Перевод

Глава 6.4 Отражение Анимуса в литературе. Лекция 12

Анимус

Барбара Ханна

Анимус

Глава 6,4

Отражение Анимуса в литературе

Лекция 12

На прошлой неделе мы говорили о том роковом соглашении, которое заключила Пру со своим братом Гидеоном, обещав ему повиноваться буквально во всём. После этого она, по её словам, почувствовала себя так, «как будто воды озера Сарн протекали прямо через меня, и я затряслась как в лихорадке». В этом ощущении нет ничего сверхъестественного, ведь в этот момент она отказалась от своих эмоций и чувства связанности, в результате чего ей стало невыносимо холодно. Пру уступила своему анимусу и продала себя холодному, бесчеловечному разуму, не удивительно, что её охватила лихорадка. Она как будто упала в озеро Сарн и стала одержимой анимусом, единственным обнадёживающим моментом было то, что она это заметила. Когда вы начинаете понимать, что одержимы, а Пру всегда помнила, что она дала обет, вы уже не идентифицируетесь с анимусом полностью.

После этой сцены Гидеон и Пру сели завтракать возле очага. «Я пошла в дом и разожгла огонь, а потом накрыла стол настолько красиво, насколько смогла, чтобы сделать это мрачное место хоть немного уютнее». Мы видим подобную потребность в тепле, успокоении возле огня в «Грозовом перевале», где анимус, Хитклифф, также берёт верх. Когда инстинкты заморожены и потеряна связь с животным и человеческим началом, жажда тепла и пылающего огня становится естественной. Сидя у очага, Гидеон рассказал более подробно о своих планах. Пру придётся работать на него практически как мужчине, даже ещё больше. Единственный плюс состоял в том, что ради экономии средств, ей нужно научиться читать, писать и считать, что в те времена было редкостью среди крестьян. Итак, ей пришлось идти учиться к деревенскому колдуну, и, следовательно ещё больше работать, чтобы оплачивать свои занятия.

Став грамотной, Пру обрела оружие, которое позже сыграет важную роль, когда она снова отвоюет свою свободу. Когда женщина принимает свои мужские качества, развивает ум, она обретает духовную свободу и независимость, которая и есть исцеление от одержимости. Это великое достижение. Если вы пройдёте через испытания, вы сможет снова обрести принцип Эроса, и в результате у вас будет и Эрос, и Логос. Таким образом одержимость анимусом, будучи негативной сама по себе, в итоге может обернуться важной победой. Без подобного опыта сложно обогатить свой ум. Умение применять его очень хорошо описано в превосходной работе Эммы Юнг о проблемах, связанных с анимусом. [47] Ничто не принесло ей такой пользы в жизни, как подобная одержимость, потому что в первую очередь, анимус — это бессознательный ум. Может показаться странным, что Пру попадает в рабство к Гидеону и в то же самое время получает от него нечто, что было для неё чрезвычайно важным. Анимус абсолютно парадоксален. Если женщине удаётся пройти испытание и не оказаться в его полной власти, что и удалось сделать Пру, то позже она сможет получить очень многое даже от такого анимуса, как Гидеон.

Далее Пру вспоминает, что они ещё не сказали грачам, что на их ферме умер человек. Она говорит:

Старый обычай требует, чтобы мы рассказали им. Местные говорят, что, если мы этого не сделаем, птицы будут недовольны нами, они впадут в печаль и забудут дорогу домой. Небо будет пустынным и молчаливым. И, хотя грачи могут накликать беду, если они улетят, нас постигнет несчастье. Когда они покидают дом, в нём уже никогда не будет процветания. Я напомнила Гидеону об этом, и мы пошли к гнездовью.

Даже несмотря на амбициозные планы Гидеона, нам очевидно, что брат и сестра не потеряли полностью связь с природой. Грачи олицетворяют символ духа, сторону Логоса, поэтому они появляются сразу же после того, как анимус одержал победу. [48]

Доктор фон Франц рассказала мне легенду об Аполлоне и нимфе Корониде, которые были родителями Асклепия — легендарного греческого бога медицины. Предполагалось, что во время беременности Коронида вступила в любовную связь с мужчиной, имя которого означало «сила». Аполлон проклял её и превратил в чёрную ворону или грача. Затем она сгорела. Но Аполлон спас из её чрева Асклепия.

Грач, ворона или ворон часто знаменуют начало индивидуации, они могут дать знак, в каком направлении будет разворачиваться этот процесс. Аполлон — бог Дельф, и ворон — это его птица. В прежние времена, наблюдая за полётом ворона, делали предсказания. Этим птицам свойствены магические качества, которые мы видим у Пру на протяжении всей книги, и сама Мэри Уэбб также обладала ими. Пророческий дух очень близок природному чутью, и, возможно, именно это качество поможет Пру найти путь обратно к своим подавленным инстинктам и отвергнутой душе.

Итак, Пру учится читать и писать у Мейстера Бигулди, местного колдуна. У него есть дочь, Дженсис, красивая молодая женщина, которая играет роль тени Пру. Через два года Гидеон влюбится в неё, несмотря на свои принципы. Пру с самого начала ревнует к ней. Ещё в детстве она говорит о ней:

У неё совершенно белая кожа, цвета сливок без каких-либо других оттенков, если только она не взволнована или смущена. Её лицо правильной округлой формы с милыми ямочками на щеках и обворожительной улыбкой. Иногда я готова была задушить её из-за этой улыбки.

По мере того, как Пру постепенно понимает, что её предрассудки о заячьей губе отделяют её от мужчин, ей становится всё сложнее и сложнее быть дружелюбной с Дженсис из-за её красоты, но природная доброта Пру не позволяет ей напрямую причинять вред девушке.

Старый колдун сразу понял, что Пру была умной девушкой и принял её в ученицы. Но, чем более развит твой ум, тем сложнее не пасть жертвой анимуса, а Пру была действительно сообразительной. В планы Бигулди не входило, чтобы его привлекательная дочь вышла замуж, он собирался использовать её в качестве проститутки, предлагая её богатым мужчинам из окрестностей, что, по его мнению, приносило бы ему больше денег. Хотя Бигулди пробовал свои силы в самых различных видах магии, он не казался Пру таким уж вредоносным, как о нём думали другие люди. Обратите внимание на эту характерную черту: Пру должна была учиться именно у колдуна. Одержимые анимусом женщины, часто проявляют интерес к оккультизму. Я хочу напомнить вам о мадам Блаватской, которая являлась эталоном женщины, попавшей под власть анимуса. [49] Ещё одна женщина, приверженная оккультным наукам — Анна Кингсфорд, о которой читала лекции Аниэла Яффе. [50] Можно сказать, что в таких случаях религиозный инстинкт становится извращённым, и женщина легко попадает под влияние оккультизма и магии. Кроме того, всё это соответствует представлениям о заячьей губе и, в особенности, о грачах, этих птицах-предвестниках. Пру придётся иметь дело со злом, но в итоге ей всё же удастся уберечься от него. Она учится читать, писать и считать, но к магии даже не притрагивается. На сознательном уровне она отказывается проявлять хоть какой-то интерес к заклинаниям колдуна.

Пру утешает себя мыслями о будущем богатстве, которое позволит ей сделать операцию, она размышляет об обещаниях своего анимуса и о житейских благах. Но, не взирая на одержимость, она не утратила своей любви к природе и ко всему хрупкому и слабому. Учиться писать ей нравилось ещё и потому, что она понимала, что обретёт превосходство над Гидеоном, который ведёт себя слишком грубо с ней и с их матерью. Несмотря на её обет, она ни коим образом не идентифицировалась со своим анимусом полностью, и её незначительная независимость проявляется в её желании исцелиться от заячьей губе, не ожидая помощи от него. Считалось, что каждые семь лет в августе воды Сарна могли исцелять болезни (наподобие купели Вифезда, в водах которой можно исцелиться каждый год). Пру собиралась преодолеть свой страх перед этими водами, по которым обычно сплавляли на позорном стуле падших женщин или ведьм. Она хотела погрузиться в них на виду у всех местных жителей во время похоронной процессии в надежде на полное исцеление. Когда она рассказала об этом Гидеону и своей матери, никому из них эта идея не понравилась, она расстроилась и убежала на чердак дома, где долго-долго плакала. После она произнесла таинственные слова в стиле Мэри Уэбб. Она говорит:

Там было очень тихо, чёткие тени от яблонь населяли фруктовый сад, который был пуст, как и луга. Гидеон на дальнем поле заготавливал сено, и я должна была работать вместе с ним. Но вдруг неизвестно откуда меня захлестнуло невероятное по своей силе блаженство, доселе мне неизвестное. Это не было похоже на религию, на благость, о которой я слышала от проповедника. Как будто тот, кто создал весь свет, случайно снизошёл сюда и нашёл приют в моём сердце. Все вещи обрели невероятную красоту, как будто изменилась сама окружающая атмосфера. Это было похоже на утро после дождя, когда всё вокруг мерцает. А кто-нибудь скажет: «Какой прекрасный день, кукушка собралась лететь на небеса». Но только сейчас это был не день, а нечто запредельное. Я не хочу выяснять, что это было. Как будто поползень прилетел на своё дерево, неважно, кто посадил его и как оно называется. А для дерева это просто поползень. И это всё, что мне было нужно... Стояла невероятная тишина, это чудо изменило мою жизнь, ко мне вернулось что-то, что я потеряла, я побежала на чердак, и моё измученное сердце было захвачено наслаждением.

На чердаке хранились яблоки, и Пру считает, что они причастны к чуду, которое так редко можно встретить. Но его присутствие всегда можно ощутить в этом месте дома. Спустя три или четыре месяца она говорит:

Я задумываюсь о том, как эта благодать, охватившая меня на чердаке, смогла достичь меня, проклятой. Если бы мне было предназначено из-за моей заячьей губы всю жизнь провести в одиночестве, то я бы никогда не пережила бы такое. Яблоки стали свидетелями этого чуда, этого сияния, которое пришло с той стороны тишины. И даже сейчас, когда я думаю об этом, неожиданно из ниоткуда появилось приятное ощущение, которое навсегда поселилось в моём сердце, как семечко из самой сердцевины любви.

Пожалуй, мы с вами можем согласиться с большинством её интерпретаций. Например, именно из-за проклятия она направила внимание внутрь, что и позволило пережить этот чудесный, таинственный опыт. Возможно, это семя из самого сердца - весточка об утраченном Эросе. Описание очень похоже на опыт глубокого единения, выхода за пределы того, что можно описать словами. Рассматривая его с психологической точки зрения, мы можем предположить, что это связано с божественным аспектом Самости. Мне было сложно понять это потрясающее переживание, пока я не поговорила с доктором фон Франц. Она сказала, что, хотя опыт не визуальный, автор использует образы, чтобы с помощью иллюстраций показать суть, не поддающегося описанию, опыта: поползень на своём дереве и яблоки вокруг. Поползень — это маленькая, проворно лазающая по дереву птичка, которая живёт близко к дому и поддаётся приручению. [51] Фон Франц отметила, что образы интерпретировать гораздо легче, чем сам по себе мистический опыт. Юнг часто говорил, если я правильно его понимала, что одержимая анимусом женщина не может непосредственно взаимодействовать со своими инстинктами. Ей придётся идти медленно и осторожно, чтоб спуститься вниз с чердака и выйти на основную дорогу. Она должна постепенно научиться взаимодействовать с духовной стороной анимуса и таким путём снова обрести связь с инстинктом. Этот аспект присутствует и в наших рассуждениях о грачах, но с появлением поползня и яблок он ещё более проясняется. Можно сказать, что на чердаке она превращается в «птицу с крыльями», то есть, возвращается к природе. Это духовная сторона, но земная женственность ещё не достигнута. Мы можем предположить, что грач теперь предстал в новой форме, в образе поползня, духа, у которого есть своё собственное дерево, он обрёл дом, уходящий корнями в землю. Слова Пру о том, что она чувствует себя, как поползень, который вернулся на своё дерево, поддерживают наше предположение, что она движется по пути, она ползёт назад к существованию, в котором есть корни, пусть даже они принадлежат ни ей лично, а её дереву. Заключив договор с анимусом, она превратилась в птицу, которая не находит себе места для дальнейшего развития. Ей снова придётся обрести свои инстинкты, но она не может просто вернуться к той, которой она была до соглашения с Гидеоном, она может только идти вперёд, используя образ птицы. Девушка идёт путём Логоса в сторону индивидуации.

Яблоки могут навести на мысль об Эдеме. Они олицетворяют гнозис, знание о добре и зле. Можно сказать, что это одна из главных тем этой книги. Оба биографа Мэри Уэбб говорят, что в действительности в основе мистических переживаний Пруденс Сарн лежит опыт познания самой писательницы.

После этого происшествия с Пру на чердаке, возможно, почувствовав новые эманации, Гидеон влюбляется в Дженсис. Принятые после битвы при Ватерлоо «Хлебные законы», предоставляют больше возможностей для воплощения планов Гидеона. [52] Он и Пру работали как никогда много, но теперь их целям стала сильно мешать его любовь к Дженсис. (Гидеон, как и следовало ожидать, хотел получить всё: Дженсис, большой дом и жизнь в роскоши). Сестра и брат работали на износ — вставали в четыре утра и трудились до самой темноты.

Дженсис была больше похожа на фею, чем на реальную девушку, её тоже можно рассматривать как аниму Гидеона, наравне с теневой фигурой Пру. Дженсис была совершенно уверена в своей силе притягивать мужчин. Но, ко всем прочему, она была изрядно ленива. Пру приняла условия Гидеона из-за своей неуверенности в себе, так что это недостающее ей качество можно обнаружить у анимуса.

Влюблённость Гидеона можно рассматривать, отчасти, как положительный момент, так как в результате анимус и тень обретают больше человеческих качеств, получается своего рода «двое против одного». С одной стороны - эта пара, с другой - сознание. Пру пришлось многое преодолеть внутри себя, прежде чем она смогла принять свою «невестку». Она ставила себя на место Дженсис и ей удалось преодолеть свою ревность, как минимум на сознательном уровне, и её усилия были вознаграждены, потому что именно благодаря Дженсис она встретила мужчину, за которого ей суждено было выйти замуж. В сельской местности был обычай, когда перед свадьбой собирались все соседи и бесплатно пряли для невесты, чтобы у ткача было достаточно пряжи. Увидев на подобном мероприятии ткача Кестера, Пру с первого взгляда влюбилась в него, она сказала: «Вот мой возлюбленный, мой господин, и я чувствую себя сражённой!» Обычно мы считаем, что любовь с первого взгляда — это проекция анимуса. Очевидно, что Пру проецирует своего анимуса не только на Гидеона. Возможно, часть этой проекции перешла на ткача. На самом деле, так происходит нормальное развитие: сначала отец, потом брат, а потом любимый мужчина. Кестер, главным образом, играл роль позитивного анимуса, он был реальным человеком.

Обратите внимание на невероятно важную деталь — Кестер был ткачом. Женщина прядёт нить, но именно ткач полностью выполняет задуманное, сплетая все нити воедино. В мифах эту работу обычно выполняет отец дочери. По словам фон Франц, единственный пример, когда мужчина принимает эту роль на себя - это история о Короле Дроздобороде. Он приходит ко двору как нищий и привлекает внимание принца золотым прядильным колесом. В своей книге The Feminine in Fairy Tales доктор фон Франц отмечает, что прядение имеет отношение к фантазии и мыслях о желаемом. Фигура, подобная Одину, является типичным примером подобного магического мышления, Один — повелитель желаний. Желания вращают колёса мышления. Действия прядильщика и прядильное колесо присущи Одину, но в сказке о Короле Дроздобороде девушка пряла пряжу, чтобы помочь своему мужу. Дроздобород, олицетворяющий анимуса, делает то, что обычно должна делать женщина. Он подчинил своей власти исконно женский аспект. [53]

Мы видим, что принцип Эроса пока что находится во власти анимуса, несмотря на то, что Кестер играет роль очень положительного героя.

Появление в романе ткача спасает ситуацию и предотвращает возможность усиления анимуса и тени, что могло бы привести к их заметному перевесу в отношениях с сознанием. Мы не видим здесь чётко представленной четверицы: Пру и Гидеон, одержимые анимусом и анимой, с одной стороны, а с другой — ткач Кестер и Дженсис. Сначала есть только Пру, Гидеон и Дженсис, объединённые негативным анимусом. Между Пру и Дженсис существуют вполне определённые отношения, но всё же, в основном, они связаны посредством Гидеона. Для Пру появление ткача знаменует жизненный перелом, она мгновенно вспоминает свой опыт на чердаке. Ткач — это обычный человек, он усиливает её связь с реальностью, в то время, как Гидеона и Дженсис можно практически считать образами из бессознательного. Но перед Пру стоит непреодолимое препятствие: она всё ещё связана клятвой, данной Гидеону, да ещё к тому же есть её заячья губа. Хотя она увидела ткача на предсвадебном мероприятии, она спряталась от него, и он ещё ни разу её не видел.

Но потом снова происходит событие, которое задействует связь на другой стороне. Старый колдун пообещал сыну местного землевладельца «воздвигнуть Венеру» во всей её пышной наготе за пять фунтов. Венерой, конечно же, должна была быть Дженсис. Вся в слезах она прибежала к Пру, она понимала, что если Гидеон узнает об этом, то разорвёт помолвку с ней. По замыслу место явления Венеры должно было быть слабо освещено, Пру сказала, что заменит Дженсис, но это должно храниться в тайне, пока Гидеон не прослышит об этом. Если же это случится, то она расскажет только ему одному, кто в действительности сыграл роль Венеры. Пру рассказывает:

Я стояла в розоватом свете, молодой землевладелец подался вперёд на своём стуле. Руки его были сложены как у ребёнка в кондитерской. Я точно знала, что он дал торжественное обещание, не вставать со своего места. Я подумала, что это должно быть странно, что в течение своей жизни люди складывают свои руки то с одной стороны, то с другой. Странно быть кондитерским изделием, на которое смотрят голодными глазами. Вдруг неожиданно я услышала шум в другой стороне комнаты, когда я повернулась туда, то чуть не закричала во весь голос, так как увидела, что там сидит Кестер Вудсивз... Он, как и молодой землевладелец, подался вперёд, потом со вздохом откинулся на своём стуле. Я поняла, что в нём проснулось влечение к женщине, волна радости захлестнула меня. В этом месте он не видел моего проклятия, а мог только любоваться мерцающей бледностью моего тела.

Потом она сказала: «Я приняла эти крохи, и мне показалось, что это вечеря Господня».

Землевладелец, считавший, что это была дочь Бигулди, предложил колдуну огромную сумму денег за ночь с Дженсис. Отец сказал ей, что, если она не согласится на это предложение, то ей придётся работать три года в качестве доярки или кухонной прислуги. Вся в слезах Дженсис пришла к Пру и Гидеону. Пру сказала, что для Гидеона настал «момент решающего выбора». Она предприняла сознательные усилия, чтобы повлиять на его решение в пользу Дженсис. Но в её словах сквозила ревность к брату, и Гидеон не понял, к чему она клонит. Он совершенно недоумевал, с чего это вдруг этот землевладелец так воспылал к Дженсис. Глаза девушки умоляли Пру рассказать обо всём, но сестра Гидеона боялась, что эта история может дойти до ушей ткача. К тому же, ей казалось, что в этом случае весы слишком сильно качнутся в сторону Дженсис. Но в результате Гидеон отказался спасать Дженсис, сделав ей незамедлительное предложение, он решил, что сейчас ей лучше наняться на работу.

В день ярмарки возникла ещё одна ситуация, скрепившая судьбы Кестера и Пру. Должна были состояться травля быков собаками, весьма жестокий вид развлечения, распространённый в те времена в Англии. Кестер очень любил животных и был готов любой ценой предотвратить это зрелище. У него были свои особые отношения с животными, практически все собаки на ярмарках знали его. Он привязал их всех за исключением одного свирепого пса, которого он не знал. Это была новая собака Гримбла. Но ему удалось привязать и этого пса, но в последний момент собака подпрыгнула к его горлу. Пру сильно боялась за Кестера, поэтому она припрятала нож и на всякий случай заручилась помощью аптекаря. В случае необходимости она собиралась перерезать собаке глотку, убив её. А потом доставила бы Кестера к врачу, так она надеялась спасти его жизнь.

Необходимость прибегнуть к помощи положительного анимуса очень перекликается с нашим личным опытом. В то время, как негативный анимус действует автономно от нас, при взаимодействии с позитивным мы должны постоянно сотрудничать с ним. Теперь для Кестера не составляло труда победить всех остальных собак. Символически мы можем рассматривать его как образ отношений. Но оставалась одна странная собака, и единственное, что можно было с ней сделать — убить ножом. Это инструмент Логоса, который в данном случае находится гораздо ближе к Пру. Мы видим, что она приняла свою одержимость анимусом, и всё ещё не потеряла связь с птицей. Она пришла к своей Самости, как птица возвращается на своё дерево, и поэтому у неё есть несомненное право использовать этот нож.

Символично, что собаки часто встречаются в контексте человеческих отношений, так что нет ничего удивительного, что Кестер умел ладить с ними. Но эта слишком свирепая собака представляет собой образ, который встречается на протяжении всей книги. Как мы увидим в конце, решить проблему зла окончательно так и не удаётся. В этой ситуации худший и самый жестокий аспект инстинктивной природы был убит. Женщина совершенно не в состоянии взаимодействовать с ним, так как в нём присутствует слишком много зла. Его можно разве что запереть или, как в этом случае, убить, что в результате чуть ли не стоило Пру жизни. На символическом уровне она, конечно, должна заплатить сполна за всё, что сделала, ей будет необходимо пожертвовать частью инстинкта или сублимировать его. Возможно, сублимация какой-то части будет правильным решением, но теперь нам придётся примириться с козлом отпущения, который был изгнан в пустыню и убит (Левит 16:5-10). Такая собака может символизировать самые дикие эмоции и реакции. Нам нужно разидентифицироваться с этими необузданными состояниями. Эмма Юнг как-то сказала на семинаре, что бывают такие моменты, когда нам следует проявлять эмоции. Юнг тоже был с этим согласен, но добавлял, что важно не стать их рабом. Эмоции следует задействовать только в том случае, если вы не идентифицируетесь с ними, то есть вы совершенно свободно могли бы обойтись и без них. Если бы собака осталась в живых, то пришлось бы убить положительный аспект анимуса Пру. В результате она лишилась бы своего единственного шанса вернуться вновь к своему собственному принципу. По сути, речь идёт о том, что человеку необходимо пожертвовать подобными эмоциями, чтобы наладить отношения с теми, кого он любит. [54]

В этот момент на сцене появляется мать Пру. Когда она узнаёт, что её дочь сделала с собакой, ей становится совершенно ясно, что Пру любит Кестера, и старая женщина приглашает его в их дом. Пру всё ещё прячет свою заячью губу, поэтому она уходит как раз в этот момент. Миссис Сарн расхваливает свою дочь ткачу, а он говорит: «На данный момент я одинок, и чувствую, что мне суждено жить одному. Но, если когда-нибудь я решусь сделать предложение, то это будет именно такая девушка». Пру почувствовала очень сильную поддержку своей матери, хотя обычно она говорила о ней, как о ребёнке. Но мать оказалась той самой гостеприимной землёй, в которой девушка могла бы укорениться. Таким образом, она помогла Пру встретить проклятие Сарнов, отцовское наследие. Конечно, Пру не проявила себя идеально в этой ситуации, сбежав и предоставив всё своей матери. У девушки нет доступа к её собственной женской природе из-за того, что анимус разделил её с принципом Эроса, и она находится во власти Гидеона. Её женская сторона пока что отвергнута.

Тем временем Гидеон и Дженсис переписываются через Пру и ткача, которые пишут им письма. Пру начинает пользоваться своим умением писать в личных целях, потому что её письма к Дженсис по сути являются любовными посланиями Кестеру, а его ответные письма на имя Гидеона, предназначены в большей степени для Пру, чем для Дженсис. Дженсис также рассказала Кестеру, что роль Венеры исполнила Пру, вдобавок он узнал, что именно Пру спасла его жизнь. Но сама Пру убеждена, что её заячья губа — это непреодолимый барьер между ними. Тень, как и материнская функция, всё ещё стоит за её спиной, она продолжает жить во власти мнения Гидеона, убедившего её, что из-за своей заячьей губы у неё никогда не будет желанных отношений.

До сих пор тень играла положительную роль. Но Пру отдала ей слишком много своей силы, и теперь Дженсис начинает вести себя так, как обычно в подобных обстоятельствах проявляются теневые фигуры. Она бросает свою наёмную работу до завершения трёхлетнего срока и снова приходит к Сарнам. Дженсис поступает очень умно, возложив всю вину за это на сына хозяина, который, по её словам, пытался её изнасиловать. Но, узнав это, старый колдун, её отец, сильно разозлился на неё, впрочем как и на Гидеона, он клянётся, что любой ценой помешает их свадьбе.

Пру постепенно убеждает себя, что, если бы не её заячья губа, ткач полюбил бы её. Её глубокое очарование природой проявляется в словах: «Я не могу примириться с моей внешностью, и мне остаётся находить удовольствие в том, что окружает меня». (Она говорит об окрестностях озера Сарн, стоя у окна своего дома, который она не любит). Достаточно любопытно, что, следуя за своей инстинктивной любовью к природе, она попадает в место, где для неё открывается возможность принять себя (путь к себе — это спираль, которая часто идёт в обход, делая неверные повороты).

Одним из самых любимых занятий Пру было смотреть на то, как куколка превращается в стрекозу. В Сарне их называли «небесными созданиями», считалось, что, когда гадюка лежит, спрятавшись в траве, стрекозы зависают над этим местом, давая сигнал об опасности. Пока Пру наблюдала за ними, пришёл Кестер, чтобы поблагодарить её за спасение его жизни. И вот в первый раз они стояли друг перед другом, Пру попыталась убежать, но Кестер остановил её. Он признался её в любви, но сказал, что ему нужен год, чтобы понять, следует ли ему делать ей предложение. Отдавшись своему счастью, они совершенно забыли о ядовитых змеях в траве. Но, что ещё хуже, Кестер сказал Пру, что если хорошо поразмыслить о грехе, то его просто не существует. Он убеждал её, что зло — это всего лишь отсутствие добра. Но подобные убеждения весьма опасны для тех, кто заключил соглашение с тёмной стороной своего анимуса, чья кровь озарена вспышкой молнии. Судьба такого человека практически предопределена: ему на собственном опыте придётся узнать, что же такое зло. Несмотря на это, она применяет эту идею и в отношении своей губы, решив, что это не столько её грех, а просто невинный недостаток. Она приходит к заключению, что в остальном она человек праведный, и ей есть чем гордиться. Она чувствует себя счастливой, к ней частично возвращается её былая уверенность в себе. Но в то же самое время она оказывается в опасной близости от обесценивания.

Урожай этого года бьёт все рекорды, и когда все поля убраны, по обычаю все окрестные фермеры съезжаются на своих повозках на площадь, где они предлагают односельчанам свои услуги совершенно бесплатно. Кестер также участвует в этом мероприятии. Он делает следующий шаг, уверяя Пру, что она дорога ему. Но что сейчас он уезжает в Лондон на год, чтобы научиться ткать разноцветные полотна, а когда он вернётся, они окончательно договорятся обо всем. В этот момент четверица наиболее близко находится к своему проявлению. Урожай собран, Гидеон и Дженсис собираются пожениться через неделю, а Кестер и Пру — через год. Но есть опасный знак: первыми поженятся негативный анимус и тень. И то, что на первый взгляд выглядит, как невинное упущение со стороны Пру, появляется снова. Процесс индивидуации влечёт за собой динамическое развитие, в ходе которого обнаруживаются все слабые места в реторте. Когда важнейшие события должны вот-вот произойти, человеку следует быть максимально осторожным. Самый опасный момент — когда мы находимся ближе всего к подобным ситуациям, и нам приходит в голову мысль: «Теперь я в безопасности».

Пру отказалась удовлетворить мольбу Дженсис рассказать Гидеону о Венере, и теперь Гидеон настаивает на том, чтобы переспать с Дженсис до свадьбы, чтобы его сомнения развеялись окончательно. Раньше Пру отказывалась это сделать, потому что боялась, что об этом узнает ткач, но теперь она понимала, что ему уже всё известно. И всё же она решает не вмешиваться, считая, что до свадьбы осталась всего лишь неделя, и она рада, что Гидеону придётся проявить хоть какие-то человеческие чувства. Это не кажется чем-то серьёзным, но в результате оборачивается роковой ошибкой. Её признание стало бы большой жертвой, но это было бы лучшим выбором. В результате же поведение Гидеона оборачивается чередой несчастий. Старый колдун неожиданно возвращается домой и застаёт в своей постели свою дочь с Гидеоном. Он всегда был против её замужества, но теперь у него есть серьёзный довод против этого кандидата. Он поджигает стога Гидеона, и весь урожай в течение нескольких часов превращается в пепел.

Давайте подумаем, какой аспект психики Пру представлен в образе колдуна. Во время своего первого скандала с отцом, Гидеон хотел быть сыном Бигулди, чтобы продать свою душу дьяволу. Мы сказали, что тогда он открыл для себя доступ к архетипу зла. Колдун, главным образом, работает в пространстве коллективного зла. Сама Пру всегда недооценивала силу колдуна, что некоторым образом произошло, возможно, благодаря Кестеру. Ведь это была его идея о том, что если серьёзно поразмыслить о грехе, то его, пожалуй, и не существует. Сам Кестер — это очень положительная фигура, но ситуация становится взрывоопасной, когда женщина «серьёзно размышляет» вместо того, чтобы жить, руководствуясь своим собственным принципом Эроса. К тому же, тот факт, что колдун способен уничтожить всё, что у них есть, отсылает нас к Эросу, который, как в данном случае, находится во власти анимуса. Ткачество кажется достаточно безопасным в руках Кестера. Но анимус всегда обладает двойственными качествами (то есть, он негативный и позитивный одновременно), так что колдуна можно также рассматривать как совершенно бессознательную, тёмную сторону самого ткача. Как отмечает доктор фон Франц, прядение очень часто ассоциируется с мыслями о желаемом. Один — это типичный дух подобного магического мышления, он бог исполнения желаний. Пру и Кестер очень много думали о своих желаниях. Они объяснили для себя зло и забыли о змее, которая притаилась на земле, над которой парит стрекоза. Вся вытесненная тьма оказалась в руках колдуна. Он даёт волю желаемым фантазиям, воплощает их в действительность и поджигает урожай. Это случается, когда мы забываем о тёмной стороне, и незаметно для самих себя помогаем злу, то есть играем ему на руку, в то время, как на сознательном уровне противостоим ему. Однажды я работала в одном комитете, который, по моему мнению, предпринял ряд совершенно роковых действий, однако, ему удалось пройти через это. До определённого момента я не замечала, что моя манера противостояния непреднамеренно и бессознательно способствовала происходившему. Несмотря на мои убеждения, я помогала противоположной стороне. Когда кто-то играет чрезмерно положительную роль на одной стороне, ему следует быть бдительным, потому что неизвестно, что спрятано на другой.

Именно Гидеон, то есть самый личностный аспект негативного анимуса Пру, позволил похотливости взять верх, тем самым разрушив четверицу. Как нам известно, торопливость всегда идёт от дьявола, и Гидеон проиграл ему. Он считает, что если тот землевладелец переспал с Дженсис, так почему бы и ему не сделать то же самое. Отчасти он действует так, чтобы предупредить возможное действие землевладельца. И снова мы видим то, что очень часто происходит в жизни: предубеждение анимуса, что кто-то совершил тот или иной поступок толкает нас на совершение глупых, поспешных действий, и только потом мы понимаем, что это случилось благодаря идеям, в которых нас убедил наш анимус. Этому фермеру Дженсис была совершенно не нужна, она была небольшого роста и немного полной. Он был очарован высокой и привлекательной фигурой Пру. И молчание Пру также оказалось типичным крючком, на который она попалась. Она не призналась, что землевладелец хотел именно её. Это молчание кажется не такой уж серьёзной зацепкой, но в результате за личным негативным анимусом (Гидеоном) появилась фигура коллективного анимуса (колдуна). Именно этот крючок сыграл роковую роль, вызвав неконтролируемые эмоции, что привело к пожару, а Пру утвердилась в мнении, что настал час Страшного суда.

Далее одно несчастье последовало за другим. Гидеон решил убить колдуна, но Пру предотвратила это, послав полицию, чтобы они арестовали Бигулди.

“Они посадят в тюрьму Бигулди», - сказала я. «Ты спасёшь свою душу от убийства, парень, и без этого всё из рук вон плохо». «Теперь мне станет легче», - ответил он, при этом взгляд его был очень странным. «Всё проклято, это душит меня, душит. Мне уже ничего не исправить».

Очень хорошо, что Пру предотвратила убийство, прибегнув к установлению порядка в своей психике. Но Гидеон получил подтверждение своему пессимизму, который теперь стал просто невыносимым. Сначала он бросил Дженсис, а потом убил собственную мать, так как она не могла работать и была обузой. Похоже, что Пру не знала об этом, и всё же часть её ума понимала, что произошло, по крайней мере, она не была удивлена, когда ей об этом рассказали.

Дженсис пришла со своим ребёнком, решив сделать последнюю попытку разжалобить Гидеона. Но он отнесся к ним с презрением, и она утопилась вместе с ребёнком. Пру пыталась уйти от Гидеона, сказав, что убийство отменяет все обеты, но она не могла оставить его, так как у брата были явные признаки психического расстройства. Ещё до самоубийства Дженсис, Пру стала подозревать, что он видит приведение их матери. В один из вечеров, он последовал за духом Дженсис на озеро и тоже утопился в нём. Можно сказать, что в результате эта пара полностью провалилась в бессознательное. Умершая мать также оказалась там.

Гидеон — это типичный пример негативного анимуса, когда он получает контроль над всеми внешними действиями, он неизбежно оказывается не в состоянии удержать то, чего он добился. В этой истории подобная ошибка произошла по двум причинам: из-за одержимости анимусом и обещания Пру повиноваться Гидеону буквально в каждой мелочи. Гидеон пообещал жениться на Дженсис и в результате получил её вместе с ребёнком. Но роковой поворот произошёл тогда, когда он отказался выполнить все свои обещания и повёл себя так, как будто никогда их не давал. Будучи совершенно бесчеловечным, он оказался способен даже на убийство. Пру оставила свою мать без защиты. Она не поддержала её, когда та разговаривала с ткачом, а убежала прочь, считая, что выглядит безобразно из-за своей заячьей губы. Анимус любит незаметно прокрасться именно туда, где мы что-то оставили недоделанным. Юнг говорит, что путь индивидуации женщины проходит через жестокую схватку с анимусом, в которой ей придётся идти до самого конца. Но, когда анимус, подобно Гидеону, оказался предоставленным самому себе, последнее сражение так никогда и не состоится.

Когда Гидеон добровольно исчез со сцены, Пру стала свободной от своих обещаний, и негативный анимус потерял свою власть над ней. Это можно рассматривать как достижение среди череды серьёзных потерь. Перед своим окончательным исчезновением Гидеон нанёс последний удар, имевший последствия. Можно задаться вопросом, не убил ли он мать внутри Пру на символическом уровне (к такому логическому выводу можно прийти вследствие того, что он убил не только свою мать, но и мать своего ребёнка). На протяжении книги Пру неоднократно говорит о своих счастливых годах жизни с Кестером на закате лет. Но она никогда не упоминает о детях. (Кстати, у самой Мэри Уэбб детей не было). Первоначально Пру не столько хотела выйти замуж, сколько завести детей. Мы можем предположить, что на символическом уровне она была стерилизована, если можно так выразиться, когда её анимус потерял своего ребёнка. Она символически сама убила свою возможность стать матерью.

Когда влияние положительного анимуса уменьшается, мы сталкиваемся с необходимостью взять на себя ответственность за свою жизнь. Теперь Пру стала единовластной хозяйкой фермы, она отвечала за всё. Ровно через месяц после той даты, когда Кестер обещал вернуться, глубоко укоренившиеся предубеждения относительно её заячьей губы вновь выплыли на поверхность её сознания. Она не знала, куда ей деваться, но после одной ночи, проведённой в воспоминаниях в их старом семейном доме, она приняла твёрдое решение, что больше никогда туда не вернётся. Жить в одиночестве на старой ферме — это выше её сил, она решила предоставить хозяйство его собственной судьбе. Это довольно типичная реакция для современной женщины, избавившейся от одержимости анимуса. Она просто уходит с примерно такими мыслями: «Я этого не делала. Так что, ко мне это не имеет никакого отношения». Это очень понятно, но теперь перед нами стоит задача научиться брать на себя ответственность за то, что натворил наш анимус. Пру принимает типичное решение: просто уйти, оставив ферму.

На следующий день должна была состояться большая ярмарка на берегу озера Сарн, это был единственный день в году, когда в сельскую местность приезжали чужие люди. Пру ухватилась за эту возможность, чтобы продать весь скот, и она отправилась на ярмарку, совершенно не зная, что же её там ждёт. До этого мы слышали о двух очень грубых мужчинах, Гримбле и Хигли, которые до сих пор были очень злы на Кестера. У Гримбла был также счёт и к самой Пру, за то, что она убила ножом его собаку, и он ждал случая отомстить. Гримбли говорил, что Пру ведьма, и она сама виновата во всех своих несчастьях. По его словам, у неё были прекрасные отношения с колдуном, и все беды, настигавшие местных людей, шли от неё, именно под её влиянием Бигулди сжёг урожай Гидеона, она сама отравила свою мать, убила Дженсис и её ребёнка, а прошлой ночью, чтобы стать хозяйкой фермы, она столкнула Гидеона в озеро. Одни лишь слова Гримбли вряд ли оказали влияние на людей, но он вступил в сговор с дочерью церковного сторожа Тивви и её семьей. Сейчас она ждала ребёнка от Гидеона и хотела выгородить себя, очернив Пру. Это самый значительный эпизод с Тивви в книге, за исключением её попытки заставить шантажом Гидеона жениться на ней, угрожая рассказать, что у неё есть реальные доказательства того, что он отравил свою мать. Но теперь она переиначила эту историю и утверждала, что это сделала его сестра. Пру, не успев понять, что же происходит, оказалась привязанной к позорному стулу, который уже наполовину погрузился в воду. Это произошло как раз в момент появления Кестера. Тут он и узнаёт, какие напасти настигли Пру.

Давайте рассмотрим этот эпизод: фактически она была привязана к ведьминскому стулу. Клятва Гидеону — это старый, архетипический сценарий, и когда подобные вещи начинаются, то крайне редко удаётся предотвратить неизбежный, печальный конец. Быть привязанной к такому стулу означает быть прикованной к своим деяниям. Гидеону было бы крайне сложно воплотить в жизнь свои амбициозные планы, если бы она отказалась выполнять соглашение. В «Молоте ведьм» неоднократно подчёркивается, что дьявол был бы совершенно бессильным без помощи человека. [55]

Пру оказалась прикованной только после того, как освободилась от бремени своего обета, что перекликается с опытом современных женщин. Пока человек одержим, он не понимает, что же он наделал. Это случается только после того, как ему удаётся освободиться, в этот момент у многих появляется чувство оскорблённой невинности. То, что всё зашло так далеко, напрямую связано с отказом Пру от Сарна и её нежеланием взять на себя ответственность за эту ситуацию. Если бы она не решила продать скот, то ей было бы не за чем идти на ярмарку. До этого момента люди не относились к ней настолько враждебно. Можно предположить, что толпа сделала за неё то, что она могла бы сделать добровольно. Её связали и подвергли публичному осуждению.

В детстве у меня был повторяющийся сон, который очень перекликается с нашей темой. Мне нужно было покинуть Палату общин, выйдя через главный вход, а потом пройти мимо людей, которые кричали и убивали друг друга, это было очень похоже на Французскую революцию. Я знала, что если мне хватит мужества выйти безоружной наружу, то революция и бойня остановятся сами собой. Проснувшись, я чувствовала себя всегда неуверенно, пытаясь собрать всё моё мужество, чтоб сделать это. В другом варианте этого сна, я ехала в небольшой повозке через толпу на место, где меня должны были повесить. Я никогда не знала точно, была ли толпа настроена дружелюбно ко мне или враждебно. Юнг сказал, что я должна по доброй воле перейти на противоположную сторону, тогда крики остановятся. Если я этого не сделаю, то буду повешена между двумя сторонами, которые мне необходимо увидеть.

Пру не приняла сознательно ответственность за случившееся, так что это сделали за неё. Ей посадили на позорный стул. Толпа, как правило, выбирает чудовищно несправедливый способ наказания, в ней отсутствует элемент индивидуальности. Но, так как он существует, положительный анимус смог спасти Пру в последний момент от негодования толпы. Кестер приезжает и использует такую же тактику, как и во время травли быков. Он говорит, что готов драться с любым, в результате ему приходится бороться с самым сильным мужчиной.

Книга заканчивается тем, что Пру искупает свой грех за то, что вступила в сговор с негативным анимусом, страдания её были практически невыносимыми, и это привело её к гораздо более свободным отношениям с положительным, творческим анимусом. Это один из путей, возможно самый сложный, который проходит женщина ради индивидуации. Мы уже отмечали, как трудно женщине принять свою творческую созидательность, какое огромное усилие ей необходимо сделать.

Завершая курс лекций, я хочу отметить, что эта книга Мэри Уэбб была настоящим шедевром и её последней законченной работой. Можно предположить, на каком этапе жизни находилась сама писательница, когда писала эту рукопись. Пруденс осталась с положительным и созидательным анимусом, который умеет ткать. Однако, нельзя сказать, что она обрела свой собственный принцип, и образовалась четверица. Невозможно предугадать, что произошло бы, если бы Мэри Уэбб прожила бы более долгую жизнь. Она умерла примерно через три года после завершения этой книги. Фон Франц сказала мне, что большинство богов и богинь, связанных с прядением и ткачеством, принадлежат загробному миру, где живут мёртвые. Возможно, что ткач в этой истории представляет, помимо своих созидательных аспектов, психическую деятельность, направленную на переход к более значительному образу, который выходит за пределы этого мира, к жизни после смерти.

Примечание

47. Эмма Юнг, «Animus and Anima».

48. [Грач, принадлежит семейству воронов (ворона, ворон и т. п.), обладает чёрным блестящим оперением, длинным клювом, перьями на ногах, что создаёт впечатление, что на птице надеты «мешковатые брюки». Ред.]

49. [Елена Блаватская (1831-1891), ещё в детстве было очевидно, что она наделена значительной психической силой, она основала теософию и Современное теософское общество 1875 в США. Предположительно учение основывалось на восточных религиях, а также на оккультных концепциях, который она получила, по её словам, из первоисточника, расположенного в Тибете. Она утверждала, что все основные религии изначально происходят от одной религиозной философии. Она сделала значительный вклад в продвижение буддийских воззрений на запад, а именно идей о пантеистической эволюции, карме и перерождении. Блаватская была фигурой противоречивой, говорили, что она якобы обладает ясновидением, может материализовать объекты из ниоткуда, левитировать, владеет телепатией. Ей также был присущ скептицизм и критичный взгляд на вещи. См. также К.Г. Юнг, Nietzsche’s Zarathustra — записи семинаров 1934-1939, (Princeton, N.J.: Princeton University Press, 1988), p. 653n. Ред.]

50. [Анна Бонус Кингсфорд (1846-1888), одна из первых английских женщин-врачей, выступала в защиту прав женщин, животных, также была вегетарианкой. Была родоначальницей теософии в Англии, она продвигала западную, христианскую и герметическую эзотерику, которая расходилась во взглядах с восточной эзотерикой Елены Блаватской, также, как и с большинством феминистких толкований Библии. Кингсфорд утверждала, что она получала мистические прозрения в состояниях транса и во время сна. Её «откровения» были посмертно опубликованы в книге «Clothed with the Sun». Путём сравнения и противопоставления великих мировых религий, Кингсфорд в книге «The Perfect Way» (1890) в соавторстве с Эдвардом Мэйтлэндом надеялась прийти к «научному» пониманию принципов «вечной истины», который объединяет все главные религии. В основе их толкования христианской Библии лежат различные идеи, взятые из Каббалы, Иудаизма, Ислама, астрологии, древнего Египта, из религий греков и римлян, а также современных научных концепций. Ред.]

51. [Поползень - это общее название для практически двадцати видов птиц, он широко распространен в северном полушарии. Птицы известны тем, что приспособлены жить на деревьях, они легко передвигаются по вертикальным поверхностям дерева, даже могут ползать по нижней части веток, используя свои сильные лапки с длинными когтями. Это единственный вид птиц среди лазающих по деревьям, которые передвигаются вниз головой. Они ковыряют кору в поисках насекомых, их личинок и яиц, также питаются зернами и орехами. Ред. ]

52. [Хлебные законы, принятые в 1815, обложили налогом ввозимое зерно. Крупные землевладельцы стали получать большие прибыли. Однако эти законы привели к взлёту цен на продовольствие, подавлению внутреннего рынка промышленных товаров (люди тратили большинство своих заработков на еду), что ввергло в глубокую нищету рабочее население и фабрикантов в городах. После почти тридцатилетних горячих споров и обсуждений они были аннулированы в 1848 году. Ред.]­

53. Исследование темы прядения можно посмотреть в книгах М.Л. фон-Франц «Animus and Anima in Fairy Tales», «The Interpretation of Fairy Tales».

54. [См. Барбара Ханна, глава о сублимации и трансформации образа льва в книге «The Archetypal Symbolism of Animals» (2006) Ред.]

55. [«The Malleus Maleficarum» (латинское название «Молота ведьм») - это известный трактат о ведьмах, опубликованный в 1487 году двумя инквизиторами Католической церкви. Главная его цель — опровергнуть скептицизм относительно существования ведьм, научить судей, как воздействовать на этих женщин, чтобы разоблачить их. Этот трактат исповедовал женоненавистничество. С его помощью можно было определить, какие женщины особенно склонны к колдовству и наиболее восприимчивы к дьявольским соблазнам из-за своих многочисленных слабостей. Ведьм обвиняли в детоубийстве, людоедстве, применению чёрной магии для нанесения вреда своим врагам, использованию молодых женщин для обольщения пожилых мужчин и так далее. Отчёты о ведьмах, совершавших подобные преступления, «тщательно задокументированы». Это произведение было обязано своему успеху не только тому, что человеческий разум склонен видеть тень исключительно в окружающих, но в не меньшей степени изобретению Гутенбергом печатного станка. Трактат был быстро распространён по всей Европе. Количество обвинённых и наказанных, в основном женщин, варьировалось от 100,000 до 900,000. Книга пересекла Атлантику, и стала пособием для обвинителей во время Салемского процесса над ведьмами. Ред.]

женская индивидуация

Похожие переводы

  class="castalia castalia-beige"