Перевод

Глава 10. XI. Собака: целитель и пожиратель трупов

Символизм Животных

Барбара Ханна

Символизм Животных

Глава 10 XI. Собака: целитель и пожиратель трупов

XI. The Dog: Healer and Corpse Eater

Проявление собаки как целителя также встречается во многих местах и в разные времена. Наиболее известный пример – это, несомненно, культ Асклепия (Asclepius). Юнг обращал моё внимание на то, что очень важно, что волк – животное отца Асклепия, Аполлона (Apollo).[1] Поскольку Аполлон считается такой сияющей и положительной фигурой, нас повергает в шок, когда мы обнаруживаем, что он связан с диким и опасным волком, снова демонстрируя двойственную природу богов, с которой мы постоянно сталкиваемся. Но его собственный сын, Асклепий, воспитанный известным Кентавром Хироном, является легендарным богом медицины, и рядом с ним свирепый волк его отца превращается в собаку-целителя.

Хотя трудно найти какие-либо подробности, хорошо известно, что собаки играли определённую роль в храмах Асклепия. Кречмар позволяет нам заглянуть сюда. Она говорит нам только о саге, согласно которой Асклепия выкормила мать-собака. (Такие легенды о детях, вскормленных животными, очень распространены. Тут же вспоминаются, например, Ромул и Рем, которых выкормила волчица.) Нет времени углубляться в это явление, хотя оно попадает в категорию целительства, поскольку собака действительно спасает детские жизни. (Я отсылаю вас к размышлениям Юнга о «божественном дитя» в его эссе о психологии архетипа ребёнка (Юнг 1977a, пар. 259-305).) В «Археологическом ревю» (Revue Archeologique) за 1884 год есть две интересные статьи. Из первой из них, написанной человеком по имени Райнах (Reinach) и озаглавленной «Собаки в культе Асклепия» (Les Chiens dans le Culte d'Esculape), мы узнаем, что слово «собака» написано на колоннах финикийского святилища в Китии, подтверждая, что собаки имели отношение к храму. Райнах затем упоминает две надписи на храме Асклепия в Эпидавре. Первая касается слепого ребёнка по имени Тисон Д-Эрмион (Thyson D'Hermione) и гласит: «Этого ребёнка выхаживала одна из собак храма, и он выздоровел». Вторая ещё интереснее и гласит: «Одно из священных собак употребила свой язык для лечения ребёнка с опухолью на голове». Эти надписи действительно, вне всякого сомнения подтверждают, что роль собаки в культе Асклепия выходит далеко за рамки стража и что собаки, как змея, в действительности принимали участие в исцеляющих церемониях и были, так сказать, живым носителем исцеляющей силы бога.

Во второй статье Х. Гайдоза «О собаках Эдора» (H. Gaidoz, A propos des chiens d'Eidaure), автор говорит, что Райнах доказал, что эти два лекарства во всех событиях принесли священные собаки. Он проводит очень много параллелей с другими источниками, показывая широко распространённое убеждение, что собака имеет исцеляющие качества в её языке.

Некоторые необразованные индусы верили, что англичане убивают собак из-за их языков, которые содержат целебную амброзию, и что по той же причине они дают собакам зализывать свои раны. То, что индусы называют «амброзия» венецианцы называли «бальзам». Гайдоз (Gaidoz) сообщает о похожих верованиях в других странах, например, в Португалии, Шотландии, Франции, на Ямайке, в Богемии и так далее. Известная французская пословица гласит: «Язык собаки можно использовать как лекарство», - а бретонская пословица (земли Бретани) гласит: «Язык собаки заживляет, язык кошки ядовит». Гайдоз также ссылается на то, что собаки зализывали раны Лазаря, - как мне кажется, единственное позитивное упоминание собак в Библии.

Другая причина, по которой собаку связывают с исцелением – это то, что она лечит себя, поедая траву, и во многих местах ей приписывают глубокое знание трав, поскольку, как говорят, она знает, какие травы нужно есть. Этот последнее проявление целительства приводит нас в совершенно иное пространство, пожалуй, самое позитивное из всех проявлений этого невероятно полезного животного, поскольку, как представляется, оно заключено во врождённых целебных свойствах языка.[2] Дальше, в ответ на ваш вопрос о том, что я думаю о целительстве среди наших инстинктов, которое представлено образом собаки, я скажу, что это целительное проявление может быть также связано с верным и любящим проявлением нашего собачьей друга. Если все идёт наперекосяк и мы совершенно не в ладу с самими собой, что-то в нас может выражать сердечную заботу о нашем благополучии. Вместо того чтобы пытаться чем-то извне удовлетворить нашу потребность в зависимости, выходит так, словно способность достичь этого находится в нас самих.

Да, в нас есть источник исцеления, если мы сможем доверять ему. Люди часто видят сны о врачах и очень часто, если не всегда, такие сны можно толковать на субъективном уровне как проявление чего-то в пациенте, что знает, как лечить. Такой наш «внутренний врач» обычно будет не освоившим современные клинические методы, а скорее больше похожим на первобытного лекаря. Из-за своих качеств целителя собака может во сне также оказаться в подобной роли. Но ясно, что если целительство проявилось в образе собаки, это значит, что нам следует искать лекарство в чём-то простом, как если бы мы предоставили себя собаке для вылизывания.

Статьи, процитированные выше, утверждают, что собаки исчезли из культа Асклепия задолго до змея, который всегда был источником целительства в культе Асклепия. Гайдоз считает, что их исчезновение вызвано тем, что собаки были презираемы в Греции. В храмах Асклепия о змее также говорят как о лижущей своих пациентов. Змея достигла бы гораздо более глубокого уровня, чем собака. Ещё один факт, который нам не следует упускать из виду, - это то, что именно в зализывании заключается целебный «бальзам» или «амброзия». Как вы знаете, Юнг обычно считает плевок «веществом души», психической субстанцией, или эссенцией. Поэтому мы можем сказать, что когда собака лижет нас, в действительности она массажирует нас эссенцией своей души.

Я бы хотела бы подвести итоги и завершить исследование образа собаки. Мы прошли слишком быстро и поверхностно через восемь форм проявления смысла собаки, появляющейся в мифах и легендах. Эти формы проявления, даже если бы у нас было достаточно времени вникнуть в них должным образом, никоим образом не исчерпывают разнообразные возможности и значения образа собаки во снах или в активном воображении, но я надеюсь, что они показали, насколько безответственным было бы повесить ярлык на шею животного и указать, что собака означает то-то и то-то. Сначала мы рассмотрели её как предателя человека дьяволу для собственной выгоды и тут же увидели, что мы не можем позволить себе проецировать наши человеческие стандарты хорошего и плохого на собаку или на наш инстинкт собаки. Чтобы предупредить предательство нашего инстинкт собаки, нам следует выучить его язык, так сказать, как его выучили во снах малыша крысы, которыми кормили питонов.

Затем мы обратились к более позитивной стороне этого проявления, там пёс Снати-Снати помог Князю Кольцу выполнить задания, которые выходили далеко за пределы человеческого сознания. Мы увидели верх преданности в Снати, когда он рисковал жизнью ради своего хозяина, и поняли, что наше собственное бессознательное способно на подобную преданность, если мы отзывчивы к нему, как Князь Кольцо к Снати.

После этого мы возвратились к развратному и плутовскому проявлениям собаки и увидели, что цивилизация несколько извратила и наших собак, и нашу сексуальность, и что ипостась плута, хотя и является своего рода эмбриональным сознанием, призывает нас остерегаться слишком слепой уверенности в нашем инстинкте собаки. Дать ему осознанно направлять нас отличается от того, чтобы позволить ему обладать нами. Последнее всегда является результатом уверенности, которая слепа.

Затем мы познакомились с собакой как проводником душ в потусторонний мир и видели её пригодность для выполнения этой задачи в силу её обитания в обоих мирах. В психологических ситуациях, подобных тем, которые проявляются в символе ночного морского путешествия, мы погружаемся в неизвестность так же глубоко, как и при умирании, и тогда, и это отражено в религиях и мифах самых разных стран, собака повсеместно считается тем, кто знает, как провести нас сквозь тьму нашего собственного пути.

Мы также кратко остановились на собаке в ипостаси вора согласно христианской легенде, где она стащила кость Адама, и рассмотрели её в роли стража у входа в рай, как показано в зороастрийском поверье о мосте Чинват. Собака представлена здесь почти в роли Святого Петра, и мы увидели, что она знает больше, чем мы, о нравственности процесса индивидуации и цельности. Следовательно, мы можем ожидать, что она знает, кто исполнил свой жизненный путь, а кто пренебрёг им. Затем мы рассмотрели собаку в образе Цербера, стража у врат ада, и увидели, что забытый и подавленный инстинкт может проявиться как Цербер, который мешает нам попасть в наше бессознательное. Более того, мы увидели, что даже когда мы вынуждены действовать против своей природы (contra naturam), мы никогда не должны забывать о нашем инстинкте собаки и пренебрегать тем, чтобы угостить его медовой лепёшкой, чтобы он позволил нам достичь нашей цели.

Наконец, мы пришли к образу собаки в сфере целительства, особенно в культе Асклепия, и увидели, что в нас самих есть целительная сила, но чтобы достичь её, часто необходимо великое смирение, такое же, какое требуется, чтобы предоставить себя для вылизывания собакой. Я признаю, что я опустила обсуждение собаки как пожирателя трупов – достаточно распространённого явления на протяжении всей истории, которое не нуждается в особом упоминании. Более того, ужас этого образа, наиболее ярко отображённого, наверное, в практике передачи умерших на съедение волкам, достаточно хорошо говорит сам за себя. Это довольно парадоксальный и мощный контраст с проявлением собаки как целителя. Этой последней фразой я бы хотела завершить наше обсуждение символики собаки. Я предлагаю перейти отсюда прямо к исследованию лошади.

Другие главы перевода

32
1. Введение I. Введение Лекция первая: 26 апреля 1954 года

3 апреля 2014 г.

2. Глава 1. Кошка: биологические данные

3 апреля 2014 г.

3. Глава 2. Кошка: коварство и материнская и природа

3 апреля 2014 г.

4. Глава 3. Кошка: ярость и эмоции

3 апреля 2014 г.

5. Глава 4. Кошка: уютность и лень

8 мая 2014 г.

6. Глава 5. Кошка: независимость и самодостаточность

8 мая 2014 г.

7. Глава 6. Собака: биологические данные

8 мая 2014 г.

8. Глава 7. Собака: друг и предатель

8 мая 2014 г.

9. Глава 8. Собака: проводник и плут

4 июня 2014 г.

10. Глава 9. Собака: страж и вор

4 июня 2014 г.

11. Глава 10. XI. Собака: целитель и пожиратель трупов

4 июня 2014 г.

12. Глава 11. Лошадь: биологические данные

8 июля 2014 г.

13. Глава 12. Лошадь: послушный работник и непокорный дух

8 июля 2014 г.

14. Глава 12. Лошадь: помощник и жертва

8 июля 2014 г.

15. Глава 14. Лошадь: дающая жизненную силу и несущая разрушение

4 сентября 2014 г.

16. Глава 15. Лошадь: паникёр и сверхчувственное восприятие

4 сентября 2014 г.

17. Глава 16. Заключение о кошке, собаке и лошади.

4 сентября 2014 г.

18. Глава 17. Введение в символизм змеи

25 сентября 2014 г.

19. Глава 18. Змея: биологические данные

4 января 2015 г.

20. Глава 19. Змея как демон земли, тьмы и зла

4 января 2015 г.

21. Глава 20. Змея в христианстве

4 января 2015 г.

22. Глава 21. Змея как уроборос цикличной жизни

7 февраля 2015 г.

23. Глава 22. Змея как дух света и мудрости

3 марта 2015 г.

24. Глава 23. Змея как символ призраков и обновления

7 апреля 2015 г.

25. Глава 24. Змея как союз противоположностей и общение с божественным

7 июля 2015 г.

26. Глава 25. Архетипический символизм льва

5 октября 2015 г.

27. Глава 26. Лев как солнечный символ.

5 апреля 2016 г.

28. Глава 27. Лев как символ силы.

8 ноября 2016 г.

29. Глава 28. Лев как символ побуждения, страсти и обладания.

8 ноября 2016 г.

30. Глава 29. Лев: вознесение и преображение.

8 ноября 2016 г.

31. Глава 30. Лев как воскресение и духовная сила.

8 ноября 2016 г.

32. Глава 31. Архетипический символизм быка и коровы

6 декабря 2016 г.

архетипы и символы

Похожие переводы

  class="castalia castalia-beige"