Перевод

Глава 5. Кошка: независимость и самодостаточность

Символизм Животных

Барбара Ханна

Символизм Животных.

Глава 5 Кошка: независимость и самодостаточность

The Cat: Independence and Self-Reliance

Теперь мы подошли к последней из наших четырёх нитей перекрестия. Сегодня независимость -это как положительное, так и отрицательное качество реальной кошки. Кошка обладает исключительной независимостью и самодостаточностью. Она может быть безжалостно практична, и даже в домашних условиях – на фермах, например, - кошка может полностью сама себя обеспечивать и мало интересоваться людьми. Когда мы изучаем независимую сторону кошки, мы можем обратиться к Тефнут – кошке, которая положила конец своим обязанностям. Можно сказать, что она была инициатором забастовки. Оставить своего хозяина – Владыку небес и Бога-солнца, - и отправиться восвояси, как сделала она, действительно было вЕрхом независимости.

Вы могли бы возразить, что Тефнут, когда она оставила Ра в беде, ушла, чтобы поразмышлять в Эфиопии, но у нас нет доказательств, что она провела значительное время в размышлениях о чём-либо. Мой владелец гаража очень нервный и он приходит в ярость, когда совершает какую-то глупость, а Тефнут попросту отправилась в Эфиопию. Владелец гаража так и остался в своём негативном качестве Сехмет. На данный момент можно лишь сказать, что вам нужно идти, и тогда, возможно, Тефнут возвратится. Тефнут, как анима Ра, сидела у него на лбу плевала в его врагов. Человеку следует осознанно использовать присущие ему качества кошки.

Есть история о женщине, которая всегда была весьма эффективной, и кому-то приснилась она в образе чёрной кошки, которая вошла в комнату, взяла пряжу и ужасно спутала её. Кошка провела время просто чудесно и в конце ушла, держа хвост аккуратно под прямым углом. Это – образ Тефнут в Эфиопии и присущего ей полного отсутствия ответственности. Она спутывает шерсть, превращая её хаос. И тогда всё зависит от того, насколько хорошо вы держите хвост.

Лекция третья: 10 мая 1954 года.

В прошлой лекции мы подошли к четвертой и последней нитке образа кошки и закончили разговор на её отрицательном качестве, безответственности, пример которой явила Тефнут. Отсутствие ответственности является ведущей характеристикой кошек. Собака очень сильно беспокоится, независимо от того, одобряем мы её или нет, а кошке решительно всё равно, хотя определённые наказания имеют значение (по чисто эгоистическим причинам). Кошка, которая следит, приятно ли вам, или вы раздражены, встречается редко. Собаки интенсивно реагируют на людей с недобрыми замыслами. Я вчера прочитала о храме, где собак используют для того, чтобы они яростно лаяли на или кусали людей со злыми намерениями, и на них в этом можно положиться, хотя они добры и приветливы к остальным. Полицейские собаки, конечно же, также могут быть обучены распознавать людей, имеющих злые умыслы, в то время как обычная кошка позволит убить хозяина и может жить в одном доме с убийцей, если к ней хорошо относятся. Если кошка замечает, что вы в плохом настроении, она просто исчезает, в отличие от собаки, которая гораздо более склонна чувствовать ваше настроение.

Лучшим примером, который я знаю, такого чисто эгоистического и авто-эротического (направленного на себя – прим.перев.) отношения является «Кот в сапогах». Сокращённая и довольно сухая версия этой истории выглядит так:

Мельник умирает, оставив трёх сыновей; старшему он завещает мельницу, второму – осла, а третьему – кота.

Младший, раздосадованный получением настолько не имеющего ценности наследства, намерился убить кота, ободрать и сделать пару перчаток из его меха. Но кот услышал о его плане и возразил, что из него получится негодная пара перчаток, поскольку его мех не очень хорош и что вместо этого сыну мельника стоит купить ему пару сапог, тогда он поможет ему в ответ. Получив сапоги, кот уходит на двух задних лапах. А король той земли чрезвычайно любил куропаток, но охотники больше не могут разыскать ни одной из них. Кот, учуяв возможность, кладёт немного кукурузных зёрен в мешок, относит его в лес, и куропатки забираются в него. Кот хватает мешок и относит его ко двору, где он сообщил, что его хозяин, великий граф, послал куропаток.

Король был в восторге и дал ему много золота. Так продолжалось длительное время, кот получал мешок золота ежедневно, пока не превратился в приручённого кота при королевском замке. Затем в один прекрасный день он подслушал, что король и его дочь отправляются кататься, тогда он сказал своему хозяину идти купаться в реке, и, спрятав его одежду, вышел к королю, горюя о своём несчастном хозяине, который не может выбраться из воды, потому что его одежда украдена. Тогда король посылает принести какое-то из его собственного одеяния, и “граф” получает возможность появиться при дворе в подобающей одежде. Затем кот пугает людей и вынуждает рассказать королю, что красивые поля с травами и кукурузой и прекрасные леса принадлежат его хозяину, графу, а сам направляется навестить настоящего владельца, мага, которого он лестью убедил превратиться сначала в слона, затем во льва, и, наконец, в мышь, которую кот поспешно съел. Естественно, тогда он передаёт замок своему хозяину, который женится на дочери короля и оставляет кота своим премьер-министром.

Этот рассказ был впервые записан примерно в начале девятнадцатого века и был опубликован в сборнике сказок братьев Гримм, но эта история гораздо старше и существует множество более ранних версий. Нет времени, чтобы толковать всю историю, поэтому нам следует просто вкратце остановиться на роли кота, который проявляет себя хитрым, совершенно независимым и самодостаточным. Для животного это необычно быть настолько независимым, но он старается для своего хозяина, равно как и для себя. В конце этого рассказа хозяин сохраняет добрый инстинкт в качестве своего советника, а во многих других версиях хозяин избавляется от кота и история заканчивается для него плохо.

Эта история – хороший пример противоположности предельно эгоистичной Тефнут, которая отправилась по своим собственным делам и использовала силы бессознательного для личных целей (что позднее неизбежно порождает разногласия, чёрную магию и разжигание вражды). Кот в сапогах ведёт себя совершенно по-иному.1 (Верно, что сначала его целью было спасти свою собственную жизнь, но у него было множество возможностей исчезнуть в «Эфиопии» навсегда сразу после того, как он получил пару сапог от сына мельника. Именно этого он и не сделал. Он был привязан к своему хозяину всячески, как только можно себе представить.)

Есть один путь объяснения всех необычных вещей, которые понял кот в сапогах, - через некую форму абсолютного знания, которое, кстати, в высокой степени доступно кошкам. Как ещё смог бы он, обычный кот мельника, разобраться в делах государства при королевском дворе? Когда ему представилась возможность узнать из деревенских сплетен о вымирании куропаток, как смог бы он, обладая сильным охотничьим инстинктом, присущим кошкам, знать, как поймать куропаток живыми, а затем – ещё более поразительно, - устоять перед искушением съесть их самому? Он был достаточно мудр, чтобы использовать их для конечной цели, которую сообщить ему могла только некая форма глубинного абсолютного знания. Должно быть, подобный источник знаний вдохновил его придумать схему получения для своего хозяина благородного комплекта одежды, в котором простой сын мельника смог предстать в образе графа при дворе короля и принцессы. И прежде всего, должно быть, именно из этого источника знаний получен совет, как проникнуть в сознание сильного мага и обманом убедить его принять форму, с которой коту было легко разделаться. (А затем Кот в сапогах фактически впитал в себя этот образ.)

Мы не должны забывать, тот важный факт, что он попросил у своего хозяина сапоги и носил их во всех своих дальнейших приключениях. Сапоги символизируют твёрдую опору и разделение в землёй, и в этом, в этой истории мы находим такой же архетипический образ, как и в Египте, где богини-кошки почти всегда изображались с телом человека и головой кошки. Кот в сапогах – это кот с человечьей опорой. Надев сапоги, он разотождествил себя со своими слепыми кошачьими инстинктами, поднявшись над тайной причастности ко всей природе. Предположительно, именно это отделение позволило ему удержаться от поедания куропаток, а между тем, со своим кошачьим умом он был гораздо ближе к источнику абсолютного знания, чем когда-либо к нему приближаются современные люди.

Это даёт нам ценную подсказку, касающуюся нашего отношения к присущей нам природе кошки: мы не можем изменить её, и мы не хотим её изменять, но мы можем дать ей сапоги. Если кто-то может, сталкиваясь с эмоциональными проблемами, стараться обособить себя и искать индивидуальный подход, у того возникнет больше возможностей для работы с такими ситуациями.2 Юнг отметил на своём семинаре о визуальных образах, что нет ничего более заразного, чем коллективные эмоции. Когда вы находитесь в возбуждённой толпе, вы также становитесь возбуждёнными, даже если вы не понимаете язык. В собрании людей, где все смеются, вы также будете смеяться «как полный идиот», даже если вы не поняли шутки. Когда вам приходится справляться с эмоциями другого человека, вы не сможете помочь, будучи заражённым ими (Юнг 1997, 368).

Вот так через «голову/ум кота» мы можем подключиться к его удивительной находчивости, которую он сохранил, поддерживая живую связь с глубинным уровнем абсолютного знания. Эта находчивость позволит нам попасть на королевский двор Самости, куда наше обычное сознание никак не может найти дорогу, и присоединиться к разумам, существующим в нашей среде и появляющимся в истории в образах крестьян и мага. Находчивость кота здесь в действительности исходит непосредственно скорее из того, что д-р Юнг называет абсолютным знанием, чем из обыкновенного человеческого сознания. Кот знает, как ловить куропаток, хотя это озадачило даже опытных охотников. Где-то в нас есть инстинкт, который может проникнуть в природу куропаток и использовать её. Точно такой же мотив есть в старом детском стишке:

Киска, киска, где была?

У королевы в Лондоне гостила я.

Киска, киска, что ж делала ты там?

Под троном мышонка напугала я.

Pussy Cat, Pussy Cat, where have you been?

I’ve been to London to visit the Queen.

Pussy Cat, Pussy Cat, what did you there?

I frightened a little mouse under [her] chair.

Здесь всё та же мысль, а именно, что кошачий инстинкт может проникнуть куда угодно, что человеческие барьеры не существуют для него; он может добраться до тех мест, куда мы никак не можем найти дорогу. Именно этот инстинкт может привлечь воду, то есть бессознательное, в качестве своего союзника. Кот спрятал своего хозяина в ней, в то время как он разыграл с королём остроумный трюк, чтобы получить презентабельный наряд для «графа». Кот в сапогах смог проникнуть в сознание мага и использовать его тщеславие, чтобы завести его туда, куда хотел кот, и в результате полностью уничтожить его. После этого всё было легко, и его хозяин поступил разумно, когда достиг королевского трона, оставив свой кошачий инстинкт при себе в качестве премьер-министра и советника. Иными словами, он сохранил связь с абсолютным знанием в образе кота и поэтому, хотя сам был простым крестьянином, он сумел править. Благодаря необычайной сообразительности кота и своей собственной дальновидности в сохранении животного, хозяину удалось получить хороший результат.

В своей удивительной независимости и самостоятельности Кот в сапогах проявляет само естество кошки, которая гуляет сама по себе. Собака совсем другая в этом отношении. Хотя в сказках собаки часто приводят своего хозяина к решению, делают они это, будучи гораздо более связанно и совместно. Они действуют вместе со своим хозяином, не вполне самостоятельно. Хотя все животные остаются верными собственной природе, и, таким образом, находятся в гораздо большей гармонии с источником абсолютного знания, чем мы, мне кажется, что именно кошку, из всех домашних животных, мы можем воспринимать как символ яростной независимости и самодостаточности, - архетипический образ, который в наибольшей степени может помочь нам восстановить связь с этим источником. И он может научить нас эмоциональной отстранённости - добродетели, которую мастер Экхарт ценил наиболее высоко.

Бросается в глаза тот факт, что не съев куропаток, например, кот действовал против своей природы, демонстрируя предельный самоконтроль и удивительную изобретательность, скрывая свою конечную цель. Брем (Brehm) хорошо описывает, как самка кошки выбирает себе самца, а затем притворяется совершенно безразличной к нему и даже яростно борется с ним и сердится, когда он за ней ухаживает. У французов есть поговорка, описывающая женщину, способную на подобные действия. Они говорят: «Elle choisit celui qui devra la choisir» («Она выбирает то, что она должна выбрать»). Если женщина показала свою руку, мужчине будет позволено ставить условия, но скрывая свои цели и притворно проявляя нежелание, она сохраняет контроль. На востоке, когда каждая сторона разыгрывает безразличие, вы можете потратить от двух до семи дней на покупку ковра. Мы склонны считать это человеческой сообразительностью, но на самом деле это из области инстинктивного. Насколько я знаю, представители семейства кошачьих – это единственные животные, которые охотятся таким чрезвычайно хитроумным способом, притворяясь, например, спящими, чтобы обманом вынудить свою жертву считать их безопасными. При этом они демонстрируют управление голодом и жадностью.3 Слонам очень трудно защищать свой молодняк от тигра, который всегда пытается съесть слонёнка в первую неделю жизни, - через неделю или две становится слишком поздно. Слониха остаётся с самцом до тех пор, пока ей не станет ясно, что она беременна; затем она удаляется с другой самкой (по прозвищу «тётя»). Обе они посвящают всё своё время защите слонёнка, который должен родиться, и заботе о нём в первые недели после рождения. Узы (Oozies, бирманские наездники слонов) рассказали, каким образом тигр использует хитрость и обман, пытаясь отвлечь мать и её спутницу (Уильямс, 1956 г., 68).

И всё же мы также должны оставаться в разумной степени бдительными. Юнг говорил, что когда мы достигаем точки доверия своим инстинктам, мы склонны думать, что они могут помочь нам во всём, во всех аспектах нашей повседневной жизни. Но что знает наш инстинкт, или даже Самость, о налогах? Мы можем разрешить кошке-инстинкту помочь нам только там, где мы действительно не видим, что делать.

Как уже упоминалось, коту в истории «Кот в сапогах» нужны сапоги, чтобы отделить его от земли, от таинственной причастности. Здесь мы видим супер-кота, который сочетает предельную смекалку и сообразительность с человеческой точкой опоры. В этом есть что-то духовное. Мы действительно перемещаемся здесь в ультрафиолетовый конец шкалы. Отдельные признаки были и раньше, но сапоги окончательно подтвердили переход в этот конец. В действительности, с этим же явлением мы встречались в Египте, где Бастет появляется с телом человека и головой кошки. По-видимому, воздержаться от съедения куропаток, например, было невозможно без какой-то прокладки между животным и землёй.4

Именно кошка изображена как главенствующее божество на египетском музыкальном инструменте, известном как систр (sistrum). Систр – струнный инструмент, подобный лире, - как никакой другой был связан с религиозным ритуалом и магией с давних пор (Хоуи/Howey, 1981 г., 7). Хоуи (Howey) говорит:

Было высказано предположение, что форма систра происходит от анха (Ankh) – широко известного символа жизни, который носит каждое египетское божество. Или, наоборот, что анх сотворён на основе систра (Sistrum). Плодовитость кошки согласуется с любой из этих теорий. Вознесённый овал, символизирующий женский принцип природы, считается маткой проявившегося Божественного, в то время как вертикальная колонна ручки символизирует соответствующий Мужской принцип. Кошка является верховным божеством, благословляющим мистический союз плодородием и изобилием. (Howey 1981, 27f)

Таким образом, кошка изображена возглавляющей союз противоположностей, хотя, как мы видели на примерах Сехмет и Тефнут, противоположности ещё не примирились и по-прежнему работают по раздельности одна за другой. Но благодаря систру, музыкальному инструменту, очень связанному с чувствами, кошка-божество идёт дальше и даже объединяет основные противоположности, мужскую и женскую, как архетипический образ. Это тесно связано с hierosgamos, «химической свадьбой», то есть с архетипической формой союза противоположностей, которая лежит в самом сердце алхимии и работы жизни К.Г. Юнга. В действительности, он посвятил hierosgamos свой последний шедевр целиком, книгу «Мистерия союза» («Mysterium Coniunctionis»).

Сегодня, когда мы размышляем об исключительном музыкальном представлении, исполняемом кошками в сезон спаривания – музыкальный вокализ, не поддающийся описанию, нам, возможно, это не кажется таким удивительным, что кошка на систре расположена сверху. Нам часто не нравится эта кошачья симфония, и мы даже не прочь выплеснуть кувшин воды на кошку, если она расположится на ночь поблизости от окон нашей спальни. Но сами кошки используют его для своей любовной жизни, а музыку, которую они создают в брачный период, можно назвать хтонической или нижней инстинктивной основой всей любви и эроса. Нравится оно вам это или нет, оно, несомненно, очень земное, и как музыка, – чистое и несомненно кошка.

Музыка систра также была связана с танцами, и это подводит нас к ещё одной особенности поклонения кошке в Бубастисе, которая важна для нас. Торжества были часто схожи с оливковыми дионисийскими празднествами, или даже оргиями, наполненными всем, что мы, к сожалению, потеряли в христианской религии. В частности, в книге «Психология и алхимия» Юнг говорит об изгнании из церкви всех признаков карнавала и игры jeux de paume. Он заканчивает обсуждение, отметив, что изобилие, игра, пафос, веселье и опьянение, которые когда-то прославлялись в хорошо структурированном контексте религиозной практики и совершались жрецами и жрицами, - все были изгнаны, так сказать, в руки дьявола.

Дионисийское начало связано с эмоциями и чувствами, которые не нашли подходящего религиозного выхода в преимущественно аполлоническом культе и укладе христианства. Средневековые карнавалы и игры в церкви были отменены довольно рано, в результате карнавалы стали светскими, и вместе с ними из святых обителей исчезло адресованное Богу опьянение. Остались траур, серьёзность, строгость и сдержанная духовная радость. А опьянение, эта наиболее прямая и опасная форма одержания, отвернулось от богов и окутало мир человека своим изобилием и пафосом. Языческие религии приняли эту опасность, предоставив пьяному экстазу место в своих культах. Гераклит, несомненно, видел, что стоит за этим, когда сказал : «Но Гадис (Hades) – это тот же Дионис, в честь которого они сходят с ума и соблюдают праздник бочки вина». Именно по этой причине оргиям были предоставлены религиозные права, чтобы изгонять опасность, исходящую из преисподней. Наше [христианское] решение, однако, послужило тому, чтобы врата ада распахнулись настежь. (Юнг 1968 г., пар. 182)

Игра отнюдь не бессмысленна, ибо она удовлетворяет очень важную потребность. Когда был основан клуб почти сорок лет назад, одной из первых вещей, которую ввёл д-р Юнг, была игра Аллилуйя, в которой завязанный узлом платок бросали от человека к человеку, стоящему или сидящему в комнате по кругу. Участник, стоящий в центре, пытался поймать «мяч». Это кажется глупой и бессмысленной игрой, но в неё играли нескольких лет, и она часто превращалась в быструю и яростную. Она была очень эффективна для избавления от зажатости и формальности и не позволяла участникам относиться к вещам слишком серьёзно, помогая им оставаться на уровне простого человеческого общения. С другой стороны, она помогала объединению участников и препятствовала тому, чтобы их чувство товарищества развалилось на обычные личные и преходящие интересы. И в этом смысле она служила качеству самости.

Юнг всегда был страстно убеждён, что не следует забывать играть в повседневной жизни. С игривости часто начинается творческая работа, и с неё лучше всего начинать активное воображение. Когда люди играют с материалом и им действительно нравится это, тогда дело начинается правильным образом. Можно вполне согласиться с утверждением Шиллера, что игра стоит в начале всей культуры, поскольку она не имеет практической пользы и поэтому приводит к более человеческим, духовным ценностям. Игра чудесным образом объединяет детей, и взрослых, и даже смешанные группы людей. Такая забава в современном мире частично перенесена в спорт. Люди собираются, чтобы посмотреть, как играют другие, но слишком многие потеряли свою собственную привычку играть. Как упоминалось раньше, в Бубастисе прежде всего игривая сторона кошки была возвышена и прославлялась радостно и даже эротично. Вряд ли можно переоценить важность игривости в инстинкте кошки.

Огромное уважение, даже поклонение, воздаваемое кошке в Древнем Египте, является свидетельством важности этого, во многом забытого, архетипического образа. Когда доктор Якобсон (Jacobsohn) прочитал нам некоторые переводы текстов пирамид на одном из своих семинаров в Институте, по крайней мере во стольких же из этих текстов о кошках упоминалось как о людях. Как уже было сказано, почитание кошек трогательно выражается в многочисленных бронзовых фигурках кошек, найденных на обширном кладбище для кошек в Бубастисе, которое уже существовало во времена двадцать второй династии.

В наши дни, когда девушки полны решимости во что бы то ни стало внешне стать все больше и больше похожими на мальчиков, а нынешнее поколение женщин кажется во многом утратившим связь со своим собственным эротическим началом, ясно, что нам срочно нужен архетипический образ кошки, как никогда прежде. «Призван или нет, он будет там», либо в своём созидательном, либо в разрушительном качестве, согласно Дельфийскому письму. И это зависит он нашего собственного выбора, сделаем ли мы усилие для его осознания, или нет. Если мы не сделаем, он неизбежно погрузится в бессознательное, как Тефнут, и будет вершить свою разрушительную чёрную магию оттуда. Можно даже сказать, что именно этот образ кошки стоит за пагубной склонностью женщин плести бессознательные интриги, о чем я уже много раз упоминала. Я также попытался показать катастрофические последствия бессознательной интриги в главе о произведении «Драгоценная Бэйн» Мэри Вебб (Precious Bane, Mary Webb) в моей книге «Стремление к целостности» (Striving Towards Wholeness, Hannah 1971, 72-104). Это была успешная интрига (Пру заполучила своего ткача). Но сорок лет наблюдения за женскими интригами научили меня тому, что интрига, достигающая своего результата, гораздо более разрушительна для процесса индивидуации, чем интриги, которые терпят неудачу.

Архетипический образ кошки присутствует в каждом из нас. Это более заметно у женщин, поскольку кошка, даже рысь, гораздо более женственна в поведении, чем, например, собака. В мужчинах также присутствует кошка, но у них она больше связана с анимой. Поэтому им не избежать пагубной склонности их анимы-кошки плести интриги. Она, как правило, цепляется за амбиции, власть и деньги, где соблазны велики, а мужчин не назовёшь чересчур осознанными. И тогда, конечно же, Тефнут впутывает их во всякого рода сексуальные отношения и радуется, когда всё заканчивается плачевно. Анима у мужчин гораздо более удалена, и поэтому её сложнее осознать. В действительности, распознание интриг является непременным условием (conditio sine qua non) для осознания мужчинами своей анимы. Для мужчин это – наиболее трудная из всех задач, гораздо более трудная, чем для женщины осознать её анимуса.

Это, прежде всего, задача женщин – осознать архетипический образ кошки, который может быть таким зловещим для них, если позволить ему остаться неосознанным. Мы видели, как много он может сделать для нас, если мы сотрудничаем с ним, как сделал Ра в Египте, или, по крайней мере, полностью осознаём его, доверяясь ему, как сделал сын мельника в истории «Кот в сапогах». Конечно, как мы знаем из изречений Христа, все животные, даже морские рыбы, являются теми, кто ведёт нас в Царствие Небесное, или, в наших терминах, к самости и к связи с абсолютным знанием. Но, пожалуй, кошка – наиболее важный образ, учитывая её склонность уходить за Тефнут в глубины бессознательного и проявляться с худшей стороны во всякого рода вредоносном или даже губительном поведении. Такое худшее проявление, безусловно, очень напоминает времена, в которых мы живём, где интриги плетутся так легко в неосознанной и бессознательной жизни как женщин, так и мужчин, и не только в нас, но даже в мировом масштабе. Всё, что каждый из нас может сделать, это честно работать над архетипическим образом кошки в наших душах. Возможно, тогда каждый из нас сможет добавить «бесконечно малое зёрнышко [на] весы души человечества» (Юнг 1966 г., пар. 449).

Мы слишком быстро и, на мой взгляд, слишком поверхностно прошли четыре качества свечения инстинкта кошки. Мы рассмотрели каждое из них с положительной и отрицательной стороны. Без сомнения, существует множество других качеств. Но, наверное, восьми достаточно, чтобы дать нам представление о сложности образа и об общих направлениях, которые требуются для более-менее адекватной интерпретации кошек, появляющихся во снах или в активном воображении. Надеюсь, я смогла передать, насколько неразумно отмахнуться от образа кошки, навесив на него ярлык, например, как «наша женская природа» или как «анима мужчин».

Я недостаточно осветила, насколько кошка действительно представляет аниму и в какой степени кошка присутствует в нас, - для этого потребовалось бы гораздо больше времени. Во всяком случае, рассмотренные качества дают нам некоторое представление о том, как наш инстинкт кошки может помочь нам в положительном смысле, и том, как, если не контролировать его, он может подвергнуть нас опасности со своей отрицательной стороны. Кот в сапогах сохранил хорошее отношение к своему хозяину, который отдал свои последние деньги за сапоги. Дикий охотник может помочь нам как Ра, рысь, борющийся с тьмой и её вредящей сущностью в нашем бессознательном, или он, как Бастет, может подвергнуть нас опасности потерять нашу энергию в диких необузданных эмоциях. Он может принести нам разрушение, если используется для интриг и чёрной магии, или исцеление, если магия приручена и используется для подлинной, неэгоистичной цели. Он может, как приятная Бастет, успокоить нас и помочь поправить наше перенапряжённое состояние сознания. Или сделать нас ленивыми и коварными, как кающийся кот. Он может увести нас от наших человеческих отношений в пустыню ауто-эротичной изоляции, как Эфиопская кошка. Или он может открыть нам доступ ко всеобщему знанию и сделать нас по-настоящему самодостаточными, как кот в сапогах. Ничто из того, что мы можем сделать для любого человека, может быть более полезным, чем самодостаточность. Это стало бы незаменимой помощью нашей окружающей среде, если бы мы могли принять ответственность за себя вместо того, чтобы обращаются к кому-то другому. В другой раз, когда Юнг обсуждал притчу о несправедливом дворецком (связь несправедливого дворецкого с кошкой очевидна), несправедливый дворецкий удостоился похвалы, потому что он не развалился. Он вёл себя не очень элегантно, это верно, но он сохранил заинтересованность и, благодаря своему уму, сохранил свои корни и сохранил свою самодостаточность. Если мы можем действовать так, как это делал кот в сапогах, не теряя отношений с другими, и даже помогая им, мы действительно можем достичь вершины связи со свечением кошки.

Другие главы перевода

32
1. Введение I. Введение Лекция первая: 26 апреля 1954 года

3 апреля 2014 г.

2. Глава 1. Кошка: биологические данные

3 апреля 2014 г.

3. Глава 2. Кошка: коварство и материнская и природа

3 апреля 2014 г.

4. Глава 3. Кошка: ярость и эмоции

3 апреля 2014 г.

5. Глава 4. Кошка: уютность и лень

8 мая 2014 г.

6. Глава 5. Кошка: независимость и самодостаточность

8 мая 2014 г.

7. Глава 6. Собака: биологические данные

8 мая 2014 г.

8. Глава 7. Собака: друг и предатель

8 мая 2014 г.

9. Глава 8. Собака: проводник и плут

4 июня 2014 г.

10. Глава 9. Собака: страж и вор

4 июня 2014 г.

11. Глава 10. XI. Собака: целитель и пожиратель трупов

4 июня 2014 г.

12. Глава 11. Лошадь: биологические данные

8 июля 2014 г.

13. Глава 12. Лошадь: послушный работник и непокорный дух

8 июля 2014 г.

14. Глава 12. Лошадь: помощник и жертва

8 июля 2014 г.

15. Глава 14. Лошадь: дающая жизненную силу и несущая разрушение

4 сентября 2014 г.

16. Глава 15. Лошадь: паникёр и сверхчувственное восприятие

4 сентября 2014 г.

17. Глава 16. Заключение о кошке, собаке и лошади.

4 сентября 2014 г.

18. Глава 17. Введение в символизм змеи

25 сентября 2014 г.

19. Глава 18. Змея: биологические данные

4 января 2015 г.

20. Глава 19. Змея как демон земли, тьмы и зла

4 января 2015 г.

21. Глава 20. Змея в христианстве

4 января 2015 г.

22. Глава 21. Змея как уроборос цикличной жизни

7 февраля 2015 г.

23. Глава 22. Змея как дух света и мудрости

3 марта 2015 г.

24. Глава 23. Змея как символ призраков и обновления

7 апреля 2015 г.

25. Глава 24. Змея как союз противоположностей и общение с божественным

7 июля 2015 г.

26. Глава 25. Архетипический символизм льва

5 октября 2015 г.

27. Глава 26. Лев как солнечный символ.

5 апреля 2016 г.

28. Глава 27. Лев как символ силы.

8 ноября 2016 г.

29. Глава 28. Лев как символ побуждения, страсти и обладания.

8 ноября 2016 г.

30. Глава 29. Лев: вознесение и преображение.

8 ноября 2016 г.

31. Глава 30. Лев как воскресение и духовная сила.

8 ноября 2016 г.

32. Глава 31. Архетипический символизм быка и коровы

6 декабря 2016 г.

архетипы и символы

Похожие переводы

  class="castalia castalia-beige"