Перевод

Письма

Архетипический подход к изучению снов о смерти и феномена привидений

Аниела Яффе

"Архетипический подход к изучению снов о смерти и феномена привидений"

ЧАСТЬ ПЕРВАЯ. ПИСЬМА

 

Первым фактом, поразившим нас, было количество полученных писем, это доказывает не просто живой массовый интерес к подобным темам и опросам, но и то, что опыты и практики, которые мы обычно называем «оккультными» и «сверхъестественными», встречаются в повседневной жизни гораздо чаще, чем мы думаем. В наш так называемый век высоких технологий примерно 1200 читателей вышеупомянутой немецко-швейцарской газеты прислали письма, рассказывая в них о мистических событиях из своей жизни. Знакомясь с ними, мы осознавали, насколько тяжело давались многим людям подобные признания, в том числе и из-за страха насмешек и получения клейма «лжец и сказочник». Именно поэтому практически во всех письмах звучала настоятельная просьба не печатать имена авторов, которые не желали, чтоб их паранормальный опыт широко обсуждался, в том числе и их знакомыми. Многие люди, столкнувшись со «сверхъестественными» явлениями, не могут заставить себя рассказать об этом своим друзьям или родственникам из-за страха, что им не поверят, или из-за неких религиозных предубеждений, поэтому заталкивают подобные переживания глубоко в недра своего подсознания, периодически проживая его снова и снова наедине с собой.

Именно поэтому я хочу выразить особую благодарность авторам писем за их смелость и откровенность, без которых не состоялось бы мое исследование. Также я должна отметить, что среди тех, кто откликнулся, были представители разных социальных слоев и классов, но большинство можно отнести к фермерам, офисным служащим, рабочим и торговцам.

 

ЦЕННОСТЬ ПИСЕМ КАК НАУЧНОГО МАТЕРИАЛА

 

В начале своего исследования я бы хотела подчеркнуть ценность полученных писем именно в контексте необходимого материала для моей научной работы. Сами по себе они не рассматриваются как полноценный вклад в развитии современной парапсихологии.

Ханс Дриш, один из первопроходцев в изучении и признании парапсихологии как науки, сформировал ряд правил для научной оценки «оккультных» явлений. Отчеты и репортажи о пророческих снах и случаях ясновидения могут быть рассмотрены в качестве веских аргументов и достоверных источников только в случае письменного изложения и последующей проверки независимыми экспертами. То есть, любые происшествия, в которых говорится о взаимодействии с призраками, духами и прочими паранормальными сущностями, должны быть письменно зафиксированы и проверены. В случае же с нашими письмами эти условия не были выполнены полностью.

В начале своей исследовательской работы я размышляла над тем, нужно ли мне тратить годы и проверять написанное в каждом письме на достоверность, и пришла к выводу, что это достаточно бессмысленно из-за срока давности и большого количества личных эмоций авторов. Однако, далее в своей книге я объясню важность писем, несмотря на присутствие некой доли субъективности и предвзятости со стороны авторов.

Следует также помнить, что правила, установленные Дришем для любых исследований в области парапсихологии, в настоящее время не рассматриваются как обязательный и единственно правильный канон и свод ограничений. В современное время любые рассказы об «аномальных» переживаниях можно исследовать и описывать с гораздо большей свободой, нежели раньше, когда в существование подобного опыта мало кто верил. На протяжении десятилетий научных исследований в области парапсихологии была достигнута уверенность и определенность в том, что паранормальные явления действительно происходят. Однако, тщательная проверка и изучение подобных феноменов все-таки нужны и являются основой любых исследований в этой сфере.

Помимо спонтанных (незапланированных) событий и явлений парапсихология также включает в себя фактические лабораторные исследования. Особенно этот метод развивался в последнем столетии, научный подход и оценка (анализ) полученных результатов стали основным объектом исследований. Экспериментальная парапсихология была разработана и популяризирована в основном Джозефом Бэнксом Райном в Университете Дьюка. Используя свои знаменитые опыты с картами, Райн доказал, что люди восприимчивы к экстрасенсорному воздействию (ESP). Таким образом, например, человек может предчувствовать и предугадывать события без вмешательства «пяти чувств». Напротив, знания о будущем приходят к нему через «скрытые каналы разума» (именно так Луиза Райн, супруга Джозефа Бэнкса Райна, назвала свою книгу, посвященную спонтанным парапсихологическим явлениям). Райн действительно сделал многое, чтобы парапсихологию признали как полноценную науку: путем тщательно проверяемых массовых лабораторных опытов, материал для которых был собран в том числе и в других странах. Конечно, индивидуальные эксперименты с медиумами и гадалками проводились еще и в конце прошлого века, но это были лишь первые неуверенные шаги становления парапсихологии как науки. Подобные опыты и до сих пор играют важную роль в исследовании паранормальных явлений и экстрасенсорных способностей, но они рассматриваются уже более тщательно с научной точки зрения. Важным открытием Райна стало и то, что он смог доказать важность «особого таланта» и «дара» определенных людей, делая акцент на то, что они являются достаточно распространенными человеческими способностями и могут быть развиты у многих.

Таким образом, точные наблюдения, эксперименты, анкетирование (проведение опросов) и ведение статистики являются основными методами современной парапсихологии. Также я должна упомянуть тех ученых, которые объединили итоги исследований (опросов) и сделали выводы на их основе (например, Карл Юнг в Швейцарии). Большинство его исследований были основаны на результатах научных опытов Райна. Его основная задача заключалась в том, чтобы обнаружить психологические условия, при которых зарождаются парапсихологические феномены (работа бессознательных факторов, которые невозможно заранее спланировать). В своем эссе "Синхрония: акаузальный объединяющий принцип", на которое я буду часто ссылаться в ходе своего исследования, Юнг дал объяснение таким парапсихологическим явлениям, как «роковые совпадения», «пророческие сновидения», «предвидение» и «телепатия». Первая публикация Юнга, его докторская диссертация, опубликованная в 1902 году, носит название «К психологии и патологии так называемых оккультных феноменов» и представляет собой научный отчет об экспериментах, проводимых с женщинами-медиумами.

В главе под названием «Почтовый ящик» из книги Райна автор рассказывает, что получил множество писем из разных уголков страны после своего первого исследования внесенсорного восприятия (ESP). Многие из написавших людей искренне рассказывали о собственном опыте проживания подобных явлений. Райн не мог использовать эти письма в качестве неоспоримых доказательств, однако, он не сомневался в правдивости их авторов. Тем не менее, Райн придавал этим письменным отчетам большое значение не только из-за того, что они помогли установить контакт с живыми очевидцами за пределами его лаборатории, но и потому, что верил, что «когда-нибудь подобные файлы и материалы будут использоваться в исследованиях, носящих аналитический характер». Таким образом, Райн подтверждает ценность подобных письменных отчетов, например, писем, отправленных в редакцию газеты «Beobachter», как основы для будущих психологических исследований. Тем временем Луиза Райн решила продолжить работу своего мужа и опубликовала результаты исследований сначала в своем эссе «Галлюцинаторные переживания пси», а затем уже и в своей книге «Скрытые каналы разума» в 1961 году. Время от времени я буду ссылаться на эту важную и качественно написанную работу, ведь она охватывает гораздо большее количество писем очевидцев, нежели те источники, что я имела в своем распоряжении. Миссис Райн занималась в основном классификацией и парапсихологическим анализом собранного материала, в то время, как главной идеей моей книги является изложение и пояснение психологических и толковательных аспектов исследованных мной историй и рассказов. В последней главе роли бессознательного, архетипам и юнгианской концепции «Синхронности» будет уделено особое внимание. Более того, я была заинтересована в том, какое значение имел парапсихологический опыт для авторов писем, в особенности их интерпретация увиденных явлений как символов.

Например, что означает тот известный факт, что призраки обычно появляются, окруженные светом? Или почему люди часто описывают их как белые фигуры, полупрозрачные и лишенные голов? Эти детали и мелочи — просто случайность, или уже правило? Какой в этом всем заключен скрытый смысл? Именно эти вопросы заставили меня обратиться к методу Карла Юнга и рассматривать любые таинственные явления как проявления бессознательного через сны, поэзию, видения, образы и т. д.

Конечно, мне было понятно, что при использовании психологического и толковательного методов нужно будет тщательно соотносить природу феномена из конкретного письма с личными особенностями характера, проблемами и страхами того человека, который и является автором данного письма. И основу этой работы может оставить лишь предположения и гипотезы, взятые из моего личного опыта и практики и основанные на исследованиях бессознательного Юнгом.

 

 

АРХЕТИПИЧЕСКИЙ ХАРАКТЕР ИССЛЕДОВАНИЙ И ПЕРЕЖИВАНИЙ

 

Истоки «оккультных» переживаний, описанные в данной работе, могут быть найдены в разных традициях и культурах древности. Например, рассказы о покойниках, объявляющих о своем присутствии в мире живых такими действиями, как громкие стуки, тяжелые шаги и битье посуды, а также опыты пророческих снов, видений и предчувствия встречаются в истории и мифологии всех народов мира, независимо от уровня развития той или иной цивилизации.

Именно по этим причинам философ Артур Шопенгауэр (1788-1860) отказывался рассматривать любые истории о привидениях только в ограниченном, но популярном контексте народных выдумок и сказок. Он утверждал, что подобное толкование будет опровергнуто тем фактом, что все подобные феномены, независимо от времени и места появления, имеют огромное сходство между собой.

Похожей точки зрения придерживался и Анри Бергсон (1859-1941). В своем обращении к «Лондонскому Обществу Психических Исследований» в 1913 году на тему «Видения и психические исследования» он сказал следующее: «Когда я рассматриваю и анализирую огромное количество подобных случаев, учитывая их поразительное сходство, то могу поверить в факт существования телепатии также, как и в факт разгрома Великой Непобедимой Армады. Это, конечно, не математическая определенность, подобная доказательству теоремы Пифагора, и не физическая (материальная) стабильность явлений, выходящих из изучения закона Галилея. Это больше похоже не несомненные прецеденты из области истории или юриспруденции».

Тот факт, что существует ряд явлений, происходящих «semper ubique», всегда и везде, не должен быть рассмотрен как объективное доказательство переданного опыта, но вполне может считаться доказательством психологической значимости данной категории событий и опыта. С психологической точки зрения, соответствия, которые прослеживаются на протяжении разных временных промежутков и среди представителей разных культур и национальностей, указывают на определенную способность психики, открытую и исследованную Карлом Юнгом. Психика содержит базовые структуры, или изначальные формы чувств и мыслей, которые повторяются всегда и везде. Эти структуры Юнг назвал архетипами. Именно архетип является фундаментальным принципом, формирующим порядок человеческих переживаний и жизненного опыта. Например, именно он определяет такие важные человеческие взаимодействия, как отношения между отцом и сыном, матерью и дочерью, мужчиной и женщиной, а также формирует представление о таких основополагающих вещах, как жизнь, смерть, изменения, брак, болезнь и т. д. Все эти ситуации и отношения проявляются в жизни конкретных людей по-разному, так как единая изначальная форма всегда будет трансформироваться и меняться, доказывая этим богатое разнообразии безграничных человеческих способностей, которые могут принести как счастье, так и несчастье, как успех, так и неудачу. Но если мы на время отойдем от персональных свойств личности и биографических фактов, скинув их, как пестрые многослойные одежды, то останется лишь голый скелет, представляющий из себя одну и ту же вечно повторяющуюся архетипическую ситуацию.

Таким образом, первый вывод, который можно сделать, исходя из «оккультного» содержания исследуемых мною писем, заключается в том, что все описанные ситуации, переживания и явления являются постоянно повторяющимися архетипами и коллективным опытом всего человечества.

По-видимому, они соответствуют структуре «общей души».

 

 

 

 

 

 

Перевод с английского — Коркунова Алёна

Случайные книги

по теме

Случайные переводы

по теме

Случайные статьи

по теме

юнгианство, архетипы и символы

Похожие переводы

  class="castalia castalia-beige"