, собранные Бера.

Эту бессознательную движущую силу, которая действовала в Германии
 в то время, можно увидеть во снах живших там людей. Это всепоглощаю-
 щая сила материи, отвергнутая христианством и, таким образом, ставшая
 дьявольской, которая теперь тиранит людей и которую нельзя остановить.
 Эта сила подчиненной, порочной, а, значит, и антихристианской материи
 благодаря своей способности внушения появилась в виде коллективного,
 автономного комплекса. В этой бессознательной движущей силе, которая
 запустила огромную волну страстно-дьявольского энтузиазма, мы можем
 распознать архетип Вотана. Так как сны компенсаторно отмечают нечто
 пока не осознанное, мы можем заключить из представленных здесь снов,
 что нам просто необходимо принять во внимание этот архетип.

Но как и любой архетип, Вотан не только ослепляет людей и при-
 водит их в состояние одержимости, но также, как это парадоксально
 не звучит, может быть наставником и придавать структуру с помощью
 конструктивных образов нового внутреннего целостного порядка. Как
 мы знаем из опыта истории человечества и как мы знаем из современной
 глубинной психологии, так называемые «большие» сны имеют значение
 не только для самого сновидца, но и для больших групп людей. Такие
 сны оказывают влияние на психологическую основу человеческого кол-
 лективного бессознательного, как мы это уже видели в коллекции снов
 Бера.

К сожалению, Шарлотта Бера собирала сны своего окружения толь-
 ко после прихода Гитлера к власти. Это значит, что любые возможные
 инсайты, полученные из снов, не имели влияния на то, что происходило
 тогда. И главная ценность этой коллекции снов в том, что они могут
 служить предупреждением будущим поколениям. С невероятной ясно-
стью эта коллекция показывает, что мир образов бессознательного мо-
жет указывать на то, что начало действовать на психологическом плане.
Если есть возможность питать эти архетипические образы и «высижи-
вать» их, как птенцов, тогда в будущем будет возможно вовремя рас-
познать опасные тенденции. И тогда эти слова не станут реальностью:
«Те, кто спит при демократии, проснутся при диктатуре.»

В следующих главах мы рассмотрим новую коллекцию снов, собран-
 ных на 50 лет позже, и то, что констеллировалось в общечеловеческом
 опыте современности. Сегодня сны показывают, что дует сильный ве-
 тер — и не только в Европе, - который рушит сложившиеся структу-
 ры и границы. Доказывает ли это то, что цепляние за проверенное и
 традиционное представляет собой форму регрессивной изоляции или
 это необходимая и здоровая, смотрящая в будущее форма самоограни-
 чения? Или необходимо найти абсолютно новые формы и структуры
 для восстановления чувства идентичности в сообществе? В завершении
 мы взглянем на образный материал бессознательного. Для позитивного
 развития общества в будущем людям невероятно важна возможность
 избежать когтей властной демонической энергии активированного ар-
 хетипа, а вместо этого получить поддержку от того, что он может кон-
 структивно предложить. То, что для этого необходимо, мы рассмотрим
 на примере некоторых архетипических снов.




[1] Charlotte Beradt, Das Dritte Reich des Traumes. Munchen, 1966[2] Beradt, стр.12[3] Charlotte Beradt, The Third Reich of Dreams. The nightmares of a nation 1933-39. Перевод с немецкого
Адриана Готтвальда. С эссе Бруно Беттельхейма, Chicago, 1968 г[4] Beradt, стр. 12[5] Цит. по стр. 9[6] Beradt, стр. 112-11410 Фотография взята из Damals, 44/2 (2012), стр. 17[8] Max Picard, Hitler in uns selbst. Erlenbach-Zurich, 1946.[9] См. Th. Abt, Progress without Loss of Soul. Wilmette, Illinois, 1989, часть III[10] Beradt, стр. 50[11] там же, стр. 50 (курсив автора)[12] Взято из немецкого каталога передвижной выставки Симоны Ладвиг-Винтер Юристы без прав. Судьба
еврейских юристов в Германии после 1933 года.[13] R. Simek, Die Edda, Munchen, 2007, стр. 48-59[14] К.Г. Юнг, «Божественный ребенок», Издательство АСТ-ЛТД», 1997, стр. 84-85[15] Фотография взята из Damals, 44/2 (2012), стр. 15[16] Beradt, стр. 23[17] Beradt, стр. 23[18] Евгений Замятин, «Мы», Издательство «Азбука», 2015[19] Beradt, процит. по стр. 25[20] Во время поисков Памины Папагено встречает ее и охраняющего ее Моностатоса. Оба мужчины очень на-
пуганы столкновением со своим противником и убегают в панике и страхе. («У!... Ужель сам дьявол страш-
ный здесь? О сжалься! Не тронь меня! У!... У!... У!... У!...»). Папагено успокаивается первый и убегает с
Паминой, которую только что нашел. Замечательно, что во сне приспешники появляются тогда, когда обагероя видят дьявола в своем противнике.[22] Гете, «Ученик чародея», написано в 1797 году, рус.пер. Б.Пастернака[23] Джордж Оруэлл, «1984», Издательство «АСТ», 2016[24] Beradt, стр. 53[25] Beradt, стр. 10
  class="castalia castalia-beige"